Book: Эндшпиль



Эндшпиль

Очнувшись, наступленье мрака,

А не рассвет я ощутил.

Джерард Мэнли Хопкинс



Глава 1. Дотан, штат Алабама.

Среда, 1 апреля 1981 г.

Всемирный Библейский центр в пяти милях к югу от Дотана состоял из двадцати трех белоснежных зданий, раскинувшихся более чем на 160 акрах. Молитвенный дворец находился в огромном здании из гранита и стекла. Полы повсюду были устланы коврами. Амфитеатр одновременно вмещал шесть тысяч правоверных, которые могли с полным комфортом предаваться духовному совершенствованию в помещениях, оснащенных кондиционерами. Каждый золотой кирпич на бульваре Вероисповедания олицетворял пожертвование в пять тысяч долларов, серебряный – в одну тысячу и белый – в пятьсот долларов. Прибывая по воздуху, иногда в одном из трех вертолетов Центра, гости взирали сверху на бульвар, напоминавший огромную белую челюсть, с вкраплениями золотых и серебряных коронок. С каждым годом оскал становился псе шире и приобретал все больше золотых зубов.

Напротив Молитвенного дворца на бульваре находилось длинное низкое здание внешних связей Центра, которое можно было бы по ошибке принять за большую фабрику компьютеров или исследовательскую лабораторию, если бы не шесть огромных спутниковых тарелок на крыше. Круглосуточные телевизионные программы, транслируемые через один или более спутников кабельными компаниями, телестанциями и церковным телевидением, по утверждению Центра, смотрели сто миллионов зрителей более чем из девяноста стран. Здесь был также компьютеризованный печатный цех, студия звукозаписи, четыре компьютера, постоянно подключенных в общую сеть Всемирного центра информации евангелистов.

Там, где заканчивался бело-серебряно-золотой оскал и бульвар Вероисповедания выходил из зоны повышенной охраны и превращался в окружную дорогу 251, располагались Библейский колледж Джимми Уэйна Саттера и его же школа христианского бизнеса. В этих неаккредитованных заведениях обучалось 800 студентов, из них 650 постоянно проживали в жестко разграниченных дормиториях: Западном – Роя Роджерса, Восточном – Дейла Эванса и Южном – Адама Смита.

В других зданиях с бетонными колоннами и гранитными фасадами, напоминавшими нечто среднее между современной протестантской церковью и мавзолеем, трудились легионы служащих. Они занимались административной деятельностью, службой безопасности, транспортом, внешними связями и финансами. Всемирный Библейский центр суммы своих доходов и расходов хранил в тайне, но было известно, что его комплекс, завершенный в 1978 году, обошелся более чем в сорок пять миллионов долларов. Также ходили слухи, что в Центр еженедельно поступает в качестве пожертвований около полутора миллионов долларов.

Предвидя быстрый финансовый рост в 1980 годах, Всемирный Библейский центр планировал открытие целой сети христианских магазинов, организацию мотелей и строительство Библейского увеселительного парка в Джорджии, который должен был обойтись в 165 миллионов долларов.

Хотя Всемирный Библейский центр являлся некоммерческой религиозной организацией, христианские предприятия создавались с целью будущей коммерческой экспансии, чтобы прибрать к рукам и торговлю. Президентом Библейского центра, его председателем и единственным членом Совета директоров религиозных предприятий был преподобный Джимми Уэйн Саттер.

***

Надев свои бифокальные очки в золотой оправе, Джимми Саттер улыбнулся в третью камеру.

– Я всего лишь скромный сельский проповедник, – елейным голосом начал он, – все эти финансовые и правовые вопросы для меня ничего не значат...

– Джимми, – тут же подхватил его приспешник – грузный мужчина в очках в роговой оправе, с отвисшими щеками, которые начинали дрожать, когда он возбуждался, как это случилось сейчас, – я уверен, что расследования Службы внутренних доходов, налоговых служб, все эти преследования Федерального совета церквей – бесспорно, дело рук Врага рода человеческого...

– ..но я знаю, что такое преследования, – продолжил Саттер, возвышая голос и слегка улыбаясь, чувствуя, что камера продолжает держать его в объективе. Он заметил, как удлинились линзы, когда все три камеры переключились на представителя Европейского таможенного союза. Тим Макинтош, режиссер программы был хорошо знаком с Саттером – за восемь лет они вместе сделали десять тысяч программ. – И я распознаю зловоние дьявола, когда сталкиваюсь с ним. Конечно, это происки, козни дьявола. Ему ведь ничего не хотелось так, как поставить преграду слову Божию.., это его мечта – использовать правительство, чтобы не дать слову Иисуса Христа проникнуть к тем, кто взывает к Нему о помощи, кто просит у Него прощения и ищет у Него спасения...

– И эти.., эти преследования настолько очевидно являются делом его рук... – подхватил второй приспешник.

– Но Иисус не покидает свой народ в годину бедствий! – возопил Джимми Уэйн Саттер. Теперь он расхаживал взад и вперед, размахивая шнуром от микрофона, словно волочил за хвост самого сатану. – Иисус за нас... Иисус поддерживает нас и нашу игру и презирает Князя Тьмы и его аспидов...

– Аминь! – воскликнула погрузневшая бывшая телезвезда, сидевшая в кресле. Год назад Иисус излечил ее от рака груди во время телевизионного сеанса в живом эфире.

– Слава Иисусу! – добавил с дивана усатый тип. За последние шестнадцать лет он уже издал девять книг о скором конце света.

– Иисус не замечает этих.., правительственных бюрократов... – Саттер чуть ли не выплюнул эту фразу, – как благородный лев, не обращающий внимания на укус блохи!

– С нами Бог! – пропел когда-то известный певец, выпустивший свой последний хит в 1957 году. Похоже, все трое пользовались одним и тем же лаком для волос и одевались в одном и том же магазине.

Саттер остановился, подтянул шнур микрофона и повернулся к аудитории. Декорация, по телевизионным стандартам, была грандиозной, она выглядела даже шикарнее, чем большинство бродвейских постановок – зрители располагались на трех уровнях, покрытых красными и синими коврами и украшенных букетами свежих белых цветов. Верхняя площадка, используемая в основном для вокальных номеров, напоминала террасу, огражденную сзади тремя стрельчатыми окнами, за которыми сиял вечный восход или закат. На средней площадке потрескивал камин, который горел даже тогда, когда температура воздуха в Дотане поднималась до тридцати пяти градусов в тени, а вокруг него располагалась сцена для интервью и бесед с позолоченными диваном, – креслами и письменным столом эпохи Людовика XIV, за которым обычно восседал преподобный Джимми Уэйн Саттер на резном стуле с высокой спинкой, таком же величественном, как трон Цезаря Борджиа.

Преподобный Саттер спустился на самую нижнюю площадку, представляющую собой полукружия сцен, покрытых коврами, что позволяло режиссеру давать общие планы дальними камерами, демонстрируя Главу Библейского центра на фоне шестисот человек аудитории. Эта студия обычно использовалась для съемок ежедневной программы “Библейское шоу в час завтрака”. Сейчас же здесь шла запись более длинной передачи – “Библейская программа с Джимми Уэйном Саттером”. Программы же, предполагавшие больший состав участников или большую аудиторию, записывались в Молитвенном дворце.

– Я всего лишь скромный провинциальный проповедник, – снова произнес Саттер, переходя на доверительный тон, – но с Божьей помощью и с вашей помощью все испытания и беды останутся позади. С Божьей и вашей помощью мы переживем эти дни преследований и гонений, и слово Господа зазвучит еще громче, сильнее и яснее, чем прежде. – Он промокнул вспотевший лоб шелковым носовым платком. – Но чтобы мы выжили, дорогие друзья.., чтобы мы могли и дальше доносить до вас послание Господа, выраженное в его евангелиях.., нам нужна ваша помощь. Нам нужны ваши молитвы, ваши негодующие письма в адрес правительственных бюрократов, преследующих нас, ваши подношения любви.., нам нужно все, что вы можете дать во имя Христа. Вы должны помочь нам доносить до людей слово Господа. Мы верим, что вы не подведете нас. А пока вы надписываете конверты, разосланные вам в этом месяце Крисом, Кеем и братом Лайлом, давайте послушаем Гейл и ансамбль “Евангелические гитары” с нашими библейскими певцами, которые напоминают вам – “Нет необходимости понимать, нужно просто держать Его за руку”...

Помощник режиссера пальцами отсчитал Саттеру четыре секунды и зажег лампочку, когда нужно было снова вступить после музыкальной паузы. Преподобный опустился за письменный стол, кресло рядом с ним пустовало. На диване же оказалось слишком много людей.

Саттер с вальяжным и даже несколько игривым видом улыбнулся в объектив второй камеры.

– Друзья, говоря о силе Господней любви, силе вечного спасения и даре возвращения к жизни во имя Иисуса.., мне особенно приятно представить нашего следующего гостя. Много лет он блуждал в паутине греха Западного побережья, о которой мы все слышали.., много лет эта добрая душа, лишенная света Христова, бродила в темной чаще страха и блуда, которая уготована тем, кто не обрел Слова Господа... Но сегодня в доказательство бесконечной милости Иисуса и Его силы, Его вечной любви, не оставляющей ни одного страждущего.., с нами знаменитый продюсер, голливудский кинорежиссер... Энтони Хэрод!

Под громкие аплодисменты шестисот христиан, не имевших ни малейшего представления о том, кто такой Хэрод, тот пересек широкую площадку, протянул Саттеру руку, но преподобный вскочил, обнял продюсера и усадил его в гостевое кресло. Хэрод уселся и нервно закинул ногу на ногу. Трио на диване отреагировало на него по-разному – популярный когда-то певец осклабился, апокалиптический писатель наградил его холодным взглядом, а раздобревшая кинозвезда состроила хитрую физиономию и послала воздушный поцелуй. На Хэроде были джинсы, облегающие ногу ковбойские сапоги и подпоясанная широким кушаком красная шелковая рубашка.

Джимми Уэйн Саттер склонился к нему и проговорил:

– Ну что ж, Энтони, Энтони, Энтони... Хэрод неуверенно улыбнулся и подмигнул аудитории. Из-за яркого телевизионного освещения лиц он не различал, лишь кое-где отблескивали стекла очков.

– Энтони, и сколько лет ты уже сотрудничаешь с ярмаркой мишуры и тщеславия?

– Э-э.., шестнадцать лет, – произнес Хэрод и откашлялся. – Я начал в 1964 году.., когда мне было девятнадцать. Начал как сценарист.

– И, Энтони... – Саттер склонился ближе, придав своему голосу одновременно оттенки веселости и таинственности, – правда ли то, что мы слышали.., о греховности Голливуда?.. Конечно, не всего Голливуда.., у нас с Кеем там есть несколько добрых друзей-христиан, включая тебя, Энтони.., но вообще, неужто он так порочен, как говорят?

– Довольно порочен, – кивнул Хэрод. – Это действительно клоака греховности.

– Разводы? – осведомился Саттер.

– Повсеместно.

– Наркотики?

– Ими пользуются все.

– Алкоголь?

– Ода.

– Кокаин?

– Запросто, как леденцы.

– Героин?

– Даже у звезд на венах есть следы, Джимми.

– И люди упоминают имя Господа всуе?

– Постоянно.

– Богохульничают?

– Само собой разумеется.

– Поклоняются дьяволу?

– Ходят такие слухи.

– Молятся “золотому тельцу”?

– Вне всяких сомнений.

– А как же насчет седьмой заповеди, Энтони?

– Э-э-э...

– “Не пожелай жены ближнего”...

– Я бы сказал, она полностью забыта.

– Ты бывал на этих разнузданных голливудских приемах, Энтони?

– Не раз участвовал в них...

– Наркотики, блуд, неприкрытое прелюбодейство, погоня за всемогущим долларом, поклонение Врагу рода человеческого, пренебрежение законами Божьими...

– Да, – согласился Хэрод, – и это только на самом скучном приеме. – Аудитория издала звук – напоминающий нечто среднее между кашлем и приглушенном вздохом.

Преподобный Джимми Уэйн Саттер сложил пальцы домиком.

– А теперь, Энтони, расскажи нам свою историю, свою собственную, о падении в эту бездну.., и восшествии из нее.

Хэрод едва заметно улыбнулся, уголки его губ поползли вверх.

– Ну, Джимми, я был молод.., впечатлителен.., хотел, чтобы мною руководили. Признаюсь, что соблазн этого образа жизни довольно долго вел меня вниз по темному пути. Многие годы.

– И ты получал за это мирское признание, – подсказал Саттер.

Хэрод кивнул и отыскал глазами камеру с красной лампочкой, после чего на его лице появилось выражение искреннего раскаяния.

– Как ты только что сказал, Джимми, у дьявола есть свои приманки. Деньги.., столько денег, Джимми, что я не знал, что с ними делать. Скоростные машины. Большие дома. Женщины.., красивые женщины.., знаменитые звезды с прославленными лицами и прекрасными телами.., мне только надо было снять телефонную трубку, Джимми. У меня возникло ложное чувство власти. Ложное чувство собственной высокопоставленности. Я пил и пользовался наркотиками. Дорога в ад может начаться даже с горячей ванны, Джимми.

– Аминь! – воскликнула толстая телезвезда. Саттер напустил на себя встревоженный вид.

– Но, Энтони, вот что действительно пугает.., то, чего мы должны больше всего опасаться.., ведь это люди, которые делают фильмы, так называемое кино для наших детей. Верно?

– Именно так, Джимми. И фильмы, которые они делают, продиктованы лишь одним соображением.., прибылью.

Первая камера загудела, предупреждая о крупном плане, и Саттер повернулся к объективу. Всякое спокойствие исчезло с его лица, теперь он напоминал ветхозаветного пророка – сильные скулы, темные брови, длинные волнистые седые волосы.

– И наши дети, дорогие друзья, получают грязь. Грязь и отбросы. Когда я был мальчиком.., когда большинство из нас были детьми.., мы собирали двадцатипятицентовики, чтобы сходить в кино.., если нам разрешали сходить в кино.., и мы шли на воскресный утренник и смотрели мультики... Что стало с мультиками, Энтони? А после мультика мы смотрели вестерн.., помните Хута Гибсона? Помните Хопалонга Кассиди? Помните Роя Роджерса? Да благословит его Господь... Рой участвовал в нашей программе на прошлой неделе.., прекрасный человек.., великодушный человек... А потом, может, киноленту Джона Уэйна. Мы возвращались домой и знали, что побеждают хорошие ребята, что Америка – это особое место.., благословенная страна. Помните Джона Уэйна в “Сражающихся ВМС”? И мы возвращались домой в свои семьи.., помните Микки Руни в “Энди Харди”? Возвращались домой к своим семьям и знали, что семья – это самое главное.., что мы любим нашу страну, что доброта, уважение к власти и любовь друг к Другу – это очень важно.., что сдержанность, дисциплина и самоконтроль – самое главное... А самое главное – что Господь всегда с нами!

Саттер снял очки. На лбу и верхней губе выступила испарина.

– А что наши дети смотрят сейчас? Они смотрят порнографию, безбожную грязь, ужасы, насилие, убийства. Сегодня вы идете в кино.., я имею в виду на фильм, разрешенный к показу детям, я не говорю о грязных фильмах для взрослых, которые показывают теперь везде, которые расползаются повсюду, как раковая опухоль, но любой ребенок может их увидеть.., уже нет возрастных границ, хотя это тоже лицемерие.., грязь есть грязь.., то, что не годится для шестнадцатилетних, не годится и для богобоязненных взрослых.., но дети идут на эти фильмы, и еще как идут! И они смотрят фильмы для взрослых, демонстрирующие обнаженное тело, богохульство, прелюбодеяния.., ругательство следует за ругательством, богохульство за богохульством... Эти фильмы разрушают наши семьи, разрушают нашу страну, разрушают веру, законы Господа и потешаются над Словом Господним, предлагая вместо него секс, насилие, грязь и нездоровое возбуждение. А вы говорите – что я могу сделать? Что мы можем сделать? И я отвечаю вам: приблизьтесь к Господу, воспримите его Слово, следуйте примеру безгрешного Иисуса, чтобы эти отбросы, эта грязь потеряли для вас всякую привлекательность... И пусть ваши дети примут Христа, примут в свои сердца, примут как своего Спасителя, своего личного Спасителя, и тогда эта видеогрязь потеряет для них привлекательность, эта “Гоморра” Голливуда перестанет притягивать их... “Ибо Отец весь суд отдал Сыну... И дал ему власть производить суд.., ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия, и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло.., а делавшие зло.., в воскресение осуждения” (Евангелие от Иоанна, глава 5, стихи 22-26-28).

Толпа закричала: “Аллилуйя!"

– Слава Иисусу! – воскликнул певец. Апокалиптический писатель закрыл глаза и кивнул. Толстая актриса рыдала.

Энтони, – тихим низким голосом произнес Саттер, снова привлекая к себе всеобщее внимание, – принял ли ты Господа?

– Принял, Джимми. Я обрел Господа...

– И принял его как личного Спасителя?

– Да, Джимми. Я принял Иисуса Христа в свою жизнь.

– И позволил ему вывести тебя из бездны страха и блуда.., из фальшивого блеска больного Голливуда к исцеляющему свету Слова Божия?..



– Да, Джимми. Христос вернул мне радость жизни, даровал мне цель жить и работать во имя Его...

– Да славится имя Господне, – выдохнул Саттер и улыбнулся. Он потряс головой, словно избавляясь от охватившего его волнения, и повернулся к третьей камере. Помощник режиссера махал руками, показывая, что пора закругляться. – И в ближайшем будущем, в самом ближайшем будущем, я надеюсь... Энтони обратит свои навыки, таланты и опыт на осуществление совершенно особого библейского проекта.., сейчас мы еще не можем говорить об этом, но не сомневайтесь, что мы используем все замечательные приемы Голливуда, чтобы донести слово Божье до миллионов добрых христиан, изголодавшихся по здоровым семейным развлечениям.

Аудитория и гости ответили громом аплодисментов. Саттер склонился к микрофону и сообщил, перекрывая шум:

– Завтра состоится особая библейская служба священной музыки.., наши гости – Пэт Бун, Пэтси Диллон, группа “Благовест”, наша Гейл и “Евангелические гитары”...

Под электронными вспышками аплодисменты еще более усилились. Третья камера с наездом взяла максимально крупный план Саттера, и преподобный улыбнулся:

– До следующей встречи, помните стих 16 из главы 3 Евангелия от Иоанна: “Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в него, не погиб, но имел жизнь вечную”. До свидания! Да благословит вас всех Господь!

Саттер и Хэрод покинули площадку еще до того, как погасли навесные софиты и утихли аплодисменты – быстрым шагом они двинулись по коридорам, устланным коврами и освежаемым кондиционерами. Мария Чен и жена преподобного – Кей ожидали их в кабинете Саттера.

– Ну что ты думаешь, дорогая? – осведомился Саттер.

Кей Эллен Саттер, высокая худая женщина, была обременена многочисленными слоями косметики и такой прической, что, казалось, ее вылепили много лет назад.

– Замечательно, дорогой. Восхитительно.

– Надо было отказаться от этого монолога идиота певца, когда он начал разглагольствовать о евреях, сующихся в шоу-бизнес, – заметил Саттер. – Хотя у нас есть еще двадцать минут, чтобы вырезать это, до того как все пойдет в эфир. – Он надел очки и посмотрел на жену. – Куда это вы обе собрались?

– Я думала показать Марии детскую группу и ясли в общежитии женатых студентов, – ответила Кей Саттер.

– Отлично, отлично! – откликнулся Саттер. – У нас с Энтони запланирована еще одна короткая встреча, а потом вам пора отправляться в Атланту.

Мария Чен бросила на Хэрода вопросительный взгляд. Тот пожал плечами, и обе женщины вышли.

Обширный кабинет преподобного Джимми Уэйна Саттера, в отличие от красно-сине-белых тонов, преобладавших в остальной части комплекса, был декорирован в основном в нежных тонах беж и землянистого цвета. Одну стену целиком занимало окно, выходившее на луг и небольшой клочок леса, оставленный строителями. Позади широкого письменного стола полстены было целиком покрыто фотографиями прославленных и власть предержащих лиц, почетными грамотами, удостоверениями о награждениях, афишами и другими документами, свидетельствовавшими о высоком и стабильном положении Джимми Уэйна Саттера.

Хэрод рухнул в кресло и вытянул ноги, шумно выдохнул воздух.

Саттер снял пиджак, повесил его на спинку кожаного кресла и сел, засучив рукава и обхватив голову руками.

– Ну что, Энтони, позабавился?

Хэрод запустил пальцы в свои завитые волосы.

– Надеюсь, никто из моих сотрудников не увидит этого.

Саттер улыбнулся.

– Почему, Энтони? Неужели причастность к богоугодному делу может повредить кинобизнесу?

– Повредить ему может мой идиотский вид. – Хэрод посмотрел в дальний конец кабинета, где находился бар. – Можно, я что-нибудь выпью?

– Конечно, – ответил Саттер. – Сделаешь сам? Ты здесь все знаешь.

Хэрод уже направлялся к бару. Он налил себе водки “Смирнофф”, добавил льда и вытащил еще одну бутылку из потаенного шкафчика.

– Бурбон?

– Да, пожалуйста, – сказал Саттер. – Ты рад, что принял мое приглашение? – осведомился преподобный, когда Хэрод протянул ему бокал.

Хэрод сделал большой глоток.

– Ты думаешь, было разумно засвечиваться, показывая меня в этой программе?

– Они и так знали, что ты здесь, – возразил Саттер. – Кеплер следит за тобой и одновременно вместе с братом К, не выпускает из виду и меня. Может, твои показания немного смутят их.

– Не знаю, как их, меня-то они точно смутят. – Хэрод направился к бару за новой порцией водки.

Саттер захихикал и принялся разбирать бумаги на своем столе.

– Энтони, только не подумай, что я отношусь цинично к своему сану.

Хэрод замер с кубиками льда в руке и посмотрел на Саттера.

– Ты что, смеешься надо мной? – воскликнул он. – Ничего циничнее, чем это мероприятие, я еще в жизни не видел.

– Вовсе нет, – тихо возразил Саттер. – Я отношусь к пастырству очень серьезно. Я действительно забочусь о людях, и благодарен Господу за дарованную мне способность.

Хэрод покачал головой.

– Джимми, уже два дня ты водишь меня по этому фундаменталистскому “Диснейленду”, здесь все до последней мелочи, которую я видел, направлено на то, чтобы извлекать деньги из бумажников провинциальных идиотов. Твои автоматические линии отсортировывают конверты с чеками от пустых, компьютеры сканируют письма и пишут стандартные ответы, телефонный банк тоже компьютеризирован, ты проводишь направленные почтовые кампании, которые по своему размаху превосходят даже Дика Виггери, а телевизионные церковные службы низводят мистера Эда до уровня снобистских разглагольствований...

– Энтони, Энтони, – покачал головой Саттер, – нельзя зацикливаться на внешней стороне дела, надо смотреть вглубь. Верующие моей электронной конгрегации – в своем большинстве.., да, простаки, провинциалы и недоумки. Но это никак не дискредитирует мою проповедническую деятельность, Энтони.

– Да ну?

– Вовсе нет. Я люблю этих людей! – Саттер стукнул своим огромным кулаком по столу. – Пятьдесят лет назад, когда я был юным евангелистом.., когда я семилетним мальчишкой, преисполненный благоговения к Слову Божию, обходил палатки с папой и тетей Эл, я знал, что Иисус наградил меня Способностью с какой-то целью.., а не просто для того, чтобы делать деньги. – Саттер взял в руки листок бумаги и уставился на него сквозь свои бифокальные очки. – Энтони, как ты думаешь, кто написал эти слова: “Проповедники, бойтесь наступления науки, как ведьмы боялись наступления дня, и смейтесь над роковыми провозвестниками, желающими отказаться от обмана, на котором основана их жизнь” ? – Саттер поверх очков пытливо взглянул на Хэрода. – Как ты думаешь, кто это написал, Энтони?

Хэрод пожал плечами.

– X. Л. Менкен? Меделин Муррей О'Хеер? Саттер покачал головой.

– Джефферсон, Энтони. Томас Джефферсон.

– Ну и что?

Саттер ткнул в сторону Хэрода своим мясистым пальцем.

– Неужели ты не понимаешь, Энтони? Несмотря на всю евангелистскую болтовню о том, что эта страна основана на религиозных принципах.., о том, что это христианская нация и всякое такое.., все ее отцы-основоположники, подобно Джефферсону, были атеистами, остроголовыми интеллектуалами, унитариями...

– Ну и что?

– А то, что эта страна была образована пачкой секулярных гуманистов, Энтони. Вот почему в наших школах больше нет места Богу. Вот почему ежедневно в абортариях убивают миллион нерожденных младенцев. Вот почему, пока мы болтаем о разоружении, коммунисты набирают силу. Господь наградил меня Способностью пробуждать сердца и души простых людей, чтобы мы смогли превратить эту страну в христианское государство, Энтони.

– И для этого тебе нужна моя помощь в обмен на твою поддержку и защиту от Клуба Островитян? – осклабился Хэрод.

– Рука руку моет, мой мальчик, – миротворчески улыбнулся Саттер в ответ.

– Похоже, в один прекрасный день ты собираешься стать президентом, – заметил Хэрод. – По-моему, вчера мы говорили лишь о том, чтобы слегка перетасовать иерархическую структуру Клуба Островитян.

Саттер развел руками.

– А что плохого в том, чтобы мыслить по-крупному, Энтони? Брат К., Кеплер, Траск и Колбен уже много десятилетий забавляются политикой. Я познакомился с братом К, сорок лет назад на политическом съезде консервативных проповедников в Батон-Руж. Поверь, не будет ничего дурного, если в Белом доме ради разнообразия вдруг появится добрый христианин.

– Мне казалось, Джимми Картер считался добрым христианином, – ухмыльнулся Хэрод.

– Джимми Картер обычный мещанин, – возразил Саттер. – Настоящий христианин знал бы, как поступить с аятоллой Хомейни, когда этот фанатик наложил свои лапы на американских граждан. В Библии сказано: “Око за око, зуб за зуб”. Надо было оставить этих шиитских негодяев без зубов.

– С точки зрения официального мнения, Рейгана тоже привели к власти христиане. – Хэрод отправился за новой порцией водки – политические дискуссии всегда наводили на него тоску.

– Черта с два! – воскликнул Саттер. – Нашего дружка Рональда привели к власти брат К., Кеплер и этот осел, который стоит за спиной Траска. Страна поворачивает вправо, но еще предвидятся временные откаты. К 1988 или 92 году будет подготовлена почва для прихода настоящего христианского кандидата.

– То есть тебя? – спросил Хэрод. – А перед тобой в очереди никто не стоит?

– Кто, например? – осклабился Саттер.

– Как же его зовут... – начал вспоминать Хэрод. – Парень от Нравственного Большинства.., фелвел. Саттер рассмеялся.

– Джерри – это креатура наших друзей из правого крыла в Вашингтоне. Он дутый пузырь. Когда его финансирование иссякнет, все увидят, что это куча дерьма в образе человека. И к тому же не слишком сообразительного.

– А как насчет тех, кто постарше? – осведомился Хэрод, пытаясь вспомнить имена целителей и заклинателей змей, которых он видел по телевидению в Лос-Анджелесе. – Рекс Хобарт...

– Хаббард, – поправил Саттер, – и кажется, Орал Роберте. Ты что, не в себе, Энтони?

– То есть?

Саттер извлек гаванскую сигару и закурил.

– Мы говорим здесь о людях, у которых пастушеский кнут еще не отлип от сапог, – произнес преподобный Джимми Уэйн Саттер. – Мы обсуждаем добрых парней, которые идут на телевидение и говорят:

"Друзья, приложите больную часть своего тела к экрану, и я ее вылечу!” Ты только представь себе, Энтони, все геморрои, нарывы, фурункулы и грибковые инфекции.., и человек, который благословляет всю эту биологию, будет встречаться с представителями иностранных государств и спать в спальне Линкольна?

– Да, это как-то пугает. – Хэрод между тем налил себе четвертый бокал водки. – А другие? Есть какие-нибудь альтернативы?

Преподобный Саттер закинул руки за голову и улыбнулся.

– Ну, есть Джим и Тэмми, но они большую часть времени якшаются с федеральным советом церквей... Кроме того, они по очереди страдают нервными срывами. Я не виню Джима. С такой женой, как у него, у меня бы тоже были нервные срывы. Потом есть Сваггарт в Луизиане. Он умный парень, Энтони. Но мне кажется, он больше хочет стать звездой рок-н-ролла, как его кузен...

– Кузен? – переспросил Хэрод.

– Джерри Ли Льюис, – пояснил Саттер. – Ну, кто там еще? Конечно же, Пэт Робертсон. Я думаю, Пэт будет баллотироваться в 84 или 88. Он основательный человек. На фоне его организационной структуры мой проект выглядит консервной банкой с проволочками, идущими в никуда. Но у Пэта есть свои обязательства. Окружающие иногда забывают, что он священник, и Пэт поддается этому...

– Все это очень интересно, – заметил Хэрод, – но мы слишком далеко ушли от цели моего визита сюда...

Саттер снял очки, вынул изо рта сигару и недоуменно посмотрел на Хэрода.

– Энтони, ты приехал сюда, потому что влип в историю, и если тебе не удастся получить помощь, Клуб перестанет использовать тебя для своих послеобеденных развлечений на острове...

– Эй-эй, теперь я полноправный член выборного комитета, – заметил Хэрод.

– Да, – кивнул Саттер. – Но Траск мертв. Колоен мертв. Кеплер лег на дно, а брат К, расстроен из-за своего фиаско в Филадельфии.

– К которому я не имею никакого отношения, – добавил Хэрод.

– Из которого ты умудрился выпутаться, – поправил Саттер. – Боже милосердный, какая неразбериха! Убито пять агентов ФБР и шестеро из команды Колбена. Пожары, разрушение частной и общественной собственности...

– Средства массовой информации продолжают придерживаться версии столкновения между двумя бандами, – сказал Хэрод. – Считается, что агенты ФБР находились там из-за группы черных террористов...

– Да, отголоски событий звучат повсюду – от кабинета мэра до самого Вашингтона. Ты знаешь, что Ричард Хейнс теперь работает частным образом на брата К. ?

– А мне-то что? – Хэрод пожал плечами.

– Вот именно, – улыбнулся Саттер. – Но ты понимаешь, что твое вступление в выборный комитет происходит.., в горячее время.

– Ты уверен, что они хотят использовать меня лишь в качестве средства, чтобы добраться до Вилли? – спросил Хэрод.

– Абсолютно.

– А потом меня уберут?

– Вот именно.

– Но зачем? – возмутился Хэрод. – Зачем им нужен старый психопат Вилли?

– У обитателей пустынь есть древняя поговорка – она никогда не включалась в Писание, но по времени своего создания вполне могла быть внесена в Ветхий Завет.

– Какая же?

– “Лучше держать верблюда в шатре, чтобы он писал на улицу, чем выставлять его из шатра, чтобы он писал внутрь”, – пропел Саттер.

– Спасибо, преподобный, – невесело усмехнулся Хэрод.

– Всегда рад помочь, Энтони. – Саттер посмотрел на часы. – Надо поторапливаться, если вы хотите успеть в Атланту на свой рейс.

Хэрод быстро протрезвел.

– Ты не знаешь, почему Барент назначил собрание на субботу?

Саттер сделал неопределенный жест рукой.

– Я думаю, брат К, созывает всех в связи с событиями понедельника.

– Выстрелы в Рейгана...

– Да. – кивнул Саттер, – но знаешь, кто был с президентом.., в трех шагах от него.., когда раздались выстрелы ?

Хэрод поднял брови.

– Да, сам брат К., – подтвердил Саттер. – Думаю, нам будет о чем поговорить.

– О Господи, – выдохнул Хэрод. Джимми Уэйн Саттер нахмурился.

– Не смей здесь упоминать имя Господа всуе! – рявкнул он. – Не советую тебе делать это и в присутствии брата К.

Хэрод подошел к двери и остановился.

– Еще один вопрос, Джимми: почему ты называешь Барента братом К.?

– Потому что К. Арнольд ничего не имеет против христианского имени, – ответил Саттер.

– И ты его знаешь? – изумился Хэрод.

– Конечно. Я знаком с братом К, с тридцатых годов, когда мы оба были еще детьми.

– Как же его зовут?

– Христианское имя К. Арнольда – Кристиан, – многозначительно протянул Саттер.

– Как?

– Кристиан, – повторил Саттер. – Кристиан Арнольд Барент. Даже если брат К, ни во что не верит, отец его был верующим человеком.

– Чтоб я провалился! – изрек Хэрод и поспешил вон, прежде чем Саттер успел что-либо ответить.


Глава 2. Кесария. Израиль.

Вторник, 2 апреля 1981 г.

Самолет Натали Престон, совершавший рейс из Вены, приземлился в аэропорту Давид Бен-Гурион в половине одиннадцатого утра по местному времени. Израильские таможенники оказались деятельными и невозмутимыми людьми и даже несколько излишне обходительными.

– Добро пожаловать в Израиль, мисс Хэпшоу, – промолвил мужчина, осматривавший две ее сумки за парапетом. Она уже в третий раз приезжала сюда по фальшивому паспорту, но у нее по-прежнему колотилось сердце в эти минуты ожидания. Уверенности ей придавало лишь то, что документы были изготовлены Моссадом, собственной разведывательной организацией Израиля.

Пройдя таможню, Натали села в автобус до Тель-Авива, а дальше отправилась пешком по дороге Ияффе на улицу Гамасгер. Она внесла недельную плату и залог в четыреста долларов за зеленый “Опель” выпуска 1975 года – с такими тормозами, что его при каждой остановке заносило влево.

Натали оставила за спиной безобразные пригороды Тель-Авива и двинулась к северу вдоль побережья по дороге на Хайфу. День стоял солнечный, температура воздуха достигала около 25 градусов, и Натали надела темные очки, спасаясь от нестерпимого сияния, отражавшегося от покрытия шоссе и глади Средиземноморья. Проехав двадцать миль, она миновала Натанью, небольшой курортный городок, высившийся на скалах над пляжем. Еще через несколько миль она увидела поворот на Ор Акиву и свернула с четырехполосного шоссе на более узкую асфальтовую дорогу, которая, извиваясь между песчаными дюнами, вела к пляжу. Натали бросила взгляд на римский акведук и массивные крепостные стены города крестоносцев, а затем выехала на старую прибрежную дорогу, идущую мимо гостиницы “Дан Кесария”, с ее огромной площадкой для гольфа, обнесенной по периметру высокой оградой и колючей проволокой.

Свернув к востоку по гравиевой дороге и следуя указателю на кибуц Ма'аган Микаэль, она наконец достигла перекрестка с другой, еще более узкой дорогой. Перед тем как остановиться перед запертыми воротами, “Опель” с полмили скачками продвигался вверх, объезжая рожковые деревья, фисташковые кусты и даже одну случайно выросшую здесь сосну. Натали вышла из машины, размяла ноги и помахала рукой в сторону белого дома, стоявшего на вершине холма.



Сол Ласки спустился по подъездной дорожке, чтобы открыть ей ворота. За это время он похудел, сбрил бороду. Его худые ноги, торчавшие из мешковатых шортов цвета хаки, и впалая грудь под белой футболкой делали его похожим на заключенного из фильма “Мост через реку Квай”, но, в отличие от заключенного, он сильно загорел, мышцы окрепли. Сол еще больше облысел, но оставшиеся на затылке волосы отросли и благодаря работе на открытом воздухе стали виться, ниспадая на шею и на уши. Свои разбитые очки в роговой оправе Сол заменил на “хамелеоны” в серебряной оправе. Оставшийся от операции шрам на запястье все еще полыхал ярко-красным цветом.

Отперев ворота, Сол дружески обнял Натали.

– Все прошло хорошо? – спросил он.

– Очень хорошо, – кивнула девушка. – Саймон Визенталь просил передать тебе привет.

– Он здоров?

– Для его возраста он находится в прекрасной форме.

– Он смог указать тебе необходимые источники?

– Лучших было бы не придумать, – ответила Натали, – он сам провел поиски. То, чего не оказалось в его собственном офисе, он заставил своих служащих принести из различных венских библиотек и архивов.

– Отлично, – улыбнулся Сол. – А остальное? Натали указала рукой на большой чемодан, лежавший на заднем сиденье машины.

– Битком набит фотокопиями. Это страшные вещи, Сол. Ты по-прежнему дважды в неделю ходишь в Яд-Вашем?

– Нет. – Он покачал головой. – Неподалеку отсюда есть одно место, которое строили поляки, – Лохам-Хагетаот.

– Это то же, что и Яд-Вашем?

– Только более мелкого масштаба, – пояснил Сол. – Но этого достаточно – там есть имена и биографии людей. Проезжай, я закрою ворота и сяду к тебе.

Дом на вершине холма был очень большим. Натали миновала его, не съезжая с дороги, спустилась по южному склону и притормозила у небольшого бунгало у апельсиновой рощицы. Потрясающий вид открывался оттуда. К западу, за рощами и обработанными полями, раскинулись песчаные дюны, развалины древних зданий и зубчатые волнорезы синего Средиземного моря. К югу, мерцая в знойном мареве, вздымались покрытые лесом скалы Натаньи. На восток убегала целая череда холмов и благоухающая апельсинами долина Шарон. К северу, за крепостями, которые считались древними даже во времена Соломона, и зеленым гребнем горы Кармель лежала Хайфа с ее узкими улочками, вымощенными умытыми дождем булыжниками. Натали ощутила ни с чем не сравнимую радость от того, что вернулась сюда.

Сол придержал дверь, пока она вносила сумки. В маленьком коттедже ничего не изменилось с тех пор, как она покинула его восемь дней назад: маленькая кухня, объединенная со столовой, образовывала одну длинную комнату с камином, вокруг скромного деревянного стола стояли три стула, еще один был придвинут к камину. Беленые стены утопали в жарком солнечном свете, лившемся через два окна; кроме этой гостиной, в доме имелись две спальни. Натали отнесла сумки к себе в комнату, швырнула их на широкую кровать и обратила внимание, что Сол загодя поставил свежие цветы в белую вазу на ее ночном столике. Когда она вернулась на кухню, он варил кофе.

– Хорошо съездила? – спросил он. – Без проблем?

– Без всяких. – Натали положила одну из папок на грубо отесанную поверхность стола. – Похоже, Сара Хэпшоу увидит все те места, где никогда не бывала Натали Престон, – рассмеялась она.

Сол кивнул и поставил перед ней белую кружку с густым черным кофе.

– Здесь тоже ничего непредвиденного? – поинтересовалась девушка.

– Нет, – откликнулся Сол. – Ничего и не могло произойти.

Натали взяла сахар из синей сахарницы. Только теперь она поняла, как сильно устала. Сол ободряюще погладил ее руку. Несмотря на то что его худое лицо было изборождено морщинами, Натали подумала, что теперь он выглядит гораздо моложе, чем тогда, когда он носил бороду. Всего три месяца назад. А кажется, словно прошли столетия.

– Есть новые сведения от Джека, – промолвил он. – Не хочешь прогуляться?

Натали бросила взгляд на недопитый кофе.

– Да ты возьми кружку с собой, – предложил Сол. – Мы пойдем к ипподрому. – Он встал и на минуту удалился в свою спальню. Вернулся он в свободной рубашке хаки навыпуск, которая не смогла полностью скрыть выпирающую кобуру, засунутую за ремень, с револьвером сорок пятого калибра.

Они двинулись по склону на запад, мимо изгородей и апельсиновых рощ, туда, где песчаные дюны подползали к обработанным полям и зеленым лужайкам частных вилл. С вершины дюны Сол перешел на акведук, который вздымался на двадцать футов над песком и простирался на многие мили, по направлению к груде развалин и новым строениям, видневшимся на побережье. Юноша в белой рубашке, крича и размахивая руками, бросился к ним, но Сол что-то тихо сказал ему на иврите, тот кивнул и отвернулся. Сол и Натали двинулись дальше по грубому покрытию акведука.

– Что ты ему сказал? – поинтересовалась Натали.

– Я упомянул, что знаком с троицей Фрова, Ави-Йона и Негев, – пояснил Сол. – Все трое занимались здесь раскопками начиная с пятидесятых годов.

– И все?

– Да. – Сол остановился и огляделся. Справа от них синело море, а впереди, на расстоянии мили, в солнечном свете купалось целое скопление белых новых домов.

– Когда ты рассказывал мне о своем доме, я представляла себе хижину в пустыне, – сказала Натали.

– Так оно и было, когда я приехал сюда сразу после войны. Сначала мы строили и расширяли кибуцы Гааш, Кфар Виткин и Ма'аган Микаэль. А после войны за независимость Давид и Ребекка обосновали здесь свою ферму...

– Это же настоящее поместье! – воскликнула Натали.

Сол улыбнулся и допил остатки кофе.

– Поместье – это место обитания барона Ротшильда. Теперь там расположен пятизвездочный отель “Дан Кесария”.

– Мне нравятся эти развалины, – призналась Натали. – Акведук, театр, город крестоносцев – все это такое древнее.

Сол кивнул.

– Когда я жил в Америке, мне очень недоставало этих временных слоев разных эпох.

Натали сняла с плеча красную сумку и положила в нее пустые кофейные чашки, предварительно аккуратно завернув их в полотенце.

– Я скучаю по Америке, – вздохнула она и, обхватив руками колени, взглянула на море песка, расстилавшееся под желтыми камнями акведука. – Мне кажется, я скучаю по Америке, – поправилась она. – Эти последние дни были такими кошмарными...

Сол ничего не ответил, и в течение нескольких минут оба сидели молча.

Первой заговорила Натали:

– Интересно, кто был на похоронах Роба? Сол искоса взглянул на нее, и солнечный свет отразился от стекол его очков.

– Джек Коуэн написал, что шерифа Джентри похоронили на Чарлстонском кладбище в присутствии представителей местной полиции и нескольких местных агентств.

– Нет, я имела в виду людей, близких ему. Присутствовали ли там члены семьи? Его приятель Дерил Микс? Кто-нибудь из тех.., кто любил его? – Натали умолкла.

Сол протянул ей свой носовой платок.

– Это было бы безумием, если бы ты отправилась туда, – тихо промолвил он. – Они бы тебя узнали. Кроме того, ты все равно не смогла бы этого сделать. Врачи в Иерусалимской больнице сказали, что у тебя был очень тяжелый перелом. – Сол с улыбкой взял у нее из рук носовой платок. – А сегодня я что-то не замечаю, чтобы ты хромала.

– Да. – Натали улыбнулась, – нога стала гораздо лучше. – И, переведя разговор на другую тему, тряхнула головой. – О'кей, так с чего начнем?

– Мне кажется, у Джека довольно интересные новости, но сначала я бы хотел все узнать о Вене.

Натали кивнула.

– Регистрационные книги гостиницы подтвердили, что они были там.., мисс Мелани Фуллер и Нина Хокинс.., это девичья фамилия Дрейтон.., гостиница “Империал”.., в 1925, 1926 и 1927 годах. Гостиница “Метрополь” – 1933, 1934 и 1935. Они могли бывать там и еще несколько раз, останавливаясь в других гостиницах, которые просто утратили свои архивы во время войны и вследствие разных причин. Мистер Визенталь продолжает искать.

– А фон Борхерт? – осведомился Сол.

– Записей в регистрационных книгах нет, но Визенталь подтвердил, что Вильгельм фон Борхерт с 1922 по 1929 год арендовал небольшую виллу в Перхтольдсдорфе, неподалеку от города. Она была разрушена после войны.

– А относительно.., другого? – спросил Сол. – Преступлений ?

– Убийства, – поправила Натали. – Обычный набор уличной преступности, политические убийства.., преступления на почве ревности и так далее. Потом, летом 1925 года, три странных необъяснимых случая. Два важных человека и женщина – известная венская социалистка – ни с того ни с сего убиты своими знакомыми. Во всех трех случаях у убийц не было ни мотивов, ни алиби, ни объясняющих причин. Газеты назвали это “летним помешательством”, так как убийцы – все трое – клялись, что не помнят, как совершили свои преступления. Все трое были признаны вменяемыми и виновными. Один казнен, второй покончил жизнь самоубийством, а женщина, убившая свою подругу, была отправлена в сумасшедший дом, где через неделю она утопилась в пруду.

– Похоже, наши молодые мозговые вампиры именно тогда и начинали свою Игру, – заметил Сол, – обретали вкус к убийствам.

– Мистер Визенталь не смог установить связи, – продолжала Натали, – но он будет заниматься расследованиями для нас. Семь необъяснимых убийств летом 1926 года. Одиннадцать – между июнем и августом 1927-го.., но это было лето неудавшегося путча, когда на вышедшей из-под контроля демонстрации погибло восемьдесят рабочих, и венские власти были гораздо больше обеспокоены другими проблемами, чем смертью каких-то граждан из низшего сословия.

– Значит, наша троица сменила свои мишени, – задумчиво произнес Сол. – Возможно, убийство представителей их собственного круга стало для них небезопасным.

– За лето и зиму 1928 года нам не удалось обнаружить никаких отчетов о преступности, – сказала Натали, – зато в 1929 в австрийском курортном городке Бад-Ишль произошло семь таинственных исчезновений. Венская пресса писала о Заунерском оборотне, потому что всех исчезнувших – а среди них были очень влиятельные лица как в Вене, так и в Берлине – в последний раз видели на эспланаде шикарного кафе “Заунер”.

– Однако подтверждений того, что в это время там находился наш молодой немец со своими двумя американскими подружками, нет? – спросил Сол.

– Пока нет, – ответила Натали. – Но мистер Визенталь сказал, что в округе имелось множество частных вилл и гостиниц, которых уже давно не существует.

Сол удовлетворенно кивнул. Одновременно, как по команде оба подняли головы и проводили взглядом эскадру из пяти израильских Ф-16, которые с ревом низко летели над морем, направляясь к югу.

– Это только начало, – сказал Сол. – Конечно, нам нужны подробности, гораздо больше подробностей, но начало положено.

Несколько минут они сидели в тишине. Солнце спускалось к юго-западу, отбрасывая изощренные тени от акведука на песок дюн. Весь мир купался в красновато-золотистом сиянии.

– Этот город в двадцать втором году до нашей эры начал строить Ирод Великий – доносчик и прихлебатель – в честь Цезаря Августа. К VI веку нашей эры он стал административным центром с сияющими белизной театром, ипподромом и акведуком, – наконец промолвил Сол. – В течение десяти лет здесь был прокуратором Понтий Пилат.

– Ты уже рассказывал мне все это, когда мы приехали сюда в феврале, – хмурясь, напомнила Натали.

– Да, – кивнул Сол. – Смотри. – Он указал на дюны, наползающие на каменные арки. – Большая часть всего этого была скрыта на протяжении последних пятнадцати столетий. Акведук, на котором мы сидим, раскопали лишь в начале шестидесятых годов.

– Ну так что же? – Натали о чем-то напряженно думала, и ей было, видимо, не до исторических экскурсов.

– Так что же осталось от власти Цезаря? Чем кончились политические замыслы Ирода? Что осталось от страхов и предчувствий апостола Павла, сидевшего здесь в заключении? – Сол помолчал несколько секунд. – Все погибло, – ответил он сам себе. – Погибло и занесено прахом времен. Погибла власть, исчезли и погребены ее символы. Ничего не осталось, кроме камней и воспоминаний.

– О чем ты, Сол?

– Оберсту и этой Фуллер, должно быть, сейчас по меньшей мере семьдесят. На фотографии, которую мне показывал Арон, изображен мужчина лет шестидесяти. Как однажды сказал Роб Джентри, все они смертны. И со следующим полнолунием уже не восстанут из мертвых.

– Значит, ты предлагаешь, чтобы мы просто оставались здесь? Сидеть у моря и ждать погоды? – голос Натали задрожал от гнева. – Мы будем прятаться, пока эти.., эти монстры не перемрут от старости или не угробят друг друга?

– Здесь или в каком-нибудь другом безопасном месте, – ответил Сол. – Тебе же известна альтернатива – нам тоже придется лишать кого-то жизни.

Натали вскочила и прошлась взад-вперед по узкой каменной стене.

– Ты забываешь, Сол, что я уже убила одного человека. Я застрелила этого ужасного парня – Винсента, которого использовала старуха.

– К тому времени он уже не был одушевленным существом, – возразил Сол. – Вовсе не ты, а Мелани Фуллер лишила его жизни. Ты просто высвободила его тело из-под ее контроля.

– Тогда, насколько я понимаю, они все неодушевленные, – вздохнула Натали. – И все-таки мы должны вернуться.

– Да, но... – начал Сол.

– Я не могу поверить, что ты всерьез готов отказаться от преследования, – перебила Натали. – Подумай о том риске, на который ради нас пошел Джек Коуэн в Вашингтоне, используя свои компьютеры, чтобы получить все необходимые сведения? А долгие недели моих поисков в Торонто, Франции, в Вене? А сотни часов, проведенных тобой в Яд-Вашеме?..

– Это было просто предложение. – Сол поднялся. – По крайней мере совершенно не обязательно, чтобы мы оба...

– Ах, вот оно в чем дело! – воскликнула Натали. – Ну так забудь об этом, Сол. Они убили моего отца, убили Роба, один из них посмел прикоснуться ко мне своими грязными мыслями, и пусть нас только двое и я все еще не знаю, что мы можем сделать, но лично я возвращаюсь в Америку. С тобой или без тебя, Сол, я возвращаюсь.

– Ладно. – Сол протянул Натали ее сумку, и их руки соприкоснулись. – Мне просто нужно было убедиться.

– Лично я ни в чем не сомневалась, – сказала Натали. – Расскажи мне о той информации, которую ты получил от Коуэна.

– Потом, после обеда. – Он взял ее под руку, и они двинулись обратно по акведуку. Их тени сливались и изгибались в высоких волнах набегающего песка.

Сол приготовил восхитительный обед: салат из свежих фруктов, домашний хлеб, который он называл багеле, запеченная в восточном стиле баранина и на десерт сладкий турецкий кофе. Когда они вернулись в его комнату, чтобы поработать, уже стемнело, и они включили шипящий и посвистывающий фонарь.

Длинный стол был завален папками, кипами переснятых документов, грудами фотографий – на верхних были изображены жертвы концлагерей, с безучастным видом взиравшие в объектив, – повсюду валялись сотни желтоватых листков, исписанных убористым почерком Сола. На беленых стенах комнаты были пришпилены списки имен, дат и карты расположения концлагерей. Натали заметила старую фотокопию, на которой был изображен молодой полковник с несколькими офицерами СС, – все они улыбались со старой газетной вырезки. Рядом – цветной снимок Мелани Фуллер, на котором та стояла рядом с Торном во дворе своего чарлстонского дома.

Они уселись в большие удобные кресла, и Сол достал толстую папку.

– Джек считает, что они обнаружили местонахождение Мелани Фуллер... – начал он. Натали резко выпрямилась.

– Где она?

– В Чарлстоне. Снова там, в своем старом доме. Натали медленно покачала головой.

– Это невозможно. Она не настолько глупа, чтобы вернуться туда.

Сол открыл папку и взглянул на текст, отпечатанный на бланках израильского посольства.

– Дом Фуллер был закрыт в ожидании окончательного правого постановления о статусе владелицы. Суд не мог сразу объявить ее мертвой, а чтобы продать ее дом, потребовалось бы еще больше времени. Похоже, живых родственников у нее не было. Тем временем появился некий Говард Варден, заявивший, что является внучатым племянником Мелани Фуллер. Он предоставил письма и документы, включая последнее завещание, датированное 8 января 1978 года, по которому дом и все его владения перешли к нему именно с этого числа.., а не в случае ее смерти. Варден пояснил, что пожилую даму тревожило ее ухудшающееся здоровье и наступление старческого маразма. Он, мол, не сомневается в том, что его двоюродная бабушка доживет свою жизнь в этом доме, но в связи с ее исчезновением и предполагаемой смертью считает необходимым поддерживать дом и хозяйство. В настоящий момент он поселился там со своей семьей.

– Может, это действительно давно не появлявшийся родственник? – спросила Натали.

– Не похоже. Джеку удалось собрать кое-какую информацию о Вардене. Он вырос в штате Огайо, четырнадцать лет назад переехал в Филадельфию. Последние четыре года работал помощником старшего лесничего в городском парке, и три из них жил в парке фейермаунт...

– Парк Фейермаунт!.. – вскрикнула Натали. – Это как раз неподалеку от того места, где исчезла Мелани Фуллер.

– Вот именно, – подтвердил Сол. – Согласно филадельфийским источникам, Варден – сейчас ему тридцать семь лет – женат, у него трое детей: две девочки и мальчуган. Согласно сведениям из Чарлстона, его жена полностью соответствует полученному описанию, но ребенок при них почему-то всего один.., пятилетний мальчик по имени Джастин.

– Но... – начала было Натали.

– Постой, это еще не все, – перебил Сол. – Дом Ходжесов по соседству был продан в марте. Его приобрел некий врач по имени Стивен Хартман, с ним живут его жена и двадцатитрехлетняя дочь.

– Ну и что тут странного? Я вполне могу понять, почему миссис Ходжес не захотела возвращало! в этот дом.

– Да, – согласился Сол, поправив очки, – но похоже, что доктор Хартман тоже из Филадельфии.., преуспевающий нейрохирург, который внезапно прекращает свою практику, женится и в марте покидает город. И именно тогда же, когда Говард Варден со своим семейством ощутили потребность перебраться на юг. Новая жена доктора Хартмана, третья по счету (и его друзья были крайне изумлены этим браком), некая Сюзанна Олдсмит – бывшая старшая сестра отделения интенсивной терапии Филадельфийской больницы общего профиля...

– А что необычного в том, что врач женится на медицинской сестре? – удивилась Натали.

– Ничего, конечно. Но согласно справкам, которые навел Джек Коуэн, до того момента, как доктор Хартман и сестра Олдсмит уволились и вступили в брак, все считали их отношения отчужденно-профессиональными. И более того, ни у одного из счастливых новобрачных не было двадцатитрехлетней дочери.

– Тогда кто же?..

– Юная особа, известная в Чарлстоне под именем Констанции Хартман, очень сильно напоминает некую Конни Сьюэлл – медсестру из отделения интенсивной терапии, которая уволилась на той же неделе, что и сестра Олдсмит. Джеку не удалось получить более определенных сведений, но мисс Сьюэлл бросила свою квартиру и друзей, не поставив их в известность – куда направляется.

Натали мерила нервными шагами маленькую комнату, не обращая внимания на шипение лампы и мечущиеся по стенам тени.

– Значит, мы предполагаем, что во время этого безумия в Филадельфии Мелани Фуллер была ранена или получила травму. Газеты писали о том, что в реке Шилькил была найдена машина с трупом возле того места, где потерпел крушение фэбээровский вертолет. Но тело принадлежало не Мелани. Я знала, что она жива. Я чувствовала это. Стало быть, она была лишь ранена и заставила этого лесничего препроводить ее в местную больницу. А Коуэн проверил больничные записи?

– Конечно. – Сол кивнул. – Он выяснил, что перед ним там побывал кто-то из ФБР или под видом ФБР. Никаких упоминаний о Мелани Фуллер нет. Масса старух, но ни одна из них не подходит под ее описание.

– Это не имеет значения, – возразила Натали. – Старое чудище каким-то образом замело следы. Нам, ведь известно, что она умеет это делать. – Натали вздрогнула и потерла руки. – Значит, когда наступило время выздоровления, у Мелани Фуллер уже была готова группа обработанных зомби, которые и отвезли ее обратно домой в Чарлстон. Постой-ка, я догадываюсь.., мистер и миссис Варден привезли с собой больную бабушку...

– Да, вроде бы матушку миссис Варден, – с легкой улыбкой ответил Сол. – Соседи ни разу ее не видели, но кто-то рассказал Джеку о том, как вносили в дом больничное оборудование. Это тем более странно, ибо, по сведениям, полученным из Филадельфии, мать Нэнси Варден скончалась еще в 1969 году.

Натали снова заметалась по комнате.

– А доктор, как его там?..

– Хартман.

– Да.., а он с сестрой Олдсмит находится в доме Ходжесов, чтобы оказывать Фуллер первоклассную медицинскую помощь. – Натали замерла с широко раскрытыми глазами. – Но, Господи, Сол, это же очень рискованно! Что, если власти... – она замолчала.

– Какие власти? – усмехнулся Сол. – Чарлстонская полиция никогда не заподозрит, что больная мать миссис Варден и исчезнувшая Мелани Фуллер – одно и то же лицо. Это мог заподозрить шериф Джентри.., у Роба была потрясающая интуиция.., но он мертв.

Натали бросила на него горестный взгляд и глубоко вздохнула.

– А что насчет группы Барента? – поинтересовалась она. – Этих.., из ФБР и всех остальных?

– Возможно, они объявили перемирие. – Сол пожал плечами. – Вероятно, мистер Барент и его дружки, оставшиеся в живых, не хотят больше подвергаться такому же пристальному вниманию общественности, как в декабре. Натали, ну представь: если бы ты была Мелани Фуллер и бежала от таких же порождений мрака, не желающих афишировать свои кровавые деяния, куда бы ты направилась?

Натали с секунду подумала, затем произнесла:

– В дом, который и без того уже стал центром внимания всей страны из-за целой череды необъяснимых убийств. Невероятно!

– Да, – согласился Сол. – Невероятно, но именно эта невероятность и стала для нас удачей. Джек Коуэн сделал все, что мог, при этом не навлекая на себя гнев своего начальства. Я отправил ему закодированное послание с благодарностью и с просьбой продолжать расследования. Он будет ждать известий от нас.

– О, если бы только остальные могли нам поверить! – воскликнула Натали. Сол покачал головой.

– Даже Джек Коуэн верит лишь в часть этой истории. Единственное, в чем он не сомневается, так это в том, что кто-то убил Арона Эшколя и всю его семью и что я говорил правду, когда утверждал, что в гибели моего племянника, его жены и детей каким-то непонятным ему образом замешаны оберст и агенты ФБР...

Натали как подкошенная рухнула на стул. Она вдруг побледнела.

– О Господи, Сол, а что же случилось с дочерьми Вардена? С теми двумя девочками, о которых сообщал Джек Коуэн?

– Этого Джеку выяснить не удалось, – Сол захлопнул папку. – Никаких признаков траура, никаких сообщений о смерти ни в Филадельфии, ни в Чарлстоне. Возможно, их отослали к близким родственникам, но у Джека нет способа выяснить это, не засвечиваясь. Если они все обслуживают Мелани Фуллер, то вполне возможно, что старуха устала от такого количества детей и устранила двоих из них...

У Натали даже губы побелели от ярости.

– Эта сука должна умереть, – прошептала она.

– Да, – согласился Сол. – Я уверен, что мы выяснили ее местонахождение.

– Наверняка, хотя сама мысль о том, что у нее до сих пор развязаны руки...

– Мы их остановим, – перебил ее Сол, – всех. Но для этого мы должны действовать по плану. Роб Джентри погиб по моей вине. По моей вине погиб Арон и его семья. Я считал, что если мы незаметно приблизимся к этим людям, это не будет грозить нам никакой опасностью. Но Джентри был прав, называя это ловлей ядовитых змей с закрытыми глазами. – Он придвинул к себе другую папку и провел по ней пальцами. – Если мы возвращаемся в эту трясину, Натали, мы должны стать охотниками и не дожидаться безучастно, когда эти страшные чудовища первыми нанесут удар.

– Ты ее не видел, – прошептала Натали. – Она.., она не человек. А главное – я упустила возможность, Сол. Она отвлеклась, и в течение нескольких секунд я держала в руках заряженный револьвер, но я выстрелила не в того, в кого нужно было. Роба убил не Винсент, а она. Я просто сразу это не сообразила.

Сол крепко сжал ее руку повыше локтя.

– Не нужно, Натали. В этом гнезде Мелани Фуллер – лишь одна из гадюк. Даже если бы ты ее уничтожила, остальные остались бы невредимы. И их количество осталось бы прежним, если мы предположим, что Чарлза Колбена убила именно Фуллер.

– Но если бы я...

– Хватит, – решительно оборвал Сол, погладив ее по голове, и ласково провел пальцами по щеке. – Ты очень устала, дружочек. Завтра, если захочешь, я возьму тебя с собой в Лохам-Хагетаот.

– Да, – согласилась Натали, – я бы хотела поехать, – и она чуть склонила голову, когда Сол поцеловал ее в макушку.

Чуть позже, когда Натали уже легла, Сол открыл тонкую папку, на которой было написано “Тони Хэрод”, и в течение некоторого времени изучал досье. Затем он отложил в сторону и ее. Открыв дверь, Сол прислонился к косяку, глубоко вдыхая дивный ночной воздух. Высоко в небе плыла луна, заливая серебром склоны холмов и отдаленные дюны. Дом Давида Эшколя покоился во мраке на вершине холма. С запада долетал аромат апельсинов, слышался тихий шепот далекого моря.

Постояв несколько минут, Сол закрыл дверь, задвинул засовы, проверил ставни и вернулся в свою комнату. Взял первую папку, которую ему прислал Визенталь. Поверх пачки обычных формуляров, заполненных на польском и четкими стенографическими значками вермахта, была прикреплена фотография еврейской девочки лет восемнадцати – маленький рот, впалые щеки, черные волосы, повязанные шарфом, и огромные темные глаза. Несколько минут Сол смотрел на фотографию, гадая, о чем думала эта девушка, когда глядела в объектив нацистской камеры. Как и где умерла она, кто оплакал ее? Сможет ли он найти в ее досье ответы на эти вопросы? По меньшей мере Солу были нужны скупые факты: когда она была арестована за величайшее преступление, против арийцев – ведь она была еврейкой; когда была переведена в лагерь, когда закончилась ее короткая юная жизнь, а с нею все надежды, мечты, симпатии... Неужто так и рассеялись, как горстка пепла на холодном ветру? Сол вздохнул и приступил к чтению...

***

Поутру они встали рано, и Сол приготовил один из тех обильных завтраков, которые, по его словам, являлись традиционными для Израиля. Солнце едва поднялось над холмами, когда они забросили на заднее сиденье почтенного “Лендровера” рюкзак и направились по прибрежному шоссе к северу. Минут через сорок они достигли порта Хайфы. Город раскинулся у подножия горы Кармил.

– “Голова твоя на тебе, как Кармил, и волосы на голове твоей, как пурпур”, – процитировал Сол, перекрывая шум ветра.

– Красиво, – сказала Натали. – “Песнь Соломона” ?

– “Песнь Песней”, – поправил Сол. Ближе к северному берегу залива начали попадаться указатели с названием Акко, в двух вариантах переводов – “Поместье” и “Поместье Святого Иоанна”. Натали посмотрела на запад, на обнесенный белыми стенами город, купавшийся в щедром утреннем свете. День снова обещал быть жарким.

Из Акко вела узкая дорога к кибуцу, перед которым сонный охранник, взмахнув рукой, дал Солу знак проезжать. Они миновали зеленеющие поля, комплекс зданий кибуца и остановились у большого блочного дома с вывеской на иврите и английском: “Лохам-Хагетаот – гетто Дом борца”, ниже были указаны часы работы. Навстречу им вышел невысокий мужчина, на его правой руке не хватало трех пальцев. Он вступил с Солом в оживленную беседу на иврите. Сол подал ему несколько монет, и тот двинулся вперед, указывая им дорогу, улыбаясь и повторяя Натали “шалом”.

– Тогда раба, – промолвила Натали, когда они вошли в тускло освещенную центральную комнату. – Бокертов.

– Шалом, – улыбнулся коротышка. – Л'хитра'от. Натали посмотрела ему вслед и двинулась мимо застекленных витрин с журналами, рукописями и другими реликвиями обреченного на гибель восстания Варшавского гетто. Висевшие на стенах фотографии безмолвно и наглядно повествовали о жизни в гетто и тех нацистских зверствах, которые уничтожили эту жизнь.

– Это не похоже на Яд-Вашем, – заметила Натали. – Здесь нет такого гнетущего ощущения. Может, из-за того, что здесь потолки выше.

Сол пододвинул низкую скамеечку и уселся на нее, скрестив ноги. Слева от себя он положил целую кипу папок, а справа – стробоскоп на батарейках.

– Лохам-Хагетаот скорее посвящен идее сопротивления, чем воспоминаниям о геноциде, – ответил он.

Натали остановилась перед снимком с изображением большого семейства, выгружающегося из теплушки, – их пожитки были свалены на землю рядом. Она резко повернулась к Солу.

– Ты можешь загипнотизировать меня? Сол поправил очки.

– Могу. Но это займет много времени. А зачем? Натали пожала плечами.

– Мне хочется узнать, какие ощущения у загипнотизированного... Ведь это не составит для тебя никакого труда.

– Многолетняя практика, – откликнулся Сол. – В течение многих лет я использовал нечто вроде самогипноза, чтобы справляться с мигренями.

Натали взяла папку и, открыв ее, взглянула на находившуюся внутри фотографию молодой женщины.

– Неужели ты действительно сможешь вместить все это в свое подсознание?

– Существуют разные уровни подсознания. – Сол потер щеку. – На одних я просто пытаюсь восстановить уже имеющиеся там воспоминания.., путем, если можно так выразиться, разблокирования уже образовавшейся блокировки. А с другой стороны, я пытаюсь настолько раскрепоститься, чтобы ощутить происшедшее с людьми, которые имели подобный опыт. Натали оглянулась.

– И все это помогает?

– Да. Особенно если впитываешь, пропускаешь через себя биографические сведения.

– Сколько у тебя времени на это? Сол посмотрел на часы.

– Около двух часов, но Шмулик обещал не впускать сюда туристов, пока я не закончу.

Натали поправила тяжелую сумку на плече.

– Я пойду погуляю и начну усваивать и запоминать все венские сведения.

– Шалом, – буркнул Сол. Оставшись один, он тщательно прочитал все имевшееся в первых трех папках. Затем отвернулся в сторону, включил маленький стробоскоп и установил таймер. Метроном начал отстукивать ритм в унисон со вспышками мигающего света. Сол полностью расслабился, стер из своего сознания все, за исключением ощущения пульсирующего света, и словно поплыл по волнам другой исторической эпохи и других географических мест.

Сквозь дым, пламя и завесу времени на него со стен взирали бледные, изможденные лица.

***

Выйдя из кубического здания, Натали уставилась на молодых обитателей кибуца, занимавшихся своими делами. Вдали виднелся грузовик, направлявшийся в поля с последней партией рабочих. Сол рассказывал ей, что этот кибуц был основан людьми, выжившими в Варшавском гетто и польских концлагерях, но взгляд Натали в основном останавливался на молодых лицах тех, кто родился уже здесь, в Израиле, – худые, загорелые, внешне они ничем не отличались от арабов.

Она медленно брела по полю, наконец устала и устроилась в тени единственного эвкалипта, неподалеку от высокого обрызгивателя, который выплевывал на посевы струи воды с такой же завораживающей периодичностью, как метроном Сола. Натали достала со дна сумки бутылку пива и открыла ее своим новым швейцарским армейским ножом. Пиво успело нагреться, но было вкусное, его аромат прекрасно гармонировал с жарким не по сезону днем, шипением ирригационной системы и запахами влажной земли и растений.

При мысли о возвращении в Америку желудок у Натали сжался, а сердце учащенно забилось. Господи, как все чудовищно! В памяти остались лишь обрывки: вспышки пламени, темнота, прожекторы, вой сирен – словно воспоминания о кошмарном сне. Она вспомнила, как проклинала Сола, как колотила его за то, что тот оставил тело Роба в Ропщущей Обители. Помнила, как Сол нес ее на руках в кромешной тьме, ощущала нестерпимую боль в ноге, от которой сознание то покидало ее, то возвращалось, будто пловец, ныряющий в волнах штормового моря. Порой вспоминала какого-то человека по имени Джексон, который бежал рядом, волоча на плече безжизненное тело Марвина Гейла. Позднее Сол сказал ей, что Марвин был еще жив, хотя и находился без сознания. Они тогда разбежались в разные стороны по темным проулкам, подгоняемые воем сирен.

Еще помнила Натали, как лежала на скамейке в парке, а Сол звонил куда-то из открытого таксофона... Затем наступил серый промозглый рассвет, и она очнулась на заднем сиденье фургона, заполненного странными людьми, и Сол, сидевший впереди, разговаривал с каким-то человеком, который и был Джеком Коуэном, шефом Моссада из израильского посольства.

События последующих двух суток Натали тоже помнила разрозненными урывками. Номер в мотеле. Обезболивающие уколы. Врач укладывает ее переломанную ногу в надувную лангету. И память о Джентри, дорогом ей человеке, ее крики во сне: “Роб!” Когда же она вспоминала, с каким звуком пуля прошила гортань Винсента, и красно-серую кашу мозгов на стене, безумный взгляд старухи, заглядывающей ей в душу:

"До свидания, Нина. Мы еще встретимся”, – с ней начиналась просто истерика.

Потом Сол рассказывал, что никогда в своей жизни он не потратил столько сил, как на этот разговор с Джеком Коуэном, длившийся двое суток без передыху. Перепуганный седовласый агент был не в состоянии воспринять правду, и им приходилось лгать ему, кое-что сглаживать в информации. Наконец израильтяне вынуждены были удостовериться, что и Сол, и Натали, и Арон Эшколь, и исчезнувший шеф шифровального отдела Леви Коул – все они были втянуты в смертельно опасную широкомасштабную Игру, которую вели высшие должностные лица в Вашингтоне и ФБР с бывшим нацистским полковником. Коуэну не удалось получить почти никакой поддержки от своего посольства или начальства в Тель-Авиве, однако на рассвете, в воскресенье 4 января, фургон с Солом, Натали и двумя израильскими агентами, урожденными американцами, пересек границу с Канадой. Через пять часов они вылетели из Торонто в Тель-Авив с новыми документами.

О последующих двух неделях своего пребывания в Израиле Натали почти ничего не помнила. На следующий день с ее переломанной лодыжкой стало твориться нечто невообразимое, боль была адской, резко подскочила температура, и она мало что помнила о полете на частном самолете в Иерусалим, где Солу, который воспользовался своими старыми медицинскими связями, удалось поместить ее в платную палату медицинского центра Хадассах. На той же неделе прооперировали и руку Сола. Натали пробыла в клинике пять дней, последние три из которых каждое утро и вечер с помощью костылей она добиралась до синагоги и рассматривала витражи, выполненные Марком Шагалом. Она пребывала в каком-то состоянии бесчувствия, словно весь ее организм получил мощную дозу новокаина. Но каждую ночь, закрывая глаза, она снова и снова видела перед собой лицо Роба Джентри. Видела его ярко-синие глаза в то страшное мгновение, когда в них вспыхнул восторг от одержанной над старухой победы, перед тем как мелькнуло лезвие, оборвавшее его жизнь...

Натали допила пиво и опустила пустую бутылку обратно в сумку, испытывая легкое чувство вины от того, что она пьет так рано, когда все работают. Она вытащила из сумки стопку папок: здесь были переснятые фотографии, сведения о Вене двадцатых-тридцатых годов, полицейские отчеты, переведенные помощниками Визенталя, тоненькое досье Нины Дрейтон, перепечатанное покойным Френсисом Харринггоном и приложенное к трудночитаемой рукописи Сола. Натали вздохнула и принялась за работу. После полудня Сол и Натали отправились в Хайфу пообедать, прежде чем все закрылось в связи с наступлением субботы. Они купили фалафели у уличного торговца на улице Ханеви'им и, жуя по дороге, двинулись по направлению к оживленному порту. За ними увязалось несколько дельцов черного рынка, пытаясь всучить им зубную пасту, джинсы и “Ролексьв”, но Сол что-то резко бросил им, и они отстали. Облокотившись на парапет, Натали уставилась на отчаливавший от причала грузовой корабль.

– Когда мы поедем в Америку, Сол? – спросила она.

– Я буду готов через три недели. Может, и раньше. А когда ты будешь готова?

– Никогда, – ответила Натали. Сол усмехнулся.

– Хорошо, значит, когда ты захочешь вернуться.

– В любой момент... На самом деле чем раньше, тем лучше, – она шумно выдохнула. – О Господи, у меня снова начинаются спазмы, едва подумаю, что надо возвращаться.

– Да, – согласился Сол. – Со мной то же самое. Давай еще раз переберем имеющиеся у нас факты и догадки и проверим, нет ли в нашем плане уязвимых мест.

– Самое уязвимое место – это я, – тихо промолвила Натали.

– Нет. – Сол сощурился, глядя на плещущуюся внизу пенистую воду. – Итак, мы допускаем, что сведения Арона соответствуют действительности и что главный штаб игроков составляют по меньшей мере пять человек: Барент, Траск, Колбен, Кеплер и евангелист по имени Саттер. Я собственными глазами видел, как Траск погиб от руки оберста. Мы допускаем, что мистер Колбен канул вместе с вертолетом в результате действий Мелани Фуллер. Следовательно, из этой группы осталось трое.

– Четверо, если считать Хэрода, – поправила Натали.

– Да, – согласился Сол, – нам известно, что он действовал заодно с людьми Колбена, значит четверо. Может быть, еще агент Хейнс, но я думаю, что он скорее орудие в их руках, нежели инициатор каких-либо действий. Вопрос вот в чем: почему оберст устранил Траска.

– Месть? – предположила Натали.

– Возможно, но у меня сложилось впечатление, что между ними идет какая-то дьявольская Игра. Давай предположим, что вся заварушка в Филадельфии была направлена не столько против Фуллер, сколько на то, чтобы фон Борхерта... Бордена. И Барент сохранил мне жизнь лишь потому, что мог использовать меня в качестве еще одного оружия против Вилли. Но почему оберст сохранил мне жизнь.., и зачем ему понадобилось включать в эту Игру тебя и Роба?

– Чтобы спутать карты? Нечто вроде развлечения?

– Может быть, – согласился Сол, – но давай вернемся к нашему предыдущему предположению о том, что он косвенно использовал нас как орудия для каких-то своих целей. Нет никакого сомнения в том, что Дженсен Лугар был ассистентом Уильяма Бордена в Голливуде. Джек Коуэн подтвердил сведения, полученные Харрингтоном. В самолете Лугар тебе представился. Это могло быть сделано сознательно – оберст ставил нас в известность, что манипулирует нами обоими. Затем он прилагает массу усилий, чтобы убедить Барента и Колбена в том, что я погиб во время взрыва и пожара в Филадельфии. Зачем?

– Он собирается использовать тебя в дальнейшем, – сказала Натали.

– Вот именно. Но почему он не использует каждого из нас непосредственно?

– Возможно, это для него слишком сложно, – предположила Натали. – Похоже, что для этих мозговых вампиров существенную роль играет близость расстояния. Может быть, его вообще не было в Филадельфии...

– ..и действовали лишь его обработанные пешки, – продолжил Сол. – Лугар, бедный Френсис и его белый ассистент Том Рэйнольдс. Ведь именно Рэйнольдс напал на тебя у дома Фуллер в рождественскую ночь.

У Натали перехватило дыхание. Такое она слышала впервые.

– Откуда ты знаешь?

Сол снял очки и протер их полой рубашки.

– А тогда какой смысл был в этом нападении, кроме того, чтобы навести вас с Робом на правильный след? Оберст хотел, чтобы вы оба были в Филадельфии, когда разыграются финальные сцены с людьми Колбена.

– Не понимаю, – промолвила Натали и покачала головой. – А в какой момент появляется Мелани Фуллер?

– Давай будем придерживаться той точки зрения, что мисс Фуллер не сотрудничает ни с Вилли Борденом, ни с его противниками, – предложил Сол. – Скажи, сложилось ли у тебя впечатление, что ей известно о существовании этих группировок?

– Нет, – откликнулась Натали. – Она упоминала только Нину.., вероятно, Нину Дрейтон.

– Да. “До свидания, Нина. Мы еще встретимся”. Но если мы будем следовать логике Роба.., а я не вижу причин от нее отказываться... Нину Дрейтон в Чарлстоне убила именно Мелани Фуллер. С чего бы ей считать, что ты являешься посланницей мертвеца, Натали?

– Потому что она сумасшедшая! – отрезала Натали. – Ты бы видел ее, Сол. У нее взгляд безумного, больного человека, маньяка.

– Будем считать, что так оно и есть, – согласился Сол. – И хотя, возможно, Мелани Фуллер является самой опасной гадюкой из всех, ее безумие может сыграть нам на руку. А что же наш мистер Хэрод?

– Чтоб он сдох! – вырвалось у Натали, когда она вспомнила его бесцеремонное вторжение в ее сознание. Сол кивнул и надел очки.

– Но контроль Хэрода над тобой был прерван, так же как оберста надо мной сорок лет назад. А в результате мы оба помним о своих переживаниях и сохранили воспоминание об их.., как бы это сказать.., мыслях?

– Не совсем, – поправила Натали. – Скорее чувствах. Об их личности.

– Да, – кивнул Сол, – но как бы это ни выражалось, у тебя создалось отчетливое впечатление, что Тони Хэрод не склонен пользоваться своей Способностью по отношению к лицам мужского пола?

– В этом я не сомневаюсь, – ответила Натали. – Его отношение к женщинам невероятно порочно, но я почувствовала, что.., насиловать таким образом он может только женщин. Мне показалось, что он видел во мне.., ну как бы свою мать.., с которой хотел вступить в половую связь, чтобы что-то доказать ей...

– Это очень удобная фрейдистская позиция, – усмехнулся Сол, – : значит, мы будем придерживаться той точки зрения, что Хэрод может влиять только на женщин. Если это так, то по крайней мере в этом конкретном клубке змей есть два слабых места – обладающая мощными способностями женщина, выжившая из ума и не принадлежащая к той группе власть имущих, и мужчина, который, может быть, и входит в эту группу, но не хочет или не может использовать свою Способность с мужчинами.

– О'кей, – сказала Натали. – Предположим, что это так. И что же это нам дает?

– У нас остается тот же план, который мы впервые обсуждали в феврале... – ответил Сол.

– ., и который, возможно, приведет нас к гибели, – вздохнув, добавила Натали.

– Вполне возможно. Но если нам предстоит жить в трясине с этими ядовитыми существами, чего ты хочешь больше: всю оставшуюся жизнь страшиться их и ждать их нападения или, рискуя собственной жизнью, начать охоту на них?

Натали рассмеялась.

– Отличный выбор, Сол.

– Пока нам ничего другого не остается.

– Ну что ж, тогда давай вооружимся мешком и займемся отловом змей, – Натали посмотрела на золотой купол святилища Баха'и, сверкавший на горе Кармил, и снова перевела взгляд на исчезающее в морской дымке грузовое судно. – Знаешь, – доверительно сказала она, – наверное, это какая-то глупость, но мне почему-то кажется, что Робу бы это понравилось. Вот это составление планов. Внутреннее напряжение. Даже если все это безумие и обречено на провал, он бы сумел увидеть в этом привлекательную сторону.

Сол дружелюбно прикоснулся к ее плечу.

– Тогда давай продолжим составлять наши безумные планы и не станем разочаровывать Роба.

И они вместе двинулись по направлению к дороге на Яффу, где их ожидал “Лендровер”.


Глава 3. Мелани.

Как приятно было снова очутиться дома! Я так устала от больничной атмосферы, даже несмотря на то, что у меня была отдельная палата в отдельном крыле, специально отгороженном ото всех для моего удобства, и что весь персонал был занят исключительно обслуживанием меня. Но, как говорится, дома и стены помогают, и процесс выздоровления у человека идет с удвоенной скоростью.

Много лет назад я читала о так называемых внетелесных переживаниях, которые якобы испытывают умирающие или безнадежные больные, у которых на операционном столе наступает клиническая смерть; я никогда не верила этим россказням, считая их глупой журналистской погоней за сенсациями, столь распространенной в наше время. Но когда в больнице ко мне возвращалось сознание, я переживала именно эти ощущения. Какое-то время мне даже казалось, будто я парю под потолком своей палаты, ничего не видя, но все ощущая. Я чувствовала как бы со стороны чужое старое скрюченное тело на кровати с подключенными к нему датчиками, катетерами и введенными в него иглами. Чувствовала суету и беготню сестер, врачей и вспомогательного персонала, когда они трудились, чтобы поддержать жизнь в этом чужеродном теле. А когда я наконец вернулась в мир красок и звуков, я поняла, что воспринимаю его глазами и ушами всех этих людей. И как их сразу оказалось много! Насколько мне известно, ни мне, ни Вилли, ни Нине никогда столь всепоглощающе не удавалось использовать более одного человека, чтобы получать такой поток разнообразных ощущений. Даже использование двух незнакомцев с помощью попеременного переключения внимания с одного на другого не давало возможности ощутить мир с, такой пронзительностью, с какой ощущала его я.

Кроме того, наше использование других всегда ими ощущалось, что приводило или к уничтожению их личности, или к блокировке последующих воспоминаний у них об этом, – это достигалось довольно просто, создавая в чужом сознании обычный провал. Теперь же я взирала на мир по крайней мере с шести разных точек зрения и абсолютно точно знала, что никто и не догадывается о моем присутствии в своем сознании.

Но могла ли я на самом деле использовать их? Я начала осторожно проверять возможность ненавязчивого контроля, то заставляя сестру без всякой необходимости взять стакан, то помогая ординатору закрыть дверь, то вынуждая врача говорить нечто иное, о чем он и не думал. Я не стала внедряться в них настолько глубоко, чтобы помешать их профессиональной компетентности. И ни один из них ни разу не ощутил в своем сознании моего присутствия.

Шли дни. Я выяснила, что пока мое тело пребывало в совершенной коме и жизнь в нем поддерживалась лишь благодаря повышенному уходу и непрекращающейся работе аппаратов, в действительности же я могла перемещаться в пространстве и заниматься его исследованием с неведомой мне дотоле легкостью. Я выходила из палаты, укрывшись в сознании молодой сестры, ощущая ее животную силу и бодрость, вкус ее ментоловой жвачки, а в конце коридора я выпускала еще одно щупальце сознания – не теряя при этом контакта со своей молодой сестрой! – и оказывалась в лифте вместе с врачом, заводила его “Линкольн-Континенталь” и преодолевала шесть миль к дому в пригороде, где его ждала жена... И все это время я продолжала сохранять контакт со своей медсестрой, с сиделкой в коридоре, интерном-рентгенологом, работавшим этажом ниже, и вторым врачом, который теперь стоял и взирал на мое коматозное тело. Расстояние перестало быть преградой для моей Способности. Много лет нас с Ниной поражала способность Вилли использовать своих пешек на гораздо большем расстоянии, чем были способны на это мы, но теперь я обрела еще более мощные возможности.

И силы мои все возрастали.

На второй день, когда я занималась апробацией своих новых ощущений и возможностей, ко мне в палату явились члены моей “семьи”. Я не узнала высокого рыжеволосого мужчину и его худую светленькую жену, что затем я переместилась в приемный покой и взглянула глазами регистраторши на троих детей – и тут же вспомнила их. То были дети из парка.

Рыжеволосый мужчина, похоже, был встревожен моим видом. Я лежала в отделении интенсивной терапии, в котором палаты располагались, как куски пирога, расходившиеся от центрального сестринского поста. Лежала в переплетении трубок для внутривенных вливаний и сенсорных датчиков. Врач с листком бумаги, который сестра называла карточкой, отвел рыжеволосого от прозрачной перегородки.

– Вы родственник? – поинтересовался врач. Он был ловкий педантичный человек с целой гривой седых волос. Звали его доктор Хартман, и мне передавались то удовольствие, настороженность и уважение, которые испытывали сестры в его присутствии.

– О нет, – откликнулся рыжий великан. – Меня зовут Говард Варден. Мы нашли ее.., то есть мои дети обнаружили ее вчера утром, когда она бродила у нас в э-э.., в парке, близ дома. А потом она потеряла сознание, когда...

– Да-да, – откликнулся доктор Хартман, – я читал записанные с ваших слов сведения. Вы не имеете ни малейшего представления, кто она такая?

– Нет, на ней были только ночная рубашка и халат. Мои дети сказали, что она вышла из леса, когда они...

– И никаких других идей, откуда она могла в мяться ?

– Не-а, – ответил Варден. – Я.., ну, я не стал звонить в полицию. Наверное, надо было это сделать. Мы с Нэнси прождали здесь несколько часов, а когда стало ясно, что эта пожилая дама.., не собирается.., я хочу сказать, что состояние ее стабильно.., мы вернулись домой. Это был мой выходной день. Я собирался позвонить в полицию сегодня утром, но сначала решил узнать, как она...

– Мы уже поставили полицию в известность, – солгал доктор Харман. Тут я использовала его впервые. Это оказалось не сложнее, чем натянуть на себя старое любимое пальто. – Они приезжали и составили рапорт. Похоже, они тоже не знают, откуда взялась миссис Доу. Никто не сообщал о пропавших родственниках.

– Миссис Доу? – переспросил Говард Варден. – Вот как? Джейн Доу? Хорошо. Ну, для нас это такая же тайна, доктор. Мы живем на расстоянии двух миль от входа в парк, и, по словам детей, она появилась даже не со стороны входа. – Он снова посмотрел на мою кровать. – Как она, доктор? Вид у нее.., ну.., жуткий.

– У нее произошел обширный удар, – ответил доктор Хартман. – Возможно даже целая серия ударов. – Он посмотрел на непонимающее выражение лица Говарда и продолжил:

– У нее то, что мы называем мозговым кровоизлиянием. В ее мозг временно перестал поступать кислород. Насколько мы можем судить, кровоизлияние локализовано в правом полушарии мозга пациентки, это и привело к нарушению мозговых и нейрологических функций. Парализованной оказалась левая половина тела – запавшее веко, рука, нога, но в каком-то смысле это можно считать благо приятным признаком. Афазия – проблемы с речью – в основном вызываются кровоизлияниями в левом полушарии. Мы сделали ЭКГ и сканирование мозга, и, честно говоря, результаты несколько обескураживающие, Если мозговое исследование подтвердило инсульт и возможную закупорку центральной мозговой артерии, ЭКГ абсолютно не соответствует тому, чего можно было бы ожидать при обстоятельствах подобного рода...

Я потеряла интерес к этой сугубо медицинской терминологии и сосредоточила свое внимание на регистраторше среднего возраста, которая сидела в вестибюле. Я велела ей встать и подойти к детям.

– Привет, – заставила я ее сказать. – Я знаю, кого вы пришли навестить.

– Нас не пропускают, – ответила шестилетняя девочка, которая на рассвете пела мне “Хей, Джуд”, – мы слишком маленькие.

– Но я знаю, кого бы вы хотели повидать, – продолжила регистраторша с улыбкой.

– Я хочу увидеть добрую тетю, – сказал мальчик, в глазах его стояли слезы.

– А я не хочу, – с вызовом заявила старшая девочка.

– И я не хочу, – подхватила ее шестилетняя сестра.

– Почему? – спросила регистраторша моим голосом. Мне было очень обидно.

– Потому что она странная, – ответила старшая девочка. – Мне показалось, что она мне нравится, а когда я вчера дотронулась до ее руки, она была странной.

– Что значит странной? – На носу регистраторши были очки с толстыми стеклами, поэтому изображение было искаженным. Я ведь надевала очки только для чтения.

– Странной, – повторила девочка. – Смешной. У нее кожа жесткая и скользкая, как у змеи. Я сразу отпустила ее руку, еще до того как ей стало плохо, но я сразу поняла, что она противная.

– Да-да, – поддакнула ее сестра.

– Замолчи, Элли, – оборвала старшая девочка – на лице ее было написано, что она сожалела о том, что вступила в разговор.

– А мне хорошая тетя понравилась, – возразил мальчик. Похоже, что он перед визитом в больницу плакал.

Регистраторша – по-моему велению – отозвала девочек к стойке.

– Пойдите сюда, девочки. У меня есть кое-что для вас. – Она порылась в ящике и достала две круглые мятные конфеты в обертках, а когда старшая из девочек протянула руку, та крепко схватила ее за запястье. – Сначала дай я предскажу тебе твое будущее, – заставила я прошептать регистраторшу.

– Отпусти, – так же шепотом ответила девочка.

– Молчать! – прошипела регистраторша. – Тебя зовут Тара Варден. А твою сестру Эллисон. Обе вы живете в большом каменном доме на холме, который вы называете замком. Однажды ночью в вашу спальню войдет огромный зеленый черномазый с острыми желтыми зубами, он разорвет вас на мелкие клочки – вас обеих – а потом съест!

Девочки попятились – лица их побелели, глаза стали огромными, как блюдца. Челюсти у них отвисли от страха и изумления.

– А если вы расскажете об этом – отцу, матери или кому-нибудь другому, – заставила я прошипеть регистраторшу им вслед, – то черномазый придет за вами уже сегодня ночью!

Девочки рухнули на свои стулья, глядя на женщину с таким ужасом, словно она была змеей. Через несколько минут в приемную вошла пожилая пара, и я позволила регистраторше снова вести себя непритязательно, вежливо и несколько чопорно.

Наверху доктор Хартман как раз заканчивал свои медицинские объяснения Говарду Вардену. В конце коридора старшая сестра Олдсмит проверяла назначения, особо обращая внимание на то, что было прописано миссис Доу. В моей палате молодая сестра Сьюэлл осторожно обертывала меня холодными компрессами, чуть ли не подобострастно массируя мне кожу. Я ощущала это очень слабо, но при мысли о том, что моей особе уделяется такое огромное внимание, настроение мое улучшилось. Приятно было вновь чувствовать себя в кругу семьи.

На третий день, а именно на третью ночь, я отдыхала.., в действительности я перестала спать, я просто позволяла парить своему сознанию, свободно, наугад перемещаясь от реципиента к реципиенту.., и вдруг я ощутила физическое возбуждение, незнакомое мне уже много лет, – я ощутила присутствие мужчины, прикосновение его рук, тяжесть его чресел, вжимающихся в меня. Сердце мое заколотилось, когда я почувствовала, как прижимаются к его торсу мои юные груди, как набухают на них соски. Язык его проник в мой рот. Я чувствовала, как пальцы его возятся с пуговицами форменного сестринского платья, и мои собственные руки скользнули вниз, к его ремню, расстегнули молнию гульфика и обхватили его восставший твердый член.

Это было отвратительно. Это было непристойно. Сестра Конни Сьюэлл в подсобном помещении развлекалась с каким-то интерном.

Но поскольку спать я все равно не могла, я позволила своему сознанию вернуться к сестре Сьюэлл. Я утешалась мыслью, что не являюсь инициатором всего этого, но лишь принимаю пассивное участие в происходящем. Ночь прошла почти незаметно.

Не могу сказать, когда у меня зародилась мысль о том, чтобы вернуться домой. В течение первых нескольких недель, даже месяца, мое пребывание в больнице было неизбежным, но к середине февраля я начала все чаще и чаще задумываться о Чарлстоне и о родном доме. Оставаться в больнице дольше, не привлекая к себе внимания, становилось невозможно. Через три недели доктор Хартман перевел меня в большую отдельную палату на седьмой этаж, и у большей части персонала сложилось впечатление, что я являюсь очень состоятельной пациенткой, требующей особого ухода. Вообще-то это соответствовало действительности.

Однако оставался администратор доктор Маркхам, который продолжал интересоваться моим случаем. Он каждый день поднимался на седьмой этаж и старательно пытался что-нибудь разнюхать. Я была вынуждена заставить доктора Хартмана объясниться с ним. Старшая сестра Олдсмит также вступила с ним в переговоры. Наконец я пробралась в сознание этого ничтожества и применила собственные способы убеждения. Но Маркхам оказался на редкость упорным. Дня через четыре он вернулся и вновь принялся допрашивать сестер: кто оплачивает дополнительный уход за миссис Доу, откуда деньги на добавочные медикаменты, исследования, тесты, сканирования и консультации специалистов? Мол, администрация не располагает никакими сведениями о поступлении леди в больницу, нет компьютерных расчетов стоимости проведенных мероприятий, нет сведений о том, как будет производиться оплата. Сестра Олдсмит и доктор Хартман согласились встретиться на следующее утро с нашим инквизитором, заведующим больницей, шефом отдела делопроизводства и еще какими-то тремя чиновниками.

В тот вечер я присоединилась к Маркхаму, когда он отправился домой. Автострада, шедшая через реку Шилькил, была перегружена, и я вспомнила вновь о новогодних событиях. Перед поворотом на скоростное шоссе Рузвельта я заставила нашего дружка съехать на узкое ответвление от дороги, включить фары и выйти на автостраду перед своим “Крайслером”. Маркхам простоял там с минуту, почесывая лысину и гадая, что же случилось с машиной. И тут все пять полос заполнились несущимися автомобилями, а как раз на внутренней полосе, где остановился “Крайслер”, появился огромный грузовик.

Наш администратор сделал три больших скачка, я успела услышать рев автомобильного гудка, увидеть изумленное выражение на лице водителя приближавшегося грузовика, ощутить немыслимую беготню мыслей Маркхама, прежде чем удар оттолкнул меня назад, к другим точкам зрения. Тут я отыскала сестру Сьюэлл и разделила с ней нетерпеливое ожидание конца смены и прихода ее молодою интерна.

Время для меня не имело никакого значения. Я перелетала в прошлое с такой же легкостью, с какой перемещалась от одного реципиента к другому. Особенно мне нравилось оживлять в памяти те летние месяцы, которые мы проводили в Европе с Ниной и нашим новым другом Вильгельмом.

Я вспоминала прохладные летние вечера, когда мы втроем гуляли по фешенебельной Рингштрассе, где все, кто хоть что-то представлял собою, щеголяли в своих самых лучших нарядах. Вилли любил ходить в кинотеатр “Колосс” на Нюссдорферштрассе, где неизменно демонстрировались скучные пропагандистские немецкие картины. Однажды вечером я хохотала до слез, глядя, как Джимми Кегни изрыгает потоки отвратительной австро-немецкой речи в первом увиденном мною звуковом фильме.

Затем мы шли выпить и посидеть в Рейсс-бар на Картнерштрассе, общались там с другими компаниями молодых весельчаков, отдыхали в шикарных кожаных креслах и любовались игрой света, отражавшегося от полированных поверхностей красного дерева, стекла, хрома, позолоты и мраморных столиков. Иногда с располагавшейся рядом Крюгерштрассе сюда заходили шикарные проститутки со своими клиентами, и их присутствие добавляло чувственности и куражу в атмосферу вечера.

Иногда наши вечера заканчивались походом в “Симпл” – самое роскошное кабаре Вены. Его полное название было “Симплициссимус”, и я отчетливо помню, что там выступали два еврея – Карл Фраке и Фриц Грюнбаум. Даже позднее, когда коричневорубашечники и штурмовики потопили улицы старого города в крови и беспорядках, у этих двух комиков еще оставались покровители, которые покатывались со смеху над их сатирическими скетчами. Странно, но объектом их пародий как раз являлись нацистские стереотипы. Вилли просто зашелся от хохота так, что по его покрасневшему лицу текли слезы. Однажды он досмеялся до того, что чуть не задохнулся, и нам с Ниной пришлось колотить его по спине и поочередно предлагать ему свои бокалы с шампанским. Уже после войны Вилли небрежно упомянул о том, что не то Фраке, не то Грюнбаум – не помню, кто именно – погиб в одном из лагерей, которые находились в ведении Вилли, перед тем как его перевели на Восточный фронт.

Нина была очень красива. Светлые волосы, коротко подстриженные и завитые по последней моде, а яркий маникюр, ухоженная кожа, роскошные шелковые платья, доставленные из Парижа по заказу.... Особенно помню зеленое, с глубоким декольте, – ткань плотно облегала ее маленькую грудь, подчеркивая изящность бледного румянца щек и странным образом оттеняя голубизну глаз.

Не помню, кто конкретно предложил сыграть в Игру в то первое лето, зато отчетливо помню наше возбуждение и азарт преследования. Мы по очереди стали использовать разных пешек – наших знакомых, друзей наших предполагаемых жертв – то была ошибка, которую мы никогда уже не повторяли. На следующее лето мы играли уже более откровенно, сидя в наших гостиничных номерах на Джозефштадтерштрассе и используя один и тот же инструмент – тупого рабочего из крестьян с толстой шеей, который так и не был пойман и которого Вилли ликвидировал позднее. Присутствие втроем в одном и том же сознании и соразделение одних и тех же острых ощущений создавало между нами такую близость, которая не возникла бы даже при самых смелых сексуальных экспериментах.

Помню лето, проведенное нами в Бад Ишле. Помню Нинину шутку о станции, где мы пересаживались с венского поезда.., маленькая деревушка под названием Аттнанг-Пухайм. Когда это название повторялось с ускоряющимся ритмом, оно начинало напоминать стук колес поезда. Мы смеялись до изнеможения и, едва отдохнув, начинали смеяться снова. Помню презрительные взгляды старой вдовы, сидевшей через проход от нас.

Именно в Бад Ишле однажды днем я оказалась одна в кафе “Зайнер”. С утра по обыкновению я пошла на урок по вокалу, но мой педагог заболел, и я вернулась в кафе, где меня обычно дожидались Вилли и Нина. Однако почему-то в тот раз моих друзей за столиком не оказалось.

Признаться, я была несколько удивлена и спрашивала себя: куда это вдруг могли отправиться мои друзья и почему они не подождали меня? Я вернулась в гостиницу на эспланаде, где мы жили с Ниной. Открыв дверь в номер, я уже почти дошла до гостиной, когда из спальни Нины услышала какие-то звуки. Сначала я подумала, что она плачет, и бросилась туда, дабы оказать помощь.

Разумеется, в спальне были Нина и Вилли. Господи, как же наивна я была! Помню белизну Нининых бедер и ритмично движущийся торс Вилли в тусклом свете, льющемся из-за задернутых бордовых штор. Я простояла целую минуту в дверях, глядя на них, потом повернулась и тихо вышла из спальни. В течение всей этой ужасно долгой минуты лицо Вилли оставалось скрытым от меня – оно было заслонено Нининым плечом и краем подушки, зато Нина обратила на меня свой чистый голубой взор почти сразу же, едва я показалась в дверях. Я убеждена в том, что она видела меня тогда. Однако это ее не остановило – она продолжала издавать страстные животные звуки, вырывавшиеся из ее полуоткрытых розовых губ идеальной формы...

К середине марта я решила, что пора покинуть и эту больницу, и проклятую Филадельфию и вернуться на свой благословенный юг, домой, в Чарлстон.

Я заставила Говарда Вардена заняться приготовлениями к переезду. Однако из всех своих скудных сбережений Говарду удалось наскрести всего две тысячи пятьсот долларов. Ему так и не удалось добиться в жизни чего-либо. Зато когда Нэнси закрыла текущий счет в банке, оставшийся ей после смерти матери, тот составил довольно приличную сумму в сорок восемь тысяч долларов. Вардены предполагали пустить эти деньги на оплату обучения детей в колледжах, но больше их это не должно было волновать.

Доктору Хартману я приказала посетить замок. Говард и Нэнси спокойно сидели по своим комнатам, пока доктор ходил со своими шприцами к девочкам. Затем доктор позаботился о последствиях. Хорошо помню прелестную прогалину в парке в миле от железнодорожного моста. На следующее утро Говард и Нэнси покормили пятилетнего Джастина и благодаря моей обработке не заметили ничего необычного, если не считать случайных вспышек прозрения, очень напоминающих те, что происходят во сне, когда вдруг понимаешь, что забыл одеться и сидишь голым в школе или в каком-нибудь другом общественном месте.

Но и эти вспышки прошли. Нэнси и Говард прекрасно свыклись с тем, что у них всего лишь один ребенок, и я была рада, что решила не использовать Говарда для столь необязательных действий. Проводить обработку всегда проще и результаты ее всегда более успешны, когда она не сопровождается травмами и последующим раскаянием.

Бракосочетание доктора Хартмана и старшей сестры Олдсмит прошло тихо и было зарегистрировано Филадельфийским гражданским судом в присутствии сестры Сьюэлл, Говарда, Нэнси и Джастина. По-моему, они хорошо смотрелись вместе, хотя некоторые и утверждали, что у сестры Олдсмит грубое и невыразительное лицо.

Когда это было осуществлено, доктор Хартман тоже внес свою лепту в общий фонд переезда. Ему потребовалось некоторое время на то, чтобы продать свои акции и ценные бумаги, а также избавиться от своего глупого нового “Порше”, которым он так гордился, но после уплаты в трастовые фонды, обеспечивавшие его двух предыдущих жен, он все же смог внести в наше предприятие сто восемьдесят пять тысяч долларов. Учитывая, что доктору Хартману предстояло уволиться, этого на ближайшее будущее должно было хватить.

Однако это не решало проблему ни с покупкой моего старого дома, ни с приобретением дома Ходжесов. Я более не собиралась позволять чужим людям жить рядом с собой. По своей глупости Вардены не додумались застраховать жизни своих детей. Говард получил десятитысячный полис за страховку собственной жизни, но эта сумма была смехотворна в свете цен на недвижимость в Чарлстоне.

В конечном итоге проблема разрешилась благодаря восьмидесятидвухлетней матери доктора Хартмана, которая все еще пребывала в добром здравии и проживала в Палм-Спрингс. Это случилось в первый день Великого поста, когда во время какой-то операции доктор узнал о внезапной эмболии, происшедшей у его матери. В тот же день он вылетел на Западное побережье. Похороны состоялись в субботу, 7 марта, но некоторые юридические загвоздки заставили Хартмана задержаться до 11 числа, и он вернулся домой только в среду. Общая сумма сбережений матери составила четыреста тысяч долларов. Мы переехали в Чарлстон неделей позже, в день Святого Патрика.

Перед тем как покинуть север, нужно было позаботиться о нескольких мелочах. Я чувствовала себя уютно в своей новой семье с Говардом, Нэнси и маленьким Джастином, а также со своими будущими соседями доктором Хартманом, сестрой Олдсмит и мисс Сьюэлл, однако ощущала недостаток определенных мер предосторожности. Доктор был низенький человек, не выше пяти футов пяти дюймов, к тому же худой, Говард же, хотя и производил мощное впечатление своим ростом, был чрезвычайно медлителен и тучен. Требовалось по меньшей мере еще двое-трое мужчин для того, чтобы я могла чувствовать себя защищенной.

Так появился Калли, которого привел Варден ко мне в больницу непосредственно перед нашим отъездом. Тот оказался настоящим гигантом – около семи футов ростом и весом фунтов 280 – с мощными буграми мышц. Калли не отличался умом, речь его была почти бессвязной, зато двигался он быстро и упруго, как огромный хищник. Говард объяснил, что Калли, до того как его посадили за убийство семь лет назад, работал помощником лесничего. Год назад он вышел из заключения и был взят на самую тяжелую и грязную работу – корчевал пни, сносил старые строения, расчищал снег, асфальтировал дороги. Калли не жаловался, и полицейский надзор за ним уже был снят.

Говард сообщил Калли, что того ждет уникальное деловое предложение, хотя это и было выражено в более простых словах. Мне же принадлежала мысль привести его в больницу.

– Это твоя будущая хозяйка. – Говард указал на кровать, где лежали останки моего тела. – Ты будешь служить ей, защищать ее и отдашь за нее свою жизнь, если потребуется.

Калли издал хриплый рык.

– Эта старая перечница еще жива? – осведомился он. – На мой взгляд, она уже сдохла.

И тогда я вошла в то, что якобы называлось извилинами его мозга. За исключением основополагающих инстинктов – голода, жажды, страха, гордости, ненависти и стремления доставлять удовольствие, основанного на смутном желании принадлежать кому-нибудь и быть любимым, – в его остроконечном черепе больше ничего не было. Последнее стремление я взяла за основу и расширила его. Последующие восемнадцать часов Калли просидел в моей палате. Когда он ушел помогать Говарду укладываться и готовиться к отъезду, в нем уже мало что осталось от прежнего громилы, если не считать роста, силы, быстроты и желания нравиться. Нравиться мне.

Я так никогда и не узнала – Калли – имя или фамилия.

Когда я была молодой, у меня была одна слабость, с которой я ничего не могла поделать, – любые путешествия сопровождались для меня приобретением сувениров. В Вене моя страсть к магазинам очень быстро стала поводом для бесконечных шуток Нины и Вилли. Уже много лет я никуда не ездила, но мое пристрастие к сувенирам так и не исчезло полностью.

Вечером 16 марта я заставила Говарда и Калли отправиться в Джермантаун. Его удручающие улицы казались мне пейзажем какого-то полузабытого сна. Убеждена, что Говард, несмотря на обработку, чувствовал бы себя неуютно в этом негритянском районе, если бы не присутствие Калли.

Я знала, что мне было нужно, – помнила лишь то, как его зовут и как он выглядел. Первые четыре подростка, к которым обратился Говард, либо вообще не отвечали ему, либо использовали слишком цветистые выражения, зато пятый, щуплый десятилетний парнишка в оборванной фуфайке несмотря на мороз, откликнулся:

– Да, старик, ты имеешь в виду Марвина Гейла. Он только что вышел из тюрьмы, старик, за какие-то уличные беспорядки или еще за какое-то дерьмо. А чего тебе надо от Марвина?

Говард и Калли узнали, как пройти к его дому, не ответив на его вопрос. Марвин Гейл жил на втором этаже полуразрушенного строения, зажатого между двумя многоквартирными домами. Дверь им открыл маленький мальчик, и Калли с Говардом вошли в гостиную с продавленным диваном, покрытым розовым покрывалом, древним телевизором, на зеленоватом экране которого ведущий ободрял своими выкриками участников какой-то телеигры, и с облезшими обоями, на которых висело несколько религиозных литографий и фотография Роберта Кеннеди. На диване лежала девушка. Она уставилась на гостей отсутствующим взглядом.

Из кухни, вытирая руки о клетчатый передник, вышла толстая негритянка.

– Чего вам надо?

– Мы бы хотели поговорить с вашим сыном, мэм, – ответил Говард.

– О чем? – осведомилась негритянка. – Вы не из полиции? Марвин ничего не сделал. Я не отдам вам своего мальчика.

– Да что вы, мэм, дело совсем не в том, – вкрадчиво заверил ее Говард. – Мы просто хотим предложить Марвину работу.

– Работу? – негритянка с подозрением посмотрела на Калли и снова перевела взгляд на Говарда. – Какую такую работу?

– Все в порядке, ма, – оборвал ее Марвин Гейл, появившийся в дверях коридора в старых шортах и висящей мешком футболке. Лицо у него было помятым, а взгляд блуждал, будто он только что проснулся.

– Марвин, ты не должен разговаривать с этими людьми, если...

– Все в порядке, ма, – и он уставился на мать своим неподвижным взглядом, пока та не опустила глаз, и лишь после этого он посмотрел на Говарда. – В чем дело, старик?

– Можем мы поговорить за дверью? – спросил Говард.

Марвин пожал плечами и последовал за ними, несмотря на темноту и пронизывающий ветер. Он посмотрел на Калли и подошел к Говарду. Взгляд его слегка оживился, будто он уже начал догадываться о том, что его ждет, и даже был рад этому.

– Мы предлагаем тебе новую жизнь, – прошептал Говард. – Совершенно новую жизнь.

Марвин Гейл хотел было что-то сказать, и тут-то с расстояния десяти миль я вторглась в его сознание, углы рта негра опали, и он так и не успел договорить даже первого слова. С технической точки зрения, я уже использовала Марвина прежде, в те последние безумные мгновения, перед тем как попрощаться с Ропщущей Обителью, и, возможно, теперь это в какой-то мере облегчило мою задачу. Впрочем, теперь это не имело никакого значения. До своей болезни я никогда не смогла бы сделать того, что сделала в тот вечер. Действуя сквозь фильтр восприятий Говарда Вардена, одновременно контролируя Калли, своего доктора и еще с полдюжины обработанных пешек, находящихся в разных местах, я все же смогла свершить столь мощный выброс, что у негра перехватило дыхание, он попятился и замер с невидящими глазами, обращенными вовнутрь, в ожидании моего первого распоряжения. В его взгляде больше не было ни подавленности, ни признаков замутнения наркотиками; глаза его светились ярким прозрачным светом неизлечимого безумца.

Весь печальный груз жизни, размышлений, воспоминаний и жалких надежд Марвина Гейла исчез навсегда. Никогда ранее не свершала я такой глобальной обработки в один присест, и в течение целой минуты почти позабытое мною тело мое пребывало в тисках едва ли не полного паралича, пока сестра Сьюэлл пыталась размассировать его.

Пустая оболочка, которая была Марвином Гейлом, безмолвно застыла в ожидании на ледяном ветру.

Наконец я обратилась к нему через Калли, не столько нуждаясь в словесном распоряжении, сколько желая услышать его ушами Говарда.

– Пойди оденься, – велел он, – и отдай это своей матери. Скажи ей, что это аванс, – и Калли протянул негру стодолларовую бумажку.

Марвин исчез в доме и вышел из него через три минуты. На нем были джинсы, свитер, кроссовки и черная кожаная куртка. Никаких вещей он с собой не взял. Так хотела я – после переезда мы могли сами обеспечить его необходимым гардеробом.

За все то время, пока я росла, я не могу припомнить года, чтобы у нас не было цветной прислуги. И мне казалось правильным, чтобы у меня был слуга-негр и сейчас, когда я собиралась вернуться в Чарлстон.

Кроме того, я не могла уехать из Филадельфии без “сувенира”.

Путешествие в процессии из двух грузовиков, двух седанов и арендованного фургона с моей кроватью и медицинской аппаратурой заняло у нас три дня. Говард выехал раньше в семейном “Вольво”, которое Джастин называл “Голубым Овалом”, чтобы приготовить все заранее к моему прибытию и проветрить дом.

Мы приехали несколько часов спустя после наступления темноты. Калли взял меня на руки и под надзором доктора Хартмана и сестры Олдсмит, не отстававшей ни на шаг, с бутылкой для внутривенного вливания, поднял меня наверх.

Моя спальня утопала в мягком свете лампы, мягкий шерстяной плед на кровати был откинут, простыни благоухали чистотой и свежестью, темное дерево мебели матово поблескивало, мои щетки и гребни в идеальном порядке лежали на туалетном столике.

Мы все разрыдались. Слезы текли по щекам Калли, когда он нежно и чуть ли не подобострастно опускал меня на постель. Сквозь чуть приоткрытые окна долетал аромат пальмовых побегов и мимозы.

Затем наверх подняли и установили медицинское оборудование. Странно было видеть зеленое сияние осциллоскопа в моей старой спальне. На мгновение все собрались вокруг меня: доктор Хартман со своей новой женой – сестрой Олдсмит, которая занималась последними медицинскими приготовлениями; Говард и Нэнси держали за руки Джастина, словно позировали для семейной фотографии; юная сестра Сьюэлл улыбалась мне от окна; в дверях, заслоняя собой проход, стоял Калли, а за ним в коридоре маячила фигура Марвина в галстуке и белых перчатках, которые были натянуты на его отдраенные руки.

Говард столкнулся с небольшими сложностями: миссис Ходжес не желала продавать свой дом, а хотела всего лишь сдать его в аренду. Но это было для меня неприемлемо.

Впрочем, этим я могла заняться утром. Пока же я снова была дома – дома, в окружении своей любящей “семьи”. Впервые за много недель я поняла, что смогу спокойно заснуть. Мелкие проблемы, одной из которой была миссис Ходжес, были неизбежны, но я могла позволить себе заняться ими завтра. А завтра – это был уже следующий день...


Глава 4. На высоте 35 тысяч футов над штатом Невада.

Воскресенье, 4 апреля 1981 г.

– Прокрути-ка это еще раз, Ричард, – попросил К. Арнольд Барент.

В салоне “Боинга-747” стало темно, и на огромном видеоэкране вновь заплясало изображение: президент обернулся к кому-то, кто обратился к нему с вопросом, поднял для приветственного жеста левую руку, и лицо его вдруг исказилось в гримасе. Раздались крики, началась всеобщая паника. Агент службы безопасности бросился вперед, и его словно приподняло вверх, как марионетку на ниточках. Выстрелы прозвучали еле слышно, будто были произведены из игрушечного ружья. Как по волшебству, в руках другого агента возник автомат “узи”. Несколько человек набросились на молодого парня и прижали его к земле. Камера дернулась и переместилась на упавшего человека, чья лысина обагрилась кровью. Полицейский лежал лицом вниз. Агент с “узи” присел, отрывистым голосом отдавая команды, как уличный регулировщик, в то время как остальные продолжали бороться с подозреваемым. Целая толпа неизвестно откуда возникших агентов, оградив президента, начала оттеснять его к “Кадиллаку”, и наконец длинная черная машина, визжа тормозами, рванула с места, оставив всю эту неразбериху и толпу позади себя.

– Ладно, остановись здесь, Ричард, – распорядился Барент. Вспыхнул свет в салоне, на экране видео осталось изображение удаляющегося лимузина. – Ну, что скажете, джентльмены? – осведомился Барент.

Тони Хэрод моргнул и оглянулся. К. Арнольд Барент восседал за своим большим изогнутым столом, позади него поблескивали телефонные отводы и компьютерные приставки. За стеклами иллюминаторов было темно, шум моторов приглушался внутренней обшивкой салона. Напротив Барента сидел Джозеф Кеплер – его серый костюм выглядел свежеотглаженным, черные ботинки блестели. Хэрод посмотрел на грубовато-миловидное лицо Кеплера и решил, что тот похож на Чарлстона Хестона и такой же идиот. Сложив руки на своем плоском животе, в кресле рядом с Барентом сидел преподобный Джимми Уэйн Саттер. Его длинные седые волосы белели в лучах приглушенного верхнего освещения. Кроме них, в помещении находился лишь новый ассистент Барента Ричард Хейнс. Мария Чен вместе с остальными дожидалась их в носовом салоне.

– Похоже, кто-то пытался убить нашего любимого президента, – произнес Саттер со свойственными его голосу елейными модуляциями. уголки рта Барента чуть дернулись.

– Это более чем очевидно. Но зачем Вилли Бордену понадобилось так рисковать? И в кого он на самом деле метил – в Рейгана или в меня?

– Вас я в этом клипе не заметил, – хмыкнул Хэрод.

Барент кинул взгляд на продюсера.

– Я стоял в пятнадцати футах за спиной президента, Тони. Когда раздались выстрелы, я только что вышел из отеля “Хилтона”. Ричард и моя охрана успели затолкать меня обратно.

– Нет, что хотите, но не могу поверить, что Вилли Борден может иметь к этому какое-то отношение, – заметил Кеплер. – Сейчас нам известно больше, чем на прошлой неделе. У Хинкли оказалась длинная история болезни, изобилующая подробностями душевною расстройства. Он вел дневник. Но все это было связано с тем, что он был одержим Джоди Фостер. Так что это абсолютно не относится к делу. Старик мог использовать одного из собственных агентов Рейгана или вашингтонского полицейского, того, которого застрелили. Ведь этот фриц – бывший офицер вермахта, не так ли? Думаю, он умеет пользоваться и более существенным оружием, чем пневматическая винтовка двадцать второго калибра.

– Заряженная разрывными пулями к тому же, – напомнил Барент. – Они не взорвались чудом.

– Чудо заключается в другом – одна из них отскочила рикошетом от дверцы машины и попала в Рейгана, – заметил Кеплер. – Если бы в этом был замешан Вилли, он бы дождался, пока вы не усядетесь с президентом, и тогда бы использовал агента с “узи” или с “мак-10”, не опасаясь провала.

– Утешительная мысль, – сухо заметил Барент. – А ты что думаешь, Джимми?

Саттер промокнул лоб шелковым носовым платком и пожал плечами.

– В том, что говорит Джозеф, есть резон, брат К. Доказано, что парень был не в себе. Зачем было тратить столько сил на сочинение всей этой истории, чтобы в результате промазать?

– Он не промазал, – покачал головой Барент. – Он пробил президенту левое легкое.

– Я имел в виду тебя, – широко улыбнулся Саттер. – В конце концов он впервые присутствовал в качестве полноправного члена на заседании Клуба Островитян.

– Тони? – Барент повернулся к Хэроду.

– Не знаю, – откликнулся тот. – Просто не знаю.

Барент кивнул Ричарду Хейнсу.

– Может, это сумеет помочь нам в наших рассуждениях.

Свет опять погас, и на экране задергалось зернистое изображение, зафиксированное на восьмимиллиметровой пленке, которое позднее было переведено в видеозапись. Это были разрозненные массовые сцены. Перекрывая толпу, проносились полицейские машины, кавалькады лимузинов и передвижные средства тайной службы. Хэрод понял, что это приезд президента в отель “Хилтон” в Вашингтоне.

– Мы отыскали и конфисковали всевозможные частные записи, сделанные в этот момент, – прокомментировал Барент.

– А кто это “мы” ? – поинтересовался Кеплер. Барент приподнял одну бровь.

– Несмотря на то что безвременная кончина Чарлза стала для нас большой потерей, Джозеф, мы продолжаем сохранять определенные контакты с известными кругами. Вот это место.

На экране возникла почти пустая улица и чьи-то затылки. Хэрод догадался, что снималось это с расстояния тридцати-сорока ярдов от места выстрела, с противоположной стороны улицы. И снимал человек, страдавший нервной трясучкой. Попыток привести камеру в неподвижное состояние почти не предпринималось. Звука не было. О том, что были произведены выстрелы, можно было догадаться только по усилившемуся волнению толпы. Объектив камеры в это мгновение не был направлен на президента.

– Вот! – воскликнул Барент.

Кадр застыл на большом видеоэкране, угол зрения, под которым велась съемка, был неудобным, но между плечами двух зевак отчетливо виднелось лицо пожилого человека лет семидесяти. Из-под клетчатой спортивной кепки выбивались седые волосы. Он стоял на противоположной стороне улицы и внимательно наблюдал за происходящим. Взгляд его маленьких глаз был холоден и спокоен.

– Это он? – спросил Саттер. – Ты уверен?

– Но он не похож на человека с фотографии, которую я видел, – откликнулся Кеплер.

– Тони? – вновь спокойно осведомился Барент.

Хэрод почувствовал, как на его лбу и верхней губе выступили крупные капли пота. Застывший кадр был зернистым, искаженным из-за плохого объектива, снят под неудобным углом и на дешевой пленке. Нижний правый угол кадра был засвечен. Хэрод мог бы сказать, что изображение слишком туманно, что он не уверен. Он мог еще не впутываться во все это – и в то же время не мог.

– Да, – кивнул он, – это Вилли.

Барент опустил голову, Хейнс выключил экран, зажег в салоне свет и отбыл. В течение нескольких секунд стояла полная тишина, если не считать успокоительного гула реактивного двигателя.

– Может, это всего лишь случайное совпадение, Джозеф? – осведомился К. Арнольд Барент, обойдя стол и усаживаясь в кресло.

– Нет, – откликнулся Кеплер. – И все же я ничего не понимаю! Что он пытается доказать?

– Возможно, всего лишь то, что он по-прежнему действует, – предположил Джимми Уэйн Саттер. – Что он ждет. Что он может захватить любого из нас, когда того пожелает. – Преподобный опустил голову, так что его щеки и подбородок прорезали глубокие складки, и улыбнулся Баренту сквозь свои бифокальные стекла. – Полагаю, ты на время воздержишься от появлений в общественных местах, брат К.? – спросил он.

Барент скрестил руки на груди.

– Это наше последнее собрание перед летним выездом в июне на остров. До этого времени.., я уеду из страны.., по делам. Прошу всех вас принять необходимые меры предосторожности.

– Меры предосторожности против чего? – осведомился Кеплер. – Что ему надо? Мы уже предложили ему членство в клубе по всем возможным каналам. Мы даже послали к нему с этой информацией еврея-психиатра и убеждены в том, что он успел связаться с Лугаром, перед тем как оба погибли во время происшедшего взрыва...

– Идентификация не была исчерпывающей, – оборвал его Барент. – У дантиста в Нью-Йорке не была обнаружена карточка Соломона Ласки.

– Да, – согласился Кеплер, – ну и что? Наше сообщение почти наверняка было получено фрицем. И чего он еще хочет?

– Тони? – спросил Барент, и все трое повернулись к Хэроду.

– Откуда мне знать, чего он хочет?

– Тони, Тони, – покачал головой Барент, – ты сотрудничал с ним в течение многих лет. Ты ел с ним, беседовал с ним, шутил с ним... Чего он хочет?

– Играть.

– Чего? – спросил Саттер.

– Как играть? – наклонился вперед Кеплер. – Он хочет играть в летнем лагере на острове? Хэрод покачал головой.

– Он знает о ваших играх на острове, но ему нравятся другие Игры. Думаю, ему это напоминает прежние времена. Как в Германии, когда он и эти две старые шлюхи были молодыми. Это как шахматы. Вилли становится сам не свой, когда дело доходит до шахмат. Он как-то рассказывал мне о своих снах: он считает, что все мы – фигуры в дьявольской шахматной партии.

– Шахматы, – пробормотал Барент, сложив кончики пальцев.

– Да, – подтвердил Хэрод, – Траск сделал ошибочный ход, позволил нескольким пешкам слишком далеко зайти на поле Вилли, и бац! – Траска с доски удаляют. То же самое с Колбеном. Дело не в личных отношениях.., это просто такая Игра.

– А старуха? – осведомился Барент. – Она была добровольным ферзем Вилли или одной из его многочисленных пешек?

– Откуда мне знать! – рявкнул Хэрод. Он встал и заходил взад и вперед по салону, но толстое ковровое покрытие скрадывало звук его шагов. – Насколько я знаю Вилли, – продолжал он, – в такого рода вещах он не доверяет никому. Может, он ее боится? Одно я знаю наверняка – он навел нас на ее след, потому что знал, что мы недооценим ее Способности.

– Это и произошло, – согласился Барент. – Эта женщина обладала исключительной Способностью.

– Обладала? – переспросил Саттер.

– У нас нет доказательств, что она жива, – пояснил Джозеф Кеплер.

– А как насчет наблюдения за ее домом в Чарлстоне? – спросил преподобный. – Там кто-нибудь сменил Нимана и группу Чарлза?

– Там сейчас мои люди, – ответил Кеплер. – Пока никаких сведений.

– А как насчет авиарейсов? И прочих средств сообщения? – не унимался Саттер. – Колбен был уверен, что она пыталась выехать из страны, пока что-то не спугнуло ее в Атланте.

– Речь идет не о Мелани Фуллер, – перебил их Барент. – Как правильно сказал Тони, она была отвлекающим маневром, ложным следом. Если она до сих пор жива, мы можем оставить ее в покое, и совершенно неважно, какую роль она играла. Вопрос заключается в том, как мы должны отвечать на этот последний.., ход нашего немецкого друга.

– Я предлагаю проигнорировать его, – сказал Кеплер. – Старик просто показал нам свои зубы, организовав события понедельника. Мы все согласились, что если бы он собирался покончить с мистером Барентом, он вполне мог бы преуспеть в этом. Пусть старый извращенец развлекается, а когда успокоится, мы с ним поговорим. Если он согласится с нашими правилами, мы сможем предложить ему место пятого члена в клубе. Если нет.., я хочу сказать, черт побери, джентльмены.., откровенно говоря между нами троими.., прости, Тони – четверыми.., в нашем распоряжении находятся сотни оплачиваемых охранников, а сколько их у Вилли, а, Тони?

– Было двое, когда он уезжал из Лос-Анджелеса, – ответил Хэрод. – Дженсен Лугар и Том Рэйнольдс. Но он им не платил. Они были его личными любимчиками.

– Вот видите, – продолжал Кеплер. – Подождем, пока ему не надоест играть в эту одностороннюю игру, а потом вступим в переговоры. А если он откажется, пошлем Хейнса или кого-нибудь из моих людей.

– Нет! – вдруг заорал преподобный Саттер. – Слишком часто мы подставляли другую щеку. “Мститель Господь и страшен в гневе... Пред негодованием Его кто устоит? И кто стерпит пламя гнева Его? Гнев Его разливается, как огонь; скалы распадаются пред ним.., и врагов Его постигнет мрак” (Пророк Наум, глава 1).

Джозеф Кеплер с трудом подавил зевок.

– Ну при чем тут Господь, Джимми? Мы говорим о том, как поступить с выжившим из ума нацистом, одержимым игрой в шахматы.

Лицо Саттера побагровело, и он указал на Кеплера своим тупым мясистым пальцем. Большой рубин на его кольце вспыхнул и заиграл всеми своими гранями.

– Не смейся! – басом проревел он. – Господь говорил со мной и через меня, и Он будет услышан. – Саттер огляделся. – “Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, – и дастся ему”. (Соборное послание апостола Иакова, глава 1).

– И что Господь говорит по этому поводу? – тихо поинтересовался Барент.

– Что этот человек вполне может быть Антихристом. – Саттер своим громовым голосом заглушал слабый гул двигателей. – Господь велит нам найти его и истребить. Мы должны сокрушить его ребра и чресла. Мы должны найти и его, и его подручных, “...чтобы они испили чашу гнева Господня; чтобы он был подвергнут мукам геенны огненной в присутствии святых ангелов и Агнца; и чтобы смрад его мучений не прекращался во веки веков..."

Барент слабо улыбнулся.

– Насколько я понял, Джимми, ты против того, чтобы вести переговоры с Вилли и предлагать ему членство в клубе?

Преподобный Джимми Уэйн Саттер сделал большой глоток из своего бокала с бурбоном и произнес неожиданно тихо, Хэроду даже пришлось наклониться, чтобы расслышать:

– Да, я считаю, – мы должны убить его. Барент кивнул и развернулся в своем большом кожаном кресле.

– Будем голосовать, – промолвил он. – Тони, ты как думаешь?

– Я пас, – ответил Хэрод, – но думаю, что решать – это одно, а выслеживать Вилли и иметь с ним дело – совсем другое. Посмотрите, в какую кашу мы вляпались с этой Мелани Фуллер.

– Там Чарлз допустил ошибку, и он заплатил за нее. – Барент перевел взгляд на остальных двоих. – Ну что ж, поскольку Тони воздерживается, похоже, мне принадлежит честь решающего голоса.

Кеплер открыл было рот, но передумал. Саттер в молчании допивал остатки своего бурбона.

– Какие бы цели наш друг Вилли ни преследовал в Вашингтоне, – промолвил Барент, – мне они не нравятся. Однако будем считать происшедшее вызовом и пока не станем отвечать на него. Возможно, мнение Тони о том, что Вилли одержим игрой в шахматы, является для нас в этом вопросе наилучшим руководством. У нас осталось два месяца до летнего лагеря на острове Долменн и наших.., э-э.., мероприятий там. Мы должны внятно заявить о своем приоритете. Если Вилли прекратит нас запугивать, возможно, в дальнейшем мы рассмотрим вопрос о том, чтобы начать с ним переговоры. Если же он продолжит чинить нам препятствия.., если мы столкнемся хотя бы еще с одним эпизодом подобного рода.., мы применим все средства, общественные и частные, чтобы найти и уничтожить его в соответствии со способом, процитированным Джимми из Откровения. Ведь это было Откровение, брат Дж.?

– Именно так, брат К.

– Прекрасно. – Барент кивнул. – А теперь, думаю, мне надо немного поспать. У меня завтра встреча в Лондоне. Спальные места для всех вас готовы, так что можете располагаться. Где бы вы хотели, чтобы вас высадили?

– Лос-Анджелес, – ответил Хэрод, – Новый Орлеан, – сказал Саттер.

– Нью-Йорк, – пробормотал Кеплер.

– Будет сделано, – заверил их Барент, – несколько минут назад Дональд сообщил мне, что мы находимся где-то над Невадой, так что первым мы высадим Тони. Боюсь, Тони, ты де успеешь воспользоваться всеми удобствами, но немножко вздремнуть перед посадкой сможешь.

Барент встал, и в дверях, ведущих в коридор, появился Хейнс.

– А о встречи в летнем лагере Клуба Островитян, джентльмены, – промолвил Барент. – Чао! Всем удачи.

Стюард в синем блейзере проводил Хэрода и Марию Чен в их купе. Задняя часть “Боинга” была превращена в огромный кабинет Барента, гостиную и спальню. Дальше слева по коридору, который напоминал Хэроду европейские поезда, располагались вместительные купе, декорированные в нежных оттенках зеленого и кораллового цветов. Здесь помещались ванная, королевских размеров кровать, диван и цветной телевизор.

– А где же камин? – обратился Хэрод к стюарду.

– Кажется, в частном самолете шейха Музада есть действующий камин, – без тени улыбки отозвался миловидный стюард.

Хэрод положил в свой стакан лед, налил водки и только устроился рядом с Марией Чен на диване, когда в дверь постучали. В купе вошла молодая женщина точно в таком же блейзере, как у стюарда, и промолвила:

– Мистер Барент спрашивал: не сможете ли вы с мисс Чен присоединиться к нему в гостиной Орион?

– В гостиной Орион? – переспросил Хэрод. – Черт, конечно, можем. – И они последовали за женщиной по коридору, миновали дверь с кодовым замком, которая вела к винтовой лестнице. Хэрод знал, что на таких коммерческих рейсах 747-го образца подобные лестницы вели в гостиные первого класса. Поднявшись наверх по темной лестнице, Хэрод и Мария Чен замерли в благоговении. Сопровождавшая их женщина спустилась вниз и закрыла дверь, отрезав последний луч света, шедший из общего коридора.

Помещение было такого же размера, как и гостиные в нормальном “Боинге”, но казалось, кто-то снял здесь верхнюю часть самолета и теперь сквозь потолок можно было взирать на небо, открывавшееся на высоте тридцати пяти тысяч футов над землей. Над головой сияли мириады звезд, разливая вокруг ровный, немеркнущий свет. Слева и справа были видны темные конусы крыльев, на которых мигали красные и зеленые навигационные фонари. Внизу раскинулся полог облаков, освещенный звездным сиянием. Казалось, ничто не разделяет их с бесконечным пространством ночного неба. Лишь смутные контуры указывали на присутствие в гостиной низкой мебели, вдали с трудом угадывалась фигура сидящего человека.

– Господи Иисусе, – прошептал Хэрод и услышал резкий вдох Марии Чен, когда она вспомнила о необходимости дышать.

– Я рад, что вам нравится, – донесся из темноты голос Барента. – Проходите и садитесь.

Хэрод и Мария Чен осторожно двинулись по направлению к скоплению низких кресел, стоявших возле круглого стола, стараясь свыкнуться со звездным светом. Оставшаяся за их спинами винтовая лестница была обозначена единственной предупреждающей полоской красного света, закрепленной на первой ступеньке. С запада черной полусферой звездное небо закрывало отделение для экипажа. Хэрод и Мария Чен погрузились в мягкие подушки кресел, не отрывая глаз от неба.

– Это светопроницаемый пластиковый сплав, – пояснил Барент. – Более тридцати слоев. Но почти идеально прозрачен и гораздо крепче, чем плексиглас. Крепится на бесчисленном количестве дуг, но они толщиной с волос и потому не препятствуют целостному восприятию. Внешняя поверхность при дневном свете отражает лучи и выглядит, как обычный блестящий черный корпус. Мои инженеры работали над ее созданием целый год, а потом еще два года мне потребовалось на то, чтобы убедить Комитет гражданской авиации, что эта штука может летать. Инженерам дай только власть, они бы и иллюминаторы в самолетах убрали.

– Как красиво! – восхищенно прошептала Мария Чен, и Хэрод увидел отражение звездного мерцания в ее темных глазах.

– Тони, я пригласил вас сюда, потому что дело касается вас обоих, – сказал Барент.

– Какое дело?

– Ну.., э-э.., динамика нашей группы. Вы, наверное, уловили некоторое напряжение в атмосфере?

– Я заметил, что все с трудом сдерживались, чтобы окончательно не съехать.

– Вот именно, – кивнул Барент. – События нескольких последних месяцев были.., э-э.., довольно неприятными.

– Не понимаю, почему, – откликнулся Хэрод. – По-моему, мало кого заботит, что их коллег разорвало на части или посбрасывало в реку Шилькил.

– Дело в том, что мы слишком самоуспокоились, – промолвил К. Арнольд Барент. – Наш клуб действует уже много лет.., на самом деле даже десятилетий.., и возможно, затеянная Вилли вендетта даст нам возможность осуществить необходимое.., э-э.., сокращение.

– Только в том случае, если речь не идет лично о нас, – ответил Хэрод.

– Вот именно. – Барент налил вина в хрустальный кубок и поставил его перед Марией Чен. Глаза Хэрода уже достаточно привыкли к темноте, так что теперь он отчетливо видел лица, но от этого сияние звезд казалось ему лишь ярче, а верхушки облаков приобретали еще более переливчатые оттенки. – Меж тем, – продолжил Барент, – в нашей группе произошла определенная разбалансировка, и то, что было действенным при иных обстоятельствах, перестало работать.

– Что вы имеете в виду? – осведомился Хэрод.

– Я имею в виду, что образовался вакуум власти, – ответил Барент голосом столь же холодным, как сияние звезд, в котором они купались. – Или точнее – общее ощущение того, что образовался вакуум власти. Вилли Борден дал возможность ничтожествам счесть себя титанами, и за это ему придется заплатить жизнью.

– Вилли заплатит жизнью? – переспросил Хэрод. – Так, значит, все разговоры о возможных переговорах и вступлении Вилли в клуб – не более чем блеф?

– Да, – согласился Барент. – Если потребуется, я лично буду руководить клубом, но ни при каких обстоятельствах этот бывший нацист за нашим столом не появится.

– Тогда зачем... – Хэрод умолк и задумался. – Вы думаете, что Кеплер и Саттер готовы сделать самостоятельные шаги?

Барент улыбнулся.

– Я знаком с Джимми много лет. Впервые я увидел его сорок лет назад, когда он читал проповедь в палатке в Техасе. Он обладал несфокусированной, но непреодолимой Способностью. Он мог заставить целую толпу потных агностиков делать то, чего он от них хотел, и делать это с восторгом во имя Господа. Но Джимми стареет и все меньше и меньше полагается на свою силу убеждения, вместо этого пользуясь аппаратом убеждения, который он создал. Я знаю, что на прошлой неделе ты посетил его маленькое фундаменталистское королевство... – резким движением руки Барент пресек объяснения Хэрода. – Ничего страшного. Джимми наверняка предупредил тебя, что мне станет об этом известно.., и что я пойму это. Не думаю, чтобы Джимми хотел опрокинуть нашу тележку с яблоками, но он ощущает возможную перемену во властных взаимоотношениях и хочет оказаться на нужной стороне, когда эта смена произойдет. Вмешательство Вилли нарушило это шаткое равновесие, как может показаться со стороны.

– А в действительности – нет? – поинтересовался Хэрод.

– Нет, – отрезал Барент, и один этот короткий слог прозвучал так же непререкаемо, как выстрел из винтовки. – Они позабыли о существенных вещах. – Барент выдвинул ящик низкого стола, за которым они сидели, и достал полуавтоматический револьвер. – Возьми, Тони.

– Зачем? – Хэрод почувствовал, как по коже у него поползли мурашки.

– Револьвер настоящий и заряжен, – сказал Барент. – Возьми его, пожалуйста.

Хэрод двумя руками поднял оружие.

– О'кей, что дальше?

– Прицелься в меня, Тони.

Хэрод вздрогнул. Что бы Барент ни собирался продемонстрировать, он не хотел принимать в этом никакого участия. Он знал, что поблизости находится Хейнс и еще дюжина крепких парней.

– Я не хочу в вас целиться, – сказал Хэрод. – Не люблю эти чертовы игры.

– Целься в меня, Тони.

– Пошли вы знаете куда! – рявкнул Хэрод и встал, чтобы уйти. Сделав прощальный жест рукой, он направился к красной световой полосе, обозначавшей верхнюю ступеньку лестницы.

– Тони, – послышался из тьмы голос Барента, – поди сюда.

Хэроду показалось, что он наткнулся на одну из пластиковых стен. Мышцы его сжались, превратившись в тугие узлы, он вспотел. Хэрод попытался кинуться вперед, прочь от Барента, но единственное, что ему удалось, так это упасть на колени.

Однажды, лет пять назад, у них с Вилли была беседа, когда бывший нацист попытался продемонстрировать на нем свои Способности. Это была чисто дружеская забава в ответ на какой-то вопрос Хэрода о венских Играх, о которых рассказывал Вилли. И тогда, вместо того чтобы ощутить теплую волну овладения, которой пользовался сам Хэрод по отношению к женщинам, Тони ощутил необъяснимое, но жуткое вторжение в собственный мозг, который заполнился белым гулом и ощущением собственной обреченности. Однако тогда это не лишило Хэрода возможности саморегуляции. Он тут же понял, что Способность Вилли гораздо мощнее его собственной – гораздо кровожаднее, как подумал он тогда, – и хотя сам Хэрод вряд ли смог бы использовать кого-нибудь во время вторжения Вилли, он был убежден, что и Вилли не сможет по-настоящему использовать его.

– Ja-ja, – сказал тогда Вилли, – так бывает всегда. Мы можем вторгаться друг в друга, но те, кто умеет использовать других, сами не могут быть использованы, не так ли? Мы испытываем свои силы на третьих лицах, да? А жаль. Но король не может брать короля, Тони, запомни это.

Хэрод помнил об этом вплоть до настоящего момента.

– Поди сюда, – повторил Барент. Голос его по-прежнему был тихим, с изысканными модуляциями, но, казалось, теперь он был подхвачен бесконечной реверберацией, пока ее гул не заполнил череп Хэрода, гостиную, а потом и всю Вселенную, так что сам недвижный небосвод вроде бы дрогнул. – Поди сюда, Тони.

Как Хэрод ни напрягался, что-то швырнуло его, и он упал на спину, как, ковбой, сброшенный с лошади невидимой натянутой проволокой. Тело его охватили судороги, и ноги в ботинках задергались на ковре. Челюсти его сжались до боли, глаза чуть не вылезли из орбит. Хэрод почувствовал, как внутри него нарастает крик, но понял, что никогда не сможет его издать, что крик будет расти и шириться внутри его, пока не взорвется и не расшвыряет ошметки его плоти по всей гостиной. Лежа на спине с вытянутыми ногами, Хэрод чувствовал, как сжимаются и разжимаются мышцы ею рук, как вгрызаются в ковер локти, а пальцы искривляются, превращаясь в хищные птичьи лапы.

– Поди сюда, Тони, – прозвучало в третий раз. И как десятимесячный младенец, Тони Хэрод послушно пополз вспять. Когда голова его стукнулась о ножку низкого кофейного столика, Хэрод почувствовал, как тиски разжались. По телу его прокатилась завершающая судорога, и все его члены мгновенно настолько обмякли, что он едва не обмочился. Он перевернулся, встал на колени и облокотился на черное стекло столешницы.

– Прицелься же в меня, Тони, – повторил Барент в той же непринужденной манере, что и прежде.

Хэрод почувствовал, как его затопила волна слепой ярости. Дрожащими руками он нащупал рукоятку и сжал ее...

Он еще не успел поднять револьвер, когда на него накатила волна тошноты. Много лет назад, в свой первый год жизни в Голливуде, у Хэрода был приступ почечно-каменной болезни. Боль была невыносимой, невероятной. Позднее приятель Хэрода рассказывал, будто Тони убеждал всех, что ему в спину воткнули нож. Но это было гораздо больнее, потому что когда в детстве Тони был членом чикагской банды, ему действительно втыкали нож в спину. Тогда же, во время приступа, ему казалось, что его проткнули изнутри, протаскивают лезвия бритв сквозь внутренности и кровеносные сосуды, и эта невероятная, чудовищная боль сопровождалась тошнотой, рвотой, судорогами и лихорадкой. Но то, что происходило сейчас, было гораздо хуже. Не успев поднять револьвер, Хэрод свалился на пол, обрызгав блевотиной свою шелковую рубашку и стараясь сжаться в тугой клубок, но параллельно с болью, тошнотой и чувством унижения возникала всепоглощающая мысль о том, что он пытался причинить ущерб мистеру Баренту. Мысль об этом была непереносима. Она вызывала у Тони неведомое ему ранее отвращение. Он исторгал из себя рвотные массы, выл от боли и плакал. Револьвер выпал из его обмякших пальцев.

– О, так ты не очень хорошо себя чувствуешь, – тихо промолвил Барент, – может, тогда в меня прицелится мисс Чен?

– Нет, – еле выдохнул Хэрод, сворачиваясь в еще более плотный клубок.

– Да, – возразил Барент. – Я так хочу. Скажи ей, чтобы она прицелилась в меня, Тони.

– Целься, – попросил Хэрод. – Целься в него! Мария Чен медленно шевельнулась, словно двигалась под водой. Она подняла револьвер, поудобнее взяла его своими маленькими ручками и навела дуло на голову Тони Хэрода.

– Нет! В него! – и Хэрода снова скрючило от накативших на него судорог. – В него! Барент садистски улыбнулся.

– Ей совершенно не обязательно слышать мои распоряжения, чтобы подчиняться им. Тони.

Большим пальцем Мария Чен отвела курок. Черное смертоносное дуло было направлено прямо в лицо Хэрода. Хэрод видел, как ее карие глаза наполняются горем и ужасом. Еще никто никогда не использовал Марию Чен.

– Невероятно, – прошептал Хэрод, чувствуя, как отступают боль и тошнота, и понимая, что, возможно, ему осталось жить всего несколько секунд. Дрожа, он поднялся на колени и бессмысленно вытянул вперед руку, пытаясь заслониться от пули. – Это невероятно.;. Она же нейтралка! – последнее он почти выкрикнул.

– Что такое нейтралы? – спокойно осведомился К. Арнольд Барент. – Никогда не встречался с такими, Тони. – Он повернул голову. – Нажми, пожалуйста, на спусковой крючок, Мария.

Раздался сухой щелчок, Мария Чен еще раз отвела курок, и снова последовал звук холостого выстрела.

– Как непредусмотрительно, – заметил Барент. – Мы забыли его зарядить. Мария, помоги, пожалуйста, Тони сесть на место.

Не переставая дрожать, Хэрод сел, опустив руки на колени и свесив голову на рубашку, выпачканную блевотиной, пропитавшуюся потом.

– Дебора проводит тебя вниз и поможет тебе привести себя в порядок, Тони, – заметил Барент, – а Ричард и Гордон приберут здесь. Если потом захочешь подняться и выпить что-нибудь до того, как мы приземлимся, – добро пожаловать. Это уникальное место, Тони. Но, пожалуйста, не забудь о появляющемся у некоторых искушении.., э-э.., пересмотреть естественное положение вещей. В какой-то степени в этом есть и моя вина, Тони. Большинство из них уже много лет не подвергались подобной.., э-э.., демонстрации. Воспоминания меркнут даже в тех случаях, когда жизненные интересы человека требуют помнить о них. – Барент наклонился вперед. – Когда Джозеф Кеплер обратится к тебе с предложением, ты примешь его. Понятно, Тони?

Хэрод кивнул. Пот лил ручьем с его лица.

– Скажи “да”, Тони.

– Да.

– И ты тут же свяжешься со мной.

– Да.

– Хороший мальчик, – промолвил К. Арнольд Барент и похлопал Хэрода по спине. Затем он развернулся в своем высоком кресле, так что спинка полностью скрыла его из виду, образовав на его месте черный обелиск на фоне черного неба. Когда кресло крутанулось снова, Барента в нем уже не было.

Через несколько минут в гостиную вошли служащие, чтобы вычистить и продезинфицировать ковер. Минутой позже появилась молодая женщина с фонариком. Подойдя к Хэроду, она попыталась взять его за локоть, но он отшвырнул ее руку. Повернувшись спиной к Марии Чен, он поковылял вниз по лестнице.

Через двадцать минут они совершили посадку в Лос-Анджелесе. Их встречал лимузин с шофером. Не оглядываясь на отливавший эбонитом корпус “Боинга”, Тони Хэрод почти без чувств повалился на сиденье машины.


Глава 5. Тихуана, Мексика.

Понедельник, 20 апреля 1981 г.

Перед самым закатом Сол и Натали выехали из Тихуаны на северо-восток во взятом напрокат “Фольксвагене”. Стояла нестерпимая жара. Как только они свернули с шоссе 2, то сразу оказались в лабиринте грязных дорог, шедших мимо деревень с жалкими лачужками, разбросанными там и сям между заброшенными фабриками и маленькими ранчо. Сол сидел за рулем, Натали держала на коленях нарисованную рукой Джека Коуэна карту. Припарковав “фольксваген" у небольшой таверны, сквозь тучи пыли и кучу маленьких ребятишек они двинулись к северу. Когда начали угасать последние проблески кроваво-красного заката, склоны холма озарились огнями. Натали сверилась по карте и указала на тропу вдоль склона, усеянную мусором, где возле костров группами сидели мужчины и женщины. В полумиле к северу через долину, на фоне черного склона холма, белел высокий забор.

– Давай дождемся здесь наступления темноты. – Сол поставил на землю чемодан и тяжелый рюкзак. – Говорят, сейчас с обеих сторон границы орудуют бандиты. Глупо будет проделать такой путь и погибнуть от руки приграничного бандита.

– С радостью передохну, – сказала Натали. Они прошли меньше мили, но ее синяя хлопчатобумажная юбка уже прилипала к ногам, а кроссовки словно съежились от жары и пыли. В ушах звенел непрекращающийся писк комаров. Единственный электрический фонарь, горевший возле бара за их спинами, привлек такое количество мотыльков, что казалось, там начался настоящий снегопад.

Около получаса они сидели молча, изможденные тридцатишестичасовым перелетом сначала через океан, а потом по местной авиалинии и постоянным напряжением, – ведь у них были поддельные паспорта. Хуже всего оказалось в Хитроу – там рейс задерживался на три часа, которые они провели под неусыпным оком местных полицейских.

Несмотря на жару, на комаров и неудобное положение на корточках, Натали задремала. Чуть позже Сол, нежно прикоснувшись к плечу, разбудил ее.

– Они собираются, – прошептал он. – Пойдем. По меньшей мере сотня нелегальных беженцев мелкими группами направлялась к отдаленному забору. Еще большее количество костров озарило склон за их спинами. Вдали, на северо-западе, мелькали огни американского города. Впереди меж холмов расстилались темные каньоны. На востоке мелькнула и исчезла единственная пара фар, преодолев невидимый пограничный пост и скрывшись уже по другую сторону забора на американской территории.

– Пограничный патруль, – тихо сказал Сол и двинулся вниз по узкой тропе, а затем снова вверх, на следующий холм. Уже через несколько минут у обоих появилась одышка. Они истекали потом под рюкзаками и с трудом волочили свои большие чемоданы, набитые документами. Несмотря на то что Сол и Натали пытались держаться в стороне, им все же пришлось присоединиться к длинной веренице людей, одни из которых тихо переговаривались и ругались по-испански, другие угрюмо ползли вперед в мрачной тишине. Впереди них шел высокий худой мужчина, он нес на спине семилетнего мальчика, а рядом с ним грузная женщина волочила огромный картонный чемодан. Ярдах в двадцати от ручейка, вытекавшего из-под забора, люди остановились у пересохшего русла реки. Группами по трое и по четверо люди стали перебираться через русло и исчезать в черном отверстии водопропускной трубы, откуда вытекал ручей. Время от времени с другой стороны забора доносились крики. Откуда-то со стороны дороги Натали услышала истошный вопль. Сердце подскочило к горлу, казалось, оно вот-вот выскочит. Натали вцепилась в ручку чемодана и заставила себя успокоиться.

Когда появилась патрульная машина, вся толпа, состоявшая к тому моменту человек из шестидесяти, кинулась врассыпную за камни и в кусты. Прожектор скользнул по сухому руслу реки на расстоянии десяти футов от жалкого терновника, за которым пытались спрятаться Натали и Сол. Крики и звук выстрела, раздавшиеся с северо-востока, заставили машину двинуться дальше. Окрестности огласились командами по радиосвязи на английском языке, и беженцы снова стали скапливаться у отверстия водопропускной трубы.

Уже через несколько минут Натали ползла на четвереньках вслед за Солом, толкая перед собой тяжелый чемодан и чувствуя, что рюкзак задевает заржавленную обшивку тоннеля. Тьма стояла кромешная. Внутри пахло мочой и экскрементами, руки девушки то и дело погружались во влажную грязь, перемешанную с битым стеклом и обрезками металла. Где-то за ее спиной раздался не то женский, не то детский плач, а потом резкий мужской голос, и вновь наступила тишина. Натали казалось, что это движение в никуда, что труба становится все уже и уже, пока они не будут вдавлены в грязь и экскременты и вода не затопит их.

– Почти добрались, – прошептал Сол. – Я вижу лунный свет.

У Натали заболело в груди от безумно колотящегося сердца и попыток сдерживать дыхание. Она выдохнула в тот самый момент, когда Сол покатился вниз на каменистую отмель и протянул руку, чтобы помочь выбраться ей из зловонной трубы.

– Добро пожаловать в Америку, – прошептал Сол, когда они собрали свое имущество и приготовились спрятаться в укрытии темных берегов пересохшей реки, чтобы спастись от убийц и грабителей, которые регулярно дожидались здесь ночных перебежчиков, преисполненных радужных надежд.

– Спасибо, – так же шепотом ответила Натали. – В следующий раз, чего бы это ни стоило, я полечу прямым рейсом.

Джек Коуэн дожидался их на вершине третьего холма. Каждые две минуты он мигал фарами своего старого синего фургона, указывая путь Натали и Солу.

– Поехали, надо спешить, – заметил он, когда они наконец поднялись и обменялись рукопожатиями. – Это не лучшее место для стоянки. Я привез то, о чем вы просили в письме, и не имею ни малейшего желания объясняться по этому поводу с пограничниками или полицией Сан-Диего. Поторапливайтесь.

Задняя часть фургона была наполовину забита ящиками. Сол и Натали побросали туда и свой багаж, и Джек Коуэн сел за руль. С полмили им пришлось ехать по рытвинам и ухабам, затем они свернули на восток по гравиевой дороге и наконец отыскали асфальтовое окружное шоссе, которое вело к северу. Через десять минут они уже спускались по пандусу на скоростную автостраду, и Натали ощутила, что все здесь ей чуждо и незнакомо, будто за ее трехмесячное отсутствие облик Соединенных Штатов неузнаваемо изменился. “Нет, скорее всего, я просто никогда здесь не жила”, – подумала она, глядя на пригороды и магазинчики, мелькавшие за окном машины. У нее не укладывалось в голове, что тысячи людей ехали по своим делам как ни в чем не бывало. Будто и не было никогда ползущих по зловонной трубе детей, мужчин и женщин всего в десяти милях от этих комфортабельных буржуазных домов. Будто в это самое мгновение юные израильтяне не объезжали с оружием границы своих кибуцев, а бойцы за освобождение Палестины, сами еще мальчишки, не смазывали свои “Калашниковы” в ожидании темноты. Будто не был убит Роб Джентри, убит и похоронен, и не стал столь же недосягаемым, как и ее отец, который приходил по вечерам как следует укутать ее одеялом и рассказывал ей истории о Максе, любопытной таксе, которая всегда...

– Вы достали оружие в Мехико, где я вам сказал? – осведомился Коуэн.

Натали вздрогнула и проснулась – оказывается, она спала с открытыми глазами. У нее от усталости кружилась голова. В ушах продолжал звучать приглушенный шум авиамоторов. Она сосредоточилась и начала вслушиваться в разговор своих спутников.

– Да, – говорил Сол. – Никаких проблем, хотя я очень волновался: что будет, если власти обнаружат его при мне.

Натали сфокусировала взгляд, чтобы получше рассмотреть агента Моссада. Джеку Коуэну было пятьдесят с небольшим, но выглядел он старше, даже старше Сола, особенно теперь, когда Сол сбрил бороду и отпустил длинные волосы. У Коуэна было худое лицо, изъеденное оспинами, большие глаза и, видимо, не раз переломанный нос. Тонкие седые волосы были подстрижены неаккуратно, словно он это делал сам и, не доведя дело до конца, бросал. Коуэн свободно и абсолютно грамотно говорил на английском, но речь его портил сильный акцент, источник которого Натали не могла определить. Как будто западный немец выучил английский от уэльсца, а тот, в свою очередь, почерпнул свои знания у бруклинского кабинетного ученого. Натали нравилось слушать голос Джека Коуэна, да и сам он ей понравился.

– Дайте мне посмотреть оружие, – попросил Коуэн.

Сол достал из-за ремня небольшой револьвер. Натали и не знала, что у Сола есть оружие. Выглядел он как модель дешевого образца.

Они ехали через мост по крайней левой полосе. На расстоянии уже по меньшей мере мили позади не было видно ни одной машины. Коуэн взял в руки револьвер и зашвырнул его в открытое окошко в темный овраг, видневшийся внизу.

– При первом же выстреле он бы взорвался у вас в руках, – заметил он. – Прошу прощения за дурной совет, но телеграфировать вам было слишком поздно. А насчет властей вы не ошиблись – есть документы или нет, стоило бы им найти это у вас, они бы засадили вас за решетку и через каждые два-три года удостоверялись бы, что вы исправно мучаетесь. Неприятные люди, Сол. Я подумал, что имеет смысл рисковать только из-за денег. Сколько вы привезли в конечном итоге?

– Около тридцати тысяч, – ответил Сол. – И еще шестьдесят переведены в банк в Лос-Анджелес адвокатом Давида.

– Эти деньги ваши или Давида? – спросил Коуэн.

– Мои, – кивнул Сол. – Я продал ферму в девять акров возле Натаньи, она принадлежала мне со времен войны за независимость. Я решил, что глупо будет переводить эти деньги на мой собственный нью-йоркский счет.

– Вы правильно решили, – одобрил Коуэн. Они уже въехали в город. Мелькавшие теперь мимо ртутные фонари отбрасывали пятна света на ветровое стекло, некрасивое и в то же время привлекательное лицо Коуэна от этого приняло желтоватый оттенок.

– О Господи, Сол, – вздохнул Коуэн, – если б вы знали, как трудно было достать некоторые вещи из вашего списка. Сто фунтов пластиковой взрывчатки Ф4! Пневматическая винтовка. Пули с транквилизаторами. Боже милостивый, знаете ли вы, что в Соединенных Штатах существует всего лишь шесть поставщиков пуль с транквилизаторами, и для того чтобы получить хоть самое смутное представление о том, где их разыскать, нужно быть дипломированным зоологом.

Сол улыбнулся.

– Прошу прощения, но вам грех жаловаться, Джек. Вы наш deus ex machina <Бог из машины (лат.).>.

– Не знаю, как насчет богов, но сквозь мясорубку мне пришлось пройти, это точно. – Коуэн печально улыбнулся. – Мне пришлось потратить на ваши мелкие поручения все отпускное время, накопленное мною за два с половиной года работы.

– Я постараюсь когда-нибудь хоть чем-то отблагодарить вас, – пообещал Сол. – У вас продолжают оставаться проблемы с начальством?

– Нет. Звонок из офиса Давида Эшколя разрешил большую часть проблем. Хотел бы я сохранять такую же энергию, как у него через двадцать лет после его ухода на пенсию. Как он себя чувствует?

– Давид? После двух сердечных приступов не очень хорошо, но он деятелен, как всегда. Мы с Натали видели его в Иерусалиме пять дней назад. Он просил передать вам наилучшие пожелания.

– Я лишь однажды сотрудничал с ним, – признался Коуэн. – Четырнадцать лет назад. Он вернулся на работу, чтобы возглавить операцию, когда мы захватили русскую базу ракет “земля – воздух” прямо под носом у египтян. Это спасло массу жизней во время шестидневной войны. Давид Эшколь – блестящий тактик.

Теперь они ехали по Сан-Диего, и Натали со странным чувством отчужденности наблюдала за тем, как они свернули на автостраду 5 и двинулись к северу.

– Какие у вас планы на ближайшие несколько дней? – поинтересовался Сол.

– Прежде всего – устроить вас, – ответил Коуэн. – Я должен вернуться в Вашингтон не позднее среды.

– Без проблем. С вами можно будет связаться, если нам потребуется ваш совет? – поинтересовался Сол.

– В любое время. Если сначала вы ответите мне на один вопрос.

– Какой?

– Что в действительности происходит здесь, Сол? Что на самом деле связывает вашего старого нациста, группу в Вашингтоне и старуху из Чарлстона? Как я ни кручу, у меня ничего не получается. Почему правительство Соединенных Штатов покрывает эту преступную войну?

– Оно не покрывает, – вздохнул Сол. – В том-то и дело... Правительственные группы пытаются разыскать оберста ничуть не меньше, чем мы, но они преследуют свои цели. Поверьте, Джек, я мог бы рассказать вам больше, но это мало чем прояснит для вас ситуацию. Многое в этой истории находится за пределами логики.

– Замечательно! – саркастически заметил Коуэн. – Если вы мне не можете рассказать больше, я не смогу подключить агентство, какое бы уважение ни испытывали его сотрудники к Давиду Эшколю.

– Возможно, это и к лучшему, – улыбнулся Сол. – Вы видели, что стало с Ароном и вашим другом Леви Коулом, когда они ввязались в это дело? Я наконец понял, что в ближайшее время нас не ждут ни фанфары, ни головокружительный успех. Долгие десятилетия я бездеятельно ожидал появления союзников, теперь понимаю, что все здесь зависит только от меня.., и Натали чувствует то же самое.

– Ерунда! – воскликнул Коуэн.

– Возможно, – согласился Сол, – но все мы в той или иной степени руководствуемся верой в ерунду. Еще век назад идея сионизма казалась полной ерундой, а сегодня наша граница – граница Израиля – единственный чисто политический рубеж, который виден с орбиты спутника: там, где кончаются деревья и начинается пустыня, заканчивается Израиль.

– Это другая тема, – равнодушным голосом произнес Коуэн. – Я делал все это, потому что любил вашего племянника и как сына любил Леви Коула. Надеюсь, что вы преследуете их убийц. Это так?

– Да.

– И та женщина, которая вернулась в Чарлстон, – она, с вашей точки зрения, тоже участвовала в этом?

– Да, участвовала, – кивнул Сол.

– А ваш полковник по-прежнему продолжает уничтожать евреев?

Сол выдержал паузу. Утверждать это он бы не стал.

– Да, он по-прежнему продолжает убивать невинных людей, – тихо сказал он.

– И этот выродок, продюсер из Голливуда, тоже имеет к этому отношение?

– Да.

– Ладно. – Коуэн тряхнул седыми волосами. – Я по-прежнему буду вам помогать, но в один прекрасный день вам придется за все отчитаться.

– Если это поможет вам, – промолвил Сол, – мы с Натали оставили запечатанное письмо у Давида Эшколя. Давид не знает всех подробностей этого кошмара. Если мы с Натали погибнем или исчезнем, Давид или его доверенные лица вскроют письмо. Там содержатся указания, чтобы они поставили вас в известность о его содержании.

– Замечательно. С нетерпением буду ждать, когда вы оба погибнете или исчезнете, – невесело усмехнулся Коуэн.

Разговор был исчерпан. В полном молчании они направлялись по скоростной дороге к Лос-Анджелесу. Натали снилось, как они с отцом и Робом гуляют по старому району Чарлстона. Был прекрасный весенний вечер. В паутине пальмовых ветвей и новых побегов горели звезды. Воздух был наполнен ароматами мимозы и гиацинтов. И вдруг из тьмы выскочила черная собака с белой головой и зарычала на них. Натали испугалась, но отец сказал ей, что собака просто хочет познакомиться. Он опустился на колени и протянул ей правую руку, чтобы та обнюхала ее, но собака зарычала и вдруг вцепилась в нее, стала рвать, отгрызать синее целые куски, и рука отца исчезла в пасти черно-белой собаки, а затем не стало и отца. Собака увеличилась в размерах, разрослась, и Натали поняла, что это просто она сама уменьшилась, стала совсем маленькой девочкой. Собака повернулась к ней, и Натали обуял такой ужас, что она была не в силах ни побежать, ни закричать. Но в тот самый момент, когда собака кинулась на нее, вперед выступил Роб и заслонил девочку своим телом. Собака кинулась ему на грудь, повалила на землю. Завязалась ожесточенная схватка, и Натали увидела, как огромная голова собаки начинает уменьшаться и исчезать. Но, оказывается, чудовищная псина вгрызлась в грудь Роба, погрузившись в глубину его грудной клетки. Слышалось отвратительное чавканье. Девочка тяжело опустилась на тротуар. На ногах у нее были роликовые коньки, а сама она была в синем платье, подаренном ей любимой тетей, когда Натали исполнилось шесть лет. Перед ней, словно огромная серая стена, высилась спина Роба. Она взглянула на кобуру на его бедре, но та была застегнута кожаным ремнем, и Натали не могла дотянуться до пряжки. Все тело шерифа содрогалось, собака вгрызалась в него все глубже.

Несколько раз Натали попыталась подняться, но ролики разъезжались, и она падала на тротуар. Натали грохнулась на колени и уже почти дотянулась до огромной серой спины Роба, когда кожа на спине вдруг треснула и оттуда высунулась окровавленная морда собаки. Поднатужившись, собака рванула вперед, глаза ее сверкали безумно, челюсти щелкали, как у акулы из знаменитого фильма Стивена Спилберга.

Натали отползла фута на два и застыла. Она не могла оторвать взгляд от собаки, которая рвалась, стремясь добраться до девочки. Шерсть топорщилась и вздымалась на передних лапах твари, пытавшейся выбраться из пещеры человеческой плоти. Это напоминало какой-то кошмарный процесс родов, когда рождение сулило гибель самому наблюдателю.

Но именно вид ее морды парализовал Натали. Он лишал ее способности двигаться и вызывал приступы тошноты, поднимавшейся к горлу. И вдруг над темной шерстью мощных напрягшихся лап, над выпачканной кровью шерстью собачьей шеи показалась бледная смертельная маска Мелани Фуллер, маска, искаженная безумной усмешкой. Выпиравшие гигантские вставные челюсти старухи защелкали всего лишь в нескольких дюймах от Натали.

Тварь издала истошный вопль, сжалась в последнем кровавом рывке и вырвалась наружу. Из прогрызенного насквозь тела Роба... Роба Джентри... Боль утраты пронзила – вновь и вновь – мозг и сердце забывшейся в кошмарном сне девушки.

Натали судорожно вздохнула и проснулась. Она протянула руку, вцепилась в приборную доску машины и выпрямилась. Ветер, влетавший в открытое окошко, приносил запахи отбросов и дизельного дыма. На автостраде мелькали фары несущихся им навстречу машин.

– Я нуждаюсь в совете, – тихим голосом произнес Сол, – в совете – как убивать людей. Коуэн искоса посмотрел на него.

– Я не убийца, Сол.

– Нет, конечно, как и я, но мы много раз видели, как убивают людей. Я видел, как хладнокровно и целенаправленно это делается в лагерях, быстро и незаметно – в лесах, с кровожадным патриотизмом – в пустыне, подло и походя на улицах. Возможно, настало время научиться делать это профессионально.

– Вы хотите, чтобы я провел с вами семинар по практической методологии убийства? – осведомился Коуэн.

– Да.

Коуэн вытащил сигарету из кармана рубашки и зажигалку, прикурил и с наслаждением затянулся.

– С помощью этих вещей вы сможете совершить убийство, – заметил он, выдыхая дым и указывая в глубь фургона. Мимо них проревел трейлер, мчавшийся на бешеной скорости.

– Я размышлял о чем-нибудь более быстром и менее опасном для тех людей, которые нечаянно могут оказаться поблизости, – промолвил Сол.

– Самый целесообразный способ убийства – это нанять профессионала-киллера. – Он бросил взгляд на Сола. – Я не шучу. Так поступают все – КГБ, ЦРУ и прочие... Американцы очень расстроились, узнав несколько лет назад, что ЦРУ нанимает киллеров из мафии, для того чтобы разделаться с Кастро. Но если вдуматься, это разумно. Неужели было бы более нравственно обучать убийству в управлении демократического правительства? А все истории про Джеймса Бонда – чистая чушь. Профессиональные убийцы – это психопаты, которых держат под жестким контролем. Они, конечно, не вызывают симпатии, так же как и маньяк Чарлз Мэнсон. Использование мафии – всего лишь гарантия, что дело будет сделано профессионально и что эти конкретные психопаты в течение нескольких недель не будут убивать обыкновенных американцев. – Коуэн помолчал, попыхивая сигаретой. – Когда дело доходит до предумышленного убийства, все мы пользуемся посредниками, – продолжал он, стряхивая пепел за окно. – Когда я работал в Израиле, в мои обязанности входило обучение юных новобранцев Организации освобождения Палестины. Они должны были расстреливать других палестинских лидеров. Думаю, что по меньшей мере одна треть междоусобных разборок среди террористов – это результат нашей деятельности. Иногда для того, чтобы ликвидировать А, мы доводили до сведения D, что В заплатил С за убийство D по приказу А, а дальше садились и ждали результатов.

– Но предположим, что нанять кого бы то ни было невозможно, – сказал Сол.

По тихим голосам мужчин Натали поняла, что они не заметили, как она проснулась. Глаза у нее непроизвольно закрывались, и сквозь опущенные ресницы просачивался лишь свет встречных фар и редких фонарей. Она вспомнила, как в детстве засыпала на заднем сиденье машины, прислушиваясь к тихой монотонной беседе родителей. Но об убийствах они никогда не говорили.

– Ладно, – согласился Коуэн, – предположим, по политическим, практическим или личным причинам вы не можете нанять никого, тогда дело усложняется.

Прежде всего надо решить, готовы ли вы заплатить своей жизнью во имя достижения цели. Если готовы, то у вас есть огромное преимущество. Тогда традиционные меры безопасности становятся несущественными. Большинство великих убийц, известных истории, были готовы отдать свою жизнь, чтобы выполнить предназначенную им миссию.

– Ну а если бы в данном случае убийца предпочел остаться в живых по завершении своего дела? – спросил Сол.

– Тогда и без того трудное дело становится еще более трудным, – ответил Коуэн. – Возможные варианты: организованная военная операция... Налеты наших Ф16 на Ливан представляли из себя не что иное, как попытки покушения на убийство, тщательно выверенное применение взрывчатки, дальнобойные винтовки, использование револьверов на близком расстоянии с заранее подготовленным путем отступления, яды, ножи, рукопашная борьба. – Коуэн выбросил в окно окурок и закурил следующую сигарету. – В наши дни в моду вошла взрывчатка, но это капризная штука, Сол.

– Почему?

– Ну, возьмем, например, С4 – сзади у вас ее запас лет на десять. Она столь же безопасна, как обычная замазка, – вы можете ее бросать, комкать, пинать, садиться на нее, и она не взорвется. Огнеопасна лишь азотная кислота, само взрывное устройство. В смертельно опасных крохотных детонаторах, в пластиковых трубках, которые тщательно упакованы в другую коробку. Вы когда-нибудь пользовались пластиковой взрывчаткой, Сол?

– Нет.

– Помоги нам Господь, – промолвил Коуэн. – Хорошо, завтра в безопасном месте мы проведем семинар по использованию пластиковой взрывчатки. Ну вот предположим: вы установили взрывчатку в нужном месте. Каким образом вы приведете ее в действие?

– Что вы имеете в виду?

– Я имею в виду, что возможности неограниченны – механический способ, электрический, химический, электронный, – но все они небезопасны. Большинство экспертов в этой области заканчивают свою жизнь, экспериментируя со своими бомбочками. Взрывчатка – наилучший способ борьбы с террористами. Но, предположим, вам удалось установить вашу пластиковую взрывчатку, присоединить детонатор и подключить к нему электрическую кнопку, которая приводится в действие радиосигналом передатчика, – все готово. Вы сидите в машине на безопасном расстоянии от передвижного средства вашей жертвы. Дожидаетесь, когда он выезжает за пределы города, подальше от свидетелей и невинных зевак, и тут, несмотря на то что ваш передатчик выключен, его машина взлетает на воздух, проезжая мимо школьного автобуса, полного детей-калек.

– Почему?

Натали различила усталость в голосе Сола и поняла, что он вымотан ничуть не меньше, чем она.

– Автоматические механизмы открывания гаражей, авиасвязь, детские игрушки, радиоприемники гражданского населения, – пропел Коуэн, – даже дистанционный пульт управления телевизором – все это могло включить механизм запуска реакции, поэтому на пластиковой взрывчатке приходится работать как минимум двумя включениями – ручным, чтобы привести ее в боевое положение, и электронным, чтобы запустить реакцию.. И тем не менее шансы на успех не столь велики, как хотелось бы.

– А другие способы? – спросил Сол.

– Винтовка с оптическим прицелом, – пояснил Коуэн. Вторая сигарета догорала почти у самых его губ. – Дальность расстояния обеспечивает безопасность, дает время, необходимое для отступления, предоставляет возможность избирательности и при правильном применении всегда эффективна. Именно это оружие предпочли Ли Харви Освальд, Джеймс Эрл Рей и бесчисленное множество других “профи”. Хотя и с этой винтовкой бывают сложности.

– Какие?

– Прежде всего выкиньте из головы все эти телевизионные сказки о снайпере, который приносит с собой винтовку в дипломате, а потом собирает ее, пока жертва послушно стоит на месте и дожидается выстрела. Оптический прицел должен быть подогнан к винтовке с учетом расстояния, угла выстрела, скорости ветра и свойств самого оружия. Стрелок должен обладать опытом и знать соотношения расстояния и скорости ветра. Военный снайпер работает на таких расстояниях, что между выстрелом и попаданием пули в цель его жертва успевает сделать три шага. У вас есть опыт стрельбы из винтовок, Сол?

– Только во время второй мировой войны, – ответил Сол. – Да и то, я ведь ни разу не убил человека.

– Там, сзади, полно всякой всячины, добытой по вашему списку, – сказал Коуэн. – Ваши восемнадцать тысяч долларов потрачены на самое бредовое собрание вещей, которое я когда-либо покупал.., но винтовки с оптическим прицелом там, увы, нет.

– А как насчет охраны? – спросил Сол.

– Вашей или их?

– Их.

– А что вас интересует?

– Как с ней управляться?

Прищурившись, Коуэн невидяще смотрел в световой коридор, образованный габаритными огнями машин.

– Если кто-то собирается вас убить, то охрана – это в лучшем случае обреченная попытка отсрочить неизбежное. Если ваша жертва ведет общественную жизнь и часто появляется на людях, то самая лучшая охрана разве что может затруднить вам путь к отступлению. Последствия можно было наблюдать месяц назад, когда необученный балбес решил, что ему хочется выстрелить в американского президента из пневматического ружья двадцать второго калибра.

– Арон говорил мне, что вы обучаете своих агентов пользоваться “береттами” двадцать второго калибра, – заметил Сол.

– В последние годы – да, – кивнул Коуэн, – но они применяют их на близких расстояниях, там, где скорее надо было бы пользоваться ножами, и в ситуациях, которые требуют тишины и быстроты действий. Когда мы посылаем отряд с целью убийства, этому предшествуют недели слежки, репетиций операции и апробирования путей отступления. Этот парень, который стрелял месяц назад в вашего президента, готовился не больше, чем вы или я, перед тем как пойти на угол купить газету.

– И что это доказывает?

– Это доказывает, что такой вещи, как охрана, не существует, когда поведение и поступки предсказуемы, – ответил Коуэн. – Хороший шеф службы безопасности запретил бы своему клиенту подчиняться расписанию, следовать распорядку дня и назначать встречи, которые могут стать достоянием публики. Более полдюжины раз именно непредсказуемость спасала жизнь Гитлеру. Именно из-за нее нам не удалось ликвидировать верхушку Организации Освобождения Палестины. Но какую охрану обсуждаем мы в этой гипотетической дискуссии?

– Гипотетической? – переспросил Сол и улыбнулся. – Ну, давайте для начала гипотетически обсудим охрану мистера К. Арнольда Барента.

Коуэн резко обернулся.

– Так вот зачем вы просили узнать сведения о летнем лагере Барента!..

– Мы же говорим гипотетически. – Сол продолжал улыбаться.

Коуэн нервным движением провел рукой по лицу.

– О Господи, вы сошли с ума!

– Вы сказали, что это безнадежная попытка отсрочить неизбежное. Разве мистер Барент является исключением?

– Послушайте, – промолвил Джек Коуэн, – когда президент Соединенных Штатов отправляется куда-нибудь.., куда угодно, даже с визитом к лидерам зарубежных стран, и встречается с ними в уединенных охраняемых зонах.., служба безопасности писает кипятком. Дай им волю, они бы не выпускали президента из бункера Белого дома, да и его они считают не вполне безопасным. Единственное место.., единственное место, где служба безопасности вздыхает с облегчением, – это когда президент проводит время с К. Арнольдом Барентом... Этим разные президенты занимаются вот уже тридцать с лишним последних лет. В июне Фонд западного наследия Барента устраивает ежегодный летний лагерь, и сорок-пятьдесят самых влиятельных людей мира, сняв свои смокинги, отдыхают на одном из бесчисленных островов. Это что-нибудь говорит вам о службе охраны этого человека?

– Значит, хорошая? – спросил Сол.

– Лучшая в мире, – ответил Коуэн. – Если завтра Тель-Авив сообщит, что будущее государства Израиль зависит от внезапной смерти К. Арнольда Барента, я вызову оттуда наших лучших людей, соберу группы коммандос, рядом с которыми Энтеббе покажется шуткой, подтяну группы мстителей из Европы – и тогда у нас будет лишь один шанс из десяти подобраться к нему.

– Как именно вы бы попытались это сделать? – спросил Сол.

Несколько минут Коуэн молчал.

– Гипотетически, – наконец промолвил он, – я бы дождался того момента, когда бы он оказался в зависимости от чьей-то чужой охраны, например президента.., и тогда бы попытался. О Господи, Сол, это все болтовня. Где вы были 30 марта?

– В Кесарии, – ответил Сол. – И тому есть масса свидетелей. Что бы вы еще попробовали? Коуэн покусал губы.

– Барент постоянно совершает перелеты. А это всегда увеличивает уязвимость. Охрана на земле, естественно, не даст установить взрывчатку на борту, но остается перехват или ракеты системы “земля – воздух”. Если вы заранее сможете узнать, куда направляется авиалайнер, когда он отправляется и как его определить в момент полета.

– Вы можете это сделать? – спросил Сол.

– Да, – съязвил Коуэн, – если все ресурсы Военно-воздушных сил Израиля объединить с электронным обеспечением разведок, воспользоваться американским спутником и системами противоядерной защиты, а также если мистер Барент окажет нам любезность и будет совершать полет над Средиземным морем или крайними южными районами Европы по заранее утвержденному расписанию.

– У него есть яхта, – упрямо напомнил Сол.

– С длиной корпуса в 216 футов, “Антуанетта”. Она куплена им двенадцать лет назад за 69 миллионов долларов у одного покойного греческого магната судостроения, больше известного в качестве второго мужа одной американской вдовы, чей первый супруг оказался на слишком близком расстоянии от хорошо настроенной оптической винтовки, которую держал в руках бывший морской пехотинец, – Коуэн перевел дух. – На борту яхты Барента находится такое же количество охраны, как и на любом из его островов. Никто никогда не знает, куда она направляется и в какой именно момент Барент будет на борту. На яхте имеются две посадочные площадки для вертолетов, снабжена она катерами, которые занимаются разведывательной деятельностью, если поблизости оказываются какие-нибудь суда. Возможно, судно можно торпедировать, хотя я сомневаюсь в этом. Оно маневренно, оснащено радарами и системами контроля, более совершенными, чем современные эсминцы.

– Итак, наша гипотетическая дискуссия подошла к своему концу, – произнес Сол, и по его тону Натали поняла, что все сообщенное Коуэном уже было ему известно.

– Здесь мы остановимся. – Коуэн свернул на боковой виадук. На указателе значилось – “Сан Хуан Капистрано”. Они остановились у автозаправочной станции, и Коуэн, заправившись, расплатился с помощью своей кредитной карточки. Натали, продолжая бороться со сном, вылезла из фургона и потянулась. Стало прохладнее, ей почудилось, что где-то неподалеку плещутся волны, пахнет морем. Когда она подошла к автозаправочной станции, Коуэн наливал себе кофе из автомата.

– Вы проснулись, – улыбнулся он девушке. – Добро пожаловать обратно в нашу реальность.

– Я и в машине не спала.., почти, – откликнулась Натали.

Коуэн сделал глоток и сморщился – кофе был отвратителен.

– Странный разговор. Вы в курсе планов Сола?

– Да, мы составляли их вместе.

– И вы знаете, что находится в фургоне?

– Если это то, что было в нашем списке, то да. – Натали кивнула и вместе с Коуэном направилась обратно к машине.

– Ну что ж, надеюсь, вы отдаете себе отчет в том, что делаете, – промолвил шеф Моссада.

– Нет, – улыбнулась ему Натали, – но мы очень благодарны вам за вашу помощь, Джек.

– Ага, – откликнулся Коуэн, открывая для Натали дверцу машины, – если только благодаря моей помощи вы не ускорите собственный конец.

Они проехали еще восемь миль по автостраде 74, удаляясь от побережья, свернули к северу через низкорослый лес и наконец остановились у фермерского дома.

– Это ранчо наши люди с Западного побережья использовали как укрытие, – пояснил Коуэн. – Последний Год в нем не было никакой необходимости, но здесь поддерживался порядок. Местные власти считают, что это летний дом, принадлежащий чете молодых профессоров с Анахеймских холмов.

Дом был двухэтажным, на втором этаже располагались спальни, заставленные дешевыми кроватями. В трех спальнях могло ночевать по меньшей мере с дюжину человек. Застекленная дверь внизу вела в небольшую гостиную с диванами и низким кофейным столиком.

– Это было устроено как-то летом, когда тут велись долгие допросы одного члена организации “Черный Сентябрь”, который принимал нас за ЦРУ. Мы помогали ему скрыться от страшного ужасного Моссада, пока он не рассказал нам все, что знал. Думаю, эта комната вполне подходит для ваших надобностей.

– Идеально, – одобрил Сол. – Мы сэкономим здесь несколько недель на подготовку.

– Хотел бы я остаться здесь ради интереса, – усмехнулся Коуэн.

– Если это окажется интересным, – Сол пытался справиться с охватившей его зевотой, – мы как-нибудь сядем вместе и все вам расскажем.

– Договорились, – кивнул Джек Коуэн. – А как насчет того, чтобы выбрать себе по комнате и немного поспать? У меня завтра рейс в половине двенадцатого из Лос-Анджелеса.

***

В начале девятого Натали проснулась от грохота взрыва. Она огляделась, не понимая, где находится, а потом отыскала свои джинсы и быстро натянула их. Она окликнула Сола, но из соседней комнаты никто не отозвался. Джека Коуэна в его спальне тоже не оказалось.

Натали сбежала вниз и вышла на крыльцо. Небо было ослепительно синим, стояла теплынь. К дороге, по которой они приехали, тянулся луг, заросший высохшими травами. Она обошла дом и за старой дверью, прислоненной к изгороди, обнаружила Сола и Коуэна. В центральной панели двери зияла дыра диаметром в десять дюймов.

– Семинар по пластиковой взрывчатке, – пояснил Коуэн, когда Натали подошла ближе, и повернулся к Солу. – Это было меньше половины унции. Можно представить, чего можно достичь с вашими сорока фунтами. – Он встал с колен и отряхнул брюки. – Завтрак.

Холодильник в доме был пуст и перевернут набок, но Коуэн принес из фургона большую морозильную сумку, и в течение двадцати минут все трое сосредоточенно вытаскивали сковородки и кофейники, поворачивали в разные стороны ручки плиты – одним словом, здорово мешали друг другу. Когда наконец порядок был восстановлен, кухня наполнилась ароматами кофе и яичницы. Все трое уселись за стол в эркере. В середине необязательного утреннего разговора Натали вдруг снова ощутила прилив глубокой печали и поняла, что эта комната напоминает ей дом Роба. Сейчас ей казалось, что до Чарлстона десятки сотен миль, и она даже не могла вспомнить, сколько времени прошло с ее последнего посещения этого города.

После завтрака они занялись разгрузкой фургона. Втроем им удалось втащить огромную подставку с электроэнцефалографом. Все электронное оборудование они перенесли в помещение для наблюдений, отгороженное зеркальной дверью. Коробки с С4 и контейнер с детонаторами перетащили в подвал.

Когда со всем было покончено, Коуэн поставил на обеденный стол две небольшие коробки.

– А это подарок от меня, – пояснил он. Внутри коробок лежали два полуавтоматических револьвера. На синих этикетках значилось: “Кольт МК. IV модель. Образец 380. Автомат”. – Я бы предпочел подарить вам такие же сорок пятого калибра, как у меня. То, что действительно способно остановить агрессора. Но эти почти на полфунта легче моего, дуло у них на два дюйма короче, и вмещают они семь патронов, а не шесть. К тому же для начинающих у них сравнительно небольшая отдача, и их легче скрыть. Они вполне годятся на небольшом расстоянии. – Он выложил на стол три коробки патронов. – Место приобретения снаряжения установить не удалось. Знаю, что оно входило в состав перехваченного груза ирландской освободительной армии и в процессе транспортировки было каким-то образом утеряно. – Коробку, ту что побольше, он поставил на стол и вытащил оттуда длинное тяжелое оружие, напоминавшее игрушечную карикатуру на ружье. Длинная прямоугольная призма ствола казалась непропорционально большой по сравнению с рукоятью. Возможно, это была разновидность какого-то автомата. Если не считать, что отверстие дула было слишком маленьким, а на самом оружии отсутствовало крепление для амуниции. – Я чуть было не позвонил Марлину Перкинсу, чтобы отыскать такое с радиусом действия более десяти футов, – пояснил Коуэн. – Большинство пользуются винтовками, сделанными специально на заказ. – Он отогнул ствол, вынул из коробки пулю и вставил ее в пулеприемник. – Патрона СО2 хватает на 20 выстрелов, – пояснил Коуэн. – Хотите посмотреть его в действии?

Натали спустилась с крыльца, взглянула на фургон и расхохоталась. Желтым по синему на нем было написано: “Сварочные ванны Джека и Нат. Установка и ремонт. Наша специализация – горячие ванны и душевые” – Так и было или это вы украсили? – спросила Натали Коуэна.

– Я.

– А это не будет выглядеть подозрительно?

– Возможно, хотя, честно говоря, я надеялся на противоположный эффект.

– Почему?

– Вы направляетесь в достаточно фешенебельный район. Он охраняется одной из самых эффективных полиций в этой стране. К тому же население там страдает паранойей. Стоит вам остановиться где-нибудь на полчаса, и на вас обратят внимание, а эта надпись может помочь.

Хихикая, Натали отправилась за мужчинами за сарай. Навстречу им из загона вышла небольшая свинка.

– Я думала, ферма не используется по назначению, – промолвила Натали.

– Не используется, – улыбнулся Коуэн. – Но я приобрел этого приятеля вчера утром. Это была идея Сола.

Натали одобрительно посмотрела на Сола.

– Он весит сто сорок фунтов. – Сол покраснел. – Ты же помнишь проблемы, которые мы обсуждали с Ицеком в тель-авивском зоопарке?

– Ах да! – воскликнула Натали. Коуэн поднял духовое ружье.

– Оно несколько неуклюже, но целиться надо так же, как из любого револьвера. Просто представьте себе, что ствол – это ваш указательный палец. Цельтесь и стреляйте. – Коуэн поднял громоздкое оружие, раздался громкий щелчок. В дверях сарая, футах в пятнадцати от них, возникло маленькое отверстие с синим оперением. Коуэн отогнул ствол и открыл коробку с патронами. – Вот эти с синим кружком наверху – пустые. Приготовьте собственный раствор. С красными кружками – ампулы на пятьдесят кубиков, с зелеными – на сорок, с желтыми – на тридцать, а с оранжевыми – на двадцать. Если вам потребуется делать собственные смеси, у Сола есть дополнительные пробирки. – Он вынул красную ампулу и вставил ее в ствол. – Хотите попробовать, Натали?

– Конечно, – она вернула ствол в прежнее положение и прицелилась в дверь сарая.

– Нет-нет, – остановил ее Сол, – давай испытаем это на нашем дружке.

Натали повернулась и с жалостью посмотрела на свинью. Та стояла, принюхиваясь, обратив к ней свой пятачок.

– В основе состава лежит кураре, – пояснил Коуэн. – Вещь очень дорогая и не так безопасна, как утверждают специалисты-зоологи. Вам придется точно рассчитывать необходимое количество на вес тела. На самом деле это не лишает их сознания.., по сути, это не транквилизатор.., скорее, это специфический нервный токсин, парализующий деятельность нервной системы. Стоит немножко недобрать, и ваша мишень, хотя и почувствует некоторую немоту в членах, все же сможет благополучно ускакать. Небольшой перебор – и вместе со способностью совершать произвольные поступки будет подавлен процесс дыхания и сердцебиения.

– А это правильная концентрация? – Натали бросила взгляд на ружье.

– Выяснить это можно только одним способом. Этот кусок ветчины весит приблизительно столько, сколько просил Сол, пятидесятикубиковый заряд рекомендован для животных именно такого размера. Давайте попробуем.

Натали обошла загон, чтобы лучше прицелиться. Свинья пропихнула пятачок сквозь решетку, будто ждала от Сола и Джека Коуэна угощения.

– Надо целиться в какое-то специальное место? – уточнила Натали.

– Старайтесь не попадать ей в морду и в глаза, – ответил Коуэн. – Могут возникнуть проблемы с попаданием в шею, зато любое место на ее туше вполне годится.

Натали подняла духовое ружье и выстрелила свинье в бедро. Свинья подпрыгнула, взвизгнула и бросила на Натали укоризненный взгляд. Через восемь секунд задние ноги у нее подогнулись, она пробежала еще полкруга, волоча свой окорок по земле, а потом повалилась на бок, тяжело дыша.

Все трое тут же вошли в загон. Сол приложил ладонь к боку свиньи.

– Сердце колотится как сумасшедшее. Может, раствор слишком концентрирован?

– Вы же хотели быстродействующий, – ответил Коуэн. – Это самое быстродействующее, чтобы поймать животное, при этом не убивая его.

Сол заглянул в открытые, подернутые пленкой глаза свиньи.

– Она нас видит?

– Да, – кивнул Коуэн. – Время от времени животное может терять сознание, но в основном органы чувств у него работают нормально. Оно не может двигаться и издавать звуков, но будьте уверены, что эта ветчина как следует рассматривает нас и запоминает, чтобы потом расплатиться с нами...

Натали похлопала по боку парализованную свинью.

– Его зовут не ветчина, – тихо промолвила она.

– Да ну? – улыбнулся Коуэн. – А как же?

– Хэрод, – ответила Натали, – Энтони Хэрод.


Глава 6. Вашингтон, округ Колумбия.

Вторник, 21 апреля 1981 г.

Все время своего полета Джек Коуэн думал о Соле и Натали. Он тревожился о них, не зная, что именно они собираются сделать и насколько они способны на это. За тридцать лет своей работы в разведке он знал, что любители в конце операции неизбежно оказываются в списке погибших. Он попытался утешить себя тем, что это не будет операцией в точном смысле этого слова, и задумался: “чем же тогда это будет”?

Коуэн чувствовал, что Сол очень обеспокоен и глубоко поглощен предстоящей задачей, что для него очень много значила полученная информация о Баренте и об остальных членах Клуба Островитян. Коуэн гадал, все ли меры предосторожности были приняты им во время компьютерных розысков. Был ли он достаточно предусмотрителен, когда ездил в Чарлстон и в Лос-Анджелес? Конечно, Коуэн напомнил психиатру, что занимается этой работой с сороковых годов, но по мере приближения к Вашингтону Коуэн начал ощущать все большее беспокойство и разраставшееся в нем чувство вины, которые у него всегда были связаны с участием гражданских лиц в военных операциях. В сотый раз он принялся уговаривать себя, что инициатива этой операции принадлежала не ему. “Может, это не я пользуюсь ими, а они – мной?” – вопрошал себя Коуэн.

Коуэн был абсолютно уверен, что племянника Сола "Ласки и Леви Коула убила команда из контрразведки ФБР. Однако убийство всей семьи Арона Эшколя продолжало оставаться для него немыслимым и необъяснимым. Коуэн знал, что иногда ЦРУ может влипнуть в подобную ситуацию вследствие потери контроля за своими контрактными исполнителями, – однажды Коуэн сам участвовал в такой операции в Иордане, которая обошлась им ценой жизни трех гражданских лиц, – но он никогда не слышал, чтобы так опрометчиво действовало ФБР. Однако когда Ласки указал ему на связи между Чарлзом Колбеном и миллионером Барентом, это стало для него совершенно очевидным. Сам Коуэн занимался сбором мельчайших улик, относящихся к убийству Леви Коула. Леви был протеже Коуэна, блестящим молодым оперативником, временно назначенным в отдел связей и шифровок для овладения необходимым опытом, но готовили его для гораздо более крупных задач. Леви обладал редчайшими и необходимыми качествами для агента. Успех сопутствовал ему. Он был наделен интуитивной осторожностью и в то же время обожал азарт чистой игры, когда противники, которым, возможно, никогда не суждено будет встретиться и узнать истинные имена или звания друг друга, вступают в изощренное состязание интересов.

У Коуэна была собственная теория насчет того, почему ФБР так быстро деградировало. Он полагал, что, возможно, ненамеренное вмешательство Арона и Леви каким-то образом расстроило операцию Колбена по внедрению американских контрразведчиков в зарубежные агентства. В триумфальной эйфории, последовавшей за шестидневной войной, в Тель-Авиве созрел план по прослушиванию основных каналов американской разведки путем внедрения “кротов” и платных информаторов на ключевые позиции. Внедрение в ЦРУ и другие агентства не представлялось столь необходимым. С помощью конкурирующих групп Моссад проанализировал и выяснил, в какие именно информационные участки ФБР надо внедряться. Кроме этого, приводились доводы о необходимости захватить основные источники сведений ФБР по внутренним делам Соединенных Штатов – особенно досье на крупнейшие политические фигуры, которые Бюро собирало в собственных интересах начиная с эпохи Дж. Эдгара Гувера, – эти досье могли бы оказаться бесценным рычагом в ситуациях будущих кризисов, когда Израилю потребовалась бы помощь Конгресса США.

Тогда эту операцию сочли слишком рискованной, но так продолжалось лишь до ужаснувшего всех сюрприза войны Судного Дня, которая показала перестраховщикам в Тель-Авиве, что сохранение Израиля возможно лишь при получении доступа к такой совершенной и всеобъемлющей разведке, какой владеет только Америка. Операция по внедрению своих агентов началась одновременно с назначением Джека Коуэна на пост главы Моссада в Вашингтоне в 1974 году. Теперь эта операция под кодовым названием “Иона” оказалась тем самым китом, который поглотил Моссад. На этот проект было потрачено неимоверное количество денег и времени – сначала для того, чтобы расширить операцию, а затем чтобы обеспечить ее необходимым камуфляжем. Тель-авивские политики жили в постоянном страхе, что американцы раскроют “Иону” в тот самый момент, когда поддержка Соединенных Штатов окажется для Израиля решающей. Большая часть сведений, поступавших из Вашингтона, не могла быть использована уже по одной той причине, что это обнаружило бы существование подобной операции Коуэну казалось, что Моссад начинал действовать, как классический любовник: страшится того дня, когда его связь будет раскрыта, и испытывает такое чувство вины и усталости от него, которое заставляет его страстно желать разоблачения.

Коуэн задумался о возможных вариантах: он мог либо продолжать свое сотрудничество с Солом и Натали, сохраняя формальную дистанцию между Моссадом и их непонятной любительской затеей, и посмотреть, что из этого выйдет, либо же мог вмешаться на настоящем этапе. По крайней мере, заставить группу Западного побережья занять более активную позицию. Он не стал сообщать Солу, что фермерский дом начинен подслушивающими устройствами. Коуэн мог распорядиться, чтобы тройка из его лос-анджелесской команды установила фургон со связью под прикрытием леса в миле от дома, и поддерживать с ними связь по совершенно безопасным каналам. Это означало бы активно задействовать в операции по меньшей мере с полдюжины агентов Моссада, но другого пути Коуэн не видел.

Сол Ласки говорил, что больше не станет дожидаться поддержки кавалерийской атаки, но в этом случае, подумал Коуэн, она подключится без его ведома. Коуэн пока не видел связи между операцией “Иона” и контактами Барент – Колбен, между отсутствующим и, возможно, мифическим оберстом Сола и всем тем безумием, которое творилось в Вашингтоне и Филадельфии. Но что-то явно происходило.

И Коуэн выяснил – что именно. А если он столкнется с возражениями начальства, что ж, пусть будет так.

У Коуэна была с собой единственная небольшая сумка, но он сдал ее в багаж, поскольку в ней был револьвер. Стоя у багажной карусели в Далласе, он решил, что связываться с авиатаможней – это лишняя головная боль.

И он подумал, что решил правильно, когда, получив свою сумку, вышел из здания аэропорта и направился к долгосрочной стоянке, где он оставил свой старый синий “Шевроле”. “Надо будет позвонить Джону или Эфраиму в Лос-Анджелес, предупредить их о ферме и распорядиться о том, чтобы они прикрывали Сола и Натали”, – подумал Коуэн. По крайней мере, у них будет поддержка, что бы они там ни затевали.

Коуэн протиснулся между своей и стоявшей рядом машиной, открыл дверцу и швырнул сумку на пассажирское место. В тот самый момент, когда за его спиной в узком проходе появился кто-то еще, он раздраженно оглянулся. Могли бы подождать, пока он даст задний ход...

Джеку Коуэну потребовалась секунда, прежде чем в нем возобладали древние инстинкты. И еще секунда ушла на то, чтобы рассмотреть в тусклом свете лицо приблизившегося человека. Это был Леви Коул.

Уже вспомнив, что его револьвер запрятан под носками и трусами, Коуэн продолжал бесцельно шарить рукой в кармане своей спортивной куртки. Потом он выкинул руки вперед в защитном жесте, хотя тот факт, что перед ним стоял Леви, и вызвал в нем некоторое смятение.

– Леви?

– Джек! – то был крик о помощи.

Молодой агент исхудал и был очень бледен, словно провел несколько недель в подвале без воздуха. Зрачки расширены, взгляд пустой. Он приподнял руки, словно желая обнять Коуэна.

Коуэн вышел из оборонительной стойки, но протянул руку вперед и, упершись ладонью в грудь агента, остановил его.

– Что происходит, Леви? – спросил он. – Где ты был?

Леви Коул был левша. Коуэн забыл об этом. Короткое выкидное лезвие вдруг блеснуло в руке Коула. Движение было таким же быстрым и незаметным, как мгновенно прокатившаяся судорога. Лезвие, пройдя под ребрами, вонзилось Коуэну в сердце, и та судорога теперь передалась обмякшему телу шефа Моссада.

Леви усадил тело Коуэна на водительское место и оглянулся. Сзади к “Шевроле” подъехал лимузин, закрывая обзор. Леви вынул бумажник Коуэна, достал из него деньги и кредитные карточки, обыскал карманы куртки и сумку, вышвырнув одежду на заднее сиденье. Из машины он вышел с револьвером, авиабилетом, деньгами и кредитными карточками, а также с конвертом, в котором Коуэн хранил рецепты. Скинув мертвое тело на пол, Леви захлопнул дверцу “Шевроле” и направился к ожидавшему его лимузину.

Машина выехала со стоянки и по автостраде направилась к Арлингтону.

– Здесь не много, – сообщил Ричард Хейнс по радиотелефону. – Разве что два счета за бензин на заправочной станции в Сан-Хуан Капистрано. Гостиничные счета из Лонг-Бич. Это вам что-нибудь говорит?

– Отправьте туда своих людей, – раздался голос Барента. – Начните с гостиниц и заправочных станций. Кстати, ласточки уже вернулись в Капистрано?

– Боюсь, мы пропустили это событие. – Хейнс бросил взгляд на Леви Коула, сидевшего рядом и безучастно смотревшего вперед. – Что будем делать с вашим приятелем?

– Мне он больше не нужен, – ответил Барент.

– На сегодня или вообще?

– Думаю, вообще.

– О'кей, – откликнулся Хейнс. – Мы позаботимся об этом.

– Ричард...

– Да?

– Пожалуйста, начните свои розыски немедленно. То, что привлекло любопытного мистера Коуэна, непременно окажется небезынтересным и для меня. Я ожидаю от вас сообщений не позже пятницы.

– Вы их получите. – Ричард Хейнс положил трубку и уставился на пейзажи штата Виргиния, мелькавшие за окном. Над головой, мигая огнями, поднимался реактивный самолет, и Хейнс невольно подумал: не мистер ли Барент направляется куда-нибудь? Сквозь тонированное стекло чистое голубое небо приобретало цвет бренди. Салон машины заливало болезненным коричневатым светом, который создавал ощущение надвигавшейся бури.


Глава 7. В окрестностях Меридена, штат Вайоминг.

Среда, 22 апреля 1981 г.

К северо-востоку от Чейены расстилался тот самый тип западного пейзажа, который у одних вызывал поэтическое настроение, других же мгновенно погружал в состояние агрофобии. Стоило свернуть с автострады и проехать сорок миль, как вокруг раскидывались бесконечные пустоши, занесенные снегом изгороди, крошечные, забытые богом на фоне бескрайних прерий. На расстоянии многих миль от дороги временами попадались случайные ранчо, а еще дальше к востоку бастионами вздымались холмы, кое-где мелькали ручьи, обрамленные кустарником и порослями тополей, между которыми бродили пугливые стайки антилоп и стадо коров, сбившихся в кучу, хотя им были предоставлены миллионы акров пастбища.

И взлетных площадок ракет.

На фоне этого привольного пейзажа взлетные площадки выглядели столь же непривлекательно, как все, что является плодом человеческих рук: небольшие прямоугольные участки, покрытые обожженными сгустками гравия, располагались в основном в ярдах пятидесяти-ста от дороги. От естественных газовых скважин или пустующих стоянок их отличало металлическое ограждение. По углам его виднелись трубы с отражающими зеркалами и низкая массивная бетонная крыша, установленная на ржавых опорах. Последние можно было рассмотреть лишь приблизившись на такое расстояние, с которого была видна надпись: “Вход воспрещен. Собственность правительства Соединенных Штатов. При обнаружении посторонних лиц на данной территории охрана стреляет без предупреждения”. За исключением этого не было ничего. Лишь ветер свистел в прерии, да время от времени с полей доносилось мычание коров.

Синий фургон Военно-воздушных сил выехал с базы Воррен в 6.05 утра и должен был вернуться с остатками отряда в 8.27, в промежутке доставив персонал смены на различные командные пункты. В то утро в фургоне находилось шесть молодых лейтенантов, двое из которых направлялись на юго-восток от Меридена, на пост по контролю за ракетами стратегического авиационного командования ВВС США, а остальные – на тридцать восемь миль дальше, в бункер, расположенный неподалеку от Чагвотера.

Оба лейтенанта на заднем сиденье без всякого интереса взирали на мелькавший мимо безрадостный пейзаж. Они были знакомы с фотографиями, сделанными с советского спутника. На снимках был изображен этот участок земли в шесть тысяч квадратных миль – десять колец взлетных площадок, представляющих собою окружности по восемь миль в диаметре. Каждая из шестнадцати площадок в каждом круге была заряжена ракетой с боеголовками без индивидуального наведения. В последние месяцы шли разговоры об уязвимости этих устаревших площадок, обсуждалась противоударная стратегия Советов, которые могут заставить взрываться ядерные боеголовки прямо над этими прериями со скоростью раз в минуту. Ходили слухи о необходимости укрепления площадок и о снабжении их более совершенным новым оружием. Но эти политические проблемы отнюдь не волновали лейтенантов Дэниэла Била и Тома Волтерса. Это были просто двое молодых людей, промозглым весенним утром отправлявшихся на работу.

– Ты как, Том? – спросил Бил.

– Так себе, – ответил Волтерс, не отводя взгляда от отдаленного горизонта.

– Сидел с этими туристами допоздна, старик?

– Нет, – покачал головой Волтерс, – вернулся около восьми.

Бил поправил сползавшие темные очки и ухмыльнулся.

– Как же, как же... Рассказывай... фургон притормозил и свернул налево, на две покрытые гравием колеи, ведущие вверх, на северо-запад от шоссе. Они проехали три указателя, требующие остановиться тем, кто не имел разрешения въезда на засекреченную территорию, и развернулись. Через четверть мили от пропускного пункта они остановились у первых ворот.

Все по очереди предъявили охранникам свои удостоверения, и те по радио передали сведения о фургоне впереди стоящим постам. Процедура повторилась и у въезда в центральный корпус. Лейтенанты Бил и Волтерс вышли из фургона и направились по огороженной дорожке к проходной. Тем временем машина развернулась по направлению к спуску и остановилась. Выхлопной дым повис в холодном утреннем воздухе.

– Так ты сделал ставку у Смитти? – поинтересовался лейтенант, когда они вошли в кабину лифта. Скучающий охранник с М-16 с трудом подавил зевок.

– Нет, – ответил Волтерс.

– Ты серьезно? Мне казалось, ты хотел сделать ставку.

Лейтенант Волтерс покачал головой. Они перешли в другую, маленькую кабину лифта и спустились на три этажа в центр управления запусков. Прежде чем войти в центр управления ракетами, они миновали еще два пункта проверки и отсалютовали дежурному офицеру в приемной. Часы показывали 7.00.

– Лейтенант Бил заступил на дежурство, сэр.

– Лейтенант Волтерс заступил на дежурство, сэр.

– Ваши удостоверения, джентльмены, – обратился к ним капитан Хеншоу.

Он тщательно сверил фотографии на удостоверениях с лицами стоявших перед ним молодых людей, хотя знал их уже более года. Затем капитан Хеншоу кивнул, сержант вставил кодированную охранную карточку в прорезь замка, и первая пневматическая дверь с шипением отворилась. Через двадцать секунд такой же поворот свершила вторая дверь, и оба лейтенанта ВВС вошли внутрь. Они отсалютовали предшествующей смене и улыбнулись.

– Сержант, зарегистрируйте, что лейтенанты Бил и Волтерс сменили лейтенантов Лопеза и Миллера в... 7.01.30, – заметил капитан Хеншоу.

– Слушаюсь, сэр.

Два усталых человека покинули свои обитые дерматином кресла и передали новым дежурным толстые журналы, скрепленные тремя кольцами.

– Что-нибудь есть? – поинтересовался Бил.

– В 3.50 было зафиксировано какое-то нарушение связи с Землей, – ответил лейтенант Лопез. – Гас уже занимается этим. Обрыв наступил в 4.20, и все заработало на полную катушку в 5.10. Терри передал сигнал тревоги на Шестую Южную в 5.35.

– Опять кролик? – поинтересовался Бил.

– Нарушение пневматического сенсора. Вот и все. Ты не заснул, Том?

– Нет, – откликнулся Волтерс и улыбнулся.

– Не трогайте деревянные ручки программированного контроля, – напоследок предупредил лейтенант Лопез, и оба дежурных вышли.

Бил и Волтерс закрыли за ними пневматические двери и вошли в длинное узкое помещение контроля за ракетами. Оба уселись в синие объемные кресла на колесиках, передвигавшиеся по проложенным колеям вдоль северной и западной стен, у которых стояли приборные пульты. Целеустремленно взявшись за дело и время от времени переговариваясь в закрепленные на головах микрофоны с дежурными на других участках командного центра, они проверили свои первые пять объектов. В 7.43 последовала контрольная связь с Омахой через Воррен, и лейтенант Бил передал сведения по двенадцати каналам. Вернув телефон обратно в синий ящик, он оглянулся на лейтенанта Волтерса.

– Ты уверен, что хорошо себя чувствуешь, Том?

– Голова болит, – пожаловался Волтерс.

– Возьми в аптечке аспирин.

– Потом, – отмахнулся Волтерс.

В 11.56, как раз в тот момент, когда Бил открывал термосы и коричневые пакеты, с военно-воздушной базы Воррен последовала команда о полной боевой готовности. В 11.58 Бил и Волтерс отперли красный сейф под вторым консолем, достали свои ключи и привели в действие последовательный механизм запуска ракеты. В 12.10.30 последовательные операции запуска были завершены, если не считать фактической зарядки и выпуска шестнадцати ракет с их ста двадцатью боеголовками. Они получили “добро” из Воррена, и Бил включил двухминутную систему готовности, когда Волтерс вдруг расстегнул свои пристежные ремни, встал и двинулся прочь от консоля.

– Том, что ты делаешь? Нам надо передать это Эль Кону Два до завтрака, – заволновался Бил.

– Голова болит, – снова сказал Волтерс. Лицо у него вдруг покрылось мертвенной бледностью, зрачки расширились и как-то неестественно заблестели.

Бил достал с полки аптечку.

– По-моему, здесь есть сильнодействующий анацин...

И тут лейтенант Волтерс вынул свой автоматический револьвер 45-го калибра и выстрелил лейтенанту Билу в затылок, предварительно удостоверившись, что траектория полета пули пойдет вниз и не заденет пульта управления. Но пуля из черепа его напарника не вышла. Бил дернулся и упал вперед, повиснув на своих пристежных ремнях. Из-за гидростатического давления кровь хлынула из его глаз, ушей, носа, рта. Через несколько секунд после выстрела замигали два желтых огонька интеркома, а сигнализатор повреждений сообщил о том, что открывается внешняя пневматическая дверь.

Волтерс неторопливо подошел к внутренней двери и включил кнопку, которая наполнила отсек самоуправления ракеты стопроцентным кислородом. Затем лейтенант вернулся в свое кресло и в течение нескольких минут изучал свой журнал.

Безумный стук едва доносился из-за толстой стальной двери. Волтерс встал, подошел к пульту, вынул из кармана Била длинный ключ зажигания и вставил его в пусковую панель. Он повернул пять рычагов и включил энергоподпитку ядерных ракет, затем проделал то же самое на своем пульте и вставил свой ключ.

Лейтенант Волтерс включил интерком.

– ..черт побери, что вы делаете, лейтенант? – раздался голос полковника Андерсона из командного центра в Воррене. – Одному вам все равно не удастся ничего запустить. Немедленно откройте дверь!

Волтерс выключил интерком и уставился на стрелку часов, продолжающую отсчитывать секунды. В соответствии с установленной последовательностью операций в это время под огромными бетонированными взлетными площадками должна была осуществляться зарядка взрывчатки, для того чтобы снести 110-тонные заслонки, расположенные на расстоянии в четверть мили, и обнажить гладкие стальные шахты и носы трехступенчатых межконтинентальных баллистических ракет. За шестьдесят секунд до зажигания завоют сирены, предупреждая о состоянии боевой готовности всех находящихся поблизости – инсекционные и ремонтные команды. В действительности их вой вспугнет разве что кроликов да пасущихся поблизости коров или случайного владельца ранчо, проезжающего мимо на своем пикапе. Ракеты работали на твердом топливе, ожидавшем лишь электронного включения, чтобы вспыхнуть. Запуск программ траектории, ведения, включения гироскопов и электронных механизмов уже был осуществлен в процессе подготовительной серии процедур. За тридцать секунд до зажигания компьютеры выдержат паузу, дожидаясь, когда сигнал запуска будет дан вторым ключом. Задержка может растянуться на неопределенное время, пока оба ключа не будут повернуты.

Волтерс окинул взглядом консоль Била. Оба ключа находились на расстоянии шестнадцати футов друг от друга. Их надо было повернуть в течение одной секунды. Военно-воздушные силы потрудились всерьез, чтобы гарантировать невозможность осуществить поворот обоих ключей одним человеком за необходимый отрезок времени. уголки рта Томи Волтерса задергались. Он подошел к консолю Била, оттолкнул кресло с трупом, так что оно отъехало в дальний конец пульта, и вытащил из кармана ложку и два мотка проволоки. Ложка была заблаговременно вынесена из офицерской столовой в Воррене. Волтерс привязал основание ложки к выступу ключа, приведя его в нужное положение, а более длинный кусок проволоки закрепил на ее черенке. Затем он вернулся к собственному пульту, натянул проволоку, дождался тридцатисекундной готовности и, повернув собственный ключ, сильно дернул за проволоку. Ложка оказалась достаточно подходящим рычагом, чтобы повернуть ключ Била.

Компьютер воспринял сигнал запуска, подтвердил код активации, запрограммированной Волтерсом и Видом во время испытаний, и перешел к окончательной полуминутной последовательности операций перед запуском.

Волтерс перекинул лист журнала и написал короткую записку, после чего поглядел на дверь. Там, где находился замок, сталь засветилась вишнево-красным светом. С противоположной стороны орудовали ацетиленовым паяльником. Оставалось минуты две до момента, когда металл наконец поддастся и дверь будет прожжена насквозь.

Лейтенант Том Волтерс улыбнулся, сел в кресло, пристегнул ремни, запихал в рот дуло своего револьвера 45-го калибра, так что оно уткнулось в небо, и большим пальцем спустил курок.

***

Через три часа генерал ВВС США Берн Кетчем вместе со своим помощником полковником Стивеном Андерсоном вышли из центра запуска, чтобы глотнуть свежего воздуха и выяснить причиненный ущерб.

Стоянка и склон холма за зоной внутренней охраны были усеяны военными транспортными грузовиками и машинами “скорой помощи”. На поле стояли пять вертолетов и еще два виднелись в небе.

Полковник Андерсон посмотрел на безоблачный небосклон.

– Интересно, что обо всем этом подумают русские.

– К черту русских! – разозлился Кетчем". – Мне сегодня здорово достанется от всех, вплоть до вице-президента. Я не успею вернуться, как меня тут же с ним свяжут. И каждый будет интересоваться, каким образом могло такое произойти. И что мне им говорить, Стив?

– Мы и раньше иногда сталкивались со сложностями, – задумчиво сказал Андерсон. – Но такого еще не было. Вы видели результаты последнего психиатрического обследования Волтерса, Всего два месяца назад. Нормален, умен, не женат, хорошо адаптируется к стрессовым ситуациям, честолюбив лишь в пределах служебных обязанностей, пунктуален в выполнении приказов, прошлой осенью входил в состав команды-победительницы на соревнованиях по запуску ракет в Вандербурге. Воображения не больше, чем вон у того мешка с углем. В общем, идеальный персонаж для службы на ракетной базе.

Кетчем закурил сигару и выпустил облако дыма.

– Так что же тогда произошло? Андерсон покачал головой и уставился на опускавшийся вертолет.

– Ничего не понимаю. Волтерс знал, что завершающая процедура активации механизма запуска ракеты может быть осуществлена лишь в тандеме еще с двумя операторами, находящимися в отдельном контрольном центре. Он знал, что компьютеры будут выдерживать пятисекундную паузу, пока не получат оттуда подтверждения. Но ни за что ни про что убил Била и застрелился сам.

– Эта записка у вас? – прорычал Кетчем, не вынимая сигары изо рта.

– Так точно, сэр.

– Отдайте ее мне.

Предсмертная записка Волтерса была вставлена в пластиковую планшетку, хотя Кетчем не видел в этом никакого смысла, уж конечно, никто не станет снимать с нее отпечатков пальцев. Сквозь пластик была отчетливо видна запись: “В. Б. – К. А. Б. Королевская пешка на В6. Следите за своими ходами, Кристиан”.

– Какой-то шифр, да, Стив? – спросил Кетчем. – Этот шахматный бред что-нибудь говорит вам?

– Нет, сэр.

– Как вы думаете, может быть, К. А. Б. – это Комитет Авиационной Безопасности?

– Не вижу в этом особого смысла, сэр.

– А что это за бред про Кристиана? Волтерс что, верил в реинкарнацию или нечто похожее?

– Нет, сэр. Согласно показаниям капеллана базы, лейтенант был унитарном, но службы в церкви никогда не посещал.

– Буквы В, и Б, могут означать Волтерс и Бил, – предположил Кетчем, – но какой в этом смысл? Андерсон покачал головой.

– Ни малейшего представления, сэр. Может, разведка или ФБР что-нибудь выяснят. По-моему, вот в том зеленом вертолете прилетел фэбээровец из Денвера.

– Как мне не нравится, что они суют в это свой нос! – проворчал Кетчем, вынул сигару изо рта и сплюнул.

– Таков закон, сэр, – откликнулся Андерсон, – они обязаны заниматься этим.

Генерал Кетчем бросил на полковника такой взгляд, что тот вынужден был опустить глаза и со страшной заинтересованностью начать рассматривать складку на своих брюках.

– Ладно, – наконец промолвил Кетчем, отбрасывая в сторону сигару, – пошли к этим гражданским попугаям. Хуже не будет. – Кетчем развернулся на каблуках и четким военным шагом направился к стоявшей в отдалении группе людей.

Полковник Андерсон наклонился к брошенной генералом сигаре, удостоверился, что она погасла, и вприпрыжку бросился догонять командующего.


Глава 8. Мелани.

Жизнь каким-то образом стала казаться более безопасной.

Сквозь шторы и ставни просачивался мягкий свет, бросая отблески на знакомые предметы – темную спинку моей кровати, высокий шкаф, сделанный по заказу моих родителей в год наступления нового века, мои гребни на туалетном столике, лежащие в том же порядке, в котором они лежали много лет назад, стеганое одеяло бабушки, которым были покрыты мои ноги.

Приятно было просто лежать и прислушиваться к деловитой суете людей, заполнявших дом. Говард и Нэнси расположились в гостевой комнате, по соседству с моей спальней, которая когда-то принадлежала родителям. Сестра Олдсмит спала на раскладушке рядом с дверью в моей комнате. Мисс Сьюэлл большую часть времени проводила на кухне, готовя для всех еду. Доктор Хартман жил через двор, но, как и остальные, в основном находился в доме, следя за состоянием моего здоровья. Калли спал в маленькой комнатке за кухней, которая когда-то принадлежала мистеру Торну, но спать ему приходилось не так уж много. По ночам он сидел в кресле у входной двери. Черномазый юноша спал на лежанке, которую мы соорудили для него на заднем крыльце. По ночам все еще было прохладно, но он не возражал.

Мальчик Джастин проводил много времени со мной. Он расчесывал мне волосы, отыскивал книги для чтения и всегда находился под боком, когда мне нужно было послать кого-то с поручением. Иногда я просто отправляла его в свою комнату для шитья, и он сидел там в плетеном шезлонге, наслаждаясь лучами солнца, видом неба за сучьями деревьев и ароматом новых растений, которые покупал и рассаживал Калли. Мои фарфоровые статуэтки снова красовались в застекленной этажерке, которую я заставила негра починить.

Было что-то приятное и волнующее в том, чтобы наблюдать за миром глазами Джастина. Его чувства и восприятие были настолько обострены, настолько незамутнены какими-либо корыстными соображениями, что иногда казались чуть ли не болезненными, и уж конечно, они завораживали. С каждым разом мне становилось все сложнее сосредотачивать свое внимание в пределах собственного тела.

Сестра Олдсмит и мисс Сьюэлл с оптимизмом наблюдали за процессом моего выздоровления и настойчиво продолжали проводить все терапевтические мероприятия. Я позволяла им это и даже отчасти поощряла, ибо не испытывала ни малейшего желания снова начинать ходить, говорить, что означало бы возвращение в этот мир. Однако в какой-то мере обещанное ими улучшение пугало меня, ибо я понимала, что оно неизбежно повлечет за собой ослабление моей Способности.

Каждый день доктор Хартман осматривал меня, ободрял и проводил необходимые исследования. Сестры купали меня, каждые два часа переворачивали с боку на бок и двигали мои конечности, чтобы суставы и мышцы не костенели. Вскоре после нашего возвращения в Чарлстон они приступили к процедурам, которые требовали активного участия с моей стороны. Я уже могла двигать левой рукой и ногой, но когда я совершала это, контролировать мое маленькое семейство становилось очень тяжело, поэтому вскоре мы ввели обычай, чтобы в течение часа моих оздоровительных процедур все, за исключением сестер, замирали и требовали бы от меня внимания не больше, чем лошади в стойле.

К концу апреля я снова стала видеть левым глазом и смогла двигать своими конечностями. Я странно ощущала левую половину своего тела, словно лицо, рука, бок, бедро и нога постоянно находились под новокаиновой блокадой, однако неудобств мне это не доставляло.

Доктор Хартман гордился мною. Он говорил, что я представляю собой редкий случай, так как в первые недели после кровоизлияния в мозг функции моих органов чувств были полностью заблокированы. И хотя наблюдалась картина явного левостороннего паралича, признаков пароксизма или нарушений зрения не было.

Тот факт, что я молчала в течение трех месяцев, вовсе не означал, будто доктор заблуждался, полагая, что я не страдаю дисфункцией речи, столь часто встречающейся после удара. Я говорила каждый день – но устами Говарда, Нэнси, мисс Сьюэлл или еще кого-нибудь. После длительных разговоров с доктором Хартманом я пришла к собственному выводу, почему эта способность не была у меня нарушена.

Инсульт поразил лишь правое полушарие мозга, речевые же центры, как у большинства людей, более активно пользующихся правой рукой, у меня были расположены в левом, неповрежденном полушарии. Но доктор Хартман объяснял, что зачастую больные со столь обширными кровоизлияниями временно перестают говорить, пока функции речевых центров не перемещаются в новые, неповрежденные участки мозга. Я поняла, что из-за моей Способности подобные перемещения происходили со мной постоянно. Теперь же, когда она возросла, я не сомневалась в том, что смогу восстановить все функции своего организма даже в том случае, если будут повреждены оба полушария. В моем распоряжении находился неограниченный запас здоровой мозговой ткани! Каждый, с кем я вступала в контакт, становился моим донором – нейронов, синапсов, речевых ассоциаций и запаса воспоминаний.

Воистину я стала бессмертной!

Именно в это время я осознала пользу для здоровья нашей Игры и механизмы наркотической зависимости от нее. Применяя Способность, особенно постоянно используя кого-либо, чего требовала Игра, мы делались моложе. Точно так же, как в наше время удлиняются жизни больных с помощью трансплантации органов и тканей, наши жизни обновлялись путем использования чужих сознаний, энергии, заемных РНК, нейронов и всех остальных изотерических составляющих, до которых низводит сознание современная наука.

Когда я смотрела на себя – Мелани Фуллер чистыми глазами малыша Джастина, я видела скорчившуюся угасающую старуху, с введенными в болезненную руку иглами капельниц, с выпирающими костями, обтянутыми бледной кожей, но я знала, что это впечатление ошибочно – никогда еще не чувствовала себя такой молодой, как сейчас. Я впитывала энергию окружающих, как подсолнух накапливает солнечный свет, и знала, что вскоре смогу подняться со своего ложа, воскрешенная лучистой энергией, которая втекала в меня день за днем.

Ночью меня пробудила ужасная мысль: “Боже милосердный, может, таким образом и Нине удалось ожить после смерти?"

Если, претерпев кислородную смерть небольшого участка собственною мозга, мне удалось увеличить свою Способность, расширив ее до невиданных размеров, то разве не могла Нина, с ее гораздо большими ресурсами, за ту долю секунды, которая последовала за моим выстрелом, воскреснуть из мертвых? Чем отличалась ее дырочка во лбу от моего собственного инсульта?

По прошествии часов и даже дней после нашей стычки Нянино сознание могло перескочить в сознание других мозгов. За последние годы я достаточно много читала о том, как жизнь в людях поддерживается с помощью разнообразной аппаратуры, которая заменяет, стимулирует или воспроизводит функции сердца, почек и еще бог знает чего. Поэтому я не видела никакого противоречия в том, что мощная Нинина Способность могла продолжать свое существование в чьих-нибудь чужих мозгах.

"Нина разлагается в своем гробу, тогда как ее Способность дает возможность ее сознанию скользить во тьме бесформенным зловещим духом.

Голубые Нинины глаза выпирают из глазниц под напором белых личинок, сжирающих ее мозг, но он все равно восстанавливается.

Энергия всех использованных ею возвращается обратно в ее тело, и скоро Нина подымется в том же лучезарном блеске юности, силу которой я ощущаю теперь в себе, только труп Нины будет двигаться во сне."

Явится ли она сюда, ко мне снова? Боже...

В ту ночь никто из моей “семьи” не спал – одни сидели со мной, другие заслоняли меня от страшной тьмы за окном, и все же уснуть я не могла.

Миссис Ходжес никак не хотела продавать свой дом, до тех пор пока доктор Хартман не предложил ей совершенно несусветную сумму денег. Я могла вмешаться в их переговоры, но, поглядев на миссис Ходжес, этого предпочла не делать.

Прошло всего пять месяцев с того дня, как “в результате несчастного случая” погиб ее муж Джордж, она же за этот короткий срок постарела не меньше чем на двадцать лет. Прежде миссис Ходжес всегда тщательно следила за своими волосами и подкрашивала их искусственной вызывающей рыжей краской, теперь же ее волосы висели неубранными седыми прядями. Взгляд ее стал беспокойным. Она всегда была некрасива, но теперь она даже не пыталась скрыть свои морщины, бородавки и складки замазкой косметики.

Мы уплатили запрошенную ею цену. Вскоре деньги должны были перестать быть для нас проблемой, к тому же, еще раз пристально взглянув на миссис Ходжес, я подумала о том, что в будущем смогу найти ей другое применение.

Весна наступила незаметно, как это всегда бывает на моем любимом юге. Иногда я позволяла Калли выносить меня на руках в комнату для шитья, а раз – всего один раз – он вынес меня во двор, чтобы я отдохнула в шезлонге и посмотрела, как черномазый юноша вскапывает сад. Калли, Говард и доктор Хартман обнесли весь двор высоким забором высотой десять футов, так что я не боялась посторонних глаз, мне просто вредно было принимать солнечные ванны. Гораздо приятнее было мне разделять чувства с Джастином, когда он играл на траве или присоединялся к мисс Сьюэлл, которая загорала на патио.

Дни становились все длиннее и теплее. Ко мне в открытые окна долетал ароматный воздух. Иногда мне казалось, что я слышу визг и смех внучки миссис Ходжес и ее подруги, но потом я поняла, что, скорее всего, это играют совсем другие дети, живущие в нашем квартале.

Днем пахло свежескошенной травой, а ночью – медом. Благословенный мой юг... Я чувствовала себя в безопасности.


Глава 9. Беверли-Хиллз.

Четверг, 23 апреля 1981 г.

В четверг после полудня Тони Хэрод лежал на королевской постели в гостинице “Беверли-Хилтон” и размышлял о любви. Эта тема его никогда особенно не интересовала. Хэрод полагал, что любовь – это фарс, чреватый тысячью банальностей. Она оправдывала ту ложь, самообман и лицемерие, которыми полны были отношения между полами. Тони Хэрод гордился тем, что спал с сотнями, а может, и тысячью женщин и никогда не делал вид, что влюблен в них, хотя, возможно, в те последние секунды, когда они ему отдавались, в момент оргазма он и испытывал нечто напоминавшее любовь.

Теперь же Тони Хэрод был влюблен, кажется, по-настоящему.

Он поймал себя на том, что постоянно думает о Марии Чен. Его пальцы и ладони хранили подробную память о ее теле, повсюду ему чудился ее сладкий, неповторимый запах. Ее темные волосы, карие глаза и нежная улыбка постоянно витали в его сознании, как некий бестелесный образ, скользящий на периферии реальности, – образ был непрочным и ускользающим, растворялся при едином повороте головы. Одно ее имя, произнесенное вслух, вызывало в нем странные и необъяснимые чувства.

Хэрод запрокинул руки за голову и уставился в потолок. Скомканные простыни еще хранили острый аромат секса, из ванной доносился плеск воды.

Днем Хэрод и Мария Чен по-прежнему продолжали заниматься своими делами. Каждое утро, когда он возлежал в джакузи, она приносила ему почту, отвечала на телефонные звонки, писала письма под его диктовку, затем ездила на студию на съемки “Торговца рабынями” или на отсмотр эпизодов, снятых накануне. В связи с профсоюзными проблемами съемки были перенесены со студий Пайнхерста в Парамаунт, и Хэрод был рад, что мог наблюдать за работой, не покидая дом на долгое время. Накануне он смотрел пробы с Джанет Делакурт – двадцативосьмилетней коровой, взятой на роль семнадцатилетней нимфетки, и вдруг представил в главной роли Марию Чен, неуловимую смену ее настроений вместо грубых эмоциональных всплесков Делакурт, ее чувственную и соблазнительную смуглую наготу вместо бледного тяжелого тела снимавшейся старлетки.

После Филадельфии Хэрод и Мария Чен лишь трижды занимались любовью – совершенно необъяснимое для Хэрода воздержание, возбуждавшее в нем такую страсть, что она уже переходила из сферы физической в психологическую. Большую же часть дня он думал о Марии. Ему доставляло удовольствие даже просто то, как она движется по комнате.

Плеск воды в ванной прекратился, до Хэрода донеслись приглушенные шорохи и гуденье фена.

Хэрод попробовал себе представить жизнь с Марией Чен. У них было достаточно денег, так что они могли спокойно собраться и уехать куда-нибудь и прожить без каких-либо проблем в течение двух-трех лет. Они могли уехать куда угодно. Хэроду всегда хотелось все бросить, найти небольшой островок на Багамах или где-нибудь еще и посмотреть, удастся ли ему написать что-то стоящее, кроме дешевых киношных эпизодов. Он представлял себе, как пишет Баренту и Кеплеру записку с советом убираться ко всем чертям собачьим и исчезает. Воображал, как Мария Чен идет по берегу в своем синем купальном костюме и как они вдвоем завтракают кофе с круассанами, любуясь восходящим над лагуной солнцем. Тони Хэроду нравилось быть влюбленным.

Джанет Делакурт вышла из ванной обнаженная и тряхнула головой, ее длинные белокурые волосы рассыпались по плечам.

– Тони, малыш, у тебя нет сигареты?

– Нет. – Хэрод открыл глаза и посмотрел на Джанет – потасканное лицо пятнадцатилетней девочки и потрясная грудь, по сравнению с которой любая другая выглядела бы жалким подобием. Она снялась в трех фильмах, но ее актерские способности так и остались милостиво нераскрытыми. Кинодива была замужем за шестидесятитрехлетним техасским миллионером, который купил ей чистопородного скакуна, роль оперной примадонны, над которой в течение нескольких месяцев потешался весь Хьюстон. Теперь же миллионер скупал для нее Голливуд. Режиссер “Торговца рабынями” Шу Уильяме неделю назад заявил Хэроду, что Делакурт не может изображать падение с чертовой скалы, предлагаемое по сценарию. Хэрод напомнил ему, из каких источников был получен бюджет в девять миллионов долларов, и предложил в пятый раз переписать сценарий, чтобы избавиться от тех сцен, в которых Джанет должна была делать нечто выходящее за пределы ее возможностей, – ничего же не стоит добавить ей еще пару гаремных сцен в купальнях.

– О'кей, у меня есть в сумочке. – Джанет принялась копаться в холщовой сумке, превышавшей по своим размерам ту, которую Хэрод обычно брал с собой в путешествия.

– У тебя разве нет на сегодня второго вызова? – спросил Хэрод. – Еще одной пробы сцены в сериале с Дергком?

– Ага. – Она затолкала в рот жевательную резинку и принялась жевать ее, не вынимая сигареты изо рта. – Шу сказал, что наша проба во вторник – это, наверно, лучшее, на что мы способны. – Она легла на живот, опершись на локти и положив на бедро Хэрода груди, как тяжелые дыни на прилавок фруктовой лавки.

Хэрод закрыл глаза.

– Тони, малыш, это правда, что оригинал пленки хранится у тебя?

– Какой пленки?

– Ну, ты знаешь. Той, где маленькая Шейла Беррингтон трудится над членом какого-то педераста.

– Ах, эта?..

– О Господи, за последние несколько месяцев я видела эту десятиминутную запись уже по меньшей мере в шестидесяти домах. Такое ощущение, что людям не надоедает смотреть на нее. Но ведь у нее же вообще нет сисек!

Хэрод промычал нечто невразумительное.

– Я видела ее на этом благотворительном вечере. Ну, знаешь, тот, который устраивался для больных детей, как это там называется... Она сидела за столом с Дрейфусом, Клинтом и Мерил. По-моему, она такая надутая, наверно, считает, что ее пуканье не пахнет, понимаешь, о чем я? Так ей и надо, что все стали над ней смеяться и что она выглядела глупо.

– Над ней действительно стали смеяться?

– Конечно. Дон такой смешной. Знаешь, он так смешно умеет говорить. Он подошел к Шейле и сказал нечто вроде: “Мы удостоены присутствия одной из прелестнейших русалок со времен Эстер Уильяме, которая трахалась в купальной шапочке”, может, еще смешнее... Так у тебя есть?

– Что есть?

– Ну, оригинал этой записи?

– Какая разница, у кого оригинал, если копии разошлись по всему городу?

– Тони, малыш, мне просто интересно, вот и все. Я считаю, это хорошая месть за то, что Шейла дала тебе от ворот поворот с “Торговцем гусынями” и вообще.

– “Торговец гусынями”?

– Ну, Шу так называет этот фильм. Вроде как Крис Пламмер всегда называет “Звуки музыки” “Звуками мускуса”, знаешь? Мы все так называем эту работу.

– Забавно, – пробормотал Хэрод. – А кто сказал, что Беррингтон вообще предлагали там роль?

– Ну, малыш, всем известно, что ей первой предложили. Я думаю, если бы наша мисс Лучезарная подписала бы контракт, фильм получился гораздо хуже, – Джанет Делакурт загасила сигарету. – А теперь она вообще ничего не может получить. Я слышала, что Диснеевская группа отказалась от большого мюзикла с ее участием, а Мари вышвырнула ее из этой специальной программы, которую они делали на Гавайях. Ее старая мормонская мамаша подергалась-подергалась и получила инфаркт или еще что-то. Плохо. – Джанет принялась перебирать пальцы на ногах Хэрода, ерзая грудями взад и вперед по его ногам.

Тони Хэрод подтянул ноги к животу и сел на край кровати.

– Пойду приму душ. Ты еще не уйдешь? Джанет Делакурт выдула пузырь из своей резинки, перекатилась на спину и наградила Хэрода улыбкой.

– А ты очень хочешь, чтобы я осталась?

– Не особенно, – признался Хэрод.

– Ну и пошел к черту, – без какой-либо враждебности в голосе произнесла Джанет. – Пойду прошвырнусь по магазинам.

***

Через сорок минут Хэрод вышел из “Беверли-Хилтон” и протянул ключи парню в красном пиджаке и белых брюках.

– Которую сегодня, мистер Хэрод? – поинтересовался тот. – “Мерседес” или “феррари”?

– Серую фрицевскую тачку, Джонни, – ответил Хэрод.

– Будет сделано, сэр.

Хэрод прищурился и принялся рассматривать сквозь свои зеркальные очки пальмы и синее небо. На его взгляд, пейзажа скучнее, чем в Лос-Анджелесе, не было нигде в мире. Разве что в Чикаго, где он вырос.

К Хэроду подкатил “Мерседес”, и Тони уже протянул руку с пятидолларовой банкнотой, когда увидел в машине улыбающееся лицо Джозефа Кеплера.

– Садись, Тони, – промолвил Кеплер. – Надо кое о чем поговорить.

Кеплер направился к каньону Холодная Вода. Хэрод не спускал с него глаз.

– Охрана в “Хилтоне” действительно становится дерьмовой, – заметил он. – Нынче в твоей машине может оказаться любой уличный бродяга.

Губы Кеплера дернулись в улыбке.

– Джонни меня знает, – пояснил он. – Я сказал ему, что это розыгрыш.

Хэрод невесело хохотнул.

– Мне надо поговорить с тобой, Тони.

– Ты уже это сказал.

– Ты такой сообразительный, да, Тони?

– Хватит молоть языком! – оборвал его Хэрод. – Если тебе есть что сказать, говори.

Кеплер на огромной скорости вел “Мерседес” по дороге, петлявшей вдоль каньона, одной правой рукой, положив кисть левой на середину руля.

– Твой дружок Вилли сделал еще один ход, – высокомерно бросил он сквозь зубы.

– Тормозни-ка, – заявил Хэрод, – побеседуем здесь, но если ты еще раз назовешь его моим дружком, мне придется вогнать тебе зубы в глотку. Понял, Джозеф, старина?

Кеплер искоса взглянул на Хэрода и усмехнулся краешками губ.

– Вилли сделал следующий ход, и теперь на него надо отвечать.

– Что он натворил на сей раз? Трахнул жену президента или еще что-нибудь?

– Нет, нечто более серьезное и драматичное.

– Мы что, так и будем играть в вопросы и ответы?

– В конце концов, неважно, что он сделал, в газетах ты об этом не прочтешь, но это представляет собою нечто такое, чего Барент не может оставить без внимания. Это означает, что твой.., что этот Вилли намерен делать высокие ставки, и нам придется отвечать ему тем же.

– Переходим к тактике выжженной земли? – поинтересовался Хэрод. – Будем убивать каждого американского немца старше пятидесяти пяти лет от роду?

– Нет, мистер Барент намерен вступить в переговоры.

– А как вы собираетесь это сделать, если вы даже не можете найти старого негодяя? – Хэрод глядел на проносящиеся мимо склоны, подернутые дымкой тумана. – Или вы по-прежнему считаете, что я поддерживаю с ним связь?

– Нет, – Кеплер покачал головой, – зато я поддерживаю.

Хэрод вздрогнул от неожиданности и выпрямился.

– С Вилли? – воскликнул он.

– А мы о ком говорим?

– " Где.., как ты отыскал его?

– Я его не искал. Я написал ему. Он ответил. Мы поддерживаем весьма приятную деловую переписку.

– А куда же ты отправил свое письмо?

– Я послал заказное письмо в его домик в лесах Баварии.

– В Вальдхайм? Старое поместье возле чешской границы? Но там же нет ни души! Люди Барента следят за ним с декабря, когда я еще был там.

– Верно, – откликнулся Кеплер, – но сторожа продолжают присматривать за домом. Немцы, отец и сын по фамилии Мейер. Мое письмо не вернулось, а через несколько недель я получил ответ от Вилли. Проштамповано во Франции. Второе письмо было из Нью-Йорка.

– И что он пишет? – спросил Хэрод. Почему-то эти сведения его так взбесили, что сердце подпрыгнуло и заколотилось в горле.

– Вилли пишет, что единственное, чего он хочет, – это вступить в клуб и отдохнуть этим летом на каком-нибудь острове.

– Ха! – только и смог воскликнуть Хэрод.

– И, знаешь, я ему верю, – продолжал Кеплер. – Думаю, его обидело то, что мы не пригласили его раньше.

– К тому же его могло вывести из себя то, что вы подстроили ему авиакатастрофу и подзуживали против него его старую подружку Нину, – предположил Хэрод.

– Возможно, это тоже, – кивнул Кеплер. – Но мне кажется, он готов забыть старые обиды.

– А что говорит Барент?

– Мистер Барент не знает, что я нахожусь в контакте с Вилли.

– О Господи! – выдохнул Хэрод. – А не слишком ли ты рискуешь?

Кеплер ухмыльнулся.

– Он действительно обработал тебя, Тони? Нет, я не слишком рискую. Барент не сделает ничего страшного, даже если узнает об этом. После исчезновения Чарлза и Нимана коалиция К. Арнольда потеряла былую силу и прочность. Не думаю, что Барент хочет один развлекаться на острове.

– Ты собираешься сказать ему?

– Да, – ответил Кеплер. – Я думаю, после того что произошло вчера, Барент будет только благодарен, что мне удалось связаться с Вилли. Барент согласится на включение старика в летние забавы, если удостоверится в том, что это безопасно.

– А разве это может быть безопасным? – удивился Хэрод. – Неужели ты не понимаешь, на что способен Вилли? Этот старый сукин сын не остановится ни перед чем.

– Вот именно, – согласился Кеплер, – но думаю, мне удалось убедить нашего бесстрашного вождя, что гораздо безопаснее иметь Вилли при себе, где за ним можно наблюдать, чем где-то в тени, откуда он, как царь пауков, будет выхватывать нас поодиночке. К тому же Барент продолжает тешить себя надеждой, что ни один человек, с которым он вступил в.., э-э.., личный контакт, не представляет угрозу для него.

– Ты думаешь, он сможет нейтрализовать Вилли?

– А ты как думаешь? – с искренней заинтересованностью переспросил Кеплер.

– Не знаю. – Хэрод пожал плечами. – Способность Барента представляется мне уникальной. Что же касается Вилли.., я не уверен в том, что он обычный человек.

– Это не имеет никакого значения, Тони.

– Что ты имеешь в виду?

– Я имею в виду, что, возможно, Клуб Островитян нуждается в смене исполнительного руководства.

– Ты говоришь о свержении Барента? Как же это можно сделать?

– Нам ничего не надо будет делать, Тони. Единственное, что мы должны, – это продолжать поддерживать связь с нашим корреспондентом Вильгельмом фон Борхертом и постараться убедить его в том, что мы займем нейтральную позицию в случае каких-либо.., неприятностей на острове.

– Вилли будет участвовать в проведении летнего лагеря?

– В последний вечер общих мероприятий, – кивнул Кеплер. – А затем пробудет с нами всю следующую неделю, чтобы поучаствовать в охоте.

– Сомневаюсь, чтобы Вилли вот так просто отдался во власть Баренту, – заметил Хэрод. – У Барента.., сколько там.., сотня охранников?

– Скорее, две сотни, – поправил его Кеплер.

– С такой армией даже со Способностью Вилли не справиться. С чего бы ему идти на такое?

– Барент даст слово чести, что Вилли будет обеспечен безопасный проход. Хэрод рассмеялся.

– Ну, тогда, я думаю, все в порядке. Если Барент даст свое слово, тогда уж Вилли наверняка положит голову на плаху, – съязвил он.

Кеплер свернул вниз по дороге на Малхолланд. Еще ниже виднелось шоссе.

– Но ты же представляешь себе альтернативу, Тони. Если Барент уничтожит старика, мы просто вернемся к своим делам, имея тебя в качестве полноправного члена. Если у Вилли в кармане есть какой-нибудь сюрприз, мы с распростертыми объятиями примем его к себе.

– Ты уверен, что сможешь сосуществовать с Вилли? – поинтересовался Хэрод.

Кеплер свернул на стоянку неподалеку от Голливудской Чаши, на которой стоял серый лимузин с тонированными стеклами.

– Когда ты проживешь с гадюками столько, сколько прожил я, Тони, – заметил Кеплер, – то поймешь: не так уж важно, каким ядом обладает новая, главное, чтобы она не кусала своих соседей.

– А как насчет Саттера?

Кеплер выключил мотор “Мерседеса”.

– Перед приездом сюда у меня был долгий разговор с преподобным. Несмотря на то что он с нежностью относится к своей долгой дружбе с Кристианом, он не сомневается в том, что надо отдать кесарю кесарево...

– То есть?

– То есть надо заверить Вилли в том, что Джимми Уэйн Саттер не будет возражать, если портфель мистера Барента перейдет в другие руки.

– Знаешь что, Кеплер, – сказал Тони Хэрод. – Ты не умеешь выразить ни одной простой мысли, даже когда от этого зависит твоя жизнь.

Кеплер улыбнулся и открыл дверцу машины.

– Так ты с нами или нет, Тони? – громко спросил он, голосом перекрывая вой сигнализации.

– Если быть с вами означает тихо сидеть и не влезать в это дерьмо, то да, – с вами, – ответил Хэрод.

– Мысль выражена достаточно просто и ясно, – парировал Кеплер. – Твой дружок Вилли хочет знать, на чьей ты стороне: с нами или нет?

Хэрод окинул взглядом залитую солнцем стоянку, повернулся к Кеплеру и произнес устало:

– Я с вами.

***

Было уже почти одиннадцать вечера, когда Хэрод решил съесть парочку хот-догов с горчицей и луком. Он отложил в сторону сценарий, переписыванием которого занимался, и отправился в западное крыло дома. В щель под дверью комнаты Марии Чен все еще виднелся свет. Он дважды постучался.

– Я собираюсь в “Пинко. Хочешь со мной? Голос Марии прозвучал приглушенно, словно она говорила из ванной.

– Нет, спасибо.

– Ты уверена?

– Да, спасибо.

Хэрод натянул свой кожаный пиджак и вывел из гаража “Феррари”. Он получал удовольствие от езды, от резкого переключения скоростей, проскакивания на, желтый свет и гонки с двумя соперниками, которые имели наглость соревноваться с ним на бесконечном бульваре.

"Пинке” был переполнен. Там всегда были толпы народу. Хэрод съел два хот-дога за стойкой, а третий взял с собой. Между темным фургоном и его машиной стояли подростки. Один из них даже облокотился на его “Феррари”, беседуя с двумя девушками. Хэрод подошел к нему.

– Проваливай, пацан, а то тебе не поздоровится, – прорычал он.

Парень был на шесть дюймов выше Тони, но отскочил от “Феррари” так, будто случайно прикоснулся к раскаленной плите. Вся четверка медленно двинулась прочь, время от времени оглядываясь на Хэрода и дожидаясь того момента, когда расстояние станет достаточно безопасным, чтобы можно было облить его потоками ругани. Хэрод оценивающим взглядом посмотрел вслед двум девицам. Та что пониже была шикарной чикано – черноволосая, смуглая, в дорогих шортах и обтягивающей майке, которая, казалось, сдавливала ее полную грудь. Хэрод представил себе, как удивятся мальчики, если эта шоколадка усядется к нему в “Феррари” и он слегка облегчит то давление, в эластике которого задыхались ее пышные формы. “А, к черту, – вздохнул Хэрод. – Я слишком устал”.

Сев за руль, он доел третий хот-дог, запил его остатками кока-колы и уже включил зажигание, когда вдруг послышался тихий голос:

– Мистер Хэрод.

Открылась дверь стоящего рядом фургона. Впереди, рядом с местом водителя, свесив длинные ноги, сидела чернокожая цыпочка. Хэрод различил что-то знакомое в ее чертах и механически улыбнулся, еще не отдавая себе отчета в том, где и при каких обстоятельствах он ее видел. Она держала на коленях какой-то предмет, обхватив его руками.

Хэрод захлопнул дверцу и уже дотронулся до переключателя скоростей, когда раздался легкий хлопок, какой издавали глушители в его бесчисленных шпионских фильмах, и в его левое плечо впилось какое-то жало.

– Черт! – воскликнул Хэрод, поднял правую руку, чтобы стряхнуть насекомое, успел сообразить, что это не оса... Но тут перед его глазами все поплыло, и пульт управления врезался ему в лицо.

Сознание окончательно Хэрод так и не потерял, но ощущения, испытываемые им, весьма напоминали беспамятство. Казалось, кто-то запер его в подвале его собственного тела. Звук и изображение смутно доносились до него, будто он смотрел передачу отдаленной дециметровой станции по дешевому черно-белому телевизору, а радио из соседней комнаты передавало искаженную помехами волну. Затем кто-то накрыл капюшоном его голову. Он ощутил легкую качку, словно находился на борту маленькой шлюпки, но это ощущение было каким-то обманчивым, расплывчатым и недостоверным.

Потом его куда-то понесли, по крайней мере, так ему казалось, возможно, он сам схватил себя руками за ноги, хотя, впрочем, нет, руки его были крепко связаны за кисти сзади каким-то ремнем.

Прошло еще сколько-то времени. Хэрод пребывал в нигде, плавая где-то внутри себя в приятном первозданном супе обманчивых ощущений и сбивчивых воспоминаний. Откуда-то издалека до него доносились два голоса. Один из них явно принадлежал ему, но разговор – если это был разговор – вскоре надоел ему, и он снова погрузился во внутреннюю тьму с той же пассивной безучастностью, с какой тонущий ныряльщик позволяет унести себя грузам и течению в пурпурную тьму.

Тони Хэрод осознавал – с ним происходит что-то очень плохое, но почему-то ему было на это глубоко наплевать.

Его разбудил свет. Свет и боль в запястьях. Свет, боль в запястьях и еще одна нестерпимая боль, которая заставила его вспомнить о “чужих” Ридли Скотта, когда тварь вылезает там из груди бедного сукина сына. Кто его исполнял? А, Джон Херт. Что это за свет режет ему глаза? Почему так болят запястья? Что такое он пил накануне, если в голове у него все так перевернулось?.. Хэрод попытался сесть – и вскрикнул от боли. Этот крик, казалось, разодрал пленку, продолжавшую отделять его от окружающего мира, и он начал обращать внимание на то, что еще недавно казалось неважным.

Он был в наручниках. Лежал в постели в наручниках. Его правая рука лежала на подушке, кольцо же наручника, больно обхватившее запястье, было присоединено к мощному металлическому изголовью кровати. Левая рука лежала вдоль тела, и ее наручник был прикреплен к какой-то неподвижной части, находящейся под матрасом. Хэрод попытался поднять левую руку и услышал металлический скрежет. Значит, к остову. Или к трубе. Или еще к чему-нибудь. Он не был еще в состоянии повернуть голову, чтобы убедиться в этом. Возможно, он сможет сделать это позднее.

"Черт, с кем я провел ночь?” У Хэрода было несколько подружек с садо-мазохистскими наклонностями, но он никогда не позволял себе оказываться в роли жертвы. “Слишком много выпил? И Вита наконец завлекла меня в свою комнату наслаждений?” Он открыл глаза и, невзирая на боль, доставляемую режущим светом, заставил себя не закрывать их больше.

Белая комната, белая кровать, простыни, медные спинки, тоже зачем-то выкрашенные в белый свет, белые стены, на противоположной стене небольшое зеркало в белой крашеной раме, дверь. Белая дверь с белой ручкой. С потолка на белом шнуре свисает единственная голая лампочка – ватт эдак сотен в десять, насколько мог судить Хэрод по излучаемому ею резкому свету. Сам он лежал почему-то в белой больничной рубашке. Он ощутил разрез на спине и почувствовал, что кроме рубашки на нем ничего нет.

Слава Богу, это не Вита. Ее комната наслаждений была отделана камнем и бархатом. У кого из его знакомых был эдакий медицинский задвиг? Ни у кого.

Хэрод подвигал кистями и ощутил под наручниками свежие ссадины. Он чуть наклонился влево и посмотрел вниз. Белый пол. Левое запястье приковано к белому металлическому остову кровати. Больше двигаться было незачем. Разве что накатит приступ рвоты, тогда он заблюет весь этот чистенький белый пол. Это надо было обдумать.

На какое-то время Хэрод погрузился в забытье. Когда позднее он пришел в себя, горел все тот же режущий глаза свет, он находился все в той же белой комнате, разве что голова стала болеть чуть меньше. Тогда он вспомнил о психиатрических клиниках. Неужели кто-то умудрился затолкать его в подобное местечко? Но в психушках больным не надевают наручники. Или надевают?

Его охватил такой ужас, что он начал брыкаться и дергаться, скрежеща металлом о металл, пока полностью не обессилел. Барент, Кеплер, Саттер – эти низкопробные сукины дети куда-то запрятали его, и теперь остаток жизни он проведет, глядя на белые стены и писая под себя?!

Нет, эта компания не стала бы так поступать. Они бы просто убили его.

А потом Хэрод вспомнил “Пинко, подростков, фургон и черную цыпочку. Она была той самой. Что о ней говорил Колбен в Филадельфии? Они считали, что ее и шерифа использует Вилли. Но шериф погиб..” Хэрод присутствовал при этом, когда Кеплер и Хейнс подкинули его труп на автобусную станцию в Балтиморе, чтобы его не связали с их фиаско в Филадельфии. А кто теперь использовал ее? Вилли? Возможно. Возможно, он не удовлетворился посланием, которое отправил Кеплер. Но к чему все это?

Хэрод решил на время перестать думать. Этот процесс был слишком болезненным. Лучше подождать, пока не появится кто-нибудь. Если придет чернокожая цыпочка и окажется, что Вилли или кто-нибудь другой держит ее не слишком крепко, можно будет устроить для них небольшой сюрприз.

Хэроду нестерпимо хотелось писать, и он уже кричал в течение некоторого времени, когда дверь наконец открылась.

В комнату вошел мужчина. На нем был зеленый хирургический костюм, на голове – черный капюшон с зеркальными очками вместо глаз. Хэрод вспомнил о солнечных очках Кеплера, а потом об убийце в сериале “Вальпургиева ночь”, который они снимали вместе с Вилли, и тут же чуть было не описался.

Но это был не Вилли. Хэрод сразу это понял. Не был он и Томом Рэйнольдсом – пешкой Вилли с пальцами душителя. Впрочем, это не имело значения. У Вилли было время набрать легионы новых пешек.

Хэрод попытался проникнуть в него. Он действительно попытался, но в последнюю секунду его охватило уже известное ему отвращение, оказавшееся еще более сильным, чем предшествующая тошнота и головная боль, и он отстранился прежде, чем его волевой импульс сумел проникнуть в чужое сознание. Хэрод готов был скорее вылизать чужую задницу или взять в рот чужой пенис, чем вторгнуться в чужое сознание – даже это казалось ему более простой и менее интимной процедурой. Одна мысль о вторжении в чужое сознание заставила его вздрогнуть. Тело его покрылось холодным потом.

– Кто вы? Где я? – слова звучали неразборчиво, он едва ворочал одеревеневшим языком.

Мужчина подошел к кровати и посмотрел на Хэрода. Затем он залез под свою хирургическую куртку и вытащил револьвер.

– Тони, – произнес он с мягким акцентом, целясь Хэроду в лоб, – я досчитаю до пяти, а потом выстрелю, так что если ты хочешь что-нибудь сделать – делай это сейчас.

Хэрод напряг руки так, что кровать затрещала.

– Раз.., два.., три...

Мысли Хэрода заскакали как сумасшедшие, но тридцать лет самообработки не давали ему возможности вступить в контакт с мужчиной.

– ..четыре... Хэрод закрыл глаза.

– ..пять. – Щелкнул взведенный курок, но выстрела не последовало.

Когда Хэрод открыл глаза, мужчина уже стоял около двери, револьвера в его руках не было.

– Вам что-нибудь надо? – спросил он тихо, с небольшим акцентом.

– Судно, – умоляюще прошептал Хэрод. Капюшон благосклонно качнулся.

– Сестра сейчас принесет.

Хэрод дождался, когда закроется дверь, и крепко зажмурился, пытаясь сосредоточиться. “Сестра, – думал он. – Боже милостивый. Пусть это будет старомодная клуша с торчащими сиськами и прорезью между ног”.

Он принялся ждать.

Сестра оказалась чернокожей. Той самой, из Филадельфии. Той самой, которая стреляла в него и доставила его сюда.

Он вспомнил, как ее звали. Натали. У него к ней накопился большой счет.

На ней не было капюшона, зато к вискам белым пластырем были прикреплены какие-то тонкие провода, датчики, убегавшие назад и переплетенные с ее кудрявыми волосами. В руках у нее было судно, которое она профессионально установила под тело Хэрода и отошла в сторону.

Еще облегчаясь, Хэрод слегка заскользил по ее сознанию. Нет, девушку никто не использовал. Он даже не мог поверить себе, что они оказались настолько глупыми, кем бы они ни были. А может, их всего двое? Эта глупая черная сучка и ее сообщник? Колбен, помнится, что-то говорил: они охотятся за Мелани Фуллер. Вероятно, они не догадывались о том, на что он сам был способен.

Хэрод подождал, пока она вынимала судно и направлялась обратно к двери. Ему надо было удостовериться, что дверь не заперта. Это было бы в стиле шуток Вилли – оставить их взаперти, предоставить Хэроду возможность использовать кого-то и лишить его какого-либо способа использования. И что это за датчики были на ее волосах? Хэрод видел их в каких-то фильмах о больницах, но их закрепляли на пациентах, а не на сестрах.

Девушка тем временем открыла дверь.

Он вторгся в нее с такой скоростью и такой силой, что она выронила судно и моча полилась по ее белой юбке. “Ну-ка, девочка, – велел Хэрод, протолкнул ее сквозь дверной проем и осмотрелся ее глазами. – Достань мне ключи, – распорядился он. – Любым способом убей этого педераста, достань ключи и вытащи меня отсюда”.

За дверью виднелся небольшой коридорчик, упиравшийся в следующую дверь. Эта дверь была заперта. Он заставил Натали кидаться на дверь, пока не почувствовал, что у нее вывихнуто плечо, и тогда она стала царапать дверь. Дверь не поддавалась. “К черту!” Он заставил ее вернуться обратно в комнату. Вокруг не было ничего, что можно было бы использовать как оружие. Она подошла к кровати и стала дергать за наручники. Если бы она могла разбить кровать, расчленить ее основу. Но достаточно быстро это было сделать невозможно, пока Хэрод оставался прикованным к изголовью и раме одновременно. Он взглянул на себя ее глазами и увидел небритую щетину на бледных щеках, свои расширенные глаза и свалявшиеся курчавые волосы.

Зеркало. Хэрод посмотрел в него и понял, что это тонированное стекло, обладающее односторонней прозрачностью. Если понадобится, он заставит Натали разбить его голыми руками. А если и оттуда не будет выхода, он заставит ее воспользоваться осколками стекла, чтобы убить того типа в капюшоне, когда он войдет. Если зеркало не разобьется, он заставит ее биться физиономией о стекло до тех пор, пока от ее лица не останется ничего, кроме черепа с обвисшими ошметками черной кожи. Что-что, а уж он устроит шоу для тех, кто наблюдает за ним с противоположной стороны. Когда же они войдут, она вцепится им в глотки и будет рвать их зубами и ногтями, вырвет у них оружие и раздобудет ключи...

Но тут дверь распахнулась, и в комнату снова вошел человек в капюшоне. Натали повернулась и присела, готовясь к прыжку. На ее лице появился оскал, который можно увидеть только в зоопарке на звериной морде, когда время кормежки слишком долго откладывается.

Человек в капюшоне выстрелил из ружья, которое держал в руках, и попал ей в бедро. Натали прыгнула вперед, вытянув руки. Мужчина схватил ее и осторожно опустил на пол. Затем он встал рядом с нею на колени, взял ее за запястье, чтобы посчитать пульс, и, приподняв веко, заглянул в зрачок. Поднявшись, врач подошел к кровати Хэрода.

– Сукин сын! – произнес он дрожащим голосом, затем повернулся и вышел из комнаты.

Через некоторое время он вернулся, набирая в шприц какую-то жидкость из ампулы. Выпустив из шприца несколько капель, мужчина обратился к Хэроду тихим сдавленным голосом:

– Это будет немножко больно, мистер Хэрод.

Хэрод попытался отдернуть левую руку, но мужчина воткнул иглу прямо ему в бедро через рубашку. В течение секунды Тони ощущал лишь немоту, а потом ему показалось, что кто-то внутривенно ввел ему шотландский виски. Пламя охватило его от бедер до груди. У Хэрода перехватило дыхание, когда жар подобрался к самому сердцу.

– Что.., что это? – прошептал он, осознавая, что человек в капюшоне убил его. Летальная инъекция, как называла это бульварная пресса. Хэрод всегда был сторонником смертной казни. – Что это?

– Заткнись, – рявкнул мужчина и повернулся спиной, а тьма уже поглотила и кружила сознание Тони Хэрода, унося его прочь, как щепку в бушующем море.


Глава 10. Неподалёку от Сан-Хуан Капистрано.

Пятница, 24 апреля 1981 г.

Натали выбралась из тумана анестезии и ощутила нежное прикосновение Сола, утиравшего ей лоб влажным полотенцем. Она бросила взгляд вниз, увидела, что ее руки и ноги привязаны ремнями, и разрыдалась.

– Ну-ну, – успокоил ее Сол, склонился ниже и поцеловал в голову. – Все в порядке.

– Как... – начала было Натали, умолкла и облизнула губы – они казались резиновыми и чужими. – Сколько?

– Около получаса, – ответил Сол. – Возможно, мы слишком поскромничали с раствором.

Натали покачала головой. Она вспомнила весь ужас, испытанный ею, когда снова насиловали ее мозг. Вспомнила, как готовилась прыгнуть на Сола. Она понимала, что в тот момент могла бы убить его голыми руками.

– Быстро... – прошептала она. – А Хэрод? – она с трудом заставила себя произнести это имя. Сол кивнул.

– Первый допрос прошел очень удачно. Электроэнцефалограмма замечательная. Скоро он начнет выходить из этого состояния. Поэтому-то... – Он указал на ремни.

– Я понимаю, – кивнула Натали. Она сама помогала оснастить кровать этими ремнями. Сердце у нее все еще колотилось от невероятного адреналинового выброса, происшедшего в то время, пока ее сознанием владел Хэрод, и от страха, который она испытывала, прежде чем войти к нему в комнату. Войти оказалось сложнее всего.

– По-моему, картина весьма примечательная, – сказал Сол. – Согласно электроэнцефалограмме, он не пытался использовать ни тебя, ни меня, пока находился под воздействием пентотала натрия. Уже минут пятнадцать как он выходит из этого состояния.., показатели выглядят почти так же, как установленные сегодня утром.., больше он не пытался восстановить контакт с тобой. Я почти уверен, что для установления первоначального контакта или восстановления прерванного необходимо визуальное общение. Конечно, с обработанными субъектами картина будет выглядеть иначе, но не думаю, что он сможет использовать тебя не напрямую. Ему нужен непосредственный контакт, он должен тебя видеть...

Натали изо всех сил старалась не расплакаться. Не то чтобы ремни ее очень обременяли, но они вызывали в ней неприятное чувство клаустрофобии. От электродов, закрепленных на голове, к телеметрической установке на ее груди сбегали маленькие проводки. Сол знал об этой аппаратуре от своих коллег, занимавшихся изучением сна, и поэтому смог точно указать Коуэну, где ее приобрести.

– Мы просто не знаем... – вздохнула Натали.

– Мы знаем гораздо больше, чем двадцать четыре часа назад, – возразил Сол и вытянул две длинные бумажные ленты с записью ЭЭГ. Самописец компьютера дикими каракулями отметил пики и впадины. – Посмотри на это. Видишь, сначала появляются эти периодические провалы в гипокампусе. Амплитуда волн альфа постепенно уменьшается, практически сходит на нет, а затем переходит в состояние, которое можно квалифицировать как быстрый сон. А вот через три секунды.., смотри... – Сол вытащил вторую ленту, на которой пики и ровные участки почти идеально соответствовали тем, что были изображены на первой. – Полное совпадение. Ты лишилась всех функций высшей нервной деятельности, потеряла контроль над произвольными рефлексами, даже периферическая нервная система оказалась в полном подчинении Хэрода. Потребовалось четыре секунды на то, чтобы ты подключилась к его искаженному состоянию быстрого сна или чем там оно является.

Но, возможно, самая интересная аномалия – это то, что Хэрод начинает генерировать здесь ритм Тета. Это совершенно неоспоримо. И твой гипокампус начинает реагировать идентичным Тетаритмом, а неокортикальная кривая начинает приобретать тенденцию к выравниванию. Этот Тета-ритм, Натали, хорошо исследован у кроликов, крыс и подобных млекопитающих во время их специфически видовой деятельности – состояния агрессии, процесса завоевания лидирующего положения, но он никогда не наблюдался у приматов!

– Ты хочешь сказать, что у меня мозг, как у крысы? – спросила Натали. Это была неудачная шутка, и ей снова захотелось плакать.

– Каким-то образом Хэрод.., и, вероятно, все остальные генерируют в собственном гипокампусе и в гипокампусе своей жертвы этот редчайший Тета-ритм, – объяснил Сол, в основном обращаясь к самому себе. Он даже не обратил внимания на попытку Натали пошутить. – Значит, это процесс с одновременной генерацией искусственного состояния быстрого сна. Ты получаешь чувственные сигналы, но не можешь действовать в зависимости от них, а Хэрод может. Невероятно! Это... – Сол указал на резкое распрямление кривой на энцефалограмме Натали – ..тот самый момент, когда нервные токсины начали действовать из ампулы с транквилизатором. Обрати внимание на отсутствие взаимовлияния: все его желания совершенно очевидно передаются твоему организму с помощью нейрохимических команд, твои же ощущения лишь частично воспринимаются Хэродом. Твоя боль или ощущения парализованности воспринимаются им не более как во сне. А вот через сорок восемь секунд, когда я ввел ему аметил с пентоталом... – Сол показал Натали место, где судорожные рывки линий трансформируются в мягкие волны. – Господи, чего бы я только не дал, чтобы поработать с ним в течение месяца на приборах, определяющих познавательные способности.

– Сол, а что, если я.., что, если ему удастся восстановить свой контроль надо мной? Сол поправил очки.

– Я сразу зарегистрирую этот момент, даже не глядя на записи приборов. Я запрограммировал компьютер на сигнал тревоги при появлении первых же признаков этой лихорадочной деятельности его гипокампуса, внезапного провала твоих альфа-ритмов или проявления Тета-ритма у него.

– Да, – вздохнула Натали, – но что ты тогда станешь делать?

– Мы продолжим наши исследования, как и планировали, – ответил Сол. – С помощью купленных Джеком датчиков мы можем передавать сигнал на расстояние до двадцати пяти миль.

– А что, если он способен влиять на сотню миль, на тысячу? – Натали старалась сохранять спокойствие, хотя изнутри ее рвался крик: “А что, если он никогда не отпустит меня?” Ей казалось, что она согласилась на какой-то медицинский эксперимент, позволив внедрить в свое тело какого-то отвратительного паразита. Сол взял ее за руку.

– Пока мы должны апробировать диапазон в двадцать пять миль. Если потребуется, мы вернемся, и я снова введу ему пентотал. Нам уже известно, что он не может контролировать свое поведение, когда находится без сознания.

– Он никогда не сможет этого делать, если умрет! – сквозь зубы зло бросила Натали. Сол кивнул и сжал ее руку.

– Сейчас он очнулся. Подождем минут сорок пять, и если он не предпримет попытки завладеть тобой, ты сможешь встать. Что касается меня, то я не верю, что наш мистер Хэрод сможет это сделать. Что бы ни являлось источником способностей этих монстров, все предварительные данные свидетельствуют о том, что Энтони Хэрод – самый безопасный из них. – Сол подошел к раковине, налил в чашку воды и напоил Натали, приподняв ее голову.

– Сол.., а после того, как ты освободишь меня, ты не станешь отключать сигнал тревоги у компьютера?

– Нет. – Сол покачал головой. – До тех пор пока у нас в доме эта гадюка, будем держать ее в клетке.

***

Второй допрос Энтони Хэрода. Пятница, 24 апреля 1981 года... 7 часов 23 минуты. Субъект временно находится под воздействием пентотала натрия и мелиритина С. Данные так же регистрируются с помощью видеозаписи, ЭЭГ на многоканальном осциллографе и по каналам биодатчиков.

– Тони, ты меня слышишь?

– Да.

– Как ты себя чувствуешь?

– О'кей. Смешно.

– Тони, когда ты родился?

– А?

– Когда ты родился?

– Семнадцатого октября.

– В каком году, Тони?

– Э-э.., в сорок четвертом.

– Значит, сколько тебе сейчас лет?

– Тридцать шесть.

– Где ты вырос, Тони?

– В Чикаго.

– Когда ты впервые осознал, что владеешь Способностью, Тони?

– Какой Способностью?

– Способностью диктовать свою волю другим людям?

– Ах, этой...

– Когда это произошло впервые, Тони?

– А-а-а.., когда тетя велела мне ложиться в постель, а я не хотел этого, и тогда я заставил ее позволить мне не ложиться.

– Сколько тебе тогда было?

– Не знаю.

– Ну, как ты думаешь, Тони?

– Лет шесть.

– А где были твои родители?

– Отец к тому времени уже умер – он покончил с собой, когда мне было четыре.

– А где была твоя мать?

– Она не любила меня. Она сердилась на меня и отдала меня тете.

– А почему она не любила тебя?

– Она считала, что это я виноват.

– В чем виноват?

– В смерти отца.

– Почему она так считала?

– Потому что перед тем как выпрыгнуть отец ударил меня.., сделал мне больно.

– Выпрыгнул? Он выбросился из окна?

– Да. Мы жили на высоком третьем этаже, и отец упал на изгородь, ну, такую, с пиками.

– Отец часто бил тебя, Тони?

– Да.

– Ты помнишь это?

– Сейчас помню.

– Ты помнишь, за что он избил тебя в тот вечер, когда выбросился из окна?

– Да.

– Расскажи мне об этом, Тони.

– Мне было страшно. Я спал в передней комнате, где стоял большой шкаф. Я проснулся и испугался. Как всегда, пошел в мамину комнату. Только там оказался папа. Обычно его там не было, потому что он занимался продажей вещей и в основном отсутствовал, а в тот раз он оказался там, и он делал маме больно.

– Как именно?

– Он лежал на ней голым и делал ей больно.

– И что же ты сделал, Тони?

– Я закричал, чтобы он перестал.

– А больше ты ничего не сделал?

– Не-а.

– Что произошло дальше. Тони?

– Папа.., прекратил. Вид у него был страшный. Он вытащил меня в гостиную и ударил ремнем. Он действительно больно ударил меня. Мама сказала ему, чтобы он перестал, но он продолжал меня бить. Мне было очень больно.

– И ты заставил его остановиться?

– Нет!

– Что произошло дальше, Тони?

– Внезапно папа перестал меня бить. Он поднял голову и пошел какой-то странной походкой. Посмотрел на маму. Она уже не плакала. На ней была папина фланелевая рубашка. Она часто ее надевала, когда его не было, потому что она была теплее, чем ее. А потом подошел к окну и шагнул из него.

– Окно было закрыто?

– Да. На улице было очень холодно. А изгородь была новой. Домовладелец установил ее перед самым Днем Благодарения.

– И через сколько времени после этого ты перебрался жить к тете, Тони?

– Через две недели.

– Почему ты решил, что твоя мать сердится на тебя?

– Она сама сказала мне.

– Что она сердится?

– Что я причинил боль папе.

– Что ты заставил выпрыгнуть его?

– Да.

– А ты заставлял его выпрыгивать, Тони?

– Нет!

– Ты уверен?

– Да!

– Тогда откуда же твоя мать знала, что ты можешь заставлять людей делать разные вещи?

– Не знаю!

– Нет, ты знаешь, Тони. Подумай. Ты уверен, что впервые использовал свою Способность, когда заставил свою тетю позволить тебе не ложиться в кровать?

– Да!

– Ты уверен, Тони?

– Да!

– Тогда почему твоя мать считала, что ты способен на такие вещи, Тони?

– Потому что она сама умела это делать!

– Твоя мать умела управлять людьми?

– Да. Она всегда это делала. Она заставляла меня садиться на горшок, когда я был маленьким, она заставляла меня молчать, когда я хотел плакать, она заставляла отца делать для себя разные вещи, когда он был дома, поэтому он все время уходил. Это она, она сделала!

– Она заставила его выпрыгнуть из окна в тот вечер ?

– Нет, она заставила меня заставить его выпрыгнуть.


Третий допрос Энтони Хэрода. Восемь часов семь минут. Пятница, 24 апреля.

– Тони, кто убил Арона Эшколя и его семью?

– Кого?

– Израильтянина.

– Израильтянина?

– Тебе должен был об этом рассказать мистер Колбен.

– Колбен? Нет, мне об этом говорил Кеплер. Да, точно. Парень из посольства.

– Да, парень из посольства. Кто его убил?

– С ним ездила говорить команда Хейнса.

– Ричарда Хейнса?

– Да.

– Хейнса, агента ФБР?

– Ага.

– Хейнс собственными руками убил семью Эшколя ?

– Думаю, да. Кеплер сказал, что он возглавлял команду.

– А по чьему распоряжению была проведена эта операция?

– Э-э-э... Колбена... Барента.

– Так кого имени”, Тони?

– Какая разница? Колбен – просто марионетка Барента. Можно, я закрою глаза? Я очень устал.

– Да, Тони, закрой глаза. Поспи, а потом мы еще побеседуем.

"Четвертый допрос Энтони Хэрода. Пятница, 24 апреля 1981 года. Десять часов шестнадцать минут. Внутривенно введен пентотал натрия. В 10.04 повтор но введен амобарбитал натрия. Данные зарегистрированы в видеозаписи на многоканальном осциллографе, энцефалографе и с помощью биодатчиков”.

– Тони.

– Да.

– Ты знаешь, где оберст?

– Кто?!

– Уильям Борден. Вилли фон Борхерт...

– Ах, Вилли.

– Где он?

– Я не знаю.

– У тебя есть какие-нибудь представления, где он может быть?

– Нет.

– Ты можешь как-нибудь узнать, где он?

– М-м-м. Возможно. Я не знаю.

– Почему ты не знаешь? Может, кто-нибудь другой знает?

– Может быть. Кеплер.

– Джозеф Кеплер?

– Да.

– Кеплер знает, где находится Вилли Борден?

– Кеплер говорит, что получает письма от Вилли.

– Как давно было прислано последнее письмо?

– Не знаю. Несколько недель назад.

– Ты веришь Кеплеру?

– Да.

– Откуда приходили письма?

– Из Франции, из Нью-Йорка... Кеплер не все мне рассказывал.

– Переписка начата по инициативе Вилли?

– Я не понимаю, что вы имеете в виду.

– Кто написал первым: Вилли или Кеплер?

– Кеплер.

– Как он связался с Вилли?

– Послал письмо ребятам, которые охраняют его дом в Германии.

– В Вальдхайме?

– Да.

– Кеплер послал письмо сторожам Вальдхайма?

И Вилли ответил ему?

– Да.

– Зачем Кеплер писал ему и что Вилли ответил?

– Кеплер играет не в одни ворота. Он хочет заручиться расположением Вилли, если тот войдет в Клуб Островитян.

– Клуб Островитян.

– Да. В то, что от него осталось. Траск мертв. Колбен мертв. Наверно, Кеплер считает, что Барент будет вынужден вступить в переговоры с Вилли, если тот не ослабит своего давления.

– Расскажи мне об этом клубе, Тони...

***

Было уже начало третьего, когда Сол пришел к Натали на кухню. Вид у него был уставший, лицо – страшно бледное. Натали налила ему свежего кофе, и они уселись, глядя на огромный дорожный атлас.

– Это максимум того, что мне удалось сделать, – сказала Натали. – Я отыскала его на круглосуточной грузовой стоянке.

– Нам нужен настоящий атлас или что-нибудь вроде спутниковых данных. Возможно, нам сможет помочь Джек Коуэн. – Сол провел пальцем вниз по побережью Южной Каролины. – Здесь он даже не отмечен.

– Да, – согласилась Натали, – но, как говорит Хэрод, он всего лишь в двадцати трех милях от берега, и на этой карте его просто не может быть. Думаю, он где-то здесь, к востоку от Кедровых островов и островов Мерфи.., но не южнее, чем мыс Ромен.

Сол снял очки и устало потер переносицу.

– Это не отмель и не наносной песчаный остров, – заметил он. – Согласно словам Хэрода, остров Долменн – почти семь миль в длину и три в ширину. Ты почти всю жизнь прожила в Чарлстоне. Неужели ты никогда не слышала о нем?

– Нет, – ответила Натали. – Ты уверен, что он спит?

– Да, – кивнул Сол. – Даже если бы я очень захотел, ближайшие шесть часов я бы не смог его добудиться. – Сол достал карту, нарисованную со слов Хэрода, и сравнил ее с географическим атласом, приложенным Коуэном к досье на Барента. – Ты не слишком устала, чтобы снова повторить это?

– Давай попробуем, – сказала Натали.

– Давай. Барент и его группа.., оставшиеся в живых ее члены.., соберутся на острове Долменн в летний лагерь седьмого июня, с тем чтобы пробыть там неделю. Это формальная часть. Хэрод сказал, что там будет тот самый набор знаменитых людей определенного ранга, о которых нам рассказывал Джек Коуэн. Исключительно мужчины. Женщины не допускаются. Даже Маргарет Тэтчер не удалось бы туда попасть, если бы она очень захотела. Весь обслуживающий персонал – тоже исключительно мужчины. Судя по словам Джека, там будут толпы охранников. Официальные развлечения заканчиваются в субботу, тринадцатого июня. В воскресенье, четырнадцатого июня, согласно информации Хэрода, туда прибудет наш оберст, чтобы присоединиться к четырем членам Клуба Островитян, включая Хэрода, и за этим следует еще пять дней совсем других развлечений.

– Развлечений! – выдохнула Натали. – Я бы назвала это иначе.

– Кровавых развлечений, – поправился Сол. – Выглядит вполне логично. Эти люди обладают теми же способностями, что и полковник, Мелани Фуллер и Нина Дрейтон. Они страдают наркотической зависимостью и не могут прожить без насилия, но они – общественные деятели. Они не могут позволить себе даже косвенно участвовать в уличных преступлениях, которыми начала развлекаться наша троица еще молодыми, в Вене, до войны...

– ..и поэтому они отводят для этого одну жуткую неделю в году, – договорила Натали.

– Да. Которая также дает им возможно безболезненно.., безболезненно для них.., каждый год регламентировать свою иерархическую структуру. Остров является частной собственностью Барента. С формальной точки зрения, он даже не находится под юрисдикцией Соединенных Штатов. Когда Барент приезжает туда, он и его гости располагаются вот здесь.., на южной оконечности. Здесь – его поместье, а также так называемые средства обслуживания летних лагерей. Далее минными полями обнесены три мили джунглей и мангровых лесов. Именно там они разыгрывают свою версию старой Игры оберста и тех двух девиц...

– Не удивительно, что он прилагает столько усилий, чтобы оказаться в числе приглашенных, – заметила Натали. – И сколько невинных людей приносится в жертву в течение этой безумной недели?

– Хэрод говорит, что каждый член Клуба Островитян получает пять суррогатов, – ответил Сол. – То есть по одному на день.

– Откуда они берут этих людей?

– Раньше всех их поставлял Чарлз Колбен, – пояснил Сол. – Цель заключается в том, чтобы они вытягивали своих.., как бы это сказать, свои фигуры наугад каждое утро. Сама же забава, или охота, начинается вечером. Хэрод говорит, что Игра не может начинаться раньше чем наступят сумерки. Они испытывают свою Способность с некоторой долей риска. Они не хотят терять.., фигуры.., на обработку которых было потрачено длительное время.

– А где же они будут раздобывать своих жертв в этом году? – Натали подошла к буфету и вернулась с бутылкой “Джек Дэниэло, влив себе в чашку добрую порцию бренди.

Сол улыбнулся ей.

– В том-то все и дело. В качестве младшего партнера, или начинающего вампира, или кем они там считают нашего мистера Хэрода, он обязан в этом году поставить пятнадцать суррогатов. Это должны быть относительно здоровые люди, но такие, которых не станут искать.

– Это абсурд, – возразила Натали, – почти любого человека будут искать.

– Не совсем так, – вздохнул Сол. – В этой стране каждый год из домов сбегают десятки тысяч подростков. Большинство из них так никогда и не возвращаются домой. В больницах многих крупных городов есть психиатрические отделения, которые наполовину заполнены людьми без биографий, без семейных связей, фактически без памяти. Полиция завалена рапортами о пропавших мужьях и сбежавших женах.

– Значит, они просто хватают пару дюжин людей, переправляют их на этот чертов остров и заставляют их там убивать друг друга? – Натали говорила хриплым шепотом, ужас воображаемой ею картины сдавил горло.

– Да, – кивнул Сол.

– Ты веришь Хэроду?

– Он может передавать ошибочные сведения, но введенные вещества лишают его возможности лгать умышленно.

– Ты собираешься оставить его в живых, да, Сол?

– Да. Лучший способ отыскать оберста – дать возможность этой группе продолжать свои безумные забавы. Уничтожение Хэрода.., или даже его дальнейшее заточение.., скорее всего, все испортит.

– А ты думаешь, ничего не будет испорчено, когда этот.., когда эта свинья побежит доносить о нас Баренту и всем остальным?

– Я думаю, скорее всего, он не станет этого делать.

– О Господи, Сол, как ты можешь быть уверенным в этом?

– В этом я не уверен, зато я уверен в том, что Хэрод полностью дезориентирован. Он считает нас агентами Вилли, потом думает, что мы подосланы Кеплером или Барентом. Он не в состоянии поверить в то, что мы – независимые актеры в этой мелодраме...

– Мелодрама – это слишком слабо сказано, – печально улыбнулась Натали. – Папа обычно позволял мне остаться посмотреть эту чушь, которую показывали по пятницам вечером. “Самая опасная игра”. Это же бред, Сол!

Сол Ласки с такой силой ударил ладонью по кухонному столу, что звук отозвался в кухне, как винтовочный выстрел. Чашка Натали подпрыгнула, и кофе с бренди растекся по деревянной столешнице.

– Не смей говорить, что это бред! – закричал Сол. Впервые за пять месяцев Натали слышала, как он повышает голос. – Не говори мне, что все это плохая мелодрама. Лучше скажи об этом своему отцу и Робу Джентри с перерезанным горлом! Скажи это моему племяннику Арону, его жене и его девочкам! Расскажи это всем тем.., тем тысячам, которых Вилли отправил в печи! Скажи это моему отцу и брату Иосифу...

Сол так резко вскочил, что его кресло опрокинулось. Он уперся руками в стол, и Натали заметила, как заиграли мускулы под его загорелой кожей, увидела страшный шрам на левом предплечье и выцветшую татуировку, успокоившись, он стал говорить тише – но едва сдерживая свою ярость.

– Все это столетие, Натали, походит на жалкую мелодраму, написанную посредственными драматургами ценой жизней других людей. Мы не можем положить этому конец. Даже если нам удастся покончить с этими.., помрачениями, софиты просто высветят какого-нибудь другого актера-людоеда, принимающего участие в этом жестоком фарсе. Подобные вещи совершаются каждый день людьми, не обладающими и малейшей долей этой Способности.., они проявляют свою власть в форме насилия по праву занимаемого ими положения или должности, осуществляя ее с помощью пули, ножа или права голоса.., но Господи, Натали, эти сукины дети уничтожают наши семьи, наших друзей, и мы должны остановить их! – Сол умолк и опустил голову. Пот капал с его лба.

Натали прикоснулась к его руке.

– Сол, – тихо произнесла она. – Я знаю. Прости меня. Мы очень устали. Нам надо поспать.

Он кивнул, похлопал ее по руке и потер себе щеку.

– Поспи несколько часов. Я лягу на раскладушке рядом с приборами. Я установил датчики, чтобы они просигнализировали, когда проснется Хэрод. При удачном стечении обстоятельств нам обоим удастся проспать часов семь.

Натали выключила свет на кухне и вышла вслед за Солом.

– Это значит, что мы можем приступать к следующей части, да? – спросила она перед уходом. – В Чарлстоне?

Сол устало кивнул.

– Думаю, да. Другого пути я не вижу. Прости.

– Все нормально, – прошептала Натали, хотя от одной мысли о том, что ей предстоит, у нее поползли мурашки по коже. – Я же знала, что будет дальше.

– Все можно изменить.

– Нет. – Натали стала медленно подниматься по лестнице, окончание предложения она прошептала уже только для себя:

– Ничего изменить нельзя.


Глава 11. Лос-Анджелес.

Пятница, 24 апреля 1981 г.

Специальный агент Ричард Хейнс позвонил в центр связи мистера Барента в Палм-Спрингс по зашифрованному телефону ФБР. Он не имел ни малейшего представления, где находится Барент, и был очень удивлен, когда тот лично ответил ему.

– О чем вы можете сообщить, Ричард?

– Мало о чем, сэр, – ответил Хейнс. – Бюро ведет наблюдение над местным израильским консульством – это обычное дело, но у них нет никаких сведений о том, что Коуэн посещал консульство или отдел импорта, под прикрытием которого работает окружная группа Моссада. У нас есть там свой человек, и он клянется, что Коуэн ни с какими делами у них не появлялся.

– И это все, что у вас есть?

– Не совсем. Мы проверили мотель в Лонг Бич и удостоверились в том, что Коуэн останавливался там. Дневной портье сообщил, что он приехал на взятой напрокат машине – это было утром в четверг, шестнадцатого. Этот же клерк абсолютно уверен, что когда Коуэн уезжал в понедельник утром, у него был уже фордовский фургон. Одна из горничных вспомнила, что еще у него были большие коробки – говорит, размером чуть ли не с упаковочные клети. Утверждает, что одна из них была с наклейкой “Хитачи”.

– Электроника? – осведомился Барент. – Оборудование для ведения слежки?

– Возможно, – согласился Хейнс, – но обычно Моссад получает аппаратуру такого рода, не приобретая ее в магазинах.

– Может, Коуэн действует в одиночку.., или работает на кого-то еще?

– В данный момент именно это мы и проверяем, – ответил Хейнс.

– Не удалось ли вам выяснить, не находился ли там одновременно с ним Вилли Борден?

– Нет, сэр. Мы снова проверили его дом.., он еще не продан.., но никаких признаков присутствия ни его самого, ни Рэйнольдса, ни Лугара не обнаружено.

– А как насчет Хэрода?

– Нам до сих пор не удалось с ним связаться.

– Что это значит, Ричард?

– Последние несколько недель мы не следили за Хэродом, а когда звонили ему вчера и сегодня, его секретарша сообщила, что его нет и она не знает, где он находится. Мы уже отправили туда своих людей, но пока он не выходил из дома и не появлялся на Парамаунте.

– Вы меня несколько разочаровываете, Ричард. Хейнса охватила легкая дрожь. Он облокотился на стол и крепко сжал трубку обеими руками.

– Прошу прощения, сэр. Довольно трудно было проводить расследования в Вайоминге и одновременно руководить специальной командой здесь, в Калифорнии.

– А какие есть новости из Вайоминга?

– Ничего конкретного, сэр. Мы убеждены, что Уолтере, офицер Военно-воздушных сил, который...

– Да-да.

– Так вот Уолтере был в баре “Чейены” во вторник вечером. Бармен абсолютно уверен, что в этот вечер в баре была группа мужчин, и один из них соответствовал описанию Вилли...

– Абсолютно уверен?

– Бар был переполнен в тот вечер, мистер Барент. Мы предполагаем, что это был Вилли. Мы проверили все гостиницы и мотели вплоть до Денвера, но ни его, ни его двух компаньонов никто не видел.

– Просто какая-то череда бесплодных попыток, Ричард. У вас есть какие-нибудь идеи, где сейчас может находиться Вилли?

– Сэр, мы следим за всеми авиалиниями и автобусными станциями на случай, если кто-нибудь из коллег Вилли использует кредитную карточку или приобретет билеты на собственное имя. Сфера поисков расширена, компьютеры также запрограммированы на появление еврея-психиатра, который, скорее всего, погиб в Филадельфии, и девицы по фамилии Престон. Мы охватили все таможни; в списке текущих дел ФБР это занимает первое место. Слежка осуществляется во всех наших региональных отделениях и их местных представительствах..

– Все это я знаю, Ричард, – тихо, но властно оборвал его Барент. – Я спросил, есть ли что-нибудь новое.

– Ничего, после того как мы засекли вторжение в нашу сеть компьютера Джека Коуэна в прошлый вторник.

– Вы по-прежнему считаете, что Коуэна использовал Вилли?

– Я не знаю никого другого, кому потребовалось заниматься выяснением связей между преподобным Саттером, мистером Кеплером и вами, сэр.

– Может, мы поспешили, организовав мистеру Коуэну такую.., э-э.., встречу?

Хейнс ничего не ответил. Дрожь у него прекратилась, зато на лбу и над верхней губой выступила испарина.

– А что со счетом автозаправочной станции, Ричард?

– Ах это.., да, сэр. Мы проверили. Владелец говорит, что движение у них очень оживленное и он не может упомнить всех, кто у него останавливается. Но с помощью кредитной карточки мы удостоверились в том, что это был Коуэн. Мальчик, получавший кредитную карточку, ушел на неделю в отпуск и сейчас бродит с рюкзаком где-то в горах Санта-Ана. Впрочем, с ним шансов тоже немного...

– Ричард, мне кажется, кончилось то время, когда вы могли бы пренебречь этим. Я хочу, чтобы Вилли Борден был найден и связи Джека Коуэна раскрыты. Вам ясно?

– Да, сэр.

– Мне бы очень не хотелось настолько разочароваться в вас, Ричард, что потребовалось бы налагать на вас дисциплинарные взыскания.

Хейнс рукавом вытер пот с лица.

– Да, сэр.

– Вы, кажется, упоминали, что у израильтян неподалеку от Лос-Анджелеса есть убежище.., и даже не одно. Ваше Бюро до сих пор не обнаружило их?

– Э-э.., я говорил, что вполне допускаю, что они могут существовать, мистер Барент. Доказательств этому пока нет.

– Но это возможно?

– Да, сэр. Видите ли, пару лет назад была одна история с палестинцем, который участвовал в операции “Черный сентябрь”. Он дал согласие на сотрудничество с Соединенными Штатами, но люди, которых он принял за агентов ЦРУ, на самом деле оказались представителями Моссада. Так вот, они привезли его в Штаты, дали ему убедиться в том, что он находится в Лос-Анджелесе, а затем куда-то запрятали его, так что ни ЦРУ, ни ФБР не смогли его отыскать...

– Это не имеет отношения к нашему делу, Ричард. Значит, у вас есть основания полагать, что где-то рядом с Лос-Анджелесом может существовать убежище?

– Да, сэр.

– И оно может располагаться неподалеку от заправочной станции Сан Хуан Капистрано?

– Да, сэр, но оно может находиться и в другом месте.

– О'кей, Ричард. Вот чем вы займетесь: прежде всего немедленно отправляйтесь в дом к мистеру Хэроду и тщательно допросите.., я подчеркиваю, тщательно, мисс Чен. Если Хэрод окажется там, допросите и его. Если нет – вы разыщете его. Во-вторых, вы бросите все силы вашего Лос-Анджелесского отделения, а также любые другие необходимые силы местных организаций, чтобы отыскать того служащего с заправочной станции и любых других свидетелей, которых вам нужно опросить. Я хочу знать, на какой именно машине приехал мистер Коуэн, кто был с ним и в каком направлении они выехали со станции. В-третьих, начинайте опрос магазинов, торгующих электроникой в районе Лонг Бич и прилегающих районах. В-четвертых, повторно допросите служащих и горничных мотеля в Лонг Бич, чтобы выцедить из них все до малейшей капли. Можете использовать любые формы убеждения, которые сочтете нужными.

И, наконец, я окажу вам некоторую помощь. К вам будет отправлена дюжина людей Джозефа для оказания помощи в ваших.., э-э.., частных расследованиях. Кроме того, мы постараемся получить дополнительную информацию об этом убежище. Эти сведения я передам вам в течение ближайших суток.

Хейнс потер пальцами бровь.

– Но каким образом?.. – и он заткнулся. Смешок К. Арнольда Барента прозвучал в трубке, как внезапно возникшая помеха.

– Ричард, неужели вы наивно полагаете, что вы с Чарлзом были для меня единственными источниками информации? Если все остальное провалится, я позвоню известным.., э-э.., лицам в правительстве Израиля. Из-за временной разницы, возможно, я смогу это сделать лишь завтра утром, перед тем как связаться с вами. Но вы, не дожидаясь связи со мной, начинаете обыскивать округу Сан Хуан Капистрано сегодня же днем. Проверьте документы продаж земельных участков, дома, которые не посещаются большую часть года.., просто поездите в округе и поищите темный фургон, если вам больше ничего не придет в голову. И помните: вы ищете частный дом в охраняемой зоне, скорее всего, находящийся вдали от жилых районов.

– Есть, сэр, – отрапортовал Хейнс.

– Я свяжусь с вами как только смогу, – холодно, сказал К. Арнольд Барент. – И еще, Ричард...

– Да, сэр?

– Постарайтесь на сей раз не разочаровывать меня.

– Ни в коем случае, сэр, – откликнулся Ричард Хейнс.


Глава 12. Лос-Анджелес.

Суббота, 25 апреля 1981 г.

Перед тем как выбросить Хэрода в квартале от Диснейленда, его накачали наркотиками и завязали ему глаза. Когда он окончательно пришел в себя, то обнаружил, что сидит за рулем своего “Феррари” одетый, руки свободны, наручников нет, лишь глаза его прикрыты обычной черной маской для сна. Машина была припаркована между мусорным баком и кирпичной стеной на задворках магазинчика, торгующего коврами по сниженным ценам.

Хэрод вылез из машины и облокотился на капот в ожидании, когда пройдут окончательно тошнота и головокружение. Прошло по меньшей мере полчаса, пока он наконец не почувствовал, что в состоянии вести машину.

Стараясь избегать оживленных магистралей, Хэрод направился на запад, а затем свернул на бульвар Лонг Бич, пытаясь осознать, что же с ним произошло. Воспоминания о предшествующих сорока часах в основном были смазанными, расплывчатыми – он помнил лишь обрывки каких-то бесконечных разговоров, похожих на допросы; зато следы от внутривенных уколов и дающее себя знать головокружение от последнего транквилизатора не оставляли сомнений, что его накачали наркотиками, похитили и проволокли сквозь ад.

Да, вполне вероятно, это дело рук Вилли. Последняя беседа – единственная, которую он запомнил целиком – окончательно убедила его в том.

Человек в капюшоне вошел к нему в комнату и сел на кровать. Хэрод хотел увидеть его глаза, но в зеркальных стеклах отражалось лишь его собственное бледное, покрытое щетиной лицо.

– Тони, – тихо произнес мужчина с раздражающе знакомым немецким акцентом, – мы собираемся тебя отпустить.

Хэрод вздрогнул всем телом: его собираются убить!

– Прежде чем расстаться, я хочу задать тебе один вопрос, Тони, – продолжал мужчина, на лице которого были видны лишь шевелившиеся губы. – Каким образом ты собираешься поставить большую часть суррогатов для пятидневного состязания в Клубе Островитян в этом году?

Хэрод попытался облизнуть губы, но во рту у него все пересохло, язык жгло.

– Я ничего об этом не знаю. Черный капюшон качнулся взад и вперед, и в зеркальных очках отразились белые стены.

– Тони, так говорить уже слишком поздно. Нам известно, что ты будешь поставлять тела, но каким образом? С учетом твоего предпочтительного отношения к женщинам? Неужели они действительно в этом году готовы удовлетвориться одними женщинами?

Хэрод энергично затряс головой.

– Я должен это узнать, прежде чем мы попрощаемся, Тони.

– Вилли! – прохрипел Хэрод. – Вилли, ради Бога, зачем ты так со мной? Поговори со мной нормально!

Пара зеркальных стекол зафиксировалась на лице Хэрода.

– Вилли? По-моему, я не знаю никого, кого бы звали Вилли... Так каким же образом ты собираешься поставлять суррогатов обоих полов, когда нам известно, что ты не можешь этого сделать?

Хэрод напрягся и выгнул спину, чтобы сшибить с головы капюшон и увидеть лицо палача. Мужчина не спеша встал и подошел к изголовью, оказавшись вне досягаемости ног Хэрода. Он схватил Хэрода за волосы и приподнял его голову над подушкой.

– Тони, мы все равно получим от тебя ответ. Ты уже должен был убедиться в этом. Возможно, нам это и так известно. Нам просто нужно, чтобы ты подтвердил это, находясь в здравом уме и твердой памяти. Если нам снова потребуется накачивать тебя, это просто оттянет срок твоего освобождения.

Последнее выражение Хэрод воспринял как эвфемизм, означающий “нам просто придется отложить твое убийство”, а это его вполне устраивало. Если молчание, даже сопровождающееся болью и насилием, могло отсрочить неизбежную пулю в лоб, Хэрод готов был молчать как чертов сфинкс.

Только он этому не верил. По обрывкам своих воспоминаний он понимал: он сказал все, что только мог, выложил им все под воздействием каких-то химических веществ. Если это был Вилли, что казалось весьма вероятным, он это выяснит. Возможно, это было даже в интересах Хэрода, чтобы Вилли узнал об этом. Хэрод продолжал лелеять надежду, что еще может понадобиться Вилли. Он вспомнил лицо пешки на шахматной доске в Вальдхайме. Если этими двумя управляли Барент, Кеплер или Саттер, или вся троица вместе, они хотели от него подтверждения того, что они уже знали или легко могли выяснить. Как бы там ни было, больше всего Хэрод нуждался сейчас в диалоге.

– Я плачу Хейнсу за то, что он отыскивает для меня суррогатов, – ответил он. – Беглецы, бывшие заключенные, осведомители с новыми удостоверениями личности. Он все устроит. Они будут работать за деньги, считая, что участвуют в каком-то правительственном проекте. К тому моменту, когда они сообразят, что единственное, что их ждет, – это могила, они уже будут на острове в одном из загонов. Человек в капюшоне рассмеялся.

– Платишь агенту Хейнсу? А как на это смотрит его настоящее начальство?

Хэрод собрался было пожать плечами, понял, что это со скованными руками сделать невозможно, и покачал головой.

– Мне наплевать на это, думаю, что Баренту тоже. Это Кеплеру пришло в голову дать мне это вшивое поручение. На самом же деле это – тест, проверка моей Способности...

Зеркальные стекла незряче и в то же время зорко уставились на него.

– Расскажи мне еще об острове, Тони. Планировка. Загоны. Место для лагеря. Охрана. Все. А потом мы попросим тебя об одной услуге.

И вот в этот момент Хэрод окончательно убедился в том, что этот тип – не кто иной, как Вилли. Дальше он рассказывал в течение часа, что остался в живых.

Когда Хэрод добрался до Беверли-Хиллз, он принял решение – рассказать обо всем Баренту и Кеплеру. Не мог же он постоянно прятаться: если за этим похищением стоял Вилли, возможно, старику именно это и было нужно. Чтоб Барент был в курсе. Это вполне могло входить в замысел Вилли. Если же это была проверка на верность, устроенная Барентом и Кеплером, утаивание похищения могло возыметь роковые последствия.

Когда Хэрод закончил свой рассказ об острове Долменн и проводившихся там клубных “забавах”, мужчина в капюшоне проговорил:

– Хорошо, Тони. Мы ценим твою помощь. Теперь нам остается попросить лишь об одной услуге, которая и станет условием твоего освобождения.

– О какой? – устало спросил Хэрод.

– Ты говоришь, что получишь.., так называемых волонтеров.., от Ричарда Хейнса в субботу, тринадцатого июня. Мы свяжемся с тобой в пятницу, двенадцатого. У нас будет несколько других человек, ими ты заменишь волонтеров Хейнса.

«Ну точно! – подумал Хэрод. – Вилли хочет играть краплеными картами. – Мысль об этом действительно потрясла его. – Значит, Вилли на самом деле собирается прибыть на остров!»

– Решено? – осведомился мужчина в капюшоне.

– О'кей. – Хэрод все еще не мог поверить в то, что его отпустят. Он готов был согласиться на что угодно. Все равно он тоже будет играть краплеными картами...

– И ты, надеюсь, промолчишь об этой замене?

– Да.

– Ты понимаешь, что твоя жизнь зависит от этого? Ныне и в будущем. Наказание за измену не будет иметь границ, Тони.

– Да, я понял. – Хэрод изумился: “Неужели Вилли считает его настолько глупым? И насколько же поглупел сам Вилли?” “Волонтеры”, как назвал их этот тип, были наперечет и обнаженными дожидались в загоне того момента, пока непредсказуемая жеребьевка не определяла, кто и когда будет бороться. Хэрод не представлял себе, что здесь Вилли сможет придумать, а если он надеялся таким образом пронести оружие через охранные экраны Барента, значит он действительно превратился в умственно отсталого придурка, за которого Хэрод ошибочно принимал его раньше. – Да, – повторил Хэрод, – я понял. Я согласен.

– Sehr gut, – по-немецки одобрил его человек в капюшоне.

***

Вот так они отпустили его.

Хэрод решил, что позвонит Баренту, как только примет ванну, что-нибудь выпьет и обсудит всю эту заварушку с Марией Чен. Он гадал, тревожилась ли она о нем, скучала ли. Как часто в течение этих лет он исчезал на несколько дней, даже недель, не ставя ее в известность, куда он направляется... Улыбка Хэрода увяла, когда он понял, насколько уязвимым сделал его этот образ жизни.

Плавно остановив “Феррари” под мрачным взглядом своего сатира над фронтом, он направился к дому. Возможно, он позвонит Баренту после ванны, выпивки, массажа и...

Парадная дверь стояла нараспашку...

Хэрод застыл и лишь по прошествии некоторого времени вошел в дом, чувствуя, как у него снова начинает сильно кружиться голова. Не переставая звать Марию Чен, он окинул взглядом стены, мебель, даже не замечая, что она опрокинута, пока не попытался перепрыгнуть через валявшееся кресло и не рухнул на ковер. Он вскочил на ноги и, не переставая кричать, принялся бегать из комнаты в комнату.

Марию Чен он нашел в кабинете на полу. Она лежала возле своего стола. Ее черные волосы запеклись от крови, лицо распухло так, что его трудно было узнать. Рот тоже был в крови, она тяжело дышала...

Хэрод перелез через стол, опустился на колени и взял ее голову дрожащими руками. Едва он прикоснулся к ней, она застонала.

– Тони.

Хэрод с изумлением обнаружил, что сейчас, когда он пребывал в чистейшем пламени самого неистового гнева, который когда-либо он испытывал, ему на ум не приходили никакие ругательства. Из груди не вырвалось ни единого крика. Когда к нему вернулся дар речи, он мог лишь хрипло прошептать:

– Кто это сделал с тобой? Когда?

Мария Чен сначала не смогла ничего произнести изуродованными губами. Хэроду пришлось наклониться к ее лицу, чтобы расслышать слова:

– Прошлой ночью... Трое... Искали тебя... Они не сказали, кто их послал... Но я видела Ричарда Хейнса.., в машине.., прежде чем они позвонили.

Хэрод жестом заставил ее замолчать и с бесконечной нежностью поднял на руки. Он понес ее к себе в комнату, по дороге осознавая со всевозрастающим изумлением, что ее просто жестоко избили, что она будет жива, с ней все будет в порядке, и еще больше изумился этот растленный тип, что по его щекам текут слезы. Это повергло его просто в шок.

Если прошлой ночью его искали здесь люди Барента, значит, уже не оставалось никаких сомнений в том, что похитил его Вилли.

Больше всего ему хотелось снять трубку и позвонить Вилли сейчас. Он хотел сказать ему, что больше нет причин для изощренных игр и глупых предосторожностей.

Что бы там Вилли ни хотел сделать с Барентом, теперь Хэрод готов был во всем ему помогать.


Глава 13. В окрестностях Сан-Хуан Капистрано.

Суббота, 25 апреля 1981 г.

Сол и Натали возвращались в субботу днем к своему убежищу. Натали явно испытывала чувство облегчения, а вот чувства Сола были двойственными.

– Потенциал этих исследований вызывает благоговейный трепет, – заметил он. – Если бы я мог исследовать Хэрода хотя бы в течение недели, я бы собрал бессчетное количество данных.

– Да, – кивнула Натали, – а он бы за это время, в свою очередь, нашел пути, как достать нас.

– Сомневаюсь, – возразил Сол. – Выяснилось, что уже одни только барбитураты подавляют его Способность вырабатывать ритмы, необходимые для контакта и управления чужими нервными системами.

– Но если бы мы продержали его целую неделю, его бы хватились, стали искать, – сказала Натали. – Сколько бы тебе ни удалось узнать, мы бы лишились возможности перейти к следующей части программы.

– Это да, – согласился Сол, но в его голосе по-прежнему звучало сожаление.

– Ты действительно веришь в то, что Хэрод сдержит свое обещание переправить нужных нам людей на остров? – спросила Натали.

– Не исключаю такой возможности. В настоящий момент мистер Хэрод придерживается того, чтобы получить как можно меньше неприятностей. Существуют определенные причины, вынуждающие его действовать в соответствии с нашим планом. Но даже если он откажется от сотрудничества с нами, нам хуже не будет.

– А что, если он перевезет одного из нас на остров, а потом передаст свой улов Баренту и остальным? Будь я на его месте, я бы поступила именно так.

Сол вздрогнул.

– Это будет не лучшим поворотом событий, но прежде чем рассматривать эту возможность, мы должны заняться другими делами.

***

На ферме все было так же, как и перед их отъездом. Натали остановилась позади Сола и стала смотреть, как тот вновь и вновь прокручивает отдельные фрагменты видеозаписи. От одного вида этой свиньи Хэрода на экране ей становилось плохо.

– Что дальше? – спросила она. Сол огляделся.

– Ну, нам еще кое-что надо сделать: переписать и обдумать результаты допросов, просмотреть и подписать энцефалограммы и данные медицинских датчиков. Приступить к компьютерному анализу и интерпретации всех этих данных. Затем мы сможем приступить к биоэксперименту на основании собранных нами сведений. Ты должна заняться техниками гипноза, к которым мы приступили, и как следует изучить материалы об их венском периоде и Нине Дрейтон. Нам нужно тщательно проанализировать наши планы в свете новых сведений об острове Долменн и, возможно, обдумать роль, которую мог бы сыграть в этом Джек Коуэн.

Натали вздохнула и улыбнулась.

– Здорово! И с чего ты хочешь, чтобы я начала?

– Ни с чего, – улыбнулся в ответ Сол. – Напоминаю тебе, на случай если ты не успела заметить этого в Израиле, что сегодня у моего народа суббота. Сегодня мы отдыхаем. Поднимайся наверх, а я пока приготовлю настоящий американский обед – мясо, тушеный картофель, яблочный пирог и бодвайзерское пиво.

– Сол, но у нас ничего этого нет! – воскликнула Натали. – Джек запасся только консервированными продуктами и замороженными полуфабрикатами.

– Знаю. Именно поэтому, пока ты будешь спать, я съезжу ниже по каньону, там есть один магазинчик...

– Но... – попыталась остеречь его Натали.

– Но – ничего, моя дорогая. – Сол развернул Натали за плечи и легонько шлепнул ее по спине. – Я позову тебя, когда мясо будет готово, и тогда мы устроим празднество с бутылкой “Джек Дэниэлс”.

– Я хочу помочь приготовить пирог, – сонным голосом пробормотала Натали.

– Договорились, – кивнул Сол. – Будем пить “Джек Дэниэло и готовить яблочный пирог.

***

Сол не спеша выбирал продукты, толкая вперед тележку по ярко освещенным проходам супермаркета, прислушиваясь к невыразительной музыке и размышляя о Тета-ритмах и агрессии. Он уже давно обнаружил, что американские супермаркеты предоставляют наилучшие возможности для занятия самогипнозом, а он давно уже усвоил привычку погружаться в легкий гипнотический транс, когда ему предстояло решить сложные проблемы.

Передвигаясь с тележкой вдоль стендов с продуктами, Сол осознавал, что в течение последних двадцати пяти лет он шел ошибочными путями, пытаясь обнаружить механизм доминирования у людей. Как и большинство исследователей, Сол считал, что он основан на сложном взаимодействии социальных предпосылок, тонкостей физиологического строения и поведенческих моделей высшего порядка. Даже будучи знаком с примитивной природой воздействия на себя оберста, Сол продолжал искать пусковой механизм в неизведанных структурах коры головного мозга и мозжечка. Теперь же данные энцефалограмм свидетельствовали, что эта сволочная Способность возникает в примитивном стволе головного мозга и каким-то образом передается с помощью гипокампуса, взаимодействующего с гипоталамусом. Сол часто размышлял о нацисте и ему подобных как о своего рода мутантах, эволюционном эксперименте или статистическом исключении, которые иллюстрировали, как патологические извращения и агрессия изменяют нормальных людей. Сорок часов, проведенных с Хэродом, изменили этот взгляд навсегда. Если источником необъяснимой Способности являлся ствол головного мозга и зачаточная система млекопитающих, тогда мозговой вампиризм должен был предшествовать появлению вида Homo sapiens. Хэрод и остальные были выродками, оказавшимися на более ранней эволюционной ступени.

Сол все еще размышлял о Тета-ритмах и стадии быстрого сна, когда вдруг понял, что уже расплатился за покупки и ему вручили два доверху наполненных мешка. По какому-то наитию он попросил, чтобы ему разменяли двадцатипятицентовиками четыре доллара, и, еще таща мешки к фургону, Сол размышлял, звонить Джеку Коуэну или нет.

Логика протестовала против этого. Сол по-прежнему не желал впутывать представителя израильского посольства более, чем было нужно, а потому он совершенно не должен был делиться с ним подробностями прошедших дней. Не собирался он и обращаться с просьбами. По крайней мере пока. Звонок Коуэну казался Солу чистым потаканием собственным желаниям. И все-таки, вопреки логике, Сол, закинув покупки в фургон, подошел к длинному ряду таксофонов, стоявших у входа в супермаркет. А может, пора уже было дать себе небольшую поблажку? Сол ощущал себя победителем и хотел поделиться с кем-нибудь своим состоянием. Он будет действовать осмотрительно, но зато Джек поймет, что не зря потратил на них свое время и силы.

Набрав домашний номер Джека, который помнил наизусть, Сол слушал длинные гудки. Дома у Коуэна никого не было. Он вынул мелочь и набрал телефон израильского посольства, попросив секретаршу связать его с Джеком. Когда другая секретарша осведомилась, кто звонит, Сол назвался Сэмом Тэрнером, как ему советовал Коуэн. Джек должен был поставить своих людей в известность, чтобы его без всяких промедлений связывали с Сэмом Тэрнером.

Сол ожидал более минуты, борясь с болезненным ощущением тошноты, нараставшим внутри. Затем в трубке послышался мужской голос:

– Алло, простите, кто это говорит?

– Сэм Тэрнер, – повторил Сол, чувствуя, как тошнота поднимается все выше. Он осознавал, что надо повесить трубку.

– Ас кем вы хотите говорить?

– С Джеком Коуэном.

– Не скажете ли вы, по какому делу вы звоните мистеру Коуэну?

– По личному.

– Вы родственник или друг мистера Коуэна? Сол повесил трубку. Он знал, что проследить, откуда был сделан телефонный звонок, гораздо труднее, чем это делается в фильмах и телепрограммах, но он был на связи достаточно долго. Набрав номер справочного бюро, получил телефон “Лос-Анджелес Таимо и использовал остатки своей мелочи, позвонив в редакцию.

– “Лос-Анджелес Тайме” слушает.

– Да, – откликнулся Сол, – меня зовут Хаим Херцог, я занимаю должность помощника начальника отдела информации израильского консульства в вашем городе и хочу исправить опечатку, допущенную в статье, опубликованной вами на этой неделе.

– Да, мистер Херцог. Вам нужно обратиться в архивный отдел. Секундочку, я соединю вас.

Сол уставился на длинные тени, ползшие по склону холма через шоссе напротив, и так глубоко задумался, что даже подпрыгнул, когда женский голос ответил ему:

– Некрологи, архив.

Сол повторил ей свою вымышленную историю.

– За какое число вышла эта статья, сэр?

– Простите, – извинился Сол, – у меня под рукой нет вырезки, я запамятовал.

– А как звали джентльмена, о котором вы говорите?

– Коуэн, – ответил Сол. – Джек Коуэн. – Он прислонился к стенке таксофона и принялся смотреть, как большие черные дрозды клюют что-то на кустах. В это время над головой, на высоте футов пятисот к западу, проревел вертолет. Сол представил себе, как женщина в отделе некрологов и архива нажимает клавиши компьютера.

– Есть, – откликнулась она. – Это было в среду. Газета за 22 апреля, на четвертой странице. “Чиновник израильского посольства убит и ограблен в аэропорту”. Вы эту статью имели в виду, сэр?

– Да.

– Мы получили ее по каналам Ассошиэйтед пресс, мистер Херцог. Если там и были допущены какие-либо ошибки, в них повинен телеграф в Вашингтоне.

– Не могли бы вы прочитать мне эту статью? – попросил Сол. – Просто чтобы я убедился, действительно ли там присутствовала ошибка...

– Конечно. – И женщина зачитала ему четыре параграфа, которые начинались: “Сегодня днем на стоянке международного аэропорта Даллес был обнаружен труп пятидесятивосьмилетнего Джека Коуэна, старшего советника по сельскому хозяйству израильского посольства, ставшего жертвой ограбления” и заканчивались: “Несмотря на отсутствие свидетелей, полиция продолжает вести расследование”.

– Благодарю вас, – ватной рукой Сол повесил трубку. Черные дрозды на ветках кустарника покончили со своей невидимой трапезой и расширяющейся спиралью взлетели в небо. Сол помчался вверх по каньону со скоростью семьдесят миль в час, выжимая из фургона всю возможную мощность и маневренность. Он почти минуту простоял у таксофона, пытаясь выстроить логическую и обнадеживающую версию, что Джек Коуэн действительно погиб вследствие случайного ограбления. В реальной жизни такие совпадения происходили регулярно, но даже если это было не так, со дня его смерти прошло уже четверо суток, и если бы убийцы Коуэна связали бы его с убежищем Сола и Натали, они бы уже были здесь.

Но Сола это не успокаивало. В клубах пыли он свернул на дорожку, ведущую к ферме, и, не сбавляя скорости, понесся мимо деревьев и изгородей. “Кольт” он с собой не взял. Револьвер остался в его спальне наверху, рядом с комнатой Натали.

Машин перед домом видно не было. Передняя дверь была заперта. Сол открыл ее и вошел в дом.

– Натали!

Сверху ему никто не ответил.

Сол быстро огляделся, не заметил ничего подозрительного, прошел сквозь столовую и кухню в комнату наблюдений и обнаружил винтовку с капсулами на том самом месте, где он ее оставил. Он убедился, что в дуло вставлена красная капсула, прихватил коробку с остальными капсулами и бегом вернулся в гостиную.

– Натали!

Он уже поднялся на три ступени, держа перед собой винтовку наготове, когда на верхней площадке появилась Натали.

– Что случилось? – с сонным видом, протирая глаза, спросила она.

– Собирайся. Просто хватай все и забрасывай в машину. Мы должны немедленно уезжать.

Не задавая никаких вопросов, она повернулась и бросилась в свою комнату. Сол поднялся к себе, взял револьвер, лежавший на чемодане, проверил предохранитель и вставил новую обойму. Убедившись, что предохранитель в нужном положении, он запихал револьвер в карман спортивной куртки.

Когда Сол спустился со своим рюкзаком и сумкой, Натали уже бросила чемодан в заднюю часть фургона.

– Что мне делать? – спросила она. Ее “кольт” выпирал большим бугром из кармана крестьянской юбки.

– Помнишь две канистры бензина, которые мы с Джеком нашли в сарае? Принеси их к крыльцу, а потом стой здесь и смотри, не свернет ли по дороге машина, не появится ли вертолет. Постой, вот ключ – включишь зажигание, хорошо?

– Хорошо.

Сол вошел в дом и начал рассоединять провода на электронном оборудовании, вытаскивать адаптеры и заталкивать аппаратуру в ящики, не разбираясь, что к чему. Видеомагнитофон и камеру он мог оставить, но он не мог обойтись без энцефалографа, многоканального осциллографа, лент компьютера, принтера, бумаги и радиопередатчика. Сол начал перетаскивать ящики в фургон. Два дня потребовалось Солу и Натали, чтобы установить и отрегулировать оборудование и подготовить комнату для допросов. На то, чтобы все разъединить и перенести обратно в фургон, ушло всего десять минут.

– Что-нибудь появилось? – спросил он с крыльца.

– Пока ничего, – отозвалась Натали. Сол колебался лишь мгновение, а затем внес канистры с бензином в дом и начал поливать комнату для допросов, пункт наблюдения, кухню и гостиную. Он не мог избавиться от ощущения, что занимается варварской и неблагодарной деятельностью, но он не мог предвидеть, какие выводы смогут извлечь Хейнс или люди Барента из оставшихся здесь следов. Отшвырнув пустые канистры в сторону, Сол удостоверился, что на втором этаже ничего не осталось, и вынес из кухни последние вещи. Затем достал зажигалку и замер на пороге.

– Я ничего не забыл, Натали?

– Пластиковая взрывчатка и детонаторы в подвале!

– Боже милостивый! – воскликнул Сол и бросился вниз по лестнице. Натали приготовила мягкое углубление между ящиками в задней части фургона для обернутой клети с детонаторами, и когда Сол принес ее, осторожно установила ее в машине.

Сол завершил обход дома, вытащил бутылку “Джек Дэниэлс” из буфета и чиркнул зажигалкой. Вспышка бензина была мгновенной и ошеломляющей. Сол прикрыл лицо и пробормотал про себя: “Прости меня, Джек”.

Когда он вышел из дома, Натали уже сидела за рулем, она не стала дожидаться, когда он закроет за собой дверцу, фургон рванулся вперед, из-под колес в разные стороны брызнул гравий.

– Куда? – спросила Натали, когда они добрались до шоссе.

– На восток.

Натали крутанула руль, и они помчались по каньону.


Глава 14. В окрестностях Сан-Хуан Капистрано.

Суббота, 25 апреля 1981 г.

Ричард Хейнс прибыл как раз в тот момент, когда над израильским ранчо уже поднимался дым пожарища. Во главе трех машин он свернул на подъездную дорожку к дому и ринулся к нему на полной скорости.

Хейнс остановил правительственный “Понтиак” и бросился к крыльцу, но в окнах первого этажа уже вовсю плясало пламя. Прикрыв рукой лицо, он заглянул в окна гостиной, попытался войти внутрь, однако был отброшен дохнувшим на него жаром.

– Черт! – заорал он.

Троих он направил в обход, четверых – обыскать сарай, остальных – в другие прилегавшие строения.

Хейнс сошел с крыльца и вернулся к машине, уже весь дом был объят пламенем.

– Поставить в известность? – осведомился агент, державший в руках радиопередатчик.

– Да, можешь оповестить всех, – кивнул Хейнс. – Но пока сюда кто-нибудь доберется, здесь уже ничего не останется. – Хейнс отошел в сторону и уставился на языки пламени, лизавшие окна второго этажа.

Из-за угла появился агент в темном летнем костюме. Он бежал, зажав в руке револьвер.

– Ни в амбаре, ни в сарае, ни в курятнике ничего нет, сэр, – доложил он, переводя дыхание. – Лишь одна свинья бродит на заднем дворе.

– На заднем дворе? – переспросил Хейнс. – Ты имеешь в виду в загоне?

– Нет, сэр. Просто свободно бродит вокруг. Ворота в загон распахнуты настежь.

Хейнс снова чертыхнулся, глядя, как огонь пожирает крышу здания. Машинам пришлось податься назад, подальше от огня. Агенты, не зная, что предпринять, переминались с ноги на ногу в ожидании дальнейших приказаний. Хейнс подошел к первой машине и обратился к агенту с радиопередатчиком:

– Питер, как зовут того окружного полицейского, который возглавляет поиски парня с автозаправочной станции?

– Несбитт, сэр. Шериф Несбитт из Эль Торо.

– Они находятся к востоку отсюда, не так ли?

– Да, сэр. Они считают, что парень со своим приятелем отправились вверх по каньону Травуко. Они уже привлекли к поискам людей из лесничества и...

– Они все еще пользуются вертолетом?

– Да, сэр. Я слушал, как они связывались с ним не так давно. Хотя он не только занимается поисками. В Национальном заповеднике Кливленд разгорелся пожар и...

– Найди нужную частоту и свяжи меня с шерифом Несбиттом, – распорядился Хейнс. – И заодно разузнай, где находится ближайший штаб полиции и пожарная станция.

Когда агент передавал Хейнсу радиомикрофон, на ранчо уже въезжала первая пожарная машина.

– Шериф Несбитт? – спросил Хейнс.

– Так точно. Кто говорит?

– Специальный агент Ричард Хейнс, Федеральное Бюро Расследований. По моему распоряжению осуществляются возглавляемые вами поиски Гомеса. Но у нас произошло тут нечто более важное, и мы нуждаемся в вашей помощи. Прием.

– Валяйте. Я слушаю. Прием.

– Я даю сообщения всем постам следить за появлением темного фургона “форд” выпуска 1976 или 1978 года, – сообщил Хейнс. – Водитель и возможные пассажиры разыскиваются в связи с поджогом и убийством. Вероятно, они только что выехали отсюда.., э-э-э.., это двенадцать и две десятых мили вверх по каньону Сан Хуан. Мы не знаем, куда они направились – на восток или на запад, но предполагаем, что на восток. Вы можете выставить заграждения на шоссе 74 к востоку от нашего местонахождения? Прием.

– А кто за все это будет отвечать? Прием. Хейнс сжал в руке микрофон. За его спиной раздался грохот – это рухнула часть крыши, языки пламени взметнулись к самому небу. С воем подъехала еще одна пожарная машина, и пожарники начали разворачивать тяжелые брандспойты.

– Это дело крайней важности, касающееся национальной безопасности, – прокричал Хейнс. – Федеральное Бюро Расследований официально просит местные власти оказать помощь в решении этого дела. Так можете вы установить заграждения? Прием.

Последовала длительная пауза, нарушаемая лишь скрежетом помех. Наконец раздался голос Несбитта:

– Агент Хейнс? К востоку от вас на 74-м шоссе у меня стоят две полицейские машины. Мы проверяли там лагерь Синей Сойки и несколько туристических троп. Я распоряжусь, чтобы полицейский Байере установил заграждение на главной дороге к западу от озера Эльсинор. Прием.

– Хорошо. А до этого места есть какие-нибудь ответвления от шоссе? Прием. – Хейнс был вне себя, этот спокойный голос шерифа доводил его до бешенства.

– Нет, – ответил Несбитт. – Только въезды в Национальный заповедник. Я попрошу Дасти взять вторую группу и перекрыть места ответвлений. Нам потребуется более подробное описание пассажиров, если вы не хотите, чтобы мы ограничились остановкой машины. Прием.

Хейнс прищурился. Передняя стена дома обвалилась внутрь. Четыре тонкие струйки из брандспойтов не могли усмирить бушующий огонь. Хейнс приблизил к себе микрофон.

– Нам неизвестно количество и внешний вид подозреваемых, – медленно, едва сдерживая себя, произнес он. – Возможно, белый мужчина, лет семидесяти, седовласый, говорит с немецким акцентом, с ним негр, лет тридцати двух, рост шесть футов один дюйм, вес двести фунтов. Возможно, с ними еще один.., белый.., двадцати восьми лет, волосы светлые, рост – пять футов одиннадцать дюймов. Они вооружены и крайне опасны. Хотя сейчас в фургоне могут находиться и другие лица. Обнаружьте и остановите машину. Прежде чем приближаться к пассажирам, примите все возможные меры предосторожности. Прием.

– Вы на связи, Байере?

– Понял вас!

– Дасти?

– Есть, Карл.

– О'кей, специальный агент Хейнс. Будут заграждения. Что-нибудь еще? Прием.

– Да, шериф. Ваш поисковый вертолет все еще в воздухе? Прием.

– А.., да, Стив как раз заканчивает облет пика Сантьяго. Стив, ты слышишь нас? Прием.

– Да, Карл, я все слышал. Прием.

– Хейнс, наш вертолет вам тоже нужен? У него сейчас особый контракт с лесничеством и с нами. Прием.

– Стив, – произнес Хейнс, – с этого момента вы находитесь на контракте с правительством Соединенных Штатов в решении вопроса национальной безопасности. Вы меня поняли? Прием.

– Да, – донесся лаконичный ответ, – я полагал, что служба лесничества является правительственной организацией. Куда мне отправляться? Я только что заправился, так что могу держаться на этой высоте около трех часов. Прием.

– Где вы находитесь в настоящий момент? Прием.

– Двигаюсь к югу между пиками Сантьяго и Трабуки. Приблизительно в восьми милях от вас. Нужны координаты по карте? Прием.

– Нет, – ответил Хейнс. – Я хочу, чтобы вы захватили меня отсюда. Ранчо на северной стороне каньона Сан-Хуан. Вы сможете найти это место? Прием.

– Вы шутите? – откликнулся пилот вертолета. – Я даже отсюда вижу дым. Хорошенькую посадочную площадку вы для меня приготовили. Буду через две минуты. Связь окончена.

Хейнс отпер багажник “Понтиака”. Проходивший мимо пожарник кинул взгляд на целую груду М-16, винтовок, снайперских ружей, бронежилетов, боеприпасов.

– Вот это да! – присвистнул он, ни к кому конкретно не обращаясь.

Хейнс вытащил М-16, уперев магазин в край багажника, начал вставлять патроны. Затем он снял пиджак, аккуратно сложил его, положил в багажник и натянул бронежилет, загрузив его огромные карманы дополнительными снарядами. Стащив с запасного колеса синюю бейсбольную кепочку, водрузил ее на голову.

– Я связался с командующим, сэр, – окликнул его агент, занимавшийся радиосвязью.

– Передайте ему тот же сигнал всем постам, – распорядился Хейнс. – Узнайте: сможет ли он передать его от нашего округа всем постовым полицейским вдоль шоссе?

– Заграждения, сэр?

Хейнс пристально посмотрел на молодого агента.

– Заграждения на скоростной автомагистрали, Тайлер? Вы глупы или настолько небрежны? Скажите, что нам надо распространить сообщения об этом “Форде”. Полиция должна записать номера, вести слежку и связаться со мной через центр связи Лос-Анджелесского отделения ФБР.

К Хейнсу подошел агент Барри Меткалф из Лос-Анджелесского отделения.

– Дик, должен признаться, что я ничего не понимаю. Зачем ливийским террористам потребовалось захватывать израильское убежище и поджигать его?

– А кто тебе сказал, что это ливийские террористы, Барри?

– Ну.., ты заявил на брифинге, что это террористы с Ближнего Востока...

– А об израильских террористах ты никогда не слышал?

Меткалф моргнул и промолчал. За его спиной обрушилась еще одна стена дома, выбросив вверх целый фонтан искр. Пожарники удовлетворились тем, что стали поливать подсобные строения. С северо-востока появился маленький вертолет с плексигласовой кабиной – он сделал круг и опустился на поле к югу от ранчо.

– Хочешь, чтобы я полетел с тобой? – поинтересовался Меткалф.

– Похоже, в этой старой развалине найдется место лишь для одного пассажира, Барри. – Хейнс поглядел на вертолет.

– Да, это что-то допотопное.

– Оставайся здесь. Когда огонь погасят, надо будет просеять пепел сквозь сито. Возможно, нам удастся обнаружить даже трупы.

– О Господи, – без всякого энтузиазма откликнулся Меткалф и направился к своим людям.

Когда Хейнс вприпрыжку побежал к вертолету, его остановил человек по имени Свенсон, самый старший из той шестерки Кеплера, которую Хейнс захватил с собой. Он кинул на фэбээровца саркастический взгляд, но ничего не спросил.

– Это все только догадки! – прокричал Хейнс, пытаясь перекрыть рев мотора вертолета. – Но у меня есть предчувствие, что это дело рук Вилли! Может, не он сам, а Лугар или Рэйнольдс. Если я их поймаю, то убью.

– А как насчет канцелярской работы? – осведомился Свенсон, указывая головой на Меткалфа и его группу.

– Я позабочусь об этом, – ответил Хейнс. – Занимайтесь своим делом.

Свенсон не спеша пошел во двор.

Вертолет едва поднялся в воздух, пробираясь вверх сквозь дым от горящего дома, как поступило первое радиосообщение.

– Э-э, это полицейский Байере из Третьей бригады. Агенту Хейнсу: заграждение на шоссе 74 поставлено. Прием.

– Продолжайте, Байере. – Под вертолетом все шире расстилалась горная местность, дорога сверху казалась бледно-серой лентой. Машин на ней было мало.

– Э-э, мистер Хейнс, может, это совсем не то, но, по-моему, несколько минут назад я видел темный фургон.., возможно, “форд”.., развернулся в двухстах ярдах от моего местонахождения. Прием.

– Куда он направляется в данный момент? Прием.

– В вашу сторону, сэр, обратно по 74 шоссе. Если только он не свернет на одну из лесных дорог. Прием.

– Он может объехать вас по этим дорогам? Прием.

– Нет, мистер Хейнс. Они все кончаются тупиком или переходят в козлиные тропы, кроме пожарной дороги лесничества, на которой стоит Дасти. Прием.

Хейнс повернулся к пилоту, плотному коротышке вветровке и бейсбольной кепке команды “Индейцы Кливленда” – Стив, вы можете связаться с Дасти?

– Он то появляется, то исчезает, – ответил пилот по интеркому. – В зависимости от того, на каком склоне находится.

– Мне нужно связаться с ним, – произнес Хейнс и стал глядеть вниз. Кустарники и сосняки то освещались, то погружались в тень. В низинах и вдоль пересохших ручьев возвышались пирамидальные тополя и сосны. На взгляд Хейнса, оставалось около полутора часов светового времени.

Они достигли вершины перевала, вертолет набрал высоту и сделал круг. На западе, в синей дымке, лежал Тихий океан, к северо-западу над Лос-Анджелесом висел коричнево-оранжевый смог.

– Заграждение находится сразу за этим холмом, – заметил пилот. – Я не вижу никаких темных фургонов на шоссе. Хотите лететь к югу, к Дасти?

– Да, – откликнулся Хейнс. – Вы еще не связались с ним?

– Он пока не отвечал.., о-о-о, так вот он. – И пилот перебросил тумблер на консоле. – На 2-5, мистер Хейнс.

– Полицейский? Это специальный агент Хейнс. Вы слышите меня? Прием.

– А, да, сэр. У меня здесь есть кое-что, на что, возможно, вы захотите взглянуть, мистер Хейнс. Прием.

– Что там?

– Темно-синий фургон “форд” выпуска 1978 года... Я выбирался на мощеную дорогу и обнаружил его здесь. Прием.

Хейнс прикоснулся к закрепленному на голове микрофону и улыбнулся.

– Кто-нибудь в нем есть? Прием.

– Э-э.., нет. Правда, в задней части масса всяких вещей. Прием.

– Черт побери, говорите конкретнее. Каких вещей?

– Электронное оборудование, сэр. Не знаю. Лучше приезжайте и посмотрите сами. Э-э.., я собираюсь заняться прочесыванием леса...

– Нет! – выпалил Хейнс. – Стерегите фургон и не двигайтесь с места. Ваши координаты? Прием.

– Координаты? Э-э.., скажите Стиву, что я в полумиле от главной пожарной дороги, которая идет к озеру Лысуха. Прием.

Хейнс посмотрел на пилота, и тот кивнул.

– Есть, – откликнулся Хейнс. – Оставайтесь на месте. Держите револьвер наготове и не спите. Мы имеем дело с террористами международного класса. – Вертолет резко свернул вправо и нырнул по направлению к заросшим лесом склонам. – Тейлор, Меткалф, вы слышали?

– Принято, Дик, – донесся голос Меткалфа. – Мы готовы сворачиваться.

– Нет, – ответил Хейнс. – Оставайтесь на ранчо. Повторяю, оставайтесь на ранчо. Пусть у фургона меня встретят Свенсон и его люди. Ясно?

– Свенсон? – озадаченным голосом переспросил Меткалф. – Дик, это дело находится в нашей юрисдикции.

– Мне нужен Свенсон, – рявкнул Хейнс. – И не заставляй меня повторять это еще раз. Прием.

– Ричард, мы слышали и уже тронулись в путь, – раздался голос Свенсона.

Хейнс высунулся из открытой дверцы – они летели в шестистах футах над озером, а затем спустились в небольшую лощину. Хейнс держал на коленях М-16 и улыбался. Ему было приятно, что он доставит удовольствие мистеру Баренту, и он с нетерпением ожидал, что произойдет дальше. Теперь он знал почти наверняка, что это был не сам Вилли.., старик не стал бы бросать фургон, он скорее использовал бы полицейского и прорвался бы сквозь заграждение.., но кто бы там ни был, ситуация была ими проиграна. Вокруг расстилались сотни квадратных миль Национального заповедника, но так как люди Вилли лишились средства передвижения, теперь все это лишь вопрос времени. В распоряжении Хейнса имелись почти неограниченные возможности, а лес в основном был низкорослым.

Но Хейнс не хотел использовать свои неограниченные возможности и дожидаться утра для продолжения поисков. Ему необходимо было покончить с этой частью игры до наступления темноты.

"Нет, это не Лугар и не Рэйнольдс, – размышлял Хейнс. Слишком сомнительно. Вероятно, это та негритянка, которую Вилли использовал в Джермантауне. Она абсолютно выпала из поля зрения. А может быть, даже и Тони Хэрод.

Хейнс вспомнил допрос Марии Чен накануне вечером и улыбнулся. Чем больше он думал, тем логичнее ему представлялось участие Хэрода в этой акции. Ну что ж, довольно они поцацкались с этим голливудским прощелыгой!

Больше трети жизни Ричард Хейнс работал на Чарлза Колбена и К. Арнольда Барента. Будучи нейтралом, он не мог быть обработан Колбеном, но получал хорошее вознаграждение – и деньгами, и реальной властью. Да и сама работа нравилась Ричарду Хейнсу. Он даже любил ее.

Со скоростью 70 миль в час на высоте двухсот футов вертолет летел над вырубкой. Темный фургон стоял прямо на открытом пространстве, задние дверцы его были открыты. Рядом покоилась брошенная полицейская машина шерифа.

– Какого черта, куда же подевался шериф? – рявкнул Хейнс.

Пилот покачал головой и попытался вызвать по радиосвязи Дасти. Ему никто не ответил. Они сделали широкий круг над вырубкой. Хейнс поднял М-16 и принялся вглядываться в деревья, пытаясь различить какой-либо признак движения. Ничего.

– Сделайте еще круг, – распорядился Хейнс.

– Послушайте, капитан! – откликнулся пилот. – Я не полицейский, не федеральный агент и не герой, я уже заплатил свой долг во Вьетнаме. Я живу за счет этой машины, дружище. Если ее или меня продырявят, вам придется искать другую вертушку с водителем.

– Заткнитесь и делайте еще круг! – заорал Хейнс. – Это вопрос национальной безопасности.

– Это я уже слышал, – усмехнулся пилот. – Как и Уотергейт. Но меня это не волнует.

Хейнс развернулся и, направив дуло винтовки, лежавшей у него на коленях, в сторону пилота, хладнокровно отчеканил:

– Стив, обращаюсь к вам в последний раз. Делайте круг. Если мы ничего не обнаружим, вы посадите машину на южной стороне вырубки. Понятно?

– Да, понятно, – откликнулся пилот. – И вовсе не потому, что вы так держите свою долбаную М-16. Даже федеральные скоты не могут пристрелить пилота, если только сами не умеют управлять вертолетом или если у них нет под рукой другого.

– Садитесь, – сказал Хейнс. Они сделали уже четыре круга над вырубкой, но не заметили ни следов шерифа, ни чьих-либо других.

Пилот начал резко снижаться и, едва не задев макушки деревьев, уверенно посадил вертолет именно там, где указал Хейнс.

– Выходите, – распорядился агент ФБР и сделал пилоту знак своей винтовкой.

– Вы что, шутите? – Стив, зло прищурясь, смотрел на Хейнса.

– Если нам придется ретироваться, я хочу быть уверенным, что мы это сделаем вместе, – ответил Хейнс. – А теперь быстро выметайтесь из своей керосинки, пока я вас не продырявил.

– Капитан, да вы рехнулись. – Пилот сдвинул на затылок свою кепку. – Я этого так не оставлю, я подниму такую вонь, что мистер Гувер подымется из могилы.

– Вон! – заорал Хейнс, снял предохранитель и установил винтовку на автоматический режим.

Пилот отрегулировал ручки на центральном пульте управления, замедлил вращение винта, отстегнул ремень и вылез. Хейнс дождался, пока пилот не отошел на тридцать футов к краю вырубки, затем отстегнул собственные ремни и, полупригнувшись, бегом помчался к полицейской машине, виляя из стороны в сторону и приподняв дуло винтовки. Присев за левым задним крылом “Бронко”, он оглядывал склоны холмов, пытаясь различить хоть какое-либо движение или солнечный зайчик, отразившийся от металлической или стеклянной поверхности. Ничего.

Хейнс осторожно высунул голову. Заглянув на заднее сиденье, а затем на переднее, он убедился, что машина пуста. Между сиденьями располагалась стойка с углублениями для двух винтовок. Оба были пусты. Хейнс дернул переднюю дверцу машины – она была заперта. Он опустился на одно колено и снова стал оглядывать цепким взглядом склоны холмов.

Если этот глупый шериф отправился в лес, невзирая на приказ, то он вполне мог взять с собой винтовку и запереть дверцу машины. Если... Если в машине была только одна винтовка... Если у него вообще была винтовка... Если шериф еще был жив...

Хейнс принялся рассматривать фургон, стоявший на расстоянии футов двадцать, и вдруг пожалел, что не остался в воздухе до прибытия Свенсона и его команды. Сколько им потребуется времени, чтобы добраться сюда? Десять минут? Пятнадцать? Может, даже меньше, если только озеро не находилось дальше от шоссе, чем это казалось с воздуха.

Хейнс вдруг вообразил себе голову Тони Хэрода на подносе. Этот образ заставил его улыбнуться, и он бросился бегом к фургону.

Задние дверцы фургона были распахнуты настежь. Прижавшись к раскаленному металлу машины, Хейнс скользнул вдоль фургона и заглянул внутрь. Он знал, что представляет собой идеальную мишень для любого человека с винтовкой на южной стороне вырубки, но поделать ничего не мог. Он выбрал это место посадки, так как с этой стороны склон был в основном покрыт травой и камнями. Здесь укрыться практически было негде, если не считать мелкой древесной поросли, возле которой по-прежнему стоял пилот. За четыре совершенных ими облета Хейнсу ничего не удалось рассмотреть. Он прижал к бедру М-16 и вышел из-за фургона.

Ящики, мотки проводов и электронное оборудование. Хейнс различил радиопередатчик и компьютер “Эпсон”. Для того чтобы спрятаться, здесь не было места. Хейнс залез внутрь и принялся копаться в ящиках и в оборудовании. В центральном ящике оказалось шестьдесят или семьдесят фунтов какой-то массы, напоминающей гипс для лепки, – он был разделен на отдельные куски, тщательно завернутые в отдельные пластиковые пакеты.

– О черт, – прошептал Хейнс. Больше ему не хотелось тут оставаться.

– Эй, капитан, может, мы уже полетим? – окликнул его пилот с расстояния в тридцать ярдов.

– Да, разогревайте мотор! – приказал Хейнс и дал пилоту время вернуться к вертолету, прежде чем броситься, пригнувшись, к открытой дверце с правой стороны плексигласовой кабины.

Он уже был на полпути, когда с северного склона прогремел голос, слишком громкий для того, чтобы быть естественным:

– Хейнс!

Первые выстрелы раздались несколькими секундами позже.


Глава 15. В окрестностях Сан-Хуан Капистрано.

Суббота, 25 апреля 1981 г.

Сол и Натали не проехали и пятнадцати минут, как увидели впереди первое дорожное заграждение. Полицейская машина стояла поперек шоссе, мигая сигнальными огнями и оставив с обеих сторон лишь узкие проезды. Еще четыре машины выстроились с восточной стороны от нее и три с западной на встречной полосе.

Натали остановила фургон у обочины, на вершине холма, не доезжая четверти мили до заграждения.

– Дорожное происшествие? – спросила она.

– Не думаю. – Сол покачал головой. – Быстро разворачивайся.

Они снова проехали перевал, который только что миновали.

– Вниз по каньону, откуда мы приехали? – спросила Натали.

– Нет. В двух милях отсюда есть гравиевая дорога.

– Там, где стоял знак лагерной стоянки?

– Не знаю, – откликнулся Сол, вытащил картонную коробку из-за пассажирского сиденья, достал оттуда “кольт” и удостоверился, что он заряжен.

Натали отыскала гравиевую дорогу, они свернули влево и двинулись сквозь густой сосняк и редкие лужайки, заросшие травой. Раз им пришлось съехать на обочину и пропустить пикап с небольшим прицепом. То и дело в разные стороны ответвлялись разные тропинки, но они выглядели слишком узкими и ими явно давно не пользовались, поэтому Натали продолжала двигаться вперед – сначала к югу, потом на восток и снова к югу, по мере того как гравий переходил в просто утрамбованную землю.

Они заметили полицейскую машину на вырубке в двухстах ярдах от себя, когда спускались по крутому, заросшему лесом склону. Натали остановила фургон, едва убедилась в том, что их не видят.

– Проклятье! – вырвалось у нее.

– Он нас не видел, – успокоил ее Сол. – Я успел заметить шерифа или кто он там, он стоял у машины и смотрел в бинокль в противоположную сторону.

– Он заметит нас, когда мы будем пересекать открытое пространство по пути назад, – возразила Натали. – Здесь так мало места, что мне придется дать задний ход и ехать так, пока мы не доберемся до более широкого участка, который мы миновали два поворота назад. Проклятье...

Сол задумался.

– Не надо возвращаться, – сказал он. – Спускайся вниз, посмотрим, остановит ли он тебя.

– Но он нас арестует, – выдохнула девушка. Сол покопался у себя за спиной и извлек капюшон и винтовку с ампулами, которой они пользовались в “работе” с Хэродом.

– Я сейчас выйду, – заметил он. – Если они охотятся не на нас, я присоединюсь к тебе на противоположной стороне вырубки, там, где дорога сворачивает на восток и уходит через седловину.

– А что, если они ищут все-таки нас?

– Тогда я присоединюсь к тебе гораздо раньше. Я почти уверен, что кроме этого парня там внизу никого нет. Может, нам удастся выяснить, что происходит.

– Сол, а что, если он захочет осмотреть фургон?

– Дай ему это сделать. Я постараюсь подобраться как можно ближе. Но когда мне надо будет пересечь открытый участок вырубки, постарайся отвлечь его. Я буду двигаться с южной стороны под прикрытием фургона, если мне это удастся.

– Сол, а он не может быть одним из этих?

– Не знаю, как он может им оказаться. Думаю, они просто привлекли местные власти.

– То есть он просто невинный посторонний? Сол кивнул.

– Поэтому мы должны быть осторожны, чтобы не причинить ему вреда, но чтобы и нам его никто не причинил. – Сол бросил взгляд на заросший лесом склон. – Дай мне минут пять, чтобы добраться до нужного места.

– Будь осторожен, Сол. – Натали прикоснулась к его руке. – Теперь у нас никого нет, за исключением друг друга.

Он похлопал ладонью по ее прохладным тонким пальцам, кивнул, взял свое снаряжение и бесшумно исчез за деревьями.

Натали выждала минут шесть, завела мотор и начала медленно спускаться вниз. Когда она выехала на вырубку, шериф, стоявший возле “Бронко” с окружными опознавательными знаками, выразил явное изумление. Резким движением он вытащил револьвер из кобуры и прицелился, положив правую руку на капот машины. Когда фургон отделяло от него всего футов двадцать, он закричал в мегафон, который держал в левой руке:

– Немедленно остановиться! Натали нажала на тормоз и подняла над рулем руки, чтобы было видно, что они пусты.

– Выключите мотор, выходите из машины, руки вверх! – скомандовал шериф.

У Натали похолодели руки, сердце забилось как сумасшедшее, когда она выключала двигатель и открывала дверцу фургона. Казалось, этот шериф очень нервничает. Пока она стояла у фургона, подняв руки, он взглянул внутрь своего “Бронкс”, словно намереваясь воспользоваться радиосвязью, но потом передумал, не желая расставаться ни с револьвером, ни с мегафоном.

– В чем дело, шериф? – нежным голосом спросила Натали. Ей казалось странным вновь использовать это слово. Этот человек ни в малейшей степени не походил на Роба. Ему было пятьдесят с небольшим, он был высокий, худой, с лицом, изъеденным морщинами, будто всю свою жизнь провел щурясь на солнце.

– Молчать! Отойдите от машины. Вот так. Руки за голову. Лечь лицом вниз. Не приближаться. Лечь на живот.

– В чем дело? Что я такого сделала? – опускаясь на коричневую траву, воскликнула Натали.

– Молчать! Всем выходить из фургона! Немедленно! Натали попыталась улыбнуться.

– Кроме меня, там никого нет. Послушайте, шериф, это какая-то ошибка. Я никогда даже не останавливалась в недозволенных местах.

– Молчать! – полицейский мгновение колебался и положил мегафон на капот. Натали показалось, что вид у него несколько растерянный. Он снова бросил взгляд на рацию, затем решительно обошел машину, держа девушку на прицеле, и испуганно осмотрел фургон.

– Не шевелить ни единым пальцем! – прокричал он, подходя к открытой дверце “форда”. – Если внутри кто-нибудь есть, быстро скажи, чтоб выметались оттуда немедленно.

– Но я действительно одна, – повторила Натали. – Что происходит? Я ничего не сделала...

– Заткнись! – рявкнул шериф, резко и неуклюже нырнул на водительское место, развернул дуло револьвера внутрь фургона и совершенно очевидно расслабился. Не выходя из машины, он снова прицелился в Натали.

– Одно движение, мисс, и я раскрою ваш череп, как арбуз.

Натали лежала в неудобной позе, упершись локтями в землю и заведя руки за голову, пытаясь через плечо рассмотреть поджарого полицейского. Револьвер, из которого он в нее целился, казался ей невероятно огромным. От напряжения у нее заломило между лопатками, она физически ощущала, что вот-вот туда вонзится пуля. Что, если он – один из них?

– Руки за спину. Быстро!

Как только кисти Натали прикоснулись к пояснице, он тут же сделал рывок вперед и защелкнул наручники. Натали уткнулась лицом в землю и почувствовала на зубах песок.

– А вы не хотите сообщить мне о моих правах? – осведомилась она, чувствуя, как волны адреналина и гнева смывают охвативший ее паралич ужаса.

– Пошла ты к черту со своими правами, мисс! – огрызнулся шериф, выпрямляясь и явно расслабляясь. – Вставай, – он запихал в кобуру длинноствольный револьвер. – Сейчас сюда прибудет ФБР, и тогда мы узнаем, что происходит.

– Отличная мысль, – раздался приглушенный голос за их спинами.

Натали развернулась и увидела, как из-за фургона выходит Сол в капюшоне и зеркальных очках. В правой руке он держал “кольт”, а через левое плечо у него висело громоздкое духовое ружье.

– Даже и не думай! – рявкнул Сол, и шериф замер, так и не вынув револьвер из кобуры. Натали окинула взглядом взведенный курок револьвера, черную маску, серебристые зеркальные очки, и даже ей самой стало страшно.

– Лицом вниз. Быстро! – распорядился Сол. Шериф явно колебался, и Натали поняла, что чувство достоинства в нем борется с инстинктом самосохранения. Сол щелкнул затвором и взвел курок. Шериф опустился на колени и упал на живот. Натали откатилась в сторону и стала наблюдать за происходящим. Момент был решающим: у полицейского в кобуре по-прежнему оставался револьвер. Солу надо было сначала заставить его отбросить оружие и лишь потом укладывать шерифа на землю. Теперь Солу придется подойти на достаточно близкое расстояние, чтобы вытащить у него револьвер. “Мы абсолютные дилетанты во всем этом”, – подумала Натали. Больше всего ей захотелось, чтобы Сол просто выстрелил ампулой с транквилизатором в зад этому полицейскому и покончил бы со всем этим.

Вместо этого Сол быстрыми шагами подошел к шерифу, встал на его худую спину одним коленом. Полицейский резко выдохнул и вжался лицом в землю под дулом “кольта” человека в капюшоне. Затем Сол вынул револьвер из кобуры, отбросил его в сторону и кинул Натали связку ключей.

– Один из них должен быть от наручников, – крикнул он ей.

– Спасибо. – Натали попыталась шагнуть из кольца скованных рук.

– Пора побеседовать. – Сол еще сильнее вжал голову шерифа в землю, теперь уже рукояткой “кольта”. – Кто устроил дорожные заграждения?

– Пошел к черту! – буркнул полицейский. Сол поспешно встал, отступил шага на четыре и выстрелил. Пуля врезалась в землю в четырех дюймах от лица шерифа. От оглушительного грохота Натали выронила ключи.

– Не правильный ответ. Я же не прошу вас, чтобы вы открыли мне государственную тайну. Просто спрашиваю: кто распорядился поставить дорожные заграждения? Если в течение ближайших пяти секунд я не получу ответа, я всажу вам пулю в левую лодыжку и буду продвигаться вверх по ноге, пока не услышу правильного ответа. Раз... Два...

– Сукин сын, – выдавил из себя шериф.

– Три... Четыре...

– ФБР! – ответил полицейский.

– Кто именно из ФБР?

– Не знаю.

– Раз... Два... Три...

– Хейнс! – выкрикнул полицейский. – Какой-то агент по фамилии Хейнс из Вашингтона. Минут двадцать назад он вышел со мной на радиосвязь.

– А где сейчас Хейнс?

– Не знаю... Клянусь, не знаю.

Вторая пуля взметнула фонтан пыли у длинных ног полицейского. Натали наконец отыскала самый маленький ключ, и наручники открылись. Она потерла запястья и на четвереньках добралась до револьвера шерифа.

– Он в вертолете Стива Гормана совершает облет шоссе, – признался полицейский.

– Хейнс дал вам описание людей или только фургона? – осведомился Сол.

Полицейский приподнял лицо и, сощурясь, посмотрел на Сола.

– Людей, – ответил он. – Негритянка лет двадцати с небольшим и белый мужчина.

– Вы лжете! – Сол покачал головой. – Вы бы никогда не подошли к фургону, если бы знали, что преступников только двое. Что, по словам Хейнса, мы сделали?

Полицейский что-то пробормотал.

– Громче! – рявкнул Сол.

– Террористы, – мрачно повторил полицейский. – Международный терроризм.

Под черной тканью капюшона раздался злорадный смех.

– Как он прав! Руки за спину, шериф. – Зеркальные линзы развернулись в сторону Натали. – Надень на него наручники. Дай мне револьвер. Оставайся здесь. Если он сделает малейшее движение в твою сторону, я убью его.

Натали защелкнула наручники и попятилась. Сол передал ей револьвер шерифа.

– Шериф, – промолвил он, – сейчас мы подойдем к радиопередатчику и выйдем на связь. Я объясню вам, что вы должны сказать. Вы можете выбрать – умереть прямо сейчас или вызвать моторизованные войска, и тогда у вас есть шанс спастись.

Разыграв шараду по радиосвязи, Натали и Сол отвели шерифа на склон холма и закрепили его наручники вокруг ствола поваленной сосны. В этом месте два дерева наваливались друг на друга, и ствол того, что было больше, опирался о валун высотой в четыре фута. Сам камень был скрыт кустом с переплетением ветвей, что создавало прекрасное укрытие. Отсюда открывался хороший обзор раскинувшейся внизу вырубки.

– Оставайтесь здесь, – распорядился Сол. – Я вернусь к фургону за шприцами и пентобарбиталом. А потом принесу его винтовку из “Бронко”.

– Но, Сол, они же вот-вот будут здесь! – воскликнула Натали. – Сейчас здесь будет Хейнс. Лучше используй ружье с транквилизаторами!

– Мне не нравится это вещество, – отозвался Сол. – У тебя слишком увеличилось сердцебиение в прошлый раз, когда нам пришлось использовать его. Если у этого парня какие-нибудь нелады с сердцем, он может не выдержать этого. Оставайся здесь. Я сейчас вернусь.

Натали присела за камень, а Сол побежал сначала к “Бронко”, затем нырнул в фургон.

– Мисс, – прошипел шериф, – вы здорово влипли Расстегните мне наручники и отдайте револьвер, тогда у вас будет шанс выбраться живой из этого.

– Заткнитесь! – прошипела в ответ Натали. Сол уже бегом поднимался по склону с маленьким синим рюкзаком и полицейской винтовкой в руках. До Натали донесся приглушенный рокот вертолета. С каждой секундой он приближался, становился все громче. Девушке не было страшно, она испытывала лишь возбуждение. Револьвер полицейского Натали положила на землю рядом и сняла предохранитель на “кольте”, который ей передал Сол. Затем она оперлась руками о камень и стала целиться в фургон, задние дверцы которого теперь были распахнуты, хотя и понимала, что машина находится вне пределов револьверного выстрела.

Сол проскочил за укрытие кустов как раз в тот момент, когда из-за гряды холмов появился вертолет. Еле переводя дыхание, он опустился на корточки и принялся наполнять шприц. Изрыгая ругательства, полицейский попробовал было оказать сопротивление, но Сол решительно ввел иглу, и через несколько мгновений шериф погрузился в забытье. Сол стащил с себя капюшон и очки. Вертолет сделал заход на новый круг, на сей раз спустившись ниже, и Сол с Натали пригнулись, пытаясь укрыться под кустом.

Сол вытряхнул содержимое рюкзака, отложил в сторону красно-белую коробку с запаянными медью патронами и один за другим начал вставлять их в винтовку полицейского.

– Извини, Натали, что я с тобой не посоветовался. Но я не могу упустить эту возможность.

– Все нормально, – кивнула Натали. Она была настолько возбуждена, что ни секунды не могла просидеть спокойно и то опускалась на колени, то садилась на корточки, то снова вставала на колени. – Сол, это очень захватывающе, – выдохнула она.

Сол внимательно посмотрел на нее.

– То есть я понимаю, что это ужасно и все такое, но это так интересно. Сейчас мы разберемся с этим типом, выберемся отсюда и.., ух!

Сол схватил ее за плечо и крепко сжал. Потом он прислонил винтовку к камню и обнял ее за плечи обеими руками.

– Натали, – очень серьезно произнес он, – в настоящий момент наши организмы перенасыщены адреналином и все кажется чрезвычайно захватывающим, но это не телевизионный спектакль. После того как стрельба будет закончена, исполнители не встанут и не пойдут пить кофе. Через несколько минут кто-нибудь из нас будет ранен, и все окажется не менее трагическим, чем последствия автодорожной катастрофы. Сосредоточься. Хорошо бы, чтобы эта катастрофа произошла не с нами.

Натали немного успокоилась.

Вертолет сделал заход на последний круг, ненадолго исчез за гребнем холмов и начал снижаться, поднимая клубы пыли и сосновых игл. Натали легла на живот и прижалась плечом к валуну, Сол поудобнее взял винтовку и лег рядом. Вдыхая запах пропеченной солнцем почвы и сосновой хвои, он думал о другом времени и других местах. После бегства из Собибура в октябре 1944 года он вошел в состав еврейской партизанской группы, действовавшей в Лесу Сов. В декабре, еще до того как он стал помощником хирурга, Солу была выдана винтовка, и его посылали в караул.

Однажды холодной чистой ночью Сол лежал в засаде. Освещенный луной снег казался подкрашенным синькой. И вдруг на просеку вышел немецкий солдат.

Он был без каски и без оружия, на вид казался совсем юным. Руки и уши у него были замотаны тряпьем, щеки побелели от мороза. По нашивкам Сол сразу определил, что юноша был дезертиром. Неделей раньше в этом районе Красной Армией было предпринято крупномасштабное наступление, и хотя до окончательного падения вермахта оставалось еще много времени, этот юноша присоединился к сотням других, пустившихся в стремительное бегство.

Командир партизанского отряда Йехиль Гриншпан дал отчетливые указания, как поступать с такими одиночками, немецкими дезертирами, – их следовало расстреливать, а тела сбрасывать в реку или оставлять разлагаться. Никакие допросы не предполагались. Единственное исключение допускалось в тех случаях, когда звук выстрела мог выдать присутствие партизанского отряда нередким здесь немецким патрулям. В этом случае дезертира можно было пропустить или попытаться прикончить его ножом.

Сол пребывал в нерешительности. У него была возможность выстрелить. Отряд находился в пещере в нескольких сотнях метров от этого места, фашистов поблизости не было, но, вместо того чтобы стрелять, он вдруг вышел навстречу тому немцу. Парень упал на колени в снег и начал плакать, с мольбой обращаясь к Солу на немецком языке. Сол обошел его сзади, так что дуло допотопного маузера оказалось менее чем в трех футах от покрытого светлыми волосами затылка. Сол вспомнил о Рве – карабкающиеся белые тела и лейкопластырь на щеке сержанта вермахта, когда он сел, свесив ноги в этот кишащий трупами кошмар, чтобы устроить себе перекур.

Юноша продолжал плакать. Изморозь поблескивала на его длинных ресницах. Сол поднял маузер, а потом отступил на шаг и сказал по-польски: “Иди”. Не веря своим ушам, молодой немец оглянулся, пополз вперед, а потом поднялся и заковылял по просеке прочь.

На следующий день, когда партизанская группа переместилась к югу, они наткнулись на его окоченевший труп, лежавший в ручье лицом вниз. В тот же день Сол пошел к Гриншпану и попросил перевести его в помощники к доктору Яцеку. Командир отряда долго смотрел на Сола, прежде чем что-то ответить. Отряд не мог позволить себе роскошь содержать евреев, которые не хотели или не могли убивать немцев, но Гриншпан знал, что Сол прошел Челмно и Собибур. И дал свое согласие.

Сол снова участвовал в военных действиях в 1948, 1956, 1967 и в течение нескольких часов в 1973 году, и каждый раз он исполнял лишь обязанности медика. И кроме тех нескольких жутких часов, когда оберст заставлял его преследовать старика-генерала, Сол никогда в своей жизни не сталкивался с ситуацией, в которой ему нужно было убить другого человека...

Сол лежал на животе в мягкой ложбине, усыпанной нагретой солнцем хвоей, и смотрел на часы. Вертолет опускался все ниже и ниже. Он совершал посадку в неудобном месте, на дальнем участке вырубки, так что обзор был частично скрыт полицейской машиной. Винтовка полицейского оказалась старой – с деревянным ложем, со щелевым прицелом. Сол пожалел, что у него нет оптического прицела. Все не соответствовало совету, данному Джеком Коуэном, – в руках у него было чужое оружие, из которого он никогда не стрелял, поле обзора заслоняли помехи, пути к отступлению не было.

Но тут Сол вспомнил об Ароне, Деборе и близняшках и загнал патрон в ствол.

Первым из вертолета вышел пилот и неторопливым шагом направился к краю вырубки. Это оказалось для Сола неожиданностью и встревожило его. Человек, оставшийся в кабине справа, держал в руках автоматическую винтовку, на нем были темные очки, кепка с длинным козырьком и громоздкий бронежилет. С расстояния ярдов в шестьдесят и при отблесках заходящего солнца на плексигласе Сол не мог с уверенностью сказать, что это Ричард Хейнс. Сол не стрелял. Внезапный приступ тошноты вместе с чувством твердой уверенности, что он делает что-то дурное, вновь накатил на него. Когда он забирал из полицейской машины винтовку, то слышал по радиосвязи голос Хейнса, тот обращался к какому-то Свенсону. Нет, конечно, это должен был быть Хейнс. Значит, единственное, что оставалось фэбээровцу, – это сидеть и ждать подкрепления. Сол переложил мегафон слева от себя и снова посмотрел в прицел винтовки. Человек в надутом жилете выскочил из вертолета и, полупригнувшись, бросился под прикрытие “Бронко”. Сол не слишком отчетливо различал его, но успел заметить мощную челюсть и аккуратно подстриженные волосы, выглядывавшие из-под кепки. Да, точно, так и есть – Ричард Хейнс собственной персоной.

– Где он? – прошептала Натали.

– Тес, – так же шепотом ответил Сол. – Сейчас за фургоном. У него винтовка. Не высовывайся. – Он придвинул к себе мегафон, удостоверился, что тот включен, и обхватил винтовку обеими руками. Пилот что-то прокричал, и Хейнс ответил ему, прячась за фургоном. Пилот неторопливо двинулся в сторону вертолета, а пятью секундами позже и агент направился туда же маленькими перебежками.

– Хейнс! – прокричал Сол в мегафон, и от грохота усиленного голоса Натали вздрогнула всем телом. Крик отразился эхом от противоположного склона горы. Пилот бросился в укрытие деревьев, а человек в жилете развернулся, опустился на правое колено и начал поливать склон автоматным огнем. Сол подумал, что хлопки выстрелов казались игрушечными и несерьезными. Что-то просвистело сквозь ветви футах в восьми-девяти над их головами. Сол прижал к щеке смазанное дуло, прицелился и выстрелил. Отдача с неожиданной силой отбросила приклад, ударив Сола по плечу. Хейнс продолжал стрелять, поводя дулом М-16. Две пули отскочили от валуна перед Солом, а еще одна вгрызлась в поваленное дерево с таким звуком, который обычно издает топор, когда им рубят полено. Сол пожалел, что не закрепил наручники шерифа ниже.

Сол увидел, как сосновая хвоя взвилась фонтаном чуть левее от Хейнса. Он поднял прицел и передвинул винтовку вправо, одновременно заметив боковым зрением, что пилот бежит в сторону деревьев. Сол видел вспышки выстрелов. Последняя череда пуль пришлась в валун, за которым, скрючившись, лежала Натали, и тут стрельба резко оборвалась. Стоявший на коленях человек отбросил в сторону прямоугольную обойму и начал доставать из кармана жилета следующую. Сол прицелился и выстрелил.

Хейнс отшатнулся, словно его дернули за невидимый поводок. Очки и кепка слетели, и он рухнул на спину, раскинув ноги, его винтовка отлетела.

Наступившая тишина была оглушающей.

Натали высунулась из-за валуна, хватая ртом воздух.

– О Господи, – прошептала она.

– С тобой все в порядке? – спросил Сол.

– Да.

– Оставайся на месте.

– Даже не думай об этом, – ответила она и встала рядом с Солом, когда тот решил спуститься вниз.

Они спустились уже на сорок футов по склону, когда Хейнс перекатился на живот, поднялся на колени, схватив винтовку, и бросился на противоположную сторону вырубки. Сол опустился на колено, выстрелил, но промахнулся.

– Черт! Вот сюда. – И он толкнул Натали влево, в густые заросли кустарника.

– Сейчас же подойдут остальные, – задыхаясь, прошептала Натали.

– Да, – кивнул Сол. – Ни малейшего звука. – Они продолжали двигаться влево, перебегая от дерева к дереву. Склон на противоположной стороне вырубки был слишком обнаженным, чтобы Хейнс мог их обогнать. Он мог или стоять на месте, или двигаться навстречу им. Сол гадал, вооружен ли пилот.

Сол и Натали двигались с максимальной скоростью, постоянно оставаясь под прикрытием деревьев и стараясь держаться подальше от края просеки. Когда они добрались до того места, где Хейнс скрылся в лесу, Сол жестом показал Натали, чтобы она остановилась в густом подлеске, а сам, глядя влево и вправо, полуприсев, двинулся дальше. В карманах его спортивной куртки позвякивали патроны. Под деревьями уже становилось темно. Тучи комаров облепили потное лицо Сола. Ему казалось, что прошло уже много часов с тех пор, как приземлился вертолет, но оказалось – всего лишь шесть минут.

Горизонтальный солнечный луч высветил что-то яркое на темной хвое. Сол упал на колени и пополз вперед. Затем остановился, перекинул винтовку в левую руку и, вытянув правую, нащупал кровь. Сосновые иглы и земля были политы кровью. Кровавые капли вели туда, где деревья росли чаще.

Сол попятился, и тут слева от него раздался грохот автоматной очереди. Теперь он вовсе не казался игрушечным. Это была безумная беспорядочная стрельба. Он вжался щекой в землю и попытался слиться с грунтом, в то время как пули срезали ветви над его головой, впивались в стволы деревьев и со свистом улетали обратно, на просеку. По крайней мере дважды до него донеслись металлические звуки, но он не стал поднимать голову и смотреть, которая из машин была подбита.

И тут Сол услышал дикий крик и стон, начавшийся с низких нот, а затем перешедший чуть ли не в ультразвук. Сол вскочил и бросился влево, подхватывая на бегу сбитые веткой очки, пока чуть не перелетел через Натали, которая сидела, прижавшись к гнилому пню. Он упал на землю рядом с ней и прошептал:

– С тобой все в порядке?

– Да. – Она указала револьвером по направлению к густым зарослям молодых сосен и елей, где склон холма переходил в овраг. – Шум доносился оттуда. Он стрелял не в нас.

Сол осмотрел свои очки. Дужки погнулись. Затем он ощупал карманы своей спортивной куртки – зазвенели патроны. Револьвер по-прежнему был в его левом кармане. Локти были измазаны грязью.

– Пошли.

Они поползли вперед на расстоянии трех ярдов друг от друга. Вскоре они приблизились к ручейку, выбегавшему из оврага. Подлесок здесь был гуще и состоял из молодых побегов елей, низкорослых берез и пучков папоротника. Здесь-то Натали и обнаружила пилота. Его тело было разрезано почти пополам очередью из М-16. Пальцами пилот судорожно обхватывал серовато-белые кишки, вылезшие из живота, будто он пытался заправить их обратно. Голова человека запрокинулась, рот был широко распялен в оборвавшемся крике, затянутые смертной пленкой глаза устремлены в клочок синего неба, видневшегося меж ветвей.

Натали отвернулась, и ее вырвало в папоротник.

– Пойдем, – прошептал Сол. Шум воды в ручье был достаточно громким, чтобы заглушать более тихие звуки.

За стеной еловых побегов на поваленном дереве виднелись крохотные капли крови. Вероятно, Хейнс побывал здесь за несколько минут до того, как услышал приближение пилота, пытавшегося укрыться в кустах. Сол посмотрел сквозь еловые побеги. В какую же сторону мог двинуться агент ФБР? Слева за прогалиной снова начинался лес, заполнявший долину и поднимавшийся вверх, в низкую седловину, видневшуюся к юго-востоку. Справа тянулся заросший молодыми деревцами овраг, заканчивавшийся узкой расщелиной, покрытой можжевеловыми кустами.

Надо было решать. Куда бы Сол ни двинулся, он оказывался на виду у человека, который направился в противоположную сторону. Психологический барьер, создаваемый прогалиной слева, заставил Сола прийти к выводу, что Хейнс пошел направо. Сол скользнул назад, передал винтовку Натали и, почти прижавшись губами к ее уху, прошептал:

– Пойду туда. Держись за стволом. Предоставь мне ровно четыре минуты, а затем выстрели в воздух. Не высовывайся. Если ничего не услышишь, выжди еще минуту и выстрели еще раз. Если я не вернусь через десять минут, возвращайся в фургон и гони прочь отсюда. Отсюда он не может видеть дорогу. Поняла?

– Да.

– У тебя есть паспорт, – прошептал Сол. – Если дела примут дурной оборот, улетай в Израиль.

Натали молча кивнула. Лицо ее напряглось, она крепко сжала губы, так что они превратились в тонкую полоску.

Сол пополз через мягкую поросль елей, стараясь не удаляться от ручья. Он чувствовал запах крови. По мере того как он углублялся в заросли низкого можжевельника, ее становилось все больше. Он двигался слишком медленно – прошло уже три минуты. Правая ладонь у него вспотела – так он сжимал рукоять “кольта”, очки то и дело соскальзывали с переносицы. Рукава на локтях и джинсы на коленях были разодраны, дыхание со свистом вырвалось из груди. Целая туча мух, которая вилась над очередной лужицей свежей крови, врезалась ему в лицо.

У него оставалось только полминуты. Если Хейнс не удрал, он не мог уйти далеко. Но он мог передвигаться и бегом. Возможно, их отделяло расстояние не более десяти ярдов. Заряд М-16 в двадцать раз превосходил количество выстрелов, которые Сол мог сделать из своего револьвера, включая дополнительную пулю, вставленную им в ствол. У Сола было восемь зарядов. Карманы его были забиты тяжелыми патронами для полицейской винтовки, три же обоймы для револьвера он аккуратно сложил и оставил возле шерифа.

Теперь это не имело значения. До выстрела Натали оставалось двадцать секунд. Уже ничего не имело значения, если ему не удастся подобраться достаточно близко. Сол на четвереньках рванулся вперед, с шумом вдыхая и выдыхая и осознавая при этом, что издает слишком громкие звуки. Он упал под нависающую можжевеловую ветвь и сделал глубокий вдох, пытаясь отрегулировать дыхание.

В овраге прогремел выстрел Натали.

Сол перекатился на спину и зажал рот рукой, чтобы его дыхание было не настолько слышно. Ничего. Сверху не донеслось ни выстрелов, ни шелеста ветвей.

Сол лежал на спине, держа револьвер рядом с лицом, – он знал, что надо двигаться дальше, вверх по склону, но не мог пошевелиться. Небо темнело. Последние лучи заходящего солнца окрашивали в, розовый цвет перистые облака, и над краем оврага уже замерцала первая звездочка. Сол приподнял левую руку и взглянул на часы. С момента приземления вертолета прошло двенадцать минут.

Сол вдохнул остывающий воздух и снова ощутил запах крови.

Прошло слишком много времени с момента первого выстрела Натали. Сол уже поднял руку, чтобы еще раз свериться с часами, когда прогремел второй выстрел, на этот раз уже ближе, и выпущенная пуля отрикошетила от камня на высоте футов тридцать от дна оврага.

И тут Ричард Хейнс поднялся из кустов, на расстоянии восьми футов от Сола, и стал поливать очередью дно оврага. Сол различал вспышки над своей головой, доносился запах кордита. Пули прорезали кустарник, который он только что миновал. Молодые деревца падали как подкошенные, словно их срезали невидимым серпом. Пули врезались в восточный склон оврага, отлетали к западному и зарывались в землю вновь у восточного склона. В воздухе запахло кордитом и сосновой смолой. Казалось, стрельбе не будет конца. Когда наконец наступила тишина, Сол был настолько оглушен, что пару секунд не мог даже пошевелиться. Потом он расслышал металлический щелчок. Это Хейнс перезаряжал свою смертельную винтовку.

Хрустнула ветка. Сол встал во весь рост и увидел воочию Ричарда Хейнса, подонка и предателя, работавшего на два фронта, лакея Барента. И рука его не дрогнула, когда он выпустил в этого негодяя шесть пуль.

Хейнс выронил винтовку, застонал и сполз на землю. Он уставился на Сола с таким изумленным видом, словно они были детьми, игравшими в какую-то игру, и вдруг выяснилось, что Сол “жилит”. Волосы Хейнса свалялись и взмокли от пота, бронежилет свисал с одного плеча, лицо было покрыто грязью. Левая штанина была пропитана кровью. Первые три выстрела Сола, вероятно, попали в жилет и просто отшвырнули агента назад, зато еще один повредил Хейнсу левую руку и как минимум еще один попал в шею. Сол перешагнул через низкий можжевеловый куст, присел в трех футах от Хейнса и увидел обнаженную белую кость раздробленной ключицы. Левой рукой Сол отодвинул в сторону М-16.

Хейнс сидел, выпрямив ноги, так что носки черных ботинок были направлены перпендикулярно вверх. Поврежденная рука была тошнотворно вывернута, зато другая, правая, безвольно лежала на колене в расслабленной, чуть ли не вальяжной позе. Красавец несколько раз открыл и закрыл рот, и Сол заметил на его языке алую кровь.

– Больно, – слабым голосом произнес Ричард Хейнс.

Сол кивнул. Он присел на корточки и по старой привычке, а также из профессионального инстинкта принялся рассматривать и анализировать ранения. Левую руку наверняка придется ампутировать, но при наличии плазмы и оказании ему помощи в течение ближайших двадцати-тридцати минут жизнь агента будет спасена. Сол вспомнил о том, как в последний раз видел Арона, Дебору и близняшек. В Йом-Киппур. Он сидел на диване и беседовал с Ароном, а девочки, утомившись, заснули между ними.

– Помоги мне, – прошептал Хейнс. – Пожалуйста.

– Нет, – Сол покачал головой и до боли сжал челюсти. – Нет, Хейнс, я не стану это делать для тебя, – и он дважды выстрелил в голову агента ФБР.

Когда Сол спустился в овраг, Натали с винтовкой в руках уже поднималась вверх по склону. Она посмотрела на М-16 в его руках и дополнительные патроны в карманах и вопросительно подняла брови.

– Мертв, – ответил Сол. – Надо спешить. С момента приземления вертолета до того мгновения, когда Натали вновь завела мотор фургона, прошло всего семнадцать минут.

– Постой, – сказал Сол, – после первой череды выстрелов ты заглядывала к шерифу?

– Да, – ответила Натали. – Он спал, с ним все было в порядке.

– Еще минуту, – остановил ее Сол. Он выскочил из фургона с М-16 в руках и посмотрел на вертолет, стоявший на расстоянии футов сорока. Под кабиной виднелись две выпуклости резервуаров для горючего. Сол установил селектор на единичный выстрел и выстрелил. Раздался гулкий звук, будто ломом ударили по котлу, но взрыва не последовало. Сол выстрелил еще раз, и все вокруг вдруг наполнилось острым запахом авиационного топлива. После третьего выстрела вертолет загорелся и взлетел на воздух.

– Поехали, – крикнул Сол, запрыгивая в фургон. Трясясь на кочках, они миновали машину шерифа. Едва они успели добраться до деревьев на юго-восточной стороне вырубки, как взорвался второй бак, покрытие кабины отлетело за деревья и опалило левую сторону “Бронко”.

Позади, в просвете между деревьями, промелькнули две темные машины.

– Быстрее, – скомандовал Сол, когда они въехали под темный полог леса.

– У нас маловато шансов? – спросила Натали.

– Да. – Сол кивнул. – Сейчас они поднимут всех полицейских в округе Орандж и Риверсайде. Они закупорят шоссе, перекроют все подъезды к 1-15 и вышлют вертолеты и машины в холмы еще до наступления рассвета.

Фургон пересек ручей и с ревом взлетел на седловину со скоростью 70 миль в час, разбрасывая вокруг себя снопы гравия. Натали ловко развернула машину, так что ее даже не занесло, и спросила:

– Это стоило того, Сол?

Сол сосредоточенно разгибал погнутые дужки очков.

– Да, – твердо сказал он, подняв голову. – Стоило. Натали кивнула и направила машину вниз по длинному пологому склону к видневшейся впереди еще более темной полосе леса.


Глава 16. Дотан, штат Алабама.

Воскресенье, 26 апреля 1981 г.

Утром в воскресенье, перед тем как выступить перед восьмитысячной аудиторией с прямой трансляцией не менее чем на два с половиной миллиона телезрителей, преподобный Джимми Уэйн Саттер настолько потряс слушателей в Молитвенном дворце своей проповедью о грядущем конце света, что те повскакивали на ноги и заголосили. Телезрители тут же бросились звонить по телефону сборщикам пожертвований и сообщать им номера своих кредитных карточек. Передача длилась полтора часа, семьдесят две минуты из которых преподобный Саттер читал свою проповедь. Сначала он зачитывал отрывки из Послания апостола Павла к коринфянам, после чего разразился гораздо более длинной речью, в которой сам стал воображать себя Павлом, пишущим коринфянам в наши дни и сообщающим о нравственности и перспективах духовного развития в Соединенных Штатах. Говоря от лица апостола Павла, преподобный Джимми Саттер обрисовал нравственный климат в Соединенных Штатах как разгул безбожия, порнографии, вседозволенности, разврата, демонической одержимости, поощряемой видеозаписями, компьютерными играми и состоянием всеобщего и всепроникающего разложения, наиболее ощутимо проявляющегося в отказе людей принимать Христа как своего личного Спасителя.

Когда ансамбль “Евангелические гитары” допел последние триумфальные такты и на всех девяти камерах погасли красные лампочки, преподобный Джимми Уэйн в сопровождении лишь трех телохранителей, личного консультанта и бухгалтера двинулся к своему кабинету по пустым коридорам, куда никого не допускали. Саттер оставил всех пятерых в приемной, на ходу снимая пасторские одежды, двинулся по ковровому покрытию своей святая святых, оставляя на полу след от пропитанных потом одеяний, пока не застыл обнаженным у стойки бара. Он наливал себе бурбон в высокий фужер, когда кожаное кресло за его рабочим столом вдруг развернулось и в нем Саттер увидел пожилого человека с румяным лицом и выцветшими глазами.

– Весьма впечатляющая проповедь, Джеймс, – иронически проговорил тот с едва заметным немецким акцентом.

От неожиданности Саттер подпрыгнул, проливая бурбон себе на руки.

– Черт побери, Вилли! Я думал, ты приедешь позже...

– А я решил приехать раньше, – улыбнулся Вильгельм фон Борхерт, оглядывая обнаженный торс преподобного.

– Ты прошел через мой индивидуальный вход?

– Естественно, – кивнул Вилли. – А ты что, думал, я войду вместе с толпами туристов и поприветствую приспешников Барента и Кеплера?

Джимми Уэйн Саттер что-то пробурчал, допил свой бурбон и направился в ванную принять душ.

– Сегодня утром мне звонил брат Кристиан! Как раз по поводу тебя! – крикнул он из ванной, перекрывая шум льющейся воды.

– Неужели? – ехидно осведомился Вилли все с той же легкой улыбкой. – И чего же хотел наш старый милый друг?

– Просто поставил меня в известность, что ты трудишься не покладая рук, – отозвался Саттер.

– Да? Неужели? – повторил гость.

– Хейнс, – однозначно пояснил Саттер, и голос его отразился эхом от изразцовых стен, когда он вступил под струи душа.

Вилли подошел к двери ванной. На нем был белый льняной костюм и открытая рубашка цвета лаванды.

– Хейнс – это агент ФБР? – осведомился он. – И что же с ним случилось?

– Можно подумать, ты не знаешь, – откликнулся Саттер, усиленно растирая свой широкий живот и намыливая гениталии. Тело у него было очень розовым, гладким и безволосым, – чем-то оно напоминало огромную новорожденную крысу.

– Предположим, не знаю, так что расскажи мне, – ответил Вилли, снял пиджак и повесил его на крючок.

– После гибели Траска Барент отслеживал израильские связи. Выяснилось, что в израильском посольстве кто-то занимается компьютерными расследованиями, используя файлы ограниченного допуска. Расследования связаны с братом К, и всеми нами остальными. Но ведь для тебя это не новость, не так ли?

– Продолжай, я весь внимание. – Вилли стащил рубашку и повесил ее на крючок рядом со своим спортивным пиджаком. Затем он не торопясь снял свои модные итальянские туфли стоимостью триста долларов за пару.

– Барент ликвидировал назойливого субъекта, а Хейнс взялся отслеживать его связи на Западном побережье, где ты играл в какую-то непонятную игру. Вчера вечером Хейнс чуть было не поймал твоих людей, но в результате пострадал сам. Кто-то заманил его в лес и пристрелил. Кого ты использовал? Лугара? – спросил Саттер, шумно отфыркиваясь под струями воды.

– И нарушители спокойствия так и не были пойманы? – осведомился Вилли. Он тщательно сложил брюки и, повесив их на спинку биде, остался лишь в свежеотглаженных синих боксерских шортах.

– Нет, – ответил преподобный Джимми Уэйн. – Они наводнили лес полицией, но так пока никого и не нашли. Как тебе удалось провернуть это дело, а, Вилли?

– Профессиональная тайна, – усмехнулся Вилли. – Послушай, Джеймс, если я скажу тебе, что не имею к этому никакого отношения, ты мне поверишь?

Саттер рассмеялся.

– А как же! Ровно настолько же, насколько поверишь мне ты, если я скажу тебе, что все пожертвования идут на приобретение новых Библий.

Вилли снял с запястья золотые часы.

– Это может как-то помешать нашим планам, Джеймс?

– Пока не вижу, каким образом, – ответил Саттер, ополаскивая от шампуня свои длинные седые волосы. – Думаю, брат Кристиан с еще большей готовностью будет ждать тебя на острове, – Саттер открыл створки раздвижной дверцы и посмотрел на обнаженного Вилли. У немца была мощная эрекция – головка члена почти багровая.

– Но ведь мы не дрогнем, не так ли, Джеймс? – промолвил Вилли, входя под душ и становясь рядом с проповедником.

– Нет, – откликнулся Джимми Уэйн Саттер.

– Чем же мы станем руководствоваться? – осведомился Вилли напевным голосом.

– Откровением Иоанна. – Саттер блаженно застонал, когда Вилли нежно взял в руки его мошонку.

– Какова же наша цель, mein Liebchen? – прошептал Вилли, поглаживая тяжелый пенис преподобного.

– Второе пришествие, – простонал Саттер, закрывая глаза.

– И чью волю мы исполняем? – Вилли провел губами по гладкой щеке Саттера.

– Волю Господню, – ответил преподобный Джимми Уэйн, двигая чреслами в унисон с движениями руки Вилли.

– И что является нашим божественным орудием? – прошептал Вилли в ухо Саттеру.

– Армагеддон, Армагеддон! – воскликнул Саттер.

– Да свершится воля Его! – возопил Вилли, быстрыми энергичными движениями растирая пенис проповедника.

– Аминь! – заорал Саттер. – Аминь! – Он разинул рот, впуская внутрь трепещущий язык Вилли, и кончил – белесые нити семени заструились на дно душевой, вращаясь в струях воды, пока навсегда не исчезли в отверстии канализации.


Глава 17. Мелани.

Меня обуревали романтические мысли о Вилли. Возможно, это было следствием влияния мисс Сьюэлл. Это была живая и чувственная молодая женщина с совершенно определенными потребностями и способностью их удовлетворять. Время от времени, когда эти потребности начинали отвлекать ее от обязанностей – обслуживания меня, я позволяла ей на несколько минут уединиться с Калли. Иногда я подсматривала за этими краткими и зверскими вспышками плотских восторгов ее глазами. Порою взирала на это с точки зрения Калли, а однажды я испытала даже оргазм, пребывая одновременно в телах обоих. Но всякий раз, когда до меня доносились волны чужой страсти, я думала о Вилли.

Как он был красив в те тихие довоенные дни! Его аристократическое лицо с тонкими чертами и светлые волосы свидетельствовали о благородном арийском происхождении. Нам с Ниной нравилось находиться в его обществе. Думаю, и он гордился тем, что его видели с двумя привлекательными игривыми американками – ошеломляющей блондинкой с васильковыми глазами и более тихой и застенчивой, но тем не менее обворожительной юной красавицей с каштановыми кудрями и длинными ресницами.

Помню, как мы гуляли в Бад Ишле – еще перед тем как наступили плохие времена – Вилли над чем-то пошутил, и пока я смеялась, он взял меня за руку. Это было как удар электрическим током – мой смех тут же оборвался. Мы склонились друг к другу, взгляд его прекрасных синих глаз был полностью поглощен мною. Нас разделяло столь малое расстояние, что мы ощущали жар друг друга, но мы не поцеловались, по крайней мере тогда. Отказ был составной частью изощренного ритуала ухаживаний в те дни. Он являлся чем-то вроде поста, обостряющего аппетит перед наслаждением гурманской трапезой. Нынешние юные обжоры даже не подозревают о подобных тонкостях и воздержании, они стремятся тут же удовлетворить любую возникающую у них потребность, и нет ничего удивительного, что все удовольствия для них имеют привкус застоявшегося шампанского. Такие победы всегда чреваты бесплодной горечью разочарования.

Я думаю, в то лето Вилли влюбился бы в меня, если бы Нина не предприняла вульгарную попытку соблазнить его. После этого страшного дня в Бад Ишле я больше года отказывалась играть в нашу венскую Игру, а когда возобновила общение с ними, то наши отношения приобрели уже новый, более официальный оттенок. Сейчас я понимаю, что к тому моменту у Вилли давно уже закончился его краткий роман с Ниной. Нинина страсть вспыхивала ярко, но быстро иссякала.

В течение последнего лета в Вене Вилли был полностью поглощен своими партийными обязанностями и долгом перед фюрером. Я помню его в коричневой рубашке, подпоясанной безобразным армейским ремнем, на премьере “Песни о Земле” в 1943 году, когда оркестром дирижировал Бруно Вальтер. То лето было невыносимо жарким, и мы жили в мрачном старом особняке, который Вилли арендовал в Гоге Варге, как раз неподалеку от того места, где проживала надменная гусыня Альма Малер. Эта претенциозная особа никогда не приглашала нас на свои вечеринки, и мы отвечали ей такой же холодностью. Я не раз испытывала искушение сосредоточиться на ней во время Игры, но в те дни мы очень мало играли из-за идиотской одержимости Вилли политикой.

Теперь, когда я лежу в своей постели в своем родном доме в Чарлстоне, я часто вспоминаю те дни, думаю о Вилли и гадаю, как иначе могла бы сложиться моя жизнь, если бы я опередила разрушительное кокетство Нины и вздохом, улыбкой или случайным взглядом вдохновила бы Вилли.

Возможно, эти размышления подсознательно готовили меня к тому, что должно было вскоре последовать. За время болезни представления о времени потеряли для меня всякий смысл, так что, возможно, я стала передвигаться вперед, предвидя события будущего с такой же легкостью, с какой моя память возвращала меня в прошлое. Трудно сказать наверняка.

К маю я настолько привыкла к уходу доктора Хартмана и сестры Олдсмит, заботливым процедурам мисс Сьюэлл, услугам Говарда, Нэнси, Калли и негра Марвина, непрерывной и нежной заботе маленького Джастина, что могла бы пребывать в этом удобном состоянии еще долго, если бы в один теплый весенний вечер в железные ворота моего дома не постучали.

Я уже встречалась с этой посланницей. Звали ее Натали.

И прислала ее, конечно же, Нина...


Глава 18. Чарлстон.

Понедельник, 4 мая 1981 г.

Позднее Натали вспоминала о происшедшем, и оно казалось ей сплошным сном, который растянулся на три тысячи миль.

Все началось с чудесного появления грузовика. Всю ночь они колесили по Национальному Кливлендскому заповеднику, держась в стороне от главной дороги, после того как увидели с вершины холма горящие фары, и пробираясь к югу по дорожкам, ширина которых едва превосходила ширину троп. Затем кончились и тропы, перед ними расстилалось лишь открытое пространство долины, по которому они двинулись дальше – сначала на протяжении четырех миль по высохшему руслу ручья, так что фургон подскакивал и дребезжал, затем вверх через невысокий гребень. То и дело они натыкались в полной темноте на невидимые в высокой траве поваленные деревья и камни. Шли часы, приближая неизбежное. Сол пересел за руль, а Натали, несмотря на скрежет и тряску, погрузилась в усталую дремоту. Преодолевая крутой склон на второй скорости, они врезались в невидимый валун. Передний мост машины каким-то образом преодолел его, но дальше камень раскроил поддон картера, вырвал рулевую колодку и расплющил крестовину кардана.

Сол с фонариком залез под машину и вынырнул оттуда секунд через тридцать.

– Все, – промолвил он. – Дальше придется идти пешком.

Натали слишком устала, чтобы плакать.

– Что мы возьмем с собой? – только и спросила она.

Сол осветил фонариком содержимое фургона.

– Деньги, – ответил он. – Рюкзак. Карту, какую-нибудь пищу, наверное, револьверы. – Он посмотрел на две винтовки. – Есть смысл брать их?

– Мы что, собираемся стрелять в невинных полицейских?

– Нет.

– Тогда незачем брать и револьверы. – Она посмотрела на усеянное звездами небо, на темную стену холмов и деревьев, возвышавшуюся над ними. – Сол, ты знаешь, где мы находимся?

– Мы двигались по направлению к Муриэтте. Но мы столько раз сворачивали в разные стороны, что теперь я совсем запутался.

– Нас могут выследить?

– Только не в темноте. – Сол посмотрел на часы. Стрелки на светящемся циферблате показывали четыре утра. – Когда рассветет, они отыщут тропу, с которой мы съехали. Прежде всего прочешут все лесные дороги, и рано или поздно вертолет установит местонахождение фургона.

– Может, имеет смысл закамуфлировать его? Сол посмотрел на вершину холма. До ближайших деревьев было по меньшей мере ярдов сто. Остаток ночи уйдет на то, чтобы наломать необходимое количество сосновых лап, перетащить их к машине и укрыть ее.

– Нет, – решительно сказал он, – давай просто возьмем то что нужно и пойдем.

Через двадцать минут они уже, пыхтя, преодолевали склон – Натали с рюкзаком, а Сол с тяжелым чемоданом, битком набитым деньгами и документами, которые он отказался оставить в фургоне.

– Постой, – промолвила Натали, когда они достигли деревьев.

– В чем дело?

– Мне нужно отойти на минутку. – Она вытащила пачку салфеток, взяла фонарик и двинулась за деревья.

Сол вздохнул и сел на чемодан. Каждый раз, закрывая глаза, он моментально погружался в сон, и тут же из глубины его сознания на поверхность всплывало одно и то же видение – побелевшее лицо Ричарда Хейнса, его изумленный взгляд, шевелящиеся губы и слова, идущие с небольшим запозданием, как в плохо дублированном фильме: “Помоги мне, пожалуйста”.

– Сол!

Вздрогнув, он тут же очнулся, выхватил из кармана “кольт” и бегом бросился за деревья. Через тридцать футов он наткнулся на Натали – луч ее фонарика скользил по блестящей красной “Тойоте”, модель которой напоминала британский “Лендровер”.

– Я сплю, мне это снится? – спросила она.

– Если ты спишь, то нам снится одно и то же, – усмехнулся Сол.

Машина была такой новой, будто ее только что вывели из автосалона. Сол посветил фонариком на землю – дороги здесь не было, но он отчетливо различил следы, оставленные машиной под деревьями. Он потрогал дверцы и крышку багажника – все оказалось заперто.

– Смотри. – Натали показала на ветровое стекло. – Там под дворниками – записка. – Она прочла:

– “Дорогие Алан и Сюзанна! Добраться сюда несложно. Мы остановились в двух с половиной милях от “Маленькой Маргариты”. Захватите пиво. С любовью Хетер и Карл”. – Натали направила луч фонарика на заднее окно. На подставке для багажа высился целый ящик пива. – Здорово! – воскликнула она. – Ну что, заведем ее и будем выбираться отсюда?

– А ты умеешь заводить машины без ключа? – осведомился Сол, снова опускаясь на чемодан.

– Нет, но по телевизору это всегда выглядит так просто.

– По телевизору все просто. Прежде чем мы начнем возиться с системой зажигания, которая наверняка основана здесь на электронике, а следовательно, выше моего разумения, давай немножко подумаем. Каким образом Алану и Сюзанне предлагается доставить пиво, если дверцы заперты?

– Второй набор ключей? – предположила Натали.

– Возможно, – согласился Сол. – Но наверняка есть условленное место, где спрятаны единственные ключи.

Натали обнаружила их со второй попытки – в выхлопной трубе. Кольцо с ключами было таким же новеньким, как и сама машина, и на нем значилось имя фирмы по продаже “Тойот” в Сан-Диего. Когда они открыли дверцу, запах свежей обивки почему-то вызвал слезы у Натали.

– Надо посмотреть, смогу ли я съехать на ней по склону, – сказал Сол.

– Зачем?

– Я хочу перенести сюда из фургона все необходимое – взрывчатку, детонаторы, электронное оборудование.

– Ты думаешь, они нам снова понадобятся?

– Они будут нужны мне для установления обратной биосвязи. – Сол открыл дверцу для Натали, но она шагнула назад. – Что-нибудь не так? – спросил он.

– Нет, захватишь меня на обратном пути.

– Ты что-то забыла? Натали поежилась.

– Вроде того. Я забыла сходить в ванную.

***

Они столкнулись лишь с одним дорожным заграждением. “Тойота” спокойно преодолевала даже пересеченную местность, которая через полторы мили сменилась чередой грубых рытвин, а затем постепенно перешла в лесную дорожку, выведшую их на гравиевую окружную дорогу.

Где-то перед самым наступлением рассвета они заметили, что едут вдоль высокой проволочной изгороди, и Натали, попросив Сола остановиться, прочитала на доске, закрепленной в шести футах над землей: “Собственность правительства Соединенных Штатов. Проход запрещен по распоряжению командующего, лагерь Пендлтон, ракетная база типа “земля – вода”.

– Мы сбились с пути в гораздо большей мере, чем предполагали, – заметил Сол.

– Аминь, – весело сказала Натали. – Хочешь еще пива?

– Пока нет, – ответил Сол.

Как только они выбрались на мощеную дорогу, Натали свернулась между сиденьями и багажной частью, натянула на себя морское одеяло и попыталась поудобнее устроиться на возвышении с коробкой передач.

– Тебе не придется так долго мучаться, – сказал Сол, прикрывая ее сверху багажом и ящиком с пивом, оставив лишь место для дыхания. – Они ищут молодую негритянку и ее неизвестного сообщника в темном фургоне. Надеюсь, что добропорядочный старичок в новенькой “Тойоте” не обратит на себя их внимание. Как ты думаешь?

В ответ ему донеслось лишь сопение спящей. Сол разбудил Натали через пять минут, когда впереди, сразу за небольшой деревенькой под названием фолбрук, замаячило полицейское заграждение. Поперек дороги стояла единственная патрульная машина, два сонного вида полицейских, прислонясь к багажнику, пили кофе из металлического термоса. Сол подъехал к ним и остановился.

Один полицейский остался на месте, а другой переложил чашку из правой руки в левую и не спеша двинулся к Солу.

– Доброе утро.

– Доброе утро, – поздоровался Сол. – Что случилось?

Патрульный наклонился и заглянул внутрь машины, уставившись на целый склад вещей в задней ее части.

– Едете из Национального заповедника?

– Да, – кивнул Сол. Он знал, что человек, чувствующий себя виноватым, неосознанно начинает тараторить, пытаясь многословно дать всему объяснения. Когда Сол недолгое время работал в качестве консультанта в нью-йоркском отделении полиции, эксперт по ведению допросов объяснил ему, что он всегда устанавливает виновных по тому, как они слишком быстро предлагают связные и достоверные объяснения. Лейтенант утверждал, что невиновные скорее проявляют тенденцию к непоследовательности.

– Провели там одну ночь? – осведомился полицейский, чуть отодвинувшись и вглядываясь туда, где под одеялом, рюкзаком и ящиком с пивом лежала Натали.

– Две. – Сол посмотрел на второго полицейского, который подошел к своему коллеге. – А что такого?

– Отдыхали? – осведомился первый, глотнув кофе.

– Да, – ответил Сол, – и испытывал новую машину.

– Красавица, – заметил тот. – Совсем новенькая? Сол кивнул.

– Где вы ее купили?

Он назвал фирму, выбитую на кольце с ключами.

– Где вы живете? – спросил полицейский. Сол на мгновение замешкался – в фальшивом паспорте и водительском удостоверении, сделанных для него Джеком Коуэном, значился нью-йоркский адрес.

– В Сан-Диего, – ответил он. – Переехал туда два месяца назад.

– Где именно в Сан-Диего? – полицейский вел себя вполне дружелюбно, но Сол заметил, что его правая рука лежит на деревянной рукояти револьвера, а кожаный ремешок на кобуре расстегнут.

Сол был в Сан-Диего лишь однажды, а именно шесть дней назад, когда они проезжали этот город вместе с Джеком Коуэном. Однако его напряжение и усталость были настолько велики, что каждое впечатление того вечера неизгладимо отпечаталось в его сознании. Он вспомнил по меньшей мере три указателя.

– В Шервуде, – сказал он. – Еловая аллея 1990, рядом с дорогой Линда Виста.

– Да-да, – кивнул полицейский. – Дантист моего шурина жил на Линда Виста. Это рядом с университетом?

– Не совсем, – ответил Сол. – Я так понимаю, вы не хотите мне рассказывать, что случилось?

Полицейский еще раз заглянул в заднюю часть “Тойоты”, словно пытаясь определить, что же находится в ящиках.

– Неприятности в районе озера Эльсинор, – пояснил он. – Где вы ночевали?

– На “Маленькой Маргарите”, – ответил Сол. – И если я в ближайшее время не попаду домой, моя жена пропустит службу в церкви, и тогда крупные неприятности будут уже у меня.

Полицейский кивнул.

– Вы случайно не встречали по дороге синий или черный фургон?

– Нет.

– Я так и думал. Между этим местом и озером Лысухой нет никаких дорог. А каких-нибудь пеших путников? Негритянку? Лет двадцати с небольшим? Или парня постарше, палестинского вида?

– Палестинского вида? – переспросил Сол. – Нет, я никого не встречал, кроме молодой пары – белой девушки Хетер и ее приятеля Карла. Они там наверху проводят медовый месяц. Я старался не мешать. А что, какие-то террористы с Ближнего Востока?

– Похоже на то, – признал полицейский. – Разыскивается негритянка и палестинец, а при них целый арсенал боеприпасов. Ничего не могу поделать, но вы говорите с акцентом, мистер...

– Гроцман, – подсказал Сол. – Сол Гроцман.

– Венгр?

– Поляк. Но я стал американским гражданином сразу же после войны.

– Да, сэр. А эти цифры означают именно то, что я думаю?

Сол взглянул на свое запястье – рукава рубашки были закатаны.

– Татуировка нацистского концлагеря, – подтвердил он.

Патрульный медленно опустил голову.

– Никогда в жизни не видел этого. Мне очень не хотелось бы вас задерживать, мистер Гроцман, но я должен задать вам еще один важный вопрос.

– Да?

Патрульный сделал шаг назад, снова положил руку на кобуру и еще раз заглянул в салон “Тойоты”.

– В какую сумму обходятся эти японские джипы? Сол рассмеялся.

– Моя жена считает, что в очень большую. Даже слишком. – Он кивнул и тронулся с места.

Они миновали Сан-Диего, свернули на восток к Юме, где припарковали “Тойоту” и перекусили в “Макдоналдсе”.

– Пора добывать новую машину, – заметил Сол, потягивая молочный коктейль. Иногда ему приходила в голову мысль о том, что бы сказала его кошерная бабушка, если бы увидела его.

– Уже? – удивилась Натали. – И мы будем учиться включать зажигание без ключа?

– Можешь попробовать, если хочешь, – улыбнулся Сол. – Но я бы предпочел более простой способ. – И он кивком головы указал на автомобильную стоянку на противоположной стороне улицы. – Мы можем позволить себе потратить тысяч тридцать долларов, которые уже прожигают дыру в моем чемодане.

– Ладно, – согласилась Натали, – только давай раздобудем что-нибудь с кондиционером. В ближайшую пару дней нам придется пробираться через пустыню.

Они выехали из Юмы в фургоне “Шевроле”, который был снабжен кондиционером, рулевым управлением с усилителем, механическим тормозом и пневматически открывающимися окнами. Сол дважды обескуражил продавца: сначала когда осведомился, пневматическим ли способом выдвигаются пепельницы, а во второй раз – когда без всякой торговли выложил наличными запрошенную цену. Хорошо, что они не стали торговаться. Когда они вернулись к тому месту, где оставили “Тойоту”, группа смуглокожих ребятишек пыталась камнем разбить боковое стекло. Они со смехом кинулись врассыпную, показывая Солу и Натали непристойные жесты.

– Вот это было бы здорово, – заметил Сол. – Интересно, что бы они сделали с пластиковой взрывчаткой и М-16.

Натали укоризненно посмотрела на него.

– Ты не сказал мне, что захватил с собой М-16. Сол поправил очки и оглянулся.

– Мы нуждаемся в большей безопасности, чем нам может предоставить этот район. Пойдем.

На “Тойоте” они добрались до ближайшего торгового центра. Затем Сол вытащил из машины все имущество, ввернул ключи в приборную панель и опустил стекла окон.

– Я не хочу, чтобы ее изуродовали, – пояснил он. – Достаточно того, что мы ее украли.

***

После первого дневного переезда они стали путешествовать по ночам, и Натали, всегда мечтавшая увидеть юго-запад Соединенных Штатов, могла любоваться лишь усеянным звездами небом над монотонными и одинаковыми шоссе, немыслимыми пустынными рассветами, окрашивавшими серый мир в розовые, оранжевые и пронзительно синие тона, да слушать гудение кондиционеров, перегонявших воздух в номерах крошечных мотелей, пропахших застоявшимся сигарным дымом и дезинфекцией.

Сол погрузился в себя, предоставив Натали вести машину. С каждым днем они останавливались все раньше, чтобы у него оставалось время на изучение досье и работу с аппаратурой. Ночь, предшествовавшую въезду в Восточный Техас, Сол провел в глубине фургона – он сидел, скрестив ноги, перед монитором компьютера и энцефалографом, подсоединенным к электроаккумулятору, который они приобрели в магазине радиотоваров в форте Ворте. Натали не решилась даже включить радио, чтобы не помешать ему.

– Видишь, самое главное – это Тета-ритм, – временами замечал Сол. – Это – неопровержимый индикатор, точный указатель. Я не могу его генерировать в себе, но могу воспроизвести по петле обратной биологической связи, потому что мне известны его признаки. Приучив свой организм реагировать на этот первоначальный Альфа-пик, я смогу запускать в себе механизм постгипнотической суггестии.

– И таким образом мы можем противодействовать их... Способности? – спросила Натали. Сол поправил очки и насупился.

– Нет, не совсем. Вряд ли это вообще возможно, если человек не обладает такими же способностями.

Интересно было бы исследовать группу разных индивидуумов в контролируемом...

– Тогда какой в этом смысл? – в отчаянии воскликнула Натали, перебив его измышления.

– Это дает возможность.., возможность, – повторил Сол, – создать своеобразную оповестительную систему в коре головного мозга. При соответствующей обработке и наличии обратной биосвязи, думаю, я смогу использовать феномен Тета-ритма для запуска постгипнотической суггестии, чтобы воспроизвести все заученные мною сведения.

– Сведения? – переспросила Натали. – Ты имеешь в виду все это время, проведенное тобой в Яд-Вашеме и Доме сопротивления узников гетто?..

– Лохаме-Хагетаоте, – поправил Сол. – Да. Досье, переданные тебе Визенталем, фотографии, биографии, записи, которые я заучивал самопроизвольно в легком трансе...

– Но какой смысл разделять страдания всех этих людей, если против мозговых вампиров не существует никакой защиты? – вновь и вновь спрашивала Натали.

– Представь себе проектор, действующий по принципу карусели. Оберст и остальные обладают способностью произвольно запускать эту нервную карусель, вставляя в нее собственные слайды, накладывая на смесь воспоминаний, страхов и предрасположенностей, которую мы называем личностью, собственно и организующую волю и суперэго. Я просто пытаюсь вставить в обойму большее количество слайдов.

– Но ты не уверен, окажется ли это действенным?

– Нет.

– И ты не думаешь, что это сработает в моем случае?

– Нечто подобное может произойти и с тобой, Натали, но эти сведения должны быть идеально подогнаны к твоей биографии, травматическому опыту, механизмам сочувствия. Я не могу с помощью гипноза генерировать в тебе необходимые.., э-э.., слайды.

– Но если это действует на тебя, тогда это сможет воздействовать только на твоего оберста и больше ни на кого.

– Вероятно, да. Только он может иметь общий опыт с личностью, которую я создаю.., пытаюсь создать.., во время этих сеансов сочувствия.

– И по-настоящему это его не остановит, разве что смутит на несколько секунд, если вообще этот многомесячный труд и игры с энцефалографом что-либо значат?

– Верно.

Натали печально вздохнула и уставилась на два пучка света от фар, которые освещали бесконечную полосу дороги.

– Зачем же ты потратил на это столько времени, Сол?

Сол открыл досье. На снимке молодая девушка с бледным лицом, испуганными глазами, в темном пальто и платке. В верхнем левом углу фотографии едва виднелись черные брюки и высокие сапоги солдата СС. Девушка резко обернулась в сторону камеры, поэтому изображение получилось смазанным. В правой руке она держала маленький чемоданчик, левой она прижимала к груди потрепанную куклу домашнего изготовления. К снимку было приложено полстраницы печатного текста на немецком языке.

– Даже если ничего не получится, это стоило потраченного нами времени, – тихо промолвил Сол Ласки. – Власть имущие получили свою долю внимания, хотя порой их власть и являлась чистым злом. Жертвы остались безликой массой, исчисляемой лишь бездушными цифрами. Эти чудовища унавозили наше столетие братскими могилами своих жертв, но настало время, чтобы бессильные обрели имена и лица.., а также голоса. – Сол выключил фонарик и откинулся назад. Прости, – промолвил он, – моя логика начинает страдать от собственной одержимости.

– Теперь я начинаю понимать, что это такое – одержимость, – вздохнула Натали.

Сол посмотрел на ее лицо, слабо освещенное приборной панелью.

– Ты все еще намерена поступать в соответствии со своей?

У Натали вырвался нервный смешок.

– Ничего другого мне не остается. Впрочем, чем ближе мы подъезжаем, тем страшнее мне становится.

– Мы можем сейчас свернуть к аэропорту в Шрив-порте и улететь в Израиль или Южную Америку.

– Нет, не можем, – возразила Натали.

– Да, ты права, – после небольшой паузы сказал он.

Они поменялись местами, и в течение нескольких часов машину вел Сол. Натали дремала. Ей снились глаза Роба Джентри, его испуганный изумленный взгляд, когда лезвие раскроило ему горло. Ей снилось, что отец убеждает ее по телефону: все это ошибка, на самом деле все в порядке и даже ее мать дома – жива и здорова. Но вот дочь приезжает – а дом оказывается пустым, комнаты опутывает липкая паутина, в раковине плавают какие-то темные сгустки. Потом Натали вдруг снова становилась маленькой, бежала в слезах в комнату родителей, но отца там не было, а вместо мамы из затянутой паутиной постели поднималась совсем чужая женщина – вернее, то был разлагающийся труп с глазами Мелани Фуллер. И этот труп начинал дико хохотать...

От этого хохота Натали стало совсем плохо, сердце заколотилось как бешеное – она проснулась. Фургон мчался по скоростной автомагистрали. Казалось, уже светало.

– Скоро утро? – спросила Натали.

– Нет, – ответил Сол усталым голосом, – еще нет.

Когда они подъехали к Старому Югу, города превратились в созвездия пригородов, гнездящихся вдоль автомагистрали, – Джэксон, Меридиан, Бирмингем, Атланта. В Августе они съехали со скоростной автомагистрали на шоссе 78, которое пересекало южную часть Южной Каролины. Несмотря на темноту, Натали уже узнавала привычные пейзажи – Сен-Джордж, где она отдыхала в летнем лагере, когда ей исполнилось девять лет, – это было бесконечное печальное лето в год, когда умерла ее мать; Дорчестер, где они жили у сестры отца, пока та не скончалась от рака в 1976 году; Саммервилл, куда она ездила по воскресеньям снимать старые особняки; Чарлстон...

Чарлстон.

Они въехали в город на четвертую ночь своего путешествия, перед восходом солнца, в тот мертвый час, когда дух человеческий воистину пребывает в самом незащищенном состоянии. Знакомые места, где прошло детство Натали, казались ей чужими и изменившимися, бедные чистенькие кварталы выглядели призрачными, как размытые изображения на тусклом экране. Дом Натали стоял с темными окнами. На нем не висело объявления “Продается”, у подъезда не было никаких машин. Натали не имела ни малейшего представления, кто распоряжался имуществом и собственностью после ее внезапного исчезновения. Она взглянула на этот странно знакомый дом с маленьким крылечком, на котором пять месяцев назад она с Солом и Робом обсуждала за лимонадом глупые выдумки о мозговых вампирах, и у нее не возникло ни малейшего желания войти внутрь. Натали вспомнила, что не знает, к кому перешли фотографии отца, и с удивлением обнаружила, что глаза ей обожгли непрошеные слезы. Не сбавляя скорости, она проехала мимо.

– Мы можем не заглядывать сегодня в старые кварталы, – заметил Сол.

– Нет, поедем, – упрямо сказала Натали и свернула на восток, через мост в Старый Город.

В доме Мелани Фуллер светилось одно-единственное окно – на втором этаже, там, где была ее спальня. Свет был не электрический, то не было и мягким сиянием свечи, а какая-то болезненная пульсация слабого зеленого огня, напоминающая отвратительно фосфоресцирующие гнилушки в темной трясине.

Натали крепко вцепилась в руль, чтобы сдержать охватившую ее дрожь.

– Изгородь заменена на высокую стену с двойными воротами. – Сол присвистнул. – Настоящая цитадель. Не хватает только башен с бойницами...

Не отрывая взгляда, смотрела Натали на просачивающийся сквозь шторы и ставни зеленоватый свет.

– Но мы еще не знаем точно, она ли это, – промолвил Сол. – Джек собрал свои сведения на основании косвенных источников, к тому же этой информации уже несколько недель.

– Это она, – уверенно сказала Натали.

– Поехали. Мы устали. Надо найти место, где переночевать, а завтра необходимо пристроить куда-нибудь наше оборудование, чтобы оно было там в полной безопасности.

Натали включила двигатель и медленно тронулась вниз по темной улице.

Они отыскали дешевый мотель на северной окраине города и семь часов проспали как убитые. Проснулась Натали в полдень, испуганно вскочила, не осознавая, где находится, с одним лишь желанием ускользнуть из липкой паутины преследующих ее кошмаров, в которых к ней сквозь разбитые окна тянулись чьи-то руки.

Оба чувствовали себя уставшими и раздраженными – почти не разговаривая друг с другом, они купили копченую курицу и съели ее в парке у реки. День был жаркий – градусов под тридцать, солнце светило так же безжалостно, как лампы в операционной.

– Думаю, тебе не надо показываться днем, – предупредил Сол. – Тебя могут узнать.

– Они – вампиры, и мы скоро превратимся в обитателей тьмы. – Натали пожала плечами. – По-моему, не очень справедливо.

Прищурившись, Сол глядел на противоположную сторону реки.

– Я много думал о том шерифе и пилоте.

– Да?

– Если бы я не заставил полицейского выйти на связь с Хейнсом, пилот остался бы жив. Натали кивнула.

– Да. Как и сам Хейнс.

– Понимаешь, тогда мне казалось, что если потребуется принести в жертву обоих – и шерифа, и пилота, я все равно сделал бы это. Только чтобы добраться до этого человека. До Ричарда Хейнса...

– Он убил твоих родных. И хотел уничтожить тебя, пойми! – напомнила Натали. Сол покачал головой.

– И все равно... Шериф и пилот не имели к этому никакого отношения. Неужели ты не понимаешь, к чему это ведет? В течение двадцати пяти лет я ненавидел, презирал палестинских террористов, которые слепо уничтожали невинных людей лишь потому, что у них не хватало сил на открытую борьбу. А теперь мы пользуемся той же самой тактикой, поскольку неспособны иным способом противостоять этим чудовищам.

– Ерунда! – Натали махнула рукой, глядя на семейство из пяти человек, устроившее пикник у самой воды, – мать уговаривала малыша не подходить к берегу. – Ты же не подкладываешь динамит в самолет и не обстреливаешь автобусы из автоматов. К тому же это не мы убили пилота, а Хейнс.

– Но мы явились причиной его гибели, – возразил Сол. – Представь себе, что все они – Барент, Хэрод, Фуллер, оберст – очутились на борту одного самолета, в котором летят еще сотни невинных граждан. Тогда бы у тебя возникло желание покончить со всеми ними одним взрывом?

– Нет. – Натали энергично тряхнула волосами.

– Ну, подумай, – тихо продолжал Сол. – Эти чудовища повинны в гибели тысяч людей. И можно положить конец этому ценой еще пары сотен жизней. И прекратить все и навсегда. Неужели такое не стоит того?

– Нет, – твердо повторила Натали. – Так не годится.

Сол кивнул.

– Да, ты права, так действительно не годится. Если мы начнем размышлять подобным образом, мы превратимся в таких же, как они. Но лишив жизни пилота, мы уже встали на этот путь.

– Что ты пытаешься доказать, Сол? – гневно воскликнула девушка. – Мы обсуждали это в Иерусалиме, Тель-Авиве, Кесарии. Мы знали, на что идем. Ведь мой отец тоже был абсолютно невинной жертвой. Как и Роб, как твой Арон, Дебора и их девочки, как Джек, как... – она оборвала себя, сложила руки на груди и посмотрела на спокойную воду. Голос ее дрогнул, когда она переспросила чуть слышно:

– Что ты пытаешься доказать?

Сол встал.

– Я решил, что ты не будешь участвовать в следующей части нашего плана.

Натали резко повернулась и посмотрела на него как на ненормального.

– Ты сошел с ума! Это наша единственная возможность добраться до них!

– Ерунда! – теперь уже воскликнул Сол. – Просто мы не смогли придумать ничего лучшего. Но мы придумаем. Мы слишком спешим.

– Слишком спешим! – громко повторила Натали. Семейство у воды обернулось на звук ее голоса, и она перешла на настойчивый шепот. – Слишком спешим! Нас разыскивает ФБР и половина полиции страны. Нам известен только один момент – только один, когда все эти сукины дети соберутся вместе. С каждым днем они становятся все более осмотрительными и все больше набираются сил, мы же слабеем и поддаемся страху. Нас осталось всего двое, и я доведена до такого состояния, что через неделю вообще ни на что не буду способна.., а ты говоришь: мы слишком спешим! – Она снова перешла на крик. Ей было так горько – почему он хочет уберечь ее?

– Согласен, – признал Сол, – но я решил, что этим человеком не обязательно должна быть ты.

– Что ты говоришь? Разумеется, это должна быть только я! Мы ведь решили это еще на ферме Давида.

– Тогда мы заблуждались, – продолжал упрямо твердить Сол.

– Она вспомнит меня!

– Ну и что? Мы убедим ее, что к ней послан второй посланец.

– То есть ты?

– Что вполне логично...

– Нет, не логично! – Натали чуть не плакала. – А как насчет всей этой кучи фактов, цифр, дат, смертей, географических названий, которую я заучивала начиная с дня Святого Валентина?

– Это не имеет никакого значения, – не уступал Сол. – Если она так безумна, как мы предполагаем, логика будет играть весьма незначительную роль. Если же она способна мыслить трезво, наших фактов все равно окажется недостаточно и эта версия будет выглядеть слишком шаткой.

– Ну здорово, черт побери! – воскликнула Ната ли. – Я пять месяцев подготавливала себя, а теперь ты говоришь, что в этом нет никакой необходимости и все равно ничего не получится.

– Я не говорю этого, – мягко сказал Сол. – Я говорю только, что нужно рассмотреть все возможные варианты и что в любом случае ты не тот человек, который должен заниматься этим.

Натали вздохнула.

– Ладно. Ты не возражаешь, если мы отложим этот разговор до завтрашнего дня? Мы еще не пришли в себя после путешествия. Мне надо как следует выспаться.

– Годится, – согласился Сол и, легонько сжав ее руку, повел ее обратно к машине.

Они решили оплатить номера в мотеле за две недели вперед. Сол занес к себе аппаратуру и работал до девяти вечера, пока Натали не пригласила его на обед, который она тем временем приготовила.

– Работает? – поинтересовалась она. Он покачал головой.

– Даже в самых простых случаях обратная биосвязь не всегда удается. У нас же случай не из простых. Я уверен, то, что я запомнил, может быть вызвано способом постгипнотической суггестии, но мне не удается установить механизм запуска. Воссоздать тэта-ритм невозможно, и генерировать альфа-пик я тоже не могу.

– Неужели весь твой труд пошел насмарку? – ахнула Натали.

– Пока да, – кивнул Сол.

– Может, ты отдохнешь?

– Попозже. Попробую поработать еще несколько часов.

– Тогда я сварю тебе кофе.

– Прекрасно, – улыбнулся Сол.

Натали вышла на маленькую кухоньку, вскипятила воду на электроплитке, положила в каждую чашку по две ложки кофе, чтобы сделать его покрепче, и осторожно добавила необходимую дозу фентиацина, который Сол показал ей в Калифорнии на случаи, если потребуется усыплять Тони Хэрода.

Сделав первый глоток, Сол слегка поморщился.

– Ну как? – спросила Натали, отхлебывая из своей чашки.

– Крепкий. Как раз такой я люблю, – заверил он. – Ты лучше ложись. Я могу припоздниться с этим.

Натали согласно кивнула, поцеловала Сола в щеку и вышла в соседнюю комнату.

Через полчаса она бесшумно вернулась, уже переодевшись в длинную юбку, темную блузку и свитер. Сидя в зеленом виниловом кресле с целой кипой досье на коленях, Сол сладко спал – снотворное сработало. Натали выключила компьютер и энцефалограф, перенесла папки на стол, положив на них коротенькую записку. Сняла с носа Сола очки и, накрыв его ноги легким одеялом, нежно погладила его по плечу. Он даже не шевельнулся.

Натали проверила, не осталось ли в машине чего-нибудь ценного. Взрывчатка была уже сложена в шкафу ее комнаты, детонаторы хранились у Сола. Она вспомнила о ключе от номера, выданном им в мотеле, и тоже отнесла его к себе в комнату. Не стала брать с собой ни сумочки, ни паспорта, ничего из того, что могло бы дать о ней какие-либо сведения.

Тщательно следуя указаниям светофора и не превышая лимита скорости, Натали направилась к Старому Городу. Она оставила машину у ресторана “Генри”, о котором сообщала Солу в записке, и пешком прошла несколько кварталов до дома Мелани Фуллер. Ночь была темной и влажной, тяжелая листва, казалось, смыкалась над головой, скрывая звезды и высасывая кислород.

Подойдя к дому Фуллер, Натали уже не колебалась. Высокие ворота были заперты, но на них висел украшенный орнаментом молоток. Она постучала в ворота и замерла в ожидании.

Кроме зеленого сияния, лившегося из спальни Мелани Фуллер, в доме не светилось ни единого окна. Когда Натали постучала, свет все равно нигде не зажегся, только вскоре из темноты возникли две мужские фигуры. Тот что был повыше подошел к воротам – эдакая безволосая глыба плоти с маленькими глазками, рассеянным взглядом и микроцефалообразным черепом умственно отсталого.

– Что вы хотите? – произнес он, выделяя каждое слово, как неисправный речевой синтезатор.

– Я хочу поговорить с Мелани, – громко сказала Натали. – Передайте ей, что к ней пришла Нина.

Целую минуту оба мужчины не шевелились. Было слышно, как в траве стрекочут кузнечики, с пальмы, укрывавшей своими лапами эркер старинного дома, слетела ночная птица, громко хлопая крыльями. Где-то, на расстоянии нескольких кварталов, взвыла сирена и заглохла. Усилием воли Натали заставляла себя стоять прямо, хотя коленки у нее подгибались от ужаса.

Наконец огромный мужчина заговорил:

– Проходите. – Повернув ключ, он открыл ворота и втащил Натали за руку во двор.

В доме отворилась парадная дверь. Но в темноте Натали ничего и никого различить не могла. В сопровождении двух мужчин, один из которых продолжал крепко держать ее за руку, она вошла в дом.


Глава 19. Мелани.

Она сказала, что ее прислала Нина.

На минуту я так испугалась, что полностью погрузилась в себя и даже попыталась сползти с кровати, волоча за собой омертвевшую часть тела, которая превратилась в ненужный кусок мяса и костей. Закачались капельницы, иглы вылетели из вен. На мгновение я потеряла контроль надо всеми – Говардом, Нэнси, Калли, доктором, сестрами и негром, по-прежнему стоявшим в темноте с мясницким тесаком в руках, – но затем расслабилась, позволила своему телу снова свернуться и замереть. Ко мне вернулось самообладание.

Сначала я решила, что Калли, Говард и цветной парень должны прикончить ее во дворе. А потом они водой из фонтана смоют с кирпичей все следы. Говард отнесет ее за гараж, завернет останки в душевую занавеску, чтобы не запачкать обивку “Кадиллака” доктора Хартмана, а у Калли не займет и пяти минут, чтобы отвезти ее на свалку.

Но мне еще не все было известно. Еще не все. Если ее прислала Нина, мне нужно узнать у нее кое-что. Если же это не Нина, то прежде чем что-либо делать с ней, необходимо выяснить, кто же ее прислал ко мне.

Калли и Говард провели девушку в дом. Доктор Хартман, сестра Олдсмит, Нэнси и мисс Сьюэлл сгрудились вокруг меня, а Марвин остался стоять в дозоре. Джастин тоже был при мне.

Негритянка, заявившая, что она от Нины, окинула взглядом мое “семейство”.

– Здесь темно, – произнесла она странным тонким голосом.

В последнее время я редко пользовалась электрическим светом. Я настолько хорошо знала дом, что могла передвигаться по нему с завязанными глазами, члены же моей “семьи” тоже не нуждались в электричестве, кроме тех случаев, когда ухаживали за мной, да и тогда им хватало приятного мягкого сияния, исходившего от медицинской аппаратуры.

Если эта цветная девица говорила от лица Нины, то мне казалось странным, что Нина все еще не привыкла к темноте. Несомненно, в гробу у нее было достаточно темно. Но если девица лгала, вскоре ей тоже придется свыкнуться с тьмой. С вечной тьмой...

– Что вам угодно, барышня? – от меня обратился к ней доктор Хартман.

Негритянка облизала пересохшие губы. Калли усадил ее на диван. Члены моей “семьи” остались стоять. Слабые лучи света там и сям выхватывали лицо или руку, но в основном мы должны были казаться девице одной сплошной темной массой.

– Я пришла поговорить с тобой, Мелани, – ответила девица. Голос ее дрогнул, чего я прежде у Нины не замечала.

– Здесь нет никого с таким именем, – произнес доктор Хартман из темноты.

Негритянка рассмеялась. Может, мне только послышался в ее хихиканье хрипловатый смешок Нины? От этой мысли по моему телу пробежал озноб.

– Я знала, что ты здесь, – сказала она. – Точно так же, как я знала, где отыскать тебя в Филадельфии.

Как она меня нашла? Я заставила Калли положить свои огромные руки на спинку дивана позади негритянки.

– Мы не понимаем, о чем вы говорите, мисс, – произнес Говард.

Девица покачала головой. “Зачем Нине понадобилось использовать негритянку?” Я не могла этого понять.

– Мелани, я знаю, что ты здесь. Я знаю, что ты больна. И пришла предупредить тебя, – замогильным голосом медленно проговорила негритянка.

Предупредить меня? О чем? Шепотки в Ропщущей Обители предупреждали меня, но она не была частью этих шепотков. Она появилась позже, когда все пошло из рук вон плохо. Постой-ка, это ведь не она нашла меня, а я ее! Винсент поймал ее и привел ко мне.

А она убила Винсента.

Даже если она была посланницей Нины, лучше всего ее убить. Тогда Нина, возможно, поймет, что со мной шутки плохи, что я не позволю безнаказанно уничтожать моих пешек.

Марвин продолжал стоять в темном дворе с длинным ножом, который мисс Сьюэлл оставила на колоде для разделки мяса. Лучше это сделать за пределами дома. Не надо будет потом тревожиться о пятнах на ковре и паркете.

– Барышня, – заставила я произнести доктора Хартмана, – боюсь, никто из нас не понимает, о чем вы говорите. Здесь нет никого по имени Мелани. Сейчас Калли вас проводит.

– Постойте! – вскричала девица, когда Калли взял ее под руку и развернул в сторону двери. – Подождите минутку!

Голос ее даже отдаленно не напоминал неторопливую воркотню Нины.

– До свидания, – хором произнесли все пятеро. Цветной парень стоял сразу за фонтаном. Я уже много недель не получала подпитки.

Негритянка пыталась вырваться из рук Калли, покуда он волок ее к двери.

– Вилли жив! – крикнула вдруг она. Я заставила Калли остановиться. Все замерли. Еще через мгновение доктор Хартман спросил:

– Что такое?

Негритянка бросила на всех высокомерный, пренебрежительный взгляд.

– Вилли жив, – спокойно повторила она.

– Объяснитесь, – попросил Говард. Девица покачала головой.

– Мелани, я буду разговаривать только с тобой. Если же ты убьешь эту посланницу, ты больше не услышишь меня. Пусть те, кто пытался убрать Вилли, а теперь собираются прикончить тебя, делают свое дело. – Она отвернулась и уставилась в угол, потеряв всякий интерес и не обращая внимания на огромную лапу Калли, крепко сжимавшую ее руку. Она напоминала какой-то механизм, который внезапно выключили.

Оставшись наверху одна, если не считать общества маленького молчаливого Джастина, я в нерешительности заерзала. У меня болела голова. Все это казалось каким-то дурным сном. Я хотела, чтобы она ушла и оставила меня в покое. Нина мертва. Вилли тоже мертв.

Калли снова проводил ее к дивану и усадил.

Мы все не спускали с нее глаз.

Я подумывала о том, не использовать ли мне ее? Бывает – и довольно часто, – что в момент перемещения в чужое сознание, в мгновение овладения им, соразделяются не только чувственные ощущения, но и поток поверхностных мыслей. Если девицу использовала Нина, мне не удастся уничтожить ее обработку, но я смогу ощутить присутствие самой Нины. Если же за ней стоит не Нина, я сумела бы уловить истинную мотивировку ее поступков.

– Мелани сейчас спустится, – произнес Говард, и в то мгновение, когда она реагировала на сообщение – не знаю, со страхом или удовлетворением, – я проскользнула в ее сознание.

Я не встретила никаких препятствий. Полнейшее отсутствие противодействия привело к тому, что я мысленно чуть не повалилась вперед, как человек, пытающийся в темноте опереться на спинку кресла или туалетный столик, которых вдруг не оказывается на месте. Контакт был кратким. Я уловила запах поднимающейся паники, чувство “только не это”, часто встречающееся у людей, которых уже использовали, но которые не были как следует обработаны, и еще целый вихрь мыслей, с топотом разбегающихся в темноте, как мелкие животные. Никаких связных фраз в ее сознании не было. Мелькнул обрывок какого-то видения – старинный каменный мост, нагретый солнцем, переброшенный через море песчаных дюн и отбрасываемых опорами теней. Мне это ни о чем не говорило. Я никак не могла связать это с воспоминаниями Нины, хотя после войны мы так долго были в разлуке, что я не могла уже осознавать: где, когда и с кем проводила время моя бывшая подруга.

Я оставила мозг негритянки. Мне было неинтересно пребывать в ее сознании. Там не было никакой информации... Непонятно...

Девица дернулась и выпрямилась. Это Нина возобновляла свой контроль над ней или самозванка пыталась вернуть себе самообладание?

– Больше не делай этого, Мелани, – произнесла негритянка властным тоном, который впервые чем-то напомнил мне Нину Дрейтон. Ее манеру приказывать.

В гостиную со свечой вошел Джастин. Пламя осветило лицо шестилетнего ребенка снизу, и каким-то образом игра света сделала его глаза безумно старыми.

Негритянка посмотрела на него, как норовистая лошадь, вдруг заприметившая змею.

– Здравствуй, Нина, – сказал мальчик моим голосом, ставя свечу на чайный столик. Девица не дрогнула.

– Здравствуй, Мелани. А ты разве не хочешь поздороваться со мной лично?

– Я не расположена к этому в данный момент. Возможно, я спущусь, когда ты сама придешь ко мне. На губах негритянки мелькнула слабая улыбка.

– Мне будет несколько сложновато сделать это.

Все завертелось у меня перед глазами, в течение нескольких секунд я была способна лишь на то, чтобы сохранять контроль над своими людьми. “А что, если Нина не умерла? Что, если она была всего лишь ранена?"

Но я же видела дыру у нее во лбу! Ее голубые глаза вылезли из глазниц.

Может, патроны были старыми? Пуля врезалась в череп, но не вошла в него, вызвав в мозгу повреждений не больше, чем у меня мое кровоизлияние?

Газеты сообщили, что она умерла. Я сама видела ее имя в списке жертв.

Впрочем, ведь там присутствовало и мое имя.

Рядом с постелью загудел один из медицинских мониторов, оповещая о критическом состоянии. Усилием воли я умерила одышку и сердцебиение. Гудки прекратились.

Выражение лица Джастина за эти несколько секунд не изменилось и в трепещущем пламени свечи по-прежнему напоминало лик бесенка. Он уселся и, подняв ноги, скрестил их на сиденье кожаного кресла, которое так любил мой папа.

– Расскажи мне о Вилли, – попросила я через Джастина.

– Он жив, – ответила девица.

– Этого не может быть. Его самолет разбился, и все пассажиры погибли.

– Все, за исключением Вилли и двух его приспешников, – усмехнулась негритянка. – Они покинули самолет до того, как он взлетел.

– Что же ты обрушилась на меня, если знала, что твой замысел с Вилли провалился? – вырвалось у меня.

– Самолет уничтожала не я, – призналась она после паузы.

У меня началась бешеная тахикардия, так что осциллограф начал выдавать зеленые вспышки, заливая комнату пульсирующим ярким светом.

– А кто же это сделал?

– Другие, – равнодушным тоном отозвалась она.

– Кто эти другие? Девица глубоко вздохнула.

– Есть группа лиц, обладающих нашей силой. Тайная группировка...

– Нашей силой? – перебила ее я. – Ты имеешь в виду Способность?

– Да.

– Глупости. Мы никогда не встречали кого-либо, даже с намеком на Способность. – Я заставила Калли поднять руки в темноте. Ее худенькая прямая шейка торчала из ворота темного свитера. Калли мог переломить ее запросто, как сухую веточку.

– А эти обладают ею, – уверенно произнесла цветная девица. – Они пытались убить Вилли. Они пытались убить тебя. Неужели ты не задумалась, кто это был в Джермантауне? Стрельба? Свалившийся в реку вертолет ?

«Откуда Нина может знать об этом? Откуда вообще кто-либо может знать об этом?»

– Ты вполне могла быть одной из них, – уклончиво ответила я.

Девица невозмутимо кивнула.

– Да, но в таком случае разве я стала бы предупреждать тебя? Я попыталась сделать это в Джермантауне, но ты не захотела слушать.

Я попробовала вспомнить. Предупреждала ли негритянка меня о чем-нибудь? Шепотки тогда уже звучали очень громко, и сосредоточиться было трудно.

– Ты и шериф приходили, чтобы убить меня, – возразила я.

– Нет, – голова девицы медленно шевельнулась, как у заржавевшей марионетки. Нинина компаньонка Баррет Крамер двигалась именно так. – Шерифа прислал Вилли. Он тоже хотел предупредить тебя.

– А кто эти другие? – осведомилась я.

– Известные люди, – ответила она. – Очень могущественные. Барент, Кеплер, Саттер, Хэрод...

– Мне эти имена ничего не говорят, – сказала я и вдруг поймала себя на том, что визжу голосом шестилетнего Джастина. – Ты лжешь! Ты не Нина! Ты умерла! Откуда ты знаешь про этих людей?

Девица помедлила, словно прикидывая, говорить или нет.

– Я познакомилась кое с кем из них в Нью-Йорке, – наконец ответила она. – И они уговорили меня сделать то, что я сделала.

Наступила такая мертвая и продолжительная тишина, что через все свои восемь источников я могла слышать, как на карнизе эркера воркуют голуби. Мисс Сьюэлл бесшумно удалилась на кухню и теперь стояла в тени дверного проема, держа тесак в складках бежевой юбки. Калли переступил с ноги на ногу, и я ощутила отголосок обостренной готовности Винсента в его кровожадном нетерпении.

– Они убедили тебя уничтожить меня, – сказала я, – и пообещали расправиться с Вилли, пока ты занимаешься мною.

– Да, – ответила она.

– Но им так же ничего не удалось, как и тебе.

– Да.

– Зачем ты рассказываешь мне это, Нина? – поинтересовалась я. – Ведь этим ты только вызываешь еще большую ненависть к себе.

– Они обманули меня, – хрипло прошептала девица. – Когда ты явилась, они бросили меня. И я хочу покончить с ними.

Я заставила Джастина чуть склониться вперед.

– Поговори со мной, Нина, – попросила я тихо. – Расскажи мне о нашей юности. Она покачала головой.

– На это нет времени, Мелани. Я улыбнулась, чувствуя, как слюна увлажнила детские зубы Джастина.

– Где мы познакомились, Нина? На чьем балу мы впервые сравнили свои карточки с ангажементами? Негритянка слегка задрожала и поднесла ко лбу руку.

– Моя память, Мелани.., после ранения.., образовались провалы.

– По-моему, несколько секунд назад они тебя не тревожили, – ехидно заметила я. – Кто ездил с нами на пикники на остров Дэниел, Нина, милая? Неужели ты не помнишь его? Наших ухажеров в то далекое-далекое лето?

Девица качнулась, не отводя руки от виска.

– Мелани, прошу тебя, я вспоминаю, а потом забываю.., боль...

К ней сзади подошла мисс Сьюэлл. Ее сестринские туфли на резиновых подошвах не издавали ни малейшего шума.

– Кого мы выбрали первым для нашей Игры в то лето в Бад Ишле? – осведомилась я лишь для того, чтобы дать возможность мисс Сьюэлл сделать два последних бесшумных шага. Я знала, что цветная самозванка не сможет ответить на эти вопросы. Посмотрим, сможет ли она изображать Нину, когда голова ее скатится на пол. Может, Джастину будет интересно поиграть с таким “футбольным мячом” ?

– Первой была танцовщица из Берлина, – вдруг сказала негритянка, – по фамилии Майер, кажется. Подробностей я не помню, но мы, как всегда, обратили на нее внимание, когда сидели в кафе “Зайнер”.

– Что? – ошарашенно воскликнула я.

– А на следующий день.., нет, это было через два дня, в среду.., такой смешной мороженщик. Мы оставили его труп в морозильной камере.., висеть на железном крюке... Мелани, мне больно. Я то вспоминаю, то забываю! – девица начала плакать.

Джастин сполз с кресла, обошел чайный столик и похлопал ее по плечу.

– Нина, – прошептала я. – Прости меня. Прости меня.

Мисс Сьюэлл приготовила чай и подала его в моем лучшем веджвудском фарфоре. Калли принес свечи. Доктор Хартман и сестра Олдсмит поднялись наверх проведать меня, в то время как Говард, Нэнси и остальные устраивались в гостиной. Негр остался стоять у парадной двери.

– А где же Вилли? – спросила я через Джастина. – Как он?

– С ним все в порядке, – ответила Нина, – но я не знаю точно, где он. Ему, бедняге, приходится скрываться.

– От этих людей, которых ты упомянула?

– Да.

– Почему они желают нам зла, Нина, милая?

– Они боятся нас, Мелани.

– Почему? Мы же не сделали им ничего дурного.

– Они боятся этой нашей.., нашей Способности. И еще того, что могут быть разоблачены из-за.., эксцессов Вилли.

Маленький Джастин кивнул.

– Вилли тоже знал о них?

– Думаю, да, – ответила Нина. – Сначала он хотел вступить в их.., в их клуб. Теперь он просто хочет остаться в живых.

– Клуб? – переспросила я.

– У них есть что-то вроде тайной организации, – пояснила Нина. – Место, где они встречаются каждый год и охотятся на заранее выбранных жертв...

– Я понимаю, почему Вилли хотел присоединиться к ним... А сейчас мы можем ему доверять?

– Думаю, да, – ответила негритянка после паузы. – Как бы там ни было, нам троим, из соображений самозащиты, лучше держаться вместе, пока эта угроза не миновала.

– Расскажи мне побольше об этих людях, – попросила я.

– В следующий раз, Мелани. Я.., быстро устаю... Джастин расплылся в своей самой ангельской улыбке.

– Нина, милая, скажи мне, где ты сейчас. Позволь, я приду к тебе, помогу.

Девица улыбнулась, но промолчала.

– Ну ладно. Не хочешь – не говори. Скажи, я еще увижусь с Вилли?

– Возможно, – ответила Нина, – но даже если не увидишься, мы должны действовать с ним заодно до назначенного времени.

– Назначенного времени?

– Через месяц. На острове. – Девица снова провела рукой по лбу, и я увидела, что рука ее дрожит. Да, она была измождена. Наверное, Нине приходилось тратить много сил на то, чтобы заставлять ее двигаться и говорить. Я вдруг представила себе Нинин труп, гниющий во мраке могилы, и Джастин вздрогнул.

– Расскажи же мне об этой встрече. Об острове, – попросила я.

– Потом, – ответила Нина. – Мы еще встретимся и обсудим с тобой, что нужно сделать.., как ты можешь помочь нам всем. А теперь мне пора идти.

– Хорошо, – но мой детский голосок не смог скрыть чисто детского разочарования, которое я ощущала.

Нина – негритянка – встала, медленно подошла к креслу, где сидел Джастин, и поцеловала его, то есть меня, в щеку. Как часто Нина награждала меня этим иудиным поцелуем, прежде чем предать! Я вспомнила нашу последнюю встречу.

– До свидания, Мелани, – прошептала она.

– Чао, Нина, дорогая, – улыбнулась я ей. Глядя по сторонам, словно опасаясь, что Калли или мисс Сьюэлл остановит ее, она пошла к двери. Мы все сидели, ангельски улыбаясь, при свете свечей, держа чайные чашки на коленях.

– Нина! – окликнула я ее, когда она приблизилась к двери.

Она медленно обернулась, и я почему-то вспомнила кота Энн Бишоп, его загнанный вид, когда Винсент наконец настиг его в углу спальни.

– Да, дорогая?

– Все-таки зачем ты прислала ко мне эту черномазую?

Девица загадочно улыбнулась.

– Мелани, а разве ты никогда не использовала цветных для разных поручений?

Я кивнула, и девица вышла.

Марвин с мясницким тесаком еще глубже вжался в куст за дверью и проводил девушку пытливым взглядом. Калли пришлось выйти, чтобы открыть ворота.

Она свернула налево и медленно двинулась по темной улице.

Я отправила негра за ней. А еще через минуту Калли тоже последовал за ними.


Глава 20. Чарлстон.

Вторник, 5 мая 1981 г.

Натали заставила себя пройти один квартал спокойным шагом. Свернув за угол и потеряв из виду дом Фуллер, она поняла, что стоит перед выбором: либо дать своим коленям согнуться, либо бежать.

Она побежала. Миновав первый квартал со спринтерской скоростью, она обернулась и в свете фар поворачивавшей машины увидела метнувшуюся темную фигуру. Юноша показался ей странно знакомым, но на таком расстоянии рассмотреть лицо было невозможно. Зато блеснувший в его руке нож она увидела. Из-за угла показалась еще одна, более крупная фигура. Натали пробежала еще квартал к югу и снова свернула на восток – она уже задыхалась, под ребрами кололо и жгло, но она не обращала внимания на боль.

Улица, где она оставила машину, была освещена ярче, хотя рестораны и магазины уже закрылись, а пешеходы исчезли. Натали остановилась, рванула на себя дверцу и рухнула на водительское сиденье. На мгновение ее охватила еще большая паника, когда она обнаружила, что ключи в зажигании отсутствуют, а при ней нет сумочки. Но почти сразу же она вспомнила, что положила их под сиденье, чтобы их мог найти Сол, когда придет за машиной. Едва она наклонилась, чтобы достать их, противоположная дверца распахнулась и в машину ввалился мужчина.

Натали, пытаясь сдержать крик, резко выпрямилась и поднесла сжатые кулаки к лицу в жесте рефлекторной самозащиты.

– Это я, – сказал Сол и поправил очки. – С тобой все в порядке?

– О Господи, – выдохнула Натали. Она нащупала ключи, и машина с ревом тронулась с места.

За их спинами от кустарника отделилась тень и бросилась им вдогонку.

– Держись! – крикнула Натали и, выехав на середину улицы, помчалась на бешеной скорости. Луч фар на несколько мгновений выхватил фигуру негра, прежде чем тот отскочил в сторону.

– Черт, – пробормотала Натали, – ты видел, кто это?

– Марвин Гейл. – Сол ухватился за приборную доску, – сверни-ка здесь.

– Что он тут делает? – воскликнула Натали.

– Не знаю, – ответил Сол. – Сбавь скорость. Нас никто не преследует.

Натали переключила скорость и выехала на шоссе, ведущее к северу. Она поймала себя на том, что плачет и смеется одновременно, и затрясла головой, пытаясь успокоиться.

– О Господи, получилось, Сол! Получилось. А я даже никогда не играла в самодеятельности. Просто не могу поверить! – Она попробовала рассмеяться, но вместо этого из глаз у нее хлынули слезы. Сол сжал ее плечо, и она впервые посмотрела ему в глаза. На какое-то ужасное мгновение ей показалось, что Мелани Фуллер все же удалось перехитрить ее, что старая ведьма каким-то образом обнаружила их, разузнала об их планах и завладела Солом...

От его прикосновения Натали вся сжалась, Сол бросил на девушку недоуменный взгляд и покачал головой.

– Все в порядке, Натали. Я проснулся, обнаружил твою записку и добрался на такси до “Генри”...

– Фенотиацин, – прошептала она, не зная, куда смотреть – на Сола или на дорогу.

– Я не допил кофе, – ответил Сол. – Оказался слишком горьким. К тому же ты взяла дозу, нужную для Энтони Хэрода. А он маленький мужчина.

Натали посмотрела на Сола. Какая-то часть ее сознания убеждала ее в том, что она сошла с ума.

– Ладно, – усмехнулся он. – Мы согласились, что эти.., штуки.., влияют на память. Я собирался расспросить тебя, но можем начать и с меня. Описать ферму Давида в Кесарии? Рестораны, в которых мы бывали в Иерусалиме? Наставления Джека Коуэна?

– Да нет же, – отмахнулась Натали. – Все нормально, раз ты не допил кофе...

– Ты в порядке?

Она вытерла слезы рукавом и рассмеялась.

– О Господи, Сол, это было ужасно. Какое-то умственно отсталое чудовище и другой зомби отвели меня в гостиную, где стояло еще с полдюжины таких же в полной темноте. Они выглядели как трупы – у одной женщины белое платье было застегнуто не на те пуговицы, а рот не закрывался. Я просто не могла думать, мне казалось, что мой голос вот-вот перестанет слушаться меня, а потом, когда вошло это маленькое.., маленькое существо со свечой, стало еще хуже, чем в Ропщущей Обители, такого я даже представить себе не могла. Взгляд у малыша был – ее взгляд, безумный, неотрывный. Господи, я никогда не верила ни в бесов, ни в сатану, ни в ад, но это существо было прямо из Данте или какого-нибудь кошмара Иеронима Босха, и она продолжала задавать мне вопросы через него, а я не могла ответить ни на один. Я знала, что эта сестра, тварь, одетая в сестринскую форму, собирается что-то сделать за моей спиной, но тут Мелани, то есть этот бесенок, упомянула Бад Ишль, и у меня что-то щелкнуло в мозгу, Сол. Я вспомнила те материалы, собранные Визенталем, вспомнила танцовщицу из Берлина, Берту Майер, а потом все пошло легко, только я боялась, что она снова спросит о более ранних годах, но она не спросила. Сол, по-моему, мы убедили ее, по-моему, она попалась, но мне было так страшно... – Натали умолкла, еле переводя дыхание.

– Притормози здесь, – сказал Сол, указав на пустую стоянку.

Натали остановила машину и откинулась назад, пытаясь успокоиться. Сол наклонился, взял ее лицо в ладони и поцеловал – сначала в левую щеку, потом – в правую.

– Милая моя, более отважного человека я еще в своей жизни не встречал. Если бы у меня была дочь, я бы хотел, чтобы она была похожа на тебя.

Натали всхлипнула.

– Сол, нам надо спешить обратно в мотель и включить энцефалограф, как мы планировали. Ты должен обо всем меня спросить. Она прикасалась ко мне.., я это чувствовала.., это было хуже, чем тогда с Хэродом.., такое ледяное прикосновение, Сол, холодное и скользкое, как.., не знаю.., будто из могилы.

Сол кивнул.

– Нет, она уверена, что это ты – из могилы. И нам остается только надеяться, что она побоится еще одного столкновения с Ниной и не будет пытаться отнять тебя у своей предполагаемой соперницы. Если бы она собиралась применить к тебе свою силу, то, следуя логике, она скорее сделала бы это, пока вы общались.

– Способность, – поправила Натали, – она называет это “наша Способность”, и я даже различаю заглавную букву “О, когда она произносит это. – Она испуганно оглянулась. – Сол, надо вернуться и провести суточный карантин, как мы и планировали. Ты должен расспросить меня обо всем и убедиться.., что я помню.

Сол слабо рассмеялся.

– Хорошо, мы включим энцефалограф, пока ты будешь спать – а ты будешь спать, но задавать тебе вопросы нет никакой необходимости. Твой маленький монолог здесь, в машине, вполне убеждает меня в том, что ты именно та, кем была всегда.., то есть очень отважная и красивая девушка. Пересаживайся на мое место, а я сяду за руль.

Пока они ехали к мотелю, Натали думала о своем отце – вспоминала тихие вечера в лаборатории или за обедом с ним; вспоминала, как однажды она раскроила колено ржавой железякой за домом Тома Пайпера и прибежала домой, а отец, бросив машинку для стрижки газонов, кинулся ей навстречу, с ужасом глядя на ногу и пропитанный кровью носок. Но она не плакала, и он, подняв ее на руки и неся в дом, все время повторял: “моя отважная девочка, моя отважная девочка”.

И она становилась отважной. Натали закрыла глаза. Она стала отважной.

– Это начало, – произнес Сол. – Несомненное начало их конца.

Не открывая глаз и чувствуя, как успокаивается ее сердцебиение, Натали задремала, продолжая думать об отце.


Глава 21. Мелани.

При свете дня поверить в то, что со мной связывалась Нина, оказалось труднее. Моей первой реакцией были тревога и чувство незащищенности, вызванные тем, что я обнаружена. Но эти ощущения скоро прошли, сменившись уверенностью и возрожденной энергией. Кого бы ни представляла эта девица, она заставила меня снова думать о будущем.

В среду, кажется, это было 5 мая, негритянка не пришла, поэтому я предприняла самостоятельные действия. Доктор Хартман обошел больницы под предлогом поисков места, куда я могла быть госпитализирована, на самом же деле он проверял, не находятся ли там больные, похожие на Нину. Помня о моем пребывании в больнице Филадельфии, доктор Хартман не обращался к медицинскому персоналу или администраторам, а под видом проверки больничного оборудования сам работал с компьютерами, медицинскими картами и историями болезней в хирургических отделениях.

Поиски продолжались до пятницы, и за это время никаких сведений ни о Нине, ни о негритянке не по ступало. К выходным доктор Хартман обошел все больницы, дома престарелых и медицинские центры, оборудованные для длительного содержания больных. Он также заглянул в окружной морг, где его заверили, что тело мисс Дрейтон было выдано и кремировано наследниками, – но это лишь подтверждало возможность того, что она жива.., или что ее тело похищено.., потому что когда я бегло прошлась по сознаниям служителей морга, я обнаружила одного – глуповатого человека среднего возраста по фамилии Тоуб, с безошибочными признаками того, что его использовали, о чем после ему велено было забыть.

Калли начал обходить чарлстонские кладбища в поисках могилы годичной давности, в которой могло бы находиться тело Нины. Семья Нины происходила из Бостона, поэтому, когда обследование чарлстонских кладбищ ничего не дало, я отправила Нэнси на север – мне не хотелось, чтобы Калли покидал дом на столь долгое время, – и она отыскала семейную усыпальницу в пятницу после полуночи с заступом и ломом, купленными в Кембридже, и произвела тщательные расследования. Хокинсов было в изобилии – всего одиннадцать штук, из них девять взрослых, но все они выглядели так, будто пролежали здесь уже по меньшей мере полстолетия. Глазами мисс Сьюэлл я осмотрела проломленный череп, принадлежавший, очевидно, Нининому отцу, – я разглядела золотые зубы, по поводу которых он любил шутить, и в сотый раз задумалась: неужто это Нина толкнула его под колеса троллейбуса в 1921 году за то, что он не позволил ей купить синий автомобиль, на который она в то лето положила глаз.

Обнаруженные в ту ночь Хокинсы представляли собой кости, прах и давно сгнившие останки похоронных убранств, и все же, чтобы быть абсолютно уверенной, я заставила мисс Сьюэлл вскрыть все черепа и заглянуть внутрь. Кроме серой пыли и насекомых, там мы ничего не обнаружили. Нина в склепе не пряталась.

Какими бы бесплодными ни были эти поиски, я радовалась тому, что размышляю вполне здраво. Долгие месяцы болезни расслабили меня, притупили обычную остроту восприятия, но теперь я чувствовала возвращение былой интеллектуальной мощи.

Мне следовало догадаться, что Нина не захочет быть похороненной вместе со своей семьей. Она не любила своих родителей и ненавидела единственную сестру, которая умерла в юности. Нет, если Нина действительно мертва, ее, скорее, можно найти в каком-нибудь недавно купленном особняке, может быть, даже здесь, в Чарлстоне, возлежащей на роскошных носилках, прелестно одетой и каждый день заново подкрашенной в окружении целого некрополя прислужников у мертвых. Признаюсь, я заставила сестру Олдсмит надеть лучшее шелковое платье и отправила ее завтракать в “Мансарду” – но никаких признаков Нининого присутствия там тоже не оказалось, ведь хотя чувство юмора у нее было таким же изящным, как у меня, она была не настолько глупа, чтобы вернуться туда.

Мне бы не хотелось, чтобы складывалось впечатление, будто моя неделя была целиком занята бесплодными поисками, возможно, несуществовавшей Нины.

Я предпринимала и чисто практические меры предосторожности. Говард улетел в среду во Францию и начал подготавливать мой будущий переезд туда, ферма находилась в том же состоянии, в каком я оставила ее восемнадцать лет назад. В сейфе в Тулоне хранился мой французский паспорт, положенный туда мистером Торном лишь тремя годами раньше.

То, что я могла воспринимать впечатления Говарда, находящегося на расстоянии более двух тысяч миль, свидетельствовало о моей несоизмеримо возросшей Способности. Раньше на такие далекие расстояния я отправляла только идеально обработанных пешек, таких как мистер Торн, и то они действовали по заранее запрограммированному плану, который не нуждался в моем непосредственном руководстве.

Разглядывая глазами Говарда поросшие лесом холмы Южной Франции, сады и рыжие прямоугольники крыш в долине, неподалеку от моей фермы, я недоумевала, почему отъезд из Америки казался мне таким сложным.

Он вернулся в субботу вечером. Все было готово к тому, чтобы Говард, Нэнси, Джастин и мать Нэнси – инвалид в течение часа могли покинуть страну. Калли и остальные должны были выехать позднее, в том случае если не возникнет необходимости прикрытия. Я не собиралась лишаться своего личного медицинского персонала, но если бы дело дошло до этого, во Франции тоже имелись превосходные врачи и сестры.

Однако когда путь к отступлению был подготовлен, я засомневалась, хочу ли я этого. Мысль о встрече с Вилли и Ниной не была лишена приятности. Эти месяцы блужданий, боли и одиночества становились еще более тягостными от ощущения незавершенности дел. Полгода назад Нинин звонок в аэропорту Атланты поверг меня в бегство, зато реальное появление посланницы Нины – если она была тем, за кого себя выдавала, – оказалось не таким уж пугающим.

Я решила, что так или иначе добьюсь правды.

Во вторник сестра Олдсмит пошла в публичную библиотеку и отыскала все упоминания имен, названных негритянкой. Она нашла несколько журнальных публикаций и недавно вышедшую книгу о таинственном миллионере К. Арнольде Баренте, заметки о Чарлзе Колбене в статьях, посвященных политике Вашингтона, несколько книг об астрономе по имени Кеплер – но, вероятно, это был не тот человек, так как он уже несколько веков находился в могиле – ссылок же на другие имена не было. Эти книги и статьи ни в чем меня не убедили. Если девица была прислана не Ниной, то она почти наверняка лгала. Если же все-таки Ниной – я тоже допускала, что она могла лгать. Нина не нуждалась в провокации со стороны других, обладающих Способностью, чтобы провоцировать меня.

"Могла ли смерть сделать Нину безумной?” – размышляла я.

В субботу я позаботилась о последней детали. Доктор Хартман договорился с миссис Ходжес и ее зятем о покупке соседнего дома. Я знала, где она живет. Я также знала, что в субботу утром она ездит одна на рынок в Старый Город за свежими овощами, которые были для нее своеобразным фетишем.

Калли остановился рядом с машиной дочери миссис Ходжес и дождался, когда старуха выйдет с рынка. Как только она появилась с полными сумками в руках, он подошел и сказал:

– Позвольте я помогу вам.

– Спасибо, я сама... – начала было миссис Ходжес, но Калли забрал у нее одну сумку, крепко взял за руку и повел к “Кадиллаку” доктора Хартмана. Подойдя к машине, он открыл дверцу и швырнул ее на переднее сиденье, как выведенный из себя родитель швыряет двухлетнего младенца. Миссис Ходжес сделала попытку открыть запертую дверцу и выбраться, но Калли проскользнул на водительское место и своей огромной рукой, в которой помещалась вся головка глупой старухи, сжал ее физиономию. Она тяжело привалилась к дверце. Калли, удостоверившись, что она дышит, повез ее домой, включив пленку с записью Моцарта и глупо стараясь подпевать.

В воскресенье 10 мая, вскоре после полудня, в ворота вновь постучала посланница Нины.

Я послала Говарда и Калли впустить ее. На сей раз я была готова к ее приходу.


Глава 22. Остров Долменн.

Суббота, 9 мая 1981 г.

Натали и Сол вылетели из Чарлстона в половине восьмого утра. Впервые за четыре дня Натали впервые сняла с себя телеметрическое оборудование энцефалографа и почувствовала себя странно обнаженной и в то же время свободной, словно она действительно вышла из карантина.

Маленькая “Сессна-180”, поднявшись в воздух, пересекла порт, повернула навстречу восходящему солнцу и еще раз вправо. Внизу показались голубовато-зеленые волны океана. Под правым крылом раскинулся остров Каприз. Натали сверху различала фарватер, уходящий к югу сквозь безумное переплетение заливов, морских рукавов и прибрежных болот.

– Как ты думаешь, сколько уйдет времени на это? – окликнул Сол пилота. Сол сидел на правом переднем сиденье, Натали – за ним. В ногах у нее лежала большая пластиковая сумка.

Лерил Микс посмотрел на Сола, а потом бросил взгляд через плечо на Натали.

– Около полутора часов, – прокричал он, перекрывая шум двигателя. – Может, немного больше, если налетит юго-восточный ветер.

Пилот выглядел так же, как семь месяцев назад, когда Натали познакомилась с ним на крыльце дома Роба Джентри, – на нем были дешевые пластмассовые темные очки, морские ботинки, обрезанные джинсы и свитер с выцветшими буквами “Колледж Вобаш”. Натали по-прежнему казалось, что Микс напоминает помолодевшего длинноволосого Морриса Адолла.

Натали вспомнила имя Микса и то, что старый приятель Роба Джентри был чартерным пилотом, дальше оставалось только перелистать желтые страницы, чтобы отыскать его офис в маленьком аэропорту к северу от горы Красотка. Микс вспомнил ее и после нескольких минут болтовни, в основном посвященной забавным воспоминаниям о Робе, согласился взять ее и Сола, чтобы совершить облет острова Долменн. Пилот поверил их версии, что Натали с Солом пишут рассказ о миллионере-отшельнике К. Арнольде Баренте, и Натали не сомневалась, что он запросил с них гораздо меньшую сумму, чем обычно.

День был теплый и безоблачный. Натали смотрела, как светлые прибрежные воды смешиваются с сине-пурпурными глубинами истинной Атлантики, растянувшейся на сотни миль вдоль извилистого берега; на юго-запад, к раскаленному горизонту, уходил зеленовато-коричневый пейзаж Южной Каролины. Во время полета Сол и Натали разговаривали мало – сидели, погрузившись в собственные мысли. Микс был занят периодическими переговорами по радиосвязи, а в остальное время явно наслаждался полетом в такой прекрасный день. Когда они углубились дальше, он указал своим пассажирам на два пятна в океане, к западу от них.

– Тот, что больше, Голова Хилтона, – лаконично сообщил он. – Излюбленное место отдыха представителей высшего света. Никогда там не был. А второй остров Париса, морская база. Однажды мне там устроили оплачиваемый отпуск. Там знают, как превращать мальчиков в мужчин, а мужчин в роботов меньше чем за десять недель. Насколько мне известно, там этим занимаются до сих пор.

К югу от Саванны они снова свернули к берегу, и перед ними открылась длинная вереница песчаных отмелей и зеленых островов – Микс называл их по очереди: Святой Катерины, Черная Борода и, наконец, острова Сапело. Он свернул влево, выровнял курс и указал еще на одно туманное пятно в нескольких десятках миль от того места, где они находились.

– А вот и этот остров Долменн, – насмешливо, по-пиратски прорычал Микс.

Натали приготовила камеру – новенький “Никон” с трехмиллиметровым объективом – и, прислонив ее к боковому окошку, закрепила на треноге. Она использовала очень скоростную пленку. Сол положил на колени блокнот и подставку с укрепленными на ней картами и диаграммами, которые были изъяты им из досье Джека Коуэна.

– Мы подлетим к нему с севера! – прокричал Микс. – Пролетим над океаном, как я и говорил, потом сделаем круг и взглянем на старый особняк.

Сол кивнул.

– А как близко ты можешь подлететь? Микс ухмыльнулся.

– Вообще-то там все охраняется, формально северная часть острова – это дикий заповедник, основной пролетный путь над побережьем, поэтому воздушное пространство там закрыто. Все это принадлежит якобы Фонду Западного Наследия, и остров охраняют так, словно на нем расположена ракетная база русских. Стоит пролететь там, и едва приземлишься, Комитет гражданской авиации тут же отнимет у тебя лицензию, еще и предварительно проверят регистрационные номера.

– А ты когда-нибудь менял номера? – осведомился Сол.

– Ага, – кивнул Микс. – Не знаю, обратил ли ты внимание, но большинство цифр сделано просто из красной клейкой ленты. Лента отклеивается, и мы получаем другой номер. Ладно, посмотри вон туда, – он указал на серую шлюпку с высокой мачтой, которая медленно двигалась в северном направлении примерно в миле от острова. – Это одна из их сторожевых шлюпок. С радарным устройством. Кроме того, у них есть быстроходные патрульные катера, курсирующие туда и обратно, и если какому-нибудь дурачку вздумается устроить пикник на Долменн или высадиться, чтобы посмотреть на птичек, его ждет страшное потрясение.

– А что происходит здесь в июне, когда они собираются лагерем? – спросил Сол. Микс рассмеялся.

– Ну, тогда уже подключаются береговая охрана и военно-морской флот. Без специального приглашения ни одно судно не сможет приблизиться к Долменну. Ходят слухи, что охрана хорошо вооружена, а с взлетной полосы на юго-западе, которую я вам покажу, то и дело поднимаются в воздух вертолеты. Приятели мне рассказывали, что они не подпускают никого и по воздуху ближе чем на три мили. А вот это – северный пляж. – Микс показал вниз. – Здесь идет единственная полоса песка, если не считать пляжа возле особняка и летнего лагеря. – Микс повернулся и бросил взгляд на Натали. – Надеюсь, вы готовы, мэм? С этой стороны мы больше не окажемся.

– Готова! – откликнулась Натали, и как только они оказались в четверти мили от пляжа, на высоте четырехсот футов, она принялась щелкать фотоаппаратом. Девушка была довольна, что взяла пленку большого формата с автоматической перемоткой, в которой при обычной съемке не испытывала никакой потребности.

Вместе с Солом она хорошо изучила когеновские карты острова, но увидеть остров воочию было гораздо интереснее, хотя картинки и мелькали внизу очень быстро, представляя собою чехарду пальмовых зарослей, отмелей и других едва заметных подробностей.

Остров Долменн ничем не отличался от других барьерных островов, в основном располагавшихся ближе к побережью, – он был вытянут в форме буквы Г с севера на юг, длиною семь миль и шириной – около трех миль. К северной оконечности остров сужался, мысом уходя в океан.

За длинной белесой полосой пляжа виднелись топи, болота и субтропические заросли, покрывавшие всю северную часть острова. С пальм и кипарисов взлетали большие белые птицы, суматошно хлопая крыльями. Натали отщелкивала пленку с такой скоростью, с какой только позволяла автоматическая перемотка. Вскоре она увидела какие-то почерневшие развалины.

– Это руины бывшей лечебницы рабов, – прокричал Сол, делая отметку на своей карте. – За ней – плантация Дюбоза, уже полностью заросшая джунглями. Где-то там кладбище рабов.., а там охранная зона!

Натали оторвалась от видоискателя. Северную часть острова занимали холмы, поросшие густой непроходимой растительностью, кое-где появлялись дубы, кипарисы, сосны. Впереди виднелись низкие, наполовину утопленные в земле бетонные строения, между пальмами вилась черная гладкая лента асфальтовой дороги, переходившая в площадку, огороженную заборами и абсолютно лишенную какой-либо растительности. Казалось, земля здесь вымощена остроконечным ракушечником. Натали выдвинула объектив и снова принялась делать снимки.

Микс снял наушники.

– Господи, вы бы только послушали, что орет этот парень с радарной сторожевой лодки! Жаль, у меня не работает приемник, – и он подмигнул Солу.

Они приблизились к западной части острова. Микс круто повернул, чтобы не пролетать непосредственно над ней.

– Давай выше! – крикнул Сол.

Когда они набрали высоту, Натали получила превосходную панораму для обзора. Она сменила камеры и взяла “Рико” с широкоугольным объективом и ручной перемоткой. Перейдя к левому иллюминатору, она начала с бешеной скоростью отщелкивать крупные планы длинного пляжа.

Северная часть острова выглядела совсем иначе – за охранной зоной тянулись сосновые и дубовые рощи, вдали высились поросшие лесом холмы, все несло на себе следы тщательного и вдумчивого ухода. Асфальтовая дорога продолжала виться вдоль берега параллельно пляжу, и лишь пальмы и древние дубы скрывали из виду ее идеально гладкую поверхность. С высоты в пятьсот футов между кронами деревьев замелькали зеленые крыши строений и кольцо скамеек на травянистой поляне ближе к центру острова.

– Дормитории и амфитеатр летнего лагеря! – крикнул Сол.

– Держитесь, – предупредил Микс и снова круто свернул влево, к пурпурного цвета рифу, чтобы миновать искусственную гавань и длинный бетонный причал на юго-восточной оконечности острова. – Не думаю, что они станут обстреливать нас, – осклабился он, – но черт их знает.

За гаванью они круто свернули вправо и полетели вдоль каменистого восточного побережья. Микс кивком головы указал на крышу, видневшуюся к югу над колышущимися под ветром древними дубами и цветущими магнолиями.

– Вот этот особняк! – пояснил он, – Бывшая плантация Вандерхуфа. Старый священник женился на деньгах. Построен около 1770 года. На третьем этаже располагается более двадцати спален.., а во всем доме, наверное, около ста двадцати комнат. А там, за деревьями, на прогалине – взлетная площадка.

"Сессна” снова свернула вправо и начала кружить над макушками белых скал, спускавшихся с высоты футов в двести к ревущему внизу прибою. Натали сделала пять снимков с выдвинутым объективом и два – широкоугольником. Особняк виднелся в конце длинной дубовой аллеи – огромное обветренное здание, окруженное идеально подстриженным газоном, который уходил к острым, круто обрывавшимся вниз скалам.

Сол сверился с картой и, прищурясь, еще раз посмотрел на крышу особняка, исчезавшего за высокими дубами.

– Считается, что здесь должна быть дорога.., уходящая от особняка на север...

– Дубовая аллея, – подтвердил Микс. – Тянется почти с милю от гавани до подножия холма с противоположной стороны особняка, где начинаются сады. А дороги никакой нет. Лишь травянистая аллея, ярдов тридцать в ширину, она как раз идет между двух столетних дубов. Ветви деревьев увешаны японскими фонариками... Свет от них ночью виден за десять миль.., именно по этой освещенной аллее они и направляются к особняку в первый день лагеря. А вот там – взлетная полоса!

Они пролетели еще две мили к западу вдоль основания буквы Г, скалы начали постепенно снижаться в полосу прибрежных камней, которые переходили в белый песчаный пляж. За ним виднелась авиаплощадка – длинная темная просека, уходящая в лес на северо-восток.

– Даже те, кто прилетают, совершают объезд по Дубовой аллее, – пояснил Микс.

Они круто нырнули вправо, облетая юго-западную оконечность острова, и пляж остался позади. Впереди прямая линия Г разрушалась неровной заводью. Здесь была огороженная охранная зона, которая уходила через перешеек в глубь острова. Среди пышной тропической растительности сотни ярдов пустой, ничем не заполненной территории выглядели внушительно. Будто рай, отсеченный от всего мира Берлинской стеной. К северу от охранной зоны вдоль всего западного побережья – никаких признаков человеческого жилья, даже присутствия человека – все пространство до самого берега занимали заросли пальм, сосен и магнолий.

– А как они объясняют необходимость охранных зон? – осведомился Сол.

– Вероятно, они отделяют дикий заповедник от частных владений, – предположил Микс. – На самом деле весь остров – частная собственность. Во время своих летних лагерей – идиотское название, правда? – у них здесь кишмя кишат всякие премьер-министры и бывшие президенты. Их держат к югу от охраняемой полосы, чтобы проще было обеспечивать их безопасность. И дело не в том, что им на острове что-то угрожает. А вон пикетирующая шлюпка западной оконечности острова, – он кивнул влево. – Через три недели здесь будет твориться черт-те что – десятки кораблей, яхты, катера береговой охраны. Даже если кому-нибудь удастся высадиться на остров, далеко ему не уйти. Повсюду будут расставлены тайные агенты и силы безопасности. Если вы пишете о К. Арнольде Баренте, то, наверное, уже знаете, что этот человек здорово умеет охранять свою частную жизнь.

Вертолет приближался к северной оконечности острова.

– Я бы хотел приземлиться там. – Сол указал вперед.

– Послушай, приятель, – усмехнулся Микс, качая головой. – Можно нарушить схему планов вылетов. Можно даже вторгнуться в воздушное пространство Барента. Но если мои шасси коснутся этой взлетной полосы, я больше никогда не увижу свой самолет.

– Я же не имею в виду взлетную полосу, – воз разил Сол. – Пляж на северной оконечности выглядит ровным. Там песок достаточно хорошо утрамбован, чтобы можно было приземлиться.

– Ты сошел с ума! – Микс нахмурился и начал возиться с управлением. За северной оконечностью острова раскинулся океан.

Сол вынул из кармана рубашки четыре пятисотенные купюры и положил их на консоль перед Миксом.

Микс покачал головой.

– На это ни нового вертолета не купишь, ни оплатишь больничные расходы, если мы врежемся в какой-нибудь камень.

Натали склонилась вперед и сжала плечо пилота.

– Ну, пожалуйста, мистер Микс, – перекрывая шум двигателя, попросила она, – для нас это очень важно.

Микс повернулся и посмотрел на Натали.

– Значит, это не просто статья для журнала, да? Натали быстро взглянула на Сола, потом на Микса и покачала головой.

– Нет.

– Это имеет какое-то отношение к смерти Роба? – спросил Микс.

– Да, – кивнула Натали.

– Я так и думал. – Микс вздохнул. – Я же сразу не поверил всем этим чертовым объяснениям, чем Роб занимался в Филадельфии и как со всем этим было связано ФБР. Значит, каким-то образом в деле замешан миллионер Барент?

– Да, мы так считаем, – ответила Натали. – И нам нужны дополнительные сведения.

Микс указал на проносившийся под ними пляж.

– И если мы приземлимся там на несколько минут, вам это поможет сделать какие-то выводы?

– Возможно, – сказал Сол.

– Тьфу ты, черт, – пробормотал Микс, – похоже, вы оба террористы или еще что-нибудь в этом роде, правда, от террористов я никогда не видел никакого зла, а вот негодяи типа Барента мне всю жизнь отравили. Держитесь, – “Сессна” резко свернула вправо. Северо-западную оконечность пляжа прорезали несколько ручьев и заливчиков. – Не больше ста двадцати ярдов! – крикнул Микс. – Придется садиться у самой воды, и молитесь, чтоб мы не попали в яму и не наскочили на камень. – Он сверил показания приборов и посмотрел вниз, на белые пенистые барашки прибоя и качающиеся макушки деревьев. – Ветер с запада, – и еще раз предупредил:

– Ну, держитесь.

"Сессна” еще раз круто свернула вправо и начала терять высоту. Сол покрепче затянул пристежные ремни и ухватился руками за консоль. Натали убрала фотоаппаратуру, сунула “кольт” под блузку, проверила ремень и обхватила себя за плечи руками.

Микс резко сбросил скорость, и “Сессна” стала снижаться так медленно, что, казалось, она висела над волнами целую минуту. Сол не сомневался, что траектория их падения неизбежно закончится в полосе прибоя, но в последний момент Микс прибавил скорость, пронесся над камнями, которые выросли до размеров устрашающих валунов, и уверенно направил свой самолет на мокрый песок.

Нос “Сессны” нырнул вниз, на ветровое стекло упали брызги соленой воды, и Сол почувствовал, как заносит левое шасси, но уже через мгновение Микс заработал как умалишенный, одновременно дергая за все ручки управления. Самолет выровнялся и начал останавливаться, но недостаточно быстро – бухточки, которые казались такими далекими с северо-западного конца пляжа, с неудержимой скоростью неслись навстречу, размываемые вращающимся диском пропеллера. За пять секунд до того как перемахнуть через овраг Микс накренил самолетик вправо, так что брызги полетели в окно Сола, нажал на дроссель и тормоза и, сделав крутой вираж, посадил машину в нескольких дюймах от бухты и дюн.

– Три минуты, – сказал Микс, оттягивая дроссель. – Я буду на восточном конце пляжа, и если ветер начнет стихать или я увижу их лодку, выруливающую из-за мыса Рабов, – адью. Дама останется в самолете, чтобы помочь мне развернуть хвост.

Сол кивнул, отстегнул ремни и выскочил из хрупкой дверцы – ветер тут же подхватил его длинные волосы. Натали подала ему длинную тяжелую сумку, обмотанную брезентом.

– Эй! – окликнул его Микс. – Ты ничего не сказал...

– Езжай, – прокричал Сол и бегом бросился к зарослям, туда, где бухточка скрывалась в пальмовых побегах и тропических цветах.

Не пройдя и десяти ярдов, Сол оказался по колени в болотной трясине в окружении магнолий, пальм, кипарисов и дубов, заросших испанским мхом. Из большого гнезда прямо над его головой с шумом вылетела скопа, в воду метнулось какое-то земноводное, оставив за собой расходящиеся волны. Сол вспомнил слова Джентри о ловле змей в темноте. Три минуты почти истекли, когда он догадался вытащить компас и решил, что ушел достаточно далеко. Тяжелую сумку он тащил на правом плече и теперь, оглянувшись, заметил древний кипарис, обезображенный пожаром, – две нижние ветки раскинулись над темной водой, как обугленные руки человека. Сол двинулся к дереву, но, еще не дойдя до ствола, по пояс погрузился в воду. Оказывается, ствол расщепило молнией, сквозь зазубренные края выемки виднелась полусгнившая сердцевина кипариса.

Сол почувствовал, как в вязкую тину погружается его левая нога, пока он заталкивал свою сумку в эту щель ствола, – сначала вверх, а потом вглубь, стараясь скрыть ее из виду. Заделав отверстие, Сол отошел на десять шагов назад, удостоверился, что сумку не видно. Быстрым цепким взглядом окинул форму и расположение старого кипариса относительно бухты, других деревьев и участка неба, который виднелся сквозь свисающий мох и искривленные сучья. Повернувшись, Сол поспешил к берегу.

Трясина угрожающе затягивала его, пытаясь содрать с него ботинки и мертвой хваткой вцепиться в щиколотки. Солоноватый налет покрыл его рубашку, от стоячей воды несло водорослями и разложением. Огромные листья папоротников хлестали Сола по липу, его плотным кольцом облепили кровососущие комары и мелкие москиты. Чем дальше он продвигался, тем непроходимее казались заросли. Наконец Сол преодолел последний барьер из ветвей и, спотыкаясь, вышел к песчаной мелкой бухточке, выбрался по крутому откосу на пляж и понял, что, несмотря на компас, вышел ярдов на тридцать западнее.

"Сессны” не было.

Не веря своим глазам, Сол замер, затем бросился вперед, заметив вдали солнечных зайчиков, отражавшихся от металла и стекла, – за изгибом низких дюн самолет казался невероятно далеким. Он услышал, как нарастает грохот двигателя, и заметил со свойственной ему наблюдательностью начинавшийся прилив – вода уже скрыла следы от ближайшего шасси и быстро сокращала возможное пространство для взлета. Пробежав две трети пути, Сол уже не слышал ничего, кроме собственного дыхания. Не слышал он и низкого гула моторной лодки. Ее он заметил, лишь когда обернулся, – расшвыривая белые брызги, она неслась по крутой дуге из-за северо-восточной оконечности острова. На ее борту виднелось по меньшей мере пять темных фигур с винтовками в руках. Сол рванул еще быстрее и, поднимая брызги, подбежал к самому краю прибоя, прямо перед самым носом “Сессньр". Если бы самолет начал взлетать, у Сола осталось бы два пути: либо нырять в воду, либо оказаться разрезанным пропеллером.

От самолета его отделяло ярдов десять, когда из-под левого крыла поднялись три фонтанчика песка, – ощущение было странное, будто ему навстречу выскочила огромная песчаная блоха. Отрывистое бабаханье он услышал секундой позднее. Моторный катер был от них на расстоянии винтовочного выстрела. Сол понял, что снайпер промазал лишь из-за сильных волн прибоя и большой скорости. Задыхаясь, он запрыгнул в открытую левую дверцу кабины и привалился к спинке сиденья, обливаясь потом. Не дожидаясь, когда Натали справится с хлопающей дверцей, самолетик рванул вперед, подпрыгивая и виляя на узкой полоске мокрого песка. Пуля врезалась в металл позади них. Микс выругался и дернул за верхнюю рукоять, борясь с вибрирующим штурвалом.

Сол сидел прямо и смотрел вперед. “Сессна” достигла конца пляжа и, так и не взлетев, с ревом ринулась через песчаные ухабы бухты и узкие протоки. Сол выпрямился и посмотрел вперед. С западной стороны подступали острые скалы и полоса деревьев.

Подпрыгнув в очередной раз, переднее шасси подняло фонтан брызг и оторвалось от земли – они миновали скалы, едва не задев их острые макушки, и свернули вправо, навстречу волнам, набирая высоту, – сначала двадцать, потом тридцать футов. Внизу Сол увидел все так же скачущий по волнам на бешеной скорости моторный катер – казалось, стволы винтовок нацелены прямо ему в лицо.

Микс со всей силы давил на педали, оттягивал ручку штурвала то вперед, то назад, заставляя “Сессну” двигаться по невероятной дуге, чтобы западный мыс, с его зарослями и стеной деревьев, мог скорее скрыть их от патрульной лодки.

Так и не успев пристегнуться, Сол врезался головой в потолок кабины, его отшвырнуло к незапертой дверце. Обеими руками он вцепился в сиденье и консоль, чтобы не упасть на пилота и штурвал.

Микс бросил на него мрачный взгляд. Сол пристегнул ремни и оглянулся. Под ними мелькали макушки деревьев. Впереди же, рассекая волны, с задранными кверху носами, к ним неслось еще три моторных катера.

Микс вздохнул и так круто свернул вправо, что Сол различил черную тушу манты, лежавшей футах в десяти под водой прямо под ними. Край крыла от гребня волны отделяло расстояние не больше фута.

Микс выровнял самолет и двинулся к западу, оставляя остров и моторки позади, но продолжал пока держаться над самой водой, так что нарастание скорости ощущалось весьма явственно. Сол пожалел, что у “Сессны” не убираются шасси, и поймал себя на желании поджать ноги. Микс зажал штурвал коленями, достал из кармана красный носовой платок и высморкался.

– Нам придется лететь на частный аэропорт моего приятеля в Монк Корнер, а потом позвонить Альберту и попросить его внести изменения в план вылетов, – заметил Микс, – на случай, если они станут проверять прибрежные аэропорты. Ну и заварушка. – Он покачал головой, но лицо его расплылось в широкой улыбке.

– Я знаю, мы договорились на триста долларов, – сказал Сол, – но думаю, назначенная сумма не соответствует стоимости этой увеселительной прогулки.

– Да ну? – удивился Микс.

Сол кивнул Натали, и та вытащила из своей сумки с фотоаппаратурой четыре тысячи долларов пачками по пятьдесят и двадцать. Сол положил их на край пилотского сиденья.

Микс присвистнул.

– Послушайте, если это помогло вам получить сведения о том, кто убил Роба Джентри, одного этого уже достаточно. Не надо никакого вознаграждения.

– Да, помогло, – наклонившись вперед, подтвердила Натали. – Но оставь это себе.

– Может, лучше вы мне расскажете, какое отношение этот негодяй Барент имел к Робу Джентри?

– Обязательно. Но когда узнаем чуть побольше, – ответила Натали. – К тому же, может, нам снова понадобится твоя помощь.

Микс через свитер почесал грудь и ухмыльнулся.

– Конечно, мэм. Главное – не начинайте революцию без меня, о'кей?

Микс повертел ручку транзистора, который висел на одном из тумблеров пульта управления, и дальше, к материку, они летели под грохот металлического рока.


Глава 23. Мелани.

В воскресенье Нинина пешка взяла Джастина на прогулку.

Она постучала в ворота, когда еще не было одиннадцати, – приличные люди в это время находятся в церкви. Она отклонила приглашение Калли пройти в дом и спросила: не хочет ли Джастин – она сказала “мальчик” – покататься?

Я задумалась. Меня тревожило, что малыш должен покинуть дом, – из всех членов своей “семьи” его я любила больше всего. Но, с другой стороны, в том, что цветная девица не будет входить в дом, явно были свои преимущества. К тому же такая поездка могла пролить какой-нибудь свет на местонахождение Нины. Так что в конце концов девица осталась ждать у фонтана, а сестра Олдсмит надела на Джастина самый нарядный костюмчик – синие шорты и матроску, – и он отправился с негритянкой на прогулку.

Я мысленно обследовала ее машину, но ее вид не сказал мне ничего – почти новенький “Датсан”, выглядевший так, будто взят напрокат. Никаких особых примет, никакого запаха. На девице была коричневая юбка, высокие сапоги и бежевая блузка – ни сумочки, ни портмоне, ничего такого, где могло бы находиться ее удостоверение личности. Естественно, если она представляла собой обработанное орудие Нины, у нее уже не было личности.

Мы медленно поехали по восточной прибрежной дороге, а потом свернули к северу по шоссе к Чарлстонским высотам. Здесь, на небольшой площадке, выходившей на морские верфи, девица затормозила, взяла бинокль с заднего сиденья, на котором больше ничего не было, и подвела Джастина к черной металлической ограде. Она разглядывала темные сигнальные мостики и корабли, затем повернулась ко мне:

– Мелани, хочешь ли ты помочь спасти жизнь Вилли и защитить себя?

– Конечно, – ответила я детским контральто Джастина. Следила я вовсе не за ее словами, а за фургоном, который подъехал к стоянке и притормозил на дальнем ее конце. За рулем сидел один-единственный человек – но из-за расстояния, темных очков и отбрасываемых теней я не могла рассмотреть его лицо. Зато я была уверена, что это та самая машина, которая следовала за нами по восточной прибрежной дороге. Любопытные взгляды Джастина легко было скрыть под маской детской непосредственности.

– Хорошо, – откликнулась негритянка и повторила свою заготовленную историю о власть имущих, обладавших нашей Способностью. Они якобы каждое лето разыгрывали странную версию нашей Игры на каком-то острове.

– Чем я могу помочь? – осведомилась я, придавая лицу Джастина выражение пристрастной озабоченности. Трудно испытывать недоверие к ребенку. Пока негритянка объясняла мне, чем я могу помочь, я прикидывала, какие у меня есть варианты.

Сначала мне казалось, что использование девицы мало бы мне дало. Мое экспериментальное зондирование выявило то, что или Нина уже использовала ее, но не проявляла никакого настойчивого желания удержать, попытайся я узурпировать контроль над ней, или девица являлась идеально обработанной пешкой и не нуждалась в надзоре со стороны Нины или кто ее там обрабатывал, или же ее не использовали вовсе.

Теперь положение изменилось. Если мужчина в фургоне каким-то образом был связан с цветной девицей, ее использование могло оказаться наилучшим способом, чтобы я могла получить необходимые мне сведения.

– Вот, посмотри в бинокль. – Она протянула его Джастину. – Третий корабль справа.

Я взяла бинокль и проскользнула в ее сознание. Я ощутила ее испуг и увидела странную картинку на приборе, называемом осциллограф, – я была знакома с ним по той аппаратуре, которая была расставлена в моей спальне доктором Хартманом. А потом я овладела ею. Как я и ожидала, перемещение оказалось несложным, учитывая мою усилившуюся Способность. Негритянка была молодая, сильная – я чувствовала, как в ней бурлит жизненная энергия, и решила, что в ближайшие минуты найду применение ей.

Я оставила Джастина стоять с глупым биноклем и быстрым шагом направилась к фургону. Жаль, что у девицы нет ничего такого, что можно было бы использовать вместо оружия. -Машина стояла в дальнем конце стоянки. Только подойдя ближе, я увидела: фургон пуст, дверца со стороны водительского места распахнута.

Я заставила девицу остановиться и оглядеться. На стоянке виднелось несколько человек – вдоль заграждения прогуливалась цветная пара, под деревом бесстыдно разлеглась молодая женщина в вызывающем наряде: сквозь тонкую ткань отчетливо проступали соски; возле фонтанчика для питья два бизнесмена были заняты каким-то серьезным разговором; у одной из машин стоял пожилой человек с короткой бородкой; за столиком для пикников устроилось целое семейство.

На мгновение я ощутила прилив старой паники, словно пыталась различить среди окружающих Нинино лицо. Был яркий весенний полдень, но я чувствовала, что в любое мгновение могу увидеть разлагающийся труп. Сидит себе на садовой скамейке или глазеет на меня через ветровое стекло машины пустыми глазницами...

Джастин в небрежной манере игривого ребенка поднял веточку и, помахивая ею, двинулся к цветной девице, которую я заставила подойти к фургону. Заглянув в окошко с водительской стороны, я увидела целую гору электронной аппаратуры. Провода тянулись через сиденье в глубь фургона. Джастин повернулся, чтобы следить за людьми на стоянке.

Заставив девицу заглянуть на заднее сиденье, я вдруг ощутила внезапный укол легкой боли и почувствовала, что теряю контроль над ней. Я подумала, что это Нина пытается восстановить свое господство, но тут увидела, что девица повалилась на землю. Я вовремя переместила все свое внимание на Джастина. Негритянка же скользнула головой по металлической дверце машины и замерла. В нее кто-то выстрелил.

На коротеньких ножках Джастина я попятилась, продолжая сжимать веточку, которая на взгляд малыша казалась такой прочной, а на самом деле была лишь хрупким побегом. Бинокль продолжал висеть на моей шее. Я продолжала пятиться к пустому столику для пикников, поворачивая голову то вправо, то влево, не зная, кто мой враг и откуда мне ждать нападения. Похоже, никто не заметил, как девица упала. Никто не обратил внимания на ее тело, лежавшее между фургоном и синей спортивной машиной. Я не имела ни малейшего представления о том, кто ее убил и каким способом. Джастин заметил красное пятнышко на ее бежевой юбке, но оно казалось недостаточно большим для пулевого отверстия. Я подумала о глушителях и других экзотических устройствах, которые видела в фильмах, до того как заставила мистера Торна окончательно избавиться от телевизора.

Да, напрасно я решила использовать цветную. Теперь она была мертва – или, по крайней мере, так мне казалось, и я не хотела, чтобы Джастин приближался к ее трупу, – а сам Джастин оказался в ловушке на этой стоянке, вдали от надежного дома. Я отошла еще дальше, к ограде. Один из бизнесменов повернулся и направился ко мне. Я подняла ветку и ощерилась, как дикое животное. Мужчина бросил на меня странный взгляд и прошел мимо к павильону для пикников, где располагались комнаты отдыха. Я заставила Джастина развернуться и броситься бегом вдоль ограды – в дальнем конце стоянки он остановился и прижался спиной к холодному металлу.

Отсюда трупа цветной девицы не было видно. Огромные мотоциклы преградили мне дорогу.

***

Калли и Говард бросились в гараж заводить “Кадиллак”. Говарду пришлось вылезти из машины, чтобы открыть дверь гаража. Внутри было темно.

Сестра Олдсмит сделала мне укол, чтобы умерить бешеное сердцебиение. Свет был какой-то странный – он падал на мамино стеганое одеяло в моих ногах, отражался в глазах Джастина игрой воды в реке Купер и просачивался сквозь замусоленное окошко гаража, где Говард возился с замком.

Мисс Сьюэлл споткнулась на лестнице, Марвин на кухне застонал и ни с того ни с сего схватился за голову, взгляд Джастина померк, потом снова прояснился – людей стало больше... Как тяжело было управлять сразу таким количеством людей! Голова у меня болела, я села на кровати, глядя на себя глазами сестры Олдсмит... Куда же подевался доктор Хартман?

«Черт бы тебя побрал, Нина!»

Я закрыла глаза. Все свои глаза, кроме глаз мальчика. Никаких причин для паники не было. Джастин был слишком маленьким, чтобы вести машину, даже если бы ему удалось найти ключи, но через него я могла использовать кого угодно и заставить отвезти его домой. Но я слишком устала. У меня болела голова.

Калли дал задний ход, и “Кадиллак” снес ворота гаража, едва не задавив Говарда. С остатками сгнившего дерева на багажнике и на заднем стекле машина рванула вперед.

"Я еду, Джастин. Волноваться не о чем. И даже если тебя заберут другие, они останутся здесь, со мной”.

А что, если все это лишь отвлекающий маневр? Калли уехал. Говард ползает в гараже, пытаясь подняться на ноги. Что, если в этот момент в ворота входят Нинины агенты? Переползают через ограду?

Я заставила цветного парня по имени Марвин взять топор на, заднем крыльце и выйти на улицу. Он попробовал оказать мне сопротивление. Это длилось секунду, меньше секунды, но он боролся. Моя обработка оказалась слишком слабой. В нем оставалось слишком много индивидуальности.

Я заставила его выйти во двор и миновать фонтан. Вокруг никого не было видно. К нему присоединилась мисс Сьюэлл, и они оба встали на страже. Я разбудила доктора Хартмана, отдыхавшего в гостиной Ходжесов, и заставила его прибежать ко мне. Сестра Олдсмит достала из шкафа винтовку и пододвинула кресло ближе к кровати. Калли был уже на улице Митингов и приближался к верфям. Говард стоял на страже на заднем дворе.

Я почувствовала себя лучше. Контроль восстановлен. Это было всего лишь прежнее ощущение паники, которое умела вызывать только Нина Дрейтон. Но теперь оно прошло. Если кто-нибудь попробует угрожать Джастину, я заставлю этого человека самого себя посадить на острие пики в ограде. Я бы с радостью заставила его выцарапать собственные глаза и...

Но Джастин исчез.

Пока мое внимание было поглощено другим, я оставила его. Оставила стоящего спиной к реке и ограде шестилетнего мальчика, от мановения веточки которого зависел весь мир.

Он исчез. Я не воспринимала ничего. Не почувствовала ни удара, ни пули, ни ножа. Может, их затмила боль Говарда? Или проблеск сознания негра? Или неловкость мисс Сьюэлл? Не знаю.

Джастин исчез. Кто теперь будет расчесывать мои волосы по вечерам?

Может, Нина не убила его, а только забрала? Но зачем? В отместку за то, что я спровоцировала убийство ее глупой пешки? Неужто Нина может быть настолько мелкой?

Да, может.

Приехавший на стоянку Калли бродил по ней до тех пор, пока на него не стали пристально посматривать. Посматривать на меня.

Взятая напрокат машина по-прежнему стояла на месте пустой. Фургон же исчез. Труп цветной девицы тоже исчез. И Джастин исчез.

Я положила массивные руки Калли на металлическую ограду и уставилась на реку, плескавшуюся внизу на расстоянии сорока футов. Вода была покрыта рябью.

Калли заплакал. Я заплакала. Мы все заплакали.

«Черт бы тебя побрал, Нина!»

Поздно вечером, когда я уже полудремала под воздействием лекарств, в ворота забарабанили. Едва соображая, что я делаю, я отправила Калли, Говарда и Марвина на улицу. Когда я увидела, кто это, – я оцепенела.

Это была Нинина цветная девица – лицо ее побледнело, одежда была испачкана и разорвана, глаза широко раскрыты. На руках она держала обмякшее тело Джастина. Сестра Олдсмит раздвинула шторы и выглянула сквозь ставни, чтобы предоставить мне еще один угол зрения.

Цветная девица подняла свой длинный палец и указала прямо на окна моей спальни, прямо на меня.

– Ты, Мелани! – прокричала она так громко, чтобы слышно было во всем Старом Городе. – Открывай ворота, Мелани, моментально! Я хочу говорить с тобой.

Палец она не опускала. Казалось, прошло уже много времени. Зеленые вспышки на мониторе пульсировали с дикой скоростью. Мы все закрыли глаза и снова открыли их. Цветная девица по-прежнему стояла на месте, воздев палец, и вид ее был так же надменен и властен, как у Нины Дрейтон, когда я в последний раз расстроила ее планы.

Медленно и неуверенно я заставила Калли открыть ворота и тут же отступить, пока его не коснулась тварь, посланная Ниной. Она вошла, быстрым шагом направилась к дому.

Мы все расступились и отпрянули, когда она вошла в гостиную, положив тело малыша на диван.

Я не знала, что предпринять. Мы ждали.


Глава 24. Чарлстон.

Воскресенье, 10 мая 1981 г.

Сол наблюдал за Натали и Джастином на стоянке и слушал их беседу. Микрофон девушка прикрепила к воротничку блузки. Компьютер вдруг издал пронзительный звук. Сол бросил взгляд на экран, еще уповая на то, что это какая-то ошибка телеметрии, датчиков или блока питания на заднем сиденье, а не то, чего они оба с Натали боялись. Но одного взгляда ему было достаточно, чтобы убедиться – это не ошибка. Рисунок Тета-ритма был выявлен безошибочно, и альфа-кривая уже приобретала пики и ровные участки фазы быстрого сна. В это мгновение Сол нашел ответ на вопрос, который мучил его несколько месяцев, и одновременно понял, что его жизнь находится в серьезной опасности.

Сол выглянул из машины, увидел, что Натали движется в его направлении, схватил капсульное ружье и выкатился вон, стараясь держаться так, чтобы между ним, Натали и мальчиком находились другие машины. “Нет, это не Натали”, – подумал он, останавливаясь за последней машиной на стоянке, футах в двадцати пяти от фургона.

Почему старуха решила использовать Натали именно сейчас? Сол гадал: не виноват ли в этом он сам? Нельзя было так нерасчетливо и явно ехать следом за ними. Но у него не было другого выбора – микрофон и радиопередатчик, встроенный в пояс приборов Натали, имели радиус действия менее полумили, а машин было мало. Да, они перестали чувствовать себя в опасности после достигнутых успехов на прошлой неделе и поездки на остров накануне. Сол тихо выругался и присел на корточки за белым “Фордом” – Натали уже подходила к фургону.

Мальчик шел шагах в пятнадцати следом, держа в руках веточку, поднятую с травы. В это мгновение Сол ощутил непреодолимое желание убить этого ребенка, выпустить всю обойму в это худенькое тельце и изгнать из него бесов силой смерти. Сол сделал глубокий вдох. Он читал курс лекций в Колумбии и других университетах о специфической извращенной тенденции насилия в современном мире. Что откровенно использовали писатели и особенно Голливуд – в “Экзорсисте”, “Предзнаменовании” и бесчисленном количестве версий, восходящих к “Ребенку Розмари”. Сол считал, что изобилие одержимых бесами детей – это симптом глубинных подсознательных страхов и ненавистей; оно свидетельствует о неспособности взрослых взять на себя ответственность. Родители не хотят забывать собственное нескончаемое детство и нести на себе груз вины за развод. Ребенок же воспринимается ими не как ребенок, но как взрослое злобное существо, заслуживающее любых оскорблений эгоистичными поступками взрослых. В этом выражается раздражение общества, культура которого в течение двух десятилетий определялась юношеским мировоззрением, подростковыми вкусами в музыке, кинопродукции и телевизионных постановках, подкармливавших идею о том, что взрослый ребенок неизмеримо мудрее, спокойнее и разумнее, чем великовозрастное инфантильное существо. Поэтому Сол учил, что страх перед детьми и ненависть к детям, проявляющиеся в популярных шоу и книгах, уходят своими корнями в глубокие подсознательные слои общего чувства вины, опасений и возрастной зависти. Он предупреждал, что захватившая нацию волна пренебрежения к детям и насилия над ними уже имела исторические прецеденты и что процесс этот будет развиваться своим чередом. Однако необходимо сделать все возможное, чтобы уничтожить этот вид насилия, пока он не захлестнул всю Америку.

Присев на корточки, Сол вгляделся через стекло заднего обзора в отвратительную маленькую тварь, которая когда-то была Джастином Варденом, и решил, что не станет убивать его, по крайней мере пока. Кроме того, убийство шестилетнего ребенка в воскресный полдень на стоянке было чревато нежелательными последствиями для их анонимного пребывания в Чарлстоне.

Натали обошла фургон и, повернувшись спиной к Солу, заглянула внутрь, слегка склонившись к заднему сиденью. Мальчик в это время посмотрел на людей, сидящих за соседним столиком. Сол поднялся, положил капсульное ружье на крышу машины, выстрелил и снова исчез из виду.

В течение нескольких секунд он был уверен, что промахнулся, что расстояние было слишком большим для крохотной капсулы, движущейся под воздействием газа, но в последнее мгновение перед падением Натали он успел заметить красное оперение капсулы на ее блузке. Первым его порывом было броситься к ней, чтобы удостовериться, что ни введенное вещество, ни падение на асфальт не причинили ей вреда, но в этот момент Джастин повернулся в его сторону, и Сол снова скрылся за “Фордом”, судорожно копаясь в коробочке с капсулами и выбирая следующую, чтобы перезарядить ружье.

Перед лицом Сола остановились обнаженные ножки. Он поднял голову и увидел мальчика лет восьми-девяти с синим мячом в руках. Широко раскрыв глаза, тот смотрел на Сола и его духовое ружье.

– Эй, мистер! – окликнул он Сола. – Вы собираетесь кого-то убивать?

– уходи, – прошипел Сол.

– Вы легавый, да? – с заинтересованным видом осведомился мальчик. Сол покачал головой.

– А это “узи” или что? – спросил мальчик, пряча мяч под мышку. – Вроде похоже на “узи” с глушителем.

– Проваливай, – прошептал Сол, пользуясь любимым выражением английских солдат в оккупированной Палестине, когда их окружали уличные оборванцы.

Мальчик пожал плечами и убежал. Сол поднял голову и увидел, что Джастин тоже убегает, размахивая своей палочкой.

Решение созрело мгновенно. Сол встал и быстрым шагом направился к месту для пикников. Он видел темно-коричневую ткань юбки Натали, распластавшейся на земле. Он шел быстрым шагом, следя, чтобы постоянно находиться под прикрытием деревьев. Похоже, еще никто на стоянке не заметил Натали. С ревом и грохотом подъехали и затормозили два мотоциклиста.

Сол ускорил шаг и еще футов на сорок сократил расстояние между собой и Джастином, который стоял, прислонившись спиной к ограждению набережной. Взгляд мальчика был рассредоточен и неподвижен, рот открыт, по подбородку тоненькой струйкой стекала слюна. Сол прислонился к дереву, глубоко вздохнул и проверил заряд СО.

– Эй, – окликнул его стоявший неподалеку мужчина в сером летнем костюме фирмы “Братья Брукс”, – какое симпатичное у вас ружье! Для его ношения нужна лицензия?

– Нет. – Сол покачал головой и выглянул из-за стола, чтобы убедиться, что Джастин продолжает стоять на месте. Мальчик был от него футах в пятидесяти-шестидесяти – слишком далеко.

– Симпатичное, – повторил молодой человек в сером костюме. – Стреляет двадцать вторым калибром? Или чем?

– А где они продаются, приятель? – подхватил разговор усатый молодой блондин в синем летнем костюме.

– Простите, – отмахнулся от них Сол, обошел дерево и, не скрываясь, направился к набережной. Джастин стоял не шелохнувшись. Неподвижный взгляд мальчика был устремлен в какую-то точку над крышами машин, стоявших на стоянке. Сол продолжал идти вдоль набережной к застывшей фигуре шестилетнего ребенка, держа ружье за спиной. Когда их разделяло двадцать шагов, Сол остановился. Джастин продолжал стоять неподвижно. Ощущая себя котом, охотящимся на игрушечную мышь, Сол сделал еще шагов пятнадцать, достал ружье и выстрелил в обнаженную ногу мальчика капсулой с синим оперением. Когда Джастин начал падать вперед, Сол даже успел подхватить его на руки. Казалось, происшедшего никто вокруг не заметил.

Сол справился с искушением бегом пересечь стоянку и продолжал двигаться быстрым шагом. У обмякшего тела Натали на тротуаре стояли два длинноволосых мотоциклиста. Они не двигались и не предпринимали попыток помочь ей – просто смотрели.

– Извините, – пробормотал Сол, пробираясь между ними. Переступив через Натали, он открыл заднюю дверцу фургона и осторожно усадил Джастина рядом с блоком питания и радиопередатчиком.

– Эй, парень! – окликнул его тот что был потолще. – Она мертва или что?

– Нет-нет, – натянуто засмеялся Сол и, кряхтя, поднял тело Натали на переднее сиденье, заталкивая его как можно глубже. Сапог свалился у нее с ноги и с легким шлепком упал на землю. Сол поднял его и улыбнулся мотоциклистам. – Я – врач. У нее просто бывают небольшие припадки, вызываемые сердечно-легочными отеками. – Он снова залез в фургон и, не переставая улыбаться, положил на сиденье капсульное ружье. – И у мальчика то же самое. Наследственное. – Сол включил зажигание и дал задний ход, почти ожидая, что вот-вот будет перехвачен машиной, набитой пешками Мелани Фуллер. Но он благополучно выехал на улицу, а ее машина так и не появилась.

Сол кружил по городу, пока не убедился, что их никто не преследует, и только после этого вернулся в мотель. Их павильон был практически не виден со стороны дороги, тем не менее он сначала убедился, что машины отсутствуют, прежде чем внести Натали, а потом мальчика внутрь.

Датчики энцефалографа Натали по-прежнему были спрятаны в ее волосах и функционировали. Микрофон и телеметрическая аппаратура также работали. Сол помедлил, потом отключил компьютер и тоже занес его в дом. Тета-ритм отсутствовал, не наблюдались и всплески фазы гипноза. Энцефалограмма свидетельствовала о глубоком медикаментозном сне.

Перенеся все оборудование, Сол поудобнее устроил Натали и мальчика и проверил функции их жизненно важных органов. Включив второй набор телеметрических датчиков, закрепил электроды на голове Джастина и набрал шифр программы, которая должна была показывать на экране компьютера обе энцефалограммы сразу. Энцефалограмма Натали продолжала свидетельствовать о нормальном глубоком сне. Энцефалограмма же мальчика представляла собой классическую прямую клинической смерти мозга.

Сол сосчитал его пульс, выслушал сердце, проверил реакцию сетчатки глаз, измерил кровяное давление, произвел звуковую, болевую и обонятельную стимуляции, однако компьютер продолжал указывать на отсутствие какой-либо высшей нервной деятельности. Переведя компьютер в режим работы одиночного дисплея, Сол добавил электролитной пасты и подключил новые электроды, но картина осталась прежней. Шестилетнего Джастина Вардена, с правовой точки зрения, можно было считать мертвым – мозг его бездействовал, если не считать примитивных стволовых функций, поддерживавших сердцебиение, работу почек и легких, перегонявших кислород по бессознательной плоти.

Сол обхватил голову руками и долго сидел так. Было от чего прийти в отчаяние.

***

– Что мы будем делать? – спросила Натали. Она пила вторую чашку кофе. Вследствие воздействия транквилизатора она пробыла без сознания чуть меньше часа и еще минут пятнадцать ей понадобилось на то, чтобы начать мыслить отчетливо.

– Думаю, будем держать его под воздействием седативных средств, – ответил Сол. – Если мы дадим ему выйти из состояния глубокого сна, Мелани Фуллер может восстановить свой контроль над ним. Маленький мальчик, которого звали Джастин Варден, с его воспоминаниями, привязанностями, опасениями и всем тем, что составляет человеческую личность, исчез навсегда.

– Ты в этом уверен?

Сол вздохнул, поставил чашку и добавил в кофе немного виски.

– Нет, – признался он, – без более совершенной аппаратуры, сложных исследований и наблюдения при разных обстоятельствах утверждать это невозможно. Но даже имея те данные, которыми я располагаю, я бы сказал, что все говорит о том, что он никогда не вернется к нормальному человеческому сознанию и с еще меньшей вероятностью когда-либо сможет восстановить память и личностные свойства. – Сол сделал большой глоток.

– Значит, все эти мечты об освобождении их?.. – начала Натали глухим голосом.

– Да, – Сол со злостью стукнул пустой чашкой. – Когда размышляешь об этом, все кажется реальным, но чем больше усилий прикладывает старуха для их обработки, тем меньше шансов остается на сохранение их личности. Возможно, что взрослые еще продолжают сохранять остатки своих индивидуальных особенностей.., личностей. Какой смысл был бы похищать медицинский персонал, если бы он лишился своих прежних навыков? Но даже в их случае массированный мозговой контроль.., этот мозговой вампиризм должен с течением времени уничтожать их первоначальную личность. Это как болезнь, рак мозга, который постоянно разрастается и злокачественные клетки уничтожают доброкачественные.

У Натали от боли разламывалась голова.

– А может такое быть, что одни из ее.., людей.., контролируются в большей степени, чем другие? Что среди них есть более и менее зараженные?

Сол вздохнул.

– Возможно ли? Думаю, да. Но думаю, если они обработаны ею в достаточной мере, чтобы вызывать у нее доверие, их личности и функции высшей нервной деятельности достаточно серьезно повреждены.

– Но тебя ведь использовал оберст, – без всякой эмоциональной окраски заметила Натали. – И меня дважды использовал Хэрод и по меньшей мере столько же – эта старая ведьма.

– Ну и что? – Сол снял очки и потер переносицу.

– Ну, они причинили нам вред? В данный момент в нас тоже разрастаются раковые клетки? Мы изменились, Сол? Да?

– Не знаю. – Сол сидел неподвижно, пока Натали не отвела взгляд.

– Прости, – промолвила она. – Просто это так.., ужасно.., когда эта скользкая старуха проникает в твое сознание. Я никогда еще не ощущала себя такой беспомощной... Наверное, это хуже, чем быть изнасилованной. По крайней мере, когда совершают насилие над твоим телом, сознание ведь продолжает тебе принадлежать. И хуже всего то.., хуже всего то.., что после пары раз.., начинаешь... – и Натали умолкла, не в силах продолжать далее.

– Я знаю. – Сол нежно взял ее руку. – Какая-то часть тебя даже начинает желать этого. Это как жуткий наркотик со страшными болевыми побочными эффектами. Но к нему тоже привыкаешь. Его даже хочется. Я это знаю. Испытал.

– Ты никогда не говорил о...

– Об этом не очень-то хочется говорить. Натали вздрогнула.

– Но это не та раковая опухоль, которую мы обсуждали, – заметил Сол. – Я почти уверен, что привыкание происходит лишь при интенсивной обработке, которую эти твари проводят с немногими избранными. И вот это-то подводит нас к другой нравственной дилемме.

– Какой?

– Если мы будем следовать нашему плану, нам потребуется несколько недель на то, чтобы обработать по меньшей мере одного невинного человека, а то и больше.

– Это разные вещи.., это будет временно, для конкретного дела.

– Для нашего конкретного дела это будет временным, – согласился Сол. – Но, как мы теперь знаем, последствия могут сказываться всю жизнь.

– Черт побери! – выпалила Натали. – Какая разница? Это наш план. У тебя есть другой?

– Нет.

– Значит, мы будем продолжать. Мы будем продолжать даже ценой своей души и сознания. Мы будем продолжать, даже если придется пострадать невинным людям. Мы будем продолжать, потому что мы обязаны это делать, потому что это наш долг перед погибшими близкими. Наши семьи, люди, которых мы любили, заплатили слишком дорогую цену, и теперь мы.., заставим расплатиться их убийц... О какой справедливости можно говорить, если мы остановимся сейчас? И неважно, во что нам это обойдется.

– Конечно же, ты права, – печально заметил Сол. – Но именно эта логика заставляет разъяренного палестинца устанавливать бомбу в автобус, а баскского сепаратиста – стрелять по толпе. У них нет выбора. Чем же тогда они отличаются от немецких солдат, выполнявших приказы? Действовавших в соответствии с императивом, не неся никакой личной ответственности? Цель оправдывает средства, да?

– Нет. – Натали покачала головой. – Но сейчас я слишком раздражена, чтобы меня волновали все эти этические тонкости. Я просто хочу знать, что надо делать, и идти делать это.

Сол встал.

– Эрик Хоффер утверждал, что для фрустрированных, раздраженных людей свобода от ответственности оказывается более привлекательной, чем свобода от ограничений.

Натали энергично затрясла головой, и вместе с нею задрожали тонкие черные проволочки датчиков энцефалографа, уходящие под воротник ее блузки.

– Я не стремлюсь к свободе от ответственности, – твердо сказала она. – Я беру ответственность на себя, но сейчас я хочу понять, надо ли возвращать мальчика этой старой гадине – Мелани Фуллер?

На лице Сола появилось выражение изумления.

– Возвращать его? А как мы можем это сделать? Он...

– Его мозг мертв, – перебила Натали. – Она уже убила его. Точно так же, как его сестер. А мне он может пригодиться, когда я пойду к ней сегодня вечером.

– Ты не можешь идти туда сегодня. – Сол посмотрел на нее так, будто видел ее впервые. – Прошло слишком мало времени, ее состояние нестабильно...

– Именно поэтому я и должна идти, – решительно заявила Натали. – Пока она колеблется и находится в нерешительности. Половина винтиков у старухи разболталась, но она отнюдь не глупа, Сол. Мы должны удостовериться в том, что убедили ее. И мы больше не можем говорить экивоками. Я должна прекратить ходить вокруг да около. Я должна стать... Ниной Дрейтон для этого старого чудовища.

Сол покачал головой.

– Мы работаем, основываясь на весьма шатких предположениях, исходя из имеющихся у нас скудных сведений.

– Но ничего другого у нас и не будет! И придется действовать на их основании. Мы решились, а значит, нечего ограничиваться полумерами. Нам надо с тобой начать разговаривать и говорить до тех пор, пока не удастся нащупать то, что могла знать только Нина Дрейтон, то, чем я смогу изумить Мелани Фуллер.

– Досье Визенталя. – Сол с отсутствующим видом потер лоб.

– Нет, – ответила Натали, – нужно что-то более мощное, что-нибудь из твоих разговоров с Ниной Дрейтон, когда она приходила к тебе в Нью-Йорке. Она играла с тобой, но ты все равно выполнял роль психотерапевта, а в таких случаях люди раскрываются больше, чем подозревают.

Сол сложил пальцы домиком и уставился в пустоту.

– Да, кое-что было. Но ты страшно рискуешь. – И он устремил на Натали свой печальный взгляд.

– Чтобы перейти к следующей фазе нашего плана, где придется рисковать так, что мне даже страшно подумать об этом, давай сейчас займемся этим, – промолвила она.

Они проговорили пять часов, вновь и вновь обсуждая подробности, к которым они уже обращались бесчисленное количество раз, но которые теперь должны были выглядеть отточенными до совершенства, как меч перед битвой. К восьми вечера они закончили, однако Сол предложил подождать еще несколько часов.

– Ты думаешь, она спит? – спросила Натали.

– Возможно, и нет, но даже злодеи подвержены воздействию токсинов усталости. Если не она, так ее пешки. К тому же мы имеем дело с поистине параноидальной личностью и вторгаемся в ее пространство, на ее территорию, а существуют все доказательства того, что эти мозговые вампиры являются такими же собственниками, как и их примитивные предшественники, с которыми их роднит упрощенная функция гипоталамуса. Да, в таком случае ночное вторжение может оказаться наиболее эффективным. Гестапо ввело ночные “визиты” в свою обычную тактику.

Натали посмотрела целую стопку листов, на которых делала записи.

– Значит, мы имеем дело с паранойей? Предположим, она следует классической симптоматике параноидального шизофреника.

– Не совсем так, – ответил Сол. – Не надо забывать, что здесь мы имеем дело с нулевым уровнем Колберга. В целом ряде сфер Мелани Фуллер не вышла из инфантильной стадии развития. Ее парапсихологическая способность является для нее проклятьем – она не дает ей возможности выйти за пределы желания и ожидания его мгновенного удовлетворения. Для них неприемлемо все, что препятствует их воле, отсюда неизбежная паранойя и страсть к насилию. Возможно, Тони Хэрод из всех них является наиболее продвинутой личностью – вероятно, его психические способности стали развиваться позднее и при менее благоприятных условиях. Поэтому он пользуется своими ограниченными способностями лишь с целью удовлетворения эротических фантазий ранней юности. Если мы сравним это с инфантильным эго Мелани Фуллер и проанализируем развитую стадию ее паранойи, мы получим целый винегрет из девической ревности и скрытых гомосексуальных влечений, сопутствовавших ее долгому соперничеству с Ниной.

– Отлично! – воскликнула Натали. – С эволюционной точки зрения, они супермены, с точки зрения психологического развития – умственно отсталые. Если же подходить к ним с нравственными мерками, они просто нелюди.

– Нет, – улыбнулся Сол, – их просто не существует. Они долго сидели в тишине. Осциллограф на экране компьютера вычерчивал резкие пики и провалы мечущихся мыслей Натали. Сол наконец встряхнулся.

– Я решил проблему запуска постгипнотического механизма.

Натали выпрямилась.

– Как тебе удалось, Сол?

– Моя ошибка заключалась в том, что я пытался вызвать реакцию в ответ на запуск Тета-ритма или искусственно продуцируемых пиков альфа-ритма. Первое мне не удавалось, второе представлялось недостаточно достоверным, а механизмом запуска должна быть фаза быстрого сна.

– А разве в состоянии бодрствования ты сможешь ее воспроизвести? – поинтересовалась Натали.

– Возможно, – ответил Сол, – хотя я и не уверен. Вместо этого я могу включить промежуточный стимул, что-то вроде тихого колокольчика, и использовать естественную фазу быстрого сна для запуска постгипнотического механизма.

– Сны, – догадалась Натали. – А у тебя хватит времени ?

– Почти месяц. Если мы можем заставить Мелани обработать необходимых нам людей, то уж как-нибудь я заставлю собственный мозг заняться обработкой своего сознания.

– Но ты только представь себе эти сны, которые тебе придется смотреть, – промолвила Натали. – Умирающие люди.., безнадежность лагерей смерти...

Сол слабо улыбнулся.

– Мне и так это снится.

***

Вскоре после полуночи Сол отвез Натали в Старый Город и остановил машину, не доезжая полквартала до дома Фуллер. Оборудования в фургоне не было. На Натали тоже – ни микрофонов, ни датчиков.

Проезжая часть и тротуар были пусты. Натали вытащила с заднего сиденья находящегося в коме Джастина, нежно откинула назад локон, упавший на его лоб, и сказала Солу через открытое окошко:

– Если я не вернусь, дальше действуй по плану. Сол головой указал на заднее сидение, где в отдельных пакетах лежали оставшиеся двадцать фунтов пластиковой взрывчатки Си-4.

– Если ты не вернешься, я проникну внутрь, чтобы вытащить тебя. А если она причинит тебе зло, я убью их всех и дальше буду действовать по плану.

– О'кей, – помедлив, ответила Натали, затем повернулась и, держа Джастина на руках, направилась к дому, в котором, как всегда, лишь одно окно на втором этаже светилось зеленоватым сиянием.

Натали положила мальчика на старинный диван. В доме стоял затхлый запах пыли и плесени. Вокруг мальчика собралась вся “семья” Мелани Фуллер, напоминавшая сборище амбулаторных трупов: умственно отсталый великан, которого старуха называла Калли; мужчина пониже и потемнее, который, хотя и был отцом Джастина, но даже не взглянул на мальчика; две женщины в грязных сестринских униформах. Лицо одной из них было покрыто густым слоем небрежно наложенной косметики, так что она напоминала слепую клоунессу. И еще одна женщина в разорванной полосатой блузке и не правильно застегнутой набивной юбке. Гостиная была освещена единственной шипящей свечой, которую внес Марвин. В правой руке бывший главарь банды держал нож.

Но Натали Престон это не заботило. Кровь ее была полна адреналина, сердце колотилось с бешеной скоростью, она ощущала себя другим человеком, индивидуальность которого она впитывала в течение последних недель и месяцев, и рвалась в бой. Все-таки это было лучше, чем постоянное ожидание, страх и бегство.

– Мелани, – проговорила она, старательно подражая тягучей интонации южной красотки, – вот твоя игрушка. И не вздумай еще когда-нибудь сделать это.

Огромная туша под названием Калли подалась вперед и уставилась на Джастина.

– Он мертв?

– “Он мертв?” – передразнила Натали. – Нет, мой дорогой, он жив. А мог бы быть мертв, как и ты. О чем ты вообще думаешь?

Калли пробормотал что-то, будто сомневался, действительно ли цветная девица – посланница Нины.

Натали рассмеялась.

– Тебя смущает то, что я использую эту чернокожую? Или ты ревнуешь? Насколько я помню, Баррет Крамер тебя тоже не очень-то привлекала. А кто из моих помощников тебе вообще нравился, моя дорогая?

– Докажи, что это ты! – раскрыла рот сестра с клоунской косметикой.

Натали резко развернулась на каблуках.

– Пошла ты к черту, Мелани! – закричала она. Сестра отступила на шаг. – Выбери, через кого ты будешь говорить, и хватит прыгать. Я устала от всего этого. Похоже, ты окончательно забыла, что такое гостеприимство. Если ты попытаешься еще раз овладеть моей посланницей, я убью кого бы ты там ни послала, а потом явлюсь за тобой. Мои силы неизмеримо возросли с тех пор, как ты убила меня, моя дорогая. Ты никогда не могла сравниться со мной в своей Способности, а теперь можешь и не пытаться соперничать. Ты поняла? – последнее Натали выкрикнула прямо в лицо сестре, на щеке которой виднелся аккуратный след от помады. Сестра снова попятилась.

Натали обернулась, обвела взглядом по очереди все восковые лица и опустилась в кресло, стоявшее рядом с чайным столиком.

– Мелани, Мелани, почему все должно быть так? Я простила тебя, дорогая, за то, что ты убила меня. Знаешь ли ты, как больно умирать? Можешь ли ты себе представить, как тяжело сосредоточиться с этим куском свинца, который ты запустила мне в мозг из своего идиотского древнего револьвера? уж если я тебе это прощаю, как ты можешь быть настолько глупой, чтобы из-за старых счетов подвергать опасности Вилли, себя и всех нас? Забудем прошлое, моя милая, или – клянусь Господом – я сожгу дотла твою крысоловку и продолжу Игру без тебя.

Не считая Джастина, в комнате было пятеро человек. Натали догадывалась, что наверху со старухой может быть кто-то еще, не говоря уж о людях в доме Ходжесов. Когда Натали умолкла, все пятеро явственно подались назад. Марвин наткнулся на высокий деревянный буфет с хрустальными витражами, на полках зазвенели тарелки и изящные статуэтки.

Натали встала, сделала три шага и заглянула в глаза сестры-клоунессы.

– Мелани, – промолвила она, – посмотри на меня. – Это звучало как приказ. – Ты узнаешь меня? Измазанные губы сестры зашевелились.

– Я.., я.., мне.., трудно... Натали неторопливо кивнула.

– После всех этих лет тебе все еще трудно узнать меня? Неужто ты настолько поглощена собой, Мелани, что не понимаешь – узнай кто-нибудь другой про тебя.., про нас..., он не преминул бы уничтожить тебя как потенциальную опасность?

– Вилли... – выдавила из себя сестра-клоунесса.

– Ах, Вилли! – откликнулась Натали. – Наш дорогой друг Вильгельм. Неужто ты думаешь, у Вилли хватит ума на это, Мелани? Или изощренности? Или ты думаешь, он поступил бы с тобой так же, как с тем художником в отеле “Империал” в Вене?

Сестра затрясла головой. С ресниц ее потекла тушь; тени на веки были наложены так густо, что в свете свечи это придавало ее лицу вид черепа.

Натали склонилась еще ближе и зашептала в ее нарумяненную щеку:

– Мелани, если я убила своего собственного отца, неужто ты думаешь, что-нибудь помешает мне убить тебя, если ты еще раз встанешь на моем пути?

Казалось, время в темном доме остановилось. Натали словно стояла в окружении небрежно одетых, сломанных манекенов. Сестра-клоунесса моргнула, и накладные ресницы, отклеившись, повисли на веках.

– Нина, ты никогда не говорила мне, что... Натали сделала шаг назад и с изумлением ощутила, что ее собственные щеки мокры от слез.

– Я никогда никому не говорила, – прошептала она, понимая, что рискует жизнью, если Нина Дрейтон все же рассказала своей подружке Мелани о том же, что доверила доктору Солу Ласки. – Я разозлилась на него. Он ждал троллейбуса. И я толкнула... – Она подняла глаза и посмотрела на ничего не выражавшее лицо сестры. – Мелани, я хочу видеть тебя.

Разрисованное лицо задвигалось.

– Это невозможно, Нина, мне не по себе. Я...

– Нет, возможно! – рявкнула Натали. – Если мы собираемся продолжать это дело вместе.., если мы хотим восстановить доверие между нами.., я должна убедиться в том, что ты здесь, живая.

Все присутствующие, кроме Натали и мальчика, продолжавшего лежать без сознания, в унисон закачали головами.

– Нет, невозможно.., мне не по себе... – произнесли одновременно пять уст.

– До свидания, Мелани. – Натали повернулась к выходу.

Сестра догнала и схватила ее за руку, прежде чем она достигла двора.

– Нина.., дорогая.., пожалуйста, не уходи. Мне здесь так одиноко. Здесь совсем не с кем поиграть. Натали замерла, чувствуя мурашки на коже.

– Хорошо, – произнесла сестра с лицом, напоминающим череп, – вот сюда. Но сначала.., никакого оружия.., ничего. – Калли подошел ближе и начал обыскивать Натали, сжимая своими огромными лапами ее груди, скользя вдоль ног, тыкая пальцами повсюду. Натали не смотрела на него. Она сжала зубы, чтобы сдержать рвавшийся из нее истерический вопль.

– Пойдем, – наконец промолвила сестра, и целая процессия, во главе с Калли, вышла из гостиной в прихожую, из прихожей к широкой лестнице на площадку, где по стенам при их приближении заметались огромные тени, и наконец к темному, как подземный ход, коридору. Дверь в спальню Мелани Фуллер была закрыта.

Натали вспомнила, как входила в эту комнату полгода назад с отцовским револьвером в кармане пальто, потом услышала слабый шорох в шкафу и обнаружила в нем Сола Ласки. Тогда никаких чудовищ здесь не было.

Дверь открыл доктор Хартман. Внезапный сквозняк задул свечу в руках Капли, оставив лишь слабое зеленоватое мерцание медицинских мониторов с обеих сторон высокой кровати. Из-под балдахина свисали тонкие кружевные занавеси, похожие на марлю, отчего кровать напоминала гнездо черного паука-крестовика.

Натали вошла в комнату, сделала три шага и была остановлена быстрым движением черной от сажи руки доктора.

Она уже и так была достаточно близко.

То, что лежало в кровати, когда-то было женщиной. Волосы на голове практически выпали, а оставшиеся были тщательно расчесаны и разложены на огромной подушке, напоминая ореол ядовито-синих язычков пламени. Левая сторона лица, покрытого пигментными пятнами и изрезанного глубокими морщинами, обвисла, как посмертная восковая маска, поднесенная слишком близко к огню. Беззубый рот открывался и закрывался, как пасть столетней черепахи. Взгляд правого глаза бесцельно и беспокойно метался, то устремляясь к потолку, то закатываясь еще дальше, так что видимым оставался лишь белок, глазное же яблоко проваливалось в череп, а потом медленно затягивалось вялым лоскутом коричневого пергаментного века.

Это лицо за серым кружевом медленно повернулось в сторону Натали, и черепаший рот что-то слюняво прошамкал.

– Я молодею, не правда ли, Нина? – прошептала сестра-клоунесса за спиной Натали.

– Да, – сказала Натали.

– Скоро я стану такой же молодой, как до войны, когда мы ездили к Симплсу. Помнишь, Нина?

– Симплс, – повторила Натали. – Да. В Вене. Доктор оттеснил всех назад и закрыл дверь. Вес пятеро оказались на лестничной площадке. Калли внезапно протянул руку и осторожно взял маленькую кисть Натали в свою огромную лапу.

– Нина, дорогая, – произнес он девичьим, чуть ли не кокетливым фальцетом. – Все, что ты захочешь, будет сделано. Скажи мне, что надо делать.

Натали покосилась на свою руку в лапах Калли и слегка пожала его ладонь.

– Завтра, Мелани, я заеду за тобой, чтобы отправиться еще на одну прогулку. Утром Джастин проснется здоровым, если ты захочешь использовать его.

– А куда мы поедем, Нина, дорогая?

– Нужно готовиться, – ответила Натали и в последний раз пожала заскорузлую ладонь великана. Она заставила себя спуститься как можно медленнее по казавшейся бесконечной лестнице. Марвин с длинным ножом в руке стоял в коридоре, – в глазах его не отразилось ничего, когда он открыл ей дверь. Натали остановилась, собрала последние остатки сил и посмотрела вверх на безумное сборище, столпившееся в темноте на лестнице.

– До завтра, Мелани, – улыбнулась она. – Больше не разочаровывай меня, – Нет, – хором ответила пятерка. – Спокойной ночи, Нина.

Девушка повернулась и вышла из дома. Она позволила Марвину отпереть ворота и, не оглядываясь, двинулась по улице, не остановившись даже возле фурюна, в котором ждал ее Сол, – она шла вперед, делая все более глубокие вдохи и лишь усилием воли не давая им превратиться во всхлипы.


Глава 25. Остров Долменн.

Суббота, 13 июня 1981 г.

К концу недели Тони Хэрода уже тошнило от общения с власть предержащими богачами. Он пришел к выводу, что власть и деньги явно ведут людей к идиотизму.

Они с Марией Чен прибыли частным самолетом в Меридиан, штат Джорджия (самый душный круг ада, в котором когда-либо приходилось бывать Хэроду), вечером в воскресенье, только для того чтобы им сообщили, что другой частный самолет доставит их на остров. Если они, конечно, не хотят воспользоваться катером. Хэроду не надо было долго думать, чтобы сделать выбор.

Поездка на катере по бурному морю заняла почти час, но даже свешиваясь через борт в ожидании, когда желудок опорожнится от водки с тоником и подававшихся в самолете закусок, Хэрод не сожалел, что предпочел эти прыжки с гребня на гребень восьмиминутному перелету. Хэрод никогда не видел ничего более впечатляющего, чем яхта Барента. Высотой в три этажа, с внутренними стенами, отделанными кипарисом, величественные кают-компании и салоны своим великолепием и цветными витражами, окрашивавшими воду во все цвета радуги, напоминали соборы – пожалуй, он никогда не встречал подобной причудливой изысканности.

Женщин во время недели летнего лагеря на остров Долменн не допускали. Хэрод знал это, но по-прежнему мучился при мысли о том, что через пятнадцать минут ему придется оставить Марию Чен на яхте, на этом сияющем белоснежном судне длиной с футбольное поле, с белыми куполами радаров и прочим немыслимым оборудованием. В который раз Хэрод приходил к мысли о том, что К. Арнольду Баренту нравится быть в гуще событий. На корме высился вертолет, выглядевший так, словно он был пришельцем из XXI века, – лопасти его не вращались, но и не были закреплены. По первому зову хозяина вертолет готов был сорваться с места и лететь на остров.

Повсюду виднелось множество лодок и кораблей: обтекаемые катера с охраной, вооруженной М-16, громоздкие катера с радарами и вращающимися антеннами, разнообразные частные яхты в окружении сторожевых судов из полудюжины разных стран мира, а на расстоянии мили – даже миноносец. Зрелище было захватывающим: серое гладкое акулье тело, разрезая воду, неслось на огромной скорости, хлопали флаги, вращались тарелки радаров, что вызывало ощущение голодной гончей, гнавшейся за беспомощным зайцем.

– А это еще что за чертовщина? – прокричал Хэрод, обращаясь к рулевому их катера.

Рулевой в полосатой рубашке осклабился, обнажив зубы, белизну которых подчеркивал его загар.

– А это “Ричард С. Эдварде”, сэр, – ответил он. – Первоклассный эскадренный миноносец. Он каждый год находится здесь в пикете во время летнего лагеря фонда Западного Наследия, отдавая честь зарубежным гостям и отечественным высокопоставленным лицам.

– Одно и то же судно? – переспросил Хэрод.

– Один и тот же корабль, да, сэр, – ответил рулевой. – Официально он каждое лето проводит здесь свои маневры.

Миноносец прошел на таком расстоянии, что Хэрод различил выведенные белым цифры 950.

– А что это там за ящик сзади? – осведомился Хэрод. – Рядом с кормовой пушкой или что это там у них?

– Противолодочное оружие, сэр. – Рулевой развернул катер к пристани, – пятидюймовки 42 образца и пара трехдюймовок 33-го.

– Ах, вот оно что, – Хэрод крепко прижался к поручню – брызги от волн на его бледном лице смешивались с потом. – Мы уже почти добрались?

Карт для гольфа, снабженный дополнительным двигателем, которым управлял шофер в голубом блейзере и серых брюках, доставил Хэрода к особняку. Дубовая аллея впечатляла. Все пространство между мощными вековыми стволами было покрыто блестящей, коротко подстриженной травой, напоминавшей мраморный пол. Огромные сучья переплетались в сотнях футов над головой, образуя подвижный лиственный шатер, сквозь который проглядывало вечернее небо и облака, создававшие изумительный пастельный фон. Пока карт бесшумно скользил по длинному тоннелю из деревьев, которые были старше Соединенных Штатов Америки, фотоэлементы, уловив наступление сумерек, включили тысячи японских фонариков, запрятанных в высоких ветвях, свисающем плюще и массивных корнях. Хэрод словно попал в волшебный лес, дышащий светом и музыкой, – спрятанные усилители заполнили пространство чистыми звуками классической сонаты для флейты.

– Здоровые, черти, – сказал Хэрод, показав на деревья. Они преодолевали последнюю четверть мили, и впереди уже виднелись роскошные террасы сада, обрамлявшие особняк с северной стороны.

– Да, сэр, – не останавливаясь, согласился водитель.

К. Арнольда Барента не было, зато Хэрода встретил преподобный Джимми Уэйн Саттер с длинным фужером бурбона в руке и раскрасневшимся лицом. Евангелист двинулся навстречу Тони по огромному пустому залу, пол которого был выложен белыми и черными изразцами, что напомнило Хэроду собор в Шартре, хотя он там никогда и не бывал.

– Энтони, мальчик мой, – прогудел Саттер, – добро пожаловать в летний лагерь. – Голос его отдался гулким эхом.

Хэрод запрокинул голову и начал оглядываться, как турист, – необъятное пространство, обрамленное мезонинами и балконами, уходило вверх на высоту пяти этажей и заканчивалось куполом. Его подпирали изысканные резные колонны и хитро переплетающиеся блестящие опоры. Сам купол был выложен кипарисом и красным деревом, перемежавшимися цветными витражами. Сейчас он был темным и окрашивал темное дерево в глубокие кровавые тона. С массивной цепи свисала люстра довольно внушительных размеров.

– Ни хрена себе! – воскликнул Хэрод. – Если это вход для прислуги, покажите мне парадную дверь.

Саттер поморщился от лексики Хэрода, в то время как вошедший слуга, все в том же синем блейзере и серых брюках, подошел к затасканной сумке Хэрода и замер в позе почтительного ожидания.

– Ты предпочитаешь поселиться здесь или в одном из бунгало? – осведомился Саттер.

– Бунгало? – переспросил Хэрод. – Ты имеешь в виду коттеджи?

– Да, – усмехнулся Саттер, – если коттеджем можно назвать домики с удобствами пятизвездочного отеля. Большинство гостей предпочитают бунгало. В конце концов это ведь летний лагерь.

– Да брось ты, – сказал Хэрод. – Я хочу получить здесь самую шикарную комнату. Я уже наигрался в бойскаутов.

Саттер кивнул прислуге.

– Апартаменты “Бьюкенен”, Максвелл. Энтони, я провожу тебя через минуту, а пока пойдем в бар.

Они прошли в небольшое помещение с обитыми красным деревом стенами, и Хэрод заказал себе большой фужер водки.

– Только не рассказывай мне, что это было построено в XVIII веке, – произнес он. – У ж слишком все огромное.

– Первоначальный дом пастора Вандерхуфа был достаточно внушительным для своего времени, – пояснил Саттер. – Последующие владельцы несколько расширили особняк.

– А где же все? – поинтересовался Хэрод.

– Сейчас собираются менее значительные гости. Принцы крови, монархи, бывшие премьер-министры и нефтяные шейхи прибудут завтра в одиннадцать утра на традиционное торжественное открытие. А экс-президента мы увидим в среду.

– Ну и ну. – Хэрод присвистнул. – А где Барент и Кеплер?

– Джозеф присоединится к нам позже, вечером, – ответил евангелист. – А наш гостеприимный хозяин прибудет завтра.

Хэрод вспомнил Марию Чен, оставшуюся на борту яхты. Кеплер еще раньше рассказывал ему, что все помощницы, секретарши, референтки, любовницы и жены скучали на борту “Антуанетты”, пока господа развлекались на острове Долменн.

– Барент на яхте? – спросил он у Саттера. Проповедник развел руками.

– Где он, знают лишь Господь да христианские авиапилоты. Лишь в последующие двенадцать дней друг или враг может точно знать, где он находится.

Хэрод фыркнул и взял в руки фужер.

– Не знаю, чем это сможет помочь врагу. Ты видел этот чертов миноносец, бога его в душу мать.

– Энтони, – укоризненно заметил Саттер, – я уже просил тебя не упоминать имя Господа всуе. Хэрод не унимался;

– И чего они боятся? Высадки русского морского десанта?

Саттер налил себе еще бурбона.

– Не так уж далеко от истины, Энтони. Несколько лет назад в миле от берега начал курсировать русский траулер. Приплыл с обычной базы, с мыса Канаверал. Не мне тебе рассказывать, что, как и большинство русских траулеров у американских берегов, этот был разведывательным судном, набитым таким количеством подслушивающей аппаратуры, на какое способны только коммунисты.

– И что же они могли услышать за милю от берега? – поинтересовался Хэрод. Саттер рассмеялся.

– Это осталось между русскими и их антихристом. Но это встревожило наших гостей и брата Кристиана, отсюда этот сторожевой пес, которого ты видел по дороге сюда.

– Сторожевой пес, – повторил Хэрод. – А в течение второй недели вся охрана тоже остается?

– О нет, то, что имеет отношение к Охоте, предназначено лишь для наших глаз.

Хэрод пристально посмотрел на краснощекого священника.

– Джимми, как ты думаешь, Вилли появится на следующий уикэнд?

Преподобный Джимми Уэйн Саттер поспешно вскинул голову, его маленькие глазки живо блеснули.

– Конечно, Энтони. Я не сомневаюсь, что мистер Борден прибудет в условленное время.

– А откуда ты это знаешь? Саттер покровительственно улыбнулся, поднял фужер и тихо произнес:

– Об этом говорится в Откровении от Иоанна, Энтони. Все это было предсказано тысячи лет назад. Все что мы делаем давно уже начертано в коридорах времен Великим Ваятелем, который видит жилу в камне гораздо отчетливее, чем на это способны мы.

– Неужто? – съязвил Хэрод.

– Да, Энтони, это так, – подтвердил Саттер. – Можешь не сомневаться.

Губы Хэрода дернулись в улыбке.

– Кажется, я уже и не сомневаюсь, Джимми. Но боюсь, я не готов провести здесь эту неделю.

– Эта неделя – ничто. – Саттер закрыл глаза и прижал холодный фужер к щеке. – Это всего лишь прелюдия, Энтони. Всего лишь прелюдия.

***

Эта неделя так называемой прелюдии показалась Хэроду бесконечной. Он вращался среди людей, чьи фотографии всю свою жизнь видел в “Тайм” и “Ньюс уик”, и выяснил, что если не считать ауры власти, исходившей от них, так же как вездесущий запах пота исходит от жокеев мирового класса, ничто человеческое было им не чуждо, они нередко ошибались и слишком часто вели себя глупо в своих судорожных попытках избежать конференций и брифингов, которые служили клетками с железными решетками для их пышного и роскошного существования.

В среду вечером, 10 июня, Хэрод обнаружил, что сидит в пятом ряду амфитеатра и наблюдает, как вице-президент всемирного банка, кронпринц одной из богатейших стран – экспортеров нефти на планете, бывший президент Соединенных Штатов и бывший государственный секретарь исполняют танец дикарей, нацепив на головы метелки, вместо грудей привязав половинки кокосовых орехов и обмотав бедра пальмовыми побегами, в то время как другие наиболее влиятельные восемьдесят пять человек в Западном полушарии свистят, орут и ведут себя, как первокурсники на первой общей попойке. Хэрод смотрел на костер и думал о черновом варианте “Торговца рабынями”, который остался у него в кабинете и который уже три недели назад нужно было отправить на озвучивание. Композитор ежедневно получал три тысячи долларов и ничего не делал в ожидании, когда в его распоряжение будет предоставлен оркестр в таком составе, который сможет гарантировать звучание, не уступающее записям в его предшествующих шести фильмах.

Во вторник и четверг Хэрод совершил поездки на “Антуанетту”, чтобы повидаться с Марией Чен, и занимался с ней любовью в шелковом безмолвии ее каюты. Перед тем как вернуться к вечерним праздничным мероприятиям, он побеседовал с ней.

– Чем ты здесь занимаешься?

– Читаю, – сказала Мария Чен. – Отвечаю на корреспонденцию. Иногда загораю.

– Видела Барента?

– Ни разу. Разве он не на острове вместе с тобой?

– Да, я видел его. Он занимает все западное крыло особняка – он и очередной человек дня. Мне просто интересно, приезжает ли он сюда?

– Волнуешься? – поинтересовалась Мария Чен, перекатилась на спину и откинула со щеки прядь темных волос. – Или ревнуешь?

– Пошла ты к черту! – Хэрод вылез из кровати и голым направился к шкафчику со спиртными напитками. – Лучше бы он трахал тебя. Тогда по крайней мере можно было бы понять, что происходит.

Мария Чен подошла к Хэроду и обхватила его руками сзади. Ее маленькие, идеальной формы груди прижались к его спине.

– Тони, – промолвила она, – ты лгун. Хэрод раздраженно обернулся. Она прижалась к нему еще крепче и нежно провела рукой по его гениталиям.

– Ты ведь не хочешь, чтобы я была с кем-нибудь другим. Совсем этого не хочешь.

– Чушь! – огрызнулся Хэрод. – Законченная чушь.

– Нет, – прошептала Мария Чен и скользнула губами по его шее. – Это любовь. Ты любишь меня, так же как я люблю тебя.

– Меня никто не любит. – Хэрод собирался сказать это со смехом, но из него вырвался сдавленный шепот.

– Я люблю тебя, – промолвила Мария Чен, – а ты любишь меня, Тони.

Он оттолкнул ее и закричал:

– Как ты можешь говорить это?

– Могу, потому что это правда.

– Ну зачем мы любим Друг друга?

– Потому что так нам суждено, – и Мария Чен снова потянула его к мягкой широкой постели.

Позднее Хэрод лежал, обняв Марию и положив ладонь на ее грудь, слушал плеск воды и другие непонятные корабельные звуки и чувствовал, что впервые за всю свою сознательную жизнь ничего не боится.

***

Бывший президент Соединенных Штатов отбыл в субботу после полуденного пиршества на открытом воздухе, и к семи вечера остались лишь приспешники средней руки, прожорливые и тощие Кассии и Яго в обтягивающих блестящих костюмах и джинсах от Ральфа Лорена. Хэрод решил, что самое время возвращаться на материк.

– Охота начинается завтра, – заметил Саттер. – Неужто ты хочешь пропустить это развлечение?

– Я не хочу пропустить приезд Вилли. Барент по-прежнему уверен, что он приедет?

– До захода солнца, – кивнул Саттер. – Такова была последняя договоренность. Джозеф слишком скромничал относительно того, как он связывается с мистером Борденом. Чересчур скромничал. По-моему, брата Кристиана это начало раздражать.

– Это проблемы Кеплера. – Хэрод вышел на палубу катера.

– Ты уверен, что надо привезти этих дополнительных суррогатов? – осведомился преподобный Саттер. – У нас их предостаточно в общем загоне. Все молодые, сильные, здоровые. Большинство – из моего центра реабилитации для беженцев. Там даже женщин хватает для тебя, Энтони.

– Я хочу иметь парочку своих собственных, – ответил Хэрод. – Вернусь сегодня поздно вечером. Самое позднее – завтра. Рано утром.

– Ладно, – глаза Саттера странно блеснули. – Я бы не хотел, чтобы ты что-нибудь пропустил. Возможно, этот год будет особенным.

Хэрод кивнул, мотор катера заработал, и суденышко, мягко отплыв от причала, начало набирать скорость, как только оказалось за пределами волнорезов. Яхта Барента оставалась единственным крупным судном, если не считать пикетировавших остров катеров и удалявшегося миноносца. Как обычно, им навстречу выехала лодка с вооруженной охраной, которая, визуально опознав Хэрода, последовала за ними к яхте. Мария Чен с сумкой в руках уже ждала на трапе.

Ночная поездка на берег оказалась гораздо спокойнее, чем предшествующее плаванье. Хэрод заранее заказал машину, и за верфью Барента его ждал небольшой “Мерседес” – любезность со стороны Фонда Западного Наследия.

Хэрод свернул на шоссе 17 к Южному Нью-Порту, а последние тридцать миль до Саванны проделал по 1-95.

– Почему в Саванне? – поинтересовалась Мария Чен.

– Они не сказали. Парень по телефону просто объяснил мне, где остановиться – у канала на окраине города.

– И ты думаешь, это был тот самый человек, который тебя похитил?

– Да, – кивнул Хэрод. – Я уверен в этом. Тот же самый акцент.

– Ты продолжаешь считать, что это дело рук Вилли? – спросила Мария Чен.

Хэрод с минуту ехал молча. Затем тихо сказал:

– Да. И я могу найти этому только одно объяснение. Барент и остальные уже имеют возможность поставлять в загон обработанных людей, если им это требуется. А Вилли нужен помощник.

– И ты готов участвовать в этом? Ты по-прежнему лоялен к Вилли Бордену?

– К черту лояльность! – огрызнулся Хэрод. – Барент отправил Хейнса ко мне в дом.., избил тебя.., просто чтобы покрепче натянуть мой поводок. Со мной еще никто так не поступал. Если у Вилли есть дальний прицел, какая разница? Пусть делает что хочет.

– А это не может оказаться опасным?

– Ты имеешь в виду суррогатов? – спросил Хэрод. – Не вижу, каким образом. Мы удостоверимся, что они безоружны, а когда они окажутся на острове, с ними вообще не будет никаких проблем. Даже победитель этих пятидневных олимпийских игр заканчивает свою жизнь под корнями мангровых деревьев на старом рабском кладбище где-то на острове.

– Так что же Вилли пытается сделать? – спросила Мария.

– Проучить меня. – Хэрод выехал на дорожную развязку. – Единственное, что мы можем, это смотреть и пытаться выжить. Да, кстати, ты захватила браунинг?

Мария Чен достала из сумочки револьвер и передала его Хэроду. Ведя машину одной рукой, Хэрод снял предохранитель, проверил оружие и снова защелкнул рычаг о бедро. Затем он засунул револьвер под ремень, прикрыв его свободной гавайской рубашкой.

– Ненавижу оружие, – бесцветным голосом произнесла Мария Чен.

– Я тоже, – сказал Хэрод. – Но есть люди, которых я ненавижу еще больше, и один из них – этот негодяй в лыжной маске и с польским акцентом. Если он окажется тем самым суррогатом, которого Вилли хочет отправить на остров, мне придется очень постараться, чтобы не вышибить ему мозги по дороге.

– Вилли это не понравится, – заметила Мария Чен.

Хэрод кивнул и свернул на шоссе, идущее вдоль заросшего берега канала Саванна-Огичи к заброшенной пристани. Машина уже ждала их. Хэрод остановился, не доезжая до нее шестидесяти футов, как было условлено, и помигал фарами. Из машины вышли мужчина и женщина и медленно направились к ним.

– Мне надоело думать, что понравится Вилли, Баренту или еще кому-нибудь, – сжав зубы, прорычал Хэрод. Он вышел из машины и вытащил револьвер. Мария Чен открыла сумку и достала из нее цепи и наручники. Когда мужчина и женщина были от них футах в двадцати, Хэрод наклонился к Марии Чен и осклабился.

– Пусть теперь они думают, что понравится Тони Хэроду, – промолвил он, поднял револьвер и прицелился точно в голову мужчины с короткой бородкой и длинными седыми волосами. Тот остановился, посмотрел на дуло револьвера и указательным пальцем поправил очки.


Глава 26. Остров Долменн.

Воскресенье, 14 июня 1981 г.

Солу Ласки казалось, что все это уже однажды было с ним.

Шел первый час ночи, когда катер пришвартовался к бетонной пристани и Тони Хэрод вывел Сола и мисс Сьюэлл на берег. Они стояли на причале, и Хэрод уже больше не вытаскивал браунинг, ведь считалось, что они – его обработанные пешки. К ним подкатили два карта для гольфа, и Хэрод сказал водителю в блейзере.

– Этих двоих отвези в загон для суррогатов.

Сол и мисс Сьюэлл безучастно уселись на среднее сиденье, позади встал человек с пневматической винтовкой. Сол повернул голову и посмотрел на женщину рядом с ним – лицо ее не выражало ни любопытства, ни других чувств. Косметики на ней не было, волосы зачесаны назад, дешевое набивное платье висело, как на вешалке. Они остановились у проверочного пункта на южном конце охранной зоны и покатили дальше по ничейной земле, вымощенной хрустящим ракушечником. “Интересно, – думал Сол, – что передает шестилетний бесенок Мелани Фуллер Натали, если вообще передает что-нибудь?"

Бетонные сооружения за оградой охранной зоны купались в ярком свете. Только что прибыли еще десять суррогатов, и Сол с мисс Сьюэлл присоединились к ним на бетонированном дворике, размером с баскетбольную площадку. Двор был обнесен колючей проволокой.

С этой стороны охранной зоны не было видно ни синих блейзеров, ни серых брюк. Повсюду стояли вооруженные автоматами парни в зеленых комбинезонах и черных нейлоновых бейсбольных кепочках. Из записей Коуэна Сол знал, что это представители личной охраны Барента, а из допросов Хэрода двумя месяцами раньше он усвоил, что все они были в той или иной мере обработаны своим хозяином.

– Раздевайтесь! – скомандовал высокий человек с пистолетом на портупее.

Около дюжины пленников, в основном молодые мужчины, хотя Сол заметил и двух женщин, практически еще девочек, тупо посмотрели друг на друга. Они все пребывали либо в состоянии шока, либо под воздействием наркотиков. Солу был известен этот взгляд. Он видел его, когда люди приближались ко Рву в Челмно, с таким же отрешенным видом они выходили из поездов в Собибуре. Он и мисс Сьюэлл начали раздеваться, в то время как остальные продолжали апатично стоять на своих местах.

– Я сказал – раздеваться! – повторил охранник. Вперед вышел еще один с винтовкой. Он ударил прикладом ближайшего пленника – юношу лет восемнадцати-девятнадцати в очках с толстыми стеклами и не правильным прикусом. Юноша, так и не поняв, чего от него хотят, рухнул лицом на бетон. Сол отчетливо услышал хруст сломанных зубов. Пленники начали раздеваться.

Мисс Сьюэлл была готова первой. Сол обратил внимание, что ее тело выглядело моложе и нежнее, чем лицо, если не считать страшного шрама после операции.

Не отделяя мужчин от женщин, пленников выстроили в ряд и повели вниз по длинному бетонированному спуску. Краем глаза Сол замечал двери, которые вели в отделанные плиткой коридоры, разбегавшиеся в разные стороны от этого подземного проспекта. К дверям подходили охранники в комбинезонах, чтобы посмотреть на проходящих мимо суррогатов, а один раз всем пришлось прижаться к стенам: навстречу выехала процессия из четырех джипов, заполнивших тоннель шумом и выхлопными газами. Сол начал гадать, не прорезан ли весь остров такими подземными тоннелями.

Их отвели в пустое, ярко освещенное помещение, где мужчины в белых куртках и хирургических перчатках осмотрели всем рты, задние проходы и влагалища у женщин. Одна из девушек зарыдала, но ее тут же заставили замолчать ударом приклада.

Сол ощущал странное спокойствие, размышляя о том, откуда взялись эти остальные суррогаты, использовали ли их раньше, и если да, то насколько отличается его собственное поведение. После смотровой их отвели в длинный узкий коридор, который, похоже, был вырублен прямо в камне. По выкрашенным в белый цвет стенам стекала вода, вдоль стен тянулись полукружия ниш, в которых виднелись обнаженные безмолвные фигуры.

Когда очередь дошла до мисс Сьюэлл, Сол понял, что надобности в камерах в человеческий рост не было, так как никто из узников не содержался здесь более недели. А потом наступила очередь Сола.

Ниши располагались на разных уровнях, представляя собой ряды крестообразных трещин, забранных стальными решетками. Ниша Сола оказалась в четырех футах над землей. Он заполз внутрь. Камень был холодным, зато ниша оказалась достаточно глубокой и позволяла растянуться в полный рост. Выдолбленная канавка и вонючее отверстие подсказали Солу, где ему предстоит справлять нужду. Решетка опускалась гидравлическим способом сверху и упиралась остриями в глубокие отверстия в полу, оставляя лишь двухдюймовый просвет, куда должны были подаваться подносы с едой.

Сол лег на спину и уставился в каменную поверхность потолка, находившегося в пятнадцати дюймах от его липа. Где-то дальше по коридору раздался хриплый мужской крик. Послышались шаги, звуки ударов, лязг железа, и вновь наступила тишина. Сол ощущал полное спокойствие. Он исполнял свой Долг. Каким-то странным образом он чувствовал себя сейчас гораздо ближе к своим родным – родителям, Иосифу, Стефе, чем когда бы то ни было.

Чтобы не заснуть, Сол потер глаза и надел очки. Странно, что они их оставили. Он попытался вспомнить, оставляли ли очки обнаженным заключенным во Рве в Челмно. Нет, не оставляли. Он вспомнил, как работал в бригаде, собиравшей десятки тысяч очков, горы очков, – их перекладывали на грубый конвейер, другие заключенные отделяли стекла от металлических оправ, а затем сортировали оправы, выбирая из них золотые и серебряные. В рейхе ничто не пропадало даром. Лишь человеческие жизни ничего не стоили.

Сол принялся щипать себя за щеки, чтобы не дать закрыться глазам. Камень был холодный, но он понимал, что уснет без всяких усилий. По-настоящему он не спал уже три недели – каждую ночь наступление фазы сна включало механизм постгипнотической суггестии, которая теперь и составляла его видения. Вот уже восемь ночей, как для запуска этого механизма он не нуждался в звуке колокольчика, фаза быстрого сна сама по себе вызывала появление видений.

Были ли эти видения просто сном или он находился во власти воспоминаний? Сол уже не мог понять этого. Сон-воспоминание стал реальностью. Бесплотными видениями стали часы бодрствования, когда он готовился, планировал и обсуждал их с Натали дальнейшие действия. Поэтому он был так спокоен. Темный холодный коридор, обнаженные заключенные, камера – все это было гораздо ближе к реальности, к тем беспощадным воспоминаниям о нацистских гетто и концлагерях, чем жаркие летние дни в Чарлстоне с Натали и Джастином. Натали – и мертвецом в оболочке ребенка...

Сол попробовал представить себе девушку. Он крепко сжал веки, глаза его наполнились слезами. Затем он широко раскрыл их и начал думать о Натали.

***

Прошло два – нет, три дня с тех пор, как Натали приняла решение.

– Сол! – воскликнула она, отложив карту и обернувшись к нему за маленьким столиком на кухне мотеля. – Нам незачем делать это в одиночку. Мы можем найти того, кто заинтересован в этом.

Стена кухоньки за спиной Натали была усеяна мозаикой увеличенных снимков, сделанных ею на острове Долменн.

Сол покачал головой – он слишком отупел от усталости, чтобы реагировать на ее энтузиазм.

– А с кем? Никого нет, Натали. Все погибли. Роб, Арон, Коуэн. Микс будет вести самолет.

– Нет, есть кто-то еще! – воскликнула она, ударив себя ладонью по лбу. – Я думала об этом все последние недели. Кто-то, кто имеет к этому непосредственный интерес. И я могу привезти их завтра. До субботней встречи на стоянке мне не надо навещать Мелани.

И тут она ему все рассказала, а уже через восемнадцать часов он видел, как она спускается по трапу самолета из Филадельфии в окружении двух негров. Джексон выглядел старше, чем полгода тому назад, его лысеющая голова поблескивала в ярком освещении аэропорта, лицо было испещрено морщинами, что свидетельствовало об окончательном заключении негласного нейтралитета с окружающим миром. Юноша справа от Натали казался полной противоположностью Джексону: высокий, тощий, расхлябанный, с таким подвижным и выразительным лицом, что оттенки настроений перетекали на нем, словно крупинки ртути. Его высокий громкий смех эхом отдавался в коридорах, заставляя окружающих оборачиваться. Сол вспомнил, что парня этого называли Зубаткой.

– Ласки, а ты уверен, что это Марвин? – спросил Джексон позднее, когда они уже ехали в Чарлстон.

– Это – Марвин, – подтвердил Сол, – Но он.., стал другим.

– Мадам Буду здорово поработала над ним? – осведомился Зубатка. Он как раз крутил приемник, встроенный в панель управления, пытаясь найти подходящую волну.

– Да, – ответил Сол, не переставая удивляться тому, что может говорить об этом еще с кем-то, кроме Натали. – Но есть шанс, что нам удастся вылечить его.., спасти его.

– Старик, это-то мы и собираемся сделать. – Зубатка ухмыльнулся. – Стоит сказать одно слово, и все Братство Кирпичного завода наводнит этот долбаный город, понимаешь?

– Нет-нет, из этого ничего не получится, – сказал Сол. – Натали, наверное, уже объяснила вам – почему.

– Она-то объяснила. Но как ты думаешь, Ласки, сколько нам еще ждать? – спросил Джексон.

– Две недели, – ответил Сол. – Так или иначе, через две недели все будет закончено.

– О'кей, даем вам две недели, – согласился Джексон. – А потом мы сделаем все что надо, чтобы вытащить Марвина, будете вы участвовать в этом или нет, закончите вы со своими делами или нет.

– Мы закончим. – Сол посмотрел на огромного негра на заднем сиденье. – Джексон, я не знаю, это твое имя или фамилия?

– Фамилия. Я отказался от имени, когда вернулся из Вьетнама. Больше оно мне не нужно.

– Да и меня зовут не Зубатка, Ласки, – решил присоединиться его приятель. – Я – Кларенс Артур Теодор Варш, – и он пожал протянутую Солом руку. – Да ладно, старик, – осклабился он, – учитывая, что ты друг Натали и вообще, так и быть, зови меня просто мистер Варш.

***

Хуже всего был последний день перед отъездом. Сол был уверен, что ничего не получится, что старуха не выполнит свою часть сделки или не сумеет осуществить необходимую обработку, на которую, как она утверждала, ей понадобится три недели, пока Джастин и Натали будут ходить на пристань и смотреть в бинокль. Или информация Коуэна окажется ошибочной, а если и верной, то за прошедшие месяцы планы могли измениться. Или Тони Хэрод не откликнется на телефонный звонок, или расскажет обо всем на острове, а если не расскажет, то убьет Сола и того, кого пошлет Мелани Фуллер, едва берег исчезнет из виду. Или же когда Сол будет на острове, Мелани Фуллер набросится на Натали и покончит с ней, пока он будет связан по рукам и ногам в ожидании собственной кончины.

Затем наступил полдень той субботы, они ехали на юг к Саванне и припарковали машину у канала еще до того, как сгустились сумерки. Натали и Джексон спрятались в кустах ярдах в шестидесяти к северу. Натали держала винтовку, которую они изъяли у шерифа в Калифорнии.

Зубатка, Сол и тварь, которую Джастин называл мисс Сьюэлл, остались ждать в машине – время от времени мужчины попивали кофе из металлического термоса. Один раз женщина повернула голову, как кукла чревовещателя, пристально взглянула на Сола и изрекла:

– Я вас не знаю.

Сол ничего не ответил, лишь посмотрел на нее без всякого выражения и попробовал представить себе ее мозг после столь долгого периода насилия. Мисс Сьюэлл закрыла глаза с механической резкостью кукушки из часового механизма. До приезда Тони Хэрода больше никто не проронил ни слова.

На мгновение Солу показалось, что продюсер собирается пристрелить его, когда он увидел, как тщательно тот целится ему в лицо. На шее Хэрода напряглись жилы, палец на спусковом крючке побелел. Сол испугался, но это был чистый, контролируемый страх, не имевший ничего общего с волнениями последней недели или обессиливающим кошмаром Рва и безнадежностью его ночных видений. Что бы ни случилось, Сол сознательно выбрал этот путь.

В конце концов Хэрод удовлетворился тем, что выругался и дважды ударил Сола по лицу, вторым ударом слегка поцарапав ему скулу. Сол даже не сопротивлялся, мисс Сьюэлл так же безучастно взирала на происходящее. У Натали был приказ стрелять из укрытия лишь в том случае, если Хэрод попытается убить Сола или заставит кого-нибудь другого напасть на него с целью убийства.

Сола и мисс Сьюэлл посадили на заднее сиденье “Мерседеса”, несколько раз обмотав им запястья и лодыжки тонкой цепью. Азиатская секретарша Хэрода – по сообщениям Харрингтона и Коуэна Сол знал, что ее звали Мария Чен – сделала это тщательно, но аккуратно, чтобы не пережать кровеносные сосуды, потом она затянула цепочки и защелкнула на них замки. Тем временем Сол как психиатр заинтересованно изучал ее лицо, размышляя: что привело ее сюда и что ею движет? Он догадывался, что это было прирожденным недостатком его народа: вечное еврейское желание понять, осознать мотивировку, докопаться до причин – так они продолжали свои вечные споры, толкуя подробности Талмуда, в то время как их энергичные и не шибко размышляющие враги сковывали их цепями и заталкивали в печи; их убийц никогда не волновали ни средства и способы достижения целей, ни проблемы нравственности, до тех пор пока поезда прибывали точно по расписанию и канцелярия исправно заполняла отчетные бланки.

***

За мгновение до того, как фаза быстрого сна запустила механизм его видений, Сол Ласки очнулся. Он вобрал в себя сотни биографий, собранных Симоном Визенталем, – целый каталог гипнотически впитанных личностей, но в сновидениях, на которые он себя обрек, регулярно повторялась лишь дюжина. Он не видел их лиц, хотя провел многие часы в Яд-Вашеме и Лохам-Хагетаоте, глядя на их фотографии. Просто он смотрел их глазами, обозревая картины их жизни, и для него вновь становились реальностью бараки, колючая проволока и изможденные лица.

И сейчас, лежа в каменной нише на скале острова Долменн, Сол Ласки понял, что на самом деле он никогда и не покидал эти лагеря смерти. Более того, они оказались единственным местом на Земле, где он чувствовал себя абсолютно естественно.

Балансируя на грани сна и бодрствования, он знал, чьи сны привидятся ему этой ночью, – Шалома Кржацека, человека, чью внешность и биографию он выучил наизусть, хотя теперь некоторые даты и подробности утонули в тумане истинных воспоминаний. Сол никогда не был в Варшавском гетто, но теперь же он видел его каждую ночь – толпы людей, бегущих под автоматным огнем к канализационным трубам, ползущих в потоках экскрементов по черным сужающимся проходам, одновременно посылая проклятья и молясь, чтобы впереди никто не умер и не закупорил путь... Сотни перепуганных мужчин и женщин, проталкивающихся в арийскую канализационную систему, проходящую под стенами и колючей проволокой. Кржацек выводил своего девятилетнего внука Леона, а сверху на них лились экскременты немцев и плавали вокруг, в то время как уровень воды все поднимался, грозя задушить и затопить их... Наконец впереди показался просвет, но позади Кржацека уже никого не было – он выполз один под лучи арийского солнца и, развернувшись, заставил себя вновь вернуться в трубу, по которой полз две недели. Вернуться, чтобы отыскать Леона.

Зная, что это приснится ему с самого начала, Сол смирился и заснул.


Глава 27. Остров Долменн.

Воскресенье, 14 июня 1981 г.

Тони Хэрод наблюдал за прибытием Вилли. За час до захода солнца реактивный самолет мягко опустился на взлетную дорожку, расчерченную тенями высоких дубов. В конце взлетной полосы, в маленьком терминале с кондиционерами собрались Барент, Саттер и Кеплер. Хэрод почему-то засомневался, что Вилли окажется в самолете, и чуть не раскрыл от изумления рот, когда в терминале возникли фигуры Тома Рэйнольдса, Дженсена Лугара и самого Вилли Бордена.

Остальные, похоже, отнеслись к этому совершенно спокойно. Джозеф Кеплер принялся знакомить всех, словно сам был старым другом Вилли. Джимми Уэйн Саттер поклонился и загадочно улыбнулся, пожимая ему руку. Лишь Хэрод продолжал стоять, выпучив глаза, пока Вилли, обратившись к нему, не усмехнулся:

– Вот видишь, друг мой Тони, остров – это и есть рай...

Барент более чем любезно поздоровался с Вилли и дипломатично взял продюсера под локоток. На Вилли был вечерний костюм – фрак и черный галстук.

– Как же долго ждали мы этого удовольствия! – улыбнулся Барент, не выпуская руки Вилли из своих ладоней.

– Да, воистину, – улыбнулся в ответ тот. Вся процессия двинулась к особняку в сопровождении картов для гольфа, подбиравших по дороге прислугу и телохранителей. Мария Чен, просияв, встретила Вилли в Главном зале и расцеловала его в обе щеки.

– Билл, как мы рады, что вы вернулись. Мы так скучали.

– Я тоже скучал по твоей красоте и проницательности, дорогая. – Вилли галантно поцеловал ей руку. – Если ты когда-нибудь устанешь от дурных манер Тони, пожалуйста, поразмысли над тем, чтобы стать моей сотрудницей, – и его выцветшие глаза озорно блеснули.

Мария Чен рассмеялась и сжала его руку.

– Надеюсь, скоро мы все снова начнем работать вместе, – сказала она.

– Возможно, даже очень скоро, – кивнул Вилли и, взяв ее под локоть, последовал за Барентом и остальными в столовую.

Обед превратился в настоящий банкет, длившийся до начала десятого. За столом присутствовало более двадцати человек – лишь Тони Хэрод взял с собой секретаршу, но затем, когда Барент встал из-за стола и направился в Игровую комнату в западном пустом крыле особняка, к нему присоединилось только четверо.

– Мы ведь не сейчас начинаем? – осведомился Хэрод с некоторой тревогой. Он не имел ни малейшего представления, сможет ли использовать ту женщину, привезенную из Саванны, остальных же суррогатов он и вовсе не видел.

– Нет, пока нет, – ответил Барент. – Мы по традиции обсуждаем в Игровой комнате дела клуба и лишь после этого выбираем объектов для вечерней Игры.

Хэрод огляделся. Помещение выглядело впечатляюще – напоминало одновременно библиотеку, английский викторианский клуб и кабинет: две стены с балконами и лестницами были заставлены стеллажами с книгами, вокруг – мягкие кожаные кресла с настольными лампами, посередине бильярдный стол, у дальней стены – массивный круглый зеленый стол, освещенный единственным светильником. Пять кожаных кресел, окружавших его, утопали в тени.

Барент дотронулся до кнопки на скрытой панели, и тяжелые шторы бесшумно поползли вверх, открывая тридцатифутовое окно, выходящее в залитый светом сад, и длинный, мерцающий японскими фонариками коридор Дубовой аллеи, Хэрод не сомневался, что стекло было непроницаемым с внешней стороны и, уж конечно, пуленепробиваемым.

Барент поднял руку ладонью вверх, словно демонстрируя помещение и открывающийся из окна вид Вилли Бордену. Продюсер равнодушно кивнул и опустился в ближайшее кресло. Верхний свет превратил его лицо в морщинистую маску, оставляя глаза в тени.

– Очень мило, – произнес он. – Чье это кресло?

– Э-э.., было.., мистера Траска, – ответил Барент. – Но вполне логично, что теперь оно станет вашим.

Саттер указал Хэроду на его место, и все расселись вокруг стола. Хэрод опустился в старое роскошное кресло, сложил руки на зеленом сукне столешницы и подумал о трупе Чарлза Колбена, которым три дня питались рыбы, прежде чем они обнаружили его в темных водах реки Шилькилл.

– Неплохой клуб, – заметил он. – А что мы будем делать сейчас – заучивать наизусть тайную клятву или петь песни?

Барент снисходительно усмехнулся и оглядел присутствующих.

– 27-я ежегодная сессия Клуба Островитян считается открытой, – объявил он. – Остались ли у нас старые нерешенные дела? – Молчание было ему ответом. – Тогда перейдем к тому, чем нам предстоит заняться сегодня.

– А будут ли еще пленарные заседания, на которых можно обсуждать насущные вопросы? – осведомился Вилли.

– Конечно, – ответил Кеплер. – В течение этой недели любой человек в любое время может созвать сессию, естественно, за исключением тех моментов, когда будет идти Игра.

– Тогда я приберегу свои вопросы до следующей сессии. – Вилли улыбнулся Баренту, и его зубы блеснули в резком верхнем свете. – Я должен не забывать, что я тут новенький, и вести себя соответственно своему положению, не так ли?

– Вовсе нет, – возразил Барент. – Здесь, за столом, мы все равны. – Он впервые пристально посмотрел на Хэрода. – Если на сегодня новых дел нет, готовы ли вы совершить экскурсию к суррогатам и сделать свой выбор?

Хэрод кивнул.

– Я бы хотел использовать одного из своих людей, – сказал Вилли.

Кеплер слегка нахмурился.

– Билл, я не знаю.., то есть ты, конечно, можешь, если хочешь, но мы стараемся не пользоваться нашими.., э-э.., постоянными людьми. Шансов выиграть пять вечеров подряд э-э.., очень мало, и нам не хотелось бы кого-нибудь обижать или уезжать отсюда с неприятными чувствами из-за того, что кто-то лишен ценного источника.

– Да, я понимаю, – кивнул Вилли, – и все же я бы предпочел использовать одного из своих. Это ведь разрешено?

– Конечно, – подтвердил Саттер, – но если он останется в живых сегодня, он должен быть осмотрен и отправлен в загон к остальным.

– Согласен. – Вилли снова улыбнулся, отчего еще больше усугубилось впечатление, будто говорит безглазый череп. – Как мило, что вы идете на уступки старику. Ну что ж, осмотрим загоны и выберем фигуры на сегодня?

***

Хэрод впервые оказался к северу от охранной зоны. Подземный комплекс поразил его, хотя он и догадывался, что где-то на острове должен находиться штаб охраны. Несмотря на то что на сторожевых постах и в контрольных помещениях всегда толклось человек тридцать в камуфляже, это было ничто по сравнению со столпотворением телохранителей в неделю проведения летнего лагеря. Хэрод догадался, что основные силы Барента сосредоточены в море – на яхте и патрульных катерах – и внимание их направлено на то, чтобы не подпускать никого к острову. Интересно, что думают эти охранники о загоне суррогатов и Играх? Хэрод два десятилетия работал в Голливуде и знал, что есть люди, готовые за деньги совершить с себе подобными все что угодно. Он был уверен, что Барент, даже не прибегая к своим способностям, с легкостью мог обеспечить себя необходимым контингентом службы безопасности.

Загоны для суррогатов были вырублены в природной скале и находились в коридоре, гораздо более древнем и узком, чем остальная часть комплекса. Хэрод следовал за остальными вдоль ниш, где, скорчившись, лежали обнаженные тела, и в который раз подумал: вот отличный сюжет для фильма. Но если бы какой-нибудь сценарист принес Хэроду нечто подобное, он задушил бы его, а потом посмертно исключил из Гильдии.

– Эти загоны были построены еще во времена плантатора Вандерхуфа, а некоторые существовали уже при Дюбуа, – рассказывал Барент. – Нанятый мной археолог высказал предположение, что именно эти камеры использовались испанцами для размещения мятежных элементов индейского населения острова, хотя испанцы редко имели базы так далеко к северу. Как бы там ни было, эти камеры высечены в скале еще до 1600 года нашей эры. Интересно отметить, что первым рабовладельцем этого полушария был Христофор Колумб. Он переправил на кораблях в Европу несколько тысяч индейцев, еще несколько тысяч было порабощено им и убито на островах. Он истребил бы все коренное население, если бы не вмешался папа римский, пригрозивший ему отлучением от церкви.

– Вероятно, папа был недоволен своей долей, – иронично заметил преподобный Джимми Уэйн Саттер и спросил:

– Из этих можно выбирать?

– Любых, кроме тех двоих, которых вчера вечером привез мистер Хэрод, – ответил Барент. – Я так понимаю, ты бережешь их для себя, Тони?

– Да, – подтвердил Хэрод. Кеплер подошел ближе и дружески взял Хэрода за локоть.

– Джимми сказал мне, что один из них мужчина, Тони. У тебя меняются вкусы или это кто-то из твоих друзей?

Хэрод окинул взглядом идеальную стрижку Джозефа Кеплера, его превосходные зубы, ровный загар, и у него возникло искушение каким-нибудь образом нарушить эту гармонию. Но он промолчал.

– Суррогат мужчина, Тони? – удивился и Вилли. – Стоит тебя оставить на несколько недель, как ты начинаешь меня удивлять. И где же этот мужчина, которого ты собираешься использовать?

Хэрод пристально посмотрел на старого продюсера, но лицо Бордена было непроницаемым.

– Где-то там, – бросил он, сделав неопределенный жест рукой в глубь коридора.

Группа рассеялась по коридору, продолжая разглядывать и оценивать тела, как судьи на собачьей выставке. Вероятно, кто-то приказал узникам вести себя тихо, а может, присутствие этой пятерки так подействовало на них, но в загоне царила мертвая тишина, нарушаемая лишь звуками шагов и бульканьем падающих капель в темной, никем не используемой части древнего подземного хода.

Хэрод нервно переходил от ниши к нише в поисках тех двоих, которых он привез из Саванны. Неужели Вилли снова играл с ним или Хэрод заблуждался насчет того, что происходит? Нет, черт побери, никто другой не мог заставить его привезти на остров специально обработанных суррогатов. Если только Кеплер и Саттер не замышляли чего-то. Или Барент не вел особо изощренную игру. Может, его просто пытаются заманить в ловушку, чтобы дискредитировать?

Хэроду стало не по себе. Поспешным шагом он шел по коридору, вглядываясь сквозь прутья решетки в побелевшие испуганные лица, подозревая, что сам выглядит точно так же.

– Тони! – окликнул его Вилли, находившийся шагах в двадцати впереди. В голосе его послышались командные нотки. – Это и есть твой избранник?

Хэрод быстро подошел и уставился на мужчину, лежавшего в нише на уровне его груди. Тени обострили резкие черты его лица, так что щеки казались совсем впалыми, но Хэрод был уверен, что это тот самый человек, которого он привез из Саванны. Какого черта замыслил Вилли?

Вилли склонился ближе к решетке. Мужчина отпрянул, глаза его были красны ото сна. Словно какая-то искра проскочила между обоими.

– Добро пожаловать в ад, моя пешка, – тихо сказал старик по-немецки.

– Пошел к дьяволу, оберст, – сквозь зубы, тоже на немецком, бросил узник.

Вилли рассмеялся, и его смех гулко прокатился по коридору. Хэрод вдруг понял, что его крупно надули.

Если только Вилли не обвел его вокруг пальца.

К ним подошел Барент, его седые волосы мягко поблескивали в свете неяркой лампочки.

– Вас что-то рассмешило, джентльмены? Вилли хлопнул Тони по плечу и улыбнулся.

– Мой протеже рассказал мне анекдот, К. Арнольд. Ничего более.

Барент перевел взгляд с одного на другого, кивнул и двинулся дальше по коридору.

Не отпуская плечо Хэрода, Вилли сжал его так, что лицо Тони исказила гримаса боли.

– Надеюсь, ты отдаешь себе отчет в том, что ты делаешь, Тони? – прошипел Вилли, лицо его побагровело. – Ну ладно, об этом поговорим позже. – Он повернулся и двинулся за Барентом и остальными к выходу.

Хэрод с изумлением уставился на человека, которого считал пешкой Вилли. Обнаженный, он лежал, свернувшись, на холодном камне за стальной решеткой, бледное лицо почти полностью скрадывали тени.

Он выглядел старым, изможденным под бременем прошедших лет. На запястье левой руки явственно вырисовывался недавний шрам, сквозь “гусиную” кожу проступали ребра. Этот человек казался Хэроду абсолютно безопасным, единственная угроза исходила из надменного блеска его огромных печальных глаз.

– Тони, – окликнул преподобный Джимми Уэйн Саттер, – поторапливайся. Мы возвращаемся в особняк и начинаем Игру.

Хэрод кивнул, бросил последний взгляд на человека за решеткой и пошел прочь, напряженно вглядываясь в лица и пытаясь отыскать достаточно молодую и сильную женщину, которой он мог бы легко овладеть, для своих ночных развлечений.


Глава 28. Мелани.

Вилли жив!

Глядя глазами мисс Сьюэлл сквозь прутья решетки, я сразу же узнала его, несмотря на то что неяркая лампочка позади создавала вокруг его седых прядей некий ореол, оставляя лицо в тени.

Значит, Вилли жив. Хотя бы в этом Нина не солгала мне. Я уже ничего не понимала: мы с Ниной приносили на алтарь этого кровавого пира свои жертвы, а Вилли, жизнь которого, как утверждала Нина, находилась под угрозой, смеялся и спокойно разгуливал среди своих номинальных врагов.

За полгода Вилли почти не изменился, разве что злоупотребления излишествами наложили на него свою печать. Когда он подошел ближе и лицо его отчетливо проступило на фоне глубокого мрака коридора, я заставила мисс Сьюэлл отвернуться и вжаться в глубь камеры, хотя это просто глупо. Он обратился по-немецки к мужчине, которого Нинина негритянка называла Сол, и пригласил его в ад. Мужчина послал Вилли к черту, тот расхохотался и повернулся к своему более молодому спутнику с глазами рептилии. Затем к ним подошел очень приятный джентльмен. Вилли назвал его К. Арнольд, и я поняла, что это и есть тот самый легендарный мистер Барент, сведения о котором мисс Сьюэлл нашла в библиотеке. Даже при грубом освещении этого убогого тоннеля я сразу определила: Барент – утонченный человек благородного происхождения. Он говорил с кембриджским акцентом, как и мой возлюбленный Чарлз, его темный блейзер был скроен идеально, и если верить изысканиям мисс Сьюэлл, он являлся одним из богатейших людей в мире. Я решила, что он – именно тот самый человек, который сможет оценить мою зрелость и изысканное воспитание и в целом будет способен понять меня. Я заставила мисс Сьюэлл подойти ближе к решетке и кокетливо прикрыть ресницами глаза. Однако на мистера Барента, похоже, это не произвело впечатления. Он двинулся дальше, не дожидаясь Вилли и его молодого друга.

– Что там происходит? – осведомилась Нинина негритянка, называвшая себя Натали.

– Посмотри сама, – раздраженно бросил Джастин.

– Я не могу сейчас, – ответила цветная девица. – Как я уже объясняла, на таком расстоянии контакт все время нарушается. – Глаза девицы сверкали в пламени свечи. Я не могла различить васильковой голубизны Нининых глаз в ее грязно-коричневых радужных оболочках.

– Тогда как же ты можешь осуществлять контроль, моя дорогая? – спросила я, стараясь придать голосу Джастина надлежащую нежность.

– С помощью предшествующей обработки, – ответила Нинина пешка. – Так что происходит? Я вздохнула.

– Мы все еще находимся в маленьких камерах, только что здесь был Вилли...

– Вилли! – вскричала девица.

– А что ты так удивляешься, Нина? Ты же сама мне сказала, что Вилли было приказано туда явиться. Значит, ты лгала, когда говорила, что поддерживаешь с ним связь?

– Конечно же, нет. – Девица быстро и уверенно вернула себе самообладание, и это вновь напомнило мне Нину. – Но мы уже некоторое время не виделись. Он хорошо выглядит?

– Нет, – отрезала я. Потом, подумав, решила испытать ее:

– Там был мистер Барент.

– Да?

– У него очень.., впечатляющая внешность.

– Да, действительно.

Не нотка ли игривости послышалась мне?

– Теперь понимаю, как ему удалось уговорить тебя, чтобы ты предала меня, Нина. Ты.., спала с ним? – Я терпеть не могла эту пошлую формулировку, но ничего менее грубого в голову не приходило.

Негритянка ответила мне лишь многозначительным взглядом, и я в сотый раз обругала про себя Нину за то, что она подсунула мне эту.., рабыню.., вместо человека, с которым я могла бы обращаться как с равным. Даже ненавистная мисс Баррет Крамер была бы лучше в качестве посредника.

Некоторое время мы молчали – негритянка погрузилась в грезы, которыми Нина заполнила ей голову. Мое внимание было рассредоточено между членами “семьи”, узким кругом впечатлений мисс Сьюэлл, ограничивающихся холодом камня и пустым коридором, тщательным наблюдением Джастина за Нининой пешкой и, наконец, наилегчайшим прикосновением к сознанию нашего нового друга в океане. Последнее было осуществить особенно сложно – не столько из-за расстояния (после болезни расстояние перестало представлять для меня препятствие), сколько из-за того, что эта связь должна была оставаться еле ощутимой и полностью незаметной, до тех пор пока Нина не изменит своих намерений.

Я решилась на это, потому что чувствовала необходимость Играть наравне с Ниной, а еще из-за ее детского намека, будто я не смогу установить и поддерживать контакт с человеком, которого видела лишь в бинокль. Но теперь, когда я добилась своего, мне совершенно незачем было следовать остальной части ее плана. Особенно учитывая те жесткие ограничения, которые смерть наложила на Способность Нины. Не уверена, что уже полгода назад, при нашей последней встрече, она смогла бы использовать кого-нибудь на расстоянии двухсот миль, однако я не сомневалась и в том, что она никогда не обнаружит свою слабость и не окажется в положении, чтобы в какой бы то ни было мере зависеть от меня.

Теперь же она зависела. Негритянка в свободном мешковатом свитере, надетом поверх коричневого платья, сидела в моей гостиной, и Нина оказалась слепа и глуха. Происходящее на острове может стать ей известным – ив этом я убеждалась все больше и больше – лишь в том случае, если ей сообщу об этом я. Я ни на секунду не поверила ей, когда она заявила, что поддерживает непрерывную связь с пешкой по имени Сол. Прикоснувшись к его сознанию во время поездки на катере, я хотя и ощутила следы того, что он был использован, и довольно основательно, когда-то в прошлом, а также почувствовала в нем затаившиеся, латентные, потенциально опасные силы, словно Нина каким-то необъяснимым образом превратила его мозг в ловушку, я также поняла, что в данный момент он не находится под ее контролем. Я знала, как ограничена возможность использования даже идеально обработанной пешки при смене условий или возникновении не предвиденных обстоятельств. Из всей нашей веселой троицы именно мне принадлежала самая сильная Способность, когда дело касалось обработки пешек. Нина всегда подшучивала надо мной и объясняла это тем, что я боюсь новых видов соревнований; а Вилли с презрением относился к любым долгосрочным контактам и менял пешек с такой же живостью, с какой перемещался из постели одного партнера к другому.

Нет, если Нина надеялась действовать на острове только с помощью обработанного орудия, ее ждало разочарование. И тут я поняла, что равновесие между нами сместилось – после всех этих лет! – так что следующий ход будет моим, и я сделаю его тогда и там, когда и где это будет удобно мне.

Но как же мне хотелось знать, где Нина!

Негритянка в моей гостиной – в гостиной! (папа бы умер!) – попивает чай, не ведая, что едва я найду другой способ выяснить местонахождение Нины, этот цветной объект моего замешательства будет уничтожен, да так, что даже на Нину произведет впечатление моя оригинальность.

Но я могла подождать. С каждым часом мое положение становилось все прочнее, Нинино же, наоборот, слабело.

Дедушкины часы в холле пробили одиннадцать, и Джастин уже начал дремать, когда охранники в своих коричневых комбинезонах распахнули древнюю металлическую дверь в конце коридора и с помощью гидравлики подняли решетки на пяти клетках. Камеры мисс Сьюэлл и Сола – Нининой пешки оставались закрытыми.

Я смотрела, как из ниш выходят четверо мужчин и одна женщина, вероятно, уже используемые, и вдруг с изумлением узнала среди них высокого мускулистого негра, с которым Вилли плохо справлялся при нашей последней встрече, – по-моему, его звали Дженсен.

Меня охватило любопытство. Используя всю свою возросшую Способность, приглушив восприятие Джастина, “семейства”, мужчины, спящего в своей маленькой, мягко покачивающейся каюте, всех – даже свое собственное, – я сумела проникнуть в одного из охранников и начать получать через него смутные впечатления. Правда, это напоминало тусклое изображение плохо настроенного телевизора – группа миновала коридор, прошла сквозь железные двери, подъемную решетку, преодолела тот же подземный проспект, по которому мы входили, и начала подниматься по длинному темному пандусу навстречу запахам гниющей растительности и тропической ночи.


Глава 29. Остров Долменн.

Понедельник, 15 июня 1981 г.

На следующий вечер Хэроду не оставалось ничего другого, как попробовать использовать мужчину, которого он привез из Саванны.

Первая ночь превратилась для него в кошмар. Управлять выбранной женщиной оказалось очень сложно – это была высокая, крепкая амазонка с крупными челюстями, маленькой грудью и непривлекательно подстриженными волосами – одна из бродяг Саттера, которых он изолировал и откармливал в Библейском институте, пока Клубу Островитян не требовались суррогаты. Но она оказалась плохим суррогатом – Хэроду пришлось приложить все силы, чтобы просто заставить ее выйти на площадку в пятидесяти ярдах от северной ограды охранной зоны. Земля там была выжжена в форме большой пентаграммы, а концы всех лучей обведены мелом. Остальные четверо заняли положенные места – Дженсен Лугар уверенным, крепким шагом достиг своего круга и остановился в ожидании, когда женщина Хэрода добредет до своего пьяной походкой. Хэрод знал, что у него есть масса оправданий: он привык управлять женщинами с более близких расстояний, к тому же эта, на его вкус, была слишком мужеподобной и вдобавок – что играло не последнюю роль – ему было страшно.

В то время как Хэрод крутился и ерзал, стараясь не утратить контакт с женщиной и доставить ее в нужное место, остальные сидели, свободно раскинувшись в своих креслах за огромным круглым столом Игровой комнаты. Заставив ее остановиться приблизительно в центре круга, он вытер пот со лба и скул, кивнул и переключил внимание на происходящее в комнате.

– Очень хорошо, – снисходительно прокомментировал К. Арнольд Барент, – похоже, мы готовы. Правила всем вам известны. Если кому-то удастся дожить до рассвета, но он никого не убьет при этом, игрок получает пятнадцать очков, а суррогат ликвидируется. Если ваш суррогат набирает сто очков путем ликвидации остальных до рассвета, он.., или она могут быть использованы по вашему выбору в следующей игре. Надеюсь, нашим новым игрокам это понятно?

Вилли улыбнулся. Хэрод коротко кивнул.

– На всякий случай напомню. – Кеплер положил руку на стол и повернулся к Хэроду. – Если ваш суррогат ликвидируется на ранних этапах, остальную часть Игры можно наблюдать по монитору из соседней комнаты. В северной части острова расположено более семидесяти камер. Так что обзор достаточно хороший.

– Однако он все же меньше, чем для тех, кто продолжает Игру, – промолвил Саттер. Лоб и верхняя губа священника покрылись капельками пота.

– Джентльмены, если мы готовы, – сказал Барент, – через тридцать секунд взлетит ракета. Мы начинаем по ее сигналу.

Все, кроме Хэрода, тут же закрыли глаза и мгновенно установили контроль, в то время как он большую часть тридцатисекундной готовности потратил на восстановление контакта.

Когда же он очутился в сознании амазонки, ощутил дуновение ветерка на ее обнаженной коже, почувствовал, как твердеют ее соски от прохлады ночного воздуха, то увидел, что к ней склонился Дженсен Лугар. Он посмотрел на нее со злобной ухмылкой и голосом Вилли Бордена произнес:

– Ты будешь последним, Тони. Я приберегу тебя напоследок.

Затем в трехстах футах над покрывалом пальмовых ветвей взвилась красная ракета, четверо человек пришли в движение, и Хэрод, развернув свою женщину, заставил ее стремглав броситься в джунгли на север.

Часы проходили в лихорадочном мелькании ветвей, жужжании насекомых и наплывах страха – его собственного и его суррогатки. Это был бесконечный бег без разбору сквозь заросли и трясину. Несколько раз Хэроду казалось, что он уже достиг северной оконечности острова, но всякий раз, выходя из-под деревьев, он обнаруживал перед собой колючую проволоку охранной зоны.

Он попробовал было разработать какую-нибудь стратегию, чтобы черпать энтузиазм в определенной последовательности действий, но, по мере того как ночь двигалась к рассвету, понял, что способен лишь блокировать боль в окровавленных ногах и исцарапанном теле своей суррогатки и заставлять ее бежать дальше, сжимая в руках тяжелую бесполезную палку.

Игра шла не более получаса, но тут до Хэрода донесся первый крик – всего футах в пятидесяти от зарослей сахарного тростника, где он спрятал свою женщину. Минут через десять он заставил ее выползти оттуда на четвереньках и наткнулся на труп полного блондина, которого использовал Саттер, – голова его была повернута на 180 градусов, а красивое лицо вдавлено в землю.

Несколько минут спустя, выбравшись из болота, кишевшего змеями, женщина Хэрода издала истошный крик, когда на нее набросился высокий худой пуэрториканец Кеплера и принялся колотить ее тяжелым бревном. Хэрод почувствовал, что она падает, постарался увернуться, но сделал это недостаточно проворно, и очередной удар пришелся ей по спине. Хэрод заблокировал боль, но ощутил, как по всему ее телу разливается странная немота. Пуэрториканец безумно захохотал и поднял свое бревно, чтобы нанести последний удар.

Из темноты вылетел дротик – очищенная от коры и заостренная ветка – и проткнул пуэрториканцу горло. Там, где только что виднелся его кадык, торчало четырнадцатидюймовое острие. Суррогат Кеплера схватился за горло, повалился набок в густые заросли папоротника, дважды дернулся и замер. Хэрод заставил свою женщину подняться на четвереньки, затем встать на одно колено, когда из зарослей вышел Дженсен Лугар. Он выдернул окровавленный дротик из горла пуэрториканца и направил острие прямо в глаз женщине.

– Остался еще один, Тони, – произнес черный великан, и его обнажившиеся в улыбке зубы блеснули в лунном свете, – а потом будет твоя очередь. Наслаждайся пока охотой, друг мой. – Лугар похлопал суррогатку Хэрода по плечу и исчез, растворившись во тьме.

Хэрод заставил женщину подняться и пуститься бегом по узкой полоске пляжа – его уже не заботило, что ее могут увидеть. Спотыкаясь о камни, корни, то и дело падая в воду, она неслась, не разбирая дороги, подальше от того места, где, по мнению Хэрода, должен был скрываться Лугар, то есть Вилли.

Человека Барента с армейской стрижкой и телосложением борца он не видел с самого начала Игры, но инстинктивно ощущал, что в схватке с Лугаром шансов у того мало. Отыскав прекрасное укрытие в заросших виноградником руинах старой плантации, Хэрод уложил искромсанное и израненное тело своей марионетки на подстилку из листьев и папоротников у обгоревшей стены, в самом дальнем углу развалин. Пусть он не получит очки за убийство, но пятнадцать очков за то, что он выживет до рассвета – его, а когда охранный патруль Барента ликвидирует амазонку, ему уже не надо будет находиться с ней.

Уже почти рассвело, и Хэрод вместе со своей суррогаткой начал дремать, мутным взором глядя в просвет между листьями на то, как меркнущие звезды сменяются утренними облачками, когда перед ним возникло улыбающееся людоедское лицо Дженсена Лугара. Огромной лапищей он схватил женщину за волосы и швырнул ее на груду остроконечного булыжника. Хэрод закричал.

– Игра окончена, Тони, – промолвил Лугар-Вилли, и его черное тело, блестящее от пота и крови, затмило просвет.

Перед тем как свернуть женщине шею, Лугар избил ее и изнасиловал. Изнасилование было разрешено, но очков не приносило. Игровые часы показали, что амазонка скончалась за две минуты и десять секунд до наступления рассвета, таким образом Хэрод лишился положенных пятнадцати очков.

***

В понедельник игроки встали поздно. Хэрод проснулся последним – в каком-то полузабытьи побрился, принял душ и перед самым полуднем спустился в изысканный буфет, откуда доносились голоса остальных четверых игроков, – все поздравляли Вилли. Кеплер смеялся, клянясь отомстить в следующей партии;

Саттер утверждал, что это новичкам всегда везет; Барент с открытой улыбкой заверял Вилли в том, насколько приятно видеть его снова в этом обществе. Хэрод попросил бармена налить ему две порции “Кровавой Мэри” и задумчиво устроился в дальнем углу.

Когда он приканчивал третий бокал, по черно-белым клеткам изразцового пола к нему направился Джимми Уэйн Саттер.

– Энтони, мальчик мой, – ласково проговорил Саттер, когда они остались одни у широких дверей, выходивших на террасу, за которой виднелись прибрежные скалы, – сегодня тебе надо постараться и показать себя с наилучшей стороны. Брат Кристиан и остальные заинтересованы в проявлении энергии и чувства стиля, а не только в наборе очков. Используй сегодня мужчину, Энтони, и покажи всем, что они не ошиблись, приняв тебя в клуб.

Хэрод пристально посмотрел на Саттера, но ничего не сказал.

После завтрака все отправились осматривать территорию летнего лагеря. Вилли безучастным взглядом обводил постройки. Кеплер, преодолев последние десять ступенек амфитеатра, подошел к Хэроду и одарил его своей улыбкой Чарльтона Хестона.

– Недурно, Хэрод, – заметил он, – ты почти продержался до рассвета. Но позволь мне дать тебе один совет, малыш. Мистер Барент и остальные хотят видеть немножко инициативы. Ты привез с собой пешку мужского пола. Используй его сегодня вечером.., если сможешь.

Барент поймал Хэрода на обратном пути к особняку.

– Тони, – промолвил миллионер с мягкой улыбкой, глядя на его угрюмое лицо, – мы очень рады, что ты присоединился к нам в этом году. Полагаю, мы обрадуемся еще больше, если ты как можно скорее начнешь использовать своего суррогата. Но, конечно же, все зависит от твоего желания. Никакой спешки нет. Остальной путь до особняка они проделали молча. Последним с Хэродом говорил Вилли. Старик поймал его за час до обеда, когда он решил присоединиться к Марии Чен на пляже. Хэрод выскользнул из дома через боковую дверь и бродил по переплетающимся садовым дорожкам, скрытым среди клумб с высокими папоротниками и цветами, когда вдруг наткнулся на Вилли, сидевшего на длинной белой скамье и напоминавшего бледного паука в железной паутине. За его спиной стоял Том Рэйнольдс – глядя на его пустые глаза, белокурые волосы и длинные пальцы, Хэрод в который раз подумал, что вторая излюбленная пешка Вилли очень похожа на эстрадную звезду, превратившуюся в палача.

– Тони, – хрипло произнес Вилли, – нам пора поговорить.

– Не сейчас, – бросил Хэрод, пытаясь пройти мимо, но Рэйнольдс обошел скамейку и преградил ему путь.

– Отдаешь ли ты себе отчет, что ты делаешь, Тони? – негромким голосом осведомился Вилли.

– А ты? – огрызнулся Хэрод, тут же поняв, насколько беспомощно это прозвучало, но им владело лишь одно желание – поскорее уйти отсюда.

– Да, – важно кивнул Вилли, – я отдаю. И если ты сейчас начнешь соваться не в свое дело, ты уничтожишь годы моих усилий и планов.

Хэрод огляделся и понял, что их в этом заросшем цветами тупике никто не увидит даже с помощью телекамер. Отступать он не хотел, да и Рэйнольдс продолжал загораживать дорогу.

– Послушай, – сказал Хэрод, чувствуя, как от напряжения у него срывается голос