Книга: Загадка Сионских протоколов



Загадка Сионских протоколов

Загадка Сионских протоколов

Есть разные точки зрения на происхождение Сионских протоколов, но на мой взгляд, важно не то, кем они были составлены, а то, что вся история XX века с пугающей точностью соответствует амбициям, заявленным в этом документе

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев)

Введение

Самая страшная трагедия в истории любого народа – это когда он становится заложником богоборческой, античеловеческой системы взглядов, превращается в тупое орудие претворения их в жизнь. В каждом народе есть люди хорошие и плохие, добрые и злые, искренние и равнодушные. Однако богоборческая, античеловеческая система превращает всех их в единую организацию, точнее, организованное стадо, ведомое преступными вождями, а на весь народ ложится их вина.

Вот несколько примеров из истории.

В XIII веке монгольские племена стали заложниками чудовищной идеологии Чингисхана, превратившего их из мирных кочевников в кровожадных и жестоких завоевателей.

Подобную трагедию испытал немецкий народ, жертва бредовых расистских идей Гитлера, сделавшего из культурной нации банду обнаглевших мародеров и насильников.

Заложником богоборческой, античеловеческой системы большевизма в течение двух десятилетий (1917—1937 гг.) был русский народ, ценой огромных жертв перемоловший большевистскую диктатуру.

Но самым типичным примером идеологического заложничества стала значительная часть еврейского народа, которая уже два с половиной тысячелетия не может преодолеть богоборческое, античеловеческое мировоззрение Талмуда, проповедующего расизм, расовую исключительность, «особые» права евреев. Идеология Талмуда предопределила многие трагические события в истории человечества, противопоставив евреев всему миру.

Согласно данным известного исследователя иудаизма Д. Рида, начало истории превращения евреев в заложников богоборческой, человеконенавистнической системы следует отнести к VI веку до Рождества Христова, когда маленькое палестинское племя иудеев (незадолго до того отвергнутое израильтянами) провозгласило расовую доктрину. Согласно ей, евреи объявлялись «избранным» народом, которому рано или поздно предопределено господствовать надо всем человечеством. Теория господствующей расы была объявлена иудейским законом и подробно развита в многочисленных книгах Талмуда. «Секта, подчинившая себе иудейское племя, внешне приняла концепцию единого и всеобщего Бога, внеся ее в Писание только для того, чтобы уничтожить ее, провозгласив новую веру, основанную на ее отрицании. Хотя это делается осторожно, но это отрицание полно презрения. Для учения о господствующей расе такое отрицание было необходимо и неизбежно: раз существует господствующая раса, то она сама – Бог».[1]

Сотни поколений иудеев стали рабами этого богоборческого, расистского закона, определившего главные направления их национальной жизни. Идеи закона воплотились во многих документах иудаизма – от Талмуда до установлении современного государства Израиль, получив самое яркое и характерное выражение в Протоколах сионских мудрецов.

Возникший во второй половине XIX века, этот документ вобрал в себя опыт иудеев-талмудистов в борьбе за мировое господство «избранного» народа. Являясь компиляцией предшествовавших им тайных иудейских документов, Сионские протоколы в форме одновременно политического памфлета и катехизиса излагали политическую программу поведения иудеев среди враждебных им христианских народов (гоев). В этом смысле они близки подобным программным документам XIX – начала XX века, вроде «Коммунистического манифеста» К. Маркса, катехизисов масонских орденов, «Азбуки коммунизма» Н. Бухарина. Это не сухое руководство к действию, а поданный с публицистическим блеском и пафосом призыв к борьбе, ответ на вопрос, что и как делать.

Сионские протоколы часто и бездоказательно объявлялись фальшивкой. Многих, даже добросовестных исследователей смущало то, что их документальное название – «Протоколы» – явно не отвечало публицистическому содержанию. В том-то и дело, что Сионские протоколы никогда не были стенограммой какого-то конгресса или совещания, а являются обобщающим произведением иудейско-талмудической мысли. В сводном виде в них вошло все то, что волновало иудеев-талмудистов: их отношение к христианским народам, желание возвыситься над ними и унизить их во имя своей расовой доктрины.

Сегодня, в конце XX века, когда многое из того, о чем говорилось в Сионских протоколах, воплотилось в жизнь, практически невозможно оспаривать их правоту. Сионские протоколы, – пожалуй, единственный исторический документ, который с неоспоримой точностью раскрывает смысл происходящего в XX веке.

За столетие Сионские протоколы были изданы сотни раз почти на всех языках мира. По объему массовых тиражей они уступают только Библии и сочинениям В. И. Ленина, став одной из самых читаемых книг XX века.

Для русского православного человека появление Сионских протоколов в России освящено именем Святого праведника Иоанна Кронштадтского. Великий Святой благословил издание книги с приложенными к ней Сионскими протоколами, решительно сказав ее автору: «Печатай, книгу будут читать и покупать».[2]

С правдивым словом о зловещих планах идеологов Сионских протоколов в тяжелые для России дни 1905 года выступил русский Святой Владимир (Богоявленский), тогда митрополит Московский и Коломенский. В составленной им при участии епископа Никона (Рождественского) проповеди «Что нам делать в эти тревожные дни?» Святой раскрывал иудейские корни охватившей нашу Родину смуты. Проповедь была зачитана 16 октября во всех храмах Москвы и Московской губернии. Сам Святой Владимир произнес эту проповедь в Успенском соборе Московского Кремля накануне 17 октября, когда Русской Церковью было установлено служение благодарственных молебнов в честь чудесного избавления от смерти Царя Александра III и его семьи во время крушения царского поезда возле станции Борки и накануне Манифеста о «даровании свобод».

Проповедь Святого, опубликованная во многих изданиях, произвела огромное впечатление на русских людей, раскрыв многим из них глаза на суть происходящего в России. Более того, молитвенные призывы Святого митрополита защищать Царя и Святую Русь от преступных заговорщиков разбудили широкие патриотические чувства, подняв на борьбу против врагов Отечества миллионы русских людей. За короткий период – конец 1905 – первая половина 1906 года – поднявшийся русский народ уничтожил несколько тысяч самых активных революционеров-заговорщиков, политических бандитов и террористов, заставив остальных из них бежать за границу.

История Сионских протоколов интереснее самого захватывающего детектива, ибо воплотила в себе все перипетии тайной деятельности иудейских и масонских организаций. Следуя по извилистым тропам иудейско-масонской конспирации, постоянно сталкиваешься с фактами чудовищных преступлений, жестокости, кровожадности. Убийство из-за угла, подлость, роспуск ложных слухов, шантаж, запугивание, вымогательство, подкуп – вот только некоторые методы, которые использовали иудеи-талмудисты, чтобы обмануть и поработить не только еврейский народ, но и все человечество.

Работая над этой книгой, мне удалось найти множество ранее не публиковавшихся документов и материалов по истории Сионских протоколов, хранившихся в архивах России и США. Особый интерес представляют материалы Бернского процесса, посвященного этим протоколам, а также переписка участников этого процесса, подтверждающая, что показания свидетелей и экспертов, оспаривавших подлинность Протоколов, были фальсифицированы и заранее оплачены иудейскими организациями.

Автор благодарит всех лиц и организации, способствовавшие поиску документов и материалов для этой книги и выходу ее в свет. Особую признательность автор выражает хранителям Государственного Архива Российской Федерации (ГАРФ), Центра хранения историко-документальных коллекций (ЦХИДК – бывший Особый Архив СССР), архива Свято-Троицкого монастыря (АСТМ – Джорданвилль, США), архива Гуверовского института (АГИ – Станфорд, США). Огромная благодарность – русским людям в США, не без риска для себя помогавшим мне ознакомиться с деятельностью и личным составом международных еврейских, сионистских и мондиалистских организаций и лож, и в частности Совета по международным отношениям, Трехсторонней комиссии, Бильдербергского клуба, Мирового Форума (Фонд Горбачева), ордена Бнай-Брит.

ЧАСТЬ I

Талмуд и развитие тайной иудейской власти

Глава 1

Предыстория Сионских протоколов. – Изуверская секта фарисеев. Обособление евреев. – Возникновение Талмуда. – Тайное учение иудаизма. – Шулхан-арух.

Предысторией Сионских протоколов является вся история талмудического иудаизма. Протоколы вобрали в себя квинтэссенцию двухтысячелетней борьбы иудеев-талмудистов против Христа и Христианской цивилизации за установление господства над человечеством и физическое уничтожение всех противостоящих воле «избранного» народа. Как мы убедимся далее, Сионские протоколы являются не чем иным, как вольным переложением самых сокровенных мест Талмуда, ставшего для значительной части евреев политической программой взаимоотношений с народами мира.

Задолго до Рождества Христова религиозные установления древних евреев были собраны в Пятикнижии Моисеевом (впоследствии с некоторыми изменениями вошедшим в Ветхий Завет христиан).

Рождение Христа и появление Нового Завета в корне изменили всю духовно-нравственную атмосферу в мире. Каждый живущий на Земле получил шанс спастись для жизни вечной. Многие евреи приняли Спасителя и перешли в Христианство.

Однако на спасительный путь вступила только часть евреев. Другая, находившаяся под влиянием иудаистских сект, оттолкнула руку, протянутую Христом, и заняла позицию, враждебную к Нему.

Хронологически начало создания человеконенавистнической идеологии талмудического иудаизма следует отнести к VI веку до Рождества Христова, когда Иудейское царство перестало существовать, его столица – Иерусалим и главная святыня – храм Соломона были разрушены халдеями, а сами иудеи уведены в плен, где находились около 60 лет. За эти десятилетия иудейские священники вошли в среду халдейских мудрецов – сторонников сатанинско-пантеистической религии. Бог в понятии этих мудрецов не был творцом Вселенной, а как бы сам происходил от мира. Каждая материя, начиная от камня и кончая человеком, обладала в известной степени умом и душой, а Бог был суммой всех этих сознательных и бессознательных душ мира. Так как человек – существо разумное и неизмеримо более совершенное, чем другие, и поглощал наибольшую часть этой божественной сущности, то он и являлся как бы богом окружающего его мира.[3]

Как отмечал русский ученый В. Мокшанский, халдейская философия оказала на евреев сильное влияние. Этим учением, в свою очередь, халдейские мудрецы и положили твердое основание специфическому иудейству, заменив халдейскую религию человеческой гордыни религией расовой гордости. Халдеи учили иудеев, что Израиль создан не для того, чтобы трудиться и воевать, работать и изобретать, как другие народы, а чтобы быть святыней Иеговы. Если он будет соблюдать законы Иеговы, то все остальное приложится ему. Они дали иудеям представление о Иегове как о действительно едином и всемогущем Боге, но стремящемся лишь к собственной славе, возвестить которую всему миру он хочет через иудейский народ, почему он милостив только к иудеям, для всех же других народов он Бог жестокий, и эти народы подлежат уничтожению.

Вначале это расистское учение иудейские священники держали в тайне даже от своего народа. Для сохранения изуверской идеологии среди охалдеевшейся части иудейских священников возникла секта фарисеев.

Немногочисленные, но тесно спаянные, обязывавшие своих членов строжайшим сохранением тайны, фарисеи неустанно преследовали двойную цель: овладеть политической властью и постепенно склонить убеждение народа в пользу их тайного учения. Они вполне достигли обеих этих целей. Они захватили в свои руки судебные учреждения, господствовали над Синедрионом и имели такое влияние, что судьи и даже сами священники, составлявшие высший класс народа, во всем от них зависели. Обладание большинством высших религиозных должностей и большинством голосов в Синедрионе давало им возможность властно истолковывать закон.[4]

Еще в века, предшествовавшие явлению Христа, фарисеи внушили народу инстинктивное отвращение ко всему неиудейскому, дали представление о человеческой природе мессии как царе мирском, истребителе всех неиудеев, а разъяснения Пророков о загробной жизни заменили учением о переселении душ, заимствованном у халдеев.

Со времен падения Иерусалима евреи, не принявшие Христа, постепенно отходят от Пятикнижия Моисеева, заменяя его различными религиозными нововведениями, полностью исказившими смысл Завета, данного Богом Моисею. Обозленные на Христа и Его Учение и, по сути дела, ставшие на сторону сатаны раввины стали толковать и комментировать истинное Пятикнижие в извращенном виде. Эти извращенные толкования и комментарии Высшего Закона собраны в сборнике, получившем название Талмуд.

Фактически иудейские раввины и сектанты-фарисеи произвели религиозно-политический переворот, лишив большую часть еврейского народа истинного Слова Божия.

Талмуд до того исказил смысл Моисеева законодательства, что оно стало неузнаваемым.

Первоначально Талмуд ходил среди евреев в виде разрозненных устных преданий и тайных свитков, до тех пор пока во II веке раввин Акиба не собрал их воедино. Однако все эти тайные знания Акиба не записал, а выучил наизусть и устно передавал их своим ученикам. Конечно, главной тайной, которую евреям до поры до времени запрещалось даже записывать на свитке, являлось их отношение к другим народам, образ поведения в общении с ними. По тайным религиозным установлениям, иудеям запрещалось предавать письму и обнародовать то, чему их учили изустно.[5]

Однако, по еврейскому преданию, родившийся в день смерти Акибы раввин Иегуда (Иуда) получил, по-видимому, негласное разрешение от иудейского Синедриона обнародовать многое из тайных иудейских знаний. Отринувших Христа иудейских владык беспокоило, что многие евреи стали переходить в Христианство, осуждая своих единоплеменников за вражду ко всему остальному миру. Иудейский Синедрион торопится издать сборник тайных знаний иудеев – Талмуд, чтобы отделить их от других народов, придав ему «божественный» авторитет, исполнение которого выше Закона Моисея, принимаемого христианами.

Примерно в 180 году раввин Иегуда составляет так называемую Мишну – огромный учебник, в котором были собраны все галахи (законоположения), охватывавшие право, богословие и мораль иудеев.

За составлением Мишны последовало составление Гемары – комментариев к Мишне. В Гемаре были собраны прибавления под названием «агады», заключавшие в себе стихотворения, аллегории и дополнительные постановления.[6]

В целом же Мишна и Гемара получили название Талмуда, появившегося на свет в двух редакциях – Иерусалимской и Вавилонской.

Талмуд Иерусалимской редакции (вышел в свет около 469 года в 36 томах) был приведен в порядок и просмотрен раввином Иохананом; Талмуд Вавилонский (вышел в свет около 505 года в 12 томах) собран раввинами Абиной и Асси.[7]

Талмуд (в обеих редакциях) в течение более тысячи лет был по-настоящему известен лишь раввинам и узкому кружку избранных. Широкая иудейская масса получала от раввинов только те тайные сведения, которые им полагалось знать. Тайные установления Талмуда передавались евреям устно. Только в 1565 году в Венеции иудейская власть разрешила издать сочинение раввина Иоаселя Каро под названием Шулхан-арух, в котором содержались основные установления Вавилонской редакции Талмуда, вполне раскрывавшие мировоззрение иудаизма. На несколько веков Шулхан-арух стал настольной книгой для большинства иудеев, популярным сводом правил общежития и законов для всех евреев.

Известный иудейский ученый Элленбергер отмечал, что Шулханарух «был признан всеми раввинами за единственный удобоприемлемый свод законов и благодаря изобретению книгопечатания через многократные издания получил всеобщее распространение».[8]

Как отмечает тот же иудейский ученый, «с тех пор как Шулхан-арух пустил корни и во всех странах был оценен и утвержден евреями в качестве единственного законодательного руководства, Талмуд утратил свое первоначальное значение и во многих местах был сдан в архив. Здесь он изучается лишь духовными лицами, служит предметом исследования только для раввинов и еврейских теологов, исключительно ради познания источников. Светский же еврей нашего времени знает Талмуд разве что по названию, так как он не в состоянии даже прочитать его. Шулхан-арух вот уже в течение трех столетий составляет единственную книгу законов для евреев и есть наш катехизис. Ввиду всего изложенного необходимо заключить, что название «еврей-талмудист», строго говоря, не имеет теперь смысла, ибо таковых почти не существует вот уже в течение трехсот лет. Нынешние же евреи, по крайней мере в огромном большинстве, евреи шулхан-арухисты».



Главной целью Шулхан-аруха, как и Талмуда, было популяризировать идею обособленности евреев от других народов, консолидировать их в особую неформальную организацию, объединенную общими притязаниями на «племенную исключительность», «избранность», «необыкновенную талантливость» по сравнению с другими народами. Талмудические идеи Шулхан-аруха внушали иудеям, что они единственные законные повелители человечества якобы по праву, данному им от Бога.

Распространявшие среди евреев Шулхан-арух иудеи-талмудисты сделали все, чтобы отделить себя от других народов, противопоставить всему человечеству.

В ранге «священных» догматов талмудисты навязали еврейскому народу множество унизительных мелочных ограничений и предписаний в отношении различных обрядовых омовений, запретов есть с иноверцами из одной посуды и употреблять особую пищу. За нарушение этих постановлений иудеям грозили страшными карами (вплоть до смерти).

Содержание Шулхан-аруха практически не было известно христианам вплоть до конца XIX века. Только в 1883 году в журнале «Вестфальский Меркурий» было опубликовано исследование крещеного еврея Бримана, выступившего под псевдонимом Юстус, в котором впервые для широкой публики были переведены на немецкий язык 100 самых характерных законов Талмуда. Со стороны иудейских организаций делалась попытка дискредитировать это исследование, обвинив автора и редактора журнала в подлоге. Однако на основании заключения авторитетной экспертизы правильность перевода законов Талмуда была установлена неопровержимо. Иск иудейских организаций был отклонен, как необоснованнный и злонамеренный. Эксперт – видный исследователь иудаизма доктор Карл Эккер впоследствии издал материалы своей экспертизы отдельной книгой, которую мы используем в следующей главе.[9]

Для правильного понимания многих иудейских текстов, которые я буду в дальнейшем приводить в своей книге, следует уяснить понятия, которые используют талмудисты в отношении всех, не принадлежащих к их среде.

Приведем полное толкование этих понятий, сделанное доктором К. Эккером.

Словами «гой», «нохри», «акум», «обед-элилим» и «кути» раввины называют всех неевреев.

Гой – по-еврейски народ – в Библии редко употребляется по отношению к Израилю, например Исх. 19, 6; чаще применяется к иноплеменникам, например Втор. 28, 36, 49-50; употребляется и в значении «языческий народ», например Пс. 2, 1. В позднейшем же, талмудическом словоупотреблении гой стал означать уже не целый языческий народ, а отдельный индивидуум. Женский род – гоя.

Нохри – чужой, чужеземный, иноземец, в противоположность Израилю язычник, например Ис. 2, 6 (женский род – нохриф).

Акум – сокращение, составленное из начальных букв халдейских слов «аобде кохабим умасулоф», что означает «поклонники (поклонение) звезд и планет».

Обед-элилим – идолопоклонники.

Кути, кутийцы – народ, переселенный ассирийским царем Салманассаром в царство Израильское и через смешение с остававшимися там израильтянами образовавший племя самарян (ср.: Цар. 17, 24, 30); женский род – кутит (ср.: Талмуд Хуллин 6а).

Для раввинов не существует никакой разницы между этими словами. В разных книгах, в тексте одних и тех же законов они вполне заменяют друг друга. С другой стороны, все законы перешли в поименованные выше сборники из Талмуда и если чем и отличаются друг от друга, то только терминами для выражения понятия о «нееврее».

Законы Талмуда рассматривают христиан как идолопоклонников. Вот несколько примеров, подтверждающих это.

В Талмуде Абода зара (7б) Воскресение Христово причисляется к «праздникам идолопоклонников»; в том же талмудическом трактате (27б) рассказывается, как ученик Иисуса по имени Иаков хотел во Имя Его исцелить сына сестры рабби Измаила, укушенного змеей, но рабби Измаил не допустил этого, потому что нельзя лечиться у еретика. Одним листом раньше (26б) говорится: «Кто еретик? Тот, кто предается идолопоклонничеству».

Талмуд Саббат (116а) говорит: «Рабби Меир называет книги еретиков «Авон гиллайон», т. е. «Беда на пустой бумаге», потому что они сами называют их Евангелием».

У Маймонида Абода зара 1, 3 гласит: «Знай, что назареи, блуждающие по следам Иисуса, хотя их догматы различны, тем не менее все идолопоклонники и что с ними надо поступать, как подобает с идолопоклонниками… Так учит Талмуд».

В Шаалоф Утшубоф Хафам Зофер, отдел Иоре де'а CXXXI, читаем: «Не подлежит сомнению, что его (современного гоя. – О.П.) богослужение есть настоящее идолопоклонство». То же самое говорит Рамбам в Гилхоф Маахалоф аз'уроф XI, 4.

В «Хагахоф Ашер Абода зара» III, 5 сказано прямо: «Крест принадлежит к идолопоклонству».

Раббену Ашер пишет в Абода зара IV, 1: «Серебряная чаша, которую христианский священник держит в руках, и кадило, которым он окуривает, принадлежат к идолопоклонству».[10]

Глава 2

Самый страшный документ всемирной истории. – Ненависть к человеческому роду. – Евреи – «высшие существа». – Гои равны животным. – «Право» господствовать над миром. – Враги иудеев будут уничтожены.

Перейдем к непосредственному рассмотрению, пожалуй, самого страшного документа всемирной истории – основных законов Талмуда, собранных в Шулхан-арухе. Эти античеловеческие законы послужили причиной трагедии многих представителей еврейского народа, так как, по сути дела, превратили определенную его часть в неформальную преступную организацию, противостоящую по расовому признаку всему остальному человечеству. «Я думаю, – писал И. Г. Фихте, – что иудаизм столь ужасен потому, что он основан и выстроен на глубокой ненависти ко всему человеческому роду». Расовый, человеконенавистнический характер законов иудаизма может быть сравним только с некоторыми расистскими документами фашистской Германии.

Для полноты и точности картины и последующего анализа этих законов приведем их в двух переводах – обобщенном (а иногда и просто в пересказе) Бримана (Юстуса) и дословном доктора К. Эккера[11], который исправляет некоторые неточности перевода Бримана. В целом оба эти варианта дополняют друг друга и дают представление об иудейскоталмудической идеологии.

Закон 1

«Еврею не дозволяется продавать акуму (христианину) одежду, на которой есть цицы (кисти по краям одежды, надеваемой евреем при утренней молитве, см. Числ. 15, 38).[12] Он не должен отдавать акуму подобной одежды даже в залог или хотя бы для того, чтобы тот временно оставил ее у себя, потому что, когда акум будет иметь такую одежду, тогда надо опасаться, как бы он не обманул еврея, говоря, что он тоже еврей, если бы тогда еврей доверился ему и один отправился бы с ним путешествовать, то акум убил бы его».[13]

Орах-хайим 20, 2.

«Нельзя продавать акуму верхнее платье с (ритуальными) кистями; он может на пути пристать к еврею и убить его; даже отдавать под заклад или на хранение акуму верхнее платье с кистями воспрещено, за исключением разве того случая, когда оно дано на короткое время, так что не приходится опасаться этого».

Закон 2

«Все, что еврею необходимо для богослужения, как, например, помянутые выше кисти и т. п., может изготовлять только еврей, а не акум, потому что это должно быть изготовлено людьми, акумы же не должны рассматриваться евреями как люди».

Орах-хайим 14, 1.

«Кисти, изготовленные акумом, не годятся, потому что написано: «Объяви сынам Израилевым» (Чис. 15, 38), т. е. за исключением акумов».[14]

Иебамоф 61а.

«Могил акумов не оскверняют, когда нагибаются над ними, потому что говорится: «Но вы – овцы Мои, овцы паствы Моей, вы – человеки»; вас называют человеками, акумы же таковыми не называются».[15]

Закон 3

«Молитву Кадиш (она начинается словами: „Иифгаддал вейифкаддаш“, т. е. „Вознесен и освящен“, отсюда – и само название «Кадиш») дозволяется читать лишь там, где десять евреев находятся вместе, а это должно быть таким образом, чтобы ни одна нечистая вещь, как, например, навоз или акум, не разделяла их друг от друга».[16]

Орах-хайим 55,20.

«Если десять (евреев) в одном месте (вместе) и читают молитву Кадиш или Кедуша, то может отвечать (говорить «аминь») и один из тех, кто не принадлежит к ним. Иные считают необходимым, чтобы (их) не разделял кал или акум».

Закон 4

«Когда попадется навстречу акум с крестом, тогда еврею строго запрещается наклонять голову, хотя бы именно в эту минуту он молился. Если бы даже в своей молитве он дошел до такого места, где ему необходимо преклонить голову (в молитвах евреев есть некоторые места, где они обязательно наклоняют голову[17]), то он все-таки должен избежать этого».

Орах-хайим 113, 8.

«Когда кто-нибудь (само собою разумеется, из евреев) молится и ему навстречу идет акум с крестом в руках и он (еврей) дошел до места (в молитве), где обыкновенно поклоняются, то он не должен наклоняться, хотя бы его мысли и были (исключительно) обращены к Богу».

Закон 5

«И теперь, когда в Иерусалиме нет уже ни храма, ни жертвы, сыны Аарона, первосвященника, должны пользоваться среди рассеянных евреев известными отличиями и почестями перед остальными евреями и всегда обладать правом благословлять (евреев) в каждый праздник. Но, когда кто-либо из детей такой семьи сделается акумом, тогда вся семья осквернена, а потому лишается этого священнического права».[18]

Орах-хайим 128, 41, Хага.

«Некоторые говорят, что когда у него (когена) есть дочь, которая перешла к акумам или развратничала, то никто не обязан уважать его, так как она осквернила его».

Закон 6

«Еврей, сделавшийся акумом, проклят[19] до такой степени, что даже когда он жертвует в синагогу свечи или же нечто подобное, то принимать их воспрещено». [20]

Орах-хайим 154, 11, Хага.

«Если кто-нибудь, который перешел к акумам, дарит воску или свечей для синагоги, то запрещено зажигать их».

Закон 7

«Молитву Симун (еврей читает ее после обеда, в конце молитвы благословляется и хозяин дома) нельзя читать в доме акума, дабы не благословился и акум».[21]

Орах-хайим 193, 3, Хага.

«Обыкновенно не читают общую застольную молитву[22] в доме акума. И мне кажется, что причина этого лежит в том, что нельзя иметь установленный обед [23] в доме акума из боязни перед ним же. Отсюда выходит, что как будто поели без (того, чтобы) это (был) установленный обед. Дальнейшая причина лежит в том, что можно опасаться возмездия, если изменяешь текст благодарственной молитвы и не говоришь: „Да благословит Милосердный хозяина дома сего!“»

Закон 8

«За каждое ощущение благоухания еврей обязан прочесть Бераху краткую благодарственную молитву, кроме тех случаев, когда пряности или нечто благовонное уже побывали в отхожем месте для устранения дурного запаха, или же когда благовония находились в руках блудницы, которая употребляет духи с целью соблазна людей к греху, или же, наконец, когда благоухающие вещества принесены из капища (акумов), тогда запрещено произносить Бераху за благоухание, потому что оно уже осквернено отхожим местом, блудницею или капищем (акумов)».[24]

Орах-хайим 217, 4.

«Над благовониями блудницы, например пачкой пряностей, висящей на ее шее, или же над той, которую она держит в руках или во рту, нельзя читать благодарственной молитвы, потому что запрещено даже нюхать их, ибо это, пожалуй, могло бы соблазнить поцеловать ее или же придвинуться слишком близко к ее телу».

Там же, 217, 5.

«Над благовониями идолопоклонства нельзя читать благодарственной молитвы, потому что запрещено и нюхать их».

Закон 9

«Проходя мимо разоренного храма акумов, каждый еврей обязан произнести: „Слава Тебе, Господи, что Ты искоренил отсюда этот дом идолов“.[25] Когда же еврей проходит мимо еще нетронутого храма, тогда он должен сказать: „Слава Тебе, Господи, что Ты длишь свой гнев над злодеями“. [26] А когда он видит 600 000 евреев вместе, то обязан говорить: „Слава Тебе, Премудрый Боже!“; когда же он видит собрание акумов, тогда он обязан произнести: „В большом стыде будет мать ваша, покраснеет родившая вас“ (Иер. 50, 12).[27] Когда еврей проходит мимо еврейского кладбища, то ему следует говорить: „Слава Тебе, Господи, что Ты столь праведно создал их“, а перед кладбищем акумов он должен сказать: „В большом стыде будет мать ваша и т. д.“ [28] Когда еврей видит хорошо выстроенные дома акумов, он должен говорить: „Дома надменных разорит Господь“, но, когда он видит развалины дома акума, он должен произнести: „Господь есть Бог отмщения“».

Орах-хайим 224, 1.

«Кто видит статую Меркурия или другой предмет идолопоклонства, (тот) обязан говорить: „Хвала Тебе, Господи Боже наш, Царь вселенной, за долготерпение, Тобою оказываемое нарушителям Твоей воли“».

Там же, 224, 2.

«Кто видит место, где было искоренено, (тот) обязан произнести, когда это в стране Израиля: „Хвала Тебе, Господи Боже наш, Царь вселенной, Который искоренил идолопоклонство из страны нашей“. Когда же это происходит в чужой стране, он должен сказать: „…Который искоренил идолопоклонство из этого места!“ И он говорит в обоих случаях (далее): „Как Ты искоренил его из этого места, так искорени повсюду и обрати сердца идолопоклонников к служению Тебе!“»

Там же, 224, 5.

«Кто видит 600 000[29] израильтян вместе, должен говорить: „Хвала Тебе, Господи Боже наш, Царь вселенной, ведающий сокровенные тайны“. Но если это идолопоклонники, то он должен сказать: „В большом стыде будет мать ваша, покраснеет родившая вас [30]; вот будущность тех народов – пустыня, сухая земля и степь!“» (Иер. 50, 12).

Там же, 224, 12.

«Кто видит могилы израильтян, должен говорить: „Хвала Тебе… Который справедливо создал вас“[31] и т. д., а над могилами акумов он должен говорить: „В большом стыде будет мать ваша…“»

Там же, 224, 11.

«Кто видит дома акумов[32], должен говорить, когда в них живут: „Дома надменных разорит Господь“ (Притч. 15, 25). А если эти жилища опустошены, то: „Боже отмщений, Господи, Боже отмщений, яви Себя!“» (Пс. 93, 1).

Закон 10

«Вечером, накануне шабаша каждый еврей, увидев освещение, обязан говорить: „Слава Тебе, Господи, Создавшему свет“, но, где свет выходит из храма акумов, там воспрещено благодарить Бога за пользование таким светом».[33]

Орах-хайим 298, 5.

«Нельзя читать благодарственную молитву над светильниками идолопоклонства».

Закон 11

«В шабаш строго запрещается еврею покупать либо продавать. Однако же разрешается купить у акума дом в Палестине и в этом случае позволено даже писать (акт), чтобы в Палестине было одним акумом меньше, а одним евреем больше».[34]

Орах-хайим 306, 11.

«В земле Израиля дозволено купить у акума дом хотя бы и в шабаш – и подписывают, и представляют в присутственные места[35], а именно (Хага) в их, т. е. акумовы, присутственные места, и (подписывают) на их языке, потому что это (т. е. вообще совершение актов в шабаш) запрещено лишь раввинами [36]; того же, чтобы земля Израиля населялась, они не запрещали».

Закон 12

«Всякая работа в шабаш, которую можно совершить для спасения еврея от смерти, не только дозволена, но даже обязательна. Когда, стало быть, в шабаш дом или куча камней обрушится на еврея, тогда дозволено убирать эту кучу и спасти жизнь еврея, лежащего под нею. Даже когда несколько акумов лежат вместе с евреем под этою кучею и акумы, если бы мы спасли еврея, спаслись бы также (а это именно, т. е. спасение акума от смерти, даже в будень, как мы увидим далее (ср. закон 50), считается большим грехом), все-таки, чтобы спасти еврея, надо убрать кучу камней».[37]

Орах-хайим 329, 2.

«При спасении жизни не надо обращать внимания на (то, из кого состоит) большинство».

Закон 13

«Еврейской акушерке не только разрешено, но она обязана в шабаш помогать еврейке и при этом совершать все, что при иных условиях осквернило бы шабаш. Наоборот, помогать акумке[38] (христианке) запрещается даже [39], когда это возможно бы сделать без осквернения шабаша, ибо она должна рассматриваться лишь как животное». [40]

Орах-хайим 330, 2.

«Нельзя в шабаш оказывать акумке помощь при родах даже чем-нибудь таким, в чем отнюдь нет нарушения святости шабаша».

Закон 14

«Накануне Пасхи (в последний вечер перед Пасхой) каждый еврей обязан читать молитву Шефох (в которой взывают к Богу, чтобы Он излил свой гнев на гоев). И если евреи прочтут молитву с благоговением, то Господь, без сомнения, услышит их и пошлет Мессию, который изольет свой гнев на гоев».[41]

Орах-хайим 480, Хага.

«Некоторые говорят, что читать (молитву) „Пролей гнев Твой и т. д.“ необходимо перед „Не нам, Господи“[42] и открывать двери, дабы не забывалось, что это ночь бдения. [43] В награду за такую веру придет Мессия и прольет свой гнев на акумов».

Текст молитвы Шефох гласит:

«Пролей гнев Твои на народы (гойим), которые не знают Тебя, и на царства, которые имени Твоего не призывают: ибо они пожрали Иакова и жилище его опустошили» (Пс. 78, 6, 7).

«…Излей на них ярость Твою, и пламень гнева Твоего да обымет их!» (Пс. 68, 25).

«Преследуй их, Господи, гневом и истреби их из поднебесной» (Плач. 3, 66).

Закон 15

«В праздники, когда запрещается всякая работа, запрещено и стряпанье; каждому разрешается изготовлять, лишь сколько ему необходимо для еды.[44] Тем не менее, когда ему надо готовить для себя, дозволяется в тот же горшок прибавить кушанья и больше, чем нужно для него самого, даже если прибавляемое назначено для собак, потому что мы обязаны давать жить и собакам. [45] Прибавлять же кушанья для акума строго запрещается, так как мы не обязаны давать ему жить».



Орах-хайим 512, 1.

«В праздничные дни[46] нельзя варить для акума. Поэтому запрещено и приглашать его: может, ради него сварили бы больше. Но (запрещено) приглашать его (Хага) только в свой (еврея) дом, а посылать ему в его (акума) дом через акума же дозволено».

«Однако разрешается давать с собою пообедать своему слуге и служанке, посыльному, присланному (к еврею), (равно как) и акуму, который от себя (без приглашения) пришел, ибо мы тогда не можем опасаться, что (было) больше сварено для него» (Хага). «И дозволено больше сварить для своего слуги и служанки в том же горшке, в котором варят для себя, но (варить) для другого акума запрещается во всяком случае».

«Когда еврей печет хлеб в печи акума и один из хлебов должен быть отдан ему, то до испечения нельзя предназначать какой-нибудь (определенный) хлеб для акума, потому что тогда он (еврей) пек бы (именно) для акума, между тем как он повинен сперва испечь без назначения (какого-нибудь хлеба для акума) и лишь потом уже отдать ему (акуму)».

Там же 512, 2.

«Когда солдаты (акумы) дают муку? еврею, чтобы он испек им хлеб, то дозволяется печь для них, если они ничего не имеют против того, чтобы он дал отсюда немного маленькому (еврейскому) ребенку».[47]

Там же 512, 3.

«Запрещено варить и печь (специально) для собак, но дозволено брать пищу и давать им».

«Далее дозволено в том горшке, в котором варят для себя, прибавлять пищу и для собак, даже в том случае, когда есть что-нибудь другое, что можно было бы отдать собакам, если бы явилось (такое) желание».

Талмуд Беца 21б.

«Почему ты считаешь нужным причислять собак к „вам“ (т. е. к тем, для которых вы можете варить), а акумов исключаешь? Я причисляю собак потому, что ты обязан их кормить, и я исключаю акумов потому, что кормить их ты не обязан».

Закон 16

«Во время Холгамоэда (праздника евреев, отмечаемого весной и осенью) всякая торговая деятельность строго воспрещается, однако дозволено ростовщичествовать с акумом».[48]

Орах-хайим 539, 13.

«Ссуда денег акумам за проценты дозволена лишь (акумам), обыкновенно берущим у него (еврея) взаймы, ибо это такое дело, которого он иначе мог бы лишиться. Тем же (акумам), которые обыкновенно не берут от него взаймы, она также дозволена, но под условием, чтобы он (еврей) взял проценты только за первую неделю и их истратил на доставление себе удовольствия в праздник».

Закон 17

«Когда где-нибудь появится чума, вследствие чего много людей становятся жертвою эпидемии, тогда евреи должны собираться в синагоге и, не евши и не пивши, весь день молиться, чтобы Иегова сжалился над ними и избавил их от чумы. Когда же чума появилась среди животных, тогда этого делать не надо, за исключением того случая, когда она возникла среди свиней, так как их внутренности походят на внутренности людей, а также когда чума появилась среди акумов».[49]

Орах-хайим 576, 3.

«Когда чума среди свиней, то надо смиряться, потому что их (свиней) внутренности походят на внутренности человека, и тем более надо смиряться, когда чума появляется среди акумов, а не среди евреев».

Закон 18

«В праздник Амана все евреи должны читать благодарственную молитву „Арур Аман“, в которой говорится: „Да будет проклят Аман и все акумы и да будут благословенны Мардохей и все евреи“».[50]

Орах-хайнм 690, 16.

«Надо говорить: „Да будет проклят Аман, да будет благословен Мардохей; да будет проклята Зерешь[51], да будет благословенна Есфирь; да будут прокляты все акумы, да будут благословенны все евреи!“»

Закон 19

«Всякий бет-дин (т. е. присутствие под председательством главного раввина) может приговорить к смертной казни[52] даже и в наше время, и притом всякий раз, когда признает это нужным, хотя бы преступление само по себе [53] и не заслуживало смертной казни».

Хошен га-Мишпат 2, 1.

«Каждый бет-дин[54], даже если они (судьи) назначены не в Палестине, когда он видит, что народ из себя выходит (Хага) и что этого требует данный момент, имеет власть приговорить к смертной казни, к денежному штрафу или же к какому-нибудь иному наказанию, даже в том случае, где нет явных доказательств (Хага). Они (т. е. судьи бет-дина) имеют власть поступать как им заблагорассудится, дабы положить предел необузданности народа».

Закон 20

«Когда два еврея заспорят между собою из-за денег или других вещей и принуждены будут обратиться к суду, тогда они должны отправиться в бет-дин (раввинское присутствие) и подчиниться его решению.[55] Но им не дозволяется обращаться к акуму или искать своего права перед королевским судом, где акумы состоят судьями. Если даже их (акумов) закон тождествен с законом раввинов, то и тогда это тяжкий грех и ужасное богохульство. Кто тем не менее нарушит изложенное предписание, отыскивая свое право вместе с другим евреем перед судом акумов, того бет-дин обязан исключить из общины (т. е. подвергнуть проклятию) до тех пор, пока он не освободит своего ближнего (еврея) от своего иска». [56]

Хошен га-Мишпат 26, 1.

«Запрещается вести процесс перед судьями акумов и в их судах даже в таком деле, где они решают так же, как и по еврейским законам; это запрещено даже и в том случае, если обе стороны согласны судиться перед ними (акумами). И каждый, кто выражает намерение вести свое дело перед ними (судьями-акумами), есть злодей и рассматривается точно так, как будто он поносил и надругался или поднял руку против Торы Моисея, нашего Учителя, да будет мир над ним!» (Хага) «И бет-дин имеет власть (лежит в его руке) проклинать и подвергать его анафеме, пока он не снял руки акумов со своего ближнего».

Закон 21

«Не подобает еврею быть свидетелем со стороны акума против другого еврея.[57] Поэтому, когда акум взыскивает деньги с еврея, а еврей отрицает свой долг акуму, тогда другому еврею, который знает, что акум прав, запрещено быть свидетелем в его пользу. Когда же еврей нарушил это предписание и стал свидетелем со стороны акума против еврея же, тогда бет-дин обязан исключить его из общины (т. е. подвергнуть его анафеме)».

Хошен га-Мишпат 28, 3.

«Когда акум имеет требование к еврею и существует (другой) еврей, который может показать за акума против еврея, причем, кроме него, нет свидетелей, акум же приглашает еврея дать за него показание, то, если это происходит в таком месте, где, по закону акумов, деньги могут быть присуждены на основании одного свидетельского показания, (упомянутому) еврею давать показание за него (акума) воспрещается; если же еврей такое показание тем не менее даст, то на него следует наложить проклятие».

Закон 22

«Свидетелем может быть лишь тот, кто обладает некоторою человечностью и честью; но кто свою честь кидает вон, например тот, кто голым выходит на улицу или тот, кто (открыто) просит милостыню у акума, когда это можно сделать втайне (т. е. устраиваться без огласки, по мере надобности), тот уподобляется собаке, так как он ставит свою честь ни во что – следовательно, не способен быть и свидетелем».[58]

Хошен га-Мишпат 34, 18.

«По мнению раввинов, презренные не способны давать показания в качестве свидетелей. Таковы, например, те, кто ест публично на улице, на глазах у всех, те, кто ходит по улице нагишом, занимаясь грязною работою, и тому подобные люди, которые не считают стыд ни во что. Все они рассматриваются как собаки, и им ничего не стоит дать ложное показание. К этой же категории принадлежат и те, которые публично принимают милостыню от акумов, хотя они имеют возможность прокормить себя втайне; они делаются презренными и не обращают на это внимания. Все эти не способны (выступать) свидетелями, по мнению раввинов».

Закон 23

«Свидетелями могут считаться лишь те, которые именуются людьми.[59] Что же касается акума либо еврея, который сделался акумом и который еще хуже (природного) акума, то они никак не могут считаться людьми – стало быть, и их свидетельские показания лишены всякого значения» (ср. закон 2).

Хошен га-Мишпат 34, 19.

«Гой и раб не способны давать свидетельские показания».

Закон 24

«Когда еврей держит в своих когтях акума (в халдейском варианте стоит выражение “ма'аруфия”, т. е. обдирать, беспрестанно обманывать, не выпуская из когтей), тогда дозволяется и другому еврею ходить к тому же акуму, ссужать ему в долг и, в свою очередь, обманывать его так, чтобы акум наконец лишился всех своих денег.[60] Основание в том [61], что деньги акума суть добро, никому не принадлежащее, и первый, кто пожелает, тот и имеет полное право завладеть ими».

Хошен га-Мишпат, 156, 5, Хага.

«Когда еврей имеет в акуме “хорошего покупателя”, т. е. (в такой) местности, где полагают, что другим запрещено чинить ему конкуренцию или вести с этим акумом дела; но есть (другие) местности, где не (так) судят и некоторые дозволяют другому еврею ходить к тому же акуму ссужать ему деньги, делать с ним дела, обманывать его и отбирать (его деньги), потому что деньги акумов суть как добро бесхозяйное (никому не принадлежащее), и каждый, кто пришел первым, завладевает им. Иные же запрещают это (т. е. еврею делать конкуренцию другому еврею)».

Закон 25

«Граждане (т. е. евреи) одной общины имеют право запрещать купцам из других местностей приходить к ним и продавать товары дешевле, за исключением того случая, когда товары иногородних лучше, нежели у местных жителей.[62] Тогда последние не могут запретить это, так как покупатели получили бы лучший товар. Но это может быть, разумеется, допускаемо лишь там, где покупатели также евреи. [63] Там же, где покупатели – акумы, там иногородним можно запретить, и это потому, что дозволение сделать акуму добро считается грехом; ведь у нас (евреев) признается за основное правило [64], что можно бросить кусок мяса собаке, но отнюдь не дарить его нохри (христианину), так как собака лучше нохри (христианина)».

Хошен га-Мишпат 156, 7, Хага.

«Некоторые говорят, что закон, в силу которого граждане одного города могут запретить гражданам другого города (приезжать к ним с товарами), имеет силу лишь там, где покупатели не терпят убытка, а именно когда они (иногородние) продают, как остальные торговцы этого города, и когда их товар не лучше, чем у сих последних. Но, когда они продают дешевле или когда их товар лучше, вследствие чего покупатели имеют от них (иногородних) барыш, тогда торговцы города не могут запрещать это, однако лишь под условием, чтобы покупатели были евреи; если же имеют от этого выгоду акумы, тогда нет (т. е. местные, безусловно, могут запретить это иногородним)».

Закон 26

«Когда у еврея в деле служит приказчик, с которым он заключил сделку, чтобы все, что тот найдет, принадлежало хозяину, и приказчик обманул акума через вовлечение его во вторичную уплату ранее погашенного тем же акумом долга или же обсчитал акума и т. п., тогда этот барыш принадлежит хозяину, потому что подобные барыши должны быть рассматриваемы как найденные вещи (собственность же христиан считается евреями добром, никому не принадлежащим, – стало быть, евреи могут брать, сколько им удастся захватить)».[65]

Хошен га-Мишпат 176, 12, Хага.

«Когда кто-нибудь уговорился с кем-нибудь, чтобы он торговал его деньгами и чтобы все сим последним найденное принадлежало ему (хозяину) и он (приказчик) получает от акума уже раз уплаченный долг, тогда это относится к категории “найденных вещей”, ибо каждый погашенный вексель ничего больше, как клочок бумаги. Поэтому, кто опять вернул акуму такие деньги, тот не обязан вознаграждать за них своего хозяина, и это даже прямо дозволено (т. е. вернуть нееврею его деньги)».

Закон 27

«Когда еврей пошлет к акуму за деньгами нарочного и тот обманет акума, взяв с него больше, чем следовало, тогда это принадлежит нарочному».[66]

Хошен га-Мишпат 183, 7.

«Когда кто-нибудь посылает нарочного для получения денег к акуму и (этот) ошибется и даст ему больше, чем следует, тогда все принадлежит нарочному, но только в том случае, когда посланный знал об ошибке раньше, чем передал ошибочно полученные деньги своему хозяину; когда же он не знал об этом и (уже) передал их посылавшему его, тогда все принадлежит сему последнему».

Закон 28

«Когда еврей ведет дело с акумом и придет другой еврей и обманет акума, все равно как: обмеряет ли, обвесит или обсчитает, тогда оба еврея должны поделиться таким… барышом».[67]

Хошен га-Мишпат 183, 7, Хага.

«Когда кто-нибудь имеет дело с акумом и приходит другой еврей и помогает ему, обманывая акума в мере, весе или числе, то они делят барыш между собою, безразлично, помогал ли он ему за деньги или даром».

Закон 29

«Когда еврей отправляет к акуму нарочного, чтобы заплатить ему долг, а последний уже по прибытии замечает, что акум забыл про долг, тогда посланный должен возвратить эти деньги тому еврею, который послал его, и посланному уже нельзя отговариваться, будто этим (т. е. уплатою денег христианину) он желал почтить Имя Божие, чтобы акумы говорили: дескать, евреи все-таки порядочные люди. Нечто подобное он мог бы сделать только со своими деньгами: разбрасывать же чужие деньги он никакого права не имеет».[68]

Хошен га-Мишпат 183, 8.

«Рувим послал Симона купить ему платье в кредит, а когда наступил срок платежа, он дал ему денег для уплаты; между тем оказалось, что продавец позабыл об этом, тогда он (Симон) должен отдать Рувиму его деньги и не вправе сказать: „Я хочу удержать пока деньги у себя, может быть, акум немного спустя вспомнит об этом“; ему также нельзя сказать: „Я хочу освятить Имя Господне и отдать их акуму“».

Закон 30

«Когда еврей продал что-нибудь другому еврею, движимость или недвижимость, и оказывается, что продавец украл эти вещи, вследствие чего собственник взял их обратно, тогда продавец обязан возвратить покупателю полученные деньги,[69] так как он не должен был бы воровать. Если же он украл эти вещи у акума и акум отберет их обратно, то продавец не обязан возвращать деньги покупателю». [70]

Хошен га-Мишпат 225, 1.

«Каждый продающий землю, раба либо движимость повинен отвечать по обязательствам (лежащим на упомянутых предметах); например, если кто-нибудь пришел и по вине продавца отобрал у покупателя купленную им из рук продавца вещь, то покупатель идет обратно и берет назад всю сумму, уплаченную им продавцу, потому что покупка отобрана благодаря сему последнему».

Хошен га-Мишпат 225, 2.

«Но, когда у покупателя отобрал покупку акум – будь это по королевскому указу либо по решению их судей, тогда продавец не обязан возвращать уплаченные деньги. Даже если акум утверждает, что продавец украл или ограбил его, и в доказательство сошлется на свидетелей из других акумов, и тогда для продавца не возникает никакого обязательства, потому что это есть принуждение, а продавец не обязан вознаграждать за то, что отобрано силою».

Закон 31

«Строго запрещается еврею обманывать своего ближнего, и обманом уже считается, когда он лишает его шестой части ценности.[71] Кто обманул своего ближнего, тот должен все вернуть назад. [72] Само собою понятно, что все это имеет место лишь среди евреев. Обманывать же акума еврею дозволяется, и он не должен возвращать акуму то, на сколько он обманул его, потому что в Священном Писании сказано: „Не обманывайте вашего ближнего брата»; акумы же не братья нам, а, напротив, как уже значится выше (закон 25) [73], они хуже собак!“»

Хошен га-Мишпат 227, 1.

«Запрещено обманывать своего ближнего как при купле, так и при продаже, и каждый обманувший, будь он продавец или покупатель, нарушил запрет».

Там же 227, 2.

«Какого размера должна быть выманенная сумма, чтобы возникла обязанность возврата? Одна шестая стоимости. Например, если кто-нибудь продает нечто стоящее 6 за 5, или стоящее 7 за 6, или стоящее 5 за 6, или стоящее 6 за 7 – это обман. Хотя купля имеет силу, однако обманщик повинен заплатить деньги, на сколько он обманул, и все вернуть обманутому».

Там же 227, 26.

«Но по отношению к акуму не существует обмана (в чрезмерном обогащении), потому что говорится: „Не следует обманывать одного из своих братьев!“[74] Тем не менее акум, обманувший еврея, обязан по нашим (еврейским) законам вернуть все, на что он обманул, дабы у него не было никакого преимущества перед евреем». [75]

Закон 32

«Когда еврей снял дом у другого еврея, тогда дозволяется третьему еврею прийти и дать дороже, чем первый наемщик, и снять дом для себя. Когда же хозяин акум, тогда пусть будет проклят (выражение это похалдейски – „менуда“, т. е. он не может ходить в синагогу до тех пор, пока раввин не освободит его из оков проклятия) тот, по чьей вине акум получает больше прибыли».[76]

Хошен га-Мишпат 237, 1, Хага.

«И есть некий, который пишет, что под страхом проклятия рабби Гершона запрещено делать конкуренцию при найме домов у акумов».

Закон 33

«Считается обязанностью (для еврея) исполнить все, что написал больной в своем завещании, за исключением того случая когда он приказал совершить что-нибудь греховное. Согласно с этим, если больной в своем завещании подарит что-нибудь акуму, то это не должно быть исполняемо, потому что, как мы увидим далее, считается большим грехом дарить что-либо акуму».[77]

Хошен га-Мишпат 256, 3.

«Нельзя слушать больного, когда он велит отдать подарок акуму, потому что это то же самое, как будто он велит совершить грех его деньгами».

Закон 34

«Еврей, нашедший что-нибудь, будь это предметы одушевленные или неодушевленные, обязан возвратить их собственнику. Само собою разумеется[78], что это относится лишь к еврею, потерявшему что-нибудь. Когда же находка принадлежит акуму, тогда еврей не только не обязан возвращать ее, а, напротив, считается тяжким грехом что-либо возвратить акуму обратно, разве если это делается с тою целью, чтобы акумы говорили: „Евреи – порядочные люди“». [79]

Хошен га-Мишпат 259, 1.

«Кто видит потерянную вещь еврея, (тот) обязан стараться вернуть ее собственнику, потому что написано: „Ты должен возвратить ее обратно“».

Там же 266, 1.

«Вещь, потерянную акумом, дозволяется удержать (не отдавая), потому что сказано: „Потерянное твоим братом“, отсюда – кто ее отдает, (тот) совершает большой грех. Но если он возвращает ее, чтобы освятить Имя (Божие), дабы хвалили евреев и утверждали, что они честные люди, то это похвально».

Закон 35

«Когда еврею попадется навьюченное животное, которое пало под тяжестью ноши, либо нагруженная телега, перед которою в изнеможении от тяжести груза упали животные, запряженные в нее, тогда он обязан прийти на помощь погонщику либо возчику и, смотря по надобности, помогать снимать или нагружать, ибо всякий еврей должен оказывать подобную помощь как своему собрату, так и животному.[80] Он обязан к этому и тогда, когда лишь груз принадлежит еврею, а животное акуму или, наоборот, когда животное принадлежит еврею, а груз – акуму. [81] Но, когда животные принадлежат акуму и кладь также составляет его собственность, тогда уже нет речи ни о сострадании, ни о милосердии как по отношению к собственнику клади, так и относительно животных, и в таком случае ни один еврей не обязан оказывать помощь ни собственнику груза, ни животным».

Хошен га-Мишпат 272, 1.

«Кто встретит своего ближнего на пути и его (ближнего) животное, которое упало под своею ношею, будь она соразмерной или чрезмерной тяжести, тот обязан освободить животное от ноши, потому что написано: „Ты должен помочь ему“».

Там же 272, 8.

«Когда животное принадлежит акуму, а кладь – еврею, тогда, в случае если акум сам же и погонщик своего животного, это не обязывает ни к чему. Но когда (он) не (сам погонщик), тогда является обязанность разгружать и навьючивать, потому что здесь находится в затруднительном положении еврей».

Там же 272, 9.

«И точно так же, когда животное принадлежит еврею, а клад – акуму, ты обязан снимать и нагружать, потому что еврей – в затруднительном положении. Но когда и животное, и ноша принадлежат акуму, тогда ты не обязан заниматься этим, если не для того, чтобы избежать ненависти».

Закон 36

«Когда еврей должен деньги акуму и этот акум умер, тогда запрещено еврею возвращать деньги его наследникам – разумеется, при условии, что никакой другой акум не знает о том, что еврей остался должен умершему акуму. Но когда (хотя бы) один акум знает об этом, тогда еврей обязан уплатить деньги наследникам, дабы акумы не говорили: „Евреи – обманщики“».[82]

Хошен га-Мишпат 283, 1, Хага.

«Еврей, который что-нибудь должен акуму, когда сей последний умирает и никто из акумов о долге не знает, не обязан платить его наследникам».

Закон 37

«Еврею запрещается воровать что-нибудь как у другого еврея, так и у гоя, но обманывать гоя, например, «околпачивая» его при расчете (в халдейском употреблено то же самое слово, что и выше: „та'уф“ – обманывать), или же не платить ему долга разрешается, только надо быть осторожным, так чтобы содеянное не обнаружилось и этим не осквернилось Имя Господне».[83]

Хошен га-Мишпат 348, 2.

«Каждый, кто ворует, хотя бы краденому была цена грош, нарушает заповедь: „Не кради» – и повинен отдать назад – все равно, будь это деньги еврея или деньги гоя, важного или ничтожного человека, которые он украл“ (Хага). „Ввести акума в заблуждение, например обмануть его при расчете или не заплатить ему долга, дозволено, но лишь под условием, чтобы он не подозревал этого, дабы не осквернить Имя (Господне). Некоторые говорят, что запрещено прямо обманывать его и что дозволяется лишь (воспользоваться), когда он сам ошибается“».

Закон 38

«Когда еврей покупает у вора и продает купленное другому еврею и приходит третий еврей и утверждает, что купленное есть его собственность, и берет себе, тогда продавец обязан возвратить покупателю его деньги. Но если придет акум к покупателю и скажет, что купленное есть его собственность, то ему оно не возвращается. Если же он пожалуется их (акумов) суду и получит свою вещь судебным порядком, то продавец не обязан возвращать деньги покупателю[84] (ибо тот, кто купил у вора, не сделал ошибки, так как купленное было добром, похищенным у акума)».

Хошен га-Мишпат 356, 10, Хага.

«Когда еврей купит что-нибудь у вора и продаст другому еврею и придет акум и заявит, что это украли у него, и отберет (краденое) у второго покупателя по их (акумов) законам, то, если вор известен как таковой, первый еврей обязан возвратить второму его деньги; но если вор неизвестен как таковой, то (первый еврей) не обязан возвращать второму денег, потому что вправе сказать: „А быть может, акум и лжет“».

Закон 39

«Когда еврей – монопольный откупщик (который откупил у государства монополию на целый город либо еще на более обширный округ за определенную сумму), тогда другому еврею нельзя причинять ему ущерб (например, через кормчество или контрабанду); но, когда откупщик – акум, тогда это дозволяется, ибо это все равно, что не платить своих долгов[85], а сие последнее, как мы уже видели выше (закон 37), разрешено».

Хошен га-Мишпат 369, 6.

«А также если еврей откупил у короля таможенный сбор, тогда является грабителем еврея тот, кто занимается контрабандою.[86] Когда же таможенный сбор взят на откуп акумом, тогда дозволяется (заниматься контрабандою), потому что это то же самое, что не платить своих долгов, а сие дозволено в том месте, где нет (нельзя опасаться) осквернения Имени (Божия)».

Закон 40

«Когда еврей занимает должность мухаса (т. е. государственного податного сборщика либо таможенного смотрителя) – другими словами, когда он не купил права (собирать подати для себя), а собирает (их) для государства, тогда ему запрещается употреблять насилие против другого еврея. Почему? Потому что король (для которого он собирает) есть гой, неуплата же податей есть то же самое, что неплатеж гою долгов, а сие именно дозволено, как мы уже видели (ср. закон 37) – стало быть, один еврей не должен принуждать к этому другого еврея. Но, когда означенный чиновник (еврей) боится, что король узнает об этом, тогда он может употребить насилие и против другого еврея».[87]

Хошен га-Мишпат 369, 6, Хага.

«Есть такие, которые говорят, что даже там, где чиновник – еврей, но если он не откупил (таможенного сбора) для себя, а собирает для короля, хотя и воспрещено заниматься контрабандою на основании местных законов, тем не менее когда кто-нибудь ввозит запрещенный товар, тогда сборщик не должен принуждать его (контрабандиста) к уплате (пошлины), потому что это то же самое, как будто он не платит своих долгов, что дозволяется. Но, когда это делается из страха перед королем, тогда он (сборщик), конечно, может его (контрабандиста) принудить (к платежу)».

Закон 41

«Государственные законы должны быть исполняемы; здесь, однако, идет речь лишь о таких законах, от которых государство получает доход.[88] Но и среди законов о налогах подлежат исполнению не все, а лишь те из них [89], которые относятся к земле (т. е. к налогам поземельным и к налогам на постройки); что же касается остальных податных и акцизных законов, то их исполнять не надо. Поземельного же и налогов на постройки не платить нельзя, потому что земля принадлежит государю, а он может объявить, что дозволяет нам жить на своей земле не иначе, как если мы будем уплачивать налоги с недвижимости». [90]

Хошен га-Мишпат 369, 11, Хага.

«Когда в местности, где судятся по законам акумов, кто-нибудь женился и его жена умерла, то и тогда ее отец или остальные наследники ее не вправе заявлять: „Каждый, взявший жену, согласился с порядками (данной страны), и мы решаем дело по законам акумов, так что муж после жены не наследник и т. п.“ Здесь государственный закон применения не имеет, так как, говорим мы, это есть закон лишь в том случае, когда государь получает доход или же когда вопрос касается гражданского благоустройства, но нельзя судить (частные дела) по законам акумов, потому что иначе все законы евреев оказались бы излишними».

Там же 369, 8, Хага.

«Есть такие, которые говорят: „Государственный закон есть закон“; мы же утверждаем, что это справедливо лишь в отношении податей и налогов, касающихся земли, ибо жить в стране государь дозволяет нам не иначе, как под этим условием. К прочим же делам (это правило) не применяется. А иные спорят и рассказывают, будто мы при всех делах говорим: „Государственный закон есть закон“».

Закон 42

«Воспрещается играть с евреем в кубья, т. е. обманывать его при игре в карты или кости либо в других допускающих шулерство играх, потому что все это грабеж, а грабить евреев запрещено. С акумом же дозволяется играть в кубья».[91]

Хошен га-Мишпат 370, 1.

«Есть вещи, которые запрещены раввинами, потому что (они подходят под понятие) „грабеж“, и, кто действует против этого, (тот) по раввинскому решению есть разбойник: (например) те, которые пускают голубей, и те, которые играют в косточки».

Там же 370, 3.

«Существует и такой, кто говорит, что игра в косточки с акумом не есть грабеж, а все-таки грех, потому что (делая это) занимаются пустяками».

Закон 43

«Когда еврей продал что-нибудь акуму и взял больше, чем оно стоит, и приходит другой еврей к акуму и говорит ему, что покупка не стоит этого, вследствие чего акум отдает покупку обратно, тогда второй еврей обязан уплатить первому (продавцу) разницу между стоимостью и ценою, за которую вещь была продана акуму.[92]

Точно так же, когда еврей ссудил акуму деньги за высокие проценты и приходит другой еврей к акуму и предлагает ему деньги за меньшие проценты, второй еврей есть раша (т. е. безбожник) и должен возместить первому еврею весь тот излишек, который он нажил бы от акума, если бы сей последний не взял денег у второго еврея».[93]

Хошен га-Мишпат 386, 3, Xara.

«Есть некто, который пишет, что, когда Рувим продал что-нибудь акуму, и приходит Симон и говорит акуму, что вещь не стоит так дорого, тогда он повинен все это возместить (Рувиму)».

«Когда Рувим ссудил акуму денег под залог и приходит Симон и говорит акуму, что он хочет ему ссудить за более умеренные проценты, и он (акум) отдаст Рувиму его деньги обратно, тогда он (Симон) волен (сделать это), так как это (только) причинение убытка (лишение прибыли). Тем не менее он считается безбожным».

Закон 44

«Когда по закону требуется взнос королю податей натурою (вином, соломой и пр.) и какой-нибудь еврей уклонится от этой повинности, а между тем другой еврей донесет на него, вследствие чего его принудят к уплате повинности, тогда еврей-доносчик обязан все отобранные таким образом естественные продукты (и, разумеется, другие убытки, равно как и могущие быть штрафы) возместить первому еврею».[94]

Хошен га-Мишпат 388, 2.

«Когда государь приказал доставить ему вино или солому, или же тому подобные вещи и пойдет доносчик и скажет: „Вот такой-то и такой-то имеют запасы вина или соломы в этом и в том месте“, и отправляются туда и возьмут (эти запасы), тогда он (доносчик) обязан вознаградить».

Закон 45

«Даже в наше время разрешается убивать музера, т. е. человека, который хвастается, что намерен сделать донос на кого-нибудь, вследствие чего обвиненный может быть наказан телесно (например, тюрьмою) либо имущественно (денежным штрафом), будь это и немного денег. Ему сперва говорят: „Не доноси“. Но, когда он противится и повторяет: „А я все-таки донесу“, тогда не только дозволено, но считается добрым делом убить его, и тот будет блажен, кто раньше других нанесет ему смертельный удар.[95] А когда нет времени предостерегать его, тогда дозволяется и без предостережения немедленно убить его».

Хошен га-Мишпат 388, 10.

«Предателя дозволяется убивать на всяком месте, даже и в наше время. Убить его дозволено раньше, чем он успеет сделать донос; он уже сам обрек себя на смерть, как только сказал: „Я донесу на такого-то или на такого (так, чтобы) он (потерпел убыток) либо на своем теле, либо в деньгах, хотя бы их было и немного“. Надо предупреждать его и говорить: „Не доноси!“ Но, когда он упрямится и скажет: „Нет, я все-таки донесу“, тогда хорошее дело – убить его, и каждый, кто первый его убьет, приобретает заслугу» (Хага). «А если нет времени предупреждать его, то и (само) предостережение не необходимо. Есть и такие, которые говорят, что убивать следует предателя лишь тогда, когда нет возможности спастись от него через какой-нибудь из его членов (тела). Однако, когда возможно спастись путем одного из его членов, например вырезать у него язык или выколоть глаза, тогда запрещено убивать его, потому что такой предатель уже не вреднее остальных преследователей».

Закон 46

«Когда кто-нибудь трижды доносил на еврея акуму, тогда, хотя бы он обещал исправиться и впредь не доносить, все-таки следует изыскивать пути и средства, как бы его сжить со света.[96] Расходы, затраченные на его удаление, обязаны уплатить те евреи, которые живут в (данном) городе (месте происшествия)». [97]

Хошен га-Мишпат 388, 15.

«Когда о ком-нибудь установлено[98], что он трижды предавал еврея или его деньги акуму, тогда надо подыскивать пути и способы сжить его со света». [99]

Там же 388, 16.

«В расходах, сделанных для того, чтобы сжить предателя со света, повинны участвовать все жители (данной) местности, даже и те, которые платят свои подати (приписаны) в другом месте».

Закон 47

«Когда вол еврея забодает вола у акума, тогда еврей не обязан вознаграждать акума за убыток,[100] потому что говорится в Библии (Исх. 21, 35): „Если чей-нибудь вол забодает вола у соседа его“ и пр., акум же не сосед мне (в смысле ближнего). Но, когда, наоборот, вол акума пободал еврейского вола, тогда акум обязан возместить еврею убытки, потому что он акум». [101]

Хошен га-Мишпат 406, 1.

«Когда бык еврея пободал быка у акума, тогда он (еврей-хозяин) свободен; когда же бык акума пободал быка у еврея – все равно, будь он (бык акума) бодуном или нет, – тогда он (хозяин) должен вознаградить за причиненный вред».

Закон 48

«Когда в Палестине поля принадлежали евреям, в то время было запрещено держать мелкий скот, потому что вследствие этого мог бы пострадать ближний, ибо такой скот обыкновенно ищет себе пищу на чужих полях. Однако в Сирии, как и повсюду, где поля евреям не принадлежали, каждый еврей мог свободно держать и мелкий скот. Наоборот, в наше время, когда и в Палестине поля уже не принадлежат евреям, дозволяется им держать мелкий скот также и здесь».

Хошен га-Мишпат 409, 1.

«Не должно держать в Палестине мелкий скот, потому что он имеет привычку пастись на чужих полях и причинять вред. В Сирии же и в пустынях Палестины дозволяется держать (мелкий скот). Теперь, когда не бывает, чтобы евреи владели полями в Палестине, это, по-видимому, дозволено (и там)».

Закон 49

«Держать злого пса, который кусает людей, еврею запрещается без того, чтобы этот пес не был привязан на цепь, но это имеет силу лишь там, где живут одни евреи.[102] Напротив, где проживают и акумы,[103] там еврею дозволяется держать такого злого пса (не на цепи)».

Хошен га-Мишпат 409, 3.

«Запрещено держать злую собаку, разве она привязана на железной цепи. Но в городе, который близок к границе, это дозволено; привязывают днем, а ночью выпускают» (Хага). «Некоторые говорят, что ныне, когда мы живем среди акумов, это дозволено – во всяком случае ступай и гляди, как люди обыкновенно делают. Однако если собака настолько зла, что можно опасаться вреда для людей, то это, кажется, запрещено, исключая такого случая, когда она содержится на железной цепи».

Закон 50

«С тех пор как Санхедрин и храм (в Иерусалиме) уже не существуют более, смертные приговоры не могут быть произносимы (Санхедрином, т. е. судьями верховного совета), как это было раньше. Раввинское же судилище может приговаривать к смертной казни лишь по закону 19. Независимо от сего, кроме дозволения убивать музера (ср. закон 45), убийство и без приговора раввинского присутствия является добрым делом в следующих случаях[104]:

б) еврей совершает доброе дело, когда убивает апикореса.[105] Когда еврей может совершить такое убийство публично – да совершит он его! Но, когда из страха пред государственными властями этого сделать нельзя, тогда он должен подумать о средствах тайком сжить апикореса со света. [106] Засим еврею хотя и не ставится в прямую обязанность убивать акума, с которым он живет в мире, тем не менее ему отнюдь не дозволяется спасать акума от смерти».

Хошен га-Мишпат 425, 5, Хага.

«Над всеми, которые по бет-дину заслуживают смерти, мы ныне не имеем власти давать им по 39 ударов (плетью или розгами), изгонять их, убивать или бить, а лишь отлучать и исключать их из общины. Но это лишь по закону. Если тем не менее бет-дин усмотрит, что час (момент) этого требует, дабы оградить (известное) дело, то они (еврейские судьи) могут наказывать чем хотят… Все это относится лишь к таким казням, когда бет-дин необходим. Наоборот, над теми, которые могут быть убиты и помимо бет-дина, смертная казнь совершается и теперь, как мы это сейчас изложим».

Хошен га-Мишпат 425, 5.

«Еврей-вольнодумец, т. е. тот, который совершает богослужение акумов или грешит назло, даже если он только поел мяса от околевшего скота или же носил платье из шерсти и льна назло, – вот это и есть вольнодумец, равно как и те, которые отвергают Тору и пророков Израиля, – убивать всех таких есть доброе дело. Когда есть власть убить их всенародно мечом, тогда пусть это совершится; если же (власти) нет, то их надо опутывать всячески, дабы причинить им смерть. Например, когда увидишь, что один из них упал в колодец и в колодце стоит лестница, тогда спеши вытащить ее, говоря: „Вот у меня забота – надо снять моего сына с крыши, и я тебе сейчас принесу ее обратно“ и т. п. Но акумам, с которыми мы не живем в войне, или тем, которые пасут мелкий скот Израиля там, где поля принадлежат евреям, и т. п., не причиняют смерти. Однако запрещено спасать их (от смерти)».

Закон 51

«Животное, убитое акумом либо евреем, который стал акумом, должно рассматриваться евреями как падаль».[107]

Иоре де'а 2, 1.

«Скот, убитый нохри, должен считаться околевшим, даже если он (нохри) малолетен или если он не идолопоклонник, и если даже за ним наблюдали другие (евреи)».

Закон 52

«Еврею запрещается резать животное, которому еще нет 8 дней от роду. И когда придет акум для продажи еврею животного и станет утверждать, что последнему уже наступило 8 дней от роду, тогда еврей не должен ему верить, потому что акумы суть лжецы и обманщики».[108]

Иоре де'а 15, 3.

«Нельзя полагаться на акума в отношении маленьких козлят, которых покупают у него и (о которых) он говорит, что они 8 дней от роду».

Закон 53

«Запрещено еврею брать нохриф (христианку) в кормилицы, когда он может иметь еврейку, потому что природа и характер кормилицы обыкновенно переходят на ребенка; от нохриф же ребенок глупеет и перенимает дурные свойства».[109]

Иоре де'а 81, 7, Хага.

«Нельзя допустить, чтобы ребенка кормила нохриф, когда можно иметь еврейку, потому что молоко нохриф замыкает сердце[110] и создает в нем злую натуру. Посему кормилица, будь она даже еврейка, не должна есть никакой запрещенной пищи и сам ребенок не (должен этого делать), так как все это повредит ему впоследствии».

Закон 54

«Раввины запретили есть хлеб, испеченный акумом[111], либо вообще что-нибудь, приготовленное акумом, либо пить у него [112] спиртные напитки, так как отсюда могут возникнуть общественно-дружеские отношения. Однако, где нет еврейского булочника, там дозволяется покупать и у булочника-христианина [113], но отнюдь не у частного лица, ибо тогда уже нет серьезного повода для таких опасений. Тем не менее еврею разрешается держать акумку (христианку) в кухарках [114], когда последняя стряпает под надзором, руководством и в присутствии еврейки, а стало быть, и в сотрудничестве с ней».

Иоре де'а 112, 1.

«Раввины запретили есть хлеб у акумов, дабы не посвататься с ними» (Хага). «Это запрещается даже и там, где сватовства нечего опасаться».

Иоре де'а 112, 2.

«Есть страны, где облегчается дело и где покупают хлеб от булочника-акума, (а именно) там, где нет еврейского булочника, потому что такова необходимость» (Хага). «И есть такие, которые говорят, что даже в местности, где можно достать хлеб от еврея, дозволяется (покупать у булочника-христианина). Но нет никого, кто разрешал бы (приобретать) хлеб у частных лиц, потому что причина запрета лежит (в предотвращении) сближения (сватовства), и если кто-нибудь ел бы хлеб от частных лиц, то он наконец стал бы есть и вместе с ними».

Там же 113, 4.

«Существует и такой (учитель в Талмуде), который разрешает есть уже состряпанное нашими (нееврейскими) служанками; но есть некто, который запрещает это, даже когда она уже приготовила (сварила)» (Хага). «Однако если она уже приготовила (сварила), то можно опираться на тех, которые разрешают это, и обыкновенно даже прямо дозволяют (нееврейским) слугам и служанкам варить в еврейском доме, так как не может быть, чтобы кто-либо из (еврейского) семейства хотя сколько-нибудь не потолкался бы у очага».

Там же 114, 1.

«Все спиртные напитки акумов запрещены, дабы не посвататься с ними (акумами); однако (употреблять их) запрещается лишь в том самом месте, где они продаются; когда же позволяют взять напитки с собою, отнести их на дом и выпить там, тогда это не запрещается».

Закон 55

«Еврею не дозволено торговать нечистыми предметами (например, свиньями, вещами из храма и т. п., как мы увидим далее), но отобрать их у акума (т. е. не покупкой, а через взятие под видом уплаты вымышленного долга) разрешено, так как всегда хорошее дело – урвать что-нибудь у акума».[115]

Иоре де'а 117, 1.

«Даже когда разрешено пользоваться (такою) вещью, (есть) которую запрещено законом, и (тогда) воспрещается торговать ею, раз это вещь, предназначенная для еды» (Хага). «А также дозволено принимать нечистые вещи от акумов в уплату долга, ибо это все равно, как будто спасаешь что-нибудь из их рук».

Закон 56

«Когда еврей купил у акума посуду, будь она из металла либо из глины, тогда он должен ее чисто вымыть, потому что акумы (в еврейском смысле) нечисты.[116] Даже когда еврей продаст акуму свою посуду [117] и акум принесет ее обратно, то еврей обязан ее опять вымыть начисто, так как через прикосновение акума она уже осквернилась».

Иоре де'а 120, 1.

«Когда кто-нибудь покупает у акума столовую посуду из металла или стекла либо посуду, внутри вылуженную, будь она и новая, тогда он должен ее вымыть в (большом) водовместилище или же колодце, содержащем 40 мер».

Там же 120, 11.

«Еврей, продавший акуму посуду и купивший от него обратно, должен вымыть ее».

Саббат, 145б.

«Почему акумы грязны? Потому что они едят мясо животных, запрещенное евреям».

Закон 57

«Запрещено еврею пить вино из бутылки или стакана, к которым прикасался акум, потому что таким прикосновением акума вино осквернено».[118] (Этот закон имеет еще и особливую цель – предохранить евреев от общественных сношений с христианами. [119])

Иоре де'а 123, 1.

«Запрещено извлекать пользу из вина, о котором неизвестно, происходит ли оно от народов, поклоняющихся идолам, или нет. То же самое имеет силу и в отношении их прикосновений к нашему вину» (Хага). «Надо опасаться, что это вино предназначено для жертвоприношения идолу. Но в настоящее время, когда народы обыкновенно не возливают вино в жертву идолу, некоторые говорят, что когда гой прикоснется к нашему вину, (то) не запрещается извлекать пользу из (сего) последнего, а лишь (запрещено) пить (его)».

Закон 58

«Еврею запрещаются всякое удовольствие либо выгода, которые он мог бы иметь от капища акумов; так, например, ему нельзя пользоваться восковыми свечами, коврами или одеждою, в которую священник облачается при богослужении (не тою, которую он обыкновенно носит как частное лицо), когда эти предметы уже побывали в храме акумов либо вообще находились в употреблении.[120] Ему не дозволяется продавать священнику богослужебные [121] книги песнопений, продавать же светским людям разрешается; если же, однако, еврей превозможет себя и не сделает даже и сего последнего, то он будет благословен. Далее, запрещено еврею ссужать деньги на постройку или для внутреннего убранства храма акумов [122] и еще менее того дозволяется торговать [123] предметами, которые употребляются в таком храме».

«Засим не должен еврей давать либо продавать акуму воду[124], когда ему известно, что этою водою хотят крестить; кроме того, ему запрещено продавать ладан, предназначенный для употребления в храме.[125] Когда, однако, в той же местности акум уже продает» такие предметы, которые употребляются в его храме, тогда и еврею дозволяется торговать ими, дабы акум не наживал отсюда денег. Даже когда что-нибудь из упомянутых предметов, которые евреи считают нечистыми, перемашано среди [126] тысячи других предметов того же вида, и тогда запрещаются еврею какое-либо наслаждение или выгода от этой тысячи предметов. Ему равным образом нельзя извлекать какой бы то ни было выгоды даже из пепла [127] таких вещей либо от сгоревшего храма акумов».

Иоре де'а 139, 1.

«Всякая польза от идолов запрещена, и притом как от самих, так и от предметов, принадлежащих поклонению, равно как от их украшений и жертвоприношений, будь они (эти предметы) изготовлены акумом либо евреем».

Там же 139, 11.

«Одежда, которую надевают священники, когда они отправляются в дом идолов, есть их собственное убранство, а не убранство идолов, и в отношении ее не требуется разрушения; иной (учитель Талмуда), однако, считает (и такое) разрушение необходимым (Хага). Но то, что они надевают для самого идолопоклонства, называется убранством (идолов) и требует разрушения».

Там же 139, 15, Хага.

«Некоторые говорят, что запрещено продавать их, т. е. (книги) акуму, когда это книгии, употребляемые для пения при идолопоклонстве; а другие говорят, что запрещено продавать (эти книги) лищь священникам, а не остальным акумам. Но, кто и в этом строг (т. е. не продает эти книги даже другим акумам), тот будет благословен. Иные запрещают также продавать им пергамент и чернила для написания их религиозных книги. А еще иной говорит, что запрещается давать в ссуду (деньги) на построение капищ у акумов, или на украшение оных, или же на содержание их прислуги. Тем паче запрещено продавать для них (капищ) вещи, принадлежащие к их службе, например сковороды; кто не сделает этого, тот будет счастливым. Не должно переплетать книг акумов, за исключением книг судей и писателей, но, когда предстоит опасность вражды, тогда надо (по крайней мере) сколько возможно, уклоняться от этого».

Там же 151, 1.

«Вещи, назначенные служить предметами идолопоклонства в известной местности, нельзя продавать местным же идолопоклонникам» (Хага). «Запрещено продавать акуму воду, когда знаешь, что из нее он намерен сделать воду крещения».

Там же (Хага).

«Но только священнику либо (другому) акуму, относительно которого есть вероятие, что он принесет ладан в жертву идолопоклонству (нельзя продавать такового); любому же иному акуму дозволяется продавать его. Запрет продавать им вещи, относящиеся к их идолослужению, имеет силу, лишь когда у них нет других вещей того же рода или когда они не могут купить их и в другом месте; но, когда они могут приобретать их в другом месте, тогда дозволяется продавать им все».

Иоре де'а 140.

«Идолы, принадлежащие к поклонению, равно как и жертвоприношения им, как бы они ни были ничтожны, запрещены; так что когда нечто из них смешалось с тысячею других предметов (того же рода), то все вообще (эти предметы) запрещены».

Там же 142, 1.

«Согласно с тем, что запрещено иметь пользу от идолов, воспрещаются и все удовольствия, которые они доставляют; даже когда их сожгли, запрещено пользоваться их углем или пеплом; однако (наслаждаться) их пламенем дозволено».

Закон 59

«Еврею запрещается иметь удовольствие или выгоду от какого-либо креста или же религиозного изображения, которые он находит в деревнях, при дорогах либо в мелких городах, потому что они выставлены для поклонения и нечисты для еврея. Но, когда он находит их в больших городах, где они сделаны не для поклонения, а лишь для украшения, тогда ему не надо применять закон. Но, с другой стороны, упомянутый запрет распространяется на всякий крест, перед которым преклоняют колени».[128]

Иоре де'а 141, 1.

«Все изображения, находящиеся в деревнях, запрещены, потому что они, без сомнения, сделаны для идолов; но те, которые находятся в больших городах, дозволены, потому что они, наверное, исполнены только для украшения; исключается, однако, тот случай, когда они находятся у ворот города и когда в руках изображенного мы видим палку, птицу, шар, меч, корону или кольцо» (Хага). «Изображение креста, перед которым падают ниц, надо считать за идола, и оно запрещено без разрушения (т. е. разрушения не требуется), но крест, который себе вешают на шею, на память, не называется идолом и дозволен».

Закон 60

«Еврею строго запрещены всякое удовольствие или польза от храма акумов[129], например летом прогуливаться в его тени, слушать игру на органе [130] либо смотреть на прекрасную из его картин с целью наслаждения этим».

Иоре де'а 142, 10.

«Тень идольского дома запрещена как внутри его, так и на четыре локтя перед его дверью, а тень сзади него дозволена. Даже разрешается пройти по тени внутри храма, если это место было отнято у публики, потому что прежде пролегала дорога там, где впоследствии выстроили дом идолов. Но, когда идольский дом стоит у самой дороги, тогда (проход) воспрещается. Иные даже запрещают это безусловно».

Иоре де'а 142, 15.

«Запрещено слушать музыкальные инструменты идолопоклонства или глядеть на его украшения; когда находишь удовольствие при виде их (Хага), но, когда не желаешь этого, тогда оно дозволяется».

Закон 61

«Строжайше запрещается еврею строить для себя дом рядом с капищем акумов. Но, когда в его владении уже находится такой дом, который стоит рядом с упомянутым капищем, и этот дом рушится, тогда при новой постройке еврей должен немного отступить от капища, а промежуток наполнить человеческими испражнениями».[131]

Иоре де'а 143, 1.

«Когда кто-нибудь владеет домом, который прислоняется к дому идолов, и его дом рушится, тогда запрещается выстраивать его снова. Как же ему поступить? Пусть он немного отодвинется и построит дом заново, а промежуток пусть заполнит терновником или человеческими испражнениями, чтобы дому идолов не уступать большего пространства».

Закон 62

«От принадлежащего храму акумов имущества (недвижимых имений, земель, домов и пр.) еврею не дозволяется иметь удовольствие либо выгоду, когда доход идет на богослужебные цели. Когда же, однако, доходом пользуется духовенство лично, тогда еврею разрешается извлекать отсюда пользу, но при условии, чтобы это ему ничего не стоило».[132]

Иоре де'а 143, 3.

«Когда идолам принадлежат сад или купальня и доход с них поступает священникам, тогда дозволяется ими пользоваться бесплатно; извлекать же отсюда выгоду за плату воспрещается» (Хага). «Некоторые говорят, что не запрещено иметь пользу от них, когда доход принадлежит священникам, за исключением случая когда они (сад или купальня) находятся на дворе идольского дома. Когда же они расположены не перед этим самым домом, то, хотя бы доход шел священникам, дозволяется пользоваться ими, лишь бы доход не принадлежал самому капищу идолов. И на этом, как более мягком толковании (закона), можно обосноваться».

Закон 63

«Строго запрещается еврею принимать участие в сборе на храм акумов. Впрочем, это имеет силу лишь там, где храм самостоятельно распоряжается своим имуществом и, следовательно, расходует пожертвования не иначе, как для себя. Когда же духовными имуществами распоряжается само государство, тогда дозволяется участвовать в сборе, ибо при этом можно про себя думать, что даешь именно государству, а оно, дескать, может употребить пожертвование и на другие нужды».[133]

Иоре де'а 143, 6.

«Сборщикам, собирающим подаяния для идолов, нельзя давать ничего» (Хага). «Однако это запрещено лишь тогда, когда выручка прямо употребляется на потребности капища, но, когда она попадает (сперва) в казну, хотя бы отсюда и покупали нужное для капища, тогда давать разрешается».

Закон 64

«Доброе дело, чтобы храмы акумов, а равно и все, к ним принадлежащее или для них сделанное, каждый евреи, елико возможно, старался уничтожать и сжигать, а сам пепел рассеивать по всем ветрам или же кидать его в воду. Далее, каждому еврею ставится в обязанность всякий храм акумов искоренять и давать ему позорные наименования».[134]

Иоре де'а 146, 14.

«Каждый, кто увидит идолов, сделает доброе дело, когда сожжет и истребит их. А как? Пусть он сожжет и разотрет их, а (пепел) пусть он развеет по ветру или кинет в море» (Хага). «То же самое относится к утвари и ко всему, что сделано для них, потому что сказано: „Истребите все места…“».

Иоре де'а 146,15.

«Надо стараться искоренять идолов и называть их постыдными именами».

Закон 65

«Еврею, который что-нибудь клятвенно утверждает именем храма (церкви) акумов, следует дать 39 палочных ударов, да и вообще запрещено называть имя такого храма, по отношению к нему должны быть употребляемы лишь постыдные клички. Даже и праздники акумов нельзя называть их собственными именами, за исключением разве тех, которые называются по именам людей (например, праздник Петра и Павла, Андрея и т. д.).[135]

Еврею дозволено издеваться над акумом, говоря: „Да поможет тебе твой Бог!“ или „Да благословит он твои дела!“ При этом еврей думает про себя: «Бог акумов (т. е. в глазах еврея идолопоклонников) не может сделать ничего – стало быть, и акум не будет благословен». (Отсюда ясно, что пожелание евреем акуму благодати является лишь насмешкою и издевательством)».[136]

Иоре де'а 147, 1.

«Кто дает обет или клянется именем идолов, тот получает 39 ударов; также запрещается называть их по имени, будь это необходимо или не необходимо».

Иоре де'а 147, 2.

«(Такие) наименования их (акумов) праздников, которые одинаковы с именами людей, можно употреблять, не придавая этому никакого значения».

Иоре де'а 147, 5.

«Дозволено насмехаться над идолами» (Хага.). «Дозволено говорить акуму: „Твой Бог тебе в помощь!“ или „Да осчастливит он твои дела!“»

Закон 66

«Еврею запрещено давать взаймы акуму или вообще иметь с ним дела за три дня до одного из его (акума) праздников, потому что акум мог бы таким путем доставить себе удовольствие в праздник.[137] Однако за высокие [138] лихвенные проценты ссужать акуму разрешается, дабы само удовольствие приходилось ему не по вкусу ввиду предстоящих мучений при расчете».

Иоре де'а 148, 1.

«За три дня до праздника идолопоклонников запрещается покупать у них или продавать им вещи, которые могут сохраниться; тем не менее дозволено продавать им вещи, которые нельзя сберечь до праздника, например овощи или что-нибудь вареное. Воспрещается также ссужать им что-либо или брать от них в ссуду, (равно как) давать им деньги без процентов или брать таковые от них взаимообразно и, наконец, производить им платежи или же принимать от них таковые, когда имеешь в руках расписку либо залог. Однако долг по устному обязательству можно позволить себе уплатить, потому что это (так же хорошо), как будто спасаешь нечто из их (акумов) рук. Но в наше время, когда руки у них сильны (можно допускать), чтобы (они уплачивали) даже письменно признанные долги, ибо и это есть как бы нечто, спасаемое из их рук. Когда же это ссуда за проценты, в особенности под залог, тогда она прямо дозволена, потому что (уже без всякого сомнения) она должна быть рассматриваема как нечто, спасаемое из их рук».

Закон 67

«Запрещено еврею делать акуму подарки в один из его (акума) праздников; дозволено же это, лишь когда он знает, что акум неверующий. Равным образом еврею запрещается принимать подарки от акума в его праздник. Но, когда еврей боится, чтобы через его отказ не произошло дурных последствий, тогда он может принять, но затем тайком выбросить подарок».[139]

«День, в который акумы получают нового короля (день вступления на престол или избрания), евреям следует считать наравне с обыкновенными праздниками акумов (т. е. евреи не должны делать им подарков или совершать с ними гешефты, разве если они имеют возможность обмануть акумов и пр.)».

Иоре де'а 148, 5.

«Запрещается посылать акуму подарки в их праздник, исключая когда знают, что он не верит в идолы и не служит им. И также не дозволено принимать подарки от акума, когда он посылает его в свой праздник. Но, когда можно опасаться неприязни, тогда пусть (еврей) примет и под рукою в его (акума) присутствии бросит подарок в яму или в другое (подходящее) место, где он погибнет».

Иоре де'а 148, 6.

«День, в который акумы собираются для избрания короля, и приносят жертвы, и восхваляют своего Бога, считается (только) их праздником и равен остальным праздникам акумов».

Закон 68

«Запрещено еврею в праздник акума ходить к нему на дом, чтобы не быть вынужденным здороваться с ним. Но, когда акум попадается еврею на улице, тогда дозволено здороваться с ним, однако принужденным образом, исподлобья (в подлинном тексте – „со слабыми губами и тяжелою головою“)».[140]

Иоре де'а 148, 9.

«Запрещено отправляться в дом акума в его праздник и кланяться ему; когда же он попадается навстречу вне дома, тогда дозволяется, только надо сделать это тихим голосом и с тяжелою головою».

Закон 69

«Еврею безусловно запрещено отвечать акуму приветом: „Мир с тобою!“ – или чем-либо подобным (так как евреи думают, что тому достанется мир, кому на его привет отвечают пожеланием: „Мир с тобою!“). Согласно с этим, еврею внушается, что когда он увидит акума, то должен поклониться первым, дабы акум не успел первый же его приветствовать и не заставил бы еврея отвечать, а следовательно, содействовать тому, чего, Боже упаси, чтобы акум получил благословение».[141]

Иоре де'а 148, 10.

«Всегда запрещается отвечать на поклон акума, поэтому советуют кланяться ему первым, дабы не начал (кланяться) акум и не вынудил отвечать на его поклон».

Закон 70

«Считается заповедно хорошим делом, когда еврей держится в стороне от храма акумов, по крайней мере на 4 локтя (например, когда его путь лежит мимо).[142] Согласно с этим, весьма строго запрещается еврею наклонять голову перед названным храмом, например когда заноза [143] попала ему в ногу или же когда он уронил деньги наземь, так что вынужден нагнуться, в этом случае он должен повернуться к храму спиною. Когда у отверстия водного источника находятся христианские образа либо символы [144], тогда еврею не дозволяется пить отсюда, потому что это имело бы вид, как будто, нагибаясь к отверстию, он хотел бы приложиться к образу или к символу».

Иоре де'а 150, 1.

«Доброе дело – удаляться от пути идолов на 4 локтя».

Иоре де'а 150, 2.

«Если кому-нибудь попала заноза в ногу перед изображениями идолов или же он уронил деньги перед ними, тогда он не должен нагибаться, чтобы вынуть эту занозу либо поднять деньги, потому что это выглядит, как будто он нагибается перед ними (идолами), а ему следует присесть на корточки либо повернуться спиною или боком к идолам, и тогда пусть он возьмет (занозу из ноги или деньги с земли)».

Иоре де'а 150, 3.

«Когда вода вытекает из самого лица идола, то не прикладывай своего рта к его рту, потому что это имеет такой вид, как будто целуешь идола».

Закон 71

«Еврею запрещено снимать шляпу перед королями или священниками, у которых на одеянии есть крест или которые носят таковой на груди, дабы не показалось, будто он делает поклон перед крестом.[145] Однако, чтобы не нарушать внешнее приличие, ему надо снять свой головной убор раньше, чем он увидит означенных лиц (стало быть, и крест), или же он должен как бы случайно в их присутствии уронить деньги и нагнуться, чтобы поднять их (его поведение, стало быть, должно иметь вид, как будто он оказывает такому лицу свое уважение, на самом деле же он имеет совсем другое намерение)».

Иоре де'а 150, 3, Хага.

«Перед государями или священниками, которые имеют крест на своем платье или носят на груди образ, как этого требует обычай владык, нельзя преклоняться или снимать шляпу, разве если это делается таким образом, что нельзя определить (для чего наклоняются); например, нарочно роняют деньги (и поднимают их), или же надо встать раньше, чем они придут, и вообще надо снимать шляпу и делать поклон до их приближения».

Закон 72

«Запрещено евреям в квартале или на улице, где они живут, отдавать внаймы либо продавать дома трем акумам, дабы не дошло до того, чтобы квартал или улица стали христианскими.[146] Продажа дома одному или двум акумам была прежде дозволена только для того, „чтобы дома эти служили амбарами, а не для жилья, так как иначе акумы стали бы держать в них своих идолов“. [147] Однако теперь, когда этого случая уже не бывает, евреям дозволяется отдавать внаймы либо продавать дома одному или двум акумам и для жилья».

Иоре де'а 151, 9.

«Не продают и не отдают внаймы дома трем акумам одновременно в еврейском квартале, но одному или двум можно продавать или отдавать внаймы сколько угодно, если мы не опасаемся, что он продаст дом либо отдаст внаймы другим».

Иоре де'а 151, 10.

«Но и там, где разрешается отдавать внаймы, позволили отдавать (дома) под склад, а не под жилище, потому что он постоянно держит в своем жилье идолов (Хага). Тем не менее в наше время есть обычай отдавать внаймы акумам и под жилище, потому что они уже не имеют обыкновения привозить в свои дома идолов».

Закон 73

«Считается большим грехом подарить что-нибудь акуму.[148] Тем не менее ради мира [149] бедным среди акумов дозволено подавать милостыню, навещать их больных, отдавать их покойникам последний долг и утешать родственников умершего, дабы акумы могли подумать, что евреи им друзья, так как они высказывают участие».

Иоре де'а 151, 11.

«Запрещено (еврею) давать безвозмездно подарок акуму, с которым он не знаком».

Иоре де'а 151, 12.

«Разрешается подавать милостыню их бедным, навещать их больных, хоронить их покойников, оплакивать (сих) последних и утешать носящих траур по ним ради мира и согласия».

«Акуму, с которым ты знаком, дарить разрешается, потому что оно (выходит) так, как будто (ты) ему это продаешь».[150]

Закон 74

«Запрещено еврею хвалить акума в его отсутствие, например говоря: „Что за красавец!“ (когда это человек красивой наружности)[151], но еще в тысячу раз строже запрещается прославлять его добродетели, например говоря: „Какой он добрый человек!”, или „Какой он ученый!“, или „Какой он умный человек!“ и т. д. Когда, однако, восхваляя телесную красоту акума, еврей намерен этим воздать хвалу Богу за то, что Он создал такое красивое существо, тогда это дозволяется [152], потому что еврей может хвалить Бога и ради красоты животного, а значит и акума».

Иоре де'а 151, 14.

«При рассказе о них (акумах) запрещено даже выражаться: „Как красив этот акум“; насколько же более запрещается с похвалою упоминать о его поступках или называть его черты, достойные любви. Но, когда при (таком) одобрении ты намерен лишь восхвалить Святого (Бога) – Слава Богу, что Он сотворил столь прекрасное создание, – тогда это дозволяется».

Орах-хайим 225, 10.

«Кто увидит красивые деревья либо прекрасные создания, будь это даже акум или животное, должен говорить: „Хвала Тебе, Господи Боже наш, Царь вселенной, что у Тебя есть подобное в Твоем мире“».

Закон 75

«Еврею запрещено принимать участие в свадебном пире акума, даже когда есть возможность взять с собою собственные кушанья и своего же лакея (т. е. есть кошерно), потому что отсюда могли бы возникнуть общественно-дружеские отношения (чего именно еврей должен всячески избегать); но, когда акум посылает еврею на дом живую птицу или что-нибудь зарезанное евреем, тогда еврею дозволяется есть это у себя на дому».[153]

Иоре де'а 152, 1.

«Когда акум устраивает обед на свадьбе своего сына или своей дочери, то еврею запрещается есть там, даже когда он ест свое (кошерное) блюдо и его же собственный лакей стоит у него и прислуживает ему».

Иоре де'а 152, 2.

«Когда акум, празднуя свадьбу, посылает еврею на дом живность или рыбу, тогда дозволено (есть их)» (Хага). «А также дозволено (есть), когда он посылает ему на дом говядину от скота, убитого, как следует по закону (еврейскому)».

Закон 76

«Запрещено еврею отдавать своего ребенка в христианское учебное заведение либо к мастеру-христианину для обучения какому-нибудь ремеслу, потому что акумы (христиане) соблазнили бы его ко злу. Засим еврей никогда не должен оставаться с акумом наедине, потому что акумы кровожадны. Когда еврей и акум идут по лестнице вверх или вниз, тогда в первом случае еврей должен стараться быть первым, а во втором – последним (стало быть, всегда выше христианина), а то акум мог бы убить еврея, если бы последний стоял ниже. Далее, еврею нельзя нагибаться в присутствии акума, потому что иначе акум мог бы отрубить ему голову. Равным образом запрещено еврею говорить правду, если акум спрашивает, куда он идет, дабы акум не подкрался к нему и не убил его».[154]

Иоре де'а 153, 1, Xara.

«Нельзя доверять им (акумам) ребенка для преподавания ему какой-либо науки или для обучения какому-нибудь ремеслу, потому что они склоняют его к ереси (Христианству)».

Иоре де'а 153, 2.

«Нельзя быть еврею наедине с акумом, потому что они подозреваются в кровопролитии».

Иоре де'а 153, 3.

«Когда ему (еврею) в дороге повстречается акум, на котором есть меч, тогда пусть он даст ему идти с правой стороны (Хага); когда же у акума палка в руках, тогда пусть он пойдет с левой стороны. Если они пойдут по лестнице вверх или вниз, то еврею никогда не следует быть ниже, а акуму выше (Хага); а он (еврей) должен всегда держать его (акума) немного вправо и никогда не должен нагибаться перед ним. Спросит ли он: „Куда идешь?“, то еврей, если ему идти одну милю, должен сказать: „Две мили“».

Закон 77

«Запрещается кормилице-еврейке кормить ребенка акума, даже когда ей платят, потому что она этим помогала бы вырастить акума.[155] Лишь когда она чувствует сильные боли от избытка молока и последнее может сделаться для нее вредным, тогда это дозволяется. [156] Также запрещается еврею учить акума какому-нибудь ремеслу, которым он мог бы прокормиться».

Иоре де'а 154, 2.

«Еврейка не должна кормить ребенка акума, даже за плату. Только когда она имеет излишек молока и оно причиняет ей боли, тогда дозволяется ей кормить ребенка. Запрещено учить акума какому-нибудь ремеслу».

Закон 78

«Запрещено еврею лечиться без платы у врача либо аптекаря акумов, так как, надо предполагать, что в этом случае врач либо аптекарь отравили бы его; за плату же дозволяется пользоваться акумом в качестве врача либо аптекаря, потому что последний тогда поостережется отравлять еврея, дабы не повредить своей репутации».[157]

Иоре де'а 155, 1.

«Рану либо болезнь, хотя бы столь опасные, что ради них приходится осквернить субботу, нельзя давать лечить (такому) акуму, опытность которого не имеет всеобщего признания, ибо мы боимся кровопролития. Даже когда сомнительно, останется ли (больной) в живых или помрет, все-таки нельзя лечиться у него; но когда больной умрет наверное, тогда можно у него (акума) лечиться, потому что (лишний) час жизни не стоит внимания. Когда же он (акум) сообщает только, что такое-то или иное врачебное средство (в данном случае) хорошо или дурно, тогда можно положиться на него, но только нельзя это средство у него покупать» (Хага). «А некоторые говорят, что все это запрещается, лишь когда акум делает даром, но, когда он за это берет плату, тогда дозволено, ибо он боится ущерба своим доходам».

Закон 79

«Разрешается еврею при жизнеопасной болезни пользоваться нечистым (т. е. тем, что по закону он обязан считать нечистым, и употребление того, что вообще запрещено), когда он думает, что может ожидать отсюда исцеления. Но и в этом случае остается недозволенным употреблять для своего исцеления то, что принадлежит (в смысле еврейства) к самому нечистому, а именно к капищу акумов (христианской церкви)».[158]

Иоре де'а 155, 3.

«Где жизнь в опасности, там можно лечиться запрещенными вещами даже таким образом, как их употребляют обыкновенно, а, когда нет опасности для жизни, тогда запрещено пользоваться этими вещами таким способом, как их обыкновенно употребляют; однако дозволяется пользоваться ими так, как их не употребляют обыкновенно»[159] (Хага). «Дозволяется сжечь нечистое животное либо какую-нибудь другую запрещенную вещь и есть, чтобы исцелиться, даже такому больному, у которого нет опасности, за исключением дерева от идолопоклонства. [160]

Закон 80

«Строго запрещается еврею давать акуму стричь себе волосы (на голове или бороде), потому что акум мог бы перерезать ему горло; это разрешается, лишь когда присутствуют несколько евреев или же когда перед ним есть зеркало, дабы тотчас же заметить злое намерение акума перерезать ему горло и поскорее убежать».[161]

Иоре де'а 156, 1.

«Нельзя стричься у акума, исключая, когда присутствуют люди (евреи)» (Хага). «А некоторые усиливают (закон) еще так, что даже, где присутствуют несколько людей, дозволяется бриться[162] у акума бритвою только тогда, когда смотришь в зеркало».

Закон 81

«Еврею не вменяется в прямую обязанность убивать акума, с которым он живет в мире; однако же строго запрещается даже такого акума спасать от смерти, например если бы сей последний упал в воду и обещал даже все свое состояние за спасение.[163] Далее, запрещено еврею лечить акума даже за деньги, кроме того случая, когда можно опасаться, что вследствие этого у акумов возникнет ненависть против евреев. В этом случае дозволяется лечить акума и даром, если еврею нельзя уклониться от лечения. [164] Еще далее, разрешается еврею испытывать на акуме, принесет ли лекарство здоровье или смерть. Наконец, еврей прямо обязан убивать такого еврея [165], который окрестился и перешел к акумам, и уж конечно самым строжайшим образом запрещается спасать этого еврея от смерти».

Иоре де'а 158, 1.

«Тем из акумов, с которыми мы не находимся в войне, а равно и таким, которые выпасают мелкий скот Израиля в Палестине, когда поля большею частью принадлежат Израилю и т. п. (этим акумам) не причиняют смерти; однако же запрещается спасать их, когда они близки к смерти. Например, когда увидишь, что один из них упал в море, то не выручай его, даже если он хочет заплатить. Согласно с этим, их нельзя и лечить даже за деньги, за исключением того случая, когда можно опасаться неприязни (Хага), потому что тогда разрешается даже безвозмездно, когда нельзя уклониться от этого. А также дозволено испытывать на акуме лекарство, полезно ли оно».

Иоре де'а 158, 2, Хага.

«Отступники, отпавшие к акумам и оскверняющиеся среди них идолопоклонством, как и сами акумы, равны тем, которые отпадают на зло (Израилю), а таких низвергают и не вытаскивают».

Закон 82

«Строго запрещено еврею ссужать деньги другому еврею в рост (за высокие проценты), и, наоборот, дозволяется ссужать деньги за лихвенные проценты акуму либо еврею, который сделался акумом, потому что в Св. Писании говорится: „Ты обязан давать жить твоему брату вместе с тобою“. Но акум не считается братом».[166]

Иоре де'а 159, 1.

«По закону Торы дозволено ссужать акуму за проценты, но раввины дозволили брать лишь столько (процентов), сколько необходимо для жизни. В наше время это дозволено во всех видах».

Иоре де'а 159, 2.

«Дозволено ссужать отступнику за проценты, но запрещается у него брать за таковые».

Закон 83

«Запрещается еврею усваивать себе образ жизни акумов – наоборот, он должен прилагать все старания к тому, чтобы отличаться от них, например в одежде, ношении волос, в домашнем обиходе и т. д. Менее же всего дозволяется ему носить такую одежду, которая содержит в себе что-либо специфически христианское (с крестами и т. п.).[167] Но, когда некоторые христианские сословия имеют собственную одежду, например врачи или ремесленники, тогда и еврейскому врачу либо ремесленнику дозволено [168] носить таковую, если благодаря этому он может наживать деньги».

Иоре де'а 178, 1.

«Не следует жить по обычаям акумов (Хага) и не надо становиться похожим на них; нельзя надевать такое платье, какое они носят, или носить свои волосы, как они носят свои; нельзя строить здания, похожие на храмы акумов» (Хага). «Тем не менее, когда у них что-нибудь употребляется для своей пользы, например когда у них всякий опытный врач носит определенное платье, по которому его признают именно за хорошего врача, тогда (евреям-врачам) дозволяется носить подобное же платье».

Закон 84

«У евреев существует закон, по силе коего в известное время они должны совершать очищение через обмывание водою. Когда, совершив это очищение, они повстречают что-нибудь нечистое или возбуждающее отвратительное, либо акума, тогда они должны предпринимать очищение сызнова, так как один только вид нечистой вещи или акума без всякого прикосновения к ним уже оскверняет».[169]

Иоре де'а 198, 48, Хага.

«Женщины должны заботиться о том, чтобы при выходе из купальни им (прежде всего) попалась навстречу подруга, дабы не повстречаться сперва с нечистой вещью либо с акумом. Если же нечто подобное случится, тогда богобоязненная женщина должна очиститься еще раз».

Закон 85

«Когда еврей украл что-нибудь у акума, но перед судом отвергает это и его хотят привлечь к присяге, тогда другие евреи, которые знают о краже, обязаны в качестве посредников потрудиться, чтобы привести дело к миролюбивому соглашению между евреем и акумом. Когда же это не удается и еврею, буде он не желает проиграть дело, уклониться от присяги невозможно, тогда ему дозволяется присягнуть ложно, а в душе эту лжеприсягу уничтожить, думая про себя, что ему нельзя было поступить иначе. Однако закон этот сохраняет силу лишь в том случае, когда акум не имеет средств разузнать о краже иным способом; когда же он может узнать о ней иначе, тогда еврею нельзя принимать лжеприсягу, дабы не осквернилось Имя Господне.[170] Есть правило, что в том случае, когда еврею грозит телесное наказание, ему дозволяется присягнуть ложно, даже когда его могли бы изобличить в клятвопреступлении и когда (следовательно) само Имя Господне может быть осквернено. Там же, где угрожает лишь денежный штраф, там принимать лжеприсягу разрешается не иначе, как при условии, что изобличение в лжеприсяге невозможно и что (стало быть) Имя Господне не будет осквернено». [171]

Иоре де'а 329, 1, Хага.

«Когда еврей обокрал акума и его (еврея) приводят к присяге в присутствии других евреев, а они знают, что он намерен дать ложную присягу, тогда они должны заставить его помириться с акумом и не присягать ложно, даже если он вынужден присягнуть, потому что его присягою осквернится Имя (Господне). Но когда принуждают его к (присяге) и когда по обстоятельствам дела нет осквернения Имени (Божия), тогда он должен в сердце своем объявить присягу недействительною, потому что он принужден к ней, как об этом уже сказано выше, в параграфе 232».

Комментарий.

«Смотри там (отдельное №14 постановление в Хага): когда угрожает смертная казнь, тогда это называют присягою по необходимости и не делают никакого различия, заключается ли в этом осквернение Имени (Божия) или же нет, но при денежных штрафах (можно) только тогда приносить ложную присягу, когда нет опасности осквернить Имя (Божие)».

Закон 86

«Запрещено еврею подавать милостыню или ссужать что-нибудь тому, кто отвергает хотя бы только один закон, а тем паче такому еврею, который сделался акумом, потому что еврей не обязан давать этому (ренегату) жить. Впрочем, подавать милостыню акуму разрешается, дабы не возникало ненависти против евреев».[172]

Иоре де'а 251, 1.

«Когда кто-нибудь с намерением нарушает хотя бы один закон Торы и не кается в этом, тогда ты не обязан его кормить или ссужать ему (Хага), однако подавать милостыню бедным нохрим дозволяется наравне с бедными евреями – ради мира и тишины».

Иоре де'а 251, 2.

«Кто с намерением нарушает закон, хотя бы только один закон, например кто ест мясо околевшего животного там, где можно достать кошерного мяса, то его запрещается выкупать, когда он попадает в плен».

Закон 87

«Еврею строго запрещается принимать милостыню от акума[173], потому что, по воззрению евреев, благословляется [174] тот Богом, кто подает цедаку, т. е. милостыню еврею. Следовательно, благословился бы и акум, если бы еврей принял от него милостыню (евреи именно полагают, что христиане все еще существуют единственно потому, что через них перепадало кое-что и на долю евреев, а если бы евреи лишили их и этой возможности, то они скоро разбились бы, как „хрупкая посуда“, т. е. погибли бы окончательно). Поэтому, когда король либо другой властитель из гоев (христиан) посылает евреям деньги для раздачи среди их бедных, тогда, хотя и нельзя возвращать этих денег обратно, дабы не оскорбить короля, но нельзя и раздавать их бедным из евреев, а следует втихомолку отдать бедным из христиан».

«Когда же государь дарит что-нибудь синагоге, тогда дозволяется принимать это, ибо проистекающее отсюда благословение не столь важно. Однако от еврея, сделавшегося христианином, нельзя принимать и этого».[175]

Иоре де'а 254, 1.

«Запрещено еврею открыто принимать милостыню от акума».

Иоре де'а 254, 2.

«Когда нееврейский король или князь посылает евреям деньги, тогда их не отсылают обратно ради мира с королем, а втихомолку раздают их бедным акумам, но так, чтобы король не узнал об этом» (Хага). «И все это имеет силу лишь тогда, когда они (акумы) дают деньги как милостыню; когда же они дарят что-нибудь для синагоги, тогда дозволяется принимать от них, но только не от еврея, который стал акумом».

Закон 88

«Браки среди акумов не имеют связующей силы, т. е. сожитие их все равно что случка лошадей. Поэтому их дети не стоят к родителям ни в каких человеческо-родственных отношениях, а когда родители и дети сделались евреями, то, например, сын может жениться на своей собственной матери. Впрочем, раввины высказались против применения этого правила в жизни, дабы акумы, принявшие еврейство, не говорили, что акумы набожнее евреев, так как у них (акумов) не дозволяется сыну жениться на матери».[176]

Иоре де'а 269, 1.

«По закону прозелит может жениться на своей матери или же на сестре своей матери, которые приняли еврейство; однако раввины запретили это, дабы они (прозелиты) не говорили: „Наша прежняя религия была строже, чем теперешняя“».

Закон 89

«У евреев существовал закон: при уборке хлеба оставлять что-нибудь по краям полей или же не убирать вовсе некоторой части колосьев на полях для бедных из евреев. Но, с тех пор как евреи рассеяны между акумами и их поля лежат среди полей акумов же, все это запрещено, потому что (при сохранении прежнего порядка) могли бы собирать колосья и бедные из акумов.[177]

Иоре де'а 332, Хага.

«Но теперь уже не делают этого (не оставляют колосьев), потому что (теперь) большинство – акумы, и если бы (колосья) оставлялись, то приходили бы акумы и убирали бы их».

Закон 90

«Среди 24 случаев, в которых раввин обязательно подвергает еврея анафеме, находятся и следующие два, весьма не безразличные для христиан:

А. Предполагая продать свой участок земли акуму, еврей, когда у него сосед тоже еврей, обязан выдать сему последнему письменное обязательство в том, что принимает на себя ответственность за все неприятности, которые для того еврея могут возникнуть из такого нового соседства. Если же принять на себя такую ответственность он не пожелает, то раввин обязан наложить на него проклятие, т. е. исключить из общины.[178]

Б. Второй случай уже приведен в законе 21».

Иоре де'а 334, 43.

«В 24 случаях бет-дин обязан подвергать еврея анафеме… например, когда кто-нибудь продал акуму свою землю, тогда надо исключить его, пока он не возьмет на себя ответственность за всякое насилие, которое акум причинит своему еврейскому соседу».

Закон 91

«Если в присутствии еврея умирает другой еврей, то в момент, когда душа расстается с телом, он должен в знак печали оторвать у себя клочок своего платья, даже если умирающий был грешником. Но, когда он присутствует при смерти акума или еврея, сделавшегося акумом, тогда это выражение печали воспрещается, потому что еврей должен радоваться такому случаю».[179]

«Далее, запрещено еврею отдавать последний долг акуму[180], например сопровождать его прах до могилы либо держать надгробную речь (ср. закон 73), и лишь там это дозволено, где это случается ради мира и спокойствия».

Иоре де'а 340, 5.

«Кто присутствует, когда умирает мужчина или женщина во Израиле, (тот) обязан оторвать (клочок от платья), если даже он (умирающий) грешил много раз, и с умыслом, или же если он упускал момент творить добрые дела, потому что они были ему в тягость (Хага). Но об отъявленном грешнике нельзя печаловаться, не говоря уже о еврее, который сделался акумом».

Иоре де'а 340, 8.

«Не печалуются об акумах и о рабах и не делают им (последних) проводов».

Закон 92

«Запрещено еврейскому священнослужителю (ср. закон 5) прикасаться к мертвому человеку или даже быть в доме, где находится покойник. Однако под человеком следует разуметь лишь еврея, потому что сказано: „Если человек умрет в шатре, то всякий, кто придет в шатер, нечист“ (Числ. 19, 14). Входить же в дом, где умер акум, еврейскому священнослужителю дозволяется, потому что акумы должны быть рассматриваемы не как люди, а как животные».[181]

Иоре де'а 372, 2.

«Надлежит священнослужителю быть осторожным и не ходить на могилы акумов (Хага), хотя (раввины) (в этом отношении) и не так строги».

Закон 93

«Когда у еврея акум или акумка находятся в услужении в качестве прислуги и кто-нибудь из них в его доме умрет, тогда запрещается другому еврею утешать его за этот смертный случай как за смерть человека, но он вполне волен сказать: „Да возместит тебе Бог твой убыток“, как говорят человеку, у которого околел бык либо осел».[182]

Иоре де'а 377, 1.

«Ради (умерших) слуг и служанок не говорят слов утешения оставшимся после них (их господам), а надо сказать ему (хозяину): „Да возместит тебе Бог твой убыток“ – совершенно так же, как говорят человеку, когда у него околеет бык или осел».

Закон 94

«Строго запрещено еврею делать подарки акуму в его Новый год, потому что акумы рассматривают это как счастливое предзнаменование для Нового года и радуются этому. Но, когда еврею невозможно уклониться от этого обычая, тогда он должен отправить свои подарки заранее. Если же, благодаря тому что он посылает их не в самый день праздника, а раньше, он может навлечь на себя неприязнь или убытки, то ему дозволяется делать подарки и в самый Новый год».[183]

Иоре де'а 148, 5.

«Запрещено посылать акуму подарок в их праздник, исключая, когда знаешь, что он (акум) не верит в идолы и не служит им».

Иоре де'а 148, 12, Хага.

«Поэтому, когда придешь в город и найдешь, что они (акумы) радуются в свой праздник, тогда радуйся (и ты) с ними, чтобы избегнуть неприязни, потому что это есть то же, что притворство. Но, кто заботится о спасении своей души, тот старайся не радоваться с ними и, если возможно, сделай это, не навлекая на себя вражды. Также в наше время, когда желаешь послать акуму подарок в восьмой день после Рождества, который они называют Новым годом, то, раз они считают хорошим предзнаменованием, когда получают подарки в этот праздник, необходимо посылать ему подарок сколь возможно накануне этого дня; если же нет возможности, то посылай и в самый праздник».[184]

Закон 95

«Строго запрещается евреям осквернять свое кладбище, т. е. отправлять здесь известные надобности или пускать туда акумов. Вообще же отнюдь не дозволено евреям иметь какое-нибудь удовольствие либо выгоду от еврейского кладбища, но, когда земля еврейского кладбища принадлежит акуму, тогда дозволяется продавать могущую быть прибыль кладбища (например, траву или деревья), чтобы из выручки мало-помалу приобретать его в свою собственность, так как срам для умерших израильтян – покоиться на земле акумов».[185]

Иоре де'а 368, 1.

«На кладбище не ведут себя непристойно. Не дают пастись скоту по могилам, не роят водосточных канав, не устраивают проходов и не косят на могилах травы. А когда кто-нибудь снял ее или когда ее надо удалить для рытья могил, тогда ее сжигают на том же месте» (Хага). «Продают означенные предметы, чтобы спасти кладбище из рук акума, потому что это честь умершим».

Закон 96

«Когда акум (христианин) женится на акумке (христианке) или же когда еврей, принявший христианство, женится на еврейке, также сделавшейся христианкою, тогда их браки не имеют законной силы.[186] Ввиду этого если акум (христианин) или акумка (христианка) стали евреями, то им дозволяется вступать в новый брак, не требуя от них развода, хотя бы до этого они прожили двадцать лет вместе (ср. закон 98), потому что брачная жизнь акумов должна рассматриваться не иначе, как блуд».

Эбен га-эцер 26, 1, Хага.

«Когда акум или еврей, ставший акумом, женился по своей религии на акумке или на еврейке, которая сделалась акумкой, и впоследствии перешел в еврейство, тогда не обращают никакого внимания на их (прежнее) бракосочетание и ей (жене) дозволяется уйти от него без разводного письма, даже если он прожил с нею много лет – это (был) только блуд».

Закон 97

«Строго запрещено еврею бить своего ближнего сочеловека (т. е. еврея), будь сей последний даже грешником.[187] И кто ударит своего ближнего сочеловека, тот считается раша, т. е. безбожником, и подлежит анафеме до тех пор, пока не испросит прощения у своего ближнего. Однако ближним следует считать только еврея, бить же акума не составляет никакого греха. [188] Когда акум сделался евреем и еврей ударит его, тогда виновный обязан вознаградить его за убытки (за лечение), но он не подлежит анафеме, и самый поступок ему не ставится в такую вину, как если бы он ударил природного еврея».

Хошен га-Мишпат 420, 1.

«Запрещено еврею бить своего ближнего, и, когда он бьет его, он нарушает заповедь. И, кто поднимет руку свою против ближнего, чтобы ударить его, если и не ударит его, того называют безбожным» (Хага). «Некоторые говорят, что древние подвергали анафеме человека, который бьет своего ближнего, и надо снять с него (проклятие), чтобы можно было причислить его к десяти».

Хошен га-Мишпат 422, 1.

«Когда кто-нибудь ударит своего ближнего, тому, если бы даже он оплатил ему пять вещей,[189] все-таки не извиняется, пока он не испросит прощения и этот не простит его».

Закон 98

«Когда еврей женился на акумке[190], тогда ему следует дать 39 ударов и брак считается недействительным [191], а бет-дин обязан сверх того подвергнуть его анафеме. Даже когда еврей женился на еврейке, то, если сия последняя стала акумкою, ему дозволяется взять себе другую жену без предварительного производства о разводе, потому что акумы должны быть рассматриваемы не как люди, а как лошади».

Эбен га-эцер 16, 1.

«Еврей, женившийся на акумке, или еврейка, вышедшая за акума, получает 39 ударов по закону, потому что сказано: „Не вступай с ними в родство“».

Эбен га-эцер 44, 8.

«Когда еврей женится на акумке либо на рабыне, тогда (брак) не считается законным, потому что они не способны (к браку), и также (брак) не считается законным, если акум или раб женится на еврейке».

Талмуд Киддушин, 68а.

«Откуда мы это знаем? Раб Гуна говорит: в Писании сказано: „Останьтесь вы здесь с ослом“, т. е. с народом, который равен ослу. Отсюда мы видим, что они не способны к браку».

Талмуд Иебамоф, 98а.

«Тора сделала его детей свободными[192] от него [193], потому что сказано: “У которых плоть – плоть ослиная и похоть как у жеребцов”».

Тозефот к Талмуду Кетубот, 36.

«Его (акума) семя рассматривается как семя скотины».

Закон 99

«Когда у еврея умрет член его семейства, по которому ему следует горевать, тогда в течение семи дней ему нельзя оставлять своего дома и даже делать (у себя дома) дела с целью наживать деньги. Но, когда ему представляется случай ростовщичествовать с акумом, тогда ему разрешается выходить из дому и прерывать траур, потому что это доброе дело, которого упускать не следует, так как в будущем может и не представиться подобного случая».[194]

Иоре де'а 380, 3.

«Наравне с тем, что ему (скорбящему по покойнику) воспрещено совершать работу, запрещается ему и торговать либо ходить с предметами торговли из одного города в другой».

Иоре де'а 380, 5.

«Запрещено совершать свою работу и через других (Хага), даже через акума, исключая, когда есть что-нибудь, чего он (скорбящий) мог бы лишиться, потому что разрешается делать через других (то), чего можно лишиться» (Хага). «И некоторые говорят, что, когда он не может сделать через других, а это есть нечто (такое), чего он мог бы лишиться, (тогда) дозволяется скорбящему сделать это самому».

Иоре де'а 380, 7.

«За проценты через других дозволено ссужать таким акумам, которые у него (скорбящего) обыкновенно берут (деньги взаймы), потому что это такое дело, которого он мог бы лишиться».

Закон 100

«Каждый еврей обязан жениться для продолжения и размножения рода человеческого.[195] Поэтому он должен брать себе жену, от которой он еще может иметь детей, – значит, нестарую и вообще не такую, для которой это невозможно. Только когда жена [196] имеет деньги и он хочет жениться на ней ради денег, тогда это ему дозволяется и бет-дин не вправе запретить ему жениться даже на такой, от которой он уже не может иметь детей».

«Когда у еврея уже есть дети, хотя бы незаконнорожденные[197] или тупоумные, тогда он исполнил свою обязанность размножать род человеческий. Но когда его дети акумы – например, когда он был акумом и имел детей, а затем перешел в еврейство, дети же остались акумами [198], – тогда он не исполнил свой долг содействовать продолжению и размножению человеческого рода, потому что дети акумов не могут быть и сравниваемы даже с незаконнорожденными или с идиотами еврейского происхождения».

Эбен га-эцер 1,1.

«Каждый еврей обязан жениться для продолжения и размножения (человеческого рода)».

Эбен га-эцер 1, 3, Хага.

«Когда еврей, потому что сердце его привязано к ней либо из-за денег, еще не исполнил закон размножения и (однако) намерен жениться на женщине, у которой не может быть детей, например когда она бесплодна, слишком стара или же слишком молода, тогда следовало бы не допускать этого по закону, но вот уже в течение многих поколений не особенно обращают внимание на подобные браки».

Эбен га-эцер 1,6, Хага.

«Будь сын и незаконнорожденный или глухонемой, сумасшедший или маленький (карлик), все равно он (еврей-отец) исполнил заповедь».

Эбен га-эцер 1,7.

«Если он имел детей, будучи акумом, (а затем) и он и они сделались евреями, то он исполнил заповедь».


Загадка Сионских протоколов

Главное гнездо врагов России за границей. Они мечтают весь мир поработить себе; в своих тайных секретных протоколах они называют нас, христиан, прямо скотами, которым бог дал, говорят они, образ человеческий только для того, чтобы им, якобы избранным, не противно было пользоваться нашими услугами… С сатанинской хитростью они ловят в свои сети людей легкомысленных, обещают им рай земной, но тщательно укрывают от них свои затаенные цели, свои преступные мечты. Обманув несчастного, они толкают его на самые ужасные преступления якобы ради общего блага и действительно обращают его в послушного раба.

Священномученик Владимир, митрополит Киевский и Галицкий


Итак, мы ознакомились с самым чудовищным документом в истории человечества. Вряд ли требуются пространные комментарии к этому талмудическому произведению. Его статьи говорят сами за себя. По сути дела, это не религиозная книга, а фашистская инструкция по враждебному отношению ко всем неевреям, и особенно христианам.

В целом приведенные мною законы Талмуда, систематизированные в сборнике Шулхан-арух, можно вкратце сформулировать следующим образом:

• Все, кроме евреев, являются неполноценными существами, равными животным, с которыми можно обращаться как заблагорассудится.

• Понятие «мораль» неприемлемо к неевреям, которых можно безжалостно эксплуатировать, обманывать, обирать, преследовать, дискриминировать, грабить, насиловать и даже убивать.

• Имущество неевреев является потенциальной собственностью евреев.

• Евреи – высшие существа, им принадлежит будущее, сам «бог» «дает им право» господствовать над человечеством.

• Все, кто не признает «право» евреев господствовать над миром, должны быть уничтожены.

Глава 3

Расовая доктрина иудаизма. – Неевреи должны погибнуть. – Воскреснут только иудеи, а благочестивые гои будут их рабами. – Расовая обособленность и противостояние другим народам. – Неизбежность расовых чисток.

Расовая доктрина иудаизма основывается на положении Талмуда, что «вся вселенная и ее произведения сотворены только для еврея, который, как любимец Бога, обладает высшими небесными богатствами и должен поэтому пренебрегать ничтожными земными благами. Еврейская нация, хотя и распространенная по всему земному шару… считается избранной и не должна сливаться с другими народами. Всякий еврей назначен Богом быть миссионером и учителем других народов, которые рано или поздно все без исключения признают его великое учение; пока же настанет это блаженное время, великодушный ментор вправе считать всех подчиненными ему существами, подобно всей природе, созданными Богом для его пользы и блага».[199] Талмуд учит иудеев: «Вы все евреи, вы люди, а прочие народы не люди, так как их душа происходит от злых духов, тогда как души евреев происходят от Святого Духа Божия» (рабби Менахем). «Бог дал евреям власть над жизнью и имуществом других народов» (рабби Альбо). [200]

В этих талмудических постулатах чувствуется определяющее влияние расистского учения секты фарисеев.

Дав иудеям Талмуд, отмечал В. Мокшанский, фарисеи не только привили им сознание расового превосходства в силу их происхождения, но и вложили в их сердца желание завладеть всем миром. Талмуд формулирует окончательную расовую задачу иудаизма, предсказывает, что именно произойдет в конце времен, когда придет царь-мессия, который раздавит всех неевреев колесами своей колесницы: в это время будет великая война, во время которой погибнет две трети народов. Иудеи-победители затратят семь лет на сожжение оружия побежденных. Эти последние подчинятся иудеям и поднесут им богатые дары, но царь-мессия не примет дани неевреев, которые все должны быть уничтожены. Все неисчислимые богатства народов перейдут в руки иудеев. Богатства же царя-мессии будут столь велики, что одни ключи для запирания складов, где они будут храниться, составят груз, который под силу только тремстам вьючным животным; что же касается простых иудеев, то самый незначительный из них получит 2800 рабов. После истребления неевреев глаза оставшихся просветятся: они попросят обрезания и одежду посвящения – мир будет населен исключительно иудеями.[201]

Идея неизбежности расовых чисток является одной из главных в иудаизме. Талмудические авторитеты постоянно декларируют это в своих трудах.

Как писал раввин Яков Хазижшет, «вся надежда на распространение господства Израиля зиждется на том, что должно до основания извести всех гоимов. Все страны земного шара обещаны нам. Затем уже от размножения нашего и акклиматизации зависит господство наше над всеми и всем. Внемлите, как велико счастье принадлежать к народу, избранному Богом! Если размножение наше будет так же продолжаться, как до настоящего времени, недалеко то будущее, когда вся земля сделается неотъемлемым наследием нашим. От размножения прямо зависит господство наше над землей, и потому не отступайте ни на шаг от заповеданных вам священных правил (т. е. закона о размножении «пирие-веривие»). Какая радость охватывает меня, когда вижу, как все города, местечки и селения быстро населяются как бы из земли вырастающими евреями, а гоимы из всех торговых пунктов и центров вытесняются на окраины! Они стали и должны стать нашей рабочей животной силой».[202]

Особый накал расовой ненависти иудеи-талмудисты проявляют в отношении христианских народов. Как свидетельствовал крещеный еврей Сикст Сиенский, Талмуд обязывал каждого еврея находиться в постоянной войне с Христианским миром. Сикст приводит некоторые правила Талмуда: «1. Мы приказываем, чтобы каждый еврей проклинал три раза в день весь христианский мир и молил Бога посрамить и истребить его со всеми царями и князьями; священники в особенности должны возносить эту молитву в синагоге по ненависти к Иисусу. 2. Бог повелел евреям присваивать себе имущество христиан сколь возможно чаще и всевозможными средствами: обманом, насилием, лихоимством, воровством. 3. Приказано всем евреям смотреть на христиан как на скотов и не обращаться с ними иначе, как с бессмысленными животными. 4. Евреи не должны оказывать язычникам ни добра, ни зла, обязаны стараться всеми силами убивать христиан. 5. Если еврей, желая убить христианина, случайно убьет еврея, то он заслуживает прощения. 6. Если еврей увидит христианина на краю пропасти, то обязан тотчас же столкнуть его туда»[203].

История доносит множество примеров массовых убийств, совершенных фанатичными иудеями во имя своей расистской доктрины. Например, один из самых веселых и почитаемых иудеями праздников – Пурим напоминает им о факте массового геноцида, который их предки совершили в V веке до Рождества Христова в отношении персов. В одну ночь иудеи умертвили 70 тыс. персов от мала до велика, а остальных заставили принять иудаизм.

В 610 году палестинские иудеи вырезали 30 тыс. мирных христиан так же, как в Пурим, не жалея стариков, женщин и детей. По тем временам это был настоящий холокост.[204]

Евреи, заявляют сегодняшние талмудисты, «народ божий, носитель единственно верного понимания» жизни, они «выше всех остальных народов в религиозном и моральном отношении, а также по своему предназначению».[205]

«Неиудеи, – утверждает Талмуд, – не имеют смысла, а потому и не заслуживают милости».[206] Перед открытием царства мессии евреи должны заставить все народы выполнять по крайней мере Ноевы заповеди, и всех тех, кто станет отвергать их и упорствовать, – убивать. [207]

Семь Ноевых заповедей в интерпретации талмудистов означали условия, при которых возможно установление иудейского оккупационного режима. Они предполагали, во-первых, беспрекословное повиновение иудейским властям; во-вторых, «не оскорбление имени божия» в том смысле, как его понимали иудеи; в-третьих, запрещение идолопоклонства, т. е. исповедование Христианства и других религий; в-четвертых, неупотребление в пищу крови, т. е., как иудеи, должны были использовать только кошерное мясо.[208]

Гои, неполноценные народы, останутся такими и после смерти. Воскреснут одни только евреи.[209] Что же касается благочестивых людей из прочих народов, удостоенных участия в будущей жизни в царстве мессии, то они явятся в качестве рабов и прислужников евреям. [210]

По учению Талмуда, в день всеобщего суда, когда бог раскроет книгу закона, чтобы наградить каждого еврея за преданность вере отцов, предстанут перед ним и прочие народы с мольбами о позволении выполнить им хоть одну заповедь о кущах, как самую легкую. Им дозволится выполнить ее, но в то же время солнце по велению бога будет столь сильно жечь лицо и глаза этим народам, что они с хулой на бога откажутся от принятой к выполнению заповеди и господь посмеется над ними.[211]

В силу своей «избранности» иудеи считают себя людьми «особо близкими к богу», святыми. Согласно учению Талмуда, святость для евреев означает отдаление и отделение от всего прочего человечества. Логика иудейско-талмудической традиции такова: «Как Бог отделен от мира, так и иудеи должны держаться вдали от остальных народов». Чтобы быть «царством священников и народом святым», заявляют иудеи, следует «держаться вдали от народов мира и их отвратительных дел». Община, гетто, как сплоченная группа единомышленников, делает это отделение более легким и безопасным.[212] В этом намеренном и даже демонстративном обособлении от гоев также отчетливо проявляется еще одна сторона иудейского расизма.

Как справедливо отмечал ученый Соломон Лурье, причины неприязненного отношения к евреям кроются в них самих.[213] Внушенная Талмудом параноическая расистская идея «избранничества» постоянно подталкивает их на путь преступлений против человечества. Фашизм, как таковой, родился не в XX веке, а в один год с Талмудом. Непомерные амбиции и расистское презрение к другим народам, воспитанные Талмудом, ориентируют иудеев противостоять всем народам, видеть в них врагов и в каждой стране создавать свое «государство в государстве».

Чтобы сохранить свою расовую чистоту, в какой бы стране они ни жили, евреи везде строили свое особое еврейское государство. И, как отдельно стоящие форты составляют единую мощную крепость, так и совокупность по разным странам разбросанных еврейских «национально-государственных организмов» составляет единое всемирно-еврейское государство.[214]

Глава 4

Синедрион. – Секта фарисеев захватывает власть над еврейским народом. – Диктатура наси и «князей изгнания». – Академии. Синагога как националистическая организация. – Национал-социалистические функции раввинов.

Талмуд и расовая доктрина иудаизма являлись орудием порабощения еврейского народа, превращения его значительной части в своего рода тайную организацию, националистическую партию, возглавляемую расистскими лидерами.

Органами управления этой тайной организации стали Синедрион, академии, синагоги. Вначале представлявший все слои еврейского народа, Синедрион постепенно подпадает под влияние сатанинской, изуверской секты фарисеев, представителей которой Иисус Христос называл «сынами дьявола». Именно в ее среде создаются талмудические законы, которым евреи были обязаны подчиняться под страхом проклятия или даже смерти. Фарисеи и их последователи и наследники постепенно вытесняют на второй план Священное Писание, подменяя его произвольным толкованием Талмуда.[215]

Используя свою власть, сектанты стремятся изолировать евреев от других народов, под страхом смерти запрещая всякие контакты с иноверцами.

Синедрион, как верховный административный, законодательный и судейский орган иудеев, первоначально возник в Иерусалиме и состоял из 72 членов под председательством первосвященника. Члены его избирались подачей голосов или жребием из священников, ученых книжников, старейшин и руководителей районных органов власти. Председателем был первосвященник, который назывался «глава», или «наси». Причем иудейский царь не мог быть таким главой. Наси обладал огромной властью, он назначал и созывал собрания Синедриона, ни один из вопросов не мог быть решен без его одобрения.

Синедрион состоял из трех групп членов. К первой группе принадлежали первосвященник, священники, главы священников, облеченные высшей властью; ко второй – представители колен, старейшины, районные администраторы; к третьей – книжники, законоведы, ученые толкователи закона в части духовных, светских и гражданских дел; третья группа формировалась преимущественно из состава фарисейской и саддукейской сект.

Ведению Синедриона подлежала практически вся жизнь еврейского народа во всех ее проявлениях – от религиозных, государственных, политических до семейных и бытовых. Решение Синедриона было законом для каждого еврейского колена. Верховная власть Синедриона распространялась и на царя, который без его одобрения не мог принять ни одного важного политического решения, начать войну, наказать государственного преступника. Синедриону принадлежало право жизни и смерти над всеми иудеями. После покорения Иудеи римлянами этого права Синедрион официально лишался, хотя продолжал использовать его тайно.

После разрушения Иерусалима в 70 году в условиях римского господства власть в Синедрионе окончательно перешла в руки сатанинской секты фарисеев. Как отмечено в иудейских источниках, «разрушение Второго храма в 70 году н. э. привело к победе партии фарисеев над остальными течениями внутри иудаизма. Сектантство не исчезло сразу, но, несмотря на это, фарисейство очень скоро стало синонимом иудаизма, как такового, а над еврейской общиной установился раввинский контроль». Глава фарисеев стал общепризнанным наси – руководителем Синедриона и господином над всеми евреями, жившими на территории Римской империи.[216]

Еврейский народ оказался полностью во власти сатанинской силы врагов Христа. Обличая иудейскую секту фарисеев, Христос сказал: «Если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел… Почему вы не понимаете речи Моей? Потому что не можете слышать слова Моего! Ваш отец – дьявол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он – лжец и отец лжи» (Ин. 8, 42-44).

Сатанинская секта фарисеев не только захватила власть над еврейским народом, но и обеспечила себе в ней преемство. Каждый член Синедриона присвоил право выбирать заместителя, тоже фарисея, который в случае смерти самого члена занимал его место. Таким образом обеспечивалась непрекращающаяся преемственность сатанинской власти над еврейским народом.

Захватив власть в Синедрионе, секта фарисеев объявила свое изуверское учение и расовую доктрину обязательными для всех евреев. Фарисейские наси законодательно определяли все важнейшие моменты жизни еврейского народа, придав даже семейным и бытовым отношениям строго религиозный характер в соответствии с фарисейской традицией.

После падения Иерусалима Синедрион переместился в Яффу, а затем, когда стало возможно, вернулся в Иерусалим. В новых условиях глава Синедриона наси получает право, кроме всех своих властных функций как царь, взимать подати с иудеев, в какой бы стране они ни жили. Сбор податей продолжался до V века и был формально запрещен византийским императором Феодосием Младшим.

Затем, до начала XI века, местом пребывания Синедриона был Вавилон. Новыми главами Синедриона вместо наси стали «князья изгнания», наделенные диктаторскими полномочиями решать дела иудеев во всем мире. Вавилонские «князья изгнания» в VI веке организовали две академии (иешивы) иудейских мудрецов, главы которых получили титул гаонов, что означает «краса» или «гордость» иудейского мира. Гаоны вавилонских школ считались самыми великими мудрецами, духовными руководителями иудейских общин всего мира. Гаоны пропагандировали только что завершенный Вавилонский Талмуд, объявляя его вершиной земной и небесной мудрости.

В 1005 году за тяжкие преступления «князь изгнания» Езекия и многие члены Синедриона были казнены. После этого Синедрион, постоянно воспроизводясь за счет заранее избранных преемников, ушел в глубокое подполье, проявляясь то в Константинополе, то в Испании, то в Германии, пока в XVI веке не обосновался в западнорусских землях.

Возвращаясь к первому столетию после Рождества Христова, следует отметить, что именно тогда были заложены стереотипы тайной иудейской власти не только в центре, но и на местах. Крупные региональные общины иудеев воспроизводили структуру власти центра.

Руководство синедрионами как в центре, так и на местах осуществлялось семейными династиями, подобно династиям первосвященников. Дом Хиллела, начиная с Гамлиэля II (около 85 г. Р. X.), держал власть в своих руках вплоть до 425 года, когда Гамлиэль VI умер, не оставив наследника, а византийские власти отказали евреям в назначении нового наси.[217]

В эпоху, последовавшую за разрушением Иерусалима в 70 году, абсолютное большинство раввинов были под контролем династии Хиллела, и их тесные связи с ней способствовали упрочению реальной власти наси. Власть наси и Синедриона опиралась на синагогу и раввинов. Синагогиальная администрация обычно состояла из богатых и влиятельных членов общины. Она занималась наймом должностных лиц и надзором за ними, распоряжалась финансами общины и благотворительными фондами.

Стратегия управления иудейской общины разрабатывалась в бетмидраше – раввинистической академии. Во все времена наиболее влиятельной была академия, находившаяся в ведении наси. В ней собирались не только учащиеся, но и главы других академий для обсуждения проблем, затрагивающих интересы общины в целом или связанных с толкованием закона. Через эту академию проводились назначения судей и должностных лиц, власть которых распространялась на всю еврейскую общину. Кроме нее, существовали другие академии, которые возглавляли «наиболее выдающиеся мудрецы», жившие в различных районах страны. Часто эти академии поставляли судей и учителей в ближайшие к ним деревни, поддерживая таким образом свой статус составной части общины. Поскольку академии были центрами изучения Торы и Талмуда, их лидеры проповедовали, что ни одна община не может обойтись без своей академии. В Вавилонии, Италии, Испании, Франции, Германии и Восточной Европе академии (иешивы) и общинные дома учения возникали сразу же, как только туда приходили евреи.[218] Академии эти, таким образом, объединяли функции национально-религиозной организации и учебного заведения.

Фактически под влиянием идеологии секты фарисеев, заложивших все властные структуры еврейского народа, не только государственная и общественная жизнь иудеев, но и семья и быт подпали под полный национально-религиозный контроль. Кодексом, регулирующим все стороны жизни евреев, стал Талмуд, а его рабочим инструментом – синагога, зародившаяся еще в эпоху вавилонского пленения.

Как и академия, синагога была не столько религиозной, сколько национально-общественной организацией, своего рода клубом, заменившим иудеям, реально отказавшимся от Истинного Бога, священное Богослужение. В этой структуре раввин был не священником, а своего рода национальным организатором, водителем, фюрером определенной части иудеев. В функции раввина входило не столько богослужение, сколько организация иудеев по национально-религиозному признаку. Говоря современным языком, синагога была своего рода партийной школой, а раввин – секретарем партийной организации. Раввин наблюдал за соблюдением иудеями различных национальных и религиозных правил, следил за расовой чистотой, а в случае отступления от иудейского закона доносил об этом вышестоящим властям, которые принимали к нарушителю карательные меры.

Синагога была школой для иудеев, детей посылали туда для обучения с самого раннего возраста. В рыночные дни здесь делались объявления, касающиеся ведения общественных дел, собирались и распределялись деньги. Неудивительно, что иудеи называли свои синагоги «бет-кнесет», что означает «дом собраний», центр национально-общественной жизни.

Глава 5

Золотой век иудаизма в Испании. – Сотрудничество с оккупантами. – Угнетение испанского народа. – Синедрион и «орел синагоги» Маймонид. – Конец иудейского ига. – Притворное обращение иудеев в Христианство. – Инструкции еврейских лидеров. – Методы тайной войны. – Еврейские мыслители против человеконенавистнической и расистской идеологии Талмуда.

В VIII веке христианская страна Испания была почти полностью захвачена арабами. Вместе с завоевателями на Пиринейский полуостров пришли иудеи, которые составили костяк в администрации и торговле оккупированной страны. Для испанского народа наступили черные времена. Гнет и эксплуатация испанцев со стороны иудеев были необыкновенно тяжелыми и сравнимы, пожалуй, только с татаро-монгольским игом на Руси.

Эта одна из самых черных страниц испанской истории считается золотым веком иудеев. Захватив все жизненно важные центры, иудеи чувствовали себя в Испании хозяевами.

Иудеи проникли в высший эшелон власти оккупационного режима. Так, Абу-Исаак Ибн-Шапрут заведовал иностранными делами, торговлей и финансами при Дворе халифа Абдул Рахмана III. Самуил Ибн-Нагрела (993—1055) был великим визирем при двух королях Гранады, нося титул князя еврейского.[219] Иудеи контролировали культурную жизнь, медицину, строительное дело, проводя на все мало-мальски доходные и выгодные занятия и посты своих соплеменников.

Со всего мира в Испанию стекаются иудеи. Между Х и XIII веками – время расцвета иудаизма в этой стране – численность иудеев постоянно растет, достигнув в начале XIV века 850 тыс. человек, из которых 72 тыс. жили в Толедо, а 29 тыс. – в Бургосе.[220]

Многие иудеи утопали в богатстве и роскоши, имели множество слуг, огромные поместья и дворцы.

Вполне закономерно, что именно в Испанию в начале XI века перебирается Синедрион в полном составе «иудейских мудрецов». XI—XIII века знаменуются «расцветом» талмудической мысли. Воинственные выпады против Христианства, расизм, человеконенавистничество достигают в трудах талмудистов этой эпохи высшей точки. Пользуясь тем, что иврита никто из испанцев не знал, талмудисты не стесняются откровенно высказывать свое враждебное и презрительное отношение к Христианству и ко всем неевреям.

Откровения эти нашли ярчайшее выражение в произведениях одного из самых авторитетных членов Синедриона – раввина Моисея Маймонида (1135—1204 гг.), получившего за свою агрессивность, злобность и воинственность в отношении гоев прозвища «орла синагоги» и «второго Моисея».

Труды Маймонида еще более углубили расистскую, человеконенавистническую идеологию талмудического иудаизма.

Главный труд Маймонида Иад-хазака («Могучая рука»), состоявший из 14 книг, декларировал расовое превосходство иудеев и их особые права среди других народов. Наряду с Шулхан-арухом Иад-хазака стал самым авторитетным источником талмудической мысли, определявшим многие политические и юридические документы иудаизма до XX века (в том числе и будущих Сионских протоколов).

«Запрещается, – писал “орел синагоги”, – иметь милосердие к гою, и потому не должен ты спасать, если бы и видел погибающего или утопающего в реке, или в какой-нибудь смертельной опасности».[221] Заповедь «Не убивай» означает, по мнению Маймонида, «не убивай никого из иудеев». [222]

Кто загубил хотя бы одну душу из Израиля, то это все равно, что загубил весь мир. Кто же спас хотя бы одну душу из Израиля – это равносильно сохранению мира.[223] Это место Талмуда Маймонид объясняет так: «Потомок Ноев, убивший своего работника (нееврея) или же имевший связь с его женою, свободен от наказания, если потом принял еврейскую веру; если же убил еврея и потом обратился в иудейство – виновен и должен быть наказан за еврея смертью». [224]

«Отрицающий учение еврейское должен быть назван еретиком, а закон повелевает его ненавидеть и убить».[225]

Вера в особую миссию иудеев вышла за пределы талмудизма и открыто выражалась в еврейской литературе и искусстве. «Израиль, утверждалось в одной из книг еврейского поэта Иехуда ха-Леви (Галеви, 1075—1141), – среди народов подобен сердцу в теле: он самая здоровая и самая сильная его часть».[226]

Изгнание арабов изменило ситуацию в Испании. Народ ненавидел евреев, как ближайших пособников оккупационного режима и угнетателей.

В 1391 году прошли стихийные антиеврейские демонстрации, заканчивавшиеся убийствами наиболее одиозных иудеев. Тогда многие евреи начали притворно переходить в Христианство, хотя в душе оставались верными своей старой вере и продолжали исполнять ее обряды.

Такое двуличие и вероломство со стороны иудеев еще более усиливало ненависть к ним. В XV веке число фиктивных переходов резко возросло. Этих перешедших в Христианство евреев называли марранами (проклятыми). Во второй половине XV века большинство евреев притворно перешли в Христианство, продолжая тайно посещать синагогу. В 1480 году, для того чтобы помешать новообращенным христианам тайно исполнять еврейские обряды, была основана инквизиция, которая очень скоро убедилась в невозможности перевоспитать иудеев. В некоторых городах Испании число иудеев, притворно перешедших в Христианство, доходило до 30% всего населения.[227]

В 1492 году по рекомендации инквизиции испанский король изгоняет иудеев из страны, большинство из них перебирается в Португалию. Однако и оттуда они были высланы через четыре года. Те же, кто захотел остаться, притворно крестились.

Религиозное двуличие и вероломство крещеных португальских иудеев продолжалось более 400 лет. В начале XX века около 5 тыс. католических еврейских семейств, крестившихся еще в XV столетии, воспользовавшись объявленной в Португалии свободой вероисповеданий, открыто заявили, что всегда исповедовали иудейство и немедленно построили синагогу.[228]

Иудеи, изгнанные из Испании и Португалии, обосновались в других европейских странах, и прежде всего во Франции и Германии. В последнюю на некоторое время перебрался Синедрион. Как отмечают еврейские источники, «евреи средневековой Европы сумели создать хорошо организованную систему внутреннего управления, как некогда еврейские общины в Вавилонии. Раввины, ученые и даионы (судьи религиозных судов) руководили общинами. С жалобами и спорами обращались в еврейский суд – бет-дин, а в более мелких городах – к раввину. Нередко все общины страны или области выбирали ученого и справедливого человека и просили его быть их представителем при дворе монарха или – когда возросла сила городских властей – при городском совете. Такой представитель назывался штадланом (ходатаем) общины».[229]

Для того чтобы обеспечить полный контроль и наблюдение над евреями, а также ограничить их общение с другими народами, иудейские вожди создают специально огороженные территории – гетто, где могли проживать только евреи. Здесь жизнь каждого еврея была в руках раввина и иудейского руководства. Первое гетто иудейские священники – левиты организовали еще в Вавилоне. Позднее в гетто была превращена значительная часть Иерусалима, когда Неемия (VI в.) обнес город стеной и изгнал из него всех, кроме иудеев. Европейские гетто создавались по образцу иерусалимского. На протяжении всей еврейской истории талмудисты требуют от своих соплеменников создавать гетто. Именно с такими целями в Талмуд было включено правило, по которому неевреи не могли быть для евреев «соседями» и еврею не разрешалось продавать «чужому» земельную собственность, граничащую с участком другого еврея.[230]

Таким образом, евреи продолжали вести замкнутую, обособленную от других народов жизнь, сохраняя свои национальные структуры власти, фактически игнорируя административные установления тех стран, в которых они жили. В каждом государстве, где селились иудеи, негласно создавалось еврейское национальное государство, жившее по собственным законам. Находясь в разных странах, они состояли в постоянной связи друг с другом в вопросах общенациональной и религиозной политики и управлялись из одного центра. Даже в самых сложных условиях иудейские лидеры продолжали воспитывать евреев в духе расового превосходства, национальной нетерпимости и презрения ко всем гоям, неевреям, как к низшим существам.

В борьбе с христианами и вообще с неевреями иудейские лидеры использовали любые средства: обман, хитрость, шантаж и даже убийства. Сохранилась примечательная в этом отношении переписка французских евреев с сатрапами и раввинами Константинополя, в которой иудейские начальники давали инструкции соплеменникам, как вести себя с христианами.

Письмо евреев французского города Арля к евреям Константинополя:

«Уважаемые евреи, привет вам и почтение!

Вам должно быть известно, что король французский, который снова стал владетелем Прованса, заставляет нас либо насильно креститься, либо покинуть его владения. Христиане Арля, Экса и Марселя стремятся захватить наше добро, угрожают нашей жизни, громят наши синагоги и причиняют нам много бед. Все это повергает нас в недоумение, что предпринять во славу закона Моисеева. Посему просим мы вас указать нам, как поступить.

Шамор, раввин евреев в Арле 13 Савафа, 1489 года».

Ответ евреев Константинополя евреям Арля и Прованса:

«Возлюбленные братья в Моисее!

Мы получили ваше письмо, в коем вы повествуете о своих тревогах и несчастьях. Узнав о них, мы прониклись такой же скорбью, как и вы. Совет великих сатрапов и раввинов таков: относительно того, что король французский заставляет вас принимать крещение, принимайте его, раз вы не в силах поступить иначе, но при условии, чтобы закон Моисеев сохранился бы в сердцах ваших; относительно того, что приказано отобрать ваше добро, сделайте детей ваших купцами, дабы они понемногу отобрали бы добро у христиан; относительно того, что покушаются на вашу жизнь, сделайте детей ваших врачами и аптекарями, дабы они отнимали жизни у христиан; относительно того, что христиане разрушают ваши синагоги, сделайте детей ваших канониками и причетниками, дабы они разрушали церковь христиан; относительно того, что вам причиняют многие другие огорчения, сделайте так, чтобы дети ваши были бы адвокатами и нотариусами и чтобы они всегда вмешивались в дела государства с целью подчинить христиан евреям, дабы вы могли стать господами над миром и мстить им.

Не уклоняйтесь от сего данного вам приказания, и вы на опыте убедитесь, как из приниженных, какими вы являетесь теперь, вы станете на вершине могущества.

Б.С.С.В.Ф.Ф., князь евреев Константинополя. 21 Касле, 1489».[231]

Аббат Шаботи, опубликовавший эту переписку в конце XIX века, комментирует ее так: «Нельзя не поразиться при виде всего, что происходит ныне, тем, что предначертания еврейского князя XV века оказываются осуществленными до мельчайших подробностей. Это доказывает, что эти предначертания, высказанные в форме приказаний, были выполнены с непреодолимой и устрашающей настойчивостью. Блестящие результаты, к которым они привели и которые мы видим теперь, несомненно, должны убедить окончательно всех в подлинности этих писем…» «От времени своего рассеяния, – продолжает он, – евреи постоянно составляли от прочих народов отдельную нацию, имеющую своего верховного главу и второстепенных управителей. Эта власть была организована так, что могла действовать либо явно, либо тайно, сообразно обстоятельствам; С разрушения Иерусалима и до нашего времени евреи большей частью жили и были управляемы как громадное тайное общество. Они были уже приучены к этому роду тайного управления еще до своего рассеяния, ибо секта «ревнителей», которая была столь многочисленна в Иудее и проникла во все слои населения, была лишь обширным политическим сообществом, тщательно скрытым под внешним видом якобы исключительно религиозного единения».[232]

Нельзя сказать, чтобы среди евреев не находилось людей, выступавших против человеконенавистнической и расистской идеологии талмудического иудаизма и тайной власти Синедриона. Однако таких людей проклинали раввины, их преследовали и убивали. Широко известен конфликт, возникший в XVI веке между философом-евреем Б. Спинозой и иудейским кагалом.

Спиноза в своем «Богословско-политическом трактате» пытался объяснить своим соплеменникам, что недоверие Христианского мира к евреям порождено их племенной ненавистью к гоям. «Евреи, – писал Спиноза, – которые веровали, что их царство было царством Божиим, что они были единственными сынами Бога, и что все остальные нации были его врагами, и что вследствие этого ненависть евреев к последним была делом набожности, – могли ли бы они относиться иначе, как с ужасом, к присяге на верность чужеземцу и повиновению ему?.. Из этого презрения и порицания, с которыми они относились ежедневно ко всем другим нациям, должна была родиться вечная ненависть, укоренившаяся во всех умах так твердо, как только может укорениться ненависть, порождаемая богопочтением и набожностью, и которая, как дело благочестивое, не может ни с чем сравниться по ожесточенности и упорству. Прибавьте к этому общую причину, более или менее воспламеняющую ненависть, а именно ее взаимность, т. к. другие нации должны были проникнуться к евреям такою же ненавистью».[233]

Иудейские вожди отлучили Спинозу от синагоги и прокляли его: «По приговору ангелов, по приказанию святых мы предаем анафеме, отвергаем и проклинаем Баруха Спинозу перед лицом этих священных книг со всеми внесенными в них 613 предписаниями, – анафеме, которой Иисус Навин предал Иерихон; проклинаем его, как Елисей проклял детей, и всеми проклятиями, вписанными в Тору: будь он проклят днем и ночью, проклят, когда он выходит и когда он возвращается; да не простит ему Господь вовек, и да возгорится на этом человеке гнев и ярость Господня, и да постигнут его все проклятия, вписанные в Тору. Да вычеркнет Господь имя его из числа поднебесных. Да выделит его Господь для гибели из числа всех племен Израилевых со всеми проклятиями свода небесного, вписанными в Тору. Пусть никто не говорит с ним, никто не напишет ему, никто не окажет ему милости, никто не пребудет с ним под одной кровлей, никто не подойдет к нему близко».

Не менее трагичной была судьба другого еврейского мыслителя Уриеля Акосты, подвергшего критике человеконенавистническую идеологию Талмуда. В 1616 году он опубликовал в Гамбурге «Тезис против традиции», в котором обличал фарисеев, утверждая, что законы Талмуда были делом их рук, а вовсе не исходили от Бога. Этот трактат был адресован евреям Венеции, и их раввин, некий Лео Модена, по приказанию Синедриона заклеймил Акосту грозным заклятием, отлучив его от иудейства. Однако по смерти раввина Модены были найдены его записи, показавшие, что он полностью разделял взгляды Акосты, но не посмел это высказать и проклял Акосту за то, во что верил сам. Труд Уриеля Акосты был сожжен, а сам он после жестокой травли кончил жизнь самоубийством.[234]

Глава 6

Синедрион перемещается в Россию. – Кагальная система организации еврейства. – Прообраз масонских лож. – Идеология обособления и избранничества евреев. – Иудейские братства. – Вражда против христиан. – Тайное иудейское судилище бет-дин. – Убийства инакомыслящих.

После двухсотлетнего пребывания в Германии Синедрион и идеологический центр иудаизма переносятся в районы самого большого скопления евреев – в западнорусские земли, захваченные тогда Польшей. Короли этой страны использовали евреев на этих территориях таким же образом, как арабские завоеватели использовали евреев в Испании VIII—XIV веков. Русский народ подвергался жесточайшей эксплуатации и настоящему ограблению. Польская шляхта отдавала захваченные ими поместья в аренду евреям, а те стремились выжать из них все возможное. На откуп иудеям переходили даже православные церкви, за право открыть церковь для службы и молитвы иудеи требовали от русских людей большие деньги, оскорбляли их религиозные чувства. После освобождения Западно-Русских земель от польской оккупации русскому народу досталось печальное наследство в виде миллионов евреев, живших обособленно от христиан и находившихся в состоянии постоянной тайной войны с ними. Фактически это было своего рода государство, подданные которого жили не по законам Российской империи, а по человеконенавистническим и расистским установлениям Талмуда.[235]

Именно на территории России достигла совершенства система тайной иудейской власти, осуществляющей полный контроль над еврейством и ориентированной на противостояние всем неевреям и достижение целей расовой доктрины иудаизма. Эта система тайной иудейской власти воплотилась в кагале, представлявшем собой своего рода айсберг, верхняя, официальная и легальная часть которого совершенно не отражала истинного могущества и всесилия руководивших им раввинов, получавших инструкции от Синедриона.

Кагал, отмечал русский ученый А. П. Пятковский, – такой же древний институт, как и сама Библия, но с течением времени это выросло до форм уродливых и даже прямо противоестественных – организации племенной исключительности, – относящихся враждебно ко всему миру. Постепенно в этом национальном иудейском институте сосредоточивались все дела, распоряжения и постановления по внутреннему управлению еврейскими общинами. После рассеяния евреев по всему Земному шару кагалы стали принимать официальный характер в глазах правительств, допустивших иудеев в свою страну. Кагалы стали играть роль официальных ответственных представителей иудейских диаспор. По принципу своей организации кагалы замыкали на себя все внутренние силы еврейства, ограждали до крайних пределов свою неприкосновенность, религиозную, бытовую и обрядовую, облекая все это непроницаемой таинственностью. Г. Р. Державин, по заданию правительства изучивший кагальную систему, рассматривал ее как механизм создания тайного государства в Православном Русском Государстве. Кагалы, по его мнению, «управляя двоякой пружиной власти, т. е. духовной и гражданской, в руках их утвержденную, имеют великую силу над их народом. Сим средством содержат они его, по-видимому, рассеянное общество, их политическое тело не только в неразрывной связи и единстве, но и в великом порабощении и страхе».[236]

«Кагал, – утверждал в своей проповеди православный русский епископ Никандр Херсонский, – могучая многосильная машина, которая движет миллионы еврейства к тайно намеченным целям. Только слепец может не видеть, как страшна, как грозна эта сила! Она стремится не более не менее, как к порабощению мира! И, знающие, подумайте, что в последнее столетие она сделала ужасающие успехи, опираясь на еврейский либерализм, на равноправность перед законом и т. п. Она больше и больше, теснее и теснее спутывает миллионы иноверцев, а своими она правит как машиною. Все евреи – в существе как один человек. Мы либерально рассуждаем, полезно или вредно запретить базары по праздникам. А тайная еврейская сила говорит своим: “Не сметь! Чтить субботу! Чтить закон отцов! Закон дает жизнь и силу еврейству!” И посмотрите, ни один еврей не смеет выехать в субботу из Николаева в Херсон или в Одессу. Железнодорожные поезда пусты, а пароходство между этими великими городами вовсе прекращается. Странно и обидно для христианского народа и такого великого царства, как наше! Но какова чужеродная сила! И как она смела и решительна! Эта сила религиозная, происходящая из религиозной организации кагала».[237]

Как писал русский ученый Алексеев, подробнейшим образом изучивший еврейский быт, «личные распоряжения и постановления кагала обязательны для каждого еврея. Если еврей служит по выбору при нееврейском судебном месте, то он обязан решать подсудные ему дела не по внушению совести или государственных законов, а по внушению кагала. Нет таких государственных законоположений, которые стали бы выше кагала, и именно потому, что кагал действует во имя Талмуда, а тот, в свою очередь, поддерживает власть кагала. Так, Талмуд в одном месте учит: „Закон царский – закон обязательный для еврея, но это постановление касается исключительно личных выгод государей, что же касается решения судебных и административных органов, то оно никоим образом не может быть обязательным для евреев“. В другом месте Талмуда говорится, что у евреев „государи – это раввины“».

Наиболее авторитетным и полным источником, дающим представление о кагальной системе иудеев, является исследование Якова Брафмана «Книга кагала. Материалы для изучения еврейского быта». Автор, сам еврей, искренне перешедший в Христианство, посвятил свою жизнь разоблачению преступного характера иудейской идеологии и «изысканию средств для устранения затруднений, с которыми евреи, желающие перейти в Христианство, встречаются на пути к этой цели».

Первое издание «Книги кагала» было полностью куплено и уничтожено иудеями. Однако это только усилило интерес к ней. Последующие издания быстро разошлись по всей России, открыв многим глаза на характер иудейской организации, ее расовой доктрины и человеконенавистнической идеологии.[238]

Еврейское общество, писал Брафман, представляло собой систему правильно организованных учреждений с четким разграничением власти между ними. Еврейское общество, как единое целое, выполняло функции административные, судебные, духовные, учебные и союзные.

Совокупность всей власти, высшая власть общины, сосредоточена в руках асифа – общего собрания всех полноправных членов общины, называемых морейне, т. е. таких, которые получили талмудическое образование. Из этого уже ясно, что управляли еврейской общиной аристократы, ибо не получивший талмудического образования считался лицом неполноправным и не принимал участия в общем собрании общины.

Дела, подлежащие обсуждению асифа, решались по большинству голосов, но решения асифа подписывались не всеми участвовавшими в собрании лицами, а лишь семью тубами, т. е. семью почетными членами общины.

Кагал, как национальное еврейское правительство, сменившее собой местные комитеты, ставил перед собой цель сохранения иудаизма и достижения расовых задач, поставленных в Талмуде. Строго сообразуя свои действия с этой целью, кагал тем не менее усвоил одно положение, сформировавшееся на протяжении истории иудаизма: иудейство живет не внутренней мощью, а внешней силой, строгой организацией, и, когда отнимется у еврейского народа его сильное национальное правительство, иудейство перестанет существовать и обратится в исторический термин.

Каждая община получала от главного центра даиона (судью), который назначал двух старшин (зекейним) и совместно с ними составлял местное судилище (бет-дин).

Кроме бет-дина, во главе каждой местной общины находился еще комитет из семи шпарнесов (попечителей), который заведовал всеми административными и хозяйственными делами общины.

Кагал имел свое управление, известное под именем «хедер-гакагол», представлявшее собой высшее собрание, причем здание для этой цели строилось на общественные деньги. Близ этого здания помещались бетгакнесит (главная синагога) и бет-дин (талмудическое судилище), возле которого группировались другие кагальные учреждения, вроде зданий братств. В состав кагала входили разные братства и другие лица, как-то: раввин, судья и т. д.

Влияние еврейских братств на общественный и частный быт иудеев было очень велико. «Братства еврейские – это, так сказать, артерии еврейского общества, сердце которых есть кагал», «Нет общества еврейского как за границей, так и в империи, в котором бы не существовало нескольких еврейских братств, и почти нет еврея, который бы не числился членом какого-либо братства». Еврейские братства разделялись на четыре основные категории: талмудическо-ученые, благотворительные, ремесленные и религиозные, и каждая играла свою незаменимую роль.

«У каждого братства есть свои представители, свой учитель, а нередко и своя молельня. Одним словом, каждое братство в отдельности есть маленький кагал, а представители всех братств, которые большей частью принадлежат к высшему слою, все вместе образуют легион верных борцов национально-талмудического знамени, готовый всегда прийти на помощь кагалу при погоне оного за неверными отступниками и непокорными его власти и на защиту каждого индивидуума, затеявшего борьбу с неверными (гоями)». Уходящий в глубокую древность принцип организации братств впоследствии стал прообразом при создании масонских лож.

Кагал распоряжался в своем районе не как скромный общественный управитель, а как князек в своем владении. По правилам Талмуда «Хезкат ишуб» (власть кагала над территорией и населением его района), власть кагала простирается далеко за пределы всех прав какого-либо частного общества. Нееврейские жители кагального района со всем своим имуществом являются здесь какой-то свободной территорией, составляющей, так сказать, государственную или казенную собственность кагала[239], которую он частями продает своим еврейским жителям, или, вернее (как это сравнивает один из компетентнейших авторитетов талмудического законодательства – раввин Иосиф Кулун), каким-то «свободным озером», в котором тот только еврей может ставить сети, который приобрел на то право от кагала. На основании «Хезкат ишуб» каждый иногородний еврей, желает ли он поселиться в каком-либо новом месте, открыть ли торговлю, заниматься ли ремеслом и пр., при всех подобных случаях он напрасно будет опираться на права, которые ему предоставлены местными государственными законами. При власти кагала таковые нередко бывают или совершенно лишними, или нужны только для формы, но они никогда не полносильны, чтобы при каждом из вышеприведенных случаев возможно было обойтись без предварительной сделки с местным кагалом.

Считая нееврейское население своего района, как мы выше видели, своим «озером», кагал продает евреям части этого странного имущества на крайне странных началах. Непосвященным в кагальные таинства продажа, о которой здесь говорится, может показаться непонятной. Возьмем пример: кагал продает на основании своих прав еврею N. дом, который по государственным законам составляет неотъемлемую собственность нееврея М., без ведома и согласия последнего. Какая, спрашивается, здесь польза для покупателя? Полученный им от кагала купный акт ведь не может поставить его к обозначенному в нем имуществу в те отношения, в которых каждый владелец находится к своей собственности? М. ведь не уступит свой дом ради того, что он продан кагалом, и у кагала нет той власти, чтобы принудить его к уступке?! Что же, спрашивается, приобрел покупатель N. на уплаченные им кагалу деньги? В ответ на этот вопрос вот что мы, к сожалению, скажем. С заключением купчей крепости с кагалом еврей N. получил хазака (власть) на имущество христианина М., в силу чего ему предоставлено исключительное право без малейшего препятствия или конкуренции со стороны других евреев стараться овладеть этим домом, как в купных актах сказано, «какими бы ни было средствами». До окончательного же овладения оным хазака предоставляет покупателю исключительное право нанимать этот дом от настоящего его хозяина, заниматься в нем торговлей, давать деньги в рост хозяину и прочим нееврейским жителям оного и эксплуатировать их. Но бывают случаи, когда кагал продает в эксплуатацию еврею даже лиц без недвижимого имущества. Вот слова закона относительно странного права о меропие: «Если человек (еврей) имеет в своей эксплуатации нееврея, то в некоторых местах запрещается другим евреям входить в сношения с этим субъектом и делать подрывы первому; но в других местах вольно каждому еврею иметь дело с этим субъектом: давать ему деньги взаем, подкупать и обирать его, ибо имущество нееврея – все равно что гефкер (свободное), и кто им раньше овладеет, тому оно принадлежит».

Всякий знакомый с жизнью христианского населения (западнорусских земель), писал Брафман, знал, что не было там христианина, не было такого учреждения или такой крестьянской общины, где рядом ни оказался бы еврей: фактор, шинкарь или перекупщик. Он всегда умел втереться, сделаться сначала необходимым, а впоследствии и неизбежным. Но ни отдельному лицу, ни учреждению, ни общине не известен был факт, что это вначале как бы случайное и впоследствии упорное вмешательство еврея в дела и их жизнь основано на праве, купленном данным евреем у кагала с условием исключительного бесконкурентного со стороны других евреев им пользования.

Талмуд, лежащий в основе жизни евреев, еще в древности разделил их на два резко разграниченных между собою сословия – класс управляющих, патрициев, и класс управляемых, плебеев. Вся тяжесть падала на плебейское сословие, так как отправление повинностей по круговой поруке распределялось только патрициями в кагальной избе, где заседали одни лишь патриции-морейне. И обиженный не мог пожаловаться на притеснения и искать защиты у местных властей.

Если «укажем на тот многознаменательный факт, что при таком сильном размножении у нас талмудических учебных заведений и громадном числе праздных людей, знающих Талмуд и им занимающихся, все-таки между десятками тысяч евреев, попавших в русские военные ряды в продолжение больше сорокалетнего отбывания евреями рекрутчины натурою, не попался ни один талмудист-патриций, то вряд ли нужно приводить еще доказательства», что и остальные государственные повинности, налоги и поборы ложились под гнетом деспотического кагала на еврейского плебея.

В состав кагало-талмудической системы входил бет-дин – суд, который существовал в каждой еврейской общине. Бет-дин рассматривал все дела евреев и, несмотря на то что не был облечен государственной властью, судил евреев на совершенно диктаторских правах – решительно и без апелляции.

Вот несколько параграфов из талмудического свода законов Хошен га-Мишпат о бет-дине: «Воспрещено (еврею) судиться в суде нееврейском и в нееврейских судебных учреждениях. Это запрещение не теряет своей силы даже и в таких вопросах, по которым нееврейские законы сходны с еврейскими, и если бы даже обе стороны желали предложить свое дело суду нееврейскому. Нарушающий это запрещение есть злодей; самый же поступок признается равным хулению, поношению и наложению руки на весь закон Моисея».

Бет-дин имел власть наложить на отступника нидуй (исключение из местной общины) и херем (исключение из всего Израиля) и не снимать их с него, пока он не освободит своего противника от нееврейской власти. Этому наказанию подвергался и тот, кто держал сторону отступника, и даже тот, кто употребил бы нееврейскую власть на принуждение еврея к самому еврейскому суду – бет-дину (без предварительного на то разрешения бет-дина).

Но, кроме нидуя и херема, бет-дин располагал еще гораздо более существенными способами воздействия.

Хошен га-Мишпат во второй статье говорит: «Бет-дин имеет власть наказывать плетью не подлежащего наказанию плетью, убивать не подлежащего смертной казни не с целью нарушения закона, а для поддержания его согласно требованию времени». И на основании слов закона кагал приговаривал своего ослушника к смерти («карет» – искоренению), а исполнение своего приговора поручал агенту под именем тайного преследователя.

Тайный преследователь давал торжественную присягу никогда и никому в мире не открывать, что когда-либо был тайным преследователем, и никому на свете не потворствовать, но действовать согласно данной ему кагалом инструкции, последние слова которой гласят: «В роковой час пусть разразится над ним (оглашенным) его несчастье».

А. Селянинов приводит яркий пример такого преследования и казни – «Ушицкое дело» (1838—1840), когда таким образом кагал казнил двух евреев, донесших русским властям об утайке кагалом ревизских душ и о подделке документов.

Именной Высочайший Указ по этому делу гласил: «Генерал-аудитор, рассмотрев дело, нашел, что евреи Оксман и Шварцман убиты единоверцами их за донос об утайке еврейскими кагалами значительного числа душ по ревизии; злодейство это произведено в виде законной власти, по приговору собственного их судилища, состоявшего большею частью из почетных евреев и старшин города Новой Ушицы, которые были первыми виновниками допущенного по ревизии подлога… Убийцы приняли предложение старшин беспрекословно и убили доносчиков почти всенародно, так что один из них схвачен ими и умерщвлен в синагоге во время молитвы, а другой убит на дороге».[240]

Глава 7

Усиление работы тайных иудейских организаций. – Еврейские эмиссары и «князья изгнания». – Переписка представителей подпольного еврейского правительства. – Собрания 12 колен Израилевых у могилы каббалиста Бен-Иегуды. – Пражская программа еврейства.

К концу XVIII – началу XIX века разветвленная структура тайных иудейских организаций и центров подкреплялась резко возросшей мощью еврейских банкиров. Евреи становятся владельцами крупнейших состояний, значительная часть которых направляется на достижение иудейско-талмудических целей. Еще не имея официальных, легальных международных организаций, представители еврейства резко активизируют свою деятельность. Через еврейских богачей Синедрион и другие подпольные иудейские органы все настойчивее объединяют евреев, живущих в разных странах, на борьбу против Христианской цивилизации.

В своей книге «Тайна беззакония» я уже приводил немало фактов, свидетельствующих о том, что во всех социальных переворотах XVII—XIX веков главной закулисно действовавшей силой являлось еврейство, подталкиваемое тайными иудейскими организациями. Целью израильских вождей было разрушение цивилизации, основанной на духовных ценностях Нового Завета, и установление иудейско-талмудического миропорядка, в котором господствующую роль будет играть «избранный народ» – евреи.

В иудейском подполье идет напряженная организационная работа, раввины и еврейские лидеры регулярно собираются на свои секретные совещания. Масштабы иудейской конспирации к началу XIX века достигли таких размеров, что, несмотря на секретность, факты о ней становятся достоянием гласности.

В 1821 году, например, русская полиция перехватила два письма некоего Соломона Плонского из Константинополя в Варшаву. Содержание писем показалось полиции подозрительным. Плонский был арестован, а в его доме произведен обыск, позволивший изъять целый ряд бумаг, свидетельствовавших о том, что арестованный являлся секретным еврейским эмиссаром в России.

Генерал-губернатор Польши великий князь Константин Павлович направляет Императору Александру I секретную записку, в которой, в частности, говорилось: «…на днях доставлены мне два письма из Константинополя, адресованные одному еврею, жителю Варшавы. Из их содержания, заключающегося в прилагаемой при сем копии, явствует, что они написаны лицом той же национальности, исполняющим вместе с четырьмя другими евреями какую-то миссию в Святой земле».

К записке были приложены копии писем:

1. Константинополь, 24 сентабря 1821 года.

«Я приеду к месту моего назначения и лично расскажу Вам все, что Вам надлежит знать. Кто сеет со слезами, будет пожинать с радостью… Не смею более писать, у меня нет “Кезера” (примеч. переводчика: слово “Кезер” никем не могло быть переведено)».

2. Одесса. Ноябрь 1821 года.

«Прибыл наконец в Одессу с четырьмя другими эмиссарами, из коих один – Катрейль из Вильно. Те новости, которые он везет, возродят, по его словам, радость и надежду в сердцах верующих. Царство народа еврейского уже недалеко, а иерусалимская молодежь и жители Иерусалима помогут нам возродить Сион. Шлю привет всем князьям израильским».

В документах полиции, сопровождавших перехваченные письма, отмечалось, что тайные еврейские организации затеяли политическую интригу, «чрезвычайно серьезную, угрожающую даже области великих злободневных вопросов всеобщей европейской политики. Польские и русские евреи готовят тайный заговор с целью восстановить еврейское государство в Палестине при содействии падишаха, султана Махмуда Второго. Соломон Плонский, скрываясь под маской богомольного пилигрима, состоит, очевидно, одним из агентов тайного общества, имевшего свои разветвления как в Царстве Польском, так и в западных губерниях с центром в Вильно и на Юге России с центром в Одессе». Акты архива Генерального штаба так и назывались: «О еврее Соломоне Плонском, совершившем путешествие в Иерусалим с целью содействия к восстановлению иудейского царства».

В захваченной у Плонского еврейской корреспонденции наряду с частными делами оказалось несколько писем, которые проливали свет на внутреннюю организацию евреев и их заговорщическую деятельность под видом филантропии и благотворительности, и в частности в отношении палестинского паломничества. Руководители благотворительных братств и сборщики пожертвований для Святой земли назначались от каждой еврейской общины. Польский раввин в Иерусалиме Менахем-Мендель Борухович через Плонского обращался к евреям в Царстве Польском с призывом собрать необходимые суммы для постройки в Иерусалиме синагоги, в которой богослужение будет совершаться по традиционному немецко-польскому обряду. Взывал он к ним от имени «святого града Иерусалима, который будет в скором времени восстановлен», и горячо просил их «быть сильными и отважными и вернуть короне ее давнюю святость».[241]

По поводу этих писем и других материалов, изъятых при обыске у Плонского, сенатор Н. Н. Новосильцев в феврале 1822 года докладывал Государю:

«Совокупность этих писем доказывает, что у евреев, рассеянных среди всех наций, существует род тайного правительства, состоящего из раввинов, сборщиков Святой земли, старшин и др. К ним можно причислить влиятельных евреев разных стран, носящих титул “князей израильских”.

С некоторых пор в Палестину уходит много денег из всех стран, а особенно из тех краев, где живет наиболее многочисленная часть еврейства… Вследствие этого в Азии создаются тайные агенты, разведывающие о всех странах Европы, которые при случае легко могут превратиться в неуловимых для нас шпионов. В настоящее время евреи, по-видимому, весьма преданы туркам, владеющим Святою землею. Они уверяют, что султан разрешил им восстановить их синагоги…

Таким образом, евреи всех стран, в том числе и польские, пребывающие в большом количестве в Палестине, самостоятельно вошли в переговоры с турецким правительством, не прибегая к посредству тех законных правительств, под опекою которых они живут. Подобная привязанность евреев к туркам, от которых они ожидают восстановления своей родины, граничит с некоторою неверностью по отношению к Государям тех стран, в которых они родились, и при известных обстоятельствах эта неверность легко может превратиться в измену. В Одессе две тысячи евреев поддерживают постоянные письменные сношения с палестинскими и, вероятно, также с константинопольскими евреями, которые служат им посредниками. Не следует ли опасаться, что эти две тысячи евреев превратятся в опасную армию шпионов, если им представится случаи продать свои услуги туркам?»[242]

По-видимому, не без участия масонских лож, членом одной из которых – «Объединенные друзья» – был сам Новосильцев, никто из конспираторов не был наказан, дело закрыто, а материалы переданы в архив. Тем не менее совершенно очевидно, что и этот случай послужил для Александра I одним из аргументов в пользу запрещения деятельности тайных организаций, о чем издается специальный указ.[243]

В середине XIX века символом возросшего еврейского могущества стал Бенджамин Дизраэли, лорд Биконсфилд, являвшийся долгое время премьер-министром и фактическим правителем Британии. Добившийся высокого положения при помощи финансовой поддержки Ротшильдов и других еврейских банкиров, Дизраэли, в свою очередь, сделал очень много для упрочения позиций еврейского капитала и усиления структур закулисной иудейской власти. В 1844 году он выпускает книгу «Конингсби», в которой откровенно говорит о природе закулисной власти:

«Мы смеемся над человеческой изобретательностью, стремящейся нас погубить. Евреи, евреи, всюду евреи. Бывало ли когда-либо в Европе сколько-нибудь широкое движение без заметного в него вмешательства со стороны нашей?

Возьмем хотя бы русскую политику. Кто ее вдохновляет, кто ее направляет? Евреи.

Теперь в Германии готовится могучая революция. Под чьим покровом она совершается? Опять-таки все тоже евреи. Кто захватил и монополизировал почти все профессорские кафедры в германских университетах?

Неандр, основатель спиритуалистического католицизма, и Регус, профессор богословия в Берлинском университете, – оба евреи. А Бенару, краса того же университета, разве он не еврей? И Вейль, профессор Гельдельбергского университета, тоже еврей. Словом, если спросить, каково имя немецких профессоров еврейского происхождения, ответ будет – легион.

И вот я прибыл в Петербург и был принят русским министром финансов графом Канкриным. Это был сын литовского еврея.

В Испании я получил аудиенцию у министра Мендизабала. Он был еврей из Арагонской провинции. В Париже мне надо было узнать мнение председателя Совета министров, и моим глазам предстал маршал Франции, чуть не воссевший на португальский престол, Сульт, сын французского еврея. Сульт был еврей, как и другой маршал Наполеона – Массена, который в среде евреев именуется Манасия. Из Парижа я выехал в Берлин, где посетил прусского еврея-министра. Как видите, мир управляется совсем не теми лицами, которые видны на сцене, а теми, которые находятся за кулисами».

Тайные еврейские организации проводят регулярные собрания и заседания, на которых разрабатываются стратегия и тактика достижения иудейско-талмудических целей. В середине XIX века, в частности, такое собрание проводилось в течение по крайней мере пяти раз возле могилы известного каббалиста Симеона-Бен-Иегуды в Праге. На него приезжали представители 12 колен Израилевых из разных стран мира.

В 60-х годах доклад одного из руководителей Синедриона, раввина из Франкфурта, имя которого «по соображениям безопасности» скрывалось даже от многих присутствовавших, стал достоянием гласности. Его принес немецкому писателю Герману Гедше, писавшему под псевдонимом Джон Редклиф, знакомый еврей, поссорившийся с иудейской верхушкой и захотевший таким образом ей отомстить.

Гедше был автором 40 историко-политических романов, в которые нередко вставлял подлинные исторические документы. В один из таких романов – «Биариц» (4 тома, 1868—1870) – он включил и попавший к нему доклад раввина. Позднее Гедше выпустил и отдельное издание этого доклада на английском языке.[244] Публикация документа получила мировой резонанс. В течение нескольких лет он был переведен на все основные языки мира.

В России книга Гедше с докладом раввина была напечатана в 1870 году под названием «До Седана». В 1872 году в Петербурге выходит брошюра без указания автора «Еврейское кладбище в Праге и совет представителей 12 колен Израилевых». В 1876 и 1880 годах эта же брошюра, но уже с указанием автора – Дж. Редклиф – выходит в Москве под названием «Жидовское кладбище в чешской Праге (жиды властелины мира)».

Публикация документа на этом не прекратилась. В конце XIX – начале XX века он продолжает выходить на разных языках. В России «Новороссийский телеграф» (Одесса, 15.1.1891) перепечатывает доклад уже с французского издания. В 1904 году он издается П. Крушеваном в газете «Знамя» (Петербург, 22.1.1904) уже после публикации этой газетой Сионских протоколов. В 1906 году его перепечатывают сразу же несколько русских изданий: «Мирный труд» (1906,?1), В. Я. Демченко «Еврейская стратегия и тактика в деле покорения мира мирным путем» (СПб., 1906) и в книге Бутми «Сионские Протоколы» («Речь раввина»).

В 1901 году доклад издается в Праге. По требованию иудейских организаций он был конфискован австрийскими властями, что вызвало широкий политический скандал. В знак протеста против еврейского диктата младочешский депутат Брженовский выступил с запросом в австрийском рейхстаге и при этом намеренно процитировал всю брошюру по-немецки. Согласно закону, она была опубликована вместе с речью депутата[245] и получила еще более широкую известность не только в Австро-Венгерской империи, но и в Германии.

В тайном политическом докладе раввина из Франкфурта, как и в будущих Сионских протоколах, не только подводились итоги борьбы иудаизма против Христианской цивилизации, но и формулировались главные задачи расширения сферы иудейского господства.

Содержание доклада настолько важно для понимания подрывной деятельности иудаизма против человечества, что приведу его почти полностью:

«В пятый раз собираются на этом месте… знающие о существовании тайного союза, чтобы держать совет о средствах.

Братья! Тысяча восемьсот лет уже продолжается борьба народа израильского за вседержавие, которое было обещано Аврааму, но было выхвачено у него Крестом.

Попираемый и презираемый врагами, под страхом смерти, унижений и насилий разного рода народ Израиля не подвергся, однако, уничтожению. Если он рассеян по всей земле, то, следовательно, вся земля и должна принадлежать ему.

Наши ученые целые сотни лет с непоколебимой неутомимостью ведут священную борьбу; наш народ постоянно поднимается после падения. Могущество его возрастает и расширяется. Нам принадлежит тот бог земной, которого с таким отвращением и скорбью отлил нам Аарон в пустыне… тот золотой идол, которому теперь все поклоняются и которого все обожают.

Когда же земное золото сделается исключительно нашим достоянием, власть перейдет в наши руки, и тогда исполнится обещание, данное Аврааму…Золото! Оно вседержавие на земле, оно – сила, радость, вознаграждение. Вот тайна каббалы… вот самая основная наука о духе, который управляет миром… вот вся будущность!

Восемнадцать веков принадлежали нашим врагам, но следующие будут уже нам принадлежать!

Справедливо можем гордиться, что то, к чему стремимся, уже очень близко и наша будущность обеспечена…

Ибо, к счастью, прошли те черные и печальные дни, когда евреи были преследуемы… Прогресс цивилизации в христианских народах служит нам самым лучшим оборонительным щитом и не мешает ни в чем нашим стремлениям.

Рассмотрим только и разберем со вниманием материальные средства, какими может располагать еврейское поколение. В Париже, Лондоне, Вене, Гамбурге, Неаполе, Риме, Амстердаме, у всех Ротшильдов и во многих других больших городах Европы евреи владеют несколькими миллиардами франков; кроме того, во всякой более или менее значительной местности находятся также евреи, которые держат в своих руках оборот, деньги, промыслы, торговлю и земледелие местности и близлежащих окрестностей.

В настоящее время все господствующие цари, короли и князья задолжали по уши на содержание огромных армий. Биржа регулирует эти долги; если же мы овладеем биржей, то значительно приблизимся к власти в государстве. Поэтому нужно облегчить займы для правительства, чтобы все крепче и крепче держать его в своих руках. За капиталы, нами даваемые, нужно, насколько это возможно, брать в залог железные дороги, администрацию податей, леса, фабрики и всякие ренты.

Землевладение остается всегда, так сказать, железным долговечным достоянием в каждой стране. Отсюда следует, что необходимо, насколько возможно, приобретать поземельную собственность, и, чем более сумеем повлиять на раздел больших имений, тем они легче достанутся в наши руки.

Под предлогом облегчения бедных классов всю тяжесть государственных и мирских податей нужно свалить на земледельцев. Как только будем владеть землею, весь труд христианских рабочих доставит нам необыкновенно прибыльные доходы.

Труд был и есть раб спекуляции; эксплуатация же труда и отсюда вытекающее влияние являются слугами ума… Кто же может оспаривать, что евреи не имеют ума, ловкости и хитрости?

Наш народ горд, наклонен к необузданной спеси и любит роскошь. Где свет – там и тень; не без причины Бог одарил нас, свой избранный народ, живостью ума, хитростью лисицы, соколиным взглядом, памятью собаки, трудолюбием муравья, объединением в товариществе и солидарностью бобра. Мы были в Вавилонском плену и все-таки стали теперь могущественными. Наш храм пал, но мы воздвигли тысячи других храмов. Тысячу восемьсот лет мы были в рабстве, а сегодня мы переросли головой все те народы, которые нас презирали.

Говорят, что множество евреев крестятся. Это совсем не вредит нашему делу. Крещеные будут нашими пособниками и ступенями, по которым мы вступим на новооткрытые пути, еще неизвестные нам в настоящее время, ибо только что крестившиеся всегда нас держатся и, несмотря на наружное крещение, их дух и образ мыслей остаются все-таки навсегда еврейскими.

Настанет время – через сто лет, не более, – когда не евреи будут переходить в Христианскую веру, а христиане станут стремиться сделаться евреями, и тогда Израиль оттолкнет их с презрением.

Естественным врагом евреев является Христианская Церковь, поэтому мы должны всеми силами стараться внедрять в нее вольнодумство, скептицизм, неверие, раскол; должны возбуждать всякие ссоры и свары между различными христианскими сектами. В логической последовательности начнем со священников, объявим им открытую войну, окружая их подозрениями и насмешками, прилежно следя и открывая скандалы их частной жизни.

Самым большим врагом Церкви было всегда образование, вытекающее из распространения народных училищ; мы должны стараться получить влияние на молодежь. Прогресс цивилизации влечет за собой уравнение прав всех религий, а это, само собою разумеется, достаточно для того, чтобы вычеркнуть духовные науки из программы христианских училищ. Евреи же сумеют занять учительские кафедры во всех христианских училищах и воспитательных заведениях.

Отсюда последует, что религиозное воспитание должно будет ограничиться пределами домашнего воспитания, а как на это не хватит довольно времени в большой части христианских семейств, то, естественно, что религиозный дух станет постепенно падать и наконец совсем исчезнет. Лишение Церкви поземельной собственности произведет то, что в короткое время эти владения, как принадлежащие правительствам, за займы перейдут в наши руки, в чем мы не перестанем, конечно, отказывать. Все же эти обстоятельства в совокупности послужат в нашу пользу и для увеличения могущества, к которому стремимся.

Всякая торговля, соединенная со спекуляцией и вытекающими из нее выгодами, не должна выходить из наших рук, ибо это, так сказать, врожденное право евреев. Прежде всего мы должны овладеть торговлей алкоголем, маслом, хлебом и шерстью, а тогда в наших руках будет уже и земледелие и все сельское хозяйство. Мы сумеем доставить хлеб всегда и всем, но, если бы возникли среди народа какие-нибудь неудовольствия, вытекающие из дороговизны и происходящей оттого нищеты, мы очень легко можем свалить вину за то на правительства и возбудить какой-либо беспорядок, так как каждая революция, каждое потрясение способствуют увеличению нашего капитала и приближают нас к раз назначенной цели.

Всякие правительственные должности должны быть нам доступны, и, лишь только их получим, ловкость и заискивание еврейских факторов различных классов и видов помогут нам проникнуть туда, где действительно находятся влияние и настоящее могущество. Само собой разумеется, что речь идет только о таких должностях, которые нераздельны с почестями, властью, привилегиями и вытекающей оттого прибылью, так как те обязанности, для исполнения которых необходимы знание и труд и которые доставляют умеренное вознаграждение, могут доставаться на долю христиан. Законоведение для нас очень важно. Адвокатура это большой шаг вперед, потому что эта специальность, ведущая к самым высшим ступеням служебной карьеры, более всего идет рука об руку с хитростью и изворотливостью, которые внушались нам с малолетства и считались достоинством и которые могут нам так сильно помочь в достижении власти и влияния по отношению к нашим естественным, смертельным врагам… христианам.

И почему евреи не могли бы быть министрами народного просвещения, когда столько раз уже занимали пост министров государственных имуществ? Евреи должны везде одинаково сделаться законодателями, чтобы уничтожить права гоев (неверных грешников), вредящих сынам Израиля. Мы же со своей стороны остаемся верными вовеки законам, заповеданным нам нашими отцами, т. е. сохраняем неумолимую ненависть к врагам и неприятелям Израиля… к христианам.

Впрочем, мы теперь более не требуем законов для нашей защиты, потому что они с так называемым прогрессом цивилизации даны уже почти во всей Европе. В настоящую же минуту следует стараться получить еще такие права, которые были бы полезными исключительно нашему народу, так, например, снисходительный закон о банкротстве, утвержденный с гуманной целью, сделался бы в наших руках настоящей золотой рудой, обильнейшей, нежели неистощимые копи Калифорнии.

Евреи должны стать во главе всех спекулятивных обществ, не рискуя, однако, никакой опасностью, возникающей из нарушения законов страны, которые они благодаря своей ловкости должны искусно обходить. Для этого им следует заниматься такими лишь науками, которые идут рука об руку с врожденными евреям хитростью и изворотливостью и которые по этой причине могут быть более для них полезны. Евреям удобнее всего избирать своей специальностью юриспруденцию, медицину, музыку и различные экономические науки, потому что эти специальности нераздельно связаны со спекуляцией. Что касается художеств, то евреи всегда изыщут различные способы для хорошего приема дебютанту, хотя бы он был и очень посредственным; они сумеют окружить его в известной степени ореолом призрачной славы и поощрения.

Из наук же медицина и политическая экономия принадлежат нашему племени. Доктору медицины всегда доступны самые заветные семейные тайны… В его руках – жизнь наших врагов. О юриспруденции уже было сказано… С помощью политической экономии очень легко произвести сумбур в голове непосвященных и представить белое черным, а черное белым.

Мы должны поощрять старания христиан заменить церковный брачный обряд простым контрактом перед гражданским чиновником, ибо тогда их жены и дочери станут стремиться в наш лагерь, куда их будет привлекать золото.

Если золото – первая могущественная сила этого мира, то вторая, наверное, пресса; но что же она может значить без участия первой? Поэтому все вышеприведенные принципы, советы и планы тогда лишь приведутся в исполнение, когда пресса будет нам подвластна. В силу этого евреи обязаны и должны в каждой стране захватить управление ежедневной прессой в свои руки.

Мы хитры, ловки и владеем деньгами, отсюда следует при посредстве всяких политических журналов образовать общественное мнение и руководить им исключительно сообразно с нашими видами; нужно критиковать сочинения, сцену и приобретать влияние на наше общество или пролетариат.

Идя этим путем шаг за шагом, мы оттесним христиан от всякого влияния и продиктуем миру все то, во что он должен верить, что должен презирать и проклинать.

Повторим горестный вопль Израиля и жалобу на притеснение, которое столь долго нас давило!.. Тогда наши враги будут выступать поодиночке, попрекая нас нашими стремлениями; но глупые и темные толпы будут на нашей стороне. Мы же, держа прессу в своих руках, будем в состоянии обратить истину в неправоту, бесчестие возвести до настоящей добродетели, потрясти неприкосновенный до сих пор строй семейный и разбить его членов на отдельные части… Мы всесильны тогда искоренить все, во что верили до сих пор наши враги… Будем в состоянии разрушить кредит, разжечь страсти, навязать славу или погрузить в пропасть бесчестия кого и что только захотим!.. Все это да останется запечатленным в памяти каждого израильтянина!..

Наше могущество разовьется в исполинское дерево, ветвями которого будут счастье, богатство, могущество и роскошь; довольство явится для нас наградой за несчастье, опасность и презрение, которые восемнадцать веков были нашей участью.

Следовательно, каждый израильтянин должен помогать другому. Лишь только один выступит вперед, пусть тащит за собой других; если же поскользнется его нога, пусть все бегут к нему на помощь. Если кого-нибудь из наших станут привлекать в христианский суд за нарушение законов страны, где нарушитель живет, то другие евреи должны помогать ему, но только в том случае, если обвиняемый поступал согласно законам, управляющим народом Израиля.

Наш народ консервативен: он оберегает и сохраняет религиозные обряды и уставы с первых времен их происхождения. Он стоит крепко за рутину; но в нашем деле нужно стараться не только принимать участие, но даже давать направление реформам, стоящим на очереди, каковы улучшение материального положения рабочих и бедных классов. Следовательно, мы должны принять участие в этом движении, но только наружно, на самом же деле должны стремиться дать направление целому потоку этих реформ согласно с нашими задачами и целями.

Массы, глупые и слепые, всегда добровольно допускают руководить собой крикунам… А кто лучше и громче еврея сумеет горланить и ослеплять глупостями?.. Поэтому наши имеют первенство в прессе и в судах всех христианских народов. Чем более кружков и собраний, тем более поводов к неудовольствиям и неохоты к труду, отсюда непременно должно последовать обеднение народов и их подчинение власти владеющих деньгами или средствами к улучшению пролетариата. Всякое движение, имеющее целью перемену, обогащает нас и приводит в упадок мелкие владения, которые должны погрязнуть в долгах. Хрупкость основ возвышает наше влияние и могущество, а потому следует содействовать всякому неудовольствию и отсюда вытекающим потрясениям, потому что они способствуют увеличению наших богатств и приближают момент достижений нашей единственной цели… то есть господствования и главенства на земле».


Загадка Сионских протоколов

Благословение С.А. Нилусу на публикацию Сионских протоколов: «Печатай, книгу будут читать и покупать».

Святой Иоанн Кронштадтский

Глава 8

Легализация тайной еврейской власти. – Всемирный еврейский союз. Иудаизм как религиозная и политическая истина. – Легальные задачи и подпольные цели. – Против России. – Записка Ламздорфа.

В 1860 году тайная иудейская власть легализует часть своих подпольных структур. Впервые почти за 18 веков создается международный еврейский орган – Всемирный еврейский союз, совмещавший легальную работу с широкими тайными операциями.

В воззвании «К евреям всего мира», подписанном одним из вождей мирового еврейства и крупнейшим масоном – Адольфом Кремье (17 961 880), говорилось:

«Союз, который мы хотим создать, не есть французский или английский, швейцарский или немецкий – нет, он иудейский, он всемирный.

Другие народы расколоты по национальностям; мы одни имеем не сограждан, а исключительно единоверцев.

Не раньше станет еврей другом христианина или мусульманина, как в тот момент, когда свет иудейской веры – единственной религии разума – засияет повсюду.

Рассеянные среди других народов, которые враждебны нашим правам и интересам, мы прежде всего хотим быть и неизменно останемся евреями.

Национальность наша есть религия наших отцов, и мы не признаем никакой иной.

Мы живем на чужбине и не можем заботиться об изменчивых вожделениях этих чуждых нам стран, пока наши собственные – нравственные и материальные – задачи находятся в опасности.

Еврейское учение должно наполнить собою мир.

Израильтяне! Сколько бы ни разбрасывала вас судьба по всем концам земли, всегда глядите на себя как на членов избранного народа.

Если вы понимаете, что вера ваших праотцов есть ваш единственный патриотизм;

• если вы сознаете, что, вопреки вашим показным национальностям, вы повсюду образуете лишь один и тот же народ;

• если вы веруете, что только иудаизм представляет собою религиозную и политическую истину;

• если во всем этом убеждены вы, израильтяне вселенной, то придите, услышьте наш зов и докажите нам свое согласие!..

Наше дело велико и свято, а успех его обеспечен.

Католицизм, наш исконный враг, лежит ниц, пораженный в голову.

Сеть, раскидываемая Израилем поверх Земного шара, будет расширяться с каждым днем, и величественные пророчества наших священных книг обратятся наконец к исполнению.

Близится время, когда Иерусалим станет домом молитвы для всех народов и знамя еврейского единобожия взовьется на отдаленнейших берегах.

Станем же пользоваться всеми обстоятельствами.

Могущество наше огромно – поучимся применять его к делу.

Чего нам страшиться?..

Уж недалек тот день, когда все богатства земные перейдут в собственность детей Израиля!..»[246]

Обращение Кремье легло в основу устава союза. В нем декларировалось, что все евреи, в какой бы они стране ни жили, представляют особую нацию, интересы которой всегда выше национальных интересов государств, в которых они проживают. В уставе повторялись слова из обращения Кремье, что для еврея только «иудаизм представляет собой религиозную и политическую истину».

Кремье, занимавший одно время пост члена правительства Франции, не признавал национальных интересов какого-либо другого народа, кроме еврейского. Он открыто заявлял: «Нас, евреев, не могут интересовать скоропреходящие перемены в судьбах других народов».

Всемирный еврейский союз сформировал центральный комитет, первым руководителем которого стал Ш. Неттер, а в 1863 году – А. Кремье. Большую роль в работе союза с самого начала играли Ротшильды и их родственник Моисей Монтефиоре (1774—1875).

Эмблема Всемирного еврейского союза отражала иудейско-талмудические цели: под скрижалями иудейского закона – две руки, нависающие над Земным шаром. Девиз союза был тоже взят из Талмуда: «Все за одного и один за всех».

Легальными целями союза провозглашалось: 1) содействие эмансипации евреев; 2) деятельная материальная поддержка всех евреев; 3) помощь литературным изданиям, которые так или иначе действуют в пользу евреев.

Однако основная деятельность союза осуществлялась вне легальных целей и была направлена на усиление «влияния еврейства во всех цивилизованных странах» для установления контроля над их правительствами и жизненными центрами, а также на борьбу с противниками иудейско-талмудического мира. Как заявлял сам Кремье (1867 г.), «это страшная организация, которая находит себе путь к могущественнейшим престолам. Она всегда готова требовать защиты наших прав и сражаться с теми, кто является врагом нашего народа».

«Никогда еще в рассеянии, – резюмировал работу Всемирного еврейского союза исследователь еврейства Бикерман, – единство еврейского народа не выражалось столь ярко, столь действенно, как в наши дни, когда в общении и взаимодействии живут евреи разных концов света…»

К концу XIX века Всемирный еврейский союз охватил весь мир, распространив свое влияние на самые его отдаленные уголки. Только по открытым отчетам этого союза (а большая часть его деятельности осуществлялась тайно) число его членов достигало 50 тыс. с ежегодными взносами свыше миллиона франков.

Руководители этого союза не стеснялись вмешиваться во внутренние дела России. Известны, например, такие случаи: ходатайство Всемирного союза по делу минского еврея Бороды, который за поджог в 1864 году был приговорен местным военным судом к смертной казни; переписка союза с русским посланником в Париже в 1868 году по поводу перехода еврейки в Православную веру; возбуждение союзом через гр. Биконсфилда и Сент-Илера на Берлинском конгрессе 1878 года вопроса о даровании евреям в России и Румынии равноправия; протесты по поводу еврейских беспорядков на Юге России, вызванных безжалостной эксплуатацией русских крестьян еврейскими предпринимателями.

С Россией иудейские вожди связывали особые надежды, по-видимому имея намерение превратить часть западнорусских территорий, и особенно Галицию и Белоруссию, в национальные еврейские районы. Недаром «духовный центр» иудаизма (Синедрион) продолжал оставаться в российском городе Вильно. А виленский гаон считался самым большим авторитетом в иудейском мире.

В России Всемирный еврейский союз сделал главный упор на взаимодействие с кагалами и руководство еврейской прессы и пропаганду. В 1863 году в России возник филиал иудейского просветительного общества «Хабура марбе», а через 30 лет – Общество распространения просвещения между евреями. Руководителем последнего был барон Ашер Гинзбург.

В конце XIX века одной из форм работы Всемирного еврейского союза в России стал Всеобщий еврейский рабочий союз Литвы и Польши (Еврейский бунд). Еврейский бунд возглавлялся центральным комитетом из трех членов, из которых известен был только один, а остальные считались «тайными начальниками». Бунд располагал четырнадцатью филиалами в основных местах проживания евреев, образуя там свои органы власти.

Деятельность Всемирного еврейского союза продолжалась вплоть до конца XIX-начала XX века, постепенно сходя на нет в результате усиления Всемирной сионистской организации. В отношении России отголоски деятельности Всемирного еврейского союза заметно ощущались еще в революцию 1905—1907 годов. Об этом, в частности, свидетельствует секретная записка министра иностранных дел России В.Н. Ламздорфа Государю Императору Николаю II. В ней министр информировал Царя об опасной подрывной работе Всемирного еврейского союза против России и других стран. Ламздорф предлагал даже провести секретное совещание с представителями правительств Германии и Ватикана для разработки общих мер по борьбе с еврейской угрозой. Прочитав записку, Николай II начертал на ней резолюцию: «Следует приступить к переговорам безотлагательно. Вполне разделяю высказанные мысли. Царское Село. 3 января 1906 г.»

Однако, судя по всему, ни Германия, ни Ватикан не поддержали идею этого совещания. Как выяснилось впоследствии, обе эти страны заключили секретные соглашения с Международной сионистской организацией, наивно рассчитывая за счет сепаратных сделок отвести от себя еврейскую угрозу.

Секретная записка Ламздорфа была полностью опубликована в Москве в 1918 году в книге «Сборник секретных документов из Архива народного комиссариата по иностранным делам», а через год перепечатана в Лондоне в книге Л. Вольфа «Дипломатическая история еврейского вопроса». Привожу эту записку полностью:

Записка об анархистах.

Происходившие в России в течение 1905 года события, особенно обострившиеся с начала минувшего октября и приведшие после ряда так называемых забастовок к вооруженному мятежу в Москве и разных других городах и местностях империи, совершенно ясно указывают, что русское революционное движение независимо от его глубоких социально-экономических и политических причин внутреннего свойства имеет и весьма определенный международный характер.

Эта заслуживающая самого серьезного внимания международная сторона революционного движения выражается прежде всего в том факте, что оно в значительной степени поддерживается из-за границы.

Решающим в этом отношении указанием является бросающаяся в глаза наличность в распоряжении русских революционеров огромного количества оружия, массами ввозимого из-за границы, а также весьма значительных денежных средств, ибо не подлежит сомнению, что руководителям революции наше правительственное движение, считая в том числе и организацию забастовок разного рода, стоило, очевидно, уже громадных сумм.

Так как вместе с тем следует признать, что подобная поддержка революционного движения из-за границы оружием и деньгами едва ли может быть отнесена за счет иностранных правительств (за исключением точно определенных, частных случаев, как, например, поддержка финляндского движения из Швеции и, может быть, отчасти польского из Австрии), то необходимо далее прийти к тому заключению, что поддерживать наше революционное движение входит в расчет каких-то заграничных капиталистических организаций.

С этим выводом нельзя не сопоставить тот факт, что русское революционное движение вообще отличается весьма ярко выраженным юридическим характером, ибо именно различные инородцы – армяне и грузины, латыши и эсты, финляндцы, поляки и прочие – одни за другими поднялись против императорского правительства с целью добиться если не полной политической автономии, то по крайней мере равенства прав с коренным населением империи. Если же к этому прибавить, что, как выяснилось уже с достаточной несомненностью, весьма значительная роль среди этих инородцев принадлежит евреям, которые и отдельными личностями, в виде различных вожаков движения, и целыми организованными группами (еврейский «Бунд» в Западном крае), выступали и выступают в качестве особо деятельного агрессивного элемента революции, то можно с уверенностью предположить, что упомянутая поддержка русского революционного движения из-за границы исходит именно из еврейских капиталистических кругов.

В этом отношении невозможно игнорировать некоторые нижеследующие сближения, едва ли основанные на простой случайности. Сближения эти заставляют логически прийти еще к тому дальнейшему выводу, что наше революционное движение не только, как сказано выше, поддерживается, но в некоторой степени направляется из-за границы. Действительно, с одной стороны, забастовки вспыхнули с особой силой и распространились на всю Россию не раньше и не позже минувшего октября, т. е. как раз в то время, когда нашим правительством была сделана попытка реализовать крупный заграничный заем без участия Ротшильда, и как раз вовремя, чтобы не дать осуществиться этой финансовой операции; причем вызванная среди держателей русских фондов паника и постепенная их продажа не могли не принести в конце концов новых выгод тем же самым еврейским капиталистам и банкирам заведомо и открыто, как, например, в Париже, игравшим на понижение русских ценностей.[247] С другой стороны, противоправительственное движение, столь резко вспыхнувшее тотчас после опубликования Манифеста 17 октября, заметно смягчило временно формы своего проявления, как только масса русского народа, первоначально не принятая в расчет революционерами, начала со своей стороны реагировать на противоправительственные манифестации именно еврейским погромами.

Мало того, некоторые весьма знаменательные факты, проникшие даже в печать, подтверждают уже вполне наглядным образом эту связь русского революционного движения с иностранными еврейскими организациями. Так, например, упомянутый выше массовый ввоз оружия в Россию, производящийся, как известно по агентурным сведениям, в значительной степени с европейского континента через Англию, станет совершенно понятным, если принять во внимание, что еще в июне 1905 г. именно в Англии был открыто организован при ближайшем участии известного антирусского публициста Люсьена Вольфа особый англо-еврейский комитет для сбора пожертвований в целях вооружения боевых дружин из русских евреев. С другой стороны, в той же Англии ввиду отразившихся на самих евреях печальных последствий революционной агитации образуется комитет евреев-капиталистов под председательством лорда Ротшильда, который сосредоточивает громадные суммы денег, собранные по подписке в Англии, Франции и Германии, в официальных целях оказания помощи пострадавшим от погромов евреям – русским подданным. Наконец, в Америке, не считая нужным формально разграничивать эти две цели, евреи организуют сборы пожертвований – безразлично и для помощи пострадавшим, и для вооружения еврейской молодежи.[248]

Таким образом, эта тесная связь русской революции с еврейским вопросом вообще и заграничными еврейскими организациями в особенности, совершенно ясная уже с точки зрения ее принципиальных основ (ибо сами основатели социалистической доктрины – Лассаль и Маркс, оказавшие столь сильное влияние на современное настроение русской учащейся молодежи, как известно, еврейского происхождения), не возбуждает, по-видимому, сомнения и в смысле практического руководства русским революционным движением именно евреями. Если эта их руководящая роль до последнего времени, очевидно намеренно, почти совершенно замалчивалась нашими газетами, то за границей уже не считают более нужным ее скрывать, и притом даже в самих социалистических кружках. Так, 22 октября (4 ноября) на собрании нидерландских социалистов в Амстердаме член Еврейского рабочего союза Эрвайэ открыто заявил, что, несмотря на преследования, которым они подвергаются, именно евреи находятся во главе русского революционного движения[249]; в Италии многочисленные митинги сочувствия названному движению, организованные в течение минувшего ноября в Риме, Милане и Турине и прочая, якобы «про либерте русси», повсюду превращались в шумные манифестации «про эбреи русси». [250]

При таких условиях при очевидном содействии русской революции со стороны евреев всех стран в той или другой форме, в большей или меньшей степени, и прежде всего в смысле поставки ей интеллигентных руководителей, оружия и денежных средств, окончательно выясняется, так сказать, чисто международная сторона нашего революционного движения, а вместе с тем и те силы, с которыми императорское правительство должно вести борьбу, равно как и те факторы государственной и общественной жизни на Западе, на которые оно может в этой борьбе опереться.

А именно исходя из выраженной выше мысли, что наше революционное движение деятельно поддерживается, а отчасти и направляется усилиями и капиталами всемирного еврейства, мы тем самым с большим вероятием раскрываем тот организационный и интеллектуальный центр, в котором должны скрываться главные нити и средства питания противоправительственной борьбы в России. Это «Альянс израэлит юниверсель» (Всемирный еврейский союз. – О.П.) с центральным комитетом в Париже, обладающий колоссальными денежными средствами членов, распоряжающийся громадным личным составом членов и опирающийся на сеть масонских лож всевозможного рода (по некоторым сведениям, вновь занесенных за последние годы в Россию) в качестве послушных органов этой всемирной организации.[251]

Основной цели «Альянс израэлит юниверсель» – повсеместному торжеству антихристианского и антимонархического еврейства (практически уже совершенно завладевшего Францией) при посредстве служащего приманкой для невежественной массы социализма – не мог не препятствовать государственный строй именно России, как страны крестьянской, православной и монархической. Отсюда – борьба с существующим правительством, начатая с полным расчетом в тот момент, когда оно является наиболее ослабленным после войны с Японией. Отсюда же – и первый лозунг этой ожесточенной борьбы в настоящее время «всеобщая равная, прямая и тайная подача голосов», т. е. принцип, признание которого Правительством ныне же, до собрания Государственной Думы, столь желаемое всеми радикальными группами, означало бы, само собой, устранение навсегда исторически выработавшихся правовых задержек и торжество еврейства в России, падения которых могут и не пожелать будущие выборные люди Земли Русской.

Указанные факторы и причины, поддерживающие из-за границы борьбу революционных элементов против императорского правительства, выясняют, с другой стороны, и те силы, благодаря взаимодействию которых могла бы быть создана благоприятная почва для успешной борьбы с интернациональным революционным социализмом. Не подлежит действительно сомнению, что по тем же высказанным выше основным соображениям перед всемирно организованным революционным еврейством стоят рядом с Россией еще и другие враги, которые тем самым должны стать друзьями и союзниками императорского правительства.

Антимонархическое, опирающееся на деньги еврейство не может не подкапываться всеми средствами, с одной стороны, под монархическую и опирающуюся на свою материальную силу Германскую империю. С другой стороны, антихристианское всемирно организованное еврейство не может по вековой традиции не видеть заклятого врага в единственной централистски организованной и также всемирно христианской общине – католической церкви.

Казалось бы, поэтому, что так отчетливо устанавливающиеся за последнее время дружественные отношения императорского правительства к Германской империи и Святейшему Престолу призваны оказать весьма благоприятное влияние и в области борьбы с противомонархическим и противохристианским революционным движением в Европе.

Относительно Ватикана необходимо прежде всего вспомнить, что протестантское правительство Германии уже давно признало все значение Святейшего Престола в смысле защиты стародавних устоев европейской культуры и, опираясь в своей внутренней политике на партию католического центра, необходимо пришло в политике внешней к дружественному единению с папой. Что касается России, то дружественное содействие Ватикана именно в рассматриваемом ныне отношении могло бы точно так же оказаться чрезвычайно важным, не говоря уже об умеряющем влиянии Святейшего Престола через местное духовенство специально на наши польские дела, в каковом направлении последняя энциклика папы к епископам Польши является весьма знаменательным шагом навстречу русскому правительству. Ватикан мог бы оказать нам неоценимую услугу в смысле сообщения русскому правительству, к сожалению, столь мало осведомленному о сосредоточенных в Париже нитях разрушительной еврейско-масонской организации, фактических данных по вопросу об указанной организации и ее разветвлениях, за которыми в Ватикане не могут не следить самым бдительным образом.

Что касается, с другой стороны, Германии, то дальнейшее сближение ее правительства с Россией – еще более тесное, чем то, которое основано на протоколе от 1 марта 1904 года о борьбе с анархизмом, – может встретить только полное сочувствие в Берлине, ибо невозможно не сознавать, что первое государство, которому после России несомненно придется выдержать борьбу с социал-революционной партией, будет Германия. Ее правительство и общество уже и в настоящую минуту констатируют с величайшей тревогой несомненное отражение русских событий на социал-демократическом и рабочем вопросе, не говоря уже о специальном вопросе противоправительственного движения в провинциях прусской Польши. И действительно, западноевропейские социалисты разных национальностей не считают более нужным скрывать, что уже в январе 1906 года этой партией предполагается поднять в Германии противоправительственное движение (которое должно достигнуть наивысшего развития к 1 мая 1906 года), вызвав его в Пруссии и Саксонии под тем же самым лозунгом «всеобщего избирательного права». Едва ли можно сомневаться, что в действительности в самой основе этого движения, которое на основании постановления социалистических съездов в Йене и Бреславле предполагается проводить теми же способами, как было и в России, лежат те же самые объясненные выше интернациональные цель и соображения принципиального характера, т. е. те же антихристианские и антимонархические факторы, которые действовали и действуют и в русском революционном движении. По крайней мере, по замечанию газеты «Дойче тагесцайтунг», поставившей себе специальной задачей организацию борьбы с надвигающейся общеевропейской революцией, наиболее откровенные публицисты социально-революционного направления уже теперь, не стесняясь, выражают надежду, что русское противоправительственное движение есть только как бы прелюдия именно к общеевропейскому социальному перевороту, который, между прочим (стремится. – О.П.), совершенно уничтожить монархический строй в современной Европе. Становясь на эту точку зрения, невозможно, казалось бы, не видеть во всем вышеизложенном лишь отдельные проявления осуществления общего, угрожающего далеко не одной России революционного плана, сущность которого, по формуле известного Либкнехта, состоит в водворении в политическом строе республики, в экономическом – социализма и в религиозном – атеизма.

По всем вышеуказанным соображениям едва ли подлежит сомнению, что доверительный и откровенный обмен мнениями с нашей стороны с правящими сферами как в Берлине, так и в Риме, представлялся бы в высшей степени необходимым. Он мог бы положить начало весьма полезному международному взаимодействию, во-первых, в смысле организации бдительного надзора, а затем и деятельной совместной борьбы с общим врагом христианского и монархического строя в Европе.

В виде первого шага в указанном направлении и в целях выяснения главных оснований будущей программы действий казалось бы желательным ныне пока ограничиться доверительным обменом мыслей с германским правительством.

3 января 1906 года Граф Ламздорф.

Глава 9

Еврейский синод в Лейпциге. – Попытка реформировать иудаизм. Подтверждение программы Всемирного еврейского союза на установление иудейско-талмудического миропорядка. – Тайный иудейский орден Бней Мошэ.

В июне 1869 года в Лейпциге состоялся еврейский собор, заседания которого хотя и не считались секретными, но проходили закрытым образом, без допущения представителей печати.

Этот собор, получивший у еврейских историков название еврейского синода, заседал несколько дней под председательством профессора Лазаруса (Берлин) и двух его заместителей – раввина Эейгера (Франкфурт) и Иосифа Вертхеймера (Вена). Среди присутствовавших были иудеи из Австрии, Англии, Германии, России (включая Польшу), Турции и Франции.

На съезде разгорелась острая полемика между ортодоксальными иудеями и так называемыми реформаторами. Здравомыслящие евреи предлагали реформировать еврейское богослужение, вести его не на древнееврейском, а на государственном языке той страны, где евреи соответственно проживали. Они также настаивали и на исключении из молитв расистских, националистических и мессианских идей, т. е. на фактической отмене Талмуда. Однако здравомыслящих на съезде оказалось немного. Возобладала воинственно-талмудическая позиция. Съезд одобрил резолюцию, подтверждавшую решения предыдущих съездов и программу Всемирного еврейского союза на установление иудейско-талмудического миропорядка.

Резолюция была подготовлена доктором Филиппсоном и одобрена великим раввином Бельгии Астрюком. В ней говорилось следующее:

«Синод признает, что развитие и осуществление современных правил представляют вернейшую гарантию настоящего и будущего еврейства, энергическое и живое условие для расширения и развития иудейства. Таким образом, современные правила в политике и науке, правила революционного и масонского свободомыслия одобрены общенародным еврейским союзом и великим раввином Астрюком.

Если еврей, даже отказываясь от своего закона, сохраняет и ревниво поддерживает знамя своей религии, последнее убежище своей национальности, если он преждевременно простирает руку свою на мир, если он продолжает верить, – что нам подтверждают главнейшие органы его, – в будущую мессианическую эпоху, которая возведет его на степень господствующего народа и властелина народов, – то нам чрезвычайно интересно и важно знать те средства, которыми евреи среди христианских народностей могут влиять на ход дел и на сохранение социального порядка в Европе, частью еще основанного на древних и твердых верованиях прежнего времени.

Мы узнаем, что евреи поддерживают свои желания и надежды благодаря той силе, которую дает им способность составлять из разрозненных членов своей семьи отдельное государство в государстве, той помощи, которую им дают тайные общества из последователей всех верований, благодаря их владычеству над обществами и даже целыми народами, где тайными двигателями являются влиятельные лица еврейского происхождения. Неподражаемое искусство евреев заставлять эти общества работать в свою пользу; постоянно увеличивающаяся несметность богатств; врожденная и характеристичная ловкость, с которой они отбирают золото у других народов; всемогущество, доставляемое этим золотом, чтобы волновать и двигать общественное мнение; изумительная гибкость способностей, непреклонная воля; непоколебимое постоянство мыслей и, наконец, странное и чудесное преимущество физической натуры, делающее из евреев единственный народ, способный безнаказанно переносить самые противоположные климаты, создавать себе родину на каждой почве, и выработавшее из него единственный образец человека, который без преувеличения может назваться космополитом, или всемирным гражданином, – все это способствует к поддержанию в евреях их заветных надежд и желаний.

В наши дни непреодолимо и тайно проникает в воспитание наших детей дух так называемых либеральных людей, – дух тех зачинщиков и льстецов революции, которые самозвано называют себя жрецами печати, служа в то же время покорными орудиями или посредственными руководителями тайных обществ, во главе которых стоит еврей!

Если, как повторяют органы революции, человек должен быть космополитом, а племена, составляющие отдельные народы, должны со временем соединиться в одну семью, в одну всемирную республику, то, как неспоримое заключение следует, что эти люди со временем непременно будут подвластны евреям.

Из всех народов только еврейский может считать каждую страну света своей родиной, и лишь он один, живя между чуждыми ему народами, остается верен самому себе, представляя в этом отношении исключительный пример, потому только он один и в состоянии собирать своих членов с разных концов земли и соединять их в одном общем собрании. Таким образом, только он один может представить все народы, все наречия, все интересы, все национальности и земли. Будучи представительницей всего мира, в этом смысле еврейская нация составляет как бы сеть, которою она надеется со временем опутать все чуждое ей человечество.

Находясь под таинственным влиянием синагоги, еврейский народ оградил себя от бурь, которые угрожали потопить его в вечно волнующихся пучинах житейского моря. Колеблемый вечным движением еврей находил всегда в нем поддержку среди народов, раздраженных против его фанатизма и национальных обычаев.

Преследуемые в продолжение восемнадцати веков ненавистью и презрением, рассеянные по лицу земли евреи наконец как бы невольно соединились в огромное дружное общество, тайна которого сохранялась для собственной защиты и для осуществления надежд, внушаемых им религией.

Итак, среди ненавидящих народов евреи громко оплакивают свою кажущуюся слабость, вызвавшую их рассеяние, и в то же самое время покрывают Земной шар семьей своих братьев, священным союзом, каждый член которого является помощником своего товарища и, в свою очередь, поддерживается всеми. Этот союз – подобие того громадного полипа, который в глубине морей расправляет бесчисленные щупальца, колеблется и питается вечным движением волн. Эта организация еврейства устроилась, так сказать, сама собой; она существовала всегда и казалась достаточной до тех пор, пока ослабление религиозных уз не повлекло за собой ослабления связи в еврейской национальности.

Этот упадок привлек серьезное внимание руководителей еврейства и принудил их принять меры для замены натуральной организации еврейства искусственной. Главным средством для этой цели оказались общества, организованные по новым началам, соответствующим духу нового времени и современной политике».[252]

В 1874 и 1880 годах в Одессе, а затем в Варшаве выходит книга «Завоевание мира евреями», включавшая в себя еще один тайный иудейский документ, содержание которого во многом перекликалось с идеями речи раввина из Франкфурта в Праге. Автор книги, выступавший под псевдонимом майора Османа-Бея, на самом деле был крещеным евреем по фамилии Миллингер. Долгое время вращаясь в кругах, близких к польскому раввинату, он сумел получить материалы о заседании Синедриона в Кракове в 1840 году, в дни широко нашумевшего дела о ритуальном убийстве. Как и на предыдущих иудейских совещаниях, на этом рассматривались тактические вопросы расширения иудейского контроля над печатью и биржей.[253]

В 1889 году известный иудейский лидер Ахад Гаам (О. И. Гинцберг) создает в России тайный иудейский орден Бней Мошэ, ставивший своей целью установление иудейского миропорядка. Специальный церемониал приема в члены этого ордена был заимствован из уставов масонских лож.[254]

Согласно еврейским источникам, в основу ордена Бней Мошэ легли шесть принципов: «1. Убеждение в том, что сколько-нибудь длительно еврейский народ не может продолжать существовать, живя постоянно среди чужих народов. 2. Глубокая вера в необходимость возрождения еврейского народа. 3. Коллективное национальное самосознание и сознание индивидуальной ответственности каждого еврея за весь национальный коллектив. 4. Стремление к мирному объединению и сотрудничеству всех народов мира при главенстве иудеев. 5. Воспитание поколения евреев, которое было бы способно осуществить историческую национальную задачу. 6. Предпочтение качества количеству – решающий принцип деятельности ордена».[255]

В Бней Мошэ были завербованы раввин Могилевер, доктор Хазанович, публицист Давид Каган, Цви Прилуцкий, Моисей Брамсон из Ковны (отец Леонтия Брамсона, известного вождя иудаизма), писатель Бен-Авигдор; в Палестине вступили в орден Ихл-Михл Пинес, Белкинд и др. В члены Бней Мошэ вошли М. М. Усышкин (в будущем один из вождей сионизма) и ряд фанатичных иудеев из Минска, Полтавы, Харькова, Кременчуга. В Полтаве вступил в орден писатель Азар (А. 3. Рабинович) и Цви Шимшелевич, которому «в возрасте 90 лет суждено было присутствовать на церемонии избрания его сына, Ицхака Бен-Цви, в президенты Израиля».[256]

На съезде Бней Мошэ в 1890 году присутствовало 166 делегатов со всех концов России. Отделения («лишкот») Бней Мошэ носили специальные названия: в Варшаве – Иешурун, в Одессе – Дэрех гахаим, в Вильно – Эзра, в Двинске – Гилел, в Полтаве – Мицпе, в Кременчуге – Израиль, в Пинске – Зерубавэл и т. д. Отделения существовали в Гродно, Минске, Брест-Литовске, Мезеричах, Петербурге, Люблине, Саратове и т. д. Образовались лишкот и вне пределов России: в Берлине, Ливерпуле, Балтиморе.

В выпущенном в Палестине манифесте Бней Мошэ провозглашались как цели ордена национальное самосознание, любовь к своему народу, бескорыстная, объединяющая, возвышающаяся над всеми партийными различиями. Национальное самосознание имеет примат над религиозным, индивидуальные интересы подчиняются национальным. В диаспоре нет будущего для еврейского народа. «Если мы хотим жить как народ, – декларировалось в манифесте, – нам следует построить свой национальный дом в надежном месте, а это возможно только в стране отцов. Сначала надо пробудить в народе национальное самосознание, привить ему высокую мораль, и тогда в народе возникнет движение, ведущее к национальному возрождению, к „хайей кавод“ в стране предков. Бней Мошэ ставит своей центральной задачей углубление «агават исраэль», чувства беззаветной любви к еврейству. Надо приложить много духовных усилий, чтобы пробудить национальное самосознание в его чистой, незапятнанной форме».[257] Поэтому были введены строгий отбор и сложная обрядность при приеме членов в орден; инициаторы мечтали превратить его в касту «коганим», первосвященников.

Из отделений ордена наиболее активным считался варшавский – Иешурун. В 1893 году центр Бней Мошэ был перенесен в Яффу. По еврейским источникам, орден просуществовал в течение восьми лет, до первого сионистского конгресса, а затем самоликвидировался.[258]

Глава 10

Записка из секретного архива русской полиции. – История и организация еврейской власти. – Подтверждение неразрывной связи между еврейством и масонством. – Предложения по борьбе с иудейской конспирацией.

Зимой 1895 года в департамент полиции Российской империи поступила секретная записка «Тайна еврейства», в которой неизвестный автор раскрывал основные этапы истории закулисной еврейской власти, анализировал главные формы иудейской конспирации, а также предлагал конкретные методы борьбы с нею. В записке особо подчеркивалась неразрывная связь еврейства и масонства.

Хотя автор надеялся, что его записка попадет в руки Царя, этого не произошло. По разным обстоятельствам записка осела в секретных архивах полиции и до начала 20-х годов не была никому известна.

После революции ее выкрали из советских архивов вместе с большим количеством других секретных материалов по еврейской и масонской тематике. Записка была похищена одним из участников разборки архива, по-видимому масоном П. Е. Щеголевым, и переправлена за границу, где в 1922 году оказалась в руках крупнейшего еврейского деятеля и масона (33°) Г. Б. Слиозберга, который опубликовал ее в приложении к книге Ю. Делевского (наст. фамилия – Юделевский) «Протоколы сионских мудрецов».[259] Привожу этот важный исторический документ полностью:

ТАЙНА ЕВРЕЙСТВА

Догмат «единобожия» существует на земле с незапамятных времен. Несколько тысячелетий эта доктрина оставалась, однако, достоянием лишь небольшой, тесно замкнутой высшей касты – жрецов, ревниво оберегавших ее от профанов во избежание еретических искажений.

Вера в Единого Бога являлась заветной тайной храма посвященных, дававших клятву хранить таковую под страхом смерти. Они, посвященные, преемственно передавали свою доктрину ограниченному числу избранных адептов, проверенных и подготовленных долголетним искусом, проводившимся под видом постепенного прохождения целого ряда степеней посвящения.

Современные исследователи склонны видеть в подобных таинственных методах жреческого сословия чисто эгоистические, утилитарные мотивы. А именно держать нарочно в темноте народ, дабы лучше управлять им.

Такие упреки, однако, едва ли справедливы. Стоит только составить себе ясное представление об уровне общего развития тогдашнего человечества, чтобы допустить, что жрецы руководствовались, пожалуй даже мудро, совершенно иными мотивами. Достаточно вспомнить, что за две тысячи лет до Р. X. глаз человека различал только семь цветов в радуге, а ухо – всего пять тонов в хроматической гамме, чтобы призадуматься: способен ли был мозг тогдашнего среднего обывателя на религиозные концепции высшего порядка? Не являлся ли предварительный искус посвящения просто необходимым приемом для надлежащего, начатого с детства курса интеллектуального развития взятого в храм неофита?

Итак, египетские иерофанты, халдейские волхвы, индийские маги и пр. – все одинаково были монотеистами. Это единство веры, естественно, объединяло высшие жреческие круги, иначе говоря передовую часть тогдашнего человечества, как бы в единое, обширное, всемирное религиозное братство. Внешним признаком принадлежности к числу посвященных во всех древнейших очагах посвящения уже за две тысячи лет до Р. X. установлено обрезание.

Родоначальник иудаизма Моисей воспитывался, как известно, в Карнакском храме, где и достиг высших степеней египетского посвящения. Впоследствии он женился на дочери нубийского первосвященника Иофора, открывшего ему возможность приобщиться и к этой совершенно неисследованной древне-жреческой доктрине.

Моисей, как экзальтированный патриот, задался целью поставить еврейский народ, томившийся в то время в египетском плену, в совершенно исключительное положение среди прочих земных народов. Он первым из смертных дерзнул поступиться клятвой посвященных и дал евреям новое вероучение, открыто исповедующее монотеизм.

С тех пор народ еврейский как единоверцы невольно в глазах всех посвященных древнего мира действительно представился особым народом – народом избранным. Чтобы закрепить даже внешним признаком религиозно-культурную особенность еврейства, Моисей и включил в иудаизм обряд обрезания.

Измена Моисея жреческой клятве не прошла, видимо, без значительных шероховатостей. В тогдашнем Египте господствовал, как известно, теократический государственный строй. Ренегату не только самому угрожала, вероятно, смерть, но и всему еврейству, жившему в Египте, массовое избиение. Опасность усугублялась несимпатичной особенностью еврейского национального характера. Последователи новой религии вызывающе щеголяли своим религиозным преимуществом и мутили прочее население, слепо до этого повиновавшееся всемогущим жрецам.

Дело едва ли окончилось бы иначе, как грандиозным еврейским погромом, не сумей Моисей своевременно организовать то массовое бегство из страны, которое носит в Библии название Исход евреев из Египта.

Приступив затем к кодификации своего нового вероучения, Моисей применил технические методы записывания, аналогичные принятым адептами древнего посвящения. В общих чертах они таковы: религиозные догматы записывались не иначе, как особыми священными письменами (иероглифами). При помощи таковых текст зашифровывался, получая троякий смысл: первый, прямой, – для народа; второй, аллегорический, – для неофитов и высших светских кругов (царей, военачальников и др.); третий, тайный догматический, – для посвященных.

Ключ для чтения этого последнего передавался новым поколениям только изустно, по достижении адептом высших степеней посвящения.

Примером краткой записи всей философской сущности основной доктрины египетского посвящения служат неоднократно упоминаемые в археологии так называемые Изумрудные таблицы мудрости, приписанные египетскому великому гиерофанту Гермесу Трисмегисту.

Для разрешения поставленной себе задачи Моисей создал особый еврейский алфавит, заимствованный с финикийского. Каждая буква алфавита соответствовала священному иероглифу.

Для преемственной передачи религиозной догматики потомству Моисей учредил духовную иерархию, разделив ее соответственно обычным традициям древнего посвящения на три основные ступени: левитов, священников и первосвященника.

Иноземное иго и усобицы, раздиравшие столетиями Иудею, серьезно стали угрожать непрерывности преемственной передачи священного предания, хранившего ключ к полному трехстепенному чтению Пятикнижия.

Встревоженный в пору вавилонского пленения за участь ортодоксальной догматики иудаизма, пророк Даниил, сделавшийся адептом высшего халдейского посвящения, и положил начало особой аскетической секте отшельников, носивших название «ессеев».

Ко времени Р. X. преемственность тайной догматики Моисея в официальной еврейской духовной иерархии уже окончательно утратилась. Существовали только «толковники», свободно разбиравшиеся лишь во втором, аллегорическом смысле Священного Писания и сохранившие понимание тайного, третьего значения священных записей лишь отрывками, да и то по большей части в искаженном виде. Полная осведомленность сохранилась исключительно среди братства ессеев, селившихся в пустыне у Чермного моря.

По установившемуся среди большинства ученых убеждению, отроческие годы Христа прошли именно среди ессеев. Евангелие свидетельствует, что еще мальчиком Он принимал уже иногда участие в диспутах с толковниками, поражая этих старцев Своим умением разбираться в сокровенной сущности Священного Писания. На страницах Пятикнижия Он легко отыскивал истины, о которых они, толковники, имели представление только понаслышке, но в полном понимании коих сами отчетливо не разбирались.

Резкие разногласия на этой почве вызывали постоянные распри между инакомыслящими, распавшимися на несколько открыто враждующих между собой толков.

Когда Христос, покинув ессеев, стал открыто проповедовать, Его проповедь привлекала тысячную толпу. Среди народа пошла молва, что

Он – Мессия. Высшее священство встревожилось. Сначала оно вступило с Христом в словесные препирательства, умышленно создавая Ему всевозможные казуистические ловушки (монета с портретом Кесаря; творить чудеса в субботние дни; кто из двух в Царствии Небесном законный муж замужней вдовы и т. д.).

Подобные диалектические поединки с Христом неуклонно кончались для священства полнейшей неудачей. Популярность Христа вследствие этого только страшно росла, и тысячи людей стали открыто призывать Его объявить Себя, согласно пророчествам, Царем иудейским.

Испуганное утратой своего прежнего огромного нравственного авторитета, на котором зиждились и власть, и материальное благосостояние, высшее еврейское духовенство решило наконец устранить Христа путем насилия.

И свершился на Голгофе тот великий грех, который позорным пятном пал на весь народ еврейский.

Некоторые новейшие научные исследователи склонны вразрез с Ренаном углублять свой скептицизм до отрицания самого существования земной жизни Христа. Наглядным подтверждением этого, по их мнению, служит полное отсутствие каких бы то ни было историографических данных летописцев того времени об Иисусе из Назарета.

Ничего не упоминает о Христе даже Иосиф Флавий, оставивший капитальный исторический труд о современном ему еврействе и волнующих его религиозных распрях.

Такое молчание тогдашних историографов недоказательно и объясняется вполне естественно. Большинство из них – римляне если не по крови, то по культуре. А римлянин золотого века или трезво смотрел на мир глазами великого позитивиста Аристотеля, или беспечно наслаждался благами жизни, согласно принципам другого тогдашнего модного властителя дум, Эпикура. Если же в те времена и встречались в римском обществе отдельные люди, склонные к богоискательству, то они тяготели или к пышным ритуалам Изиды и Сераписа, или к туманной мистике Элевзинских мистерий. Чем-то слишком далеким, чуждым по духу и психологии являлась для них вдохновенная проповедь Распятого Галилеянина, чтобы рассчитывать, что она могла привлечь хоть мимолетное внимание современного летописца.

Зато на окраинах тогдашнего классического мира, даже в самых захолустных убежищах посвященных, весть о Христе и Его учении разнеслась, по-видимому, с поразительной быстротой. Так, например, в восьмидесятых годах настоящего столетия одним из редких европейских путешественников, проникших в Тибет, обнаружена в одном из тамошних монастырей рукопись конца I в. по Р. X. Этот документ является повествованием о том, что в Галилее недавно жил и распят великий посвященный Исса, превзошедший мудростью всех предшественников; затем вкратце излагается сущность Нагорной Проповеди.

Такое признание мудрецами тогдашнего Востока Христа великим посвященным и отмечено в Евангелии красивой легендой о поклонении волхвов.

Когда Христа не стало, осталось Его учение. Записано оно в Евангелиях: трех первых синоптических, четвертом от Иоанна и нескольких еще, впоследствии признанных Вселенскими Соборами апокрифическими.

В первых трех Апостолы-очевидцы бесхитростно повествуют главное, что запомнили о том, как жил Учитель, чему учил и каково было Его неотразимое обаяние на окружающих. Написаны они были первоначально на арамейском наречии, т. е. простонародном языке жителей окрестностей Чермного моря.

Евангелие Иоанна резко отличается от прочих как по форме, так и по содержанию. Любимый ученик Христа, единственный намеченный Им преемник великого посвящения, Иоанн задался целью записать философскую сущность Христова учения. По примеру древних посвященных он применил при этом древний тройной ключ. Евангелие его в подлиннике было написано на древнееврейском языке, хотя сохранилось потомству только уже в греческом переводе.

Принадлежность Самого Христа к числу великих посвященных косвенно доказывается применением иногда Им тройного ключа.

К числу подлинных поучений Христовых, расшифрованных по тройному ключу, принадлежит, например, притча Его о талантах.

Аллегорический смысл ее – зарывание таланта в землю – не нуждается в пояснении. В нее вложен, однако, Христом еще и третий, философско-догматический, смысл, а именно поучение о вселенской душе и основной задаче земной жизни.

Среди древних посвященных по этому вопросу издавна известна была так называемая легенда об Адаме Кадмоне. Ее содержание вкратце таково.

Господь Бог, создав прародителей по Своему образу и подобию, одарил их и всеми свойствами божества, с одним только ограничением – запретом творить себе подобных. Прародители, преступив эту заповедь, совершили первородный грех, лишивший их богоподобия и требовавший искупления. Тогда Господь Бог, по неограниченному милосердию Своему, дал им завет плодиться и размножаться. Дабы облегчить очищение греховной души прародительской, в каждого вновь рожденного человека вложена частица расчлененной на весь род людской греховной вселенской души-логоса, с тем чтобы он праведной жизнью ее очистил. Когда же сумма добра, совершенного коллективным человечеством, искупит тяжесть греха прародителей, род людской прекратит свое существование, а вселенская душа, вновь став безгрешной, сольется опять с божеством.

Христос в притче о талантах и поучает: миссия земной жизни человека не исчерпывается простым воздержанием от зла; он призван прежде всего к активному служению доброму началу. Иначе говоря, Христос как бы высказывает резкое порицание основному принципу схимничества – отойти от мира и зол его.

Апостолу Иоанну не довелось установить дальнейшую преемственность великого посвящения в христианской общине. Его безвестная ранняя кончина сразу же закрыла последователям Христа тайну учения записанной им философской догматики Христианства.

Вот почему некоторые места его Евангелия (напр., 1, 1-6) представляются непонятным набором слов даже для виднейших христианских богословов. Отцам Церкви остался доступным лишь второй, аллегорический смысл евангельского слова. На него только и опирается впоследствии догматика Христианской Церкви, начиная со Вселенских Соборов.

К духовному наследию Христа внимательнее всех отнеслись Его бывшие наставники – ессеи, почитавшие Его за подлинного пришедшего Мессию. Лучше других понимали они все Божественное совершенство Его учения. И то, что прочли они в Евангелиях, раскрыло им потрясающую истину: Христос был Мессия, пришедший согласно пророчеству для избранного Богом народа иудейского. Для него одного первоначально и предназначено было Им великое Его учение.

Христос сказал хананеянке, умолявшей Его исцелить ее дочь: «Я послан только к погибшим овцам дома Израилева. Нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам» (Мф. 15, 24-26).

Евреи же не только безумно отвергли и распяли Христа, но и приняли кровь Распятого на себя и потомство.

За это евреев постигла страшная кара Божия: Христос приобщил к Благодати Своего учения иные народы. Евреи же осуждены стать гонимыми, презираемыми, ненавидимыми всем человечеством, познавшим Христа.

«Пришел к своим, и свои Его не приняли. А тем, которые приняли Его, верующим во Имя Его, дал власть быть чадами Божиими» (Ин. 1, 11-12).

И будет так много веков, пока все прочие народы земные сначала не постигнут учения Христова, а затем сами, добровольно, по своему духовному несовершенству от Христа не откажутся. Иначе говоря, ессеи в Евангелии от Иоанна узрели как бы пророчество, что наступит день, когда весь Христианский мир заразится психологией Алексея Карамазова: «Христа я признаю, но Его не принимаю».

Тогда только наступит час прощения избранного народа иудейского. Учение Христа с того дня сделается исключительным достоянием сынов Израиля, и наступит наконец обетованное евреям Царствие Божие на земле. Таков тайный смысл учения о появлении сначала антихриста, а затем о Втором Пришествии Мессии в силе и славе.

Таким образом, грядущие судьбы еврейства развернулись перед ессеями тяжким возмездием Божиим за кровь Распятого Мессии. Продолжительность проклятия, на которое еврейство обрекло себя и свое потомство, поставлено в связь с той грандиозной, постепенной и медленной духовно-нравственной эволюцией, которую предстоит изжить всему остальному человечеству.

Естественно, возникал вопрос, каким же духовно-нравственным кодексом предопределено руководствоваться еврейству до наступления великого дня прощения, раз христианская доктрина для него закрыта.

Прямой ответ имеется в Евангелии. Христос Сам сказал: «У них есть Моисей и пророки. Пусть слушают их» (Лк. 16, 29-31).

Отсюда явствовало, что евреям определено пока что твердо держаться данного им Ветхого Завета.

Народ иудейский как раз в ту пору, когда ессеям досталось духовное наследие Христа, переживал самую катастрофическую страницу своей истории.

В 70 г. по Р. X. римский полководец Тит разрушил Иерусалим, перебил почти все мужское население, а остальных евреев в числе нескольких десятков тысяч увез и продал в рабство. Единственной еврейской организованной ячейкой, случайно уцелевшей в Иудее, была небольшая ессейская община скрывавшихся в пустыне. Ей одной, таким образом, выпадала обширная и тяжелая задача повести народ иудейский по скорбному пути предопределенной ему свыше многовековой покаянной миссии.

Единственное, чем в силах человеческих казалось вообще возможным облегчить трагическую участь караемого Богом народа еврейского, – это ускорить по возможности течение духовной эволюции, предопределявшейся остальному человечеству.

Такая основная посылка вызывала сама собой двоякий род деятельности:

а) созидательный – всемерно способствовать быстрейшему распространению Христианства по всей Вселенной и

б) разрушительный – всячески подрывать нравственные основы Христианства в части человечества, уже исповедующего его.

Представлялось насущным предотвратить вместе с тем самую страшную опасность, угрожавшую еврейству непосредственно в ближайшем будущем: евреям, разбросанным продажей в рабство поодиночке среди чужих народов, естественно, грозила быстрая, в два-три поколения, полная ассимиляция с жителями тех стран, куда каждого случайно забросила судьба. А не станет евреев, кому же пользоваться обетованными благами Царствия Божия на земле?

Следовательно, необходимо было как-либо обеспечить неукоснительное сохранение сынами Израиля самобытного облика евреев ветхозаветных времен.

Такая программа и легла краеугольным камнем всей последующей жизни народа иудейского.

Расовая замкнутость, ревнивое мелочное тяготение к своей религиозной обрядности наряду с систематическим высмеиванием и стремлением всячески подрывать догматы Христианства – все это настолько повседневно и характерно для любого еврея, что не требует подтверждения.

Что же касается содействия скорейшему распространению учения Христова нетрудно привести прямой вполне наглядный пример. Выдающийся во второй половине XIX в. глава католического миссионерства в Китае Монсеньер Флавье, епископ Пекинский, большинство средств на свою христианскую пропаганду среди желтолицых черпал от виднейших тогдашних представителей еврейства – барона Гирша и семейства Ротшильдов.

Как не преклониться невольно перед народом, сумевшим подчинить все свои помыслы, страсти, увлечения, все даже мелочи повседневной жизни одной, строго определенной, узко регламентированной общей программе и, вдохновившись единой величавой покаянной религиозной миссией, терпеливо, поколениями нести свою тысячелетнюю скорбную долю.

Сколько творческой мысли, энергии, упорства требовалось и от руководителей еврейства для проведения в жизнь намеченного ими гигантского замысла.

Действительно, ничтожному по количеству братству старцев-отшельников, заброшенных в пустыне захолустной с той поры Палестины, предстояло сплотить и руководить историческими судьбами народа, превращенного всего в десяток-два тысяч нищих, бесправных рабов, разметанных по всей тогдашней Вселенной.

Каким же образом они добились осуществления столь невероятного на первый взгляд по трудности и сложности начинания?

Для успеха хотя бы первого шага какого-либо общееврейского начинания требовалось прежде всего восполнить существеннейший пробел, а именно создать что-либо взамен уничтоженной римлянами центральной еврейской политической власти. Эту задачу руководители еврейства разрешили блестяще, положив начало единому всемирному еврейскому тайному обществу.

Аналогичное на первый взгляд братству древних посвященных, оно получило совершенно особую и гениальную конструкцию.

Тайное общество вообще сильно только при двух условиях:

а) незнания до самого конца его деятельности никем, кроме кучки главарей, его действительных сокровенных замыслов;

б) достаточных силах и средствах.

Выполнение обоих условий представлялось одинаково трудным.

Первый пункт – соблюдение тайн удавалось обычно лишь до поры до времени, накоротке, после чего случайное предательство выдавало с головой всю организацию. Между тем конспиративная деятельность тайного еврейского общества силой вещей намечалась крайне длительная, многовековая.

Что же касается второго пункта, требовались большая численность адептов и обеспеченный приток ресурсов. Численность же самих евреев – единственной части человечества, органически заинтересованной в успехе замысла, – была в ту пору весьма незначительна. К тому же все они поголовно были рабами, совершенно обездоленными не только земных благ, но и гражданских прав состояния.

Следовательно, оставалось найти способ привлечь помощь извне, иначе говоря, навербовать бессознательных членов прежде всего среди тех же христиан, приобретших первенствующее место в тогдашнем культурном мире.

Была найдена формула, искусно разрешающая одновременно обе задачи. Она свелась к следующему: тайное общество систематически маскировало единую, основную, конечную цель своего существования другой, временной целью, самодовлеющей по своему значению.

Эта цель, приспособленная к эпохе, народу и культурному стремлению передовых людей данного поколения, обычно была сама по себе настолько значительна и так властно господствовала в умах современников, что она одна вполне оправдывала существование огромной, сложной конспиративной организации.

Таких временных, на самом деле мнимых по существу, хотя и крупных по размеру мысли, целей тайным еврейским обществом был последовательно выдвинут целый ряд. С внешней стороны они, казалось, между собой решительно ничего общего не имели, да и иметь не могли.

За недостатком фактических данных трудно сказать, в какие формы вылилась первоначальная, детальная организация еврейского тайного общества. Едва ли, однако, она сразу же могла быть регламентирована в том самом виде, в каком существует ныне.

Приходится скорее предположить, что теперешняя его хитроумная структура – результат последовательных, подсказанных вековым опытом усовершенствований, введенных постепенно и до сего дня, быть может, не окончательно исчерпанных.

Во всяком случае, следует думать, что деятельность еврейского тайного общества естественно сосредоточилась сначала на объединении прочными незримыми нитями всего разбросанного по земному шару еврейства.

Столь нелегкая предварительная задача потребовала, видимо, немало времени. Вот почему, вероятно, еврейская организация только к концу VIII в. делает первый документально установленный шаг к выходу на арену мировой политики.

В 800 году по Р. X. коронуется в Аахене могущественнейший монарх средневековья император Карл Великий. Среди многочисленных гостей, стекшихся отовсюду приветствовать его, хрониками отмечено присутствие депутации, прибывшей из Палестины, от старца Горы – верховного главы таинственной еврейской секты.

Депутация, принеся богатые дары монарху, вместе с тем предложила ему от имени пославшего ее заключить клятвенный союз для совместной борьбы с неверными.

Как известно, незадолго перед тем на берегах Средиземного моря появилась новая грозная сила – ислам. Магометанство вставало одинаково опасным врагом и перед Христианским миром, и перед еврейством. Для последнего ислам являлся тормозом безостановочному всемирному распространению Христианства.

Эта первая попытка войти в связь с главами христианской Европы не повлекла за собой серьезных последствий. Зато второй, предпринятой спустя почти три века, суждено было оставить неизгладимый след.

Первоначальная мысль о крестовых походах обычно приписывается историками знаменитому папе Григорию VII.

Однако одному из современных ученых (немцу Якоби), получившему во второй половине нашего столетия доступ к тайным архивам Ватикана, удалось случайно наткнуться на документ, доказывающий, что на самом деле эта мысль была навеяна папе посетившими его какими-то таинственными пришельцами опять-таки из Палестины.

Мотивы, которыми они прельстили Григория VII, сводятся к следующему:

а) объединение всего тогдашнего Христианского мира общей религиозно-политической задачей, естественно подчинявшей всех светских монархов верховной власти Главы Христианской Церкви;

б) земному наместнику Христову подобающая резиденция не в Риме, а у Гроба Господня в Иерусалиме.

Скрытая, действительная цель вдохновителей совершенно ясна:

перенесение папского престола из Рима в Иерусалим превращало Священный город евреев в центр тогдашней культурной Вселенной;

крестовый поход, привлекая в Палестину одновременно весь цвет тогдашней европейской знати, жившей разбросанно и замкнуто, несказанно облегчал непосредственное общение главарей христианской интеллигенции. Открывалась, следовательно, возможность к первому рекрутскому набору бессознательных сообщников.

Если в отношении папских замыслов крестовые походы закончились лишь частичным успехом, т. к. Град Господень по-прежнему остался в руках неверных, то в отношении еврейских целей достигнут был блестящий успех.

Первый же крестовый поход привел к учреждению первого рыцарского ордена – тамплиеров, основанного с мистической миссией восстановления храма Соломона.

Этот странный для христианского братства, казалось, ритуал символизирует первую победу еврейства по пути привлечения христиан к бессознательному служению тайным еврейским религиозным целям.

С тех пор еврейское тайное общество под разными названиями – гностиков, иллюминатов, розенкрейцеров, мартинистов и т. д. – старается незримо влиять уже на весь последующий ход европейских событий. Основной принцип остается тот же: подрывать основы, вносить раздор, мутить умы словом, беспрестанно служить дрожжами брожения в рыхлой толще аморфного христианского люда.

Гуманизм, французская великая революция, освобождение Америки, изгнание турок из Европы, капитализм, объединение Италии, интернационал 48 г. – такова амплитуда временных целей, служивших еврейской организации личиной, прикрывающей последующие этапы ее тайной деятельности.

Большинство столь различных течений далеко не являлись детищами еврейской творческой мысли. Наоборот, возглавлявшие их личности (Эразм Роттердамский, Вольтер, энциклопедисты, Джордж Вашингтон, Мадзини, Гарибальди и др.) едва ли состояли в какой-либо непосредственной связи с еврейством.

Дело обстояло проще. Всякое жизнеспособное идейное движение сейчас же учитывалось еврейством и сразу же незаметно приспосабливалось им для своих особых целей. И тогда, точно по волшебству, зарождавшемуся начинанию выпадал на долю блестящий успех. Ему как бы таинственной рукой оказывалась самая деятельная и всесторонняя поддержка, причем в числе руководителей появлялся ряд евреев, зачастую скрытых под надлежащими псевдонимами.

Останавливаться дальше на истории последовательного развития деятельности еврейского тайного общества не приходится, т. к. это невольно увлекло бы далеко за пределы данного суммарного очерка. Достаточно сказать, что со второй половины нашего века значение и политическая роль тайной организации начинает уже иногда вызывать тревогу у искушенных тайноведов европейской политики <…>

Перейдем к разъяснению самой структуры еврейской организации в том виде, в котором она существует и работает ныне.

Личиной ей теперь служит «Всемирное общество вольных каменщиков», или франкмасонов. Устройство этого последнего уподобляется пирамиде, сложенной путем последовательного наслоения плоскостей, составленных из отдельных кирпичей.

Каждый слой кирпичей представляет иерархическую степень посвящения, каждый кирпич – отдельную ложу.

По окраске пирамида трехцветная: три нижних ряда – синие, все средние – белые, три верхних – красные.

Синяя окраска обозначает низшее масонство (maconnerie bleu).

Белая – среднее масонство – maconnerie blanche, или maconnerie initiee.

Красная – высшее масонство (haute maconnerie, или maconnerie occulte).

Низшее масонство включает три степени: ученик (apprenti), подмастерье (compagnon) и мастер (maitre).

Действительное назначение всего низшего масонства – просто служить испытуемыми для дальнейшего отбора. Ложи в низшем масонстве – общие, т. е. совместные для всех трех степеней. Число членов каждой ложи не должно превышать 50 человек. Приглашение масонов другой ложи гостями крайне поощряется, но быть одновременно членом двух лож масону не разрешается. Переход из одной ложи в другую при перемене места жительства допускается беспрепятственно. Заседания в ложах низшего масонства сопровождаются обычно сложным, утомительным и мишурным ритуалом, в основание которого положено, как некогда у тамплиеров, мистическое восстановление храма Соломона.

Масонские ложи одного города, страны, государства объединяются в высшие единицы (например, «Crande Orient de France», «Шотландский круг», «Американский масонский орден» и пр.), ритуалы коих несколько различны между собой. Все иерархические должности низшего масонства как в отдельной ложе (председатель, казначей, секретарь и т. д.), так и в высших единицах (великий покровитель, хранитель печати и др.) замещаются только путем избрания, производимого открытым голосованием всех членов. Верховной главой объединенного масонства той или другой страны может оказаться выбранным монарх, принц крови, выдающийся государственный или общественный деятель и пр.

Адепт низшего масонства ровно ничего существенного или поучительного не узнает. С течением времени для большинства поступивших из честолюбия, любопытства или ради заполнения праздного досуга масонская ложа превращается в нечто вроде скучного клуба с эксцентричным уставом, а само масонство представляется чем-то напыщенным, смехотворным и, в сущности, бессодержательным.

Таковым на самом деле и было бы низшее масонство, не существуй трех основных строго соблюдаемых правил.

Первое. Переход из каждой степени в следующую, высшую, связан с двояким цензом: а) известным сроком времени пребывания в данной степени и б) установленным числом посещений своей ложи. Так, например, обычно ученику, чтобы стать подмастерьем, необходимо пробыть масоном три года и посетить не менее пятидесяти заседаний своей ложи.

Второе. В то время как доступ в ложи высшей степени закрыт для адептов низшей степени, членам всех высших степеней, наоборот, вменяется в обязанность постоянное посещение низших лож, причем им строжайше воспрещено чем-либо обнаруживать свою принадлежность к высшей степени масонства. Следовательно, над каждым поступившим в масонство сразу же устанавливается незримое для него систематическое и длительное наблюдение, гарантирующее продвижение только вполне подходящего элемента дальше, в глубь организации. Таковым являются обычно люди только двух определенных категорий. Либо это простаки с громким именем, большим состоянием или кристальной общественной репутацией, либо люди, одаренные умом, способностями, знаниями, но с заметным уклоном к неуравновешенности в страстях (честолюбцы, игроки, развратники и т. д.).

Третье. Всякая последующая степень посвящения доступна масону не иначе, как путем избрания его в ложу этой высшей степени собранием членов таковой.

Огромное большинство обречено навсегда остаться в низшем масонстве. Поэтому многие, разочаровавшись или наскучившись, выходят из общества. Уход из низшего масонства никакими затруднениями не обусловлен и никому в строку не ставится.

Среднее масонство существенно отличается от низшего прежде всего одностепенностью лож. Иначе говоря, всякая степень имеет свои собственные ложи.

Вторым существенным отличием является самый состав каждой ложи. Вместо случайного, разношерстного, каковым он бывает в низшем масонстве, состав членов в ложе среднего значительно однороднее вследствие того, что адепты уже сортируются по ложам в зависимости от общественного положения, социального круга, наклонностей, вкусов и других видовых признаков. В ложах среднего масонства ритуал значительно упрощенный; характер же деятельности их разнородный: одни занимаются политикой, другие – богоисканием, третьи – благотворительностью и т. д. Наблюдается, однако, нечто общее, т. е. специфически присущее любой из лож, а именно стремление подорвать в своих членах всякие принципы и традиции (религии, семьи, служебной этики и пр.).

Назначение среднего масонства: сперва пропустить адепта сквозь горнило всесторонних жизненных соблазнов, дабы, выяснивши себе точно полный нравственный облик его, безошибочно знать, на чем его поймать и чем его держать; далее морально оторвать его от всего того, что человеку с детства было привычно почитать и беречь, т. е. нравственно обезличить его и тем самым превратить в послушное орудие масонской организации.

В среднем масонстве адепту раскрывается постепенно только одна какая-нибудь ближайшая цель, намеченная обществом (ниспровержение определенной династии, 8-часовой рабочий день, пропаганда монометаллизма и т. д.).

Это неизбежно, т. к. каждый почти привлекается в качестве более или менее ответственного исполнителя той или иной отрасли масонской деятельности.

Некоторым, более зорким, выявляется при этом аморальность начинания, коему они призваны служить, и это сознание становится им настолько тягостным, что они стремятся отойти от масонства. Но выход из среднего масонства даром не проходит. Принимаются крутые меры, чтобы заглушить в обществе голос ренегата, посвященного в кое-какие тайны. Иногда просто его имя компрометируется инсинуациями, подтасовкой данных и т. д.; иногда, если нужно, его постигает и какое-либо более существенное наказание, как-то: внезапное разорение, разбитая карьера, судебный процесс и пр.

Переход в высшее масонство доступен весьма немногим. Туда избирается лишь тот, кто предшествовавшей деятельностью доказал пригодность участвовать в руководстве по проведению в жизнь ближайшей временной цели масонства. При всем этом относительно его должно быть налицо и другое важное данное: либо в его прошлом есть тайная темная страница, все нити которой прочно находятся в руках масонства, либо он органически (по крови, женитьбе, совокупности материальных интересов) связан с еврейством.

Высшее масонство сосредоточивает в себе всю творческую работу, планомерно распределенную по отраслям между различными ложами. Ритуал же хотя и существует, но самый незначительный.

Руководящим органом является совокупность лож высшей (33-й) степени. Этих последних в каждое данное время по всей Вселенной насчитывается десяток-другой, не более.

Принадлежность к таковым открывает человеку такие обширные горизонты и сопряжена с таким богатством, с такой властью, что предательство высшего масона – редкое явление. Условия жизни и деятельности сами собой, вполне естественно, забронировывают от соблазна измены, беспощадно караемой к тому же немедленной смертью.

Горизонт высшего масонства исчерпывается, однако, двумя заданиями: а) достигнуть очередной цели данного момента и б) подготовить и в нужный момент поставить на очередь новую цель общей масонской деятельности.

До еврейского же вопроса, как такового, т. е. до основной религиозной миссии народа иудейского, высшее масонство решительно никакого касательства не имеет. Пасти стадо Израилево призваны другие.

Организация всемирного тайного еврейского общества не ограничивается обширной пирамидой видимого масонства. У этой пирамиды есть еще как бы тень, загадочная и едва уловимая.

Совокупность видимого масонства представляет собой только армию тайного общества; имеется же еще и нечто вроде генерального штаба, играющего во всемирном тайном обществе роль, подобную нервной системе в человеческом теле.

В каждой масонской ложе любой степени есть несколько влиятельных и дельных масонов, состоящих одновременно членами особого, чисто еврейского тайного братства. Их назначение – постоянно инспирировать и властно блюсти масонскую деятельность в общем русле, угодном руководителям еврейства.

Следовательно, масонство само по себе, в сущности, только орудие; мозгом же является искусно вкрапленное в него тайное братство, состоящее исключительно из чистопробных евреев как по крови, так и по вере.

Сведений об организации еврейского братства, представляющего как бы государство в государстве, весьма немного.

Предательств евреем еврейской тайны даже под пытками за столетия насчитываются лишь единичные случаи (например, Спиноза).

Установлен следующий порядок: 1) в еврейском братстве имеется иерархическая лестница ступеней, аналогичная с масонством, и 2) положение каждого отдельного члена в братстве не равноценно его степени в масонстве.

Иначе говоря, члены низших степеней братства могут занимать одновременно самое высшее положение в масонстве, и, наоборот, члены высших степеней братства могут в масонстве застыть в одной из низших степеней.

Подобная комбинация значительно парализует опасность предательства. Разоблачения изменника не могут никогда носить исчерпывающий характер.

Всеведущими вершителями судеб тайной еврейской организации являются в каждом поколении лишь те несколько человек, кто совмещают высшее положение как в еврейском братстве, так и в масонстве.

Кто эти лица? Пока они живы, могут существовать одни лишь догадки. Судя же по предшествовавшим поколениям, они избираются неизменно из самой замкнутой, отборной еврейской среды, т. е. из числа членов тех немногих, особенно влиятельных и чтимых еврейских семейств, которых принято называть князьями израильскими.

Таким исключительным отбором, основанным, в сущности, как бы на принципе наследственной преемственности неограниченной власти, и обеспечивается неуклонное служение тайной организацией основной еврейской религиозной миссии.

Какова же сущность общей деятельности современного всемирного тайного общества и каковы его цели, в частности, у нас, в России?

За последнее столетие магистральные подкопы масонства под здание западноевропейской христианской государственности суммируются лозунгами: «Народовластие» и «Отделение Церкви от Государства».

В России, где Монарх одновременно и носитель неограниченной политической власти, и мистический Глава Церкви, его разрушительные усилия, естественно, централизуются полностью против престола. Вот почему первая непосредственная задача, намеченная им в России, узкополитическая: поднять революционную волну.

Политическая революция признана масонством единственным верным ключом, открывающим ему путь к дальнейшей и главной заветной цели: беспрепятственно приступить к систематическому расхристианиванию православной паствы Восточной Церкви.

Революционные веяния, присущие русской интеллигенции с самого ее рождения, несомненно, представляют отправную точку опоры всей масонской тлетворной деятельности в российских пределах. Каков бы ни был оттенок возникающего вновь противоправительственного течения, каждое из них охотно поддерживается и раздувается, как отвечающее еврейско-масонским целям.

В первой половине нашего столетия борьба, проводимая масонством в Западной Европе, была особенно интенсивна (одновременно уничтожение светского владычества папы, насаждение капитализма, социальный сдвиг 48 г.).

В те дни масонская деятельность в России таким принципиальным покровительством революционному движению вообще и исчерпывалась. С тех пор же, как в Западной Европе для масонства горизонты значительно прояснились, оно получило возможность перейти в России к более активной и планомерной работе.

Ныне поэтому боевой аппарат масонства усовершенствован и формы грядущего натиска откристаллизовались.

Испытанным боевым оружием масонства уже послужил на Западе новейший экономический фактор – капитализм, искусно захваченный в руки еврейством.

Естественно, возникло решение применить его и в России, где Самодержавие опирается всецело на дворян-помещиков, тогда как детище капитала – буржуазия тяготеет, наоборот, к революционному либерализму.

Первый наступательный ход, начатый еще в царствование Императора Александра II, резюмируется формулой: создать противовес столбовому земельному дворянству, превратив буржуа-разносчика, чуждого религиозных, государственных и национальных традиций, в самодовлеющую общественно-политическую силу.

Направленный в конечной цели на престол, буржуазно-либеральный натиск еврейского масонства обрушился в первую голову на российское дворянство. Уже к нашим дням процесс полного сведения на нет государственного значения этого последнего, несомненно, был бы почти завершен, если бы мудрые мероприятия прошлого царствования, как, например, учреждение Дворянского банка, не явились спасительным, хотя и запоздалым тормозом.

Параллельно с разжиганием либерально-революционных настроений интеллигенции масонством признано необходимым всколыхнуть как-нибудь и толщу темного крестьянского люда.

Русская интеллигенция, хотя бы и подпертая капитализмом, сочтена все-таки боевой силой, далеко не достаточной для сокращения основных устоев русской государственности.

Немногочисленная, оторванная от народа, она не что иное, как махровый пустоцвет на русской ниве.

Миросозерцание русского мужика искони покоилось только на двух нравственных устоях: Царь и Бог. Растлить крестьян было бы почти немыслимо, не существуй, к сожалению, в его бесхитростном укладе остро уязвимой пяты, созданной недочетами Манифеста 19 февраля 1861 г.

Освободительная реформа, с одной стороны, недостаточно обеспечила мужика землей, с другой – положила начало крестьянской общине. Похоронив в зародыше у мужика здоровый консервативный инстинкт, присущий землевладению, реформа 1861 г. вместе с тем бессознательно приобщила его в будущем к голодной зависти обездоленного пролетария. Мало того, новая регламентация повседневной жизни крестьянина неосмотрительно уложила таковую в формы, близко совпадающие с доктриной крайних течений новейшего западноевропейского социализма.

Возможность опереться на инстинктивную ненависть против имущих классов, порожденную в мужике его прогрессирующей земельной нуждой, упростила работу по революционному сдвигу крестьянства. Она свелась к простой задаче: слить воедино в сознании мужика представление о земле и воле, превратив этим крестьянские массы в бессознательных, но стойких носителей разрушительных принципов, проповедуемых теоретиками крайнего социализма.

Разжигание бессознательной ненависти в темной крестьянской толще против всех и вся, стоящих вне обособленного узкого мужицкого мирка, – таков и есть второй и главный наступательный ход, выдвинутый ныне еврейским масонством в России.

Проводником пропаганды служит не кто иной, как мятущаяся русская революционная интеллигенция, искусно двинутая в народе еврейскими верхами всемирного масонства. Непосредственной жертвой в данном случае намечен уже не только одни помещик-дворянин, но и всяк, кто сливается для крестьянина в общем нарицательном понятии «барин».

Возможность, что такая грозная волна попутно захлестнет и смоет целиком и ту самую либеральную интеллигенцию, которая ныне неразумно бросилась ее вздымать, не остановит масонство на полпути. Конечная цель слишком значительна: этой мутной волной намечено потопить Царя не только как самодержца, но и как Помазанника Божия, а тем самым забрызгать грязью и последний нравственный устой народной души – Православного Бога.

Русское духовенство, малоавторитетное, некультурное и пассивное, еврейским масонством в противоположность католическому клиру ни как помеха, ни как пособник серьезно не расценивается.

Таким образом, силой вещей в основной революционной политике еврейского масонства в России кроется любопытная двойственность, а именно: органическая солидарность одновременно с обоими идейно непримиримыми между собой антиподами противоправительственного движения: а) умеренным либерально-буржуазным; б) крайними социалистическими – и только с ними одними.

Незримая масонская рука одинаково рачительно верховодит обеими названными группами, несмотря на полное, казалось бы, противоречие конечных целей таковых: тогда как помыслы первой клонятся всего лишь к скромной конституции, вторая бредит кошмарной катастрофой полной ломки всего существующего социального строя.

Все же промежуточные революционные течения рассматриваются масонством лишь как случайные союзники. Их организации покровительствуются только до той поры, пока стихийная народная волна не хлынула. В критическую же пору еврейское тайное общество не постесняется бросить их на произвол судьбы.

Уберечь от стихийной гибели оно почтет для себя необходимым лишь пестуемые им полюсы русского революционного общества.

Чем всеобъятнее и катастрофичнее будет протекать русская революция, тем труднее будет еврейскому масонству безошибочно разрешить вопрос: кто из двух – умеренный еврействующий либерал или крайний социалист – окажется пригоднее и полезнее для дальнейшей масонской деятельности на развалинах Российской империи.

Сегодня разрушительный натиск еврейского масонства против России в самом зародыше. Революционный тлен пока что коснулся народной массы лишь весьма поверхностно. Интеллигенция, правда, бродит, но это брожение не выходит за пределы теоретических исканий. Поэтому Российское правительство, чувствуя себя не в пример прочнее любого западноевропейского, склонно, к сожалению, взирать с беспечной пренебрежительностью великана на теперешние бесформенные и робкие революционные потуги.

Между тем пройдет всего каких-нибудь десять-двадцать лет, спохватятся, да будет поздно: революционный тлен уже всего коснется. Самые корни векового государственного уклада окажутся подточенными.

Правительству поневоле придется стать тогда на скользкий путь компромиссов, повторив этим ту непоправимую ошибку западноевропейской государственной власти, которая вовлекла страны христианской Европы, одну за другой, в роковые сети всемирного еврейско-масонского заговора.

Каков бы ни был общий курс внутренней политики нового царствования, правительству во всяком случае было бы небесполезно:

Отныне же сосредоточить бдительность соответствующих государственных органов главным образом на обоих полюсах революционного движения, памятуя, что именно эти группы предназначены еврейским масонством для нанесения государственному организму решающих ударов.

Неотложно раскрыть глаза благомыслящим элементам русского общества как на зловредную тайную силу, кроющуюся в еврействе вообще, так и на первенствующую роль последнего в русском революционном движении.

Осуществить это было бы легче всего, осветив печатно, в популярном изложении, тайные еврейские замыслы против всего Христианского мира, и России в частности.

10 февраля 1895 года».

Загадка Сионских протоколов

Передайте Нилусу, что я вместе с ним пострадал за одно и то же.

Святой оптинский старец Варсонофий

(благословил С. А. Нилуса на публикацию Сионских протоколов)


Конечно, записка была написана на уровне знаний того времени и поэтому содержала неточности и некоторые неверные положения. Тем не менее в целом она правильно отражала основные направления и этапы иудейско-масонской конспирации. Знакомство с ней Царя и государственных деятелей России было бы весьма полезным. Однако настроения космополитического либерализма, которым грешили даже многие деятели правого лагеря, не позволили им довести эту записку до сведения Царя.

Министр внутренних дел, прочитав записку, наложил на нее резолюцию: «Ответить, что докладывать Его Величеству не усматриваю необходимости ввиду излишнего и неосновательного пессимизма».

Другой министр внутренних дел, П. А. Столыпин, ознакомившийся с запиской в 1906 году, небрежно начертал: «Быть может, и логично, но предвзято», а в отношении методов борьбы с врагами России заметил: «Способ противодействия для правительства совершенно недопустимый».

И разве не символично, что после этого секретная записка, предназначавшаяся Царю и русскому правительству, в конечном счете попала в руки масона, одного из руководителей еврейского ордена Бнай-Брит Г. Б. Слиозберга, злейшего врага России и русского народа.

Глава 11

Всемирная сионистская организация. – Т. Герцль. – «Все народы мира – враги евреев». – Декларирование расизма и расовой исключительности. – Колонизация Палестины. – Геноцид и обезземеливание арабского населения. – «Сейте семя распада».

В конце XIX века деятельность Всемирного еврейского союза уже не может удовлетворить вождей талмудического иудаизма. Объявляя о существовании всемирной еврейской нации с ее особым правом на установление «своего миропорядка», иудейские активисты начинают говорить о необходимости создания официальной организации, которая возглавит этот процесс и поведет евреев за собой.

Вожди иудаизма считают, что теперь им уже совсем нечего скрывать свои намерения. Из подполья выходят целые армии воинствующих последователей Талмуда, объявляя о своем твердом стремлении бороться за особые права «избранного народа», чего бы это ни стоило человечеству и самим евреям. Иудейские вожди заявляют, что евреям пора вернуться на землю обетованную, ибо только через нее, через Эрец-Исраэль, согласно Талмуду и каббале, начнется установление всеобщего иудейского царства.

На этой волне возникает, точнее, обновляется на старой основе расистское, человеконенавистническое движение, получившее название сионизма. На первом съезде этого движения в 1897 году в Базеле (Швейцария) создается Всемирная сионистская организация. Ее вожди, и прежде всего основатель Теодор Герцль, считали, что все народы мира являются врагами евреев. В книге «Еврейское государство» Герцль безо всяких оговорок заявлял: «Все народы, у которых живут евреи, – явные или замаскированные антисемиты».[260]

Герцль постоянно проводит мысль, что все народы, среди которых живут евреи, стараются притеснять и угнетать их. Поэтому евреи и не любят своих соседей. «Мы… – говорил он, – правда, не любим своих врагов и притеснителей, это совершенно верно… Этот гнет, естественно, вызывает в нас ненависть, враждебное отношение к нашим притеснителям, что, со своей стороны, вызывает гнет, притеснения…»[261]

Основатель сионизма находится полностью во власти человеконенавистнической и расистской утопии талмудического иудаизма об особом значении, избранности евреев среди других народов. Сам факт непризнания избранности евреев другими народами уже делает всех их врагами. Почему народы мира до сих пор не поняли превосходства евреев и не передали им власть над собой, как это следует из учения Талмуда?

Наше своеобразное «я» достаточно известно и определенно и, вопреки всем унижениям, слишком высоко, чтобы желать его гибели, его уничтожения… Мы особый народ, но быть таким заставляют нас обстоятельства; мы составляем государство в государстве, но к этому нас побуждают против нашего желания (антисемиты, не желающие признавать превосходства и избранности евреев. – О.П.), и это мы наблюдаем сплошь и рядом в истории. В несчастие мы сплачиваемся и неожиданно обнаруживаем нашу силу. Да, у нас есть эта сила, чтобы создать государство, и чего доброго, даже образцовое (мировое. – О.П.)![262]

Чувство превосходства над остальными народами проявляли и другие вожди сионизма. Так, например, Наум Соколов заявлял: «Евреи, вне всякого сомнения, самая чистая раса из всех цивилизованных наций мира».[263] М. Бубер, философ-сионист, утверждал, что еврейская религиозная община и «всемирная еврейская нация» – «венец творения». Евреи, утверждал идеолог сионизма Л. Пинскер (1821—1891), особая, непостижимая, «духовно специфическая нация», вызывающая завистливое опасение других народов. В противоположность неграм евреи принадлежат к благородной расе. [264] «Еврей, – заявлял кумир сионизма Макс Нордау, – обладает большей предприимчивостью и большими способностями, чем средний европеец, не говоря уже о “всех этих инертных азиатах или африканцах”». «Мы, – продолжал Нордау, – можем гордиться такими качествами, какими не обладает ни одна нация в мире». [265]

Те же расистские идеи еврейской исключительности, избранности, национального превосходства высказывал и президент Всемирной сионистской организации Наум Гольдман: «Еврейский народ – это уникальное историческое явление. Это одновременно нация, религиозное целое, раса и носитель особой цивилизации. Ни одна нееврейская концепция нации, народа и религии не способна четко изъяснить уникальное историческое явление – еврейский народ, мы являемся всемирной нацией… представляем собой самое непостижимое общество в истории человечества».

Борьба за достижение еврейских целей будет, по мнению Герцля, жестокой и немилосердной, в которой не будет «всеобщей любви», которая «возможна только при светопреставлении».[266]

Говоря о деятельности евреев в конце XIX века, основатель сионизма заявлял, что европейские народности платят теперь за преследования евреев в средние века. Герцль признается, что еврейство является опасным элементом для современного христианского общества. «Мы приобрели особенную способность к денежным операциям… К тому же мы неутомимы и производим средний интеллигентный класс… который является таким же опасным элементом для общества, как и возрастающие капиталы… мы как и в социалистическом, так и в капиталистическом лагере занимаем очень видное место».[267]

В борьбе против Христианского мира сионисты готовы были использовать самые низкие и подлые методы. Тот же Герцль призывает еврейскую молодежь принимать Христианство, имея цель со временем овладеть им изнутри. «Года два назад, – откровенничал Герцль, – мне хотелось решить еврейский вопрос при помощи католической церкви, по крайней мере в Австрии. Заручившись поддержкой отцов австрийской церкви, я хотел получить доступ к папе римскому и сказать ему: помогите нам бороться против антисемитов, а я организую обширное движение по свободному и приличному переходу евреев в Христианство. Свободному и приличному потому, что вожди этого движения, и прежде всего я, остаются и в качестве евреев пропагандируют переход к религии большинства. Такой переход в Христианство намечалось проводить в церкви Св. Стефана среди бела дня, по воскресеньям в 12 часов дня, в торжественной обстановке, под звон колоколов. Не в обстановке стыда, как это бывало до сих пор, а с высоко поднятыми головами. Благодаря тому что вожди этого движения остаются евреями, провожающими народ лишь до порога церкви и не переступающими его, все движение было бы отмечено отпечатком искренности.

Мы, стойкие, образовали бы переходное поколение, оставаясь верными религии своих отцов. Молодых сыновей, однако, следовало превратить в христиан, пока они еще не достигли возраста собственных решений, когда крещение выглядит как трусость или карьеризм. По своему обычаю, я продумал все это до мельчайших подробностей в своем воображении, вступил в переговоры с венским архиепископом, беседовал с папой римским, которые, впрочем, весьма жалели, что я принадлежу только к переходному поколению, и распустил по миру лозунг о смешении рас».[268]

Доктрина сионизма как прямого продолжателя подрывной деятельности тайных иудейских обществ непосредственно связана с идеологией секты фарисеев. Как справедливо отмечал Д. Рид, «если считать нынешних сионистов евреями, то партией, соответствующей им в эпоху Иисуса Христа, следует считать фарисеев. Христос всю силу Своей критики направлял именно против фарисеев».[269] Именно их Он называл сынами дьявола, врагами Бога и человека.

Подобно фарисеям, прикрываясь благими намерениями возвращения на землю предков, сионисты развивали идеи еврейской избранности, исключительности и особых прав на мировое господство.

Так, по мнению одного из основоположников сионизма – известного масона В. Жаботинского, еврейство будет «поставщиком особых ценностей для обогащения общечеловеческой сокровищницы».[270] Еврейский философ М. Бубер видит мировое господство евреев «как начало царства бога над всем человечеством». Другой, уже современный сионист утверждает, что Израиль духовно распространится на весь мир. [271] Таким образом, идея господства иудейской идеологии, в какой бы форме оно ни выражалось – всеобщее иудейское царство, всеобщая мировая революция или духовная гегемония еврейства, – никогда не покидала сознание сионистов.

На первом конгрессе Всемирной сионистской организации, где присутствовали делегаты от большинства стран мира, около трети составляли евреи из России. Последнее объясняется тем, что многие сионистские проекты начинались именно в России.

В 1880 году в Одессе учреждается «Комитет общества вспомоществования евреям-землепашцам и ремесленникам Сирии и Палестины». Под покровительством Э. Ротшильда в Палестину приезжали несколько тысяч евреев. На этой волне в Париже барон Гирш создает Еврейское колонизационное общество, а Ротшильд – Общество колонизации Палестины. Такая же организация под названием «Еврейское палестинское общество» возникает в Лондоне.

В «духовном центре» мирового иудаизма – в Вильно, а также Минске, Львове, Россиенах, Ковно и некоторых других местах Российской империи и в Галиции создаются сионистские кружки и общества. В 1884 году кружок «Друзья Сиона» (руководитель доктор Членов) возникает даже в Москве.

Опираясь на активистов этих обществ и кружков, Э. Ротшильд[272] и другие еврейские богачи создают международное сионистское акционерное общество – Еврейский колониальный трест, который, по словам одного из идеологов сионизма – Н. Соколова, представлял собой финансовый инструмент сионистского движения в достижении главной цели промышленного и коммерческого развития Палестины и соседних стран.

Возвращение евреев на «землю обетованную», которую им пришлось покинуть девятнадцать веков назад, сопровождалось вытеснением оттуда коренного арабского населения, его геноцидом и рассматривалось вождями сионизма как национальная задача. «Колонизация Палестины была рекомендована как религиозная обязанность евреев»[273]. Религия объявляется ведущим фактором и пропагандистом идей и целей сионизма. «Для пропаганды наших идей, – заявлял Герцль, – нам незачем созывать собрания с их неизбежной болтовней, эта пропаганда войдет как составная часть в богослужение». [274]

Подстрекаемые иудейскими вождями и раввинами, еврейские колонизаторы захватывают в Палестине лучшие земли, убивают арабов, присваивают их имущество, доводят до голодной смерти женщин и детей.

Как признавался один из основоположников сионизма Ахад Гаам, они считали, что «все арабы – это дикари, живущие как животные и не понимающие, что происходит вокруг них. Это, однако, глубокое заблуждение <…> Что же на самом деле наши братья творят в Палестине?.. Евреи обращаются с арабами жестоко, лишают их законных прав, оскорбляют их без всякой на то причины и даже хвастаются своими деяниями, а среди нас не находится никого, кто бы выступил против этой отвратительной и опасной склонности».[275]

Еврейские колонисты создают вооруженные банды, которые по ночам расправлялись с арабами, запугивая их и вынуждая покидать родную землю. Только за три десятилетия с момента начала еврейской колонизации Палестины своих земельных участков лишились около трети всего арабского населения этой территории.[276]

В начале XX века сионизм приобретает уже открыто воинствующий характер, его вожди объявляют противостояние евреев всему остальному миру. Один из видных авторитетов сионизма, поэт Бялик, написал поэму «Свиток пламени», где рассказывает, как после разрушения второго храма в Иерусалиме вожди иудейского племени не каются перед Богом Ветхого Завета, но злобно восстают против Него. В поэме фигурирует некто «Грозный», символизирующий «дух иудейского племени». Этот «Грозный» обращается к 12 еврейским юношам и девам, блуждающим по земле после разрушения храма:

«Из бездн Аваддона взнесите песнь о разгроме, что, как дух ваш, черна от пожара, и рассейтесь в народах, и все в проклятом их доме отравите удушьем угара; и каждый из вас пусть сеет семя распада повсюду, где ступит и станет; если взглядом коснетесь чистейшей из лилий их сада – почернеет она и завянет; и если взор ваш падет на мрамор их статуй – треснут надвое… И смех захватите с собой – горький, проклятый, – чтобы умерщвлять все живое!»

Эта поэма, переведенная на русский язык идеологом сионизма В. Жаботинским, стала как бы программным документом борьбы сионистов против человечества.

Глава 12

Еврейская революция, – К. Маркс. – М. Гесс. – Главная цель всех революций – возрождение Израиля. – Социалистический путь достижения иудейских целей. – Еврейский характер социал-демократов и эсеров. – Еврейское политбюро в русской Государственной Думе.

Социалистическое революционное движение, как и возникший позднее сионизм, было воплощением разных сторон иудейско-талмудического мессианизма. Представители и того и другого жили религиозным ожиданием чуда наступления новой эпохи, когда роль «спасителей человечества» будет играть «избранный народ».

История социалистической революции и построения социализма в России шла по пути осуществления антихристианских «идеалов» иудейского мировоззрения, стремления к человеко-божеству, к царству земному, к торжеству антихриста. И в этом историческом случае еврейский вопрос в России осуществлялся как вопрос религиозный, хотя на первый взгляд казался больше политическим и социальным. Социализм, коммунизм, а впоследствии и еврейский большевизм всегда были сродни иудейскому мессианизму.

Как писал русский ученый А. В. Меллер-Закомельский, «все религиозное творчество еврейства насыщено острой и фанатической идеей мессианизма. Мессианизм – это вдохновляющий пафос всей духовной жизни еврейства. Древний Израиль – избранный народ, ожидающий Божеской благодати – рождения Мессии. Великая мессианская идея Израиля, по существу вселенская, издревле сопровождается двумя течениями, суживающими ее и уродующими: шовинизмом и хилиазмом. Еврейский шовинизм низводит мировое призвание мессианизма на степень провинциализма, чает в грядущем Мессии своего царя, своего избавителя, который возвеличит лишь избранный народ и даст ему власть над другими народами. Вопрос поставлен о судьбах всего Израиля, целого народа, коллектива, и индивидуальная судьба человеческой личности остается в тени. Отсюда – удивительный факт, что столь интенсивное религиозное творчество еврейства очень долго не интересуется проблемой бессмертия, жизни вечной, – проблемой, занимающей центральное место в религиях Индии, Египта и Греции и получающей свое торжествующее разрешение в радостном Воскресении Иисуса Христа. Судьбы человеческой личности поглощены судьбой коллектива, огромностью его божественного признания. Жизнь вечная еврея не интересует, и потому он ищет спасения в этой, земной жизни и ее продления. Он требует справедливости, суда Божия, удовлетворения всех его чаяний здесь, на земле. Отсюда – идея хилиазма, которой проникнуто миросозерцание еврейства: оно ждет от Мессии осуществления царства Божия на земле, земного рая.

Отравленное шовинизмом и хилиазмом еврейство отвергает учение Христа, несущего слова “Царство Мое не от мира сего”. Евреи не пожелали принять хлеб небесный взамен чаемого хлеба земного и не признали в Христианстве осуществления своего мессианизма. В акте отречения от Христа – величайшая трагедия еврейского духа. Распяв Христа, евреи с еще большей страстью погружаются в свои исконные заблуждения. Мессианские чаяния древности окончательно вырождаются в шовинизм; безблагодатный рационалистический эвдемонизм заменяет хилиазм древних пророков.

В социализме еврейских революционеров, в материализме еврейских ученых, в стяжательстве еврейских капиталистов – все та же древнеизраильская неизбывная привязанность к земле, к жизни сей. Социализм Карла Маркса… есть логический вывод из израильского хилиазма к обществу своему плоть от плоти иудаизма».[277]

Почти все самые значительные основоположники и вожди социализма были евреями по происхождению (К. Маркс, Ф. Лассаль, М. Гесс) или масонами (Гарибальди, Мадзини, Бакунин, Кропоткин), т. е. иудеями по духу, последователями мессианской утопии построения «высшего общества» на началах иудейского учения об «избранном народе». Даже К. Маркс, открыто презиравший иудаизм и его последователей за «реакционный национализм», в своих социалистических теориях сохранил все антихристианские, богоборческие принципы иудаизма, только перефразировав их.

Его идеи создания справедливого коммунистического общества во всем мире представляли собой модификацию иудейских мессианских ожиданий. Хотя в теории Маркса ничего не говорилось о руководящей роли евреев в этом процессе, сам характер предполагаемой «работы» неминуемо требовал для ее исполнения людей определенного талмудического склада мысли. Социализм и коммунизм являлись как бы первым этапом к установлению господства иудаизма, т. е. царства антихриста. Социализм превращался в орудие окончательного уничтожения Христианства и формирования атеистического, антихристианского сознания.

Еврейское требование земного блаженства в социализме К. Маркса сказалось в новой форме и в совершенно другой исторической обстановке. «Учение Маркса внешне порывает с религиозными традициями еврейства и восстает против всякой святыни. Но мессианскую идею, которая была распространена на народ еврейский, как избранный народ Божий, Маркс переносит на класс, на пролетариат. Этот новый народ избранный – пролетариат под водительством “специфически еврейских пророков и освободителей” стремится осуществить исконное еврейское чаяние рая земного. И в современном социализме мы находим те же черты, что и в древнем иудаизме. Та же страстная нетерпимость к инаковерующим, то же пренебрежение судьбой человеческой личности во имя коллектива».[278]

«Коммунистический манифест» К. Маркса формулировал цели создания сверхгосударства, все его члены подчиняются единой воле своих вождей и становятся бессловесными строителями (фактически рабами) «нового мирового порядка», из которого полностью исключалось Христианство.

Талмудическую доктрину о неизбежности мирового господства «избранного народа» и построении всемирного иудейского царства Маркс трансформировал в теорию всемирной революции, установления диктатуры класса для создания высшего общества. Как и талмудический иудаизм, социализм Маркса предполагал широкие меры насилия и террора против всех противников господствующего класса («избранного народа»).

В этом смысле более последовательным и честным, чем Маркс, был Мозес Гесс, подлинный создатель социализма с еврейским лицом.

Друзья называли Гесса «рабби-коммунист Мозес». Всемирная революция будет только тогда успешной, когда ее будут возглавлять иудеи-талмудисты. Окончательное спасение человечества, утверждал он, придет от евреев. Как писал видный современный сионист Г. Фиш, «для него (Гесса. – О.П.) сионизм (хотя тогда этого термина еще не было. – О.П.) был высшей точкой либеральных революций девятнадцатого века, но и в какой-то степени их антитезой. Сионизм объединит религию и историю; материальное и духовное сольются и образуют идеальное единство. Осуществятся национальные чаяния, поднявшись до уровня мирового спасения».[279]

Главная цель всех революций, утверждал в середине XIX века Гесс, – возрождение Израиля на его земле. Когда Израиль вновь обретет свое истинное призвание в господстве «избранного народа» над человечеством, «исторический процесс завершится окончательным избавлением и будут достигнуты цели всех других революций».[280]

Гесс считал еврейскую революцию главной силой человеческого прогресса. Иудаизм представлялся ему не как религия, отжившая, преодоленная великим Светом Христианства, а как ее преемник. Высшая фаза иудаизма еше не наступила, но именно она принесет избавление человечеству. Весь мир «нуждается» в возрождении Израиля. Христианство, по утверждению Гесса, никогда не вело человека к подлинному спасению, которое несет иудаизм. Эпоха Христианства подходит к концу; после французской революции XVIII века оно перестало влиять на события в Европе. Победа еврейской революции в мире неизбежна.

Хотя дальнейший ход истории не подтвердил всех предсказаний Гесса, окончательные цели еврейской революции были достигнуты. Как констатировал К. Гарольд, «современный коммунизм развивался не по тому пути, который наметили для него Гесс и его друг Фердинанд Лассаль, а по программе, начертанной Марксом и Энгельсом. Однако диалектического процесса им оказалось достаточно, чтобы повести общество по заранее намеченному пути, проложенному исторической необходимостью…».[281] За этой туманной фразой скрывается вполне ясная мысль иудея, торжествующего по поводу крушения Христианства; по его мнению, это крушение явилось исторической необходимостью.

В работах Гесса – ключ к пониманию характера и конечных целей всех революций и социалистических движений, и прежде всего социализма в России.

Евреи в российском социалистическом движении играли роль катализатора и направляющей силы. Если на первых этапах революционной деятельности их немного, то к концу XIX – началу XX века они стали преобладающей силой.

В кружке будущего знаменитого масона и террориста Н. В. Чайковского (1869), пожалуй, наиболее заметны были Марк Натансон и Анна Эпштейн. Последняя способствовала возникновению в 1874 году в Вильно (духовном центре иудаизма, местопребывании Синедриона и виленского гаона) революционного кружка, во главе которого стояли Арон Либерман и Арон Зунделевич. От этого виленского кружка и от первого «Еврейского социалистического ферейна», основанного в 1876 году тем же Либерманом в Лондоне, и ведет свою родословную всемирное еврейское социалистическое рабочее движение.[282]

В организациях, примыкавших к обществу «Земля и воля» (1876), участвовало несколько десятков евреев, игравших значительную роль, особенно в южнорусских кружках.

По делу народовольцев на «процессе пятидесяти» (1876) проходили две еврейки – Геся Гельфман и Бетя Каминская. На «процессе 193-х» (1877—1879) на скамье подсудимых оказались уже восемь евреев: Соломон Аронзон, М. Кац, И. Павловский, Моисей Рабинович, Лейзер Тетельман, Соломон Чудновский, М. Эдельштейн и Э. Пумпянская.

К числу наиболее выдающихся еврейских деятелей «Земли и воли» и «Народной воли» относились Айзик Арончик, О. Аптекман, П. Б. Аксельрод, Григорий Гольденберг, Г. Гельфман, Л. Г. Дейч, А. Зунделевич, Савелий и Григорий Златопольские, Вл. Иохельсон, Николай Утин, Фаня Морейнис, Г. Фриденсон, Лазарь Цукерман. Среди террористов-народовольцев, казненных русским правительством уже в 1870-х годах, известны два еврея – Арон Гобет и Соломон Витенберг.[283]

Цареубийство 1881 года – страшное преступление против русского народа, совершенное «народовольцами», – заставило русское правительство полностью разгромить эту подрывную организацию. Однако уже через несколько лет делается попытка восстановить преступное подполье под тем же названием. На этот раз инициаторами возрождения политического терроризма были преимущественно евреи. Имена и деятельность этих преступников стали погромной летописью в истории России: Абрам Бах, Раиса Кранцфельд, Борис Оржих, Л. М. Залкинд, Софья Гинзбург, Михаил Гоц, М. Фундаминский, Осип Минор, Генриета Добрускина, Исаак Дембо, Моисей Кроль, Л. Штернберг, В. Богораз-Тан, П. Богораз.

С конца XIX века социал-демократическое движение стало главной составляющей еврейской революции в России. Его инициаторами, начиная от группы «Освобождение труда» до «ленинской гвардии», выступили также евреи: Ю. Мартов (Цедербаум), Ф. Дан (Гурвич), Л. Аксельрод-Ортодокс, Ю. М. Стеклов (Нахамкес), Д. Кольцов-Гинзбург, Эмиль Абрамович, Аркадий Кремер, М. Ляховский, Борис Л. Эйдельман, Д. Рязанов (Гольдендах), Моисей Винокур, Ф. Годлевский, Александра Соколовская, Евгений Гурвич, Дора Шхиз, Д. Розенблюм, Ц. Копельзон, Л. Иогихес-Тышко, Л. Айзенштадт-Левинсон, И. Айзенштадт-Юдин, П. Гордон, С. Гожанский-Лону, Н. Вигдорчик, П. Средницкая, В. Кассовский.

Главным опорным центром еврейских революционеров в борьбе против России было Вильно. Этот главный центр мирового иудаизма в то время стал основной базой еврейской революционной пропаганды и распространения подрывной деятельности по всей Российской империи. Через Вильно шли все транспорты революционной литературы из-за границы в Петербург и Москву. Еврейская интеллигенция в Вильно была напрямую связана с талмудическим иудаизмом и самой его изуверской формой – хасидизмом.

Вторым сборным пунктом сил еврейской революции был Минск, также один из центров иудаизма. Основоположником социал-демократического движения в Минске стал Хаим Хургин, впоследствии известный сионист.[284]

Именно в Минске в 1896 году был проведен первый съезд Российской социал-демократической партии (РСДРП). Из девяти присутствовавших на нем семеро были евреи. Фактически руководителем съезда стал глава киевской группы «Рабочей газеты» Б. Л. Эйдельман. Ключевую роль на съезде играли представители Бунда. Главной задачей новой партии была объявлена борьба против законной русской власти.

С 1903 года настоящим хозяином партии становится В. И. Ленин (по матери Бланк). Вокруг него формируется так называемая ленинская гвардия, состоявшая преимущественно из евреев: М. Литвинов (Валах), И. Мешковский (Гольденберг), Р. Землячка (Залкинд), М. Лядов (Мандельштам), И. Дубровинский, С. Гусев (Драбкин), ШанцерМарат, Г. Зиновьев (Радомысльский), Л. Каменев (Розенфельд), В. Таратута, Я. Свердлов, А. Иоффе, М. Урицкий, Г. Сокольников и особо соратник-соперник Ленина Л. Троцкий (Бронштейн).

Не менее еврейской по составу основателей и руководителей была и партия социалистов-революционеров (эсеров). У ее истоков стояла так называемая Рабочая партия политического освобождения России, созданная группой евреев во главе с минским аптекарем Г. А. Гершуни. Все они несли в себе звериную ненависть к России, патологическое желание убивать всех несогласных с ними русских людей. Эсеровская партия возникла как организация политического бандитизма, жестокого террора против русской власти. Руководство ее было почти сплошь еврейским: Г. Гершуни, М. Гоц, С. Ан-ский (Раппопорт), X. Житловский, Осип Минор, И. Рубанович, Марк Натансон. Боевую организацию партии (центр политического бандитизма) возглавлял Евно Азеф (одновременно получавший деньги от полиции). В числе активных боевиков числились Абрам Гоц, Дора Бриллиант, Л. Зильберберг и др. Еще до революции 1905 года эти бандиты убили десятки русских людей, в основном в спину, изза угла, в темноте. С 1905 года счет убитым эсерами русским людям пошел на многие тысячи. Террористическая деятельность эсеров, как впоследствии и большевиков, финансировалась из-за границы, из средств международных еврейских банкиров: Ротшильдов, Шиффов, Варбургов.

Как писал И. Лютостанский, «мы очень наивно удивлялись, откуда берут деньги наши анархисты, люди в большинстве нищие и полусумасшедшие. Кто им дает средства, и именно в такой мере, что средств этих едва хватает на злое дело и ничего почти не остается на поддержание бренного существования самих самозваных друзей русского пролетариата?! Ну поищите между евреями-богачами, важными баронами и банкирами; просмотрите их счетные книги и сочтите тайные итого „Alliance“ (Всемирный еврейский союз. – О.П.) – и вы найдете источники денежных средств нигилистов и всяческих социалистов».[285]

Важным фактом еврейской революции в России было участие евреев в Государственной Думе. Хотя численно их там было немного, они имели возле себя штат советников и помощников, располагали значительными денежными средствами на подкуп других депутатов или нужных людей.

В I и II Думах сформировалась целая когорта еврейских вождей, открыто призывавших к свержению законной русской власти и установлению в России космополитического режима: М. М. Винавер, М. Герценштейн, Острогорский, Иоллос, И. и В. Гессены, Л. М. Брамсон, В. Мандельберг.

В IV Думе евреев было всего трое, но возле них возник специальный аппарат – крупная еврейская организация, работавшая негласно и включавшая в себя крупнейших еврейских деятелей того времени. Это было тайное политическое бюро при еврейских депутатах, состоявшее из представителей всех четырех имевшихся в Петербурге еврейских несоциалистических партийных образований: Народной группы, сионистов, «Фолькспартей» и Демократической группы. Бунд и другие социалистические партии в политическом бюро участия не принимали. Представительство входивших в политбюро партий носило более или менее постоянный характер. Состав бюро не менялся от заседания к заседанию, но в течение пяти лет существования бюро его состав, конечно, не оставался неизменным. В еврейскую Народную группу вошли главным образом евреи – члены Конституционно-демократической партии, а также Г. Б. Слиозберг, не вошедший в эту партию, потому что по своим взглядам был много правее. В Народную группу вошли также ряд деятелей, в вопросах общей политики бывших левее кадетов, как, например, Л. Штернберг. В сионистском еженедельнике «Восход» Народная группа имела преобладающее влияние.

Членами тайного еврейского политбюро от Народной группы были Г. Б. Слиозберг, М. М. Винавер и Л. Штернберг.

Сионисты были представлены в политбюро И. А. Розовым, М. С. Алейниковым и Исааком Гринбаумом, «Фолькспартей» – М. Н. Крейниным, С. М. Дубновым, доктором А. В. Залкиидом. Представителем «Фолькспартей» был и О. О. Грузенберг.

Как писал член еврейского политбюро в русской Государственной Думе Я.Г. Фрумкин, «Фолькспартей» по идеологии «была партией С. М. Дубнова. Она подчеркивала национальный элемент в еврейской. политике и склонялась к идеям внетерриториальной национальной автономии. Необходимость требования национально-культурной автономии для еврейского меньшинств в России признавалась, впрочем, всеми входившими в политическое бюро партиями. От Демократической группы участвовали Л. М. Брамсон, А. И. Браудо и Я. Г. Фрумкин. Еврейская Демократическая группа была самой левой из несоциалистических партийных образований». «Как я уже упомянул, – продолжал свое повествование Я. Г. Фрумкин, – основали ее евреи, участвовавшие в Союзе освобождения и не вошедшие в кадетскую партию, считая ее программу и тактику слишком оппортунистической. Все три депутата-еврея были членами кадетской партии.

Заседания политического бюро происходили не реже одного раза в неделю, а иногда и чаще. Были они длительными, иногда затягивались далеко за полночь. Прения часто бывали очень бурными. Наиболее яркими участниками бюро были М. М. Винавер и О. О. Грузенберг, и редко бывали случаи, когда против того, что говорил один, не возражал бы горячо и красноречиво другой… Едва ли не самым активным и влиятельным членом политического бюро был А. И. Браудо».[286]

Хочется еще раз подчеркнуть, что деятельность еврейского политбюро носила совершенно секретный характер.[287] Более того, оно находилось в тесной связи с масонскими ложами, в которых состояли ведущие члены еврейского политбюро: Слиозберг, Винавер, Грузенберг и Браудо. Последний был самым влиятельным масоном из еврейской среды и координатором совместных еврейско-масонских операций против русской власти.

Браудо, вспоминал впоследствии Я. Г. Фрумкин, «повсюду имел связи. У него были личные отношения и с революционерами, и с лицами весьма правыми, и даже с членами императорской семьи <…> А. И. Браудо был видным масоном, одним из немногих евреев в русском политическом масонстве. Его принадлежностью к масонству в значительной степени объясняются его связи и возможности. Как известно, русское политическое масонство сыграло большую роль при определении состава Временного правительства первого и последующих составов».[288]

Обладая такими связями и влиянием, Браудо являлся фактически руководителем тайного еврейского политбюро в русской Государственной Думе и истинным начальником еврейских депутатов. Для сбора сведений и своего рода разведки при еврейском политбюро состояло информационное бюро, которое имело штат постоянных сотрудников, опиравшихся на деятельность многочисленных еврейских организаций по всей Российской империи. Информационное бюро не только собирало сведения, но и рассылало по всем еврейским организациям своего рода директивы и циркулярные письма, ориентируя еврейских вожаков на местах, как относиться к тем или иным политическим событиям, кого поддерживать, а кого подвергать ожесточенной критике, травле и поношению.

Как показали дальнейшие события, еврейское политбюро и связанные с ним масонские ложи стали главным центром закулисной антирусской конспирации, сыгравшим роковую роль в событиях февральской революции.

ЧАСТЬ II

Явление Сионских протоколов

Глава 13

Национально-мессианская утопия становится политической программой. – Сионские протоколы (текст).

Как мы видим, с середины XIX века двухтысячелетняя тайная борьба еврейских организаций за установление иудейско-талмудического миропорядка приобретает все более отчетливые, реальные очертания. Расистские и человеконенавистнические идеи Талмуда материализуются в программные документы. Талмудические идеи о «божественном праве» евреев управлять другими народами становятся на все более прочную финансово-политическую основу, опираясь на могущество еврейских банкиров и богачей. То, что совсем недавно казалось национально-мессианской утопией, превращается в политическую реальность. Иудейско-талмудический мессианизм, внушаемый евреям с детства в течение двух тысячелетий, в XIX веке принес ядовитые плоды, которыми отравились прежде всего они сами. Конечно, большинство простых евреев не были причастны к созданию зловещих планов иудейско-талмудических вождей и воспринимали расистские идеи Талмуда в отвлеченно-романтической форме. Однако, задействованные в общую систему иудаизма, многие простые евреи, как, скажем, простые солдаты гитлеровской армии, становились соучастниками преступной деятельности обезумевших вождей.

Документ, получивший впоследствии название Сионских протоколов (или Протоколов сионских мудрецов), возник во второй половине XIX века. Его нельзя считать официальным документом какой-либо еврейской организации или съезда. Скорее всего, Сионские протоколы составлены в среде наиболее радикальных иудейско-талмудических и масонских лидеров и отражали их тайные чаяния о мировой власти и политические установки в отношении неевреев. В течение примерно трех десятилетий Сионские протоколы сохранялись в глубокой тайне, их передавали из рук в руки в рукописи, не доверяя тайну даже печатному станку.

В дальнейшем изложении я раскрою все версии, касающиеся происхождения и истории этого загадочного документа, а сейчас приведу его полный текст[289].


Протокол № 1

Отложив фразерство, будем говорить о значении каждой мысли, сравнениями и выводами осветим обстоятельства. Итак, я формулирую нашу систему с нашей и гоевской точек зрения.

Надо отметить, что люди с дурными инстинктами многочисленнее добрых, поэтому лучшие результаты в управлении ими достигаются насилием и устрашением, а не рассуждениями. Каждый человек стремится к власти, каждому хотелось бы сделаться диктатором, если бы только он мог. Но при этом редкий не был бы готов жертвовать благами всех ради достижения благ своих.

Право – в силе. Что сдерживало хищных животных, которых зовут людьми, что ими руководило до сего времени?

В начале общественного строя они подчинялись грубой силе, потом – закону, который есть та же сила, только замаскированная, следовательно, по закону естества, право – в силе.

Свобода – идея, либерализм. Политическая свобода есть идея, а не факт. Эту идею надо уметь применять, когда является нужным идейной приманкой привлечь народные силы к своей партии, если таковая задумала сломить другую, у власти находящуюся. Задача эта облегчается, если противник заразится сам идеей свободы, так называемым либерализмом, а ради идеи поступится своей мощью. Тут-то и проявится торжество нашей теории: распущенные бразды правления тотчас же по закону бытия подхватываются и подбираются новой рукой, потому что слепая сила народа не может пробыть дня без руководителя и новая власть заступает место старой, ослабевшей от либерализма.

Золото, вера, самоуправление. В наше время заместительницей либералов-правителей явилась власть золота. Было время, когда правила вера. Идея свободы неосуществима, потому что ею не умеют пользоваться в меру. Стоит только на некоторое время предоставить самоуправление народу, как оно превратится в распущенность. С этого момента возникают междоусобицы, скоро переходящие в социальные битвы, в которых государства горят и их значение превращается в пепел.

Деспотизм капитала. Истощается ли государство в собственных конвульсиях, или же внутренние распри отдают его во власть внешним врагам – во всяком случае оно может считаться безвозвратно погибшим: оно в нашей власти. Деспотизм капитала, который весь в наших руках, протягивает ему соломинку, за которую государству приходится держаться поневоле, в противном случае оно катится в пропасть.

Внутренний враг. Того, который от либеральной души сказал бы, что рассуждения такого рода безнравственны, я спрошу: если у каждого государства – два врага и если по отношению к внешнему врагу ему дозволено и не почитается безнравственным употреблять всякие меры борьбы, как, например, не ознакомлять врага с планами нападения, защиты, нападать на него ночью или неравным числом людей, то почему же такие же меры в отношении худшего врага, нарушителя общественного строя и благоденствия, можно назвать недозволенными и безнравственными?

Толпа, анархия. Может ли здравый логический ум надеяться успешно руководить толпами при помощи разумных увещеваний или уговоров при возможности противоречия хотя и бессмысленного, но которое может показаться поверхностно разумеющему народу более приятным? Руководясь исключительно мелкими страстями, поверьями, обычаями, традициями и сентиментальными теориями, люди в толпе и люди толпы поддаются партийному расколу, мешающему всякому соглашению, даже на почве вполне разумного увещевания. Всякое решение толпы зависит от случайного или подстроенного большинства, которое по неведению политических тайн произносит абсурдное решение, кладущее зародыш анархии в управление.

Политика и мораль. Политика не имеет ничего общего с моралью. Правитель, руководящийся моралью, не политичен, а потому не прочен на своем престоле. Кто хочет править, должен прибегать и к хитрости, и к лицемерию. Великие народные качества – откровенность и честность суть пороки в политике, потому что они свергают с престола лучше и вернее сильнейшего врага. Эти качества должны быть атрибутами гоевских царств, мы же отнюдь не должны руководствоваться ими.

Право сильного. Наше право – в силе. Слово «право» есть отвлеченная и ничем не доказанная мысль. Слово это означает; дай мне то, чего я хочу, чтобы я тем самым получил доказательство, что я сильнее вас.

В государстве с плохой организацией власти, ослаблением законов и правителя, обезличенных разложившимися от либерализма правами, я черпаю новое право – броситься по праву сильного и разнести все существующие порядки и установления, наложить руки на законы, перестроить все учреждения и сделаться владыкой тех, кто предоставит нам права своей силы, отказавшись от них добровольно, либерально.

Непреоборимость масонско-еврейской власти. Наша власть при современном шатании всех властен будет непреоборимее всякой другой, потому что она будет незримой до тех пор, пока не укрепится настолько, что ее уже никакая хитрость не подточит.

Цель оправдывает средства. Из временного зла, которое мы вынуждены теперь совершить, произойдет доброе, непоколебимое правление, которое восстановит правильный ход механизма народного бытия: нарушенного либерализмом. Результаты оправдывают средства. Обратим же внимание в наших планах не столько на доброе и нравственное, сколько на нужное и полезное.

Перед нами – план, в котором стратегически изложена линия, от которой нам отступать нельзя без риска видеть разрушение многовековых работ.

Толпа – слепец. Чтобы выработать целесообразные действия, надо принять во внимание подлость, неустойчивость, непостоянство толпы, ее неспособность понимать и уважать условия собственной жизни, собственного благополучия. Надо понять, что мощь толпы слепая, неразумная, нерассуждающая, прислушивающаяся направо и налево. Слепой не может водить слепых, без того, чтобы не довести их до пропасти. Следовательно, члены толпы, выскочки из народа, хотя бы и гениально умные, но в политике не разумеющие, не могут выступать в качестве руководителей толпы без того, чтобы не погубить всей нации. Только с детства подготавливаемое к самодержавию лицо может ведать слова, составляемые политическими буквами.

Партийные раздоры. Народ, предоставленный самому себе, т. е. выскочкам из его среды, саморазрушается партийными раздорами, возбуждаемыми погоней за властью и почестями, происходящими от того беспорядками. Возможно ли народным массам спокойно, без соревнования, рассудить, управиться с делами страны, которые не могут смешиваться с личными интересами? Это немыслимо, ибо план, разбитый па столько частей, сколько голов в толпе, теряет цельность, а потому становится непонятным и неисполнимым.

Наиболее целесообразный образ правления – самодержавие. Только у самодержавного лица планы могут вырабатываться обширно ясными, в порядке, распределяющем все в механизме государственной машины, из чего надо заключить, что целесообразное для пользы страны управление должно сосредоточиваться в руках одного ответственного лица. Без абсолютного деспотизма не может существовать цивилизация, проводимая не массами, а руководителями их, кто бы он ни был. Толпа – варвар, проявляющий свое варварство при всяком случае. Как только толпа захватывает в свои руки свободу, она вскоре превращает ее в анархию, которая сама по себе есть высшая степень варварства.

Спирт, классицизм, разврат. Взгляните на наспиртованных животных, одурманенных вином, право на безмерное употребление которого дано вместе со свободой. Не допускать же нам и нашим дойти до того же. Народы гоев одурманены спиртными напитками, а молодежь их одурела от классицизма и раннего разврата, на который ее подбивает наша агентура: гувернеры, лакеи, гувернантки в богатых домах и наши женщины в местах гоевских увеселений. К числу этих последних можно причислить и так называемых дам из общества, добровольных последовательниц их по разврату и роскоши.

Принцип и правила еврейско-масонского правительства. Наш пароль – сила и лицемерие. Только сила побеждает в делах политических, особенно если она скрыта в талантах, необходимых государственным людям. Насилие должно быть принципом, а хитрость и лицемерие – правилом для правительств, которые не желают сложить свою корону к ногам агентов какой-либо новой силы. Это зло есть единственное средство, добраться до цели – добра; поэтому мы не должны останавливаться перед подкупом, обманом и предательством, когда они должны послужить к достижению нашей цели. В политике надо уметь брать чужую собственность без колебаний, если ею мы добьемся покорности и власти.

Террор. Наше государство, шествуя путем мирного завоевания всего мира, имеет право заменить ужасы войны менее заметными и более целесообразными казнями, которыми надо поддерживать террор, располагающий к слепому послушанию. Справедливая, но неумолимая строгость есть величайший фактор государственной силы. Не только ради выгоды, но и во имя долга, ради победы нам должно держаться программы насилия и лицемерия. Доктрина расчета настолько сильна, насколько и средства, ею употребляемые. Поэтому не столько самыми средствами, сколько доктриной строгости мы восторжествуем и закрепостим все правительства своему сверхправительству. Достаточно, чтобы знали, что мы неумолимы, чтобы прекратилось ослушание.

Свобода, равенство, братство. Еще в древние времена мы среди народов крикнули слова: «Свобода, равенство, братство», – слова, столь много раз повторенные с тех пор бессознательными попугаями, отовсюду налетевшими на эти приманки, с которыми они унесли благосостояние мира, истинную свободу личности, прежде так огражденную от давления толпы. Якобы умные, интеллигентные гои разобрались в отвлеченности произнесенных слов, не заметили противоречия их значения и соответствия их между собой, не увидели, что в природе нет равенства, не может быть свободы, что сама природа установила неравенство умов, характеров и способностей, равно и подвластность ее законам, не рассудили, что толпа слепая, что выскочки, избранные из нее для управления, в отношении политики такие же слепцы, как и она сама, что посвященный, хотя бы и дурак, может править, а непосвященный, будь даже гений, ничего не поймет в политике. Все это гоями упущено было из виду. А между тем на этом зиждилось династическое правление: отец передавал сыну знание хода политических дел так, чтобы никто ничего не ведал, кроме членов династии, и не мог выдать тайны управляемому народу. Со временем смысл династической передачи истинного положения дел политики был утрачен, что послужило к успеху нашего дела.

Уничтожение привилегий гоевской аристократии. Во всех концах мира слова: «Свобода, равенство, братство» – становили при посредстве наших слепых агентов целые легионы людей, которые с восторгом несли наши знамена. Между тем эти слова были червяками, которые подтачивали благосостояние гоев, уничтожая всюду мир, спокойствие, солидарность, разрушая все основы их государств. Вы увидите впоследствии, что это послужило к нашему торжеству, это дало нам возможность добиться козыря – уничтожения привилегий, иначе говоря, самой сущности аристократии гоев, которая была единственной против нас защитой народов и стран.

Новая аристократия. На развалинах природной и родовой аристократии мы ставим во главе всего аристократию нашей денежной интеллигенции. Ценз этой новой аристократии мы установили в богатстве, от нас зависимом, и в науке, двигаемой нашими мудрецами.

Психологический расчет. Наше торжество облегчилось еще тем, что в сношениях с нужными нам людьми мы всегда действуем на самые чувствительные струны человеческого ума – на расчет, на ненасытность материальных потребностей человека. А каждая из перечисленных человеческих слабостей, взятая в отдельности, способна убить инициативу, отдавая волю людей в распоряжение покупателя их деятельности.

Сменяемость народных представителей. Сменяемость представителей народа отдавала их в наше распоряжение и как бы нашему назначению.


Протокол № 2

Экономические войны – основание еврейского преобладания. Нам необходимо, чтобы войны по возможности не давали территориальных выгод. Это перенесет войну на экономическую почву, в которой нации в нашей помощи усмотрят силу нашего преобладания, а такое положение вещей отдаст обе стороны в распоряжение нашей интернациональной агентуры, обладающей миллионами глаз, взоров, не прегражденных никакими границами. Тогда наши международные права сотрут народные в собственном смысле права и будут править народами так же, как гражданское право государств правит отношениями своих подданных между собой.

Показная администрация и тайные советники. Администраторы, выбираемые нами из публики, в зависимости от их рабских способностей, не будут лицами, приготовленными для управления, и потому они легко сделаются пешками в нашей игре, в руках наших ученых и гениальных советчиков, специалистов, воспитанных с раннего детства для управления делами всего мира. Как вам известно, эти специалисты наши черпают нужные для управления сведения из наших политических планов, из опытов истории, из наблюдения над каждым текущим моментом. Гои руководствуются не практикой беспристрастных исторических наблюдений, а теоретической рутиной, без всякого критического отношения к результатам. Поэтому нам нечего с ними считаться, пусть они себе до времени веселятся или живут надеждами на новые увеселения или воспоминаниями о пережитом. Пусть для них играет главнейшую роль то, что мы внушили признавать за веления науки (т. е. теорию). Для этой цели мы постоянно путем нашей прессы возбуждаем слепое доверие к ним. Интеллигенты гоев будут кичиться знаниями и без логической их проверки проведут в действие все почерпнутые из науки сведения, скомбинированные нашими агентами с целью воспитания умов в нужном для нас направлении.

Успехи разрушительных учений. Вы не думайте, что утверждения наши голословны. Обратите внимание на подстроенные нами успехи дарвинизма, марксизма, ницшеизма. Растлевающее значение этих направлений для гоевских умов более чем очевидно.

Приспособляемость к политике. Нам необходимо считаться с современными мыслями, характерами, тенденциями народов, чтобы не делать промахов в политике и в управлении административными делами. Торжество нашей системы, части механизма которой можно располагать разно, смотря по темпераменту народов, встречаемых нами на пути, не может иметь успеха, если практическое ее применение не будет основываться на итогах прошлого в связи с настоящим.

Роль прессы. В руках современных государств имеется великая сила, создающая движение мысли в народе, – это пресса. Роль прессы указывать якобы необходимые требования, передавать жалобы народного голоса, выражать и создавать неудовольствия. В прессе воплощается торжество словоговорения. Но государства не умели воспользоваться этой силой, и она очутилась в наших руках. Через нее мы добились влияния, сами оставаясь в тени. Благодаря ей мы собрали в свои руки золото, невзирая на то что нам приходилось его брать из потоков крови и слез. Но мы откупились, жертвуя многими из нашего народа. Каждая жертва с нашей стороны стоит тысячи гоев перед Богом.


Протокол № 3

Неустойчивость конституционных весов, террор во дворцах. Современные конституционные весы скоро опрокинутся, потому что мы установили их не с точностью, для того чтобы они не переставали колебаться, пока не перетрется их держатель. Гои предполагали, что они его достаточно крепко сковали, и все ожидали, что весы придут в равновесие. Но держатель – царствующие заслонены своими представителями, которые дурят, увлекаясь своей бесконтрольностью и безответственной властью. Властью же этой они обязаны навеянному во дворцы террору. Не имея доступа к своему народу, в самую его среду, царствующие уже не могут сговориться с ним и укрепиться против властолюбцев. Разделенные нами зрячая царская сила и слепая сила народа потеряли всякое значение, ибо отдельно, как слепец без палки, они немощны.

Власть и честолюбие. Чтобы побудить властолюбцев к злоупотреблению властью, мы противопоставили друг другу все силы, развив их либеральные тенденции к независимости. Мы в этом направлении возбудили всякую предприимчивость, мы вооружили все партии, мы поставили власть мишенью всех амбиций. Из государства мы сделали арены, на которых разыгрываются смуты… Еще немного – и беспорядки, банкротства появятся всюду.

Парламентские говорильни; памфлеты, злоупотребления властью. Неистощимые говоруны превратили в ораторские состязания парламенты и административные собрания. Смелые журналисты, бесцеремонные памфлетисты ежедневно нападают на административный персонал; злоупотребления властью окончательно подготовят все учреждения к падению, и все полетит вверх ногами под ударами обезумевшей толпы.

Экономическое рабство, права народа. Народы прикованы к тяжелому труду бедностью больше, чем их приковывало рабство и крепостное право. От тех так или иначе могли освободиться, могли с ними считаться, а от нужды они не оторвутся. Мы включили в конституции такие права, которые для масс являются фиктивными, а не действительными правами. Все эти так называемые права народа могут существовать только в идее, на практике никогда не осуществимой. Что для пролетария-труженика, согнутого в дугу над тяжелым трудом, придавленного своей участью, получение говорунами права болтать, журналистами права писать всякую чепуху наряду с делом, раз пролетариат не имеет иной выгоды от конституции, кроме тех жалких крох, которые мы им бросаем с нашего стола за подачу ими голосов в пользу наших предписаний, ставленников наших, наших агентов?

Республиканские права для бедняка – горькая ирония, ибо необходимость чуть не поденного труда не дает им настоящего пользования ими, но зато отнимает у них гарантию постоянного и верного заработка, ставя его в зависимость от стачек хозяев или товарищей.

Кулачество и аристократия. Народ под нашим руководством уничтожает аристократию, которая есть его настоящая защита и кормилица ради собственных выгод, неразрывно связанных с народным благосостоянием. С уничтожением же аристократии он подпадает под гнет кулачества, разжившихся пройдох, насевших на рабочих безжалостным ярмом.

Армия масоно-еврейства. Вот когда мы должны явиться якобы спасителями рабочего от этого гнета и предложить ему вступить в ряды наших войск – социалистов, анархистов, коммунаров, которым мы всегда оказываем поддержку из якобы братского правила общечеловеческой солидарности нашего социального масонства. Аристократия, пользовавшаяся по праву трудом рабочих, была заинтересована в том, чтобы рабочие были сыты, здоровы и крепки.

Вырождение гоев. Мы же заинтересованы в обратном, в вырождении гоев. Наша власть – в хроническом недоедании и слабости рабочего, потому что он всем этим закрепощается нашей воле, а в своих властях он не найдет ни сил, ни энергии для противодействия ей.

Голод и права капитала. Голод создает права капитала на рабочего вернее, чем аристократии давала это право законная царская власть.

Нуждой и происходящей от нее завистливой ненавистью мы двигаем толпами и их руками стираем тех, кто нам мешает на пути нашем.

Толпа и коронация «Всемирного Владыки». Когда придет время короноваться нашему Всемирному Владыке, то те же руки сметут могущее быть тому препятствием.

Основной предмет программы будущих масонских народных школ. Гои отвыкли думать без наших лучших советов науки, поэтому они не видят настоятельной необходимости в том, что мы, когда наступит наше царство, будем неукоснительно придерживаться именно того, что в народных школах надо преподавать единую, истинную, первую из всех науку о строе человеческой жизни, социального быта, требующего разделения труда, а следовательно, разделения людей на классы и сословия. Необходимо, чтобы знали все, что равенства быть не может вследствие различия назначений деятельности, что не могут равно отвечать перед законом тот, кто поступком своим компрометирует целое сословие, и тот, кто не затрагивает им никого, кроме своей чести.

Тайна науки социального строя. Правильная наука социального строя, в тайны которой мы не допускаем гоев, показала бы всем, что место и труд должны сохраняться в определенном кругу, чтобы не быть источником человеческих мук от несоответствия воспитания с работой. При изучении этой науки народы станут добровольно повиноваться еврейским властям и распределенному ими строю в государстве. При теперешнем же состоянии науки и нами созданном ее направлении народ, слепо верящий печатному слову, питает во внушенных ему заблуждениях, в неведении своем вражду ко всем сословиям, которые он считает выше себя, ибо не понимает значения каждого сословия.

Общий экономический кризис. Указанная вражда еще больше увеличивается на почве общего экономического кризиса, который остановит биржевые сделки и ход промышленности. Создав всеми доступными нам подпольными путями с помощью золота, которое все в наших руках, общий экономический кризис, мы бросим на улицы целые толпы рабочих одновременно во всех странах Европы. Эти толпы с наслаждением бросятся проливать кровь тех, кому они в простоте своего неведения завидуют с детства и чьи имущества им можно будет тогда грабить.

Безопасность «наших». «Наших» они не тронут, потому что момент нападения будет нам известен и нами будут приняты меры к ограждению своих.

Деспотизм масонства – царство разума. Мы убедили, что прогресс приведет всех гоев к царству разума. Наш деспотизм и будет таков, ибо он сумеет разными строгостями замирить все волнения, вытравить либерализм из всех учреждений.

Утрата руководителей масонства и «Великая» французская революция. Когда народ видит, что ему во имя свободы делают всякие уступки и послабления, он воображает, что он владыка, и кидается к власти, но, конечно, как и всякий слепец, натыкается на массу препятствий: бросается искать руководителей, не догадывается вернуться к прежнему и слагает покорно свои полномочия у наших ног. Вспомните французскую революцию, которой мы дали имя «Великой»: тайны ее подготовления нам хорошо известны, ибо она вся – дело наших рук. С тех пор мы водим народ от одного разочарования к другому, чтобы он и от нас отказался в пользу того Великого Царя-Деспота сионской крови, которого мы готовим для мира. В настоящее время мы как международная сила неуязвимы, потому что при нападении на нас одних нас поддерживают другие государства. Неистощимая подлость гоевских народов, ползающих перед силой, безжалостных к слабости, беспощадных к проступкам и снисходительных к преступлениям, не желающих выносить противоречий свободного строя, терпеливых до мученичества перед насилием смелого деспотизма, – вот что способствует нашей независимости.

От современных президентов и премьеров они терпят и выносят такие злоупотребления, за меньшее из которых они обезглавили бы двадцать королей.

Роль тайных масонских агентов. Чем же объяснить такое явление, такую непоследовательность народных масс в отношении своем к событиям, казалось бы, одного порядка? Объясняется явление это тем, что диктаторы эти шепчут народу через своих агентов, что они теми злоупотреблениями наносят ущерб государствам для высших целей – достижения блага народов, их международного братства, солидарности и равноправия, им не говорят, что такое соединение должно совершиться только под нашей державой.

И вот народ осуждает правых и оправдывает виновных, все более и более убеждаясь, что он может творить все, что ни пожелает. Благодаря такому положению народ разрушает всякую устойчивость и создает беспорядки на каждом шагу.

Свобода. Слово «свобода» выставляет людские общества на борьбу против всякой власти, даже Божеской и природной. Вот почему при нашем воцарении мы должны будем это слово исключить из человеческого лексикона, как принцип животной силы, превращающей толпы в кровожадных зверей. Правда, звери засыпают каждый раз, как напьются крови, и в это время их легко заковать в цепи, но если им не дать крови, то они не спят и борются.


Протокол № 4

Стадии республики. Всякая республика проходит несколько стадий. Первая из них заключается в первых днях безумствования слепца, мятущегося направо и налево; вторая – в демагогии, от которой родится анархия, приводящая неизбежно к деспотизму, но уже не законному, открытому, а потому ответственному, а к невидимому и тем не менее чувствительному деспотизму какой бы то ни было тайной организации, тем бесцеремоннее действующей, потому что она действует прикрыто, за спиной разных агентов, смена которых не только не вредит, но воспособляет тайной силе, избавляющейся благодаря этой смене от необходимости тратить свои средства на вознаграждение долгосрочных прослуживших.

Внешнее масонство. Кто и что может свергнуть незримую силу? А сила наша такова. Внешнее масонство служит слепым прикрытием ее и ее целей, но план действия этой силы, даже само местопребывание ее для народа всегда останется неизвестным.

Свобода и вера. Но свобода могла бы быть безвредной и просуществовать в государственном обиходе без ущерба для благоденствия народов, если бы она держалась на принципах веры в Бога, на братстве человечества, мысли о равенстве, которому противоречат сами законы творения, установившие подвластность. При такой вере народ был бы управляем опекой приходов и шел бы смиренно и кротко под рукой своего духовного пастыря, повинуясь Божию распределению на земле. Вот почему нам необходимо подорвать веру, вырвать из ума гоев самый принцип Божества и духа и заменить все арифметическими расчетами и материальными потребностями.

Международная торгово-промышленная конкуренция, роль спекуляции. Чтобы умы гоев не успевали думать и замечать, надо их отвлечь на промышленность и торговлю. Таким образом, все нации будут искать своей выгоды и в борьбе за нее не заметят своего общего врага. Но, для того чтобы свобода окончательно разложила и разорила гоевские общества, надо промышленность поставить на спекулятивную почву: это послужит к тому, чтобы отнятое промышленностью от земли не удержалось в руках и перешло к спекуляции, т. е. в наши кассы.

Культ золота. Напряженная борьба за превосходство, толчки в экономической жизни создадут, да и создали уже, разочарованные, холодные и бессердечные общества. Эти общества получат полное отвращение к высшей политике и религии. Руководителем их будет только расчет, т. е. золото, к которому они будут иметь настоящий культ за те материальные наслаждения, которые оно может дать… Тогда-то не для служения добру, даже не ради богатства, а из одной ненависти к привилегированным низшие классы гоев пойдут за нами против наших конкурентов на власть интеллигентов-гоев.


Протокол № 5.

Создание усиленной централизации управления. Какую форму административного правления можно дать обществам, в которых подкупность проникла всюду, где богатства достигаются только ловкими сюрпризами полумошеннических проделок, где царствует распущенность, где нравственность поддерживается карательными мерами и суровыми законами, а не добровольно воспринятыми принципами, где чувства к родине и к религии затерты космополитическими убеждениями? Какую форму правления дать этим обществам, как не ту деспотическую, которую я вам опишу далее?! Мы создадим усиленную централизацию управления, чтобы все общественные силы забрать в руки. Мы урегулируем механически все действия политической жизни наших подданных новыми законами. Законы эти отберут одно за другим все послабления и вольности, которые были допущены гоями, и наше царство ознаменуется таким величественным деспотизмом, что он в состоянии будет во всякое время и во всяком месте прихлопнуть противодействующих и протестующих гоев.

Нам скажут, что тот деспотизм, о котором я говорю, не согласуется с современным прогрессом, но я вам докажу обратное.

Пути захвата власти масонством. В те времена, когда народы глядели на царствовавших как на чистое проявление Божией Воли, гои безропотно покорялись самодержавию царей, но с того дня, как мы им внушили мысль о собственных правах, они стали считать царствующих лиц простыми смертными. Помазание Божественным избранием ниспало с главы царей в глазах народа, а когда мы отняли от него веру в Бога, то мощь власти была выброшена на улицу, как публичная собственность, и захвачена нами.

Кроме того, искусство управлять массами и лицами посредством ловко подстроенной теории и фразеологии, правилами общежития и всякими другими уловками, в которых гои ничего не смыслят, принадлежит также к специальностям нашего административного ума, воспитанного на анализе, наблюдении, на таких тонких соображениях, в которых у нас нет соперников, как нет и в составлении планов политического действия и солидарности. Одни иезуиты могли бы в этом с нами сравняться, но мы их сумели дискредитировать в глазах бессмысленной толпы как организацию явную, сами со своей организацией тайной оставшись в тени. Впрочем, не все ли равно для мира, кто будет его Владыкой: глава ли католичества или наш царь сионской крови; нам же, избранному народу, это далеко не все равно.

Причина невозможности соглашения между государствами. Временно с нами могла бы справиться всемирная коалиция гоев. Но с этой стороны мы обеспечены теми глубокими корнями разлада между ними, который уже вырвать нельзя. Мы противопоставим друг другу личные и национальные интересы гоев, религиозную и племенную ненависть, выращенную нами в их сердцах в продолжение двадцати веков. Благодаря всему этому ни одно государство не встретит ниоткуда поддержки своей протянутой руке, ибо каждый должен думать, что соглашение против нас невыгодно ему самому. Мы слишком сильны, с нами приходится считаться. Державы даже небольшого частного соглашения не могут составить без того, чтобы тайно к нему не были причастны мы.

Предызбранничество евреев. Пророками нам сказано, что мы избраны самим Богом на царство над всей землей. Бог наградил нас гением, чтобы мы могли справиться со своей задачей. Будь гений у противного лагеря, он бы еще справился с нами, но пришелец не стоит старого обывателя: борьба была бы между нами беспощадна, какой не видывал еще свет.

Золото – двигатель государственных механизмов. Да и опоздал бы гений их. Все колеса государственных механизмов ходят воздействием двигателя, находящегося в наших руках, а двигатель этот – золото. Измышленная нашими мудрецами наука политической экономии давно указывает царский престиж за капиталом.

Монополия в торговле и промышленности. Капитал для действия без стеснений должен добиться свободы для монополии промышленности и торговли, что уже проводится в исполнение незримой рукой во всех частях света. Такая свобода дает политическую силу промышленникам, а это послужит к стеснению народа. Ныне важнее обезоруживать народы, чем их вести на войну, важнее пользоваться разгоревшимися страстями в нашу пользу, чем их изгонять.

Значение критики. Главная задача нашего правления состоит в том, чтобы ослабить общественный ум критикой, отучить от размышления, вызывающего отпор, отвлечь силы ума на перестрелку пустым красноречием. Во все времена народы, как и отдельные лица, принимали слово за дело, ибо они удовлетворяются показным, редко замечая, последовало ли на общественной почве за обещанием исполнение. Поэтому мы установим показные учреждения, которые будут красноречиво доказывать свои благодеяния прогрессу.

Мы присваиваем себе либеральную физиономию всех партий, всех направлений и снабжаем ею же ораторов, которые бы столько говорили, что привели бы в конце концов к переутомлению людей от речей, к отвращению от ораторов.

Как взять в руки общественное мнение. Чтобы взять общественное мнение в руки, надо его поставить в недоумение, высказывая с разных сторон столько противоречивых мнений и до тех пор, пока гои не затеряются в лабиринте их и не поймут, что лучше всего не иметь никакого мнения в вопросах политики, которых обществу не дано ведать, потому что ведает их лишь только тот, кто руководит обществом. Это первая тайна.

Вторая тайна, потребная для управления, заключается в том, чтобы настолько размножить народные недостатки-привычки, страсти, правила общежития, чтобы никто в этом хаосе не мог разобраться и люди вследствие этого перестали бы понимать друг друга. Эта мера нам еще послужит к тому, чтобы посеять раздор во всех партиях, разобщить все коллективные силы, которые не хотят нам еще покориться, обескуражить всякую личную инициативу, могущую сколько-нибудь мешать нашему делу.

Значение личной инициативы. Нет ничего опаснее личной инициативы: если она гениальна, она может сделать более того, что могут сделать миллионы людей, среди которых мы посеяли раздор. Нам надо направить воспитание гоевских обществ так, чтобы перед каждым делом, где нужна инициатива, у них опускались бы в безнадежном бессилии руки. Напряжение, происходящее от свободы действий, расслабляет силы, встречаясь с чужой свободой. От этого происходят тяжелые нравственные толчки, разочарования, неудачи.

Сверхправительство. Всем этим мы так утопим гоев, что вынудим их согласиться на международную власть, могущую без ломки всосать в себя все государственные силы мира и образовать Сверхправительство. На место современных правителей мы поставим страшилище, которое будет называться сверхправительственной администрацией. Руки его будут протянуты во все стороны, как клещи, при такой колоссальной организации, что она не может не покорить все народы.


Протокол № 6

Монополии; зависимость от них «гоевских состояний». Скоро мы начнем учреждать громадные монополии-резервуары огромных богатств, от которых будут зависеть даже крупные гоевские состояния настолько, что они потонут вместе с кредитом государства на другой день после политической катастрофы.

Господа экономисты, здесь присутствующие, взвесьте-ка значение этой комбинации!..

Всеми путями нам надо развить значение нашего Сверхправительства, представляя его покровителем и вознаградителем всех нам добровольно покоряющихся.

Обезземеливанние аристократии. Аристократия гоев как политическая сила кончается: с ней нам можно не считаться, но как территориальная владелица она нам вредна тем, что может быть самостоятельна в источниках своей жизни. Нам надо ее поэтому во что бы то ни стало обезземелить. Для этого лучший способ заключается в увеличении земельных повинностей, в задолженности земли. Эти меры задержат землевладение в состоянии безусловной приниженности. Наследственно не умеющие довольствоваться малым, аристократы гоев, несомненно, скоро прогорят.

Торговля, промышленность и спекуляция. В то же время надо усиленно покровительствовать торговле и промышленности, а главное – спекуляции, роль которой заключается в противовесе промышленности: без спекуляции промышленность умножает частные капиталы н служит к поднятию земледелия, освободив землю от задолженности, установленной ссудами земельных банков. Надо, чтобы промышленность высосала из земли и руки, и капиталы и через спекуляцию передала бы в наши руки все мировые деньги и тем самым выбросила бы всех гоев в ряды пролетариев. Тогда гои преклонятся перед нами, чтобы только получить право на существование.

Роскошь. Для разорения гоевской промышленности мы допускаем в подмогу спекуляции развитую нами среди гоев сильную потребность к роскоши.

Подъем заработной платы и вздорожание предметов первой необходимости. Поднимаем заработную плату, которая, однако, не приносит никакой пользы рабочим, ибо одновременно мы проводим вздорожание предметов первой необходимости якобы от падения земледелия и скотоводства. Да кроме того, мы искусно и глубоко подкапываем источники производства, приучая рабочих к анархии и спиртным напиткам и приняв вместе с этим меры к изгнанию с земли всех интеллигентных сил.

Тайный смысл пропаганды экономических теорий. Чтобы истинная подкладка вещей не стала известна гоям раньше времени, мы ее прикрываем якобы стремлением послужить рабочим классам и великим экономическим принципам, о которых ведут деятельную пропаганду наши экономические теории.


Протокол № 7

Цель напряжения вооружений. Напряжение вооружений, увеличение полицейского штата – это все суть необходимые пополнения вышеуказанных планов. Необходимо достичь того, чтобы, кроме нас, во всех государствах были только массы пролетариата, несколько преданных нам миллионеров, полицейские и солдаты.

Брожение, раздоры и вражда во всем мире. Во всей Европе, а с помощью ее отношений и на других континентах мы должны создать брожение, раздоры и вражду. В этом двоякая польза: во-первых, этим мы держим в подчинении все страны, хорошо ведающие, что мы по желанию властны произвести беспорядки или водворить порядок. Все эти страны привыкли видеть в нас необходимое давление, во-вторых; интригами мы запутаем все нити, протянутые нами во все государственные кабинеты политикой, экономическими договорами или долговыми обязательствами. Для достижения этого нам надо вооружиться большой хитростью и пронырливостью во время переговоров и соглашений, но в том, что называется «официальным языком», мы будем держаться противоположной тактики н будем казаться честными н сговорчивыми. Таким образом, народы и правительства гоев, которых мы приучили смотреть только на показную сторону того, что мы им представляем, примут нас еще за благодетелей и спасителей рода человеческого.

Тайна – успех политики. Главный успех в политике заключается в тайне ее предприятий: слово не должно согласоваться с действиями дипломата.

Пресса и общественное мнение. К действиям широко задуманного нами плана, уже близящегося к вожделенному концу, мы должны вынуждать гоевские правительства якобы общественным мнением, втайне подстроенным нами, при помощи так называемой великой державы печати, которая почти вся уже в наших руках.

Американские, китайские и японские пушки – сотрудники масонского правления. Одним словом, чтобы резюмировать нашу систему обуздания гоевских правительств в Европе, мы одному из них покажем свою силу покушениями, т. е. террором, а всем, если они восстанут против нас, мы ответим американскими, японскими, китайскими пушками.


Протокол № 8

Двусмысленное пользование юридическим правом. Мы должны заручиться для себя всеми орудиями, которыми наши противники могли бы воспользоваться против нас. Мы должны будем выискивать в самых тонких выражениях и загвоздках правового словаря оправдания для тех случаев, когда нам приходится произносить решения, могущие показаться непомерно смелыми и несправедливыми, ибо эти решения важно выразить в таких выражениях, которые казались бы высшими нравственными правилами правового характера.

Сотрудники масонского правления. Наше правление должно окружать себя всеми силами цивилизации, среди которых ему придется действовать. Оно окружит себя публицистами, юристами-практиками, администраторами, дипломатами и, наконец, людьми, подготовленными сверхобразовательным воспитанием в наших особых школах.

Особые школы и сверхобразовательное воспитание. Эти люди будут ведать все тайны социального быта, они будут знать все языки, составленные политическими буквами и словами. Они будут ознакомлены со всей подкладочной стороной человеческой натуры, со всеми ее чувствительными струнами, на которых им надо будет уметь играть. Струны эти – строение умов гоев, их тенденции, недостатки, пороки и качества, особенности классов и сословий. Понятно, что гениальные сотрудники нашей власти, о которых я веду речь, будут взяты не из числа гоев, которые привыкли исполнять свою административную работу, не задаваясь мыслью, что ею надо достигнуть, но думая о том, что она нужна. Администраторы гоев подписывают бумаги, не читая их, служат же из корысти или из-за честолюбия.

Экономисты и миллионеры. Мы окружим свое правительство целым миром экономистов. Вот отчего экономические науки составляют главный предмет преподавания евреям.

Нас будет окружать целая плеяда банкиров, промышленников, а главное, миллионеров, потому что все будет разрешаться вопросом цифр.

Кому поручить ответственные посты в правительстве. На время, когда еще будет опасно поручать (ответственные посты в государствах) нашим братьям-евреям, мы их будем поручать лицам, прошлое и характер которых таковы, что между ними и народом легла бы пропасть; таким людям, которым в случае непослушания нашим предписаниям остается ждать или суда, или ссылки. Это для того, чтобы они защищали наши интересы до последнего своего издыхания.


Протокол № 9

Применение масонских принципов в деле воспитания народов. Применяя наши принципы, обращайте внимание на характер народа, в стране которого вы будете находиться и действовать; общее одинаковое их применение ранее перевоспитания народа на наш лад не может иметь успеха. Но действуйте в применении их осторожно. Вы увидите, что не пройдет и десятка лет, как самый упорный характер изменится и мы зачислим новый народ в ряды уже покорившихся нам.

Масонский пароль. Слова либерального нашего масонского пароля: «Свобода, равенство и братство», когда мы воцаримся, мы заменим идеей. «Право свободы, долг равенства, идеал братства», – скажем мы и… поймаем быка за рога. В сущности, мы стерли уже всякое правление, кроме нашего; ныне же если какие-либо государства поднимают протест против нас, то это для формы и по нашему усмотрению и распоряжению, ибо антисемитизм нам нужен для управления нашими меньшими братьями.

Диктатура масонства. В действительности для нас нет препятствий. Наше Сверхправительство находится в таких условиях, которые принято называть диктатурой. Я могу по совести сказать, что в данное время мы законодатели, мы творим суд и расправу, мы казним и милуем, мы, как начальник всех наших войск, сидим на предводительском коне. В наших руках неудержимые честолюбия, жгучая жадность, беспощадная месть, злобная ненависть. От нас исходит всеохватывающий террор. У нас в услужении люди всех мнений, всех доктрин: реставраторы монархий, демагоги, социалисты, коммунары, всякие утописты. Мы всех запрягли в работу, каждый из них со своей стороны подтачивает последние остатки власти, старается свергнуть все установленные порядки. Этими действиями все государства замучены, они взывают к покою, готовы ради мира пожертвовать всем, но мы не дадим им мира, пока они не признают нашего интернационального Сверхправительства открыто и с покорностью.

Народ завопит о необходимости разрешить социальный вопрос путем международного соглашения. Раздробление на партии представило их всех в наше распоряжение, так как для того, чтобы вести соревновательную борьбу, нужны деньги, а они все у нас.

Разделение «зрячей» и «слепой» сил гоевских царств. Мы могли бы бояться соединения гоевской зрячей силы царствующих со слепой силой народной. Но нами приняты все меры против такой возможности: между той и другой силой нами воздвигнута стена в виде взаимного между ними террора. Таким образом, слепая сила народа остается нашей опорой и мы, только мы будем ей служить руководителем и, конечно, направим ее к нашей цели.

Общение власти с народом. Чтобы рука слепого не могла освободиться от нашего руководства, мы должны по временам находиться в тесном общении с ним если не лично, то через самых верных братьев наших. Когда мы будем признанной властью, то мы с народом будем беседовать лично на площадях и будем его учить политике в том направлении, какое нам понадобится.

Либеральный произвол. Чтобы не уничтожить раньше времени гоевских учреждений, мы коснулись их умелой рукой и забрали в свои руки концы пружин и механизм. Пружины эти были в строгом, но справедливом порядке, а мы его заменили либеральным, беспорядочным произволом. Мы затронули юрисдикцию, выборные порядки, печать, свободу личности, а главное, образование и воспитание как краеугольные камни свободного бытия.

Ложные теории. Мы одурачили, одурманили и развратили гоевскую молодежь посредством воспитания в заведомо для нас ложных, но нами внушенных принципах и теориях.

Толкование законов. Сверх существующих законов, не изменяя их существенно, а лишь исковеркав их противоречивыми толкованиями, мы создали нечто грандиозное в смысле результатов. Эти результаты выразились сначала в том, что толкования замаскировали законы, а затем и совсем закрыли их от взоров правительств невозможностью ведать такое запутанное законодательство.

Вы думаете, что на нас поднимутся с оружием в руках, если раскусят, в чем дело раньше времени, но для этого у нас на Западе такой терроризирующий маневр, что самые храбрые души дрогнут: подземные ходы к тому времени проведены будут во всех столицах, откуда они будут взорваны со всеми своими организациями и документами стран.


Протокол № 10

«Показное в политике». Сегодня начинаю с повторения уже сказанного и прошу вас помнить, что правительства и народы в политике довольствуются показным. Да и где им разглядывать подкладку вещей, когда их представителям важнее всего веселиться. Для нашей политики весьма важно ведать эту подробность: она нам поможет при переходе к обсуждению разделения власти, свободы слова, прессы, религии (веры), прав ассоциации, равенства перед законом, неприкосновенности собственности, жилища, налога (идея о скрытом налоге), обратной силы законов. Все эти вопросы таковы, что их прямо и открыто для народа не следует никогда касаться. В тех случаях, когда необходимо их коснуться, надо не перечислять их, а заявлять без подробного изложения, что принципы современного права признаются нами. Значение этого умолчания заключается в том, что неназванный принцип оставляет нам свободу действий исключать то или другое из него неприметно; при перечислении их они являются все как будто уже дарованными.

«Гениальность» подлости. Народ питает особую любовь и уважение к гениям политической мощи и на все насильственные действия отвечает: подло-то подло, но ловко… Фокус, но как сыгран, сколь величественно, нахально…

Мы рассчитываем привлечь все нации к работе возведения нового фундамента здания, которое нами спроектировано. Вот почему нам необходимо прежде всего запастись и заручиться той прямо бесшабашной удалью и мощью духа, которая в лице наших деятелей сломит все препятствия на нашем пути.

Что обещает масонский государственный переворот. Когда мы совершим государственный переворот, мы скажем тогда народам: «Все шло ужасно плохо, все настрадались. Мы разбиваем причины ваших мук: народности, границы, разномонетность. Конечно, вы свободны произнести над нами приговор, но разве он может быть справедливым, если он будет вами утвержден прежде, чем испытаете то, что мы вам дадим»… Тогда они нас вознесут и на руках понесут в единодушном восторге надежд и упований. Голосование, которое мы сделали орудием нашего воцарения, приучив к нему даже самые мелкие единицы из числа членов человечества составлением групповых собраний и соглашений, отслужив свою службу на этот раз, сыграет свою последнюю роль единогласием в желании ознакомиться с нами поближе, прежде чем осудить.

Всеобщее избирательное право. Для этого нам надо привести всех к избирательному праву без различия классов и ценза, чтобы установить абсолютизм большинства, которого нельзя добиться от интеллигентных цензовых классов… Таким порядком приучив всех к мысли о самозначении, мы сломаем значение гоевской семьи и ее воспитательную цену, устраним выделение индивидуальных умов, которым толпа, руководимая нами, не даст ни выдвинуться, ни даже высказаться: она привыкла слушать только нас, платящих ей за послушание и внимание. Этим мы создадим такую слепую мощь, которая никогда не будет в состоянии никуда двинуться, помимо руководства наших агентов, поставленных нами на место ее лидеров.

Лидеры масонства. Народ подчинится этому режиму, потому что будет знать, что от этих лидеров будут зависеть заработки, подачки и получение всяких благ.

Гениальный руководитель масонства. План управления должен выйти из одной головы готовым, потому что его не скрепишь, если допустить его дробление на клочки в многочисленных умах. Поэтому нам можно ведать план действий, но не обсуждать его, чтобы не нарушить его гениальности, связи его составных частей, практической силы тайного значения каждого его пункта. Если обсуждать и изменять подобную работу многочисленным голосованием, то она понесет на себе печать всех умственных недоразумений, не проникших в глубину и в связь ее замыслов. Нам нужно, чтобы наши планы были сильны и целесообразно задуманы, поэтому нам не следует бросать гениальные работы нашего руководителя на растерзание толпе или даже ограниченного общества.

Эти планы не перевернут пока вверх дном современные учреждения; они только изменят их экономию, а следовательно, всю комбинацию их шествия, которое, таким образом, направится по намеченному в наших планах пути.

Учреждения и их функции. Под разными названиями во всех странах существует приблизительно одно и то же: Представительство, Министерство, Сенат, Государственный Совет, Законодательный и Исполнительный корпусы. Мне не нужно пояснять вам отношения этих учреждений между собой, так как это хорошо вам известно; обратите внимание на то, что каждое из этих учреждений отвечает какой-либо важной государственной функции, причем прошу вас заметить, что слово «важный» я отношу не к учреждению, а к функции – следовательно, не учреждения важны, а важны функции их. Учреждения поделили между собой функции управления: административную, законодательную, исполнительную, поэтому они стали действовать в государственном организме как органы в человеческом теле. Если повредим одну часть в государственном организме, государство заболеет, как человеческое тело, и… умрет.

Яд либерализма. Когда мы ввели в государственный организм яд либерализма, вся его политическая комплекция изменилась: государства заболели смертельной болезнью – разложением крови; остается ожидать конца их агонии.

Конституция – школа партийных раздоров, республиканская эра, президенты – креатуры масонства. От либерализма родились конституционные государства, заменившие спасительное для гоев самодержавие, а конституция, как хорошо вам известно, есть не что иное, как школа раздоров, разлада, споров, несогласий, бесплодных партийных агитаций, партийных тенденций – одним словом, школа всего того, что обезличит деятельность государства. Трибуна не хуже прессы приговорила правителей к бездействию и бессилию и тем сделала их ненужными, лишними, отчего они и были во многих странах свергнуты. Так стало возможным возникновение республиканской эры, и тогда мы заменили правителя карикатурой правительства – президентом, взятым из толпы, из среды наших креатур, наших рабов. В этом было основание мины, подведенной нами под гоевский народ или, вернее, под гоевские народы.

Ответственность президентов. В близком будущем мы учредим ответственность президентов. Тогда мы уже не станем церемониться в проведении того, за что будет отвечать наша безличная креатура. Что нам до того, если разделятся ряды стремящихся к власти, что наступят замешательства от ненахождения президентов, – замешательства, которые окончательно дезорганизуют страну.

«Панама». Роль палаты депутатов и президента… Чтобы привести наш план к такому результату, мы будем подстраивать выборы таких президентов, у которых в прошлом есть какое-нибудь нераскрытое темное дело, какая-нибудь «панама»; тогда они будут верными исполнителями наших предписаний из боязни разоблачений и из свойственного всякому человеку, достигшему власти, стремления удержать за собой привилегии, преимущества и почет, связанный со званием президента.

Палата депутатов будет прикрывать, защищать, избирать президентов, но мы у нее отнимем право предложения законов, их изменения, ибо право будет предоставлено нами ответственному президенту, кукле в наших руках. Конечно, тогда власть президента станет мишенью для всевозможных нападок, но мы ему дадим самозащиту в праве обращения к народу, к его решению помимо его представителей, т. е. к тому же нашему слепому прислужнику – большинству из толпы. Независимо от этого мы предоставим президенту право объявления военного положения. Это последнее право мы будем мотивировать тем, что президент, как шеф всей армии страны, должен иметь ее в своем распоряжении на случай защиты новой, республиканской конституции, на защиту которой он имеет полное право, как ответственный представитель этой конституции.

Масонство – законодательная сила. Понятно, при таких условиях ключ от святилища будет находиться в руках наших, и никто, кроме нас, не будет уже руководить законодательной силой.

Новая республиканская конституция. Кроме того, мы отнимем у палаты с введением новой республиканской конституции право запроса о правительственных мероприятиях под предлогом сохранения политической тайны, да помимо того, новой конституцией мы сократим число представителей до минимума, чем сократим на столько же политические страсти и страсти к политике. Если же они, паче чаяния, возгорятся и в этом минимуме, то мы их сведем на нет воззванием и обращением ко всему народному большинству.

От президента будет зависеть назначение президентов и вице-президентов палаты и сената. Вместо постоянных сессий парламентов мы сократим их заседания до нескольких месяцев. Кроме того, президент, как начальник исполнительной власти, будет иметь право собрать и распустить парламент и в случае роспуска протянуть время до назначения нового парламентского собрания. Но, чтобы последствия от всех этих, по существу беззаконных, действий не пали на установленную нами ответственность президента преждевременно для наших планов, мы дадим министрам и другим окружающим президента чиновникам высшей администрации мысли обходить его распоряжения собственными мерами, за что подпадать под ответственность вместо него… Эту роль мы особенно рекомендуем давать для исполнения сенату, государственному совету или совету министров, а не отдельному лицу.

Президент будет, по нашему усмотрению, толковать смысл тех из существующих законов, которые можно истолковать различно; к тому же он будет аннулировать их, когда ему нами будет указана в том надобность; кроме того, он будет иметь право предлагать временные законы и даже новое изменение правительственной конституционной работы, мотивируя как то, так и другое требованиями высшего блага государства.

Переход к масонскому «самодержавию». Такими мерами мы получим возможность уничтожить мало-помалу, шаг за шагом все то, что первоначально, при вступлении нашем в наши права, мы вынуждены будем внести в государственные конституции для перехода к незаметному изъятию всякой конституции, когда наступит время.

Момент провозглашения «всемирного царя». Признание нашего самодержца может наступить и ранее уничтожения конституции: момент этого признания наступит, когда народы, измученные неурядицами и несостоятельностью правителей, нами подстроенной, воскликнут: «Уберите их и дайте нам одного всемирного царя, который объединил бы нас и уничтожил причины раздоров, границы, национальности, религии, государственные расчеты, который дал бы нам мир и покой, которых мы не можем найти с нашими правителями и представителями!»

Прививка болезней и прочие козни масонства. Но вы сами отлично знаете, что для возможности всенародного выражения подобных желаний необходимо беспрестанно мутить во всех странах народные отношения и правительства, чтобы переутомить всех разладом, враждой, борьбой, ненавистью и даже мученичеством, голодом, прививкой болезней, нуждой, чтобы гои не видели другого исхода, как прибегнуть к нашему денежному и полному владычеству. Если же мы дадим передышку народам, то желательные моменты едва ли когда-либо наступят.


Протокол № 11

Государственный совет явится как поддерживатель власти правителя: он, показная часть законодательного корпуса, будет как бы комитетом редакции законов и указов правителя.

Программа новой конституции. Итак, вот программа новой готовящейся конституции. Мы будем творить закон, право и суд: 1) под видом предложений законодательному корпусу; 2) указами президента под видом общих установлений, постановлений сената и государственного совета, под видом министерских постановлений; 3) в случае наступления удобного момента в форме государственного переворота.

Некоторые подробности предложенного переворота. Займемся подробностями тех комбинаций, которыми нам остается довершить переворот хода государственных машин в вышесказанном направлении. Под этими комбинациями я разумею свободу прессы, право ассоциации, свободу совести, выборное начало и многое другое, что должно будет исчезнуть из человеческого репертуара или должно быть в корне изменено на другой день после провозглашения новой конституции.

Только в этот момент нам возможно будет объявить все наши постановления, ибо после всякое заметное изменение будет опасно, и вот почему: если это изменение проведено будет с суровой строгостью и в смысле строгости и ограничений, то оно может довести до отчаяния, вызванного боязнью новых изменений в том же направлении; если же оно произведено будет в смысле дальнейших послаблений, то скажут, что мы сознали свою неправоту, а это подорвет ореол непогрешимости новой власти, или же скажут, что испугались и вынуждены идти на уступки, за которые никто не будет благодарен, ибо будет считать их должными… То и другое вредно для престижа новой конституции. Нам нужно, чтобы с первого момента ее провозглашения, когда народы будут ошеломлены совершившимся переворотом, будут еще находиться в терроре и неумении, они осознали, что мы так сильны, неуязвимы, так исполнены мощи, что мы с ними ни в каком случае не будем считаться и не только не обратим внимания на их мнения и желания, но готовы и способны с непререкаемой властью подавить выражение и проявление их в каждый момент и на каждом месте, что мы все сразу взяли, что было нам нужно, и что мы ни в каком случае не станем делиться с ними нашей властью… Тогда они из страха закроют глаза на все и станут ожидать, что из этого выйдет.

Гои – бараны. Гои – баранье стадо, и мы для них волки. Они закроют глаза на все еще и потому, что мы им пообещаем вернуть все отнятые свободы после усмирения врагов мира и укрощения всех партий.

Тайное масонство и показные его ложи. Для чего же мы придумали и внушили гоям всю эту политику, – внушили, не дав им возможности разглядеть ее подкладку. Для чего, как не для того, чтобы обходом достигнуть того, что недостижимо для нашего рассеянного племени прямым путем. Это послужило основанием для нашей организации тайного масонства, которого не знают, и целью, которой не подозревают скоты-гои, привлеченные нами в показную армию масонских лож для отвода глаз их соплеменникам.

Бог даровал нам, своему избранному народу, рассеяние, и в этой кажущейся для всех слабости нашей и сказалась вся наша сила, которая привела теперь нас к порогу всемирного владычества. Нам теперь немного остается уже достраивать на заложенном фундаменте.


Протокол № 12

Масонское толкование слова «свобода». Слово «свобода», которое можно толковать разнообразно, мы определяем так: свобода есть право делать то, что позволяет закон. Подобное толкование этого слова в то время послужит нам к тому, что вся свобода окажется в наших руках, потому что законы будут только разрушать или созидать желательное нам по возложенной программе.

Будущее прессы в масонском царстве. С прессой мы поступим следующим образом. Какую роль играет теперь пресса? Она служит пылкому разгоранию нужных нам страстей или же эгоистичным партийностям. Она бывает пуста, несправедлива, лжива, большинство людей не понимает вовсе, чему она служит. Мы ее оседлаем и возьмем в крепкие вожжи; то же сделаем и с остальной печатью, ибо какой смысл нам избавляться от нападок прессы, если мы остаемся мишенью для брошюры и книги. Мы превратим ныне дорого стоящий продукт гласности, дорогой благодаря необходимости его цензуры, в доходную статью для нашего государства. Мы ее обложим особым марочным налогом и взносами залогов при учреждении органов печати или типографии, которые должны будут гарантировать наше правительство от всяких нападений со стороны прессы. За возможное нападение мы будем штрафовать беспощадно. Такие меры, как марки, залоги и штрафы, ими обеспеченные, принесут огромный доход правительству. Правда, партийные газеты могли бы не пожалеть денег, но мы их будем закрывать по второму нападению на нас. Никто безнаказанно не будет касаться ореола нашей правительственной непогрешимости. Предлог для прекращения издания – закрываемый-де орган волнует умы без повода и основания. Прошу вас заметить, что среди нападающих на нас будут и нами учрежденные органы, но они будут нападать исключительно на пункты, предназначенные нами к изменению.

Контроль над прессой. Ни одно оповещение не будет проникать в общество без нашего контроля. Это и теперь уже достигается нами тем, что все новости получаются несколькими агентствами, в которых они централизуются со всех концов света.

Корреспонденция агентства. Эти агентства будут тогда уже всецело нашими учреждениями и будут оглашать только то, что мы им предпишем. Если теперь мы сумели овладеть умами гоевских обществ до той степени, что все они почти смотрят на мировые события сквозь цветные стекла тех очков, которые мы им надеваем на глаза, если теперь для нас ни в одном государстве не существует запоров, преграждающих нам доступ к так называемым гоевской глупостью государственным тайнам, то что же будет тогда, когда мы будем признанными владыками мира в лице нашего всемирного царя?! Вернемся к будущему печати. Каждый пожелавший быть издателем, библиотекарем или типографщиком будет вынужден добыть на это дело установленный диплом, который в случае провинности немедленно будет отобран.

Что такое прогресс в понятиях масонства. При выполнении таких мер оружие мысли станет воспитательным средством в руках нашего правительства, которое уже не допустит народную массу заблуждаться в дебрях и мечтах о благодеяниях прогресса. Кто из нас не знает, что эти призрачные благодеяния – прямые дороги к нелепым мечтаниям, от которых родились анархические отношения людей между собой и к власти, потому что прогресс или, лучше сказать, идея прогресса навела на мысль о всякого рода эмансипации, не установив границ.

Все так называемые либералы суть анархисты если не дела, то мысли. Каждый из них гоняется за призраками свободы, впадая исключительно в своеволие, т. е. в анархию протеста ради протеста.

Еще о прессе. Перейдем к прессе. Мы ее обложим, как и всю печать, марочными сборами с листа и залогами, а книги, имеющие меньше 30 листов, – в двойном размере. Мы их запишем в разряд брошюр, чтобы, с одной стороны, сократить число журналов, которые собой представляют худший печатный яд, а с другой – эта мера вынудит писателей к таким длинным произведениям, что их будут мало читать, особенно при дороговизне. То же, что мы будем издавать сами на пользу умственного направления в намеченную нами сторону, будет дешево и будет читаться нарасхват. Налог угомонит пустое литературное влечение, а наказуемость поставит литераторов в зависимость от нас. Если найдутся желающие писать против нас, то не найдется охотников печатать их произведения. Прежде чем принять для печати какое-нибудь произведение, издатель или типографщик должен прийти ко властям просить разрешение на это. Таким образом, нам заранее будут известны готовящиеся против нас козни, и мы их разобьем, забежав наперед с объяснениями на трактуемую тему.

Литература и журналистика – две важнейшие воспитательные силы, вот почему наше правительство сделается собственником большинства журналов. Этим будет нейтрализовано вредное влияние частной прессы и приобретется громадное влияние на умы… Если мы разрешим десять журналов, то сами учредим тридцать и так далее в том же роде. Но этого отнюдь не должна подозревать публика, почему и все издаваемые журналы будут самых противоположных по внешности направлений и мнений, что возбудит к ним недоверие и привлечет к ним наших ничего не подозревающих противников, которые таким образом попадутся в нашу западню и будут обезврежены.

На первом плане поставятся органы официального характера. Они будут всегда стоять на страже наших интересов, и потому их влияние сравнительно будет ничтожно. На втором станут официозы, роль которых будет заключаться в привлечении равнодушных тепленьких. На третьем мы поставим нашу оппозицию, которая хотя бы в одном из своих органов будет представлять собой как бы наш антипод. Наши действительные противники в душе примут эту кажущуюся оппозицию за своих и откроют нам свои карты.

Все наши газеты будут всевозможных направлений: аристократического, республиканского, революционного, даже анархического, пока, конечно, будут иметь сто рук, из которых каждая будет щупать пульс у любого из общественного мнения. Когда пульс ускорится, тогда руки эти поведут мнение по направлению к нашей цели, ибо разволновавшийся субъект теряет рассудительность и легко поддается внушению. Те дураки, которые будут думать, что повторяют мнение газеты своего лагеря, будут повторять наше мнение или то, которое нам желательно. Воображая, что они следуют за органом своей партии, они пойдут за тем флагом, который мы вывесим для них.

Чтобы направлять в этом смысле наши газетные линии, мы должны особенно тщательно организовать это дело. Под названием центрального отделения печати мы учредим литературные собрания, в которых наши агенты будут незаметно давать пароль и сигналы. Обсуждая и противореча нашим начинаниям всегда поверхностно, не затрагивая существа их, наши органы будут вести пустую перестрелку с официальными газетами для того только, чтобы дать нам повод высказаться более подробно, чем мы могли бы это сделать в первоначальных официальных заявлениях. Конечно, когда это для нас будет выгодно.

Нападки на нас сыграют еще и ту роль, что подданные будут уверены в полной свободе свободоговорения, а нашим агентам это даст повод утверждать, что выступающие против нас органы пустословят, так как не могут найти настоящих поводов к существенному опровержению наших распоряжений.

Такие незаметные для общественного внимания, но верные мероприятия всего успешнее поведут общественное мнение и доверие в сторону нашего правительства. Благодаря им мы будем по мере надобности возбуждать и успокаивать умы в политических вопросах, убеждать или сбивать с толку, печатая то правду, то ложь, данные или их опровержения – смотря по тому, хорошо или дурно они приняты, всегда осторожно ощупывая почву, прежде чем на нее ступить… Мы будем побеждать наших противников наверняка, так как у них не будет в распоряжении органов печати, в которых они могли бы высказаться до конца вследствие вышесказанных мероприятий. Нам не нужно будет даже опровергать их до основания… Пробные камни, брошенные нами в третьем разряде нашей прессы, в случае надобности мы будем энергично опровергать в официозе.

Масонская солидарность в современной прессе. Уже ныне в формах хотя бы французской журналистики существует масонская солидарность в пароле: все органы печати связаны между собой профессиональной тайной; подобно авгурам, ни один член ее не выдаст тайны своих сведений, если не постановлено их оповестить. Ни один журналист не решится предать тайны, ибо ни один из них не допускается в литературу без того, чтобы все прошлое его не имело бы какой-нибудь постыдной раны. Эти раны были бы тотчас же раскрыты. Пока эти раны составляют тайну немногих, ореол журналиста привлекает мнение большинства страны – за ним шествуют с восторгом.

Возбуждение провинциальных «общественных» требований. Наши расчеты особенно простираются на провинцию. В ней нам необходимо возбудить те упования и стремления, с которыми мы всегда могли бы обрушиться на столицу, выдавая их столицам за самостоятельные упования и стремления провинции. Ясно, что источник их будет все тот же – наш. Нам нужно, чтобы иногда, пока мы еще не в полной власти, столицы оказывались окутанными провинциальным мнением народа, т. е. большинства, подстроенного нашими агентами. Нам нужно, чтобы столицам в психологический момент не пришлось бы обсуждать свершившийся факт уже по одному тому, что он принят мнением провинциального большинства.

Непогрешимость нового режима. Когда мы будем в периоде нового режима, переходного к нашему воцарению, нам нельзя допускать разоблачений прессой общественной бесчестности – надо, чтобы думали, что новый режим так всех удовлетворил, что даже преступность иссякла… Случаи проявления преступности должны остаться в ведении их жертв и случайных свидетелей, не более.


Протокол № 13

Нужда в насущном хлебе. Нужда в насущном хлебе заставляет гоев молчать и быть нашими покорными слугами. Взятые в нашу прессу из их числа агенты будут обсуждать по нашему приказу то, что нам неудобно издавать непосредственно в официальных документах, а мы тем временем, под шумок поднявшегося обсуждения, возьмем да и проведем желательные нам меры и поднесем их публике как совершившийся факт. Никто не посмеет требовать отмены разрешенного, тем более что оно будет представлено как улучшение… А тут пресса отвлечет мысли на новые вопросы (мы ведь приучили людей искать все нового). На обсуждение этих новых вопросов набросятся те из безмозглых вершителей судеб, которые до сих пор не смыслят ничего в том, что берутся обсуждать. Вопросы политики никому не доступны, кроме руководящихся ею уже много веков, создавших ее.

Из всего этого вы увидите, что, добиваясь мнения толпы, мы только облегчаем ход нашего механизма, и вы можете заметить, что не действиям, а словам, выпущенным нами по тому или другому вопросу, мы как бы ищем ободрения. Мы постоянно провозглашаем, что руководимся во всех наших мероприятиях надеждой, соединенной с уверенностью послужить общему благу.

Вопросы промышленности. Чтобы отвлечь слишком беспокойных людей от обсуждения вопросов политики, мы теперь проводим новые якобы вопросы ее – вопросы промышленности. На этом поприще пусть себе беснуются. Массы соглашаются бездействовать, отдыхать от якобы политической деятельности (к которой мы уже их приучили), чтобы бороться с гоевскими правительствами лишь под условием новых занятий, в которых мы им указываем как бы то же политическое направление.

Увеселительные народные дома. Чтобы они сами до чего-нибудь не додумались, мы их еще отвлечем увеселениями, играми, забавами, страстями, народными домами… Скоро мы станем через прессу предлагать конкурсные состязания в искусстве, спорте всех видов. Эти интересы отвлекут окончательно умы от вопросов, на которых нам пришлось бы с ними бороться. Отвыкая все более и более от самостоятельного мышления, люди заговорят в унисон с нами, потому что мы одни станем предлагать новые направления мысли… конечно, через таких лиц, с которыми нас не почтут солидарными.

«Истина одна». Роль либеральных утопистов будет окончательно сыграна, когда наше правление будет признано. До тех пор они нам сослужат хорошую службу. Поэтому мы еще будем направлять умы на всякие измышления фантастических теорий, новых и якобы прогрессивных: ведь мы с полным успехом вскружили прогрессом безмозглые головы и нет среди гоев ума, который бы увидел, что под этим скроется отвлечение от истины во всех случаях, где дело не касается материальных изобретений, ибо истина – одна, в ней нет места прогрессу. Прогресс,

как ложная идея, служит затмению истины, чтобы никто не знал, кроме нас, Божиих избранников, хранителей ее.

Великие проблемы. Когда мы воцаримся, то наши ораторы будут толковать о великих проблемах, которые переволновали бы человечество для того, чтобы в конце концов привести его к нашему благому правлению. Кто заподозрит тогда, что все проблемы были подстроены нами по политическому плану, которого никто не раскусил в течение многих веков?


Протокол № 14

Религия будущего. Когда мы воцаримся, нам нежелательно будет существование другой религии, кроме нашей о едином Боге, с которым наша судьба связана нашим избранничеством и которым та же наша судьба объединена с судьбами мира. Поэтому мы должны разрушить всякие верования. Если от этого родятся современные атеисты, то, как переходная ступень, это не помешает нашим видам, а послужит примером для тех поколений, которые будут слушать проповеди наши о религии Моисея, поведшей своей жестокостью и обдуманной системой к покорению нам всех народов. В этом мы подчеркнем и мистическую ее правду, на которой, скажем мы, основывается вся ее мистическая сила.

Будущее крепостное право. Тогда при каждом случае мы будем публиковать статьи, в которых будем сравнивать наше благое правление с прошлым. Благодеяния покоя, хотя и вынужденного веками волнений, послужат новому рельефу сказанного блага. Ошибки гоевских администраций будут описываться нами в самых ярких красках. Мы посеем к ним такое обращение, что народы предпочтут покой в крепостном состоянии правам пресловутой свободы, столь их измучившим, истощившим самые источники человеческого существования, которые эксплуатировались толпой проходимцев, не ведающих, что творят… Бесполезные перемены правлений, к которым мы подбивали гоев, когда подкапывали их государственные здания, до того надоедят к тому времени народам, что они предпочтут терпеть от нас все, лишь бы не рисковать переиспытывать пережитые волнения и невзгоды. Мы же особенно будем подчеркивать исторические ошибки гоевских правлений, столько веков промучивших человечество отсутствием сообразительности во всем, что касается истинного его блага, не замечая, что эти проекты все более ухудшали, а не улучшали положение всеобщих отношений, на которых основывается человеческая жизнь.

Вся сила наших принципов и мероприятий будет заключена в том, что они сами нами выставятся и истолкуются как яркий контраст разложившимся старым порядкам социального строя.

Недоступность познания тайн религии будущего. Наши философы будут обсуждать все недостатки гоевских верований, но никто никогда не станет обсуждать нашу веру с ее истинной точки зрения, так как ее никто основательно не узнает, кроме наших, которые не посмеют выдать ее тайны.

Порнография и будущее печатное слово. В странах, называемых передовыми, мы создали безумную, грязную, отвратительную литературу. Еще некоторое время после вступления нашего во власть мы станем поощрять ее существование, чтобы она рельефнее обрисовывала контраст речей программ, которые раздаются с высот наших… Наши умные люди, воспитанные для руководства гоями, будут составлять речи, проекты, записки, статьи, которыми мы будем влиять на умы, направляя их к намеченным нами понятиям и знаниям.


Протокол № 15

Однодневный мировой переворот. Когда мы наконец окончательно воцаримся при помощи государственных переворотов, всюду подготовленных к одному и тому же дню, после окончательного признания негодности всех существующих правительств (а до этого пройдет еще немало времени, может быть и целый век), мы постараемся, чтобы против нас уже не было заговоров. Для этого мы немилосердно казним всех, кто встретит наше воцарение с оружием в руках.

Казни. Всякое новое учреждение какого-либо тайного общества будет тоже наказано смертной казнью, и те из них, которые ныне существуют, нам известны и нам служат и служили, мы раскассируем и вышлем в далекие от Европы континенты.

Будущая участь гоев-масонов. Так мы поступим с теми гоями из масонов, которые слишком много знают; те же, которых мы почему-либо помилуем, будут оставаться в постоянном страхе перед высылкой. Нами будет издан закон, по которому все бывшие участники тайных обществ подлежат изгнанию из Европы, как центра нашего управления. Решения нашего правительства будут окончательны и безапелляционны.

Мистичность власти. В гоевских обществах, в которых мы посеяли такие глубокие корни разлада и протестантизма, возможно водворить порядок только беспощадными мерами, доказывающими неукоснительную власть: нечего смотреть на падающие жертвы, приносимые для будущего блага. В достижении блага (хотя бы путем жертвоприношения) заключается обязанность каждого правления, которое сознает, что не в привилегиях только, но и в обязанностях состоит его существование. Главное дело для незыблемости правления – укрепление ореола могущества, а ореол этот достигается только величественной непоколебимостью власти, которая носила бы на себе признаки неприкосновенности от мистических причин – от Божия избрания. Таково было до последнего времени русское самодержавие – единственный в мире серьезный враг наш, если не считать папства. Вспомните пример того, как залитая кровью Италия не коснулась волоса с головы Силлы, который пролил эту кровь: Силла обоготворился своей мощью в глазах народа, хотя и истерзанного им, а мужественное его возвращение в Италию ставило его вне прикосновенности… Народ не касается того, кто гипнотизирует его своей храбростью и силой духа.

Размножение масонских лож. Пока же, до нашего воцарения, мы, напротив, создадим и размножим франкмасонские ложи во всех странах мира, втянем в них всех могущих быть и существующих выдающихся деятелей, потому что в этих ложах будет главное справочное место и влияющее средство.

Центральное управление «мудрецов». Все эти ложи мы централизуем под одно, одним нам известное, всем же остальным неведомое управление, которое состоит из наших мудрецов. Ложи будут иметь своего представителя, прикрывающего собой сказанное управление масонства, от которого будут исходить пароль и программа. В этих ложах мы завяжем узел всех революционных и либеральных элементов. Состав их будет состоять из всех слоев общества. Самые тайные политические замыслы будут нам известны и попадут под наше руководство в самый день их возникновения.

Азефовщина. В числе членов этих лож будут почти все агенты международной и национальной полиции, так как ее служба для нас незаменима в том отношении, что полиция может не только по-своему распорядиться с непокорными, но и прикрыть наши деяния, создавать предлоги к неудовольствию и так далее.

Масонство как руководитель всех тайных обществ. В тайные общества поступают обыкновенно аферисты, карьеристы и вообще люди по большей части легкомысленные, с которыми нетрудно вести дело и ими заводить механизм проектированной нами машины… Если этот мир замутится, то это будет означать, что нам нужно было его замутить, чтобы расстроить слишком большую его солидарность. Если же среди него возникнет заговор, то во главе его станет не кто иной, как один из вернейших слуг наших. Естественно, что мы, а не кто другой поведем масонские действия, гои же не ведают ничего, даже непосредственного результата: они задаются обыкновенно минутным расчетом, удовлетворяя самолюбие в исполнении задуманного, не замечая даже того, что самый замысел принадлежал не их инициативе, а нашему наведению на мысль.

Значение публичного успеха. Гои идут в ложи из любопытства или в надежде при их помощи пробраться к общественному пирогу, а некоторые для того, чтобы иметь возможность высказать перед публикой свои несбыточные и беспочвенные мечтания: они жаждут эмоции успеха и рукоплесканий, на которые мы всегда щедры. Мы затем и даем им этот успех, чтобы пользоваться отсюда рождающимся самообольщением, с которым люди незаметно воспринимают наши учения, не остерегаясь их, в полной уверенности, что их непогрешимость выпускает свои мысли, а воспринять чужих уже не может… Вы не можете себе представить, как умнейших из гоев можно привести к бессознательной наивности при условиях самообольщения и вместе с тем как легко их обескуражить малейшей неудачей, хотя бы прекращением аплодисментов, и привести к рабьему повиновению ради возобновления успеха… Насколько наши пренебрегают успехом, лишь бы провести свои планы, настолько гои готовы пожертвовать всякими планами, лишь бы получить успех. Эта их психология значительно облегчает нам задачу их направления. Эти тигры имеют бараньи души, а в головах их ходит сквозной ветер. Мы посадили их на конька мечты о поглощении человеческой индивидуальности символической единицей коллективизма…

Коллективизм. Они еще не разобрались и не разберутся в той мысли, что этот конек есть главное нарушение главнейшего закона природы, создавшей с самого сотворения мира единицу, непохожую на другие именно в целях индивидуальности…

Если мы могли привести их к такому безумному ослеплению, то не доказывает ли это с поразительной ясностью, до какой степени ум гоев человечески не развит по сравнению с умом нашим. Это-то главным образом и гарантирует наш успех.

Жертвы. Насколько же были прозорливы наши древние мудрецы, когда говорили, что для достижения серьезной цели не следует останавливаться перед средствами и считать число жертв из семени скота гоев, хотя и пожертвовали многими из своих, но зато и теперь дали им уже такое положение на земле, о котором они и мечтать не могли. Сравнительно немногочисленные жертвы из числа наших оберегли нашу народность от гибели.

Казни масонов. Смерть есть неизбежный конец всякого. Лучше конец этот приблизить к тем, кто мешает делу, чем приблизить к нашим, к нам, создателям этого дела. Мы казним масонов так, что никто, кроме братии, об этом заподозрить не может, даже сами жертвы казни. Все они умирают, когда это нужно, как бы от нормального заболевания. Зная это, даже братья, в свою очередь, не смеют протестовать. Такими мерами мы вырвали из среды масонства самый корень протеста против наших распоряжений. Проповедуя гоям либерализм, мы в то же время держим свой народ и наших агентов в неукоснительном послушании.

Падение престижа законов и власти. Под нашим влиянием исполнение гоевских законов подорвано либеральными толкованиями, введенными нами в эту сферу. В важнейших политических принципиальных делах и вопросах суды решают так, как мы предписываем им, видят дела в том свете, каким мы их облекаем для гоевской администрации, конечно через подставных лиц, с которыми общего как бы не имеем, газетным мнением или другими путями… Даже сенаторы и высшая администрация слепо принимают наши советы. Чисто животный ум гоев не способен к анализу и к наблюдению, а тем более к предвидению того, к чему может клониться известная постановка вопроса.

Предызбранничество. В этой разнице способности мышления между гоями и нашими можно узреть печать избранничества и человечности в отличие от животного ума гоев. Они зрят, но не видят, не изобретают (разве только материальные вещи). Из этого ясно, что сама природа предназначила нам руководить и править миром.

Краткость и ясность законов будущего царства. Когда наступит время нашего открытого правления, время проявить его благотворность, мы переделаем все законодательства, наши законы будут кратки, ясны, незыблемы, без всяких толкований, так что их всякий будет в состоянии твердо знать. Главная черта, которая будет в них проведена, – это послушание начальству, доведенное до грандиозной степени.

Послушание начальству. Тогда всякие злоупотребления иссякнут вследствие ответственности всех до единого перед высшей властью.

Меры против злоупотребления властью. Злоупотребления властью, лежащей ниже этой последней инстанции, будут так беспощадно наказываться, что у всякого отпадет охота экспериментировать свои силы. Мы будем неукоснительно следить за каждым действием администрации, от которой зависит ход государственной машины, ибо распущенность в ней порождает распущенность всюду, ни один случай незаконности или злоупотребления не остается без примерного наказания.

Жестокость наказания. Укрывательство, солидарное попустительство между служащими в администрации – все это зло исчезнет после первых же примеров сурового наказания. Ореол нашей власти требует целесообразных жестоких наказаний за малейшее нарушение ради личной выгоды, ее высокого престижа.

Потерпевший, хотя бы и не в мере своей вины, будет как бы солдатом, падающим на своем посту на пользу власти, принципа и закона, которые не допускают отступлений с общественной дороги на личную, от самих же правящих общественной колесницей. Например: наши судьи будут знать, что, желая похвастать глупым милосердием, они нарушают закон о правосудии, который создан для примерного назидания людей наказанием за проступки, а не для выставки духовных качеств судей. Эти качества уместно показывать в частной жизни, а не на общественной почве, которая представляет собой воспитательную основу человеческой жизни.

Предельный возраст для судей. Наш судебный персонал будет служить не более 55-летнего возраста, во-первых, потому что старцы упорнее держатся предвзятых мнений, менее способны повиноваться новым распоряжениям, а во-вторых, потому что это нам доставит возможность такой мерой достигнуть гибкости перемещения персонала, который этим легче согнется под нашим давлением: кто пожелает дольше задержаться на своем месте, должен слепо повиноваться, чтобы заслужить это. Вообще же наши судьи будут выбираемы нами среди только тех, которые будут твердо знать, что их роль – карать и применять законы, а не мечтать о проявлении либерализма за счет государственного воспитательного плана, как это ныне воображают гои…

Либерализм суда и власти. Мера перемещения будет служить еще к подрыву коллективной солидарности сослуживцев и всех привяжет к интересам правительства, от которого будет зависеть их судьба. Молодое поколение судей будет воспитано на взглядах о недопущении таких злоупотреблений, которые могли бы нарушить установленный порядок отношений наших подданных между собой.

Ныне гоевские судьи творят поблажки всяким преступлениям, не имея правильного представления о своем назначении, потому что теперешние правители при определении судей на должность не заботятся внушить им чувства долга и сознания дела, которые от них требуются. Как животное выпускает своих детей на добычу, так и гои дают своим детям доходные места, не думая разъяснить им, на что это место создано. От того-то их правления и разрушаются собственными силами через действия своей же администрации. Почерпнем же в примере результатов этих действий еще один урок для своего правления. Мы искореним либерализм из всех важных стратегических постов нашего управления, от которых зависит воспитание подчиненных нашему общественному строю. На эти посты попадут только те, которые будут воспитаны нами для административного управления.

Мировые деньги. На возможное замечание, что отставка старых служащих дорого будет стоить казне, скажу, во-первых, что им найдут частную службу взамен теряемой, а во-вторых, замечу, что в наших руках будут сосредоточены все мировые деньги – следовательно, не нашему правительству бояться дороговизны.

Абсолютизм масонства. Наш абсолютизм во всем будет последователен, а потому в каждом своем постановлении наша великая воля будет уважаема и беспрекословно исполняема: она будет игнорировать всякий ропот, всякое недовольство, искореняя всякое проявление их действий наказанием примерного свойства.

Право кассации. Мы упраздним право кассации, которое перейдет исключительно в наше распоряжение – в ведение правящего, ибо мы не должны допустить возникновения мысли у народа, чтобы могло состояться неправильное решение нами поставленных судей. Если же что-либо подобное произойдет, то мы сами кассируем решение, но с таким примерным наказанием судей за непонимание своего долга и значения, что эти случаи не повторятся…

Повторяю, что ведь мы будем знать только каждый шаг нашей администрации, за которой и надо следить, чтобы народ был доволен нами, ибо он вправе требовать от хорошего правления и хорошего ставленника.

Патриархальный вид власти будущего правителя. Наше правление будет иметь вид патриархальной, отеческой опеки со стороны нашего правителя. Народ наш и подданные увидят в лице его отца, заботящегося о каждой нужде, о каждом действии, о каждом взаимоотношении как подданных друг к другу, так и к правителю. Тогда они настолько проникнутся мыслью, что им невозможно будет обходиться без этого попечения и руководства, если они желают жить в мире и спокойствии.

Обоготворение правителя. Они признают самодержавие нашего правителя с благоговением, близким к боготворепию, особенно когда убедятся, что наши ставленники не заменяют власть его своею, а лишь слепо исполняют его предписания. Они будут рады, что мы все урегулировали в их жизни, как это делают умные родители, которые воспитывают детей своих в чувстве долга и послушания. Ведь народы по отношению к тайнам нашей политики вечно несовершеннолетние дети – точно так же, как и их правления.

Право сильного как единственное право. Как видите, я основываю наш деспотизм на праве и долге: право вынуждать исполнение долга есть прямая обязанность правительства, которое есть отец своих подданных. Оно имеет право для того, чтобы пользоваться им во благо направления человечества к природоопределенному строю-послушанию. Все в мире находится в послушании если не у людей, то у обстоятельств или у своей натуры, во всяком же случае у сильнейшего. Так будем же мы этим сильнейшим ради блага. Мы обязаны, не задумываясь, жертвовать отдельными личностями, нарушителями установленного порядка, ибо в примерном наказании зла лежит великая воспитательная задача.

Царь израильский – патриарх мира. Когда царь израильский наденет на свою священную голову корону, поднесенную ему Европой, он сделается патриархом мира. Необходимые жертвы, им принесенные вследствие их целесообразности, никогда не достигнут числа жертв, принесенных в течение веков манией величия, <царь> будет находиться в непрестанном общении с народом, говоря ему с трибуны речи, которые молва будет в тот же час разносить на весь мир.


Протокол № 16

Обезврежение университетов. С целью уничтожения всяких коллективных сил, кроме наших, мы обезвредим первую ступень коллективизма – университеты, перевоспитав их в новом направлении. Их начальства и профессора будут подготовляемы для своего дела подробными тайными программами действий, от которых они безнаказанно не отступят ни на йоту. Они будут назначаться с особой осторожностью и будут поставлены в полную зависимость от правительства. Мы исключим из преподавания государственное право, как и все, что касается политического вопроса. Эти предметы будут преподаваться немногим десяткам лиц, избранным по выдающимся способностям из числа посвященных. Университеты не должны выпускать из своих стен молокососов, стряпающих планы конституций, как комедии или трагедии, занимаясь вопросами политики, в которых и отцы-то их никогда ничего не смыслили. Плохо направленное ознакомление большинства лиц с вопросами политики создает утопистов и плохих подданных, как вы сами можете усмотреть из примера всеобщего воспитания в этом направлении гоев. Нам надо было внести в их воспитание все те начала, которые так блистательно надломили их строй. Когда же мы будем у власти, то мы удалим всякие смущающие предметы из воспитания и сделаем из молодежи послушных детей начальства, любящих правящего как надежду на мир и покой.

Замена классицизма. Классицизм, как и всякое изучение древней истории, в которой больше дурных, чем хороших, примеров, мы заменим программой будущего. Мы вычеркнем из памяти людей все факты прежних веков, которые нам нежелательны, оставив из них только те, которые обрисовывают все ошибки гоевских правлений. Учение о практической жизни, об обязательном строе, об отношении людей друг к другу, об избежании дурных эгоистических примеров, которые сеют заразу зла и другие подобные вопросы воспитательного характера, будут стоять в первых номерах преподавательской программы, составленной по отдельному плану для каждого знания, ни под каким видом не обобщая преподавания. Такая постановка вопроса имеет особую важность.

Воспитание и звание. Каждое общественное звание должно быть воспитано в строгих общественных разграничениях, согласно назначению и труду. Случайные гении всегда умели и сумеют проскользнуть в другие звания, но ради этой редкой случайности пропускать в чужые ряды бездарности, отнимая места от присущих этим рядам по рождению и занятию, – совершенное безумие. Вы сами знаете, чем все это кончилось для гоев, допустивших эту вопиющую бессмыслицу.

Реклама власти правителя в школах. Чтобы правящий крепко засел в сердцах и умах своих подданных, надо во время его деятельности преподавать всему народу в школах и на площадях о его значении, деяниях, о всех его благоначинаниях.

Отмена свободного преподавания. Мы уничтожим всякое свободное преподавание. Учащиеся будут иметь право вместе с родными собираться, как в клуб, в учебные заведения. Во время этих собраний по праздникам преподаватели будут читать якобы свободные лекции о вопросах человеческих отношений, о законах примера, о репрессалиях, рождающихся от бессознательных отношений, и, наконец, о философии новых теорий, еще не явленных миру. Эти теории мы возведем в догмат веры как переходную ступень к нашей вере. По окончании изложения нашей программы действий в настоящем и будущем я вам прочту основания этих теорий.

Независимость мысли. Словом, зная из векового опыта, что люди живут и руководятся идеями, что идеи эти всасываются людьми только при помощи воспитания, даваемого с одинаковым успехом всем возрастам, конечно только различными приемами, мы поглотим и конфискуем в нашу пользу последние проблески независимости мысли, которую мы уже давно направляем на нужные нам предметы и идеи.

Наглядное обучение. Система обуздания мысли уже в действии – в так называемой системе наглядного обучения, имеющей превратить гоев в немыслящих, послушных животных, ожидающих наглядности, чтобы сообразить ее. Во Франции один из лучших наших агентов, буржуа, уже провозгласил новую программу наглядного воспитания.


Протокол № 17

Адвокатура. Адвокатура создает людей холодных, жестоких, упорных, беспринципных, становящихся во всех случаях на безличную, чисто легальную почву. Они приучили все относить к выгоде защиты, а не к социальному благу ее результатов. Они обыкновенно не отказываются ни от какой защиты, домогаются оправдания во что бы то ни стало, придираясь к мелким загвоздкам юриспруденции. Этим они деморализуют суд. Поэтому мы эту профессию поставим в узкие рамки, которые заключат ее в сферу исполнительного чиновничества. Адвокаты будут лишены наравне с Судьями права общения с тяжущимися, получая дела только от суда, разбирая их по докладным запискам и документам, защищая своих клиентов после допроса на суде по выяснившимся фактам. Они будут получать гонорар невзирая на качество защиты. Это будут простые докладчики дел в пользу правосудия в перевес прокурору, который будет докладчиком в пользу обвинения: это сократит судебный доклад. Таким образом установится честная, беспристрастная защита, введенная не из интереса, а по убеждению. Это, между прочим, устранит практикующиеся ныне подкупы товарищей, их соглашение дать выигрыш делу только того, кто платит…

Влияние священничества гоев. Священничество гоев мы уже озаботились дискредитировать и этим разорить их миссию, которая ныне могла бы очень мешать. С каждым днем его влияние на народы падает.

Свобода совести. Свобода совести провозглашена теперь всюду следовательно, нас только годы отделяют от момента полного крушения христианской религии; с другими же религиями мы справимся еще легче, но об этом говорить преждевременно. Мы поставим клерикализм и клерикалов в такие узкие рамки, чтобы их влияние пошло обратно по своему прежнему движению.

Папский двор. Когда придет время окончательно уничтожить папский двор, то палец от незримой руки укажет народам в сторону этого двора. Когда же народы бросятся туда, мы выступим как бы его защитниками, чтобы не допустить до сильных кровопусканий… Этой диверсией мы проберемся в самые его недра и уже не выйдем оттуда, пока не подточим всю силу этого места.

Царь иудейский как патриах-папа. Царь иудейский будет настоящим папой Вселенной, патриархом интернациональной церкви.

Способы борьбы с существующей церковью. Но, пока мы перевоспитаем юношество в новых переходных верах, а затем в нашей, мы не затронем открыто существующей церкви, будем с ними бороться критикой, возбуждая раскол.

Задачи современной прессы. Вообще же наша современная пресса будет изобличать государственные дела, религии, неспособность гоев – и все это в самых беспринципных выражениях, чтобы всячески унизить их так, как это умеет делать только наше гениальное племя.

Организация полиции. Добровольческая полиция. Наше царство будет апологией божка Вишну, в котором находится олицетворение его: в наших ста руках будет по пружине социальной машины. Мы будем все видеть без помощи официальной полиции, которая в той форме ее прав, которую мы выработаем для гоев, мешает правительствам видеть. По нашей программе треть подданных наших будет наблюдать за остальными из чувства долга, из принципа добровольной государственной службы. Тогда не будет постыдно быть шпионом и доносчиком, а похвально, но необоснованные доносы будут жестоко наказуемы, чтобы не развелось злоупотребления этим правом. Наши агенты будут из числа как высшего, так и низшего общества, из среды веселящегося административного класса, издатели, типографы, книгопродавцы, приказчики, рабочие, кучера, лакеи и т. д. Эта бесправная, не уполномоченная на какое-либо самоуправство, а следовательно, безвластная полиция будет только свидетельствовать и докладывать, а проверка ее показаний и аресты будут производиться жандармским корпусом и городской полицией, завися от ответственной группы контролеров по делам полиции. Не донесший о виденном и слышанном по делам политики тоже будет привлекаться к ответственности за укрывательство, если будет доказано, что он в этом виноват.

Шпионство по образцу кагального шпионажа. Подобно тому как наши братья под собственной ответственностью обязаны доносить кагалу на своих отступников или замеченных в чем-либо противном кагалу, так в нашем всемирном царстве будет обязательно для всех наших подданных соблюдать долг государственной службы в этом направлении.

Злоупотребление властью. Такая организация искоренит злоупотребления властью, силой, подкупом – все, что мы ввели нашими советами, теориями свехчеловеческих прав в привычки гоев.

Но как же нам было иначе добиться увеличения причин к беспорядкам среди их администрации, как не этими путями. В числе этих путей – один из важнейших – это агенты водворения порядка, поставленные в возможность в своей разрушительной деятельности проявлять и развивать свои дурные наклонности: своенравие, своеволие и в первую голову взяточничество.


Протокол № 18

Меры охраны. Когда нам нужно будет усилить строгие меры охраны (страшнейший яд для престижа власти), мы устроим симуляцию беспорядков или проявление неудовольствия, выражаемого при содействии хороших ораторов. К этим ораторам примкнут сочувствующие. Это даст нам повод к обыскам и надзору со стороны наших слуг из числа гоевской полиции.

Наблюдение в среде заговорщиков. Открытая охрана – гибель власти. Так как большинство заговорщиков действуют из любви к искусству, говорения ради, то до проявления с их стороны действий мы их не будем тревожить, а лишь введем в их среду наблюдающие элементы. Надо помнить, что престиж власти умаляется, если она находит часто заговоры против себя. В этом заключены признание бессилия или, что еще хуже, неправота. Вам известно, что мы разбили престиж царствующих гоев частыми покушениями на их жизнь через наших агентов, слепых баранов нашего стада, которых легко несколькими либеральными фразами двинуть на преступления, лишь бы они имели политическую окраску. Мы вынудим правителей признать свое бессилие в объявлении открытых мер охраны и этим путем погубим престиж власти.

Охрана иудейского царя. Наш правитель будет охраняться только самой неприметной стражей, потому что мы не допустим и мысли, чтобы против него могла существовать такая крамола, с которой он не в силах бороться и вынужден от нее прятаться. Если мы допустили бы эту мысль, как это делали и делают гои, то тем самым мы подписали бы приговор если не ему самому, то его династии в недалеком будущем. По строго соблюдаемой внешности наш правитель будет пользоваться своей властью только для пользы народа, но отнюдь не для своих или династических выгод. Поэтому при соблюдении этого декорума его власть будет уважаться и охраняться его подданными, ее будут боготворить в сознании, что с ней связано благополучие каждого гражданина государства, ибо от нее будет зависеть порядок общественного строя. Охранять царя открыто – значит признавать слабость организации его силы. Наш правитель всегда будет в народе окружен как бы толпой любопытных мужчин и женщин, которые займут первые ряды около него по виду случайно, а сдерживать будут ряды остальных из уважения якобы к порядку. Это посеет пример сдержанности и в других. Если в народе окажется проситель, старающийся подать прошение, пробираясь через ряды, то первые ряды должны принять это прошение и на глазах просителя передать его правителю, чтобы все знали, что подаваемое доходит по назначению, что, следовательно, существует контроль самого правителя. Ореол власти требует для своего существования, чтобы народ мог сказать: «Когда бы знал об этом царь» или «Царь об этом узнает».

Мистический престиж власти. С учреждением официальной охраны исчезает мистический престиж власти: при наличии известной смелости каждый считает себя хозяином над ней; крамольник сознает свою силу и при случае караулит момент для покушения на власть… Для гоев мы проповедовали иное, но зато же можем и видеть пример, до чего их довели меры открытой охраны.

Арест по первому подозрению. У нас преступники будут арестованы при первом более или менее обоснованном подозрении: нельзя из боязни могущей произойти ошибки предоставить возможность побега подозреваемых в политическом поступке или преступлении, в котором мы будем поистине беспощадны. Если еще можно с известной натяжкой допустить рассмотрение побудительных причин в простых преступлениях, то нет извинения для лиц, занимающихся вопросами, в которых никто, кроме правительства, понять ничего не может. Да и не все те правительства понимают истинную политику.


Протокол № 19

Если мы не допустим самостоятельного занятия политикой, но, напротив, будем поощрять всякие доклады или петиции с предложениями на усмотрение правительства всяких проектов для улучшения народного быта, это нам откроет недостатки или же фантазии наших подданных, на которые мы будем отвечать или исполнением, или толковым опровержением, которое доказало бы близорукость рассуждающего.

Крамола. Крамольничество есть не что иное, как лай моськи на слона. Для правительства, хорошо организованного не с полицейской, а с общественной стороны, моська лает на слона, не сознавая его силы и значения. Стоит только на добром примере показать значение того и другого, как моськи перестанут лаять, а станут вилять хвостами, как только завидят слона.

Подсудность политических преступлений. Чтобы снять престиж доблести с политического преступления, мы посадим его на скамью подсудимых наряду с воровством, убийством и всяким отвратительным и грязным преступлением. Тогда общественное мнение сольет в своем представлении этот разряд преступлений с позором всякого другого и заклеймит его одинаковым презрением.

Реклама политических преступлений. Мы старались и, надеюсь, достигли того, что все гои не постигли такого способа борьбы с крамолой. Для этого через прессу и в речах, косвенно в умно составленных учебниках истории мы рекламировали мученичество, якобы принятое крамольниками на себя за идею общего блага. Эта реклама увеличила контингент либералов и поставила тысячи гоев в ряды нашего живого инвентаря.


Протокол № 20

Финансовая программа. Сегодня мы коснемся финансовой программы, которую я отложил на конец своего доклада, как труднейший завершительный и решительный пункт наших планов. Приступая к ней, я напоминаю, что говорил раньше намеком, что итог наших действий разрешен вопросом цифр. Когда мы воцаримся, наше самодержавное правительство будет избегать ради принципа самосохранения чувствительно обременять народные массы налогами, не забывая своей роли отца и покровителя. Но так как государственная организация стоит дорого, то все же необходимо получать нужные для этого средства. Поэтому надо выработать особенно тщательно вопрос в этом предмете.

Прогрессивный налог. Наше правление, в котором царь будет иметь легальную фикцию принадлежности ему всего, что находится в его государстве (что легко привести на дело), может прибегнуть к законному изъятию всяких сумм для регулирования их обращения в государстве. Из этого следует, что покрытие расходов лучше всего производить из прогрессивного налога на собственность. Таким образом, подати будут уплачиваться без стеснения или разорения в соразмерном проценте владения. Богатые должны сознать, что их обязанность предоставлять часть своих излишков в общегосударственное пользование, так как государство им гарантирует безопасность владения остальным имуществом и право честной наживы, говорю честной, потому что контроль над имуществом устранит грабежи на законном основании. Эта социальная реформа должна идти сверху, ибо ей наступает время – она необходима как залог мира. Налог на бедняка есть семя революции и служит к ущербу для государства, теряющего крупное в погоне за мелочью. Независимо от этого, налог с капиталистов уменьшит рост богатства в частных руках, в которые мы ныне их стянули для противовеса правительственной силе гоев – государственным финансам.

Налог, увеличивающийся в процентном отношении к капиталу, даст много больший доход, чем нынешний поголовный или цензовый, который для нас теперь полезен только для возбуждения волнений среди гоев. Сила, на которую наш царь будет опираться, состоит в равновесии и гарантии мира, ради которых необходимо, чтобы капиталисты поступились долей своих доходов ради безопасности действия государственной машины. Государственные нужды должны оплачивать те, которым это не в тягость и с которых есть что взять. Такая мера уничтожит ненависть бедняка к богачу, в котором он увидит нужную финансовую поддержку для государства, увидит в нем устроителя мира и благоденствия, так как он будет видеть, что им уплачиваются для их достижения нужные средства.

Чтобы интеллигенты-плательщики не слишком горевали о новых платежах, им будут в назначении этих платежей давать подробные отчеты, за исключением, конечно, таких сумм, которые будут распределены на нужды трона и административных учреждений. Царствующий не будет иметь своего имущества, раз все, что в государстве, представляет его достояние, а то одно противоречило бы другому: факт собственных средств уничтожил бы право собственности на всеобщее владение. Родственники царствующего, кроме его наследников, которые также содержатся на средства государства, должны становиться в ряды государственных служащих или трудиться для того, чтобы получить право собственности: привилегия царской крови не должна служить для хищения казны.

Марочный прогрессивный сбор. Купля, получение денег или наследства будут оплачиваться марочным прогрессивным сбором. Незаявленная этим сбором непременно именная передача собственности, денежной или другой, возложит на прежнего владельца платеж налога за время от передачи этих сумм до обнаружения уклонения о передаче. Передаточные расписки должны еженедельно представляться в местное казначейство с обозначением имени, фамилии и постоянного места жительства бывшего и нового владельца имущества. Эта именная передача должна начинаться с определенной суммы, превышающей обыкновенные расходы по купле и продаже необходимого, которые будут оплачиваться лишь марочным сбором определенного процента с единицы. Рассчитывайте, во сколько раз такие налоги покроют доходы гоевских государств.

Фондовая касса. Фондовая касса государства должна будет содержать определенный комплект запасных сумм, а все то, что будет собрано сверх этого комплекта, должно будет возвращаться в обращение. На эти суммы будут устраиваться общественные работы. Инициатива таких работ, исходящая из государственных источников, крепко привяжет рабочий класс к государственным интересам и к царствующим. Из этих же сумм часть будет выделена на премии изобретательности и производства. Отнюдь не следует из сверх определенных и широко рассчитанных сумм задерживать хотя бы единицу в государственных кассах, ибо деньги существуют для обращения и всякий их застой губительно отзывается на ходе государственного механизма, для которого они служат смазывающим средством: застой может остановить правильный ход этого механизма.

Бумаги и застой денежного обращения. Замена части обменного знака процентными бумагами произвела именно такой застой. Последствия этого обстоятельства теперь уже достаточно заметны.

Отчетность. Отчетный двор также будет нами установлен, и в нем правитель во всякое время найдет полный отчет государственных приходов и расходов, за исключением текущего, еще не составленного месячного отчета и предыдущего, еще не доставленного. Единственное лицо, которое собственник их, – правитель. Вот почему его контроль устранит возможность утраты или растраты.

Отмена представительства. Отнимающее драгоценное время у правителя представительство в приемах ради этикета будет упразднено для того, чтобы правитель имел время на контроль и соображения. Тогда его мощь не будет уже раздроблена на временщиков, окружающих для блеска и пышности престол и заинтересованных только в своих, а не в общегосударственных интересах.

Застой капиталов. Экономические кризисы были нами произведены для гоев не чем иным, как извлечением денег из обращения. Громадные капиталы застаивались, извлекая деньги из государств, которые к ним же и были вынуждены обратиться за займами, Эти займы отяготили финансы государств платежами процентов и закрепостили их названным капиталам. Концентрация промышленности в руках капиталистов из рук кустарей высосала все народные соки, а с ними и государственные.

Денежный выпуск. Нынешний выпуск денег вообще не соответствует поголовной потребности, а потому не может удовлетворить всем рабочим нуждам. Выпуск денег должен согласоваться с приростом населения, причем необходимо считать и детей как их потребителей со дня рождения. Пересмотр выпуска – вот существенный вопрос для всего мира.

Золотая валюта. Вы знаете, что золотая валюта была гибелью для принявших ее государств, ибо она не могла удовлетворить потребления денег, тем более что мы изъяли из обращения золото, сколь возможно.

Валюта стоимости рабочей силы. У нас должна быть введена валюта стоимости рабочей силы, будь она бумажная или деревянная. Мы произведем выпуск денег по нормальным потребностям каждого подданного, прибавляя его количество с каждым родившимся человеком, убавляя с каждым умершим. Расчетами будет заведовать каждый департамент, каждый округ.

Бюджет. Чтобы не было задержек в выдаче денег на государственные нужды, суммы и срок их выдачи будут определяться указом правителя: этим устранится протекторат министерства над одними учреждениями в ущерб другим. Бюджеты доходов и расходов будут вестись рядом, чтобы они не затемняли друг друга.

Проектированные нами реформы гоевских финансовых учреждений и принципов мы облечем в такие формы, что они никого не встревожат. Мы укажем на необходимость реформ вследствие того беспорядочного сумбура, до которого дошли финансовые беспорядки у гоев. Первый непорядок, укажем мы, состоит в том, что у них начинают с назначения простого бюджета, дотягивают до половины года, затем требуют поправочный бюджет, который рассчитывают через три месяца, после чего просят дополнительный бюджет, и все это оканчивается ликвидационным бюджетом. А так как бюджет следующего года назначается согласно сумме общего подсчета, то ежегодный отход от нормы простирается до 50%, отчего годовой бюджет утраивается через десять лет. Благодаря таким приемам, допущенным беспечностью гоевских государств, опустели их кассы. Наступивший затем период займов добрал остатки и привел все государства гоев к банкротству. Вы отлично понимаете, что такое хозяйство, внушенное нами гоям, не может быть вводимо нами.

Государственные займы. Всякий заем доказывает государственную немощь и непонимание государственных прав. Займы как дамоклов меч висят над головой правителей, которые, вместо того чтобы брать у своих подданных временным налогом, идут с протянутой рукой просить милостыню у наших банкиров. Внешние займы суть пиявки, которых никак нельзя отнять от государственного тела, пока они сами не отпадут или государство само их не сбросит. Но гоевские государства не отрывают их, а все продолжают их присаживать к себе, так что они неизбежно должны погибнуть, истекая от добровольного кровопускания. В сущности, что же иное представляет собой заем, да еще внешний? Заем – это выпуск правительственных векселей, содержащих обязательство соразмерно сумме занятого капитала. Если заем оплачивается 5%, то через двадцать лет государство напрасно выплачивает процентную сумму, равную взятому займу, в сорок лет оно выплачивает двойную сумму, в шестьдесят – тройную, а долг остается все таким же.

Из этого расчета очевидно, что при поголовной форме налога государство черпает последние гроши бедняков – плательщиков податей, чтобы расплачиваться с иностранными богачами, у которых оно взяло деньги взаймы, вместо того чтобы собрать те гроши на свои нужды без процентных приплат. Пока займы были внутренние, той перемещали только деньги из кармана бедняка в карманы богачей, но когда мы подкупили кого следовало, чтобы перевести займы на внешнюю почву, то все государственные богатства потекли в наши кассы и все гои стали нам платить дань подданства. Если легкомыслие царствующих гоев в отношении государственных дел и продажность министров или непонимание в финансовых вопросах правящих лиц задолжали свои страны нашим кассам неоплатными долгами, то надо знать, сколько нам это стоило труда и денег.

Однопроцентная серия. Застой денег нами допущен не будет, а потому не будет государственных процентных бумаг, кроме однопроцентной серии, чтобы платежи процентов не отдавали государственной мощи на высасывание пиявкам. Право выпуска процентных бумаг будет исключительно предоставлено промышленным компаниям, которым нетрудно будет оплачивать проценты с прибылей, которых государство не вырабатывает на занятые деньги, подобно этим компаниям, ибо оно занимает на траты, а не на операции.

Промышленные бумаги. Промышленные бумаги будут покупаться и правительством, которое из нынешнего плательщика дани по займам превратится в заимодавца из расчета. Такая мера прекратит застой денег, тунеядство и лень, которые нам были полезны у самостоятельных гоев, но нежелательны в нашем правлении. Как ясно недомыслие чисто животных мозгов гоев, выразившееся в том, что, когда они брали взаймы у нас под платежи процентов, они не думали, что все равно те же деньги, да еще с приплатой процентов, им придется черпать из своих государственных карманов для расплаты с нами, что было проще прямо взять нужные деньги у своих. Это же доказывает гениальность нашего избранного ума в том, что мы сумели им так представить дело займов, что они в них усмотрели даже для себя выгоду.

Наши расчеты, которые мы представим, когда придет время под освещением вековых опытов, проделанных нами над гоевскими государствами, будут отличаться ясностью и определенностью и воочию покажут всем пользу наших нововведений. Они положат конец тем злоупотреблениям, благодаря которым мы овладели гоями, но которые не могут быть допущены в нашем царстве. Мы так обставим расчетную систему, что ни правитель, ни мельчайший чиновник не будут в состоянии вывести малейшей суммы незаметно от ее назначения или направить ее по другому направлению, кроме того, которое будет значиться раз в определенном плане действий. Без определенного же плана управлять нельзя. Шествуя по определенной дороге и с неопределенным запасом, погибают в пути герои и богатыри.

Правители гоев. Временщики, масонские агенты. Гоевские правители, которых мы когда-то отвлекли от государственных занятий представительными приемами, этикетами, увеселениями, были лишь ширмами нашего правления. Отчеты временщиков, их замещающих на поприще дел, составлялись для них нашими агентами и каждый раз удовлетворяли недальновидные умы обещаниями, что в будущем предвидятся сбережения и улучшения… С чего бы сбережения? С новых налогов?.. Могли спросить и не спросили читающие наши отчеты, проекты… Вы знаете, до чего их довела такая беспечность, до какого финансового расстройства они дошли, несмотря на удивительное трудолюбие их народов.


Протокол № 21

Внутренние займы. К доложенному вам на прошлом собрании прибавлю еще подробное объяснение о внутренних займах. О внешнем же я говорить более не буду, потому что они нас питали национальными деньгами гоев, для нашего же государства не будет иностранцев, т. е. чего-либо внешнего. Мы пользовались продажностью администраторов и нерадивостью правителей, чтобы получить двойные, тройные и большие суммы, ссужая гоевскнм правительствам вовсе не нужные государствам деньги. Кто же мог делать это по отношению к нам? Поэтому буду излагать подробности только одних внутренних займов. Объявляя о заключении такого займа, государства открывают подписку на свои векселя, т. е. на процентные бумаги. Для того чтобы они были доступны для всех, им назначают первых подписчиков. При этом делается скидка для первых подписчиков. На другой день искусственно подымаются цены на них якобы потому, что все бросаются их раскупать. Через несколько дней кассы казначейства будут переполнены и денег девать некуда (зачем же их брать). Подписка якобы превышает во много раз выпуск займа – в этом весь эффект: вот-де, какое доверие к векселям правительства.

Пассив и налоги. Но когда комедия сыграна, то возникает факт образования пассива, и при том весьма тяжелого. Для уплаты процентов приходится прибегать к новым займам, не поглощающим, а лишь увеличивающим капитальный долг. Когда же кредит истощен, приходится новыми налогами покрывать не заем, а только проценты по нему. Эти налоги – пассив, употребляемый на покрытие пассива.

Конверсии. Далее наступает время конверсии, но они уменьшают платеж процентов, а не покрытие долгов, кроме того, они не могут быть сделаны без согласия заимодавцев: при объявлении о конверсии предлагается возврат денег тем, кто не согласен конвертировать свои бумаги. Если бы все выразили свое согласие и потребовали свои деньги назад, то правительства были бы пойманы на собственную удочку и оказались не в состоянии уплатить предложенные деньги. По счастью, несведущие в финансовых делах подданные гоевских правительств всегда предпочитали потери на курсе и уменьшение процентов риску новых помещений денег, чем дали этим правительствам сбросить с себя не раз пассив в несколько миллионов. Теперь, при внешних долгах, таких штук выкинуть гои уже не могут, зная, что мы потребуем все деньги назад.

Банкротства. Таким образом, признанное банкротство лучше всего служит средством для потери связи между интересами народов и их правлений.

Сберегательные кассы и ренты. Обращаю ваше сугубое внимание на это обстоятельство и на следующее: ныне все внутренние займы были консолидированы так называемыми летучими долгами, т. е. такими, сроки уплаты по которым более или менее близки. Долги эти состоят из денег, положенных в сберегательные и запасные кассы. Находясь долгое время в распоряжении правительства, эти фонды улетучиваются для уплаты процентов по заграничным займам, а вместо них положены на равную сумму вклады ренты. Вот эти-то последние и покрывают все прорухи в государственных кассах гоев.

Таксирование промышленных ценностей. Мы заменим биржи грандиозными казенными кредитными учреждениями, назначение которых будет состоять в таксировании промышленных ценностей согласно правительственным соображениям. Эти учреждения будут в состоянии выбросить на рынок на пятьсот миллионов промышленных бумаг в один день или скупить на столько же. Таким образом все промышленные предприятия станут в зависимость от нас. Вы можете себе представить, какую мощь мы составим через это.

Уничтожение фондовых бирж. Когда мы взойдем на престол мира, то все финансовые извороты, как не соответствующие нашим интересам, будут уничтожены бесследно, как будут уничтожены и все фондовые биржи, так как мы не допустим колебать престиж нашей власти колебанием цен на наши ценности, которые мы объявим законом по цене полной их стоимости, без возможности повышения или понижения. (Повышение дает понижение, с чего мы и начали в отношении ценностей гоев.)


Загадка Сионских протоколов

Смысл и направления Протоколов Сионских мудрецов во многих отношениях соответствуют учению и мировоззрению мирового еврейства… Линия поведения соответствующего направления имеется в руководящих кругах мирового еврейства и что, как собственно показала русская революция, действия и устремления еврейства часто вполне соответствуют содержанию так называемых Протоколов Сионских мудрецов.

Митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий)


Протокол № 22

Тайна грядущего. Во всем, что мною до сих пор было доложено вам, я старался тщательно обрисовать тайну происходящего, бывшего и текущего, стремящегося в поток великих, грядущих уже в близком будущем событий, тайну законов наших отношений к гоям и финансовых операций. На эту тему мне остается еще не много добавить. В наших руках величайшая современная сила – золото, в нужную минуту мы можем достать его из наших хранилищ, в каком угодно количестве.

Многовековое зло как основание будущего блага. Неужели вам еще доказывать, что наше правление предназначено от Бога… Неужели таким богатством мы не докажем, что все то зло, которое столько веков мы были вынуждены творить, в конце концов послужило к истинному благу, приведению всего к порядку… Хотя и через некоторое насилие, но он все же будет установлен. Мы сумеем доказать, что мы благодетели, вернувшие растерзанной земле добро и свободу личности, которой мы дадим пользоваться покоем, миром, достоинством отношений при условии, конечно, соблюдения установленных нами законов. Мы выясним при этом, что свобода не состоит в распущенности и в праве на разнузданность, как равно достоинства и силы человека не состоят в праве каждому провозглашать разрушительные принципы, вроде свободы совести, равенства и им подобным, что свобода личности отнюдь не состоит в праве волновать себя и других, безобразничая ораторством в беспорядочных скопищах, а истинная свобода состоит в неприкосновенности личности, честно и точно соблюдающей все законы общежития, что человеческое достоинство заключено в сознании своих прав и вместе бесправия, а не в одном только фантазировании на тему своего Я.

Ореол власти и мистическое ей поклонение. Наша власть будет славной, потому что она будет могущественна, будет править и руководить, а не плестись за лидерами и ораторами, выкрикивающими безумные слова, которые они называют великими принципами и которые не что иное, говоря по совести, как утопия… Наша власть будет вершителем порядка, в котором и заключается все счастье людей. Ореол этой власти внушит мистическое поклонение ей и благоговение перед ней народов. Истинная сила не поступается никаким правом, даже Божественным: никто не смеет приступить к ней, чтобы отнять у нее хотя бы пядь ее мощи.


Протокол № 23

Сокращение производства предметов роскоши. Чтобы народы приучились к послушанию, надо приучить их к скромности, а потому сократить промышленное производство предметов роскоши. Этим мы улучшим нравы, деморализованные соревнованием на почве роскоши.

Кустарное производство. Мы восстановим кустарное производство, которое подорвет частные капиталы фабрикантов. Это необходимо еще и потому, что частные фабриканты часто двигают, хотя и не всегда сознательно, мыслями масс против правительства.

Безработица – самая опасная вещь для правительства. Для нас ее роль будет сыграна, как только власть перейдет в наши руки.

Запрещение пьянства. Пьянство будет тоже запрещено законом и наказуемо, как преступление против человечности людей, превращающихся в животных под влиянием алкоголя. Подданные, повторяю еще раз, повинуются слепо только сильной, вполне независимой от них руке, в которой они чувствуют меч на защиту и поддержку против ударов социальных бичей… На что им нужна ангельская душа в царе, им надо видеть в нем олицетворение силы и мощи.

Убийство старого общества и воскрешение его в новом виде. Владыка, который сменит ныне существующие правления, влачащие свое существование среди деморализованных нами обществ, отрекающихся даже от Божеской власти, из среды которых выступает со всех сторон огонь анархии, прежде всего должен приступить к заливанию этого всепожирающего пламени. Поэтому он обязан убить такие общества, хотя бы залив их собственной кровью, чтобы их воскресить в лице правильно организованного войска, борющегося сознательно со всякой заразой, могущей изъязвить государственное тело.

Избранник Божий. Этот избранник Божий назначен свыше, чтобы сломить безумные силы, движимые инстинктом, а не разумом, животностью, а не человечностью. Эти силы теперь торжествуют в проявлениях грабительства и всякого насилия под личиною принципов свободы и права. Они разрушили все социальные порядки, чтобы на них воздвигнуть трон царя иудейского, но их роль будет окончена в момент воцарения его. Тогда их надо будет смести с его пути, на котором не должно лежать ни сучка, ни задоринки. Тогда-то нам можно будет сказать народам: благодарите Бога и преклонитесь перед носящим на лице своем печать предопределения людей, к которому сам Бог вел его звезду, чтобы никто иной, кроме него, не мог освободить вас от вышеуказанных сил и зол.


Протокол № 24

Укрепление корней царя Давида. Теперь перейду к способу укрепления династических корней царя Давида до последних слоев Земли. Это укрепление будет прежде всего заключаться в том, в чем до сего дня заключалась сила сохранения за нашими мудрецами ведения всех мировых дел, направления воспитания мысли всего человечества…

Подготовка царя. Несколько членов из семени Давида будут готовить царей и их наследников, выбирая их не по наследственному праву, а по выдающимся способностям, посвящая их в сокровенные тайны политики, в планы управления, с тем, однако, чтобы никто не ведал этих тайн. Цель такого образа действий – та, чтобы все знали, что правление не может быть поручено непосвященным в тайники его искусств. Только этим лицам будет преподано практическое применение названных планов через сравнение многовековых опытов, все наблюдения над экономическими ходами и социальными науками – словом, весь дух законов, непоколебимо установленных самой природой для установления человеческих отношений.

Устранение прямых наследников. Прямые наследники часто будут устраняемы от восшествия на престол, если в учебное время выкажут легкомыслие, мягкость и другие свойства губителей власти, которые делают неспособными к управлению, а сами по себе вредны для царского назначения. Только безусловно способные к твердому, хотя бы до жестокости, неукоснительному правлению получат его бразды от наших мудрецов. В случае заболевания упадком воли или иным видом неспособности, цари должны будут передать бразды правления в новые способные руки. Царские планы действий текущего момента, а тем более будущего будут неведомы даже тем, которых назовут ближними советниками.

Царь и трое его посвятивших. Царь – судьба. Только царь да посвятившие его трое будут знать грядущее. В лице царя, владеющего с непоколебимой волей собой и человечеством, все узрят как бы судьбу с ее неведомыми путями. Никто не будет ведать, чего царь желает достигнуть своими распоряжениями, а потому никто и не посмеет стать поперек неведомого пути. Понятно, нужно, чтобы умственный резервуар царей соответствовал вмещаемому в нем плану управления. Вот почему он будет восходить на престол не иначе, как по испытании своего ума названными мудрецами. Чтобы народ знал и любил своего царя, необходимо, чтобы он беседовал на площадях со своим народом. Это производит нужное скрепление двух сил, ныне отделенных нами террором друг от друга.

Этот террор необходим был нам до времени для того, чтобы в отдельности обе эти силы подпали под наше влияние.

Безупречность внешней нравственности царя иудейского. Царь иудейский не должен находиться под властью своих страстей, особенно сладострастия: ни одной стороной своего характера он не должен давать животным инстинктам власти над своим умом… Сладострастие хуже всего расстраивает умственные способности и ясность взглядов, отвлекая мысли на худшую и наиболее животную сторону человеческой деятельности.

Опора человечества в лице всемирного владыки от святого семени Давида должна приносить в жертву своему народу все личные влечения.

Владыка наш должен быть примерно безупречен.


Глава 14

Время появления Сионских протоколов. – Свидетельства очевидцев. Из кругов Папюса. – Показания русских эмигрантов. – Сообщения сионистских делегатов С. К. Ефрона и А. Носсига.

В масонской книге «Священная кровь и священный Грааль»,[290] вышедшей в Лондоне в 1982 году, приводятся сведения о том, что текст протоколов видели в 1884 году во Франции «в руках одного из членов масонской ложи, к которой принадлежал сам Папюс и великим магистром которой он стал». [291] Авторы на называют источник своей информации. Им, по-видимому, являются масонские предания. Вольные каменщики, вероятно, намеренно не указывают ни названия ложи, ни имя масона, в руках которого видели Сионские протоколы.

Французская исследовательница Сионских протоколов Лесли Фрай приводит свидетельства людей, живших в Одессе в 1890 году и видевших уже тогда этот документ.[292]

Оба вышеприведенные свидетельства весьма неопределенны, не открывают имен и конкретных обстоятельств и поэтому должны учитываться с большой осторожностью.

Более конкретные свидетельства о появлении протоколов мне удалось найти в архивах видных деятелей русского монархического движения Н. Ф. Степанова (Свиткова), графа И. С. Ланского и генерала А. Степанова, хранящихся в Свято-Троицком монастыре (Джорданвилль, США).

Все эти источники указывают, что появление Сионских протоколов в России, скорее всего, относится к середине 90-х годов, место появления – Чернский уезд Тульской губернии.

Места эти мне очень хорошо знакомы – в течение многих лет я жил там на даче возле Черни. Эпические русские просторы, холмы, балки, овраги, перелески, обмелевшие речушки подробнейшим образом описаны великим русским писателем И. С. Тургеневым, чье родовое имение Тургенево находилось тут же, рядом с Чернью. Многие из окрестных сел и деревень (Бежин Луг, Колотовка и др.) ранее принадлежали предкам Тургенева. В десяти верстах отсюда начиналась Орловская губерния. Многочисленные дворянские усадьбы одухотворяли эту землю, их хозяева находились в постоянном общении между собой, а некоторые – и в родственных отношениях.

Душой Чернского уезда в середине 90-х годов был Алексей Николаевич Сухотин (1848—1903), предводитель дворянства Чернского уезда (впоследствии ставропольский вице-губернатор), проживавший в эти годы в своей усадьбе Медведки (Медвежка) в двух верстах от Черни. Именно Сухотин стал первым читателем Сионских протоколов, привезенных из Франции некоей женщиной.

Сухотин передает Сионские протоколы своему другу, военному инженеру Филиппу Петровичу Степанову (1857—1932), начальнику участка Московско-Курской железной дороги, женатому на Надежде Ивановне Ридель.[293] Отец Ф.П. Степанова Петр Александрович (1805—1891) был заслуженным русским генералом, комендантом Царского Села, человеком, близким к Царской семье, имевшим широкий круг знакомств в высших сферах общества. [294] Служение России и Государю Петр Александрович ставил превыше всего, воспитывая в этом убеждении всех своих детей. Неудивительно, что именно его сын, Ф. П. Степанов, не побоялся взяться за распространение Сионских протоколов. Через его руки они разошлись по всей России. [295]

Ниже я привожу показания трех свидетелей, два из которых ранее никогда не публиковались.

Показание Филиппа Петровича Степанова, действительного статского советника, камергера Императорского Двора:

«В 1895 году мой сосед по имению Тульской губ. отставной майор Алексей Николаевич Сухотин передал мне рукописный экземпляр “Протоколов Сионских мудрецов”. Он мне сказал, что одна его знакомая дама (не назвал мне ее), проживавшая в Париже, нашла их у своего приятеля (кажется, из евреев) и перед тем, чтобы покинуть Париж, тайно от него перевела их, и привезла этот перевод в одном экземпляре в Россию, и передала этот экземпляр ему, Сухотину.

Я сначала отпечатал его в ста экземплярах на хектографе, но это издание оказалось трудно чтимым, и я решил напечатать его в какой-нибудь типографии, без указания времени, города и типографии; сделать это мне помог Аркадий Ипполитович Келлеповский, состоявший тогда чиновником особых поручений при В.К. Сергее Александровиче; он дал их напечатать Губернской Типографии; это было в 1897 году. С. А. Нилус перепечатал эти протоколы полностью в своем сочинении со своими комментариями.

Филипп Петрович Степанов, бывший прокурор Московской Синодальной Конторы, камергер, действ, статск. Советник, а во время этого издания Начальник участка службы пути (в г. Орле) Московско-Курской жел. дор.

Подпись руки члена колонии русских беженцев Старого и Нового Футога (Кор. С. X. С.) сим удостоверяю. Старый Футог 17 Апреля 1927 года.

Председатель Правления Колонии Князь Владимир Голицын»[296].

Показание князя Владимира Владимировича Голицына, бывшего предводителя дворянства Московского уезда, камер-юнкера Императорского Двора, женатого на дочери Ф. П. Степанова Вере Филипповне Степановой (по первому мужу Бодиско):

«В 1897 году одна дама, имя которой Алексей Николаевич Сухотин, помещик Тульской губ., уездный предводитель Чернского уезда, впоследствии Ставропольский вице-губернатор, никогда не хотел назвать, передала ему “Протоколы” в виде рукописи, явственно по стилю изложения являвшейся переводом с иностранного языка.

Эта рукопись состояла из отдельных листков. Дама получила эту рукопись за границей.

А. Н. Сухотин непосредственно передал эту рукопись для распространения своему большому другу инженеру Филиппу Петровичу Степанову, в то время начальнику Участка Московско-Курской ж. д., впоследствии начальнику Московского подъездного пути, а затем Камергера Высочайшего Двора, и Прокурору Московской Синодальной конторы и Почетному Опекуну Московского Присутствия Опекунского совета, скончавшемуся в Югославии, в Белграде, в 1932 году, 24 декабря.

Ф. П. Степанов в течение 1897-98 годов (точно неизвестно) при содействии своего друга чиновника особых поручений при Московском генерал-губернаторе В.К. Сергее Александровиче Аркадия Ипполитовича Келеповского (Келлеповского? – О.П.) (впоследствии Уфимского Губернатора), умершего в Югославии в 1922-24 гг., отпечатал эти протоколы в нескольких сотнях экземпляров “на правах рукописи” в типографии Московского Генерал-губернатора. Сама рукопись, как и склад этих брошюр, находились в квартире Ф. П. Степанова и раздавались среди знакомых.

Один из этих экземпляров был передан г. Степановым Сергею Александровичу Нилусу, помещику Орловской губ.

Сергей А. Нилус после обработки “Протоколов”, которые (зачеркнуто. – О.П.) грешили некоторым субъективным толкованием в смысле усиления впечатления_[297], издал их вместе со своим трудом “Великое в малом” в 1905 г.

Записано все это со слов князя Владимира Владимировича Голицына, Камер-юнкера Высочайшего Двора и уездного предводителя Московского уезда, женатого на дочери указанного выше Ф. П. Степанова, в г. Белграде 13 ноября 1934 г.

Записано графом Илларионом Сергеевичем Ланским, проживающим в г. Белграде.

Все изложенное свидетельствует, что в вопросе о появлении “Протоколов”, безусловно доставленных из тайного источника, приоткрывшего тайны еврейства, но из боязни мести пожелавшего остаться неизвестным, не может быть и речи об участии Охранного Отделения Императорской Российской полиции, т. к. все участники первого появления печатных “Протоколов” в России действовали исключительно по собственной инициативе, имея все данные для безусловной веры в подлинность основной рукописи “Протоколов”.

Примечание: сделанные записки составлены в присутствии дочери Ф. П. Степанова, которая лично видела первую рукопись “Протоколов” и знала лично всех участников напечатания первых “Протоколов”, начиная от А. Н. Сухотина и до С. А. Нилуса».[298]

Показание графа Иллариона Сергеевича Ланского, записанные им от третьего лица:

«В Югославии, в Бана-Лука, знакомая графа И. С. Ланского Маньковская сообщила ему, что ее кузина Лотина рассказывала ей в Футоге (Югославия) в присутствии графа Ламздорфа-Галагана, что в 1896-м (или 1897-м) она видела в имении Алексея Николаевича Сухотина “Медведки” Тульской губ., как сестра Сухотина, Варвара Николаевна, в беседке в саду переписывала рукопись Сионских протоколов, написанную зелеными чернилами».[299]

Кроме указанных выше, существуют еще несколько свидетельств, что Сионские протоколы зачитывались среди части делегатов первого сионистского съезда в Базеле в 1897 году, но не как документ, а как понравившийся некоторым из участников съезда памфлет, отражавший их мысли и чаяния. Об этом, в частности, в 1996 году мне рассказал древний монах Свято-Троицкого монастыря (Джорданвилль, США), ссылаясь на рассказ издателя Ефрона, услышанный им в 20-х годах. Подробнее об этом свидетельствует Анастасия Шатилова из Нью-Йорка. «Многим из нас, родившимся в Югославии, – пишет она, – было известно о Савелии Константиновиче Ефроне, об одном из издателей самой известной в России „Энциклопедии Брокгауза и Ефрона“. Он свидетельствовал, что лично участвовал в заседаниях в Базеле и что „Протоколы“ действительно являются запиской сионистов. Ужаснувшись подлости замыслов сионистов, С. К. Ефрон вышел из состава этой организации, принял Православие и жил благочестиво; умер в середине 20-х годов в сербском монастыре Петковицы в 75-летнем возрасте».[300]

На этот счет существует и еще одно свидетельство участника Базельского конгресса Альфреда Носсига (сионистского делегата от Берлина). В 1901 году он рассказал композитору Падеревскому о том, что в перерывах между 32-м и 33-м заседаниями Совета старейшин Т. Герцль зачитал отрывки из Сионских протоколов.

Глава 15

Французское происхождение Сионских протоколов. – Первоисточник – в масонских ложах. – Розенкрейцеры. – Мемфис-Мицраим. Сионская община.

Анализ текста Сионских протоколов позволяет сделать вывод, что они были составлены во Франции. Все основные реалии, факты, события и даже обороты речи свидетельствуют о том, что документ формировался во французской политической среде. Как справедливо отмечалось, «частые упоминания об аристократии, о католицизме, о либерализме, об образовании (о классическом образовании и пр.), о республиканском режиме и парламентаризме, о положении прессы, вполне совпадают с положением их во Франции и нисколько не похожи на положение их в России и Германии Кайзера. Более того, мне кажется, что автор незнаком с положением в Восточной Европе. Иначе он упомянул бы об упреках, обыкновенно делаемых евреям этих стран: там еврей бывает одновременно кабатчиком и ростовщиком и он убивает, как говорят, водкой и процентами».[301] Согласно протоколам, именно во Франции будет находиться центр, откуда иудейский царь и мировое правительство станут управлять человечеством. Формы же управления, хотя бы на первых этапах, тоже предлагались французские. «Государственный совет, – говорится в протоколе?11, – явится как поддерживатель власти правителя: он, как показная часть законодательного корпуса, будет как бы комитетом редакции законов и указов правителя.

Итак, вот программа новой готовящейся конституции. Мы будем творить закон, право и суд: 1) под видом предложений законодательному корпусу; 2) указами президента под видом общих установлении, постановлений сената и решений государственного совета, под видом министерских постановлений; 3) а в случае наступления удобного момента в форме государственного переворота».

Несмотря на то что в Сионских протоколах совершенно отчетливо прослеживаются иудейско-талмудические, расистские, человеконенавистнические принципы отношения к гоям, «неизбранным», документ этот по своей форме скорее масонский, чем чисто иудейский.

Иудейские вожди обязательно бы настаивали на установлении своих исторических форм правления и никогда не согласились бы организовать центр мирового правительства во Франции, а не в Эрец-Исраель, согласно мессианским ожиданиям иудеев.

В Сионских протоколах нет ни одной ссылки ни на Тору, ни на Талмуд или раввинскую литературу, ни разу не упоминаются ни Эрец-Исраель, ни Палестина, ни сионизм.

Тем не менее чисто иудейская идеология и образ мысли в Сионских протоколах прослеживаются всюду.

Протокол №11: «Бог даровал нам, своему избранному народу, рассеяние, и в этой кажущейся для всех слабости нашей и сказалась вся наша сила, которая теперь привела нас к порогу всемирного владычества».

Протокол №14: «Когда мы воцаримся, нам нежелательно будет существование другой религии, кроме нашей о едином боге, с которым наша судьба связана нашим избранничеством и которым наша судьба объединена с судьбами мира <…> Никто никогда не станет обсуждать нашу веру с ее истинной точки зрения, так как ее никто основательно не узнает, кроме наших, которые никогда не посмеют выдать ее тайны».

Последняя фраза, по-видимому, объясняет, почему в протоколах не обсуждаются вопросы иудейской веры и талмудические понятия.

Ограниченное использование чисто иудейских терминов, имен и названий при изложении коренных иудейских задач свидетельствует о том, что составители Сионских протоколов рассматривали его как переходный документ, предназначенный для ознакомления преимущественно в масонских ложах. Не раскрывая всех религиозных задач и тайных замыслов иудейских вождей, Сионские протоколы служат популяризацией идей завоевания мирового господства среди духовных союзников иудаизма, т. е. масонов.

Можно с достаточной степенью уверенности говорить о том, что Сионские протоколы созданы во французских масонских ложах.

Работая в течение нескольких лет в Особом Архиве СССР, в котором находилась часть документов масонских орденов Франции, вывезенных Советской Армией в качестве трофея в 1945 году из Германии (туда их переместил Гитлер), я пытался, в частности, найти какое-либо упоминание о Сионских протоколах. Просмотр значительной части документов Великого Востока Франции и Великой ложи не принес мне никаких новых сведений. По-видимому, ни сам Великий Восток Франции, ни Великая ложа Франции не были непосредственно связаны с созданием Сионских протоколов.

Однако, кроме уже названных масонских организаций, большую роль во Франции того времени играли розенкрейцеры и орден Мемфис-Мицраим.

Последний, по сведениям масонского историка Г. Шустера, был перенесен во Францию в начале XIX века иудейским купцом Михаилом Бедаридом и здесь им совместно с братьями Марком и Иосифом преобразован и расширен. В основу идеологии ордена положена смесь иудаизма и язычества, и в частности предания о Мицраиме, сыне Хама, который пришел в Египет, завладел им и дал ему свое имя (Мицраим еврейское название Египта). Мицраим создает тайное мистическое учение, в основу которого легло поклонение Осирису, Изиде и другим языческим богам. Политическая доктрина ордена строилась на началах организации структур тайной власти с целью установления господства «избранных». Система ордена Мицраим состояла из четырех серий: символической, философской, мистической и герметико-каббалистической. Система членства и управления орденом была очень сложной. Серии разделялись на 17 классов и 90 разрядов. Члены 87-90-го разрядов управляли тремя первыми сериями, доходящими до 77-го разряда. Владыка-принц 78-го разряда руководил четвертой серией, 90-й разряд принадлежал некоему неизвестному верховному владыке.[302]

С самого начала руководство ордена было связано с революционным движением, и в частности с итальянскими карбонариями. Великими магистрами ордена поочередно являлись Мадзини, Гарибальди и Теодор Ройс.

Подобно А. Вейсгаупту и баварским иллюминатам, орден Мицраим претендовал на руководство всем масонским движением.

В 1843 году за связь с революционным движением орден был закрыт полицией, но во время революции 1848 года снова возродился в Париже. В новом виде его члены распределялись по 90 «разрядам знаний», разделенным поровну на три серии. В высшем, эзотерическом, разряде практиковалось занятие с Талмудом и каббалой.

В 1851 году французские власти снова намеревались закрыть орден. Поэтому его руководители переносят орден в Лондон. Оттуда Мицраим распространяется на Бельгию, Италию, Испанию, Румынию, Швейцарию, США, Австралию и Германию, приобретая всемирный размах.[303] В 1875 году Мицраим объединился с родственной ему организацией Мемфис, получив, таким образом, двойное название.

Деятельность Мемфис-Мицраим была связана с личностью одного из главных масонов XIX века – Папюса (1865—1916). Начав с членства в Теософской ассоциации в 1887 году, Папюс в скором времени создает свой «Каббалистический орден Розы и Креста». В 1891 году он становится великим магистром Ордена мартинистов, а в 1895-м – членом ордена Золотой Зари. Позже Папюс получает степень великого магистра Храма восточных тамплиеров системы Мемфис-Мицраим во Франции.[304]

По-видимому, именно Мемфис-Мицраим имели в виду масонские авторы книги «Священная загадка», когда утверждали, что Сионские протоколы еще в 1884 году видели «в руках одного из членов масонской ложи, к которой принадлежал и сам Папюс и великим магистром которой он стал». Не называя прямо имя ложи, масонские авторы недвусмысленно подсказывают, что в этой же самой ложе в первый раз было провозглашено предание об Ормузе, легендарном египетском мудреце, основателе ордена Розы и Креста.[305]

Осведомленные в масонских знаниях, авторы «Священной загадки» полагают, что первоисточником Сионских протоколов является идеология так называемой Сионской общины, которая была основана в 1099 году в Палестине, на холме Сион, королем Готфридом Бульонским, руководителем сатанинского Ордена тамплиеров, ритуалы которого включали поклонение Бафомету. В 1188 году Сионская община отделилась от ордена тамплиеров и стала существовать самостоятельно, тем самым сохранив себя от разгрома, которому подверглись тамплиеры в начале XIV века. Дальнейшая деятельность общества осуществлялась в абсолютной тайне. В число тайных членов Сионской общины входили Боттичелли, Леонардо да Винчи, Ньютон, Кокто, Гюго.

Как пишут авторы «Священной загадки», «по всей видимости, Сион мечтает объединить Церковь и Государство, собрать воедино духовное и временное, священное и невежественное, религию и политику. В соответствии с меровингской традицией, согласно Сионской общине, новый царь будет „царствовать, но не править“; он будет действительно Монархом, имеющим в основном символические и представительские функции, а политическое управление в узком смысле будет доверено другим.

Так, в XIX в. община… попыталась создать новую Священную Римскую империю, нечто вроде Соединенных Штатов Европы, теократическое государство, управляемое одновременно Габсбургами и радикально реформированной Церковью. Первая мировая война и крах великих европейских династий провалили этот план…

Не стоит уточнять, что эти цели, конечно, могут подвергнуться серьезным спекуляциям. Но, как бы то ни было, речь могла бы идти о транс– и панъевропейской конфедерации, нечто вроде современной империи, управляемой династией, происходящей от Иисуса, облеченной временной властью… Эта династия будет царствовать над королевствами и княжествами, объединенными между собой союзами, образующими подобие конфедерации, но не увлекаясь злоупотреблениями, неотделимыми от такой системы. Ассамблея, выбираемая народом, возьмет на себя действенное управление, как европейский парламент, обладающий законодательной и исполнительной властью».[306]

Анализируя Сионские протоколы и связывая их с Сионской общиной, авторы «Священной загадки» делают следующие выводы.

1. Существует оригинальный текст, который лег в основу официальной версии «Протоколов». Этот текст не апокрифический, но совершенно подлинный. Он не раскрывает ни еврейскую мысль, ни «международный еврейский заговор, но скорее масонскую организацию или подобное ей тайное общество, включающее в свое название слово «Сион».

2. Оригинальный текст, на котором основана официальная версия «Протоколов», в своем выражении не является ни насильственным, ни провокационным. Это программа, в которой упоминается о более обширной власти, экспансии франкмасонства, предполагающей установление общественного, политического и экономического контроля. Эта программа может также прилагаться как к тайным обществам эпохи Возрождения, так и к Обществу Святой Евхаристии или же организациям Андреа или Нодье.

3. Оригинальный текст, на котором основывается официальная версия «Протоколов», попал в руки Сергея Нилуса <…>

4. Официальная версия «Протоколов Сионских мудрецов», не будучи совершенно апокрифичной, скорее всего… является переделанным текстом. Но за этими изменениями, как на палимпсесте или в некоторых отрывках Библии, можно найти следы оригинального текста. Ссылки на некоего царя, на папу, на международную Церковь или на Сион, вероятно, не слишком пригодились Нилусу – следовательно, он не сам их придумал, но раз они там были, а он был настолько несведущ, то у него не было никаких причин их уничтожить. Короче, если эти следы ничего не значили в еврейском контексте, то они возвращают себе смысл в контексте тайных обществ.[307]

Однако это только одна из нескольких версий происхождения Сионских протоколов, с которыми нам придется познакомиться.

Глава 16

Масонский «Диалог» М. Жоли. – Близость к Ордену розенкрейцеров. – Текстуальное совпадение некоторых страниц Сионских протоколов и «Диалога». – Использование общего первоисточника. Трагическая смерть Жоли.

Тупиковый характер исследованию Сионских протоколов придают попытки рассматривать их как подлинный документ какого-то совещания, съезда или конгресса.

Текстологический анализ протоколов позволяет сделать вывод, что если они даже в своей основе и являлись когда-то официальными документами, то потом были сильно переработаны, беллетризированы, снабжены многочисленными вставками и дополнениями. Об этом свидетельствовали итоги сравнения Сионских протоколов с другими подобными документами, приводимыми в предыдущих главах, а особенно с интересным масонским документом «Диалог в аду между Макиавелли и Монтескье».[308]

Малоизвестный французский адвокат еврейского происхождения Морис (Моисей) Жоли (Иоэль)[309] – составил его в форме памфлета против императора Наполеона III. «Диалог» изобиловал грубыми оскорблениями в адрес главы государства, за что его составитель получил 15 месяцев тюрьмы. О книге Жоли, наверное, никогда бы никто не вспомнил, если бы впоследствии не выяснилось текстуальное сходство некоторых ее частей с Сионскими протоколами. Правда, мысли, которые в Сионских протоколах выражались в четких и энергичных формулировках, в «Диалоге» Жоли звучали вяло и расплывчато. Однако в том и другом документе явно чувствовался единый первоисточник.

Секрет появления «Диалога» открывается при изучении политической биографии М. Жоли. Оказывается, этот адвокат являлся видным членом Ордена розенкрейцеров[310], имел обширные связи в масонских ложах, был знаком с высокопоставленным масоном А. Тьером, будущим президентом Франции, и писателем-масоном Гюго.

В конце 60-х годов между масонскими организациями Франции и императором Наполеоном III идет сильнейшее противостояние. Вольные каменщики, в свое время приведшие Наполеона III к власти[311], в 1861 году убеждаются, что он не собирается следовать их политике, а будет отстаивать собственные династические интересы. Кроме того, как писал историк масонства Копен-Альбанселли, Наполеон III «решительно отказался продолжить дальнейшее выполнение масонских вожделений по отношению к внешней религиозной политике Франции, и с этого времени начинается его падение». [312]

Чашу терпения масонов, по-видимому, переполнило намерение императора поставить их под свой контроль. 11 января 1862 года Наполеон назначает великим мастером Великого Востока Франции не масона, а близкого ему человека – маршала Маньона. Новый великий мастер энергично принялся за реформирование масонства. Он восстановил в ложах Великого Востока свободное избирательное право и соединил с Великой ложей орден Мицраим.[313] Однако вскоре Маньон умер и организация масонства вновь вернулась в прежнее состояние. Тем не менее такого посягательства на свою организацию масоны Наполеону не простили.

Против императора начинается целенаправленная кампания в печати, ведется активная интрига за его устранение. Частью этой кампании стал «Диалог» М. Жоли. Учитывая, что Жоли принадлежал к масонским ложам, исповедовал масонскую идеологию и следовал масонской дисциплине, его «Диалог» в контексте того времени, безусловно, являлся исполнением специального заказа, отражая взгляды, позиции и чаяния вольных каменщиков. Можно почти с полной уверенностью говорить о том, что для исполнения этого заказа Жоли использовал документы и материалы, полученные в масонских ложах, а его издание одобрено масонским руководством. Поэтому неудивительно, что идеология составленного Жоли «Диалога» так близко совпадает с расистской и античеловеческой доктриной Сионских протоколов.


Сравнение Сионских протоколов и «Диалога» Жоли

Сионские протоколы (1860-е г.?)

«Диалог» Жоли (1864 г.)


Надо отметить, что люди с дурными инстинктами многочисленнее добрых, поэтому лучшие результаты в управлении ими достигаются насилием и устрашением, а не рассуждениями. Каждый человек стремится к власти, каждому хотелось бы сделаться диктатором, если бы только он мог, но при этом редкий не был бы готов жертвовать благами всех ради достижения благ своих (протокол №1).

Дурной инстинкт человека сильнее доброго инстинкта. Человека тянет больше ко злу, чем к добру; страх и сила действуют на него больше, чем разум…

Все люди стремятся к господству, и ни один человек не отказался бы от роли угнетателя, если бы это только было для него возможно; все или почти все готовы пожертвовать правами других людей ради собственных интересов (с.8).


Что сдерживало хищных животных, которых зовут людьми. Что ими руководило до сего времени? Вначале общественного строя они подчинились грубой силе, потом закону, который есть та же сила, только замаскированная. Вывожу заключение, что по закону естества право – в силе (протокол №1).

Что удерживает этих взаимно пожирающих друг друга зверей, которых называют людьми? В начале жизни обществ действует грубая и необузданная сила, а потом закон, т. е. опять-таки сила, регулируемая формами. Вы изучили все источники истории: всюду являются раньше права. (с.8).


Политическая свобода есть идея, а не факт (протокол №1).

Политическая свобода есть только идея относительная. (с.8)


Того, который от либеральной души сказал бы, что рассуждения подобного рода безнравственны, я спрошу: если у каждого государства два врага и если по отношению к внешнему врагу ему дозволено и не почитается безнравственным употреблять всякие меры борьбы, как, например, не ознакомлять врага с планами нападения, защиты, нападать него ночью или неравным числом людей, то почему же такие же меры в отношении худшего врага, нарушителя общественного строя и благоденствия, можно назвать недозволенными и безнравственными (протокол №1).

Государства, раз они сформировались, имеют против себя двоякого рода врагов – врагов внутренних и врагов внешних. Какое оружие употребят они в войне с внешними врагами? Станут ли генералы двух воюющих государств сообщать друг другу планы компании, чтобы облегчать друг другу самозащиту? Будут ли они воздерживаться от ночных атак, от западней, от засад, от битв с численно неравными силами… И вы не хотите, чтобы все эти военные хитрости, эти засады и ловушки, чтобы вся эта стратегия, необходимая в войне, употреблялась против внутренних врагов, против мятежников? (с.9).


Политика не имеет ничего общего с моралью. Правитель, руководящийся моралью, неполитичен, а поэтому непрочен на своем престоле (протокол №1).

Разве политика имеет что-нибудь общее с моралью? (с.10)


Наше право – в силе. Слово «право» есть отвлеченная и ничем не доказанная мысль <…> В государстве, в котором плохая организация власти, ослабление законов и правителя, обезличенных размножившимися от либерализма правами, я черпаю новое право – броситься по праву и разнести все существующие порядки и установления (протокол №1).

Да разве вы не видите, что само слово «право» отличается крайней неопределенностью? Где оно начинается, где оно кончается? (с.11)


Из временного зла, которое мы вынуждены теперь совершать, произойдет добро непоколебимого правления, которое восстановит правильный ход механизма народного бытия, нарушенного либерализмом. Результат оправдывает средства. Обратим же внимание в наших планах не столько на доброе и нравственное, сколько на нужное и полезное (протокол №1).

Все хорошо или дурно, смотря по употреблению, которое из него делают, и по пользе, которую из него извлекают; цель оправдывает средства… В государствах принцип права подчиняется принципу интереса. Отсюда вытекает то заключение, что злом может быть порождено добро, что добра можно достигнуть через посредство зла, все равно как лечат ядом или как спасают жизнь операционным ножом. Меня больше занимает то, что полезно и необходимо, чем то, что хорошо или нравственно (с.12).


Чтобы выработать целесообразные действия, надо принять во внимание подлость, неустойчивость, непостоянство толпы, ее неспособность понимать и уважать условия собственной жизни, собственного благополучия. Надо понять, что мощь толпы слепая, неразумная, не рассуждающая, прислушивающаяся направо и налево. Слепой не может водить слепых, без того чтобы их не довести до пропасти, – следовательно, члены толпы, выскочки из народа, хотя бы и гениально умные, но в политике не разумеющие, не могут выступать в качестве руководителей толпы, без того чтобы не погубить всей нации (протокол №1).

Если вы меня теперь спросите, почему я, республиканец, отдаю всюду предпочтение абсолютному правительству, то я вам скажу, что, будучи в своем отечестве свидетелем непостоянства и низости черни, ее врожденного влечения к рабству, ее неспособности понимать и ценить условия свободной жизни, я стал на нее смотреть как на слепую силу, которая в конце концов разнуздывается, если она не находится в твердой руке одного человека; я вам скажу, что народ, предоставленный самому себе, осужден на самоуничтожение (с. 12—13).


Народы прикованы к тяжелому труду бедностью сильнее, чем их приковывали рабство и крепостное право. От тех так или иначе могли освободится, могли с ними считаться, а от нужды они не оторвутся. Мы включили в конституции такие права, которые для масс являются фиктивными, а не действительными правами. Все эти так называемые права народа могут существовать только в идее, на практике никогда не осуществимой. Что для пролетария-труженника, согнутого в дугу под тяжелым трудом, придавленного своей участью, получение говорунами права болтать, журналистами права писать всякую чепуху наряду с делом, раз пролетариат не имеет иной выгоды от конституции, кроме тех жалких крох, которые мы им бросаем с нашего стола за подачу ими голосов в пользу наших предписаний ставленников наших, наших агентов? Республиканские права для бедняка – горькая ирония, ибо необходимость чуть не поденного труда не дает им настоящего пользования ими, но зато отнимает у них гарантию постоянного и верного заработка, ставя его в зависимость от стачек хозяев или товарищей (протокол №3).

Огромные массы прикованы к труду бедностью, как некогда они были прикованы рабством. И я вас спрашиваю, какое значение могут иметь для их счастья все ваши парламентские фикции. Ваше великое политическое движение, в конце концов, привело только к торжеству меньшинства привилегированного по закону случая, когда привилегии прежней аристократии давались рождением. Какое значение может иметь для пролетария, согбенного трудом, подавленного бременем рока, что несколько ораторов могут говорить, что несколько журналистов могут писать. Вы создали права, которые для народных масс всегда останутся в состоянии голой возможности, ибо они никогда не смогут ими пользоваться (с. 39—40).


Когда народ видит, что ему во имя свободы делают всякие уступки и послабления, он воображает, что он владыка, и кидается к власти, но, конечно, как и всякий слепец, натыкается на массу препятствий, бросается искать руководителей, не догадывается вернуться к прежнему и слагает покорно свои полномочия у наших ног. Вспомните французскую революцию, которой мы дали имя «Великой»: тайны ее подготовления нам хорошо известны, ибо она вся – дело рук наших (протокол №3).

Неизбежным последствием хода вещей будет то, что народ когда-нибудь овладеет всей той властью, источник которой, как было признано, существовал именно в народе. Сохранит ли народ власть в своих руках? Нет. Через несколько дней неистовства он в утомлении бросит эту власть первому счастливому солдату, которого он встретит на своем пути(с.43).


В настоящее время мы, как международная сила, неуязвимы, потому что при нападении на нас одних нас поддерживают другие государства. Неистощимая подлость гоевских народов, ползающих перед силой, безжалостных к слабости, беспощадных к проступкам и снисходительных к преступлениям, не желающих выносить противоречий свободного перед насилием смелого деспотизма, – вот что способствует нашей независимости. От современных президентов и премьеров они терпят и выносят такие злоупотребления, за меньшее из которых они обезглавили бы двадцать королей (протокол №3).

Вы не знаете беспредельной низости народов… Они пресмыкаются перед силой; они безжалостны к слабым, беспощадны к ошибкам и снисходительны к преступлениям; они не способны переносить тяготы свободного режима и терпеливо, вплоть до мученичества, готовы выдержать все насилия смелого деспотизма; они опрокидывают в минуты гнева строя, терпеливых до мученичества троны, а потом берут себе властелинов, которым они прощают покушения, за малейшее из которых они обезглавили бы двадцать конституционных королей (с.43)


Слово «свобода» выставляет людские общества на борьбу против всякой власти, даже Божеской и природной. Вот почему при нашем воцарении мы должны будем это слово исключить из человеческого лексикона, как принцип животной силы, превращающей толпы в кровожадных зверей. Правда, звери засыпают всякий раз, как напьются крови, и в это время их легко заковать в цепи… (протокол №3).

Принцип суверенитета народа разрушает всякую устойчивость; он узаконяет во всех случаях право революции. Он повергает общества в открытую войну против всех людских властей и даже против Бога. Он – само воплощение силы. Он делает из народа хищного зверя, который засыпает после того, как насытился кровью, и тогда его заковывают в цепи (с. 45).


Всякая республика проходит несколько стадий. Первая из них заключается в первых днях безумствования слепца, мятущегося направо и налево; вторая – в демагогии, от которой родится анархия, приводящая неизбежно к деспотизму, но уже не законному, открытому, а потому ответственному, а к невидимому и тем не менее чувствительному деспотизму какой бы то ни было тайной организации, тем бесцеремоннее действующей, потому что она действует прикрыто, за спиной разных агентов, смена которых не только вредит, но _воспособляет_ тайной силе, избавляющейся благодаря этой смене от необходимости тратить свои средства на вознаграждение долгосрочно прослуживших (протокол №4).

Неизменный ход движения обществ, в которых применяется принцип народного суверенитета, таков: суверенитет народа порождает демагогию, демагогия порождает анархию, анархия приводит к деспотизму. Для вас деспотизм – это варварство. Вы, стало быть, видите, что народы возвращаются к варварству через цивилизацию (с. 45).


Народ питает особую любовь и уважение к гениям политической мощи и на все их насильственные действия отвечает: подло-то подло, но ловко… Фокус, но как сыгран, столь величественно, нахально (протокол №10).

Вы знаете, народы чувствуют какую-то любовь к гению, крупному по грубой силе. При каждом акте насилия, отмеченном талантом искусства, вы услышите, как все будут говорить с выражением удивления, в котором совершенно забудется порицание: это, конечно, не похвально, по как это ловко сыграно и великолепно сделано (с. 96).


Уже ныне в формах хотя бы французской журналистики существует масонская солидарность в пароле: все органы печати связаны между собой профессиональной тайной; подобно древним авгурам, ни один член ее не выдаст тайны своих сведений, если не постановлено их оповестить (протокол №12).

Вы должны знать, что журналист – это своего рода франкомасон: те, которые живут от газетной профессии, связаны друг с другом узами профессиональной тайны и, подобно древним авгурам, они не так легко разоблачают тайны своего оракула (с. 45).


Когда мы наконец окончательно воцаримся при помощи государственных переворотов, всюду подготовленных к одному и тому же дню, после окончательного признания негодности всех существующих правительств (а до этого пройдет еще немало времени, может быть и целый век), мы постараемся, чтобы против нас уже не было заговоров. Для этого мы немилосердно казним всех, кто встретит наше воцарение с оружием в руках. Всякое новое учреждение какого-либо тайного общества будет тоже наказано смертной казнью, и те из них, которые ныне существуют, нам известны и нам служат и служили, мы раскассируем и вышлем в далекие от Европы континенты. Так мы поступим с теми гоями из масонов, которые слишком много знают; те же, которых мы почему-либо помилуем, будут оставаться в постоянном страхе перед высылкой. Нами будет издан закон, по которому все бывшие участники тайных обществ подлежат изгнанию из Европы, как центра нашего управления (протокол №15).

В виде меры охранения общественной тишины и спокойствия, я вышлю тех, о которых достоверно будет известно, что они принадлежат к тайным обществам(с. 159).

Те, с которыми я не могу сейчас же разделаться, останутся под страхом вечной угрозы (с. 162).


Сходство некоторых положений Сионских протоколов с «Диалогом» Жоли в основном заканчивается на 15-м протоколе. Далее автор (или авторы?) Сионских протоколов привлекают к работе другие источники. И это неудивительно. Если в предыдущих протоколах рассматривались прежде всего общие принципы иудейско-масонской политики завоевания и удержания власти, то начиная с 16-го протокола обсуждаются вопросы конкретного воздействия на различные слои населения и сферы деятельности: образование и университеты, адвокатуру, Церковь и священничество, охрану режима и борьбу с инакомыслящими, финансы, займы, бюджет и валюту, а также мессианские установления о грядущем царе иудейском.

Сопоставление Сионских протоколов с «Диалогом» Жоли позволяет сделать вывод, что они содержат основополагающие принципы тайной иудейско-масонской политики. Если в протоколах эти принципы излагаются «сионскими мудрецами», то в «Диалоге» – от имени Макиавелли и Монтескье, которые всегда являлись кумирами вольных каменщиков, а последний был даже одним из основателей масонской доктрины.[314]

Совершенно очевидно, что такой труд Жоли не мог составить самостоятельно. Более того и скорее всего, «Диалог» был подготовлен не для широкого распространения, а для внутреннего пользования в среде вольных каменщиков. Это, в частности, объясняет крайнюю редкость книги Жоли, несмотря на то что она вышла в двух изданиях – в 1864 и 1868 годах.

Масонские ложи нередко выпускали книги, формулирующие свои цели, под видом исторических и философских научных изданий. Такой книгой в России начала XX века, например, была брошюра «Итальянские угольщики», в которой под видом исторического описания излагались устав, цели, задачи и ритуалы российских масонских лож, входивших в орден Великий Восток народов России.

Судьба Жоли после издания «Диалога» была трагичной. Отсидев в тюрьме, он бежал за границу, где участвовал в масонских интригах по свержению Наполеона III. Падение императора в 1871 году, казалось, открывало для него широкие возможности. Однако по каким-то причинам его стали затирать свои же соратники. В середине июля 1878 года он был найден мертвым в своем доме. Официальная версия гласила: самоубийство[315].

Глава 17

Совпадение человеконенавистнической идеологии тайных иудейских, масонских и революционных организаций. – Сравнение Сионских протоколов с документами иллюминатов, карбонариев и Альянса интернациональных братьев.

Неизвестный нам первоисточник лежит в основе не только Сионских протоколов и «Диалога» Жоли, но и в документах тайных масонских и революционных организаций конца XVIII—XIX века.

Об этом свидетельствует большое количество смысловых и текстуальных совпадений между ними. Первой на эти удивительные совпадения обратила внимание еще в 1921 году английский историк Неста Вебстер. По ее мнению, это «служит подтверждением теории, что Сионские протоколы основаны на более ранних прототипах».[316]

Пожалуй, больше всего совпадений Сионские протоколы имеют с документами тайного Ордена иллюминатов, совместившего в себе черты наиболее изуверских масонских лож и католического Ордена иезуитов.

Иллюминаты ставили перед собой цели уничтожения Христианства, установления всемирной республики «без тронов и алтарей». Для достижения этих целей допускались любые, самые преступные и постыдные методы – убийства, запугивание, обман, шантаж, клевета, подкуп и т. п.

Организатор ордена Адам Вейсгаупт проповедовал иудаистские идеи особых прав избранного меньшинства. Рядовые члены ордена знали только ближайших начальников, но никого из вышестоящих. Секретность и конспирация соблюдались под страхом смерти. Невидимые вышестоящие начальники могли отдать приказ любому члену ордена совершить преступление, и он не имел права ослушаться. Каждый член ордена был обязан постоянно доносить на другого, попытки уклониться от этого жестоко карались.

Внешне декларируя высшие нравственные принципы и самосовершенствование, иллюминаты совершали самые страшные преступления. Согласно плану уничтожения тронов, иллюминаты организовали убийство шведского короля Густава, участвовали в интриге, приведшей к казни короля Людовика XVI и Марии Антуанетты, готовили покушение на Екатерину II.[317]


Сравнение Сионских протоколов с документами иллюминатов

Сионские протоколы

Документы иллюминатов


Кто хочет править, должен прибегать и к хитрости, и к лицемерию (протокол №1). Мы не должны останавливаться перед подкупом, обманом и предательством, когда они должны послужить нашим целям (протокол №1).

Научись искусству обмана, скрытности и притворства.


Результат оправдывает средства. Обратим же внимание в наших планах не столько на доброе и нравственное, сколько на нужное и полезное(протокол №1).

Результат освящает средства. Благом Ордена оправдываются клевета, отравления, убийства, клятвопреступление, измена – все, что людской предрассудок считает преступлением.


Вот когда мы должны явиться якобы спасителями рабочего от гнета и предложить ему вступить в ряды нашего войска – социалистов, анархистов, коммунаров, которым мы всегда оказываем поддержку из якобы братского правила общечеловеческой солидарности нашего социального масонства (протокол №3).

Мы должны проповедовать заботу о человеке, отвлекая его от других отношений. Мы должны перетягивать на свою сторону простого человека.


На место современных правителей мы поставим страшилище, которое будет называться сверх-правительственной администрацией. Руки его будут протянуты во все стороны, как клещи, при такой колоссальной организации, что она не может не покорить все народы (протокол №5).

Наше международное сверх-правительство (протокол №9).

Необходимо учредить режим мирового господства в форме правительства, которое распространит свою власть во всем мире.


С прессой мы поступим следующим образом… Мы ее оседлаем и возьмем в крепкие вожжи; то же сделаем и с остальной печатью… (протокол №12).

Ни одно оповещение не будет проникать в общество без нашего контроля. Это и теперь уже нами достигается тем, что все новости получаются несколькими агентствами, в которых они централизуются со всех концов света. Эти агентства будут тогда уже всецело нашими учреждениями и будут оглашать только то, что мы им предпишем (протокол №12).

Если и найдутся желающие писать против нас, то не найдется охотников печатать их произведения (протокол №1).

Мы должны стремиться к тому, чтобы наши писатели и журналисты получили предпочтение, мы должны переманить на свою сторону, используя все возможные средства, нужных нам журналистов, обозревателей, издателей, чтобы они отстаивали наши интересы. Если какой-то журналист пишет то, что противоречит нашим планам, то он должен либо быть устранен, либо дискредитирован.


В странах, называемых передовыми, мы создадим безумную, грязную, отвратительную литературу (протокол №14).

Мы захватим в свои руки издательства. Для разложения нации мы будем выпускать скандальную и безнравственную литературу.


С целью уничтожения всяких коллективных сил, кроме наших, мы обезвредим первую ступень коллективизма – университеты, перевоспитав их в новом направлении. Их начальство и профессора будут подготовляемы для своего дела подробными тайными программами действий, от которых они безнаказанно не отступят ни на йоту. Они будут поставлены в полную независимость от правительства (протокол №16).

Мы будем определять направление развития образования от начального до университетов и проповеднических кафедр.


По нашей программе треть подданных наших будет наблюдать за остальными из чувства долга, из принципа добровольной государственной службы. Тогда не будет постыдно быть шпионом и доносчиком, а похвально…(протокол №17).

Каждый человек будет следить за другими, а все остальные – за ним.


Значительное число совпадений Сионские протоколы имеют и с документами тайного революционного движения карбонариев, связанных, как я отмечал, с изуверским масонским орденом Мемфис-Мицраим. Во время расцвета карбонариев их руководители одновременно возглавляли и Мемфис-Мицраим. Подобно иллюминатам, руководители карбонариев Мадзини, Гарибальди, Саффи, Бертани разрабатывают ужасающие по своей жестокости планы «освобождения человечества от монархий и священников и построения всемирной республики». Карбонарии становятся настоящими «рыцарями плаща и кинжала», постоянно практикуя жестокие убийства своих политических противников, запугивание и шантаж.

Карбонарии сотрудничали не только с Мемфис-Мицраим, но и другими масонскими орденами, и в частности с Великой ложей Италии и Великой ложей Франции. В 1820 году в Турине под эгидой карбонариев возникло еще одно подрывное масонское объединение – Треугольная ложа, которая использовала в своей борьбе за власть Савойскую династию.

Для того чтобы революционизировать массы, карбонарии, подобно «сионским мудрецам», считали возможным внушать людям самые низменные чувства, потакать их порокам, считая, что после этого они станут более податливыми на их демагогические призывы.

Самым известным деятелем карбонарского движения был Дж. Гарибальди (1807—1882). Он стал масоном в 1844 году в ложе «Приют доблести» (Бразилия). Находясь в США, Гарибальди примкнул к люциферианскому американскому масонству, активно участвовал в работе ложи «Томпкинс №471» (штат Нью-Йорк), находился в дружеских отношениях с «черным папой» масонства А. Пайком.

Вернувшись в Италию, Гарибальди в 1863 году становится главой Верховного масонского совета Палермо, а в 1864-м – великим мастером Великого Востока Италии. В 1881 году Гарибальди избирается главой ордена Мемфис-Мицраим.

В письме Верховному совету масонских лож шотландского ритуала 11 июня 1867 года Гарибальди заявлял, что учение великого архитектора Вселенной означает установление «всемирного братства между народами». Позднее, в письме, адресованном великому мастеру Маццони, Гарибальди сравнивал великого архитектора Вселенной с «Богом, о котором говорит Мадзини». В том же письме, написанном в 1872 году, когда I Интернационал только начинал свою подрывную деятельность против народов мира, Гарибальди заявлял: «Рабочее товарищество – это масонская организация, все эмблемы его тоже масонские. Отчего же рабочие конгрессы проходят вне лона организации-основательницы, их породившей? Разве демократия, т. е. страждущие классы, не обязана своим существованием крупнейшей в мире организации, которая первой провозгласила лозунг о братстве всех трудящихся?[318]


Сравнение Сионских протоколов с документами карбонариев

Сионские протоколы

Документы карбонариев


Народы гоев одурманены спиртными напитками, а молодежь их одурела от классицизма и раннего разврата, на который ее подбивает наша агентура: гувернеры, лакеи, гувернантки в богатых домах и наши женщины в местах гоевских увеселений. К числу последних можно причислить и так называемых из общества, добровольных последовательниц их по разврату и роскоши (протокол №1).

Давайте никогда не будем прекращать развращать людей… давайте будем популяризовать порок в массах. Давайте заставим их следовать пороку всеми органами чувств, упиваться им, насыщаться им. Такое разложение масс мы примем.


Кто и что может свергнуть незримую силу?! Внешнее масонство служит слепым прикрытием ее и ее целям, но план действия этой силы, даже само ее место пребывание для народа всегда останется неизвестным (протокол №4).

Масонские ложи удвоят наши ряды. Сами того не зная, они будут служить нам, став, таким образом, подготовительной ступенью нашей организации.


У нас в услужении – люди всех мнений, всех доктрин: реставраторы монархий, демагоги, социалисты, коммунары всякие утописты (протокол №9).

Претенденты на престол, не имеющие на него легитимного права, будут хотеть получить его с помощью революции. Герцог Орлеанский – масон. Принц, который не имеет своего царства, но хотел бы иметь, может быть хорошим помощником для нас.


Мы сломаем значение гоевской семьи и ее воспитательную цену (протокол №10).

Чтобы они сами до чего-нибудь не додумались, мы их отвлечем увеселениями, играми, забавами, страстями… (протокол №13)

Главное – отделить человека от его семьи, подорвать его нравственные устои… Человек любит праздность и безделье. Внушай ему, как тяжела его доля и что он достоин лучшего.


Нам необходимо подорвать веру, вырвать из ума гоев самый принцип Божества и Духа… (протокол №4)

Мы должны разрушить всякие верования (протокол №14).

Наша окончательная цель… полное уничтожение Христианской веры и даже христианской идеи. Во имя разрушения старого мира… мы должны удушить Христианство.


В тайные общества обыкновенно поступают всего охотнее аферисты, карьеристы и вообще люди по большей части легкомысленные, с которыми нам будет нетрудно вести дело и ими заводить механизм проектированной нами машины (протокол №15).

Буржуа тщеславно стремится записаться в масонскую ложу… Это чувство так банально и присуще многим, что я всегда восхищаюсь человеческой тупостью… Масонские банкеты с громогласными проклятиями в адрес властей. Это положительно даже больше того, что мы требуем от своих адептов.


Священничество гоев мы уже озаботились дискредитировать… С каждым дне м его влияние на народы падает. Свобода совести провозглашается теперь всюду – следовательно, нас только годы отделяют от момента полного крушения христианской религии (протокол №17).

Разложение масс, которое мы предпринимаем, означает разложение народа через священство, разложение самого священства, разложение которого приближает день, когда мы окончательно похороним Церковь.


В 1867 году под руководством великого мастера Великой ложи Италии Гарибальди создается международная масонская организация – Лига мира и свободы, провозгласившая идею Соединенных Штатов Европы как первую ступень создания мирового правительства.

В рамках этой масонской лиги возникает тайная организация – Альянс интернациональных братьев, члены которой делились на три степени посвящения. На самом верху стояли действовавшие абсолютно тайно и никем не контролируемые «интернациональные братья». Им подчинялись «национальные братья». Ниже всех стояли члены полулегальной-полутайной организации – Международный альянс социалистической демократии. Масонский альянс, филиалы которого имелись в ряде европейских стран, подобно иллюминатам или карбонариям, соединял в себе черты вольных каменщиков и иезуитов. «Рыцари плаща и кинжала» из Альянса интернациональных братьев возглавлялись М. Бакуниным, сторонником политического бандитизма и террора. «Разбойник… – заявлял Бакунин, – непримиримый враг государства и всего общественного и гражданского строя, установленного государством».[319] Восприняв самые преступные традиции иллюминатов и карбонариев, глава Альянса интернациональных братьев обращался к членам своей организации: «Данное поколение должно начать настоящую революцию… должно разрушить все существующее сплеча, без разбора, единым соображением – „скорее и больше“». Формы бандитизма могут быть различные: «…яд, нож, петля и т.д…. Революция все освящает в этой борьбе… Это назовут терроризмом! Этому дадут громкую кличку! Пусть! Нам все равно». [320]


Сравнение Сионских протоколов с документами Альянса интернациональных братьев

Сионские протоколы

Документы Альянса интернациональных братьев


Из государств мы сделали арены, на которых разыгрываются смуты… Неистощимые говоруны превратили в ораторские состязания парламенты и административные собрания. Смелые журналисты, бесцеремонные памфлетисты ежедневно нападают на административный персонал (протокол №3).

Пятый разряд членов организации состоит из доктринеров, конспираторов, революционеров – всех, кто болтает языком на митингах и пишет статьи в газеты. Мы будем бросать их на самые опасные мероприятия. Большинство из них исчезнут, но некоторые станут настоящими революционерами.


Создав всеми доступными нам подпольными путями с помощью золота, которое все в наших руках, общий экономический кризис, мы бросим на улицы целые толпы рабочих одновременно во всех странах Европы. Эти толпы с наслаждением бросятся проливать кровь тех, кому они в простоте своего неведения завидуют с детства и чьи имущества им можно будет тогда грабить (протокол №3).

Наша организация использует все возможные средства и всю свою власть, что бы умножить беды и несчастья людей, в результате чего их терпение лопнет и они поднимутся на всеобщее восстание.


Масонство служит слепым прикрытием (незримой силы) (протокол №4).

Почему я придаю такое значение масонству? Потому что оно будет служить нам как ширма и как прикрытие.


Мы… будем поручать (ответственные посты в государствах) лицам, прошлое и характер которых таковы, что между ними и народом легла пропасть, таким людям, которым в случае непослушания нашим предписаниям остается ждать или суда, или ссылки. Это для того, чтобы они защищали наши интересы до последнего своего издыхания (протокол №8).

Мы привлечем к себе людей с запятнанным прошлым и, используя знания этого, будем держать их в своих руках… зная их грязные секреты, мы сделаем их своими рабами. Их власть, связи, влияние и богатства станут для нас неистощимым сокровищем и помогут в наших различных мероприятиях.


Мы немилосердно казним всех, кто встретит наше воцарение с оружием в руках (протокол №15).

Для достижения серьезной цели не следует останавливаться перед средствами и считать число жертв, приносимых ради этой цели (протокол №15).

В первую очередь, мы уничтожим людей, которые представляют опасность для революционных организаций и чья внезапная насильственная смерть запугает правительство.

Глава 18

Появление Сионских протоколов в России. – Множество противоречивых версии. – Намеренная дезинформация. – От Крушевана и Меньшикова до Папюса и Герцля. – Загадочная женщина и версии похищения.

История появления Сионских протоколов в России окутана глубокой тайной и полна противоречивых версий. Это объясняется зловещим характером документа. Русские люди, которым впервые удалось получить его, не без основания опасались не только за свою жизнь, но и за судьбу своих близких и друзей.

Первые издатели документа намеренно окутали источник его появления туманом дезинформации.

Первый публикатор Сионских протоколов – Ф. П. Степанов в 1895—1897 годах не сделал никакого предисловия к изданию и только спустя 30 лет оставил письменное свидетельство, что получил их от чернского уездного предводителя дворянства А. Н. Сухотина. Последний же взял их у одной знакомой дамы (фамилии ее он не назвал), проживавшей в Париже, которая, в свою очередь, нашла их у своего приятеля, кажется из евреев, тайно перевела и привезла в Россию. Из этого следует, что похититель Сионских протоколов и их первый переводчик – одно и то же лицо.

В 1903 году Сионские протоколы выходят в России массовым тиражом в газете «Знамя». Издатель ее П. Крушеван снабдил публикацию предисловием «От переводчика», где писал: «Изложенные протоколы написаны сионскими представителями (не смешивайте с представителями сионистского движения) и выхвачены из целой книги протоколов, все содержание которой переписать не удалось по случаю краткости времени, данного на прочтение их переводчику этих протоколов».[321] Таким образом, так же как и в свидетельстве Степанова, у Крушевана и похититель Сионских протоколов, и переводчик выступают в одном лице.

Самый авторитетный издатель Сионских протоколов – С. А. Нилус дает две версии появления их в России.

I. В книге «Великое в малом…» Нилус пишет: «В 1901 году мне удалось получить в свое распоряжение от одного близкого мне человека, ныне уже скончавшегося, рукопись, в которой с необыкновенной отчетливостью и ясностью изображены ход и развитие всемирной роковой тайны еврейско-масонского заговора, имеющего привести отступнический мир к неизбежному для него концу. Лицо, передавшее мне эту рукопись, удостоверяет, что она представляет собою копию-перевод с подлинных документов, выкраденных женщиной у одного из влиятельнейших и наиболее посвященных руководителей франкмасонства после одного из тайных заседаний “посвященных” где-то во Франции… Эту-то рукопись под общим заглавием “Протоколы собраний Сионских мудрецов” я и предлагаю желающим видеть, и слышать, и разуметь».[322]

II. В третьем издании Сионских протоколов – в книге «Близ есть, при дверех…» – Нилус излагает это несколько иначе: «В 1901 году удалось получить в свое распоряжение одну рукопись… Рукопись эта была озаглавлена “Протоколы собраний Сионских мудрецов” и передана мне покойным чернским уездным предводителем дворянства, впоследствии Ставропольским вице-губернатором Алексеем Николаевичем Сухотиным… Попутно Сухотин сообщил мне, что он, в свою очередь, рукопись эту получил от одной дамы, постоянно проживавшей за границей, что дама эта – чернская помещица (он называл, помнится, и фамилию, да я забыл) и что она добыла ее каким-то весьма таинственным путем (едва ли не похищением). Говорил Сухотин и о том, что один экземпляр этой рукописи эта дама передала по возвращении своем из-за границы Сипягину, бывшему в то время министром внутренних дел, и что Сипягина вслед убили…»[323]

С именем Нилуса связаны еще две версии появления в России Сионских протоколов.

Одна – от имени Нилуса, рассказанная неким Александром дю Шайла, авантюристом и проходимцем, сочинившим ее, видимо, по заказу еврейских организаций в 1921 году. Дю Шайла писал: «Я поинтересовался, неужели через госпожу К. „Протоколы“ дошли до С. А. Нилуса? Мне казалось странным, что эта огромная, едва движущаяся, разбитая испытаниями и болезнями женщина могла когда-либо проникнуть в „тайны Кагала Сионских мудрецов“. „Да, – сказал Нилус, – госпожа К. долго жила за границей, именно во Франции; там, в Париже, получила она от одного русского генерала эту рукопись и передала мне. Генералу этому прямо удалось вырвать ее из масонского архива“. Я спросил, является ли тайной фамилия этого генерала. „Нет, ответил Сергей Александрович, – это генерал Рачковский. Хороший, деятельный человек, много сделавший в свое время, чтобы вырвать жало у врагов Христовых“».[324] Эта версия, как мы увидим дальше, совершенно не подтверждается фактами.

Еще одна версия, высказанная также от имени Нилуса, основывается на народном предании: «О том, как к нему попали „Сионские протоколы“, Сергей Александрович рассказывал так: после того как были изданы первые его книги, к нему пришла одна старушка, бывшая небогатой помещицей где-то в Орловской губернии. Она спросила, не решится ли Сергей Александрович поместить в своей книге и напечатать эти протоколы. Они остались у нее после смерти сына, который, в свою очередь, получил их от жены своей, еврейки, когда по каким-то обстоятельствам находился в Париже. Там его полюбила девушка-еврейка, принявшая потом Христианство и вышедшая за него замуж. Она взяла их тайком со стола своего отца, который был одним из «сионских мудрецов», и отдала своему жениху, сказав, что они могут пригодиться в России…».[325] Версия эта также не подтверждается фактами и носит чисто легендарный характер.

Позднее князю Н. Д. Жевахову удалось уточнить некоторые детали личного свидетельства С. А. Нилуса. Князь расспросил дочь Ф. П. Степанова, княгиню В. Ф. Голицыну. Вспоминая слышанное ею от отца, она утверждала, что рукопись Сионских протоколов, полученная ее отцом от А. Н. Сухотина, была на русском языке; что первое издание на правах рукописи без указания типографии, где оно печаталось, было тоже на русском языке; что, вероятно, рукопись, полученная ее отцом, и была той подлинной рукописью, которую А. Н. Сухотин получил от анонимной дамы, причем неизвестно, была ли она предварительно переведена на русский язык с другого языка; что С. А. Нилус получил от ее отца ту же самую русскую рукопись, которую раньше ее отец получил от А. Н. Сухотина.[326]

Главными выводами при рассмотрении приведенных версий могут быть следующие:

– Сионские протоколы были похищены из тайного хранилища масонов,

– в Россию рукопись Сионских протоколов попала уже в переведенном виде,

– похитителем и переводчиком рукописи была некая женщина, имя которой почему-то скрывалось еще даже в 30-х годах.

По мнению исследовательницы Сионских протоколов Лесли Фрай, этой женщиной была Юлиания (Юстиниания) Дмитриевна Глинка (1844—1918), дочь бывшего российского посла в Бразилии и Португалии, фрейлина Императрицы Марии Федоровны. Фрай, особо не утруждая себя ссылками на источники, сочиняет настоящую детективную историю с придворной интригой[327].

Согласно этой истории, Глинка была тайным русским агентом в Париже. В 1884 году она сумела получить доступ к секретным хранилищам масонской ложи «Мицраим». Она подкупила ее члена Шорста-Шапиро. И тот за 2500 франков вынес из хранилища Сионские протоколы и дал ей на одну ночь скопировать их. Сделав копию документа, Глинка срочно уехала в Петербург, где передала ее генералам Оржеевскому и Черевину для передачи Александру III. Однако Черевин, опасаясь мести евреев, побоялся вручить протоколы Царю. Масоны узнали о пропаже и начали преследовать Шорста, который вынужден был бежать в Египет. Но вольные каменщики нашли его там и убили. «Так свидетельствует французская полиция».

Даже в этих условиях Глинка не теряет надежды обнародовать страшный документ, об этом она ходатайствует перед первыми персонами империи. Однако сионские мудрецы захотели погубить опасного агента и свидетеля их тайны. Против Глинки затевается интрига. В 1890 году в Париже выходит русофобская книга «Святая Русь: двор, армия, духовенство, буржуазия и народ». На обложке было обозначено и имя автора – Пол Басили. Александру III сообщили, что под этим именем скрывается фрейлина Глинка. Ознакомившись с этой по-настоящему грязной книгой, Царь приказывает сослать ее «автора» в родовое имение в Чернском уезде. В действительности автором русофобской книги была французская писательница Жюльета Адан, пользовавшаяся материалами княгини Демидовой-Сан-Донато, княгини Радзивилл и услугами еврейского писателя Ильи Циона.

Версия Л. Фрай основана на слухах и домыслах и мало соответствует действительности. В ней совершенно верно только то, что относится к выходу антирусской книги Пол Басили, и возмущенная реакция Царя Александа III. Остальные факты, приводимые Фрай, невозможно проверить.

В 1922 году еще одну версию появления протоколов в России выдвигает полковник Ф. В. Винберг. «Русское правительство, – писал Винберг, – уже много веков знало кровавые пути, по которым шло еврейство. Оно знало, кто побуждал к убийству его царей и сановников, знало также, что евреи и масоны последовательно осуществляют план низвержения всех престолов и алтарей, приведенный частично в исполнение еще в 18 веке. Поэтому, когда стало известно, что сионисты осенью 1897 года решили созвать съезд в Базеле, русское правительство, как нам сообщило лицо, много лет занимавшее видное место в одном из министерств в С.-Петербурге, послало туда тайного агента. Последний подкупил еврея, пользовавшегося доверием высшего управления масонов и в конце съезда получившего поручение доставить отчеты тайных заседаний во Франкфурт-на-Майне, откуда основанная 16 августа 1807 года еврейская ложа, со знаменательным названием „К занимающейся заре“, в течение столетия поддерживала связь с „Великим Востоком“ Франции. Эта поездка представляла великолепный случай для осуществления задуманного предприятия. Гонец по дороге переночевал в маленьком городе, где русский агент ожидал его с группой переписчиков, которые за ночь сняли с документов копии… Спешность такой тайной ночной работы могла, естественно, отразиться на некоторой неполноте списанных отчетов, которые были составлены на французском языке. Весьма вероятно тоже, что лицо, продавшее тайну своих единоплеменников по системе всех „Азефов“ всегда играть на два фронта, могло при этом утаить важную часть работы съезда; в тексте „Протоколов“ мы не видим никаких прямых резолютивных постановлений о ближайших, практически намеченных действиях; но тем не менее в своей совокупности снятые копии давали весьма полную программу революционных целей и революционной тактики, окрашенную чисто талмудической ненавистью к христианскому вероучению, к Христианскому миру».[328]

Впоследствии версия Винберга была несколько видоизменена. Сионские протоколы были списаны не за границей, в одном из городов, лежащих по пути из Базеля во Франкфурт, как предполагалось раньше, а в Вержболове при переезде Наумом Соколовым российской границы. В этом варианте переписчицей является также таинственная дама, но все-таки ей помогали агенты Департамента полиции, которые выполнили технические задания по своей специальности, т. е. устроили так, что Н. Соколов вынужден был на сутки задержаться в Вержболове, усыпили его и передали даме экземпляр Сионских протоколов на столько времени, чтобы она успела снять копию с них.

Свой вклад в создание новой версии о путях появления Сионских протоколов в России вносит русский журналист М. О. Меньшиков.

Он рассказывает о своей встрече с некоей светской дамой, у которой оказались Сионские протоколы. Встреча относится к 1902 году. «Протоколы этого заговора и толкования к ним хранились в глубокой тайне… записал он со слов этой дамы. – В последнее время они были спрятаны в Ницце, которая давно избрана негласной столицей еврейства. Но – такой уж наш легкомысленный век – эти протоколы были выкрадены. Они попали в руки одного французского журналиста, а от него каким-то образом к моей элегантной хозяйке. Она, по ее словам, с величайшей поспешностью перевела выдержки из драгоценных документов по-русски и сочла, что всего лучше вручить их мне».[329]

Значительный элемент неопределенности во всех предыдущих версиях появления Сионских протоколов в России наталкивает на мысль, что этот документ мог быть завезен в Россию кем-то из представителей иудейско-масонских кругов и уже от них каким-то образом попал в руки русских писателей и журналистов. Эта версия ранее не прорабатывалась, но она вполне вероятна.

Если допустить, что Сионские протоколы были созданы в среде масонского Ордена розенкрейцеров или Мемфис-Мицраим, то одним из вероятных путей попадания их в Россию был приезд в Петербург магистра Орденов розенкрейцеров и мартинистов Папюса (1900) и его друга Филиппа (1899).

Оба масона сумели на некоторое время проникнуть к русскому Двору и даже пытались создать там масонскую ложу, что им, конечно, не удалось. Известно, что они пробовали втянуть в свою организацию многих придворных. Следует напомнить, что Сухотин и Степанов, в руки которых впервые попали протоколы, были близки к придворной сфере, а впоследствии стали камергерами Двора. Истории о краже Сионских протоколов во Франции таинственной женщиной, которой, по мнению части исследователей, являлась Ю. Глинка, скорее всего, намеренная дезинформация, для того чтобы не скомпрометировать Царский Двор.

Привезти Сионские протоколы в Россию мог основатель сионистского движения Т. Герцль. В августе 1903 года он приезжал в Петербург с целью заручиться поддержкой сионизма со стороны правительства России. Встречаясь с министром внутренних дел В. К. Плеве, графом С. Ю. Витте и рядом других государственных деятелей России, Герцль пытался обмануть их и представить сионизм как безобидное движение за возвращение евреев в Палестину, а не как всемирную подрывную организацию, объединяющую всех евреев мира в борьбе за достижение целей талмудического иудаизма. Плеве, согласившийся поддержать выезд евреев из России, отказался предоставить им послабления внутри страны в ущерб интересам русского народа.[330] После Петербурга Герцль направился в русский город Вильно, где в то время находились идеологический центр талмудического иудаизма (Синедрион) и резиденция виленского гаона, называвшаяся среди евреев Новым Иерусалимом. Здесь же находился центр изуверской иудейской секты хасидов, возглавляемой любавичскими раввинами.

Глава мирового сионизма был принят Синедрионом и гаоном как триумфатор. «Через возбужденные еврейские переулки, – пишет Герцль, – я все же проследовал в управление еврейской общины, где меня ждали представители (Синедриона, гаона, хасидов. – О.П.) и толпы делегаций… Позднее меня посетили в гостинице разные делегации, преподнесшие мне подарки, и снова собирались толпы, разгоняемые полицией».[331]

После приема делегаций в загородном доме одного из членов Синедриона – Бена-Якова был устроен банкет в честь Герцля, перед началом которого в узком кругу обсуждались политические вопросы. На банкете поднимались тосты за скорейшее установление еврейской власти, некоторые из присутствовавших пили за Герцля как за будущего иудейского короля.

Вот как вспоминал об этом сам Герцль: «Мне бросился в глаза молодой рабочий в синей блузе. Его грубые решительные черты лица дали мне повод полагать, что он является одним из революционных “бундистов”, но он поразил меня здравицей в честь той поры, когда будет властвовать “король Герцль”»[332].

Не исключено, что именно на этом вечере Герцль поделился со своими соратниками идеями из Сионских протоколов, которые всегда были созвучны его собственным мыслям. Хотя Герцль не был автором этого документа, молва закрепила эту честь за ним. Через 13 лет после его смерти в 1917 году в Москве вышла брошюра «Извлечения из протоколов 1-го сионистского конгресса, бывшего в Базеле, доложенных совету старейшин „князем изгнания“ Теодором Герцлем». Извлечения были составлены на основе 1-12, 14-15, 17 и 23-го протоколов.

Интересное совпадение. Герцль покинул Россию 17 августа 1903 года, а Сионские протоколы стали публиковаться массовым тиражом в газете «Знамя» с 27 августа того же года.

Еще раз анализируя все версии появления Сионских протоколов в России, с полной определенностью можно остановиться только на версии Ф. П. Степанова. Она подтверждается реальными фактами, хотя совершенно очевидно, что и Степанов недоговаривает, не называет настоящий источник получения Сионских протоколов.

Версию Степанова, в частности, подтверждает существование гектографированного издания 1895 года, хранившегося еще в начале 30-х годов в Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина. В 60-х годах при проверке фондов библиотеки этого экземпляра не оказалось, он таинственно исчез. Исследователи, работавшие с этим экземпляром, рассказывали, что заглавие на его обложке было написано славянской вязью, текст переписан от руки двумя или тремя почерками.[333]

Есть твердое свидетельство о существовании издания 1897 года, отпечатанного в Тульской губернской типографии. Это издание использовалось при составлении секретного документа в Государственном Департаменте США. Передано оно туда было, по-видимому, Борисом Бразолем, офицером военной разведки России, а впоследствии писателем.

Изучавший это издание английский исследователь Норман Кон свидетельствовал, что отрывки из тульского издания 1897 года «практически идентичны тексту, позже изданному Нилусом и являющемуся основой для всех последующих изданий во всем мире».

В конце XIX – самом начале XX века по России ходили сотни экземпляров Сионских протоколов, многие из них были отпечатаны на машинке или даже переписаны от руки. Как писал, например, Г. Б. Слиозберг, Сионские протоколы ходили по рукам в Петербурге еще в 1899 году. «Один экземпляр рукописи попал в руки С. Ю. Витте, и он поручил составить записку по этому поводу, которую я ему и предоставил. Текст этой записки остался у меня в архиве в Петербурге».[334]

Глава 19

Широкое обнародование Сионских протоколов во время русско-японской войны и еврейской революции в России. – П. А. Крушеван. Г. В. Бутми. – С. А. Нилус. – Семнадцать изданий за три года.

Итак, с 1895 года Сионские протоколы в течение девяти лет распространяются в России по методу самиздата. Документ был столь чудовищен, что русским людям не хотелось верить в возможность исполнения его замыслов. Русско-японская война 1904—1905 годов и начавшаяся вместе с ней революция развеяли все сомнения. Русско-японская война была развязана еврейскими кругами США и Англии. Иудейские банкиры Ротшильд, Шифф, Варбург, Мильнер предоставили Японии огромные кредиты на войну с Россией. Только от США японское правительство получило кредитную линию 400 млн. долл.[335]

На деньги иудейского банкира Якова Шиффа посредством японских спецслужб в Париже собирается совещание «оппозиционных и революционных партий». Под эгидой еврейских деятелей ведется объединение всех подрывных, антирусских сил. Против нашего народа развязывается война. На деньги международных еврейских банкиров в Россию направляется большое количество оружия для боевиков, всю страну захлестывают террор и массовые убийства русских государственных деятелей, служащих госаппарата, в армии и полиции. В спину, из-за угла, из темноты, самыми подлыми методами были убиты тысячи лучших русских людей.

С полной точностью сбывались слова Сионских протоколов об «иудейской системе обуздания гоевских правительств»: «Мы одному из них покажем свою силу покушениями, т. е. террором, а всем, если допустить их восстание против нас, мы ответим американскими, китайскими или японскими пушками» (протокол N7). Напомним, что эти слова в протоколах были записаны задолго до начала русско-японской войны.

Поняв, что планы авторов Сионских протоколов начали осуществляться в самых ужасных формах и процесс наступления антихриста на Россию приобрел необратимый характер, русские люди, имевшие документ в своих руках, решаются его опубликовать.

Первым публикатором Сионских протоколов стал русский писатель и выдающийся общественный деятель Павел (Паволакий) Александрович Крушеван (1860—1909). Еврейские бандиты из тайных организаций неоднократно пытались его убить, однажды даже серьезно ранили из-за угла, но не смогли запугать. Еще за несколько месяцев до начала войны и революции он пытается предупредить правительство о начале «иудейско-масонского наступления». Революционная борьба против России, как известно, началась одновременно с русско-японской войной, в январе 1904 года. Именно в этот месяц деятельность подрывного либерально-масонского «Союза освобождения» (возглавляемого масоном П. Б. Струве) переносится из Швейцарии в Россию.

Крушеван был издателем газеты «Знамя», смело и бескомпромиссно выступавшей против врагов Отечества. С 28 августа по 7 сентября 1903 года в девяти номерах этой газеты публикуется полный текст Сионских протоколов под названием «Программа завоевания мира евреями». Предисловие и послесловие к первой публикации были написаны, по-видимому, самим Крушеваном, а, кроме того, в «Знамени» была напечатана статья от переводчика, принадлежавшая перу С. А. Нилуса.[336]

Ниже привожу эти статьи с небольшими сокращениями.

Предисловие П. А. Крушевана:

«Нам прислана рукопись, являющаяся переводом протоколов заседаний “Всемирного союза франкмасонов и сионских мудрецов”. Таково заглавие, данное рукописи переводчиком. Как, где, каким образом могли быть списаны протоколы этих заседаний во Франции, кто именно списал их, мы не знаем, но, безусловно, убеждены в их подлинности и не сомневаемся, что лица, более или менее разгадавшие план завоевания мира евреями, согласятся с этим: слишком характерен их тон, слишком типичен в них холодный, изверившийся, поражающий своей «логикой цинизма» ум еврея, слишком глубоким скептицизмом и презрением к другим народам проникнуты они, слишком часто прорывается в них mania grandiosa «избранного народа», для того чтобы можно было усомниться в их подлинности.

Тем не менее если бы даже допустить, что “протоколы” апокрифичны, то и в этом случае они представляют исключительный интерес и имеют огромное значение: несмотря на не совсем удачный и местами туманный перевод, они, очевидно, написаны очень умным человеком, не только хорошо знакомым с еврейским вопросом, но и глубоким наблюдателем, сумевшим в современном движении и завоевательной политике евреев уловить основания программы, которую они так неуклонно проводят в жизнь, стремясь завладеть миром и создать “сверхправительство”.

И потому, действительны ли помещаемые ниже протоколы или апокрифичны, знакомство с ними может принести пользу хоть бы уж тем, что позволит читателям еще полнее осветить еврейский вопрос и еще яснее увидеть, чем грозит всему Христианскому миру торжество еврейства и осуществление в Европе плутократического “сверхправительства”, особенно теперь, когда для достижения этой цели в их распоряжении имеется такое могучее орудие, как сионизм, призванный объединить всех евреев на земле в союз еще более сплоченный и опасный, чем иезуитский орден».

Послесловие П. А. Крушевана:

«На этом заканчиваются “протоколы заседаний франмасонов и сионских мудрецов”.

Вторую половину этих протоколов мы напечатали со значительными сокращениями.

Несмотря, однако, на это и плохой перевод, мы не сомневаемся, что читатели составили достаточно определенное представление о программе завоевания мира евреями и вынесли убеждение, что программа эта действительно выработана евреями и является пламенной мечтой всего еврейства. В этом убеждают не только внешние признаки, как, например, характерные для еврейской речи обороты и гебраизмы, но и тот холод души, и тот скептицизм, и то презрение к христианским народам, которые свойственны только евреям.

Как бы ни старался христианин, он не сумел бы фальсифицировать эти еврейские чувства. Впрочем, не только эти соображения, но и другие данные убеждают, что рукопись является не апокрифической, а что перед нами действительно подлинные протоколы заседаний франмасонов-евреев, что программа завоевания мира евреями не бред душевнобольного, а строго обдуманный жестоким умом евреев план, часть которого, как мы видим, уже осуществлена».

Текст Сионских протоколов в газете «Знамя», как я покажу ниже, заметно отличался от их публикации С. А. Нилусом. Сами Сионские протоколы были получены Крушеваном, по-видимому, от Нилуса. Однако Крушеван несколько вольно обработал текст, стараясь приспособить его к реалиям России.

В январе-феврале 1905 года вышла еще одна публикация Сионских протоколов в газете «Казанский телеграф» (26-29.1.1905; 1.2.1905). В редакционном предисловии сообщалось, что Сионские протоколы ходили по Казанской губернии в «рукописном виде и были напечатаны в газете по просьбе подписчиков».

Редакция «Казанского телеграфа» непосредственно связывала деятельность еврейских организаций с событиями революции в России, поэтому опубликованные в газете Сионские протоколы были озаглавлены «Роль евреев и еврействующих в русской революции. Ключ к уяснению главного источника и главного двигателя всех смут, волнений и несчастий, охвативших и разоривших Россию в последние годы».

Незадолго до Октябрьского восстания антирусских сил в Москве и первопрестольная вносит свой вклад в издание Сионских протоколов. Они были опубликованы под названием «Древние и новые Протоколы собраний Сионских мудрецов». Рассказывают, что их раздавали сбитым с толку еврейскими агитаторами русским рабочим на баррикадах, после чего многие из них обратили свое оружие против смутьянов.[337]

Публикация Крушевана стала основой для целого ряда других изданий, осуществленных известным русским общественным деятелем, экономистом и публицистом Георгием Васильевичем Бутми (1856—1927). Этого мужественного человека еврейские террористы пытались неоднократно убить, засылая к нему шантажистов, одного из них, некоего Димента, угрожавшего ему оружием, Бутми застрелил, и суд его оправдал.[338] Еще в 1898 году Бутми выпустил книгу «Капиталы и долги», в которой раскрывал сущность паразитического еврейского капитала, создавшего такой мировой хозяйственный порядок, который позволяет кучке еврейских банкиров управлять абсолютным большинством человечества. Бутми доказывал, что финансовые манипуляции с золотом обогащают еврейских банкиров за счет остального человечества. Природные ресурсы стран переходят под власть международных дельцов, промышленность несет большие убытки. Экономические ресурсы России и других стран автоматически перекачиваются в пользу иудейских владык, остановить которых может только твердая власть самодержавного государства.

Получив в свои руки Сионские протоколы, Бутми поразился сходству зловещих замыслов с собственными выводами, которые он сделал, изучая деятельность иудейских банкиров. Бутми отредактировал текст протоколов и внес к него небольшие вставки на русские темы о винной монополии, дворянском банке, финансах.

В конце 1905 года в Петербурге, в типографии штаба войск Императорской гвардии, Бутми печатает свое первое издание Сионских протоколов под названием «Корень наших бедствий» и с заголовком, предшествующим тексту самого документа, – «Где корень современной неурядицы в социальном строе Европы вообще и в России в частности. Выдержки из древних и современных протоколов Сионских Мудрецов Всемирного общества франмасонов».

Издание было разрешено цензурой 12 декабря 1905 года, в самый разгар подрывной работы сатанинских, иудейских сил против России. В вакханалии революционной преступности и массовых убийств русских людей скромная книжечка Сионских протоколов оказалась убедительным ответом на многие вопросы того времени и в течение двух-трех недель была полностью раскуплена. Менее чем через месяц после выхода первого издания, 11 января 1906 года, там же, в Петербурге, Бутми при поддержке Союза Русского Народа выпускает второе, дополненное издание, но уже под другим названием: «Обличительные речи. Враги рода человеческого» – и с заголовком, предшествующим тексту: «Протоколы, извлеченные из тайных хранилищ Сионской Главной Канцелярии (где корень современной неурядицы в социальном строе Европы вообще и в России в частности)». Предисловие к этому изданию было подписано самим Бутми. В книгу вошла также написанная им «Справка об иудеях», а в конце «Речь раввина» и послесловие. В этом составе Сионские протоколы были изданы в Петербурге еще пять раз: три в 1906 году и два в 1907-м. Кроме того, публикация Бутми была переиздана в Казани в 1906 году под названием «Выдержки из протоколов франкмасонов».

В 1905 году почти одновременно с первым изданием Бутми вышла еще одна публикация Сионских протоколов, осуществленная выдающимся русским духовным писателем Сергеем Александровичем Нилусом (1862—1929). Сионские протоколы вошли во второе издание его книги «Великое в малом и антихрист, как близкая политическая возможность. Записки православного» (Царское Село: Типография Царскосельского Комитета Красного Креста, 1905. Тираж 2000 экз.). Публикация эта впоследствии стала классической – именно на ее основе были осуществлены все последующие (после 1919 г.) издания Сионских протоколов во многих странах мира.[339]

Всего только за три года еврейской революции в России (1904—1907) вышло не менее 17 изданий Сионских протоколов. Их зачитывали на собраниях и в военных частях, обсуждали в семьях, распространяли среди родственников, знакомых и соседей. Многим русским людям они открыли глаза на характер происходящего в России и, безусловно, сыграли свою роль в консолидации их усилий против опасного и тайного врага.

Несмотря на широкое распространение Сионских протоколов, ни одна революционная, еврейская или масонская организация того времени не осмелилась опротестовать их как фальшивку. Соответствие происходящего и замыслов авторов Сионских протоколов, по-видимому, поражало и убеждало не только русских людей, но и иудеев-талмудистов и масонов.

Глава 20

Сопоставление различных изданий Сионских протоколов. – Особенности публикаций Крушевана, Бутми и Нилуса.

Первоначальный вариант Сионских протоколов не был разбит на главы, а представлял собой ряд произвольных отрывков. В газетном варианте Крушевана эта особенность подлинника была сохранена, зато Бутми разбил текст на 27 протоколов, а Нилус – на 24. Впрочем, Нилус начал нумеровать протоколы только с издания 1911 года, в его издании 1905 года протоколы не нумеровались, а только указывалось: «следующий протокол», «еще протокол» и т. и. Все это еще раз свидетельствовало о том, что Крушеван и Нилус имели дело непосредственно с первоисточником, а Бутми использовал и обработал уже подготовленный ими текст. Вместе с тем совершенно очевидно, что идея упорядочить текст Сионских протоколов и пронумеровать их принадлежит Бутми.

Публикуя свой вариант Сионских протоколов, Бутми использовал текст из газеты «Знамя», исключив из него предисловие и послесловие, написанные Крушеваном.

Различия в тексте Сионских протоколов в вариантах Крушевана и Бутми сравнительно невелики. В 17-м протоколе у Бутми (15-й у Нилуса) отсутствует абзац «Мистичность власти», который есть у Нилуса и Крушевана. В 21-м протоколе у Бутми (17-й у Нилуса) отсутствует большой абзац об адвокатуре, который содержится у Крушевана и Нилуса. В 23-м протоколе Бутми сделал ряд добавлений от себя, сформулировав сущность финансовой политики еврейских банкиров.

Несколько вставок от себя Бутми внес и в протокол N27, последние десять строк в этом протоколе отсутствуют у Крушевана и Нилуса, т. е. они дописаны самим Бутми в пояснение идей Сионских протоколов.

Гораздо больше различий в тексте Сионских протоколов между вариантами Крушевана и Бутми, с одной стороны, и вариантом Нилуса с другой. Последний более тщательно и литературно отредактировал имевшийся у него оригинал. Текст Сионских протоколов Нилуса более совершенен по форме и лучше систематизирован. Нилус не только дал свою нумерацию протоколам, но и внес перед каждым из них поясняющие подзаголовки, облегчающие работу с текстом.

От издания к изданию Нилус продолжал совершенствовать текст и пояснения к нему. В публикации 1905 года вслед за Сионскими протоколами шли комментарии Нилуса на 11 страницах, а затем послесловие на 13. В публикации 1911 года послесловие было заменено необходимыми разъяснениями, которые только частично совпадали с изданием 1905 года (заканчиваясь словами «имеющие уши»), а далее следовал новый текст.

Сопоставление первых вариантов Сионских протоколов[340]

Варианты Крушевана[341]и Бутми[342]

Вариант Нилуса[343]


• В данное время заместительницей власти либералов-правителей явилась власть золота, то есть наша (с.22)[344].

• В наше время заместительницей либералов-правителей явилась власть золота (слова «то есть наша» отсутствуют). Было время правила вера (у Крушевана и Бутми эти слова отсутствуют) (с.326).


• Только с детства подготовленные лица могут ведать слова, составленные политическими буквами (с.24).

• Только с детства подготовленное к Самодержавию лицо может ведать слова, составленные политическими буквами (с.328).


• Соревнование мешает защититься от внешних врагов и даже увидеть их… Только у одного лица планы могут выработаться обширно ясными…(с.24).

• Могут ли они (народные массы) защищаться от внешних врагов? Только у Самодержавного лица планы могут выработаться обширно ясными(с.328).


• Взгляните на наспиртованных, оживотелых, одурманенных вином, право на безмерное употребление которого дано со свободою гоям (наши ведь свободою не пользуются, памятуя херем). Не допускать же нам во время нашего открытого, а потому и ответственного правления что-либо подобное… (с. 24)

• Взгляните на наспиртованных животных, одурманенных вином, право на безмерное употребление которого дано вместе со свободою. Не допускать же нам и нашим дойти до того же… (с. 329)


•…тоже наши женщины…(с.24)

•…наши женщины в местах гоевских увеселений (с.329).


•…казнями, которыми мы поддерживаем террор, располагающий гоев к слепому послушанию или бездействию (с.25).

•…казнями, которыми надобно поддерживать террор, располагающий к слепому послушанию (с.329).


• Гои не узрели, что наша политика выбила их из жизненной колеи на путь, ведущий к нашему правлению… (с.25).

• Эти слова отсутствуют (с.330).


•…не ознакомленный с нею (политикой), будь он гений, запутается в указываемых нами путях. Почему и было установлено династическое правление наших царей. (с.25).

•…а непосвященный, будь он даже и гений, ничего не поймет в политике, все это гоями было упущено из виду; а между тем на этом зиждилось династическое правление (с.330).


• Протокол 2 (Нилус) у Бутми разделен на два (2-й и 3-й), причем взяты у Нилуса только начало 2-го и конец третьего; вся середина (полторы страницы) вставка. Та же вставка и у Крушевана.

Такими путями мы приведем наших сынов к тем результатам, которые были теми же путями достигнуты еще в древние времена, что описано в Библии, в книге «Неемии (гл.9, ст. 22—25)» (с.26, протокол 2).

• Кроме первого абзаца, протокол 2 Бутми отсутствует.


• Государственные законы, измененные конституциями, были пущены в самых либеральных формах для того, чтобы народы, привыкли к познанию своей силы, вздумали бы посчитаться с царствующими… вы знаете, чем это кончилось (с. 26, протокол 2).

• Этот абзац отсутствует.


• Конституция разделила государственную мощь на три части: законодательную, исполнительную, судебную… Царствующее лицо уже не вмещало в себе и не олицетворяло государства (с.26, протокол 2).

• Отсутствует


•…республики не дадут нам Престол мира. Пока мы только заменили своею властью – золотом влияние либеральных правительств (с. 27, протокол 2).

• Отсутствует.


•…в случае их (представителей народа) протеста против наших распоряжений – к вечному отдыху (с.27).

• Отсутствует.


• «Такими путями мы приведем наших сынов…» – до начала страницы 28, кончая словами «противоевр. лагеря…» (с.26, вставка).

• Отсутствует.


• Администраторы… делаются пешками… наших (евр.)… специалистов… (которые) учились в храме Бога нашего… Гои же руководятся теориями и рутиной без всяких наблюдений за результатами их… Они веселятся… (с. 28)

• Администраторы… сделаются пешками… наших (евр.)… специалистов, воспитанных с раннего детства для управления делами всего мира. Гои… руководятся… теоретической рутиной… Пусть себе веселятся… (с. 332)


• Протокол 4 (с.28).

• Протокол 3 (с.333).


•…беспорядки, банкротство подорвут все существующие установления (с. 29, протокол 4, конец 3-го абзаца).

•…беспорядки, банкротства появятся всюду (протокол 3).


• Там же, следующий абзац: «обезумевшей от либерализма толпы».

• Там же, следующий абзац: «…обезумевшей толпы».


• Мы бедностью приковали народы к тяжелому труду сильнее, чем их приковало крепостное право или рабство; от последних они освободились, от нужды они не оторвутся (с.29).

• Народы прикованы к тяжелому труду бедностью сильнее, чем их приковывали рабство и крепостное право…


•…заработка, зависящего от стачек хозяев или товарищей, возбуждаемых нами по мере надобности, чтобы отвлечь умы от текущих дел и провести незаметно нам потребное (с.30).

•…заработка, ставя его в зависимость от стачек хозяев или товарищей.


• Народы и правительства гоев уничтожили под нашим руководством аристократию, которая была их опорой… (с.30)

• Народ под нашим руководством уничтожил аристократию, которая была его естественной защитницей…


• Мы же заинтересованы в голодности, в слабости своег