Book: Прозрение любви



Энн Мэри Уинстон

Прозрение любви

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Пожалуйста, скажи мне, что это — последнее.

Сэм Диринг потянулся. У него ныла спина от долгого сидения в кресле, и сейчас ему бы не помешал визит к массажисту с приемами костолома, который намял бы ему бока и наверняка посоветовал бы побольше двигаться.

Но Сэму срочно требовался новый сотрудник, поэтому сегодня, чего бы это ни стоило, следовало довести до конца собеседование со всеми соискателями.

Сэм еще раз потянулся, подняв руки над головой. Потом, откинувшись на спинку кресла, снял очки и положил их на бумаги перед собой.

«Наверное, кому-то бывает и хуже, так что мне не на что жаловаться», — подбодрил себя Сэм.

— Все в порядке? — Дел Смит, вице-президент их корпорации, перевела взгляд с резюме, которое изучала, на Сэма.

— Да. — Он взял со стола очки и, надев их, кивнул в сторону двери:

— Давай заканчивать с этим.

Около месяца назад Сэм принял решение, что их компания нуждается в квалифицированном работнике, чтобы без задержек обрабатывать тот объем информации, который они получали ежедневно.

Сэма радовало, что компания, основанная им в Вирджинии, востребована и их услуги пользуются спросом у населения. Перечень услуг был разнообразен. Компания специализировалась и на похищениях, и на средствах сигнализации, а также предоставляла услуги телохранителей.

Бесперебойная и четкая работа корпорации могла быть гарантирована только при постоянном качественном управлении. И Сэм не щадил себя, целиком отдаваясь работе.

Сэм ценил помощь Дел, понимая, что без нее он, возможно, не смог бы справиться со всем объемом работы.

— Это — последнее, — устало подтвердила Дел.

Она, должно быть, не меньше Сэма радовалась тому, что на сегодня работа приближается к концу. Их силы были на исходе. — Вот последнее резюме. — Дел положила на стол листок бумаги.

Сэм взял в руки резюме, пробежался по нему глазами и взглянул на Дел:

— Что ты думаешь?

Дел пожала плечами, отчего ее рубашка чуть приподнялась. В расстегнутом вороте была видна футболка. И футболка, и рубашка, вероятно, подошли бы по размеру самому Сэму. Это была ее обычная рабочая одежда — рубашка и потертые джинсы. За семь лет их совместной работы Сэм ни разу не видел Дел в другой одежде.

Сэм подозревал, что под этой бесформенной массой вещей скрывается красивое тело.

Но не мог же он прямо спросить: Дел, а какой размер нижнего белья ты носишь?

Если бы Дел знала, о чем думает ее коллега, она бы удивилась.

— Сандерс показался мне достаточно компетентным, но, если честно, я бы задумалась над тем, брать его или нет. В нем нет ничего выдающегося, — Дел пожала плечами.

Сэм кивнул, заставляя себя сосредоточиться.

— Да, я тоже так думаю. Но, возможно, нам больше повезет с последним претендентом.

— Возможно, — усмехнулась Дел.

Сэм наблюдал за ней.

«Такая деловая!» — подумал он, продолжая строить предположения по поводу ее фигуры, запрятанной в бесформенную рубашку и мешковатые джинсы. Все годы их совместного сотрудничества он наблюдал за ней, надеясь, что однажды тайна тела Дел будет раскрыта. Но тщетно.

Сегодня, как и всегда, ее длинные каштановые волосы были заплетены в толстую косу. Когда девушка шла, коса раскачивалась из стороны в сторону в такт шагам.

Как бы она выглядела, если бы распустила волосы? Об этом Сэм тоже частенько задумывался.

Трудно поверить, но за семь лет он ни разу не видел ее с распущенными волосами. Оставалось только гадать, как будут смотреться волны ее мягких, пушистых волос, струящихся по плечам.

Сэм выпрямился, приняв соответствующую позу для встречи с последним на сегодня соискателем.

В любом случае, что бы ни думали остальные сотрудники компании, его устраивала работоспособность Дел и то, что их связывали только деловые отношения.

В настоящее время, считал он, его не должны отвлекать от бизнеса даже легкий флирт или непродолжительный роман, не говоря уже о более серьезных отношениях с женщинами.

Когда-нибудь в будущем Сэм, конечно, планировал создать семью, но в настоящее время он ограничивался лишь мечтами и предположениями по поводу того, какой будет его избранница.

А реальная женщина из плоти и крови — совсем не то, что было нужно ему сейчас. К тому же все мимолетные связи, которые у него иногда завязывались с женщинами, быстро заканчивались из-за того, что большую часть его времени поглощала работа. Чтобы урегулировать какие-то срочные вопросы, ему нередко приходилось работать в выходные и даже по ночам.

Дверь офиса открылась, и Дел впустила в комнату высокую женщину в деловом брючном костюме.

Дел остановилась у стола Сэма и взяла в руки копию резюме.

Это Карен Мансон, — представила она соискательницу Сэму, потом, взглянув на девушку, представила ей Сэма:

— Сэм Диринг, президент нашей корпорации. — Глядя в резюме. Дел продолжала:

— Госпожа Мансон имеет большой опыт работы в сфере правосудия. Она начинала как полицейский в Майами, работала в отделе убийств, затем в ФБР. Ее профиль — наблюдение за преступником, расследование похищений и расследования под прикрытием.

— Называйте меня Карен, пожалуйста, — сказала молодая женщина, широко улыбнувшись.

Ее улыбка была проста и непосредственна, в ней не было ничего настораживающего или противоестественного.

«Это хорошо», — отметил про себя Сэм. — Меньше всего ему нужен сотрудник, старающийся добиться успеха при помощи женских уловок.

Сэм был не из тех начальников, что любят лесть и заискивание. К тому же он уже так давно работал с бескомпромиссной и прямолинейной Дел, что не представлял себе сотрудничества, построенного на других принципах.

Хорошо иметь надежный тыл в лице человека, на которого можно положиться и который не ведет каких-то замысловатых игр за твоей спиной.

Сэм очень ценил это. И в выборе работников ориентировался на Дел, ему хотелось, чтобы все его сотрудники походили по своим человеческим и рабочим качествам на Дел.

То, что эта дамочка не пытается с ним флиртовать, — уже хороший знак.

«Посмотрим, что будет дальше», — подумал Сэм.

— Почему вы оставили свою работу под прикрытием, госпожа Мансон? — спросил он, глядя в резюме.

— Из-за ребенка, — ответила Карен, — мне было нужно больше свободного времени.

— У нас ненормированный рабочий день, так что я не уверен, что здесь у вас будет больше свободного времени, — предупредил он.

Карен кивнула:

— Понимаю. Я хорошо изучила информационный лист, в котором говорится о работе вашей корпорации, о требованиях и условиях. Но мои обстоятельства теперь изменились, и я не нуждаюсь в неполном рабочем дне.

— Не нуждаетесь? Вы в этом точно уверены? С детьми всегда нужно проводить дома больше времени, чем позволяет работа. Тем более работа у нас.

Рот Карен Мансон сжался в тонкую полоску.

Она на мгновение опустила глаза и глубоко вздохнула, прежде чем произнести:

— Мой сын умер. — Ее голос звучал спокойно. Поймите, господин Диринг, чем больше времени мне придется отдавать работе, тем быстрее я забуду о своей потере. — Она наклонилась вперед. Поскольку у меня есть опыт работы и в управлении, и в расследовании, и в других смежных областях, я отвечаю всем требованиям вашей корпорации.

Собеседование продолжалось еще в течение получаса — дольше, чем другие в этот день.

По окончании разговора Сэм нанял Карен Мансон на работу помощником руководителя отдела.

Карен пожала руку Сэму, и Дел повела ее в свой кабинет, чтобы передать документы, которые следовало заполнить до конца недели.

Как только Дел закрыла за собой дверь, в кабинете Сэма раздался звонок внутренней связи. Нажав кнопку, он устало спросил:

— Что случилось, Пег?

Пегги Дунен была личным помощником Дел.

— Так долго проводить собеседования — это преступление! — звенящий голос Пегги говорил о ее хорошем настроении. — Мне показалось или вы на самом деле сказали, что сегодня мы не затемно уйдем с работы?

— Конечно, Пег, мы стараемся делать все возможное. А куда ты так торопишься? — Сэм обычно старался избегать шутливого тона в общении с сотрудниками. Но Пег была исключением. Когда она начинала радостно щебетать, просто невозможно было ответить ей сухо и холодно, она всех заражала своей жизнерадостностью. Такие люди, как Пег, даже при самой напряженной работе умудряются создавать приятную атмосферу. Конечно, если бы все были столь же веселы и неугомонны, как Пег, их корпорация превратилась бы в балаган. А одна Пег на всю компанию — это в самый раз.

— Куда я тороплюсь? Очень хороший вопрос! Пег засмеялась. — Конечно же, на день рождения Дел! Мы собираемся устроить ужин сегодня в честь этого события. И, естественно, вытащить на этот ужин саму именинницу. Так что, если у вас нет ничего суперсрочного и ультраважного, хотелось бы, чтобы Дел ушла сегодня с работы пораньше. И, кстати, почему бы и вам на этот раз не пойти с нами?

— Нет, благодарю, — автоматически ответил Сэм, я должен остаться на работе.

— Ну, вот, — огорчилась Пегги на секунду, но тотчас же повеселела, — ладно, если передумаете, мы будем в ирландском пабе. Встречаемся в шесть.

— Желаю хорошо провести время, — сказал он.

День рождения Дел. На мгновение Сэм почувствовал себя виноватым. Она работала вместе с ним, плечо к плечу, с момента основания компании, в течение семи лет. Дел была его лучшим работником, а он не вспомнил, что сегодня у нее день рождения.

Получалось, что Сэм не был в достаточной степени информирован.

Частью работы Пег было устраивать праздники для именинников, и она всегда знала, когда и у кого день рождения. Сэм же никогда за этим не следил.

Снова раздался звонок внутренней связи.

— Да, — отозвался он.

— Госпожа Мансон уходит. Она будет здесь в понедельник в девять, — сказала Дел. — Я вам еще нужна сегодня?

— Нет, увидимся в понедельник.

— Хороших выходных. До понедельника.

— Дел?

— Что?

— С днем рождения.

— О! — Дел была приятно удивлена, и Сэм мысленно поблагодарил Пегги. — Спасибо.

— Я бы спел «С днем рожденья тебя», но боюсь, мы оба будем сожалеть, если я сделаю это, пошутил он.

— Тогда притворимся, что ты уже спел, — предложила она. — Спасибо за прекрасную серенаду. Дел хихикнула.

Ему нравилось, когда она смеется, нравилось вызывать улыбку на ее лице. Правда, она редко улыбалась и еще реже смеялась. Дел была самым сосредоточенным на работе человеком из всех, кого Сэм когда-либо знал. Тем более, когда надо было решать какие-то серьезные проблемы. А на их работе проблемы возникали каждый день.

— Хороших выходных, — сказал он.

— И тебе. — Она отключила внутреннюю связь.

Несколько секунд Сэм безотрывно смотрел на телефон, жалея, что Дел уходит.

«Что за ерунда? Не будь смешным, — сказал он себе, — ты не должен увлекаться никем из сотрудников! Это закон!»

К тому же хотелось бы, чтобы увлечение было взаимным. Но, насколько он знал. Дел не интересовало ничего, кроме работы. Он не мог вспомнить, чтобы она когда-нибудь говорила о своей личной жизни. Сэм даже не знал — может быть, она уже замужем. Когда он нанимал ее на работу, она была свободна и это его устраивало. Но с тех пор прошло семь лет, и все могло измениться.

Он только мог надеяться, что ни один нормальный муж не вытерпел бы, что жена проводит на работе большую часть суток. То есть большую часть времени она проводит с ним, с Сэмом.

Он был на полпути домой, когда мысль, вдруг пришедшая в голову, привела его в волнение. Избавиться от нее он не мог.

«А почему нет? — спрашивал себя Сэм. — Пегги же пригласила меня».

«Да, но это наверняка была простая любезность, и на самом деле она ничего такого не подразумевала», — грызли сомнения Сэма.

«С другой стороны, Пегги всегда говорит только то, что думает», — успокоил он себя.

«Хотя другие сотрудники, возможно, будут не очень рады. Начальники всегда создают на праздниках напряженную атмосферу», — снова засомневался Сэм.

«Но откуда тебе об этом знать? — усмехнулся сам над собой Сэм. — Ты же никогда не воспользовался ни одним приглашением».

«Прекрасно! Я зайду ненадолго, чтобы поздравить именинницу. Только потому, что это день рождения Дел», — сдался Сэм. В конце концов, она лучший сотрудник компании, и он должен ценить это.

Сэм свернул с основной кольцевой дороги к ирландскому пабу.

Он посмотрел на часы. Семь пятнадцать. Все собрались к шести, так что Сэм опаздывал больше чем на час.

К этому времени все приглашенные уже наверняка успели поесть за праздничным столом и выпить. Так что обстановка должна быть раскрепощенная.

Припарковав машину на стоянке, Сэм направился в паб. Подойдя к стеклянной двери, он увидел, что за тремя круглыми столами сидело много людей. Сплошь сотрудники его корпорации.

Хотя нет, не все, понял он, приглядевшись.

Среди гостей была рыжеволосая женщина, которая не работала в компании. Она сидела с Джералдом Волкером, прежним федеральным агентом, который теперь заведовал аналитическим отделом.

Несколько лет назад Волкер развелся с женой, и процедура развода была не из приятных. Сэм вспомнил, каким разбитым и опустошенным выглядел тогда Волкер. Это было, когда компания только начинала работать.

«Что же, хорошо, что у него все наладилось и теперь, судя по всему, он создал новую семью», подумал Сэм, пробираясь сквозь толпу людей.

Он увидел еще одну незнакомку. Ни по фигуре, ни по волосам она ему никого не напоминала.

Сэм попытался вспомнить, но нет — скорее всего, эта миниатюрная девушка с пышными каштановыми волосами не работала в его корпорации. На ней было черное вечернее платье. Тонкие бретельки и глубокий вырез открывали белоснежные плечи и спину незнакомки.

«Ничего себе!» — Ни одна из служащих не была похожа на эту девушку.

Она разговаривала с бухгалтером фирмы, с которым, наверное, и пришла на вечеринку. Но потому, что она сидела спиной к нему, он не мог видеть ее лица, не мог понять, соответствует ли красота лица красоте фигуры.

Что такая шикарная девушка нашла в занудном типе, каким был бухгалтер его компании?

Он замедлил шаги, почти остановился, когда ему вдруг показалось, что эту незнакомку он уже где-то видел.

«И, кстати, где же именинница? Где Дел?» подумал Сэм.

— Сэм! Сэм! Как здорово, что вы решили прийти, я так рада! — воскликнула Пегги и, встав из-за стола, замахала руками. — Посмотрите, какое чудо! Сэм пришел! — закричала она.

Он кивнул, приветствуя присутствующих.

«Проклятье! — злился на себя Сэм. — Все-таки это была глупая идея!»

Он никогда не посещал корпоративных вечеринок, ни разу за эти семь лет. А ведь такие сборища были бы для него хорошим способом узнать получше сотрудников своей фирмы, но он никогда особенно не задавался этой целью. Ему вполне хватало информации из личного дела: когда родился, где учился, что умеет.

К тому же в ресторанах и кафе Сэм тоже был очень давно, он сейчас даже не мог вспомнить, когда в последний раз. Он избегал деловых обедов, предпочитая решать все вопросы непосредственно на рабочем месте.

Пегги уже приготовила стул и место для него около себя. Напротив сидел бухгалтер с незнакомкой.

Незнакомка повернула голову и посмотрела на Сэма.

У девушки с длинными пышными каштановыми волосами, в обтягивающем вечернем платье было лицо Дел.

«Боже праведный! — Сэм смутился, как подросток на первом свидании, ему показалось, что кто-то исподтишка ударил его в солнечное сплетение. — Слава богу, что я не спросил у Пегги, где Дел…»

— Добрый вечер, Дел, — сказал он беспечно, хотя ему пришлось предпринять усилия, чтобы совладать с собой. — Еще раз с днем рождения.

— Вы пропустили пирог, — сказал кто-то.

— Ничего, — пожал плечами Сэм, продолжая смотреть на Дел и не веря собственным глазам.

Как это его деловая и сосредоточенная только на работе вице-президент вдруг преобразилась в такую соблазнительную леди?

Вместо обычных мешковатых рубашек и джинсов — элегантное облегающее платье. Теперь он знает, какое роскошное тело пряталось под безразмерными рубашками.

«Как она могла так поступать со своим телом?

С ее-то фигурой!» — вздохнул Сэм. Она была потрясающе красива.

— Ничего не хотите сказать по поводу преображения Дел? — нарушила молчание Пегги. — Многие из нас прошли мимо нее, не узнав.

— Я сделал бы то же самое, — Сэм заставил себя перевести взгляд с Дел на Пегги. — Но это даже хорошо, что она не появляется в таком виде на работе, иначе нам приходилось бы отбиваться от назойливых поклонников, проникающих в офис под видом клиентов, нуждающихся в консультации вице-президента.

К столику подошла официантка, и Сэм заказал себе пиво. Дел заказала коктейль.

— Мне больше нельзя, — покачал головой один из сотрудников, я за рулем, и мне уже пора.

— А меня жена ждет дома к ужину, — сказал консультант отдела персональной защиты.

Один за другим гости расходились, пока не остались только Джералд Волкер с его спутницей, Пегги, Дел и Сэм.

Через несколько минут и Пегги поднялась из-за стола.

— Еще раз с днем рождения, дорогая, — Пегги наклонилась и поцеловала Дел в щеку, — увидимся в понедельник! До свидания, Волкер. Дженифер, была рада познакомиться с вами. — Пегги улыбнулась.



— О, я тоже очень рада, — проговорила рыжеволосая девушка сладким голоском.

«Очередная пустоголовая красотка!» — отметил про себя Сэм. С того момента, как он появился на вечеринке, девушка Волкера заговорила впервые. Взглянув на Дел, он заметил в ее глазах смешинки. Сэм сразу же представил, как бы это прокомментировала Дел. Она, наверняка с усмешкой, спросила бы, закатив глаза: «Нет, ты это слышал? Неужели она всегда так говорит? Сладкоголосая пташка!»

И представив Дел такой — обычной, привычной для него, — Сэм сразу почувствовал себя лучше, как-то уютнее и раскованнее. Неважно, как выглядела сейчас Дел, главное, что она оставалась все тем же человеком, каким он ее знал.

— Пока, — попрощалась Дел, и в унисон с ней сказал «пока» Сэм. Возникла неловкая пауза, пока Пегги шла к выходу. Все-таки у нее была удивительная способность без перерыва говорить ни о чем. Без нее разговор прервался.

Дел первой предприняла попытку продолжить беседу:

— Джералд, мы сегодня наняли еще одного сотрудника, — обратилась она к Волкеру, — у нее большой опыт, и это может быть хорошим подспорьем в работе Дуга.

Дуг специализировался на подборе телохранителей. Работа Волкера была большей частью связана со случаями похищения, так что Дугу и Волкеру нередко приходилось работать вместе.

— Женщина? — переспросил Волкер.

Дел кивнула:

— Очень компетентный специалист.

— Что же, хорошо, — отозвался Волкер. — После той удачной операции, когда мы вернули матери похищенную девочку, к нам стали гораздо чаще обращаться с подобного рода проблемами. Так что еще один сотрудник в отделе расследований нам не помешает. И это хорошая идея — разбавить нашу с Дугом мужскую компанию женским обществом.

— О-о-о! Так ты проводишь тайные операции? Дженифер изобразила на лице обольстительную улыбку и, не сводя глаз с Волкера, шутливо ударила его кулачком по плечу. — Ты ничего не говорил мне про это! Как интересно!

— Нет, это не очень интересно. — Волкер выглядел так, словно ему крепко затянули галстук на шее и от этого ему трудно дышать.

Сэм внимательно посмотрел на спутницу Волкера. Она выглядела очень молоденькой, а если смыть с ее лица слой яркой косметики, она, вероятно, будет выглядеть еще моложе.

— А где ты работаешь, Дженифер? — спросила Дел у девушки, прерывая вновь возникшую неловкую тишину.

— О, я — модель, — прощебетала та. — Вернее, сейчас учусь в школе моделей и одновременно работаю в отделе косметики.

«Учится в школе моделей? — Сэм вопросительно приподнял брови. — Должно быть, у нее с Волкером разница в возрасте лет двадцать».

Сэм почувствовал удар каблучком туфли по своей ноге.

Он уставился на Дел, но она не смотрела на него, продолжая улыбаться Дженифер.

— Да, должно быть, очень интересно работать моделью, — Дел изобразила восхищение.

— Угу, — Дженифер наклонилась вперед. — Готова поспорить, что так же интересно работать секретарем у этих парней, да?

— Дел не секретарь, — сказал Волкер, — она мой босс.

— Ничего себе! — Дженифер была определенно шокирована и не знала, как отреагировать на услышанное. Оглядев Дел критически, она продолжила:

— Знаете, если вы занимаете руководящую должность, вам нужно подумать о том, как до максимума увеличить ваш бюст. Я знаю один модный магазин-салон, в котором продаются специальные бюстгальтеры и…

— Хорошо, хорошо, — Волкер потянул подругу за руку, — все это очень интересно, но нам, Дженифер, пора идти. Увидимся в понедельник, Сэм, Дел, — Волкер выдавил из себя улыбку и поспешно направился к двери, увлекая за собой недовольную Дженифер.

Сэм проследил за тем, как Волкер и Дженифер вышли из паба, и затем, повернувшись к Дел, переспросил:

— Я правильно расслышал? До максимума увеличить бюст, она сказала?

Дел была больше не в состоянии сдерживать себя. Тихо хихикнув, она разразилась громким заливистым смехом.

Ее смех был таким заразительным, что Сэм присоединился к ней.

— Ой, не могу! Модный магазин-салон! сквозь смех проговорила Дел. — Если бы она только увидела, в чем я хожу обычно, у нее бы, наверное, случился сердечный приступ.

— Да уж, вероятно, это лишило бы ее сна, кивнул Сэм.

— Ну, ладно, все хорошо, надо успокоиться, сказала Дел, но плечи ее продолжали вздрагивать от сдерживаемого смеха. — О чем Волкер вообще думал, сойдясь с этой барышней?

Сэм удивленно приподнял брови:

— Это нужно объяснять?

— Мне действительно интересно, — ответила она, — не понимаю, что общего у него может быть с этой моделью? Что он в ней нашел? Ему же с ней, наверное, даже поговорить не о чем.

— Держу пари, что они встречаются не для того, чтобы разговаривать, — ответил Сэм, пристально глядя на Дел.

Едва договорив фразу до конца, Сэм понял, что сказал то, чего не следует. Это было ошибкой, ему надо было оставить свое мнение при себе.

Возникла неловкая пауза, Сэм почувствовал себя виноватым.

Конечно, Сэм частенько думал о Дел не только как о вице-президенте своей компании, но и как о женщине, но никогда не показывал ей этого. Сейчас же ему ужасно хотелось поцеловать ее.

Сэм прокашлялся.

— Мы, кажется, остались одни, — сказал он.

— На таких корпоративных вечеринках обычно никто не остается допоздна, — заметила она, ведь у большинства сотрудников семьи, поэтому все торопятся пораньше уйти домой. — Дел повернулась и сняла со спинки стула свою сумочку. — Я рада, что ты нашел время прийти, но не смею тебя более задерживать…

— А ты и не задерживаешь, — беспечно ответил он, хотя эта беспечность была показной. Сэм не мог отвести глаз от Дел, от ее обнаженных плеч и рук. Мысль о том, что сейчас они расстанутся и что нужно будет возвращаться домой, в пустую квартиру, была просто невыносима. — Мне хотелось бы остаться. Я чертовски голоден. Ты не составишь мне компанию?

Дел с подозрением смотрела на Сэма.

— Ты мне предлагаешь это из-за того, что у меня день рождения и тебе жаль, что все гости рано разбежались? Ты не должен отдуваться за всех.

Серьезно!

Даже если бы ему запретили улыбаться сейчас под страхом смертной казни, Сэм все равно не смог бы сдержать улыбку. В голосе Дел слышалась робость; посмотрев на нее, можно было бы даже подумать, что она смущается. Строгая, рассудительная и сосредоточенная на работе Дел не только иногда меняет свои мешковатые джинсы и рубахи на вечернее платье, но к тому же еще, оказывается, может испытывать смущение и робеть.

«Вот так новость!» — подумал Сэм, а вслух сказал:

— Но это не попытка отдуваться за всех, Дел.

Правда. Я голоден и нахожусь как раз в таком месте, где это легко исправить. Но при этом я так часто завтракаю, обедаю и ужинаю в одиночестве, что начал уже забывать о том, как приятно иногда утолить голод в компании хорошего друга. Так почему бы тебе не остаться?

Сэм не должен был предлагать и тем более настаивать на том, чтобы она осталась. Он привык есть в одиночестве, и ему стоило бы сохранить эту традицию. И ему совсем не нужно, чтобы его вице-президент подумала, что он пытается завязать с ней личные отношения. И тем более не нужно, чтобы по компании пошли слухи, повод для которых он дал своим поведением.

Но как бы Сэм ни уверял себя, что только что поступил опрометчиво, он с нетерпением ждал ответа Дел. Согласится ли она остаться? Это было очень важно для него в данный момент.

Дел замерла, о чем-то размышляя, но потом улыбнулась:

— Хорошо, я останусь. Собственно, у меня нет причин, чтобы спешить домой.

— Никаких домашних животных?

— Даже аквариума с рыбками нет. — Усмехнувшись, Дел печальным голосом добавила:

— У меня очень требовательный босс! Никогда не знаешь, когда он вызовет тебя на работу и как долго придется задержаться в офисе. Так что приходится жить без рыбок и прочей живности. Им же не объяснишь, что такое сверхурочные часы работы.

— Эй! — сказал Сэм, нахмурившись. — Ты ведь никогда не говорила, что тебя что-то не устраивает. Фактически ты часто работаешь больше и дольше, чем я прошу.

Дел снова пожала плечами. Сэм, словно зачарованный, смотрел на то, как соблазнительно платье приподнялось и снова опустилось на ее груди. При этом тоненькая бретелька соскользнула с плеча. Эта бретелька и так мало что прикрывала, но целиком оголенное плечо оказалось еще красивее и притягательнее. Сэм сжал руки в кулаки и приказал себе замереть на месте и не сметь даже думать о том, что до этого округлого, хрупкого плечика можно дотронуться.

Дел нетерпеливым жестом поправила бретельку и продолжала:

— Поэтому я и говорю, что у меня нет причин спешить домой.

«Сконцентрируйся! Сконцентрируйся! — приказывал себе Сэм. — Хватит ее разглядывать, слушай, о чем она говорит, и отвечай! Не будь дураком! Прекрати на нее пялиться!»

Сэм с трудом заставил себя переключиться на беседу и подобрать нужные слова. Говорил он с таким видом, будто бы ему только что рассказали о смысле жизни и теперь он пытался выразить свою точку зрения.

— Мне тоже некуда спешить. И я рад, что ты решила составить мне компанию. Из нас получилась замечательная пара! Двое с ненормированным рабочим днем, которых никто не ждет дома, встретились в пабе, чтобы весело провести время за ужином.

— Да уж. Забавненько, — улыбнулась Дел.

Сэму действительно было очень хорошо. Он наслаждался вечером и радовался жизни.

За этот вечер Сэм узнал Дел лучше, чем за все прошедшие семь лет. На работе у них, собственно, никогда не было времени на дружеское общение. В сверхурочные часы они тоже работали и тоже не было возможности поговорить о чем-то личном. А того времени, что оставалось после работы, едва хватало, чтобы выспаться и сделать какие-то дела по дому. Так что, даже если бы они задались целью поближе узнать друг друга, у них вряд ли бы что-то получилось.

— Итак, почему только сегодня произошло такое преображение? — спросил он. — Ты выглядишь великолепно, сногсшибательно, но сегодняшний твой наряд определенно не из ряда твоей привычной одежды. Что же случилось?

— Мама прислала мне это платье на день рождения, — призналась Дел. — Обычно вещи, которые она посылает, настолько неподходящи и возмутительны, что я не ношу их, даже когда остаюсь одна и меня никто не видит. А это платье мне показалось не таким плохим, и поэтому я надела его и даже сделала несколько снимков, чтобы послать их матери как свидетельство того, что я оценила ее подарок.

— Интересно, — задумчиво произнес Сэм — И почему же она посылает тебе, как ты говоришь, возмутительные вещи?

Дел сделала глоток коктейля.

— Потому что эти вещи точная копия ее самой.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Я бы хотел с ней познакомиться! — заинтригованно сказал Сэм.

Дел отрицательно замотала головой. Сэм отвлекся от темы разговора, наблюдая, как красиво ее волосы ниспадают на плечи. Сэм представлял, как она склоняется над ним и ее мягкие пушистые локоны прикасаются к его коже.

— Не в этой жизни, — голос Дел вернул Сэма в реальность. — Я сама вижу ее только раз в год, и, поверь мне, этого более чем достаточно.

В голосе Дел прозвучала горечь. Сэм задумался: каким же было ее детство, если она такого мнения о своей матери? Но, если он спросит ее напрямую, она вряд ли ответит. Надо пойти в обход, решил он.

— У тебя есть братья или сестры?

Дел отрицательно покачала головой:

— Нет, я единственный ребенок в семье, и то что-то вроде непредвиденного случая.

— Твоя мать не хотела иметь детей?

— Она боялась, что беременность испортит ей фигуру — Ax, так… Ну, твоя мать, верно, зря переживала. Ты достаточно миниатюрная сейчас, а в детстве была совсем Дюймовочкой. Никто, наверное, и не заметил, что твоя мать в положении.

— И ты, Брут! — воскликнула Дел и хихикнула.

Сэм не мог поверить своим глазам. Он, конечно, пытался как-то развеселить ее, но не ожидал такого быстрого эффекта. Дел, которая очень редко улыбалась и смеялась, а чаще была серьезна и сосредоточенна, Дел, которую так трудно было заставить улыбнуться, оказалась не чужда самоиронии.

Но легкое подозрение закралось в голову, и он подумал: «А не алкоголь ли всему виной?» — и спросил:

— Ты случайно не выпила лишнего, Дел?

— О, нет, что ты! — запротестовала она. — Сегодня я выпила лишь одну треть того объема, от которого обычно пьянею.

— Ага, понятно, лишь одна треть… Да, неплохо.

Что же будет, когда ты дойдешь до двух третей или до полного объема?

К их столу подошла официантка. Сэм заказал пиво и ужин. А Дел настаивала на еще одной порции коктейля, хотя Сэм уговаривал ее этого не делать. Но, видя, что Дел непреклонна, дал знак официантке, чтобы та принесла их заказ на освободившийся в углу столик.

— Мы собираемся пересесть туда.

— Почему мы меняем место? — спросила Дел.

— Этот стол слишком велик для двоих посетителей.

Теперь, когда Дел встала из-за стола, Сэм увидел, что ее платье очень короткое.

Ее длинные ноги казались еще длиннее оттого, что на ней были туфли на высоких каблуках.

К таким женским ногам Сэм всегда был неравнодушен.

«Перестань разглядывать ее ноги. Еще немного, и ты будешь не способен управлять собой», приказал себе Сэм.

— Напомни мне, — сказал он, — чтобы я при случае не забыл поблагодарить твою маму за то, что она подарила тебе это платье. Хорошо?

Дел удивленно взглянула на Сэма, пытаясь определить — шутит он или нет.

— Только не говори, что тебе оно нравится! Она смотрела на него в упор, приняв угрожающую позу. — Это пошло! Вульгарно, наконец!

Сэм обнял ее за талию, подвел к столику в углу и усадил на стул.

— Мне, — сказал он, — нравится твое платье. И никакое оно не вульгарное! Замечательное платье! И тебе оно очень идет.

Сэму в этот момент очень хотелось прикоснуться губами к ее губам, провести рукой по ее волосам.

Он склонился над своим пивом, стараясь не смотреть на девушку, сидящую напротив.

Как же так вышло? Семь лет подряд он видел ее каждый день и не замечал, как она красива. Он мог бы любоваться ею целыми днями, но не любовался. Задумывался иногда над тем, как бы она выглядела в более женственной одежде, но никогда раньше ее присутствие не оказывало на него такого воздействия.

Столик был маленьким. И ноги Сэма соприкасались с ногами Дел. Идеальное местечко для двоих влюбленных, которым хотелось быть как можно ближе друг к другу.

Но Сэм и Дел не были влюбленными. Даже если кому-то из них, вопреки разуму, этого и хотелось.

— Какая досада, — промолвила Дел, — они, должно быть, решили заполнить этот паб уменьшенной версией нормальной мебели.

Сэм переставил свои ноги так, чтобы их можно было протянуть с обеих сторон сдвинутых ног Дел.

К столику подошла официантка с заказанными блюдами.

— Поешь, — предложил Сэм.

— Нет, спасибо, я уже ела сегодня.

— Дай угадаю! Наверное, салат?

— Да, салат. Как ты узнал?

— Ты обычно заказываешь «Цезарь», когда обедаешь с нашими клиентами. А жаркое, кажется, получилось очень удачным. Пахнет вкусно! Может быть, все-таки попробуешь?

— Ты хочешь, чтобы я немного протрезвела, и думаешь, что еда поможет, — догадалась она.

— Да.

— Но я хочу напиться, Сэм. Я должна напиться сегодня вечером, так как собираюсь встретить мужчину.

Сэм чуть не поперхнулся от ее слов.

— Что? Кого ты встретишь? — Нет, он не позволит ей встречаться в таком состоянии с кем-либо, кого она недостаточно хорошо знает.

— Никого конкретного, мне все равно. — Дел была мрачнее тучи.

Это было что-то новое. Просто вечер открытий. Дел была явно не в настроении. На работе она всегда была разумна, иногда настойчива и очень редко — раздражительна.

Но такого выражения на ее лице Сэм не видел ни разу.

Было похоже, что Дел капризничает, выражает притворное недовольство, а на самом деле поддразнивает, требует ласки и внимания. Сексуальной ласки и сексуального внимания.

Или ему только кажется?

— Ты хочешь сказать, что надеешься познакомиться здесь, в этом пабе, с каким-нибудь парнем? Вот это номер! — Он отодвинул свою тарелку. — Забудь об этом!

— Подожди. — Дел ухватилась за столик руками в попытке остаться сидеть на месте, в то время как Сэм пытался поставить ее на ноги.

Наконец Сэм оставил свои попытки, понимая, что за этим последует. Он без труда с ней справится и сможет «отбуксировать» к выходу из паба, но она не отцепится от столика. Так что грохота будет хоть отбавляй. Да и сцена выйдет забавная: он тащит за собой Дел, а Дел тащит за собой столик.

Дел подумала, видимо, о том же и взвизгнула:

— Сэм! Прекрати! Ты устраиваешь сцену в общественном месте!

Он отпустил ее, решив, что, если только она направится к какому-нибудь мужчине, он наплюет на все и устроит скандал в этом чертовом пабе.

Как только она села на стул, Сэм тоже присел напротив и, поднеся палец к ее лицу, угрожающе им покачал:

— Ты не уйдешь из этого паба ни с кем, кроме меня. Так что заруби себе это на носу!

Она посмотрела на его грозящий палец, потом перевела взгляд на Сэма и тихо сказала:

— Тебе нужно быть поосторожнее, я ведь могу и укусить этот угрожающий мне перст!

— Что? — Он посмотрел на нее грозно, но, будучи человеком благоразумным, убрал руку на безопасное расстояние. — Ты пытаешься уйти от темы разговора.



— Да. — Дел кивнула и взяла ломтик поджаренного картофеля из его тарелки. Потом, изящно откусывая маленькие кусочки и демонстративно облизывая губы, невинно посмотрела на него.

Сэм судорожно сглотнул.

— Почему, — запинаясь, спросил он, — почему ты собираешься провести сегодняшний вечер с незнакомцем, прекрасно зная, к каким последствиям это может привести, тем более что ты едва стоишь на ногах? Ты подумала об этом?

— Все очень просто, Сэм, — спокойно ответила Дел, поднимая бокал с недопитым коктейлем. — Ты знаешь, сколько лет мне сегодня исполнилось?

Он отрицательно покачал головой. Честно говоря, он никогда не задумывался над тем, сколько лет Дел.

— Мы стали работать вместе семь лет назад, начал Сэм.

— Точно. Тогда я только окончила колледж.

Прибавляем семь лет. Получается, что сегодня мне исполнилось двадцать девять лет. Двадцать девять, Сэм!

— Ну, и что в этом плохого? Хороший возраст!

Пользуясь случаем, еще раз поздравляю тебя с днем рождения! — сказал он, будучи обескуражен реакцией Дел на то, что ей 29 лет. Было бы из-за чего расстраиваться! Двадцать девять не девяносто два, в конце-то концов.

— Нет! — выкрикнула Дел и сама испугалась того, как громко прозвучал ее голос. Она сбавила тон, но резкие движения говорили о том, что она в любую минуту может снова начать кричать. — Мне двадцать девять лет. А у меня никогда не было друга. Не было даже кратковременного романа.

Не было ни одного возлюбленного, ни одного любовника за целых двадцать девять лет! Я — старая дева! И не желаю провести еще один год без секса. Ведь это нечто такое необыкновенное, не имея чего ты считаешься неполноценным человеком.

Да и сам себя начинаешь считать таковым…

Дел обессиленно опустила руки и склонила голову.

— Ты… ты никогда не… у тебя никого не было?..

— Нет. — Голос Дел стал более спокойным, будто у нее закончились силы на проявление каких бы то ни было эмоций. — У меня никогда никого не было.

— Почему? — Сэм искренне этого не понимал.

Как такая красивая девушка осталась девственницей до двадцати девяти лет? Мужики слепые, что ли? Но сейчас речь была не об этом. Сэм изо всех сил старался заглушить те чувства и желания, которые возникли сегодня у него к Дел. Он должен вести себя как друг. Должен оказать ей дружескую поддержку. — Ты красивая, Дел. Не могу поверить, что ты никогда не интересовала парней.

Его спутница скептически посмотрела на него, ее брови при этом возмущенно поднялись.

— Не будь смешным, Сэм. Ты же лучше других знаешь меня. Знаешь, например, как я обычно одеваюсь. Вряд ли мой стиль одежды можно назвать сексуальным.

— Допустим, что так. Но если бы ты сама хотела этого, ты бы давно нашла себе пару, — говорил Сэм, а назойливая мысль продолжала преследовать его: «Нет, не может быть, что она все еще девственница! Дел — девственница! Нет, не верю!» — Ты скрываешь свою внешность, свою красоту подобно тому, как некоторые люди прячут свои деньги от воров, но при этом у них нет секретов от хороших людей, от тех, кому они доверяют.

— Да, наверное, ты прав, — пожала плечами Дел, — наверное, все дело в том, что я сама никогда не стремилась найти себе молодого человека, она покачала головой, затем глубоко вздохнула. Я с детства помню, как мама приводила домой то одного, то другого мужчину. Она несколько раз была замужем после того, как моего отца убили, но ни один из ее романов не был продолжительным. А вот пьянок, наркотиков и мужиков, которые втягивали в это маму, — этого добра было хоть отбавляй, так что мне не хотелось повторять ее судьбу.

В объяснении Дел — простом и незамысловатом — было столько боли, что Сэм поежился. И внезапная мысль вдруг пронзила его:

— А где была ты, когда твоя мать приводила в дом мужчин?

— В своей комнате. — Дел пожала плечами. — Но я все слышала. А потом, когда подросла, старалась куда-нибудь уходить из дома. Но чтобы всего этого не видеть, нужно было вообще дома не жить. Когда я повзрослела, один из отчимов стал обращать на меня внимание более пристальное, чем обращают на падчерицу. Тогда моя мать из ревности вознамерилась выдать меня замуж, чтобы сплавить подальше. Я мешала ей, всегда мешала ей жить так, как ей хочется. Мне было всего лишь шестнадцать, когда она стала знакомить меня с так называемыми женихами, претендентами на руку и сердце.

Сэм поймал себя на том, что его кулаки плотно сжаты, а все тело напряжено. Он заставил себя расслабиться, набрал полные легкие воздуха и медленно выдохнул, призывая себя успокоиться.

— Я начинаю понимать, почему ты прячешься от всех и вся. Твоя одежда для тебя — как панцирь для черепахи. Спряталась от опасности, и никто не достанет…

Дел мрачно улыбнулась.

— Точно.

— И что же было дальше?

— Я поехала учиться в колледж, в другую часть страны, подальше от матери. Ну, а остальное ты знаешь. Я приехала сюда и начала работать в твоей компании спустя три недели после окончания учебы.

Тогда его компания только создавалась. Да, он хорошо помнил то время. Один его знакомый посоветовал ему нанять на работу в качестве администратора Дел, намекнув, что у нее большой потенциал.

Да, сейчас Сэм не мог себе простить, что за все эти годы не поинтересовался прошлым Дел.

Она когда-то была плохо одетым, лишенным материнской ласки и внимания ребенком, прячущимся от друзей матери в своей комнате. Почему он раньше не знал этого? Почему обращал внимание только на то, что у нее большой потенциал?

Только на ее рекомендации как хорошего работника? Он всегда относился к ней как к отличному компаньону, которому можно доверять, не задумываясь, что у нее за жизнь, что она чувствует и что успела пережить.

Сэм никогда не лез в душу других людей. Он столько времени посвящал работе, что и людей оценивал исключительно с точки зрения их деловых качеств, никогда не позволяя себе выйти за эти рамки.

И если бы не этот день рождения Дел, он бы так ничего и не узнал.

Сэм подумал, что само провидение заставило его сегодня изменить своим привычкам и поехать на корпоративную вечеринку. Не иначе как судьба свела его сегодня с Дел.

И поэтому он должен воспрепятствовать тому, чтобы она допустила ошибку, возможно самую большую в своей жизни.

— Дел, — снова заговорил Сэм, — я рад, что ты доверяешь мне. Я ценю тебя и твое отношение ко мне. И я понимаю, что ты чувствуешь. Мне кажется, что понимаю. Но только почему теперь?

Если ты решила, что тебе нужны серьезные отношения, почему бы не пойти обычным путем?

— Отношения? — Дел изобразила на лице гримасу. — Нет, мне не нужно, чтобы какой-то мужчина, стоя передо мной на коленях и расточая слащавенькие слова, пытался убедить меня в своей любви.

Дел рассмеялась. Но ее смех был не весел — от него веяло грустью и одиночеством.

— Моя мать показала мне живописный пример супружеского счастья. Благодарю, но нет, мне такого счастья даром не нужно.

— Право же, Дел, — продолжал Сэм, — я понимаю, ты не хочешь серьезных отношений, и глупо тебя сейчас убеждать, что не все семьи похожи на твою семью. Но зачем искать мужчину в этом пабе? Неужели нет места получше?

Дел посмотрела на него, как на безумца:

— А где же еще? В церкви?

— Нет, не в церкви, — недовольно пробурчал Сэм, — но есть же другие места, где можно встретить нормальных парней.

— Например?

Сэм выпалил первое, что пришло ему в голову:

— Как насчет клубов знакомств?

Дел пристально посмотрела на него:

— Ты это серьезно?

— Ну, ты сама предложила привести пример, вот я и привел. Что в этом плохого?

— Ты бы пошел в такой клуб?

— Может быть, — уклончиво ответил Сэм, — но у меня нет на это времени.

— Ага! — воскликнула Дел так, словно уличила Сэма в воровстве. — А у меня, значит, есть?

— Ты специально загоняешь меня в тупик, это очередная твоя уловка.

Сэм знал все боевые тактики Дел и прекрасно знал этот взгляд, демонстрирующий упрямство.

Все слова и фразы она могла переиначить и загнать человека в тупик. Так она обычно поступала, когда хотела продемонстрировать свою мысль: «Можешь говорить и делать что угодно, но я поступлю по-своему. И, как ты успел заметить, это единственно возможный вариант!»

В этом была вся Дел. Упрямства в ней хватило бы на стадо осликов.

И сейчас, как и всегда в подобных случаях, она продемонстрировала свой несгибаемый характер.

— В конце концов, нет ничего плохого в том, что ты девственница, — в отчаянии произнес Сэм.

— Ты — девственник?

— Конечно, нет! Но… это еще ничего не значит.

То есть это совсем другое…

— Почему? Потому что ты парень? — В ее глазах появились слезы.

О нет! Слезы! Он ненавидел слезы! И он ни разу не видел, чтобы Дел плакала, чтобы она была на грани срыва.

— Нет, конечно, нет, не поэтому… — запротестовал Сэм, — потому что… потому что… — но он не мог ничего придумать. Ему казалось, что он тонет. В воде он уже тонул однажды, но сейчас тонул в разговоре, захлебывался им и не мог выкарабкаться из пучины. А Дел не собиралась помочь ему, бросить спасательный круг. Да и как она могла это сделать? Если уж быть последовательным, так это Дел была тонущей, а Сэм, кинувшись ее спасать, сам начал тонуть. Так что помощи было ждать неоткуда.

Дел резко встала, повесила свою сумочку на плечо и с вызовом бросила:

— Видишь, даже ты не можешь придумать мне оправдание! — Она развернулась и пошла от него прочь.

Сэм продолжал сидеть, наблюдая, как шатающейся походкой Дел идет к стойке бара, едва удерживаясь на ногах то ли от выпитого спиртного, то ли из-за непомерно высоких каблуков.

Сэм смотрел ей вслед, размышляя над тем, почему все эти годы он не замечал, какие у Дел красивые длинные ноги. Впрочем, это обстоятельство было не более странно, чем весь их сегодняшний разговор.

Дел села на высокий табурет около стойки бара, и Сэм вспомнил, что сегодня ему нужно защищать Дел от нее самой.

Вскочив, он бросил на столик деньги за ужин и очень щедрые чаевые, и пошел, пробираясь сквозь толпу людей, к Дел.

— ..работаю в фирме, занимающейся защитой населения. Ну, знаешь, сигнализация и все такое, — говорила она сидящему рядом парню.

Вслушавшись в разговор, Сэм отметил, что, хотя Дел и нетрезва, она не распространялась по поводу работы. Это было очень важным пунктом для всех сотрудников, тем более приближенных к начальству. Дел придерживалась этого правила, несмотря на свое состояние.

— Эй! — позвал Сэм.

Она обернулась, увидела его и нахмурилась:

— Уходи!

— Именно это я и собираюсь сделать. И ты пойдешь со мной. — Он обхватил ее рукой за талию, прижал к себе и снял с табурета.

— Сэм! — взвизгнула Дел, пытаясь высвободиться, но безуспешно.

— Эй, приятель, — вмешался в происходящее парень, с которым только что разговаривала Дел.

Сэм, глянув на него, рявкнул:

— Она со мной.

Парень в растерянности приподнял руки ладонями вверх, одновременно пожимая плечами:

— Хорошо, без обид, парень. Мы просто немного поболтали. Я не знал…

Сэм не дослушал, развернулся и, продолжая держать Дел за талию, направился с ней к выходу.

Дел извивалась, била кулачками по спине Сэма, но он продолжал идти, только раз остановившись, чтобы приподнять Дел еще повыше.

Теперь он нес ее, как полотенце, перекинутое через плечо.

Ее платье было так коротко, что Сэм мог касаться оголенных бедер Дел. Электрический разряд пронзил ее тело.

— Успокойся! — вслух сказал Сэм.

Кожа на ее ногах была гладкая, шелковистая…

Сэм пинком открыл двери и вышел на улицу, продолжая удерживать свою ношу.

— Свежий воздух пойдет тебе на пользу, — прокомментировал Сэм, обращаясь к негодовавшей Дел.

— Я собираюсь уничтожить тебя, так и знай! злобно прошипела она.

Сэм поставил ее на ноги около своей машины, стараясь не смотреть на нее, а Дел, словно искушая его, встряхнула волосами, убрав их с лица.

«Понимает ли она сама, насколько красива и соблазнительна? И как эротичны ее жесты?» спросил себя Сэм.

— Завтра утром ты будешь меня благодарить, сухо ответил он.

— Не буду! — в запале выкрикнула Дел. Спорящей с ним он также не видел ее раньше. Если она и высказывала свое мнение, которое отличалось от его, то делала это корректно и в форме предположения, но никогда — возражения. Сейчас Дел обхватила себя руками, словно замерзла, хотя, судя по голосу, она пылала от негодования. — Завтра утром я еще больше буду сожалеть о том, что мои сегодняшние планы были нарушены, что зря было выпито столько спиртного и надето это дурацкое платье! Я снова облачусь в свою прежнюю одежду, в которой на меня уж точно не позарится ни один мужчина! А я больше так не хочу! Я больше не могу!

Ее дыхание стало прерывистым. Он посмотрел на нее внимательно. Свет уличного фонаря освещал ее лицо, по которому ручейками текли слезы.

Когда женщина кричит и когда женщина плачет — равно невыносимо. А Дел и кричала, и плакала одновременно.

— Прекрати, черт возьми! — внезапно он потерял терпение, почувствовав, что злится и на нее, и на себя, и на весь этот дурацкий вечер.

И почему он никогда не делал попыток сблизиться с Дел? Он ведь этого хотел. И хотел ее.

Только прежде никогда не позволял себе признаться в этом.

— Не надо всех мерить под одну гребенку! И не надо этих пафосных восклицаний «ни один мужчина»! Уж если тебя это так беспокоит и если ты хочешь распрощаться со своей девственностью именно сегодня, то могла бы это сделать со мной!

— С тобой? — испуганно прошептала Дел.

— Со мной, — мрачно повторил Сэм, — я ничем не болею, со мной ты хотя бы знакома, и я не какой-нибудь насильник или извращенец. Так что надеюсь, ты будешь довольна результатом и тебе понравится заниматься любовью со мной. А теперь садись в машину, пожалуйста!

И прежде чем она пришла в себя и начала спорить, Сэм усадил ее на пассажирское сиденье, обошел машину и сел за руль.

— Твой автомобиль можно забрать завтра. Сегодня тебе категорически нельзя за руль.

Дел сидела неподвижно. Она даже не позаботилась о том, чтобы пристегнуться ремнем безопасности, и Сэму пришлось сделать это самому.

Его сердце забилось сильнее, когда он случайно коснулся ее груди. И Сэму пришлось сдержаться, чтобы не предложить Дел лишить ее невинности прямо здесь и прямо сейчас.

В течение нескольких секунд их лица находились в опасной близости друг от друга и он чувствовал аромат ее тела, чувствовал ее дыхание на своей щеке.

— Все хорошо? — спросил он.

— Нет, — фыркнула Дел, и слезы продолжали катиться по ее щекам.

— Все хорошо! — сказал он спокойно. — А теперь я отвезу тебя домой.

Девушка продолжала сидеть неподвижно. Сэм завел машину и выехал на дорогу. Он знал адрес Дел, но никогда не был у нее дома и поэтому нуждался в ее указаниях.

Когда они свернули с кольцевой дороги, Дел пробормотала:

— Здесь поверни налево. Третий дом справа.

Третий дом справа оказался большим и, вероятно, очень просторным. Он стоял на небольшом холме, что, видимо, позволяло сделать удобный подземный этаж для гаража и других хозяйственных помещений.

Подъехав к самому крыльцу, Сэм заглушил мотор, вышел и помог выйти Дел. Когда она пошла по тротуару, он последовал за ней. Дел шла неуверенной походкой — возможно, из-за алкоголя.

Тем не менее у Сэма был повод обнять Дел, заботясь исключительно о том, чтобы она случайно не упала. Враки! На самом деле Сэму было чертовски приятно обнимать Дел, идти с ней рядом, наслаждаться ее присутствием.

Подойдя к двери, Дел долго рылась в сумочке, пытаясь найти ключи.

«Скоро, очень скоро, — размышлял в это время Сэм, — я узнаю, что скрывалось от моего взгляда все эти годы под одеждой Дел. Скоро я увижу ее без рубашек, брюк и платьев!»

Когда она вынула из сумочки связку ключей и выбрала подходящий, он взял его из ее рук. Тогда она с испугом посмотрела на него и пробормотала:

— Сэм, я знаю, что сегодня слишком много выпила. Я действительно очень благодарна тебе, что ты меня спас, но в то же время понимаю, что ты шутил насчет нас, так что…

— С чего ты взяла, что я шутил?

Дел скривила губы.

— Я же знаю, что ты не хочешь этого, — сказала она тонким голосом, — ты только пытаешься поступить правильно.

Сэм отрицательно покачал головой.

— Я вовсе не пытаюсь поступить правильно. Он помолчал мгновение, сомневаясь, нужно ли говорить то, что он собирался сказать, потом решил идти до конца. — Я действительно хочу тебя.

Я мечтал об этом очень долго!

Ее глаза были огромны, она пытливо смотрела на Сэма. Вдруг выражение ее лица стало подозрительным:

— А, поняла! Ты сказал все это только затем, чтобы поднять мне настроение.

— Нет, это правда, просто раньше я не говорил об этом.

— Но почему…

Он, не дослушав ее, перебил:

— Ты не давала повода. — Сэм открыл дверь ключом. — А сегодня, помнишь, что ты сказала?

Что не собираешься просыпаться завтра утром девственницей. — Они стояли близко друг к другу, и он, обхватив ладонями ее лицо, внимательно всмотрелся в ее глаза, перевел взгляд на дрожащие губы. — Ты начала все это, — сказал он охрипшим голосом, — и я не собираюсь останавливаться.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Сэм поцеловал ее.

Только сегодня вечером он позволил себе признаться в том, что мечтал о ней.

Ее губы были мягкими и теплыми. Она беззвучно вздохнула, когда его губы коснулись ее губ. К его удивлению, она не оттолкнула его и не стояла как замороженная. Нет, она обвила его шею руками, прижалась к нему и ответила на поцелуй. Ее ласка была неуверенной и робкой, но для начала это было совсем не плохо.

«Она девственница! — напомнил себе Сэм, Делай все медленно!» Ему до боли хотелось исследовать все ее тело, покрыть его поцелуями, сорвать с нее платье, овладеть ею. Но он не мог позволить себе спешить. Он не должен ее испугать.

Дел должна расслабиться, освоиться. Пусть неумело, но сейчас она ответила на его поцелуй.

И он хотел, чтобы и дальше она отвечала на его ласки. Только нельзя спешить.

И он снова поцеловал ее, глубоко, страстно, горячо.

А когда он наконец прервал поцелуй, она уткнулась лбом ему в грудь, тяжело дыша.

— На тебе должна быть пометка «взрывчатое вещество», куда ты ее замаскировал? — пробормотала она.

Сэм усмехнулся, чмокнув ее в лоб. Его руки соскользнули с ее лица на плечи. И он уже потянулся к ее волосам, чтобы запустить в них пальцы, но тут вспомнил, что они все еще находятся на улице.

— Так я могу войти в дом или займемся этим прямо на пороге?

— Думаю, у меня нет выбора, — ответила она, слабо улыбнувшись.

— Да, точно так. У тебя нет выбора, — кивнул Сэм, не сводя с нее взгляд. Дел окончательно завладела его чувствами. Так, прикоснувшись к ней, обняв и поцеловав ее, Сэм уже не был уверен в том, что сможет заставить себя остановиться. Я просто хочу, чтобы ты чувствовала себя лучше.

Она фыркнула, но не отстранилась, не убрала со своих плеч его руки.

— А что, если я скажу «нет»?

— Я пущу в ход все свои способности соблазнителя.

— Неужели?

Он был доволен, что сейчас перед ним была прежняя — знакомая ему — Дел, а не та плачущая» девушка, которая ехала с ним в машине.

— Можем поспорить, если хочешь, — предложил он.

Дел сделала вид, что обдумывает предложение, потом категорически заявила:

— Нет!

Он хихикнул. Они с Дел вообще никогда не спорили. С первых дней работы вместе они думали об одном и том же, вместе принимали решения, и редко когда их мнения расходились.

Они всегда работали сплоченно, словно у них была одна голова на двоих.

Сэм медленно скользил руками от ее плеч вниз по спине, к талии.

Большая часть служащих боялась Сэма. Он никогда не был обходителен с людьми. Терпение явно не входило в число его добродетелей, он не считал нужным сдерживать свой гнев, если ему что-то не нравилось.

Но совсем по-другому он вел себя с Дел. Она всегда была чуткой и внимательной. И в то же время, если она с чем-то была не согласна, ее невозможно было переубедить, в таких случаях любой бык мог бы позавидовать ей в упрямстве.

И если она соглашалась на спор, на пари, то заранее знала, что выиграет его.

Хотя в рабочей обстановке они часто обменивались этой шутливой фразой:

— Хочешь поспорить?

И, видимо, эта знакомая Дел интонация помогла ей расслабиться и перестать волноваться.

— Сэм, — позвала Дел.

Ее голова находилась на уровне его плеча, и он подумал, насколько ниже его она станет, когда снимет туфли.

— Да, — отозвался он.

— Я могу задать тебе несколько вопросов?

— Возможно, — ответил он. — Но для начала, может быть, мы все-таки войдем внутрь, там будет удобнее… отвечать на вопросы.

— Хорошо.

Дел наклонился и легко подхватил ее на руки.

— Постой! — взвизгнула Дел, крепко обняв его за шею. — Что заставляет тебя носить меня сегодня на руках? Хотя, должна признаться, такой способ передвижения мне нравится.

Сэм ногой закрыл входную дверь и вошел в дом. Увидев прямо перед собой диван, он сел на него, не выпуская Дел из рук, так что она оказалась сидящей на его коленях. «Неплохо устроились», — подумал он, прижимая Дел к себе, чтобы у нее не было возможности высвободиться.

— Так ты что-то хотела у меня спросить?

— Да, всего несколько вопросов. — Она глубоко вздохнула. Ее руки все еще обнимали его за шею, он чувствовал, что она перебирает волосы на его затылке, поглаживая их. Эти прикосновения были так нежны и эротичны, что его тело моментально прореагировало на них. И тут было не до вопросов и ответов.

— Может быть, чуть позже? — предложил Сэм. Ты собиралась прийти сюда с незнакомцем, о котором абсолютно ничего не знаешь, а теперь собираешься брать интервью у меня? Это нелогично. — И, повернув Дел к себе, он снова завладел ее губами.

Сэм никак не мог поверить в то, что она находилась в его руках. Это не было похоже на реальность. Она со страстью отвечала на его поцелуй, прижимаясь к нему все крепче.

Его руки заскользили по ее спине.

«Молния платья, — мелькнуло в голове Сэма, стоит только ее расстегнуть…» И от одной мысли о том, что случится дальше, по телу Сэма пробежала дрожь.

Его правая рука скользила по спине, левая — по плоскому животу девушки. И только всякий раз, доходя до уровня груди, он останавливался, словно боясь перешагнуть заветную черту.

Когда он прервал поцелуй, она, сбивчиво дыша, шепотом попросила:

— Прикоснись, — и, накрыв его руку ладонью, увлекла ее к своей напрягшейся, жаждущей ласки груди.

Лаская Дел сквозь платье, Сэм испытывал смешанные чувства — и вожделения, и одновременно грусти оттого, что ткань, какой бы тонкой она ни была, мешает ему в полной мере насладиться ее телом.

— Пришло время разоружаться, надо извлечь тебя из этого создающего помехи платья. — Он поднял ее, легкую, как перышко, на руки и встал. Где здесь спальня?

— Надо повернуть налево, — прошептала она и, прикоснувшись пальцем к его губам, обвела их по контуру, словно запоминая их форму. — Но я думала, что спальня не потребуется.

— Сэм пересек зал, прошел по небольшому коридорчику и свернул налево, оказавшись в ее спальне.

— Для первого раза спальня — чертовски хорошее место.

Эта фраза отрезвила Дел, и она мгновенно напряглась.

— Эй, — сказал он, — все будет в порядке.

Она улыбнулась, но ее губы дрожали.

— Я знаю. Я только… возбуждена.

Она боялась. Сэм подумал, что все женщины в первый раз испытывают, наверное, то же самое.

Страх вперемежку с возбуждением, и побеждает то одно, то другое.

Так что уверения, что все будет в порядке, вряд ли могут помочь.

Нужно просто показать ей, каким замечательным может быть секс.

В спальне царил полумрак. И хотя на тумбочке около кровати стояла лампа, Сэм решил, что не стоит ее включать.

Достаточно света луны, заглядывающей в окно.

«Дел будет, наверное, проще, если в комнате будет темно», — решил Сэм.

Он поставил ее на пол около кровати. Умелым движением расстегнул молнию на платье и отбросил его в угол.

Ее волосы напоминали облако. Несколько прядей лежало на плечах, и Сэм осторожно убрал их назад.

Теперь на ней был только черный кружевной лифчик без бретелек и кружевные трусики.

С восхищением разглядывая ее, он мягко произнес:

— Дел! Я не могу поверить, что позволил тебе скрываться от меня все эти годы. Каким дураком я был!

Она улыбнулась менее напряженно, чем раньше.

— Я тоже ни разу не позволила себе сказать, что ты мне нравишься.

— Я тебе нравлюсь?

Она кивнула:

— Очень.

Выходит, Дел хорошо скрывала свои эмоции.

Ведь если бы она хоть раз намекнула ему о своей симпатии, он бы непременно пригласил ее на свидание.

Протянув к ней руки, Сэм медленно провел ими от плеч к шее, потом, продолжая ласкать ее одной рукой, другой расстегнул застежку лифчика, позволяя ему упасть на пол.

— Ты прекрасна!

Он наклонился, поцеловав ее в шею, и снова повторил:

— Прекрасна!

Накрыв ладонями ее груди, Сэм начал их слегка массировать, пока Дел не задрожала и не выгнулась.

— Предлагаешь попробовать их на вкус? — улыбнулся он, склоняясь над ней. — С удовольствием!

С ее губ сорвался легкий, едва различимый стон, когда он начал целовать ее, спускаясь от шеи к груди.

Она обхватила его голову, крепче прижимая к себе.

Сэм почувствовал, что она расслабилась.

Тогда он встал на колени.

— Что ты делаешь? — испугалась Дел.

Он потянул вниз ее трусики.

— Мы забыли снять их.

Теперь, когда она стояла перед ним обнаженная, он скинул с себя ботинки и снял рубашку.

— Почему мы не ложимся? — спросила Дел.

«Если бы она была более опытна, это было бы не обязательно», — подумал Сэм, но ему хотелось, чтобы первый раз с ним запомнился ей как лучшие мгновения жизни, а для этого нужно было больше времени и удобства.

Дел уже собиралась ложиться, но внезапно остановилась:

— Разве ты не собираешься раздеваться?

Он кивнул.

— Ты можешь помочь мне, — сказал он ей, беря ее руки в свои и притягивая их к ремню на брюках.

Сэм закрыл глаза, пока она неумело возилась с его ремнем.

— Свобода! — усмехнулся Сэм, стоя перед Дел в одних «боксерах», и они теперь казались ему на несколько размеров меньше необходимого.

Быстро сняв с себя последний предмет одежды, Сэм вдруг заинтересовался, что же думает Дел. Видела ли она когда-нибудь возбужденного мужчину?

И, может быть, ей стоит объяснить, что все так и должно быть? И в тот момент, когда Сэм обдумывал, как бы это получше сказать, Дел спросила тоненьким голосом:

— Я… можно прикоснусь к тебе?

Сэм улыбнулся, надеясь, что его улыбка не очень похожа на оскал голодного волка, который готовится слопать Красную Шапочку.

— Можно…

Но Дел так и осталась неподвижной. Тогда он взял ее руку и медленно привлек ее к своей возбужденной плоти.

Она исследовала ее, осторожно касаясь кончиками пальцев. Сэм задрожал от удовольствия и желания, но тут же убрал ее руку, хрипло рассмеявшись.

— Мне очень нравится то, что ты делаешь, сказал он, — но, если ты не хочешь, чтобы все закончилось прямо сейчас, лучше остановиться.

— Мне очень жаль, — сказала она серьезно.

— Ты все делаешь правильно, — ответил он с чувством.

Она легла на кровать, и он устроился рядом.

Медленно лаская ее, он скользил рукой по ее телу, ниже груди, ниже живота…

— Что ты делаешь? — в ужасе прошептала Дел.

Он понимал ее страхи и ответил очень мягко:

— Откройся мне!

Он чувствовал, что она напряжена.

— Все хорошо? — спросил Сэм.

— Да, — еле слышно ответила она.

— Дел, — пробормотал он, продолжая ласкать ее, — расслабься.

К его восхищению, Дел оказалась удивительно чувственной. Ее стоны переросли в крики наслаждения.

Когда Сэм решил, что она уже достаточно готова для того, чтобы принять его, он переместился, накрыв ее собою и удерживая свое тело на локтях.

— Это может быть больно в первый раз, — предупредил он.

— Ничего.

Он задвигался медленно, а Дел, не чувствуя боли, вдруг выгнула спину, крепче прижалась к нему бедрами, следуя его движениям.

— Я не могу больше сдерживаться, — прохрипел он.

— Я тоже, Сэм.

И он перестал думать об осторожности, отдаваясь во власть страсти, которую сдерживал и обуздывал так долго.

Через некоторое время он упал лицом в подушку, и руки Дел тотчас обняли его. Это движение наполнило сердце Сэма щемящей нежностью, он привлек к себе Дел и решил сделать все возможное, чтобы эта хрупкая и нежная женщина была рядом с ним как можно дольше.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Почему, — спросил он, поцеловав ее в шею около уха, — мы не делали этого прежде?

Дел пожала плечами:

— Не знаю. Мне всегда хотелось, чтобы ты обратил на меня внимание.

— Но я обращал на тебя внимание. За прошедшие семь лет я часто размышлял о том, что скрывается под твоими безразмерными рубашками. Он накрыл ладонями ее грудь. — Теперь я знаю, что ты от меня прятала.

— Ты обращал на меня внимание? Разглядывал меня? — подозрительно переспросила Дел. — Но почему не делал следующий шаг?

Теперь Сэм пожал плечами:

— Может быть, потому что я застенчив?

Дел залилась озорным смехом. Сэм начал щекотать ей бока, пока она не замолила о пощаде. И только он остановился, как она принялась щекотать его, мягко проводя пальцами по ребрам, и вскоре пришла очередь Сэма просить пощады.

— Я могу представить, какими словами тебя можно описать, но слово «застенчивый» в этот список не входит! — задыхаясь, выпалила она, вытирая слезы от смеха.

— И что это за слова? — Он пригладил ее волосы, зажал ее ножку между своими и, склонив голову к ее плечу, покрыл его поцелуями.

— Неприветливый, — начала Дел.

— Я? — Он был слишком увлечен реакцией ее тела на его ласки, чтобы обидеться. Возбуждение и желание снова овладевали им, подбадриваемые их шутливой борьбой и передразниванием, а ее колено, которое она неторопливо сгибала и разгибала, соприкасалось с очень чувствительными частями его тела. Ее присутствие, осознание того, что она рядом, не давали ему покоя, особенно когда он вспоминал подробности их занятий любовью.

— Все в офисе начинают дрожать от страха, когда ты приближаешься, — заверила Дел.

— Так какие еще слова ты про меня знаешь?

— Страшный, — сказала она быстро и рассмеялась, когда он зарычал. — Я хотела сказать, страшно сексуальный.

— Согласен.

— Умный, сильный, соблазнительный, удивительный…

— Как много слов! И все ласкают слух!

Дел улыбнулась и зевнула:

— Я почти сплю.

— Тогда поспи, — заботливо предложил Сэм.

— А ты останешься?

— Разумеется, — сказал он, — останусь. — «Даже не думай избавиться от меня, Дел!» Он вспомнил ее вопрос о том, почему он никогда раньше не показывал ей своей заинтересованности. — Хочешь знать, почему я никогда не проявлял своих чувств к тебе?

— Да! — Она, казалось, была встревожена этим вопросом.

— Потому что боялся, что после этого ты исчезнешь, а мне было бы не справиться без тебя. Я нуждаюсь в тебе, Дел!

Она, чмокнув его в подбородок, заверила:

— Ты мне тоже очень нужен!

Дел всегда была рядом, и все шло гладко. Но если она когда-нибудь уедет?

— Не могу представить, как справлюсь с управлением компанией без тебя. — Фраза получилась какая-то неловкая, и это было не совсем то, что он хотел сказать, но только Сэм не знал, как сказать по-другому.

Разыгралось ли его воображение, или она действительно вздрогнула и чуть отстранилась от него? Он не пошевелился, обдумывая свои слова.

Она думает, что он несправедливо мало платил ей за работу в течение этих семи лет? Но он старался не обидеть ее зарплатой, хотя, возможно, им стоит обсудить этот вопрос. Или дело в другом и ему давно следовало бы официально зачислить Дел в свои партнеры? Не важно, что для этого у Дел нет соответствующего капитала, который можно было бы вложить в компанию, — она этого заслуживает, как никто другой. Ведь если бы не она, корпорации Сэма сейчас, возможно, вообще бы не существовало.

Дел тихо проговорила:

— Что ж, значит, тебе со мной повезло. Спокойной ночи!

Вместо ответа он поцеловал ее. И к его радости, она придвинулась к нему и ответила на его поцелуй — значит, не обиделась и не объявила холодную войну.

— Ммм, — промурлыкала она, — что это уперлось мне в бедро?

— А, это! — Сэм улыбнулся. — Призыв ответить на мои чувства взаимностью!

Дел засмеялась, и ее рука скользнула вниз под одеяло, проникая между их телами.

— Я не думала, что мужчины могут…

— Некоторые мужчины могут. — Он придвинулся к ней ближе, позволяя ей исследовать свое тело. — И я как раз один из них!

Сэм перевернулся на спину, давая ей беспрепятственно прикасаться к нему.

— Хочешь провести расследование?

— Да, идея мне нравится, — деловым тоном ответила Дел и рассмеялась.

Сэм проснулся в постели один. Часы показывали десятый час утра, теплый солнечный свет падал в сине-белую спальню из окна.

Он откинул одеяло, потянулся за брюками и пошел в ванную.

Выйдя оттуда, направился в кухню, из которой доносился запах кофе и жареного бекона.

Дел сидела за столом, в руках у нее была кружка кофе. Она читала газету. Ее волосы ниспадали на плечи и лицо. На ней была только пижама, поверх которой была накинута кофточка. Ни одна из рубашек не обтягивала так соблазнительно ее грудь.

Когда она заметила его, ее глаза потеплели.

— Доброе утро. Надеюсь, ты хорошо выспался?

Ее голос был совершенно спокоен.

Вероятно, ее тревожила мысль о том, что произошло прошлой ночью, — все те откровенные вещи, о которых она рассказала ему, сейчас, когда она была трезва и на улице был день, смущали ее.

И, наверное, она ожидала, что он поскорее уйдет под каким-нибудь благовидным предлогом. Он только надеялся, что сама она этого не хотела.

Потому что он вовсе не намеревался уйти и продолжать жить так, словно между ними ничего не произошло.

Сэм был рад, что вчера вечером Дел доверилась ему. Он просто устал быть один. Прошло больше восьми лет с тех пор, как он был с женщиной, отношения с которой значили для него больше, чем просто сексуальная близость и свидание на одну ночь. Он устал от мимолетных романов и ничего не значащих отношений.

Он подошел к столу, поднял Дел со стула, сел сам и усадил ее к себе на колени, потом взял ее кружку и сделал большой глоток кофе. Поставив кружку на стол, запустил руку в ее распущенные волосы, поглаживая их.

— Доброе утро, — улыбнулся он. — Я спал прекрасно, пока не проснулся в кровати один.

— Извини, — пожала она плечами, — я подумала, что ты, возможно, любишь подольше поспать в выходные, и решила тебя не тревожить.

— Ну и зря. В выходные я теперь предпочитаю не спать в одиночестве, а проводить время с тобой. — Он почувствовал, что напряжение Дел спало и она доверчиво прижалась к нему.

Сэм вздохнул с облегчением. Он был прав.

Она не хотела его прогонять, но боялась, что он не захочет остаться.

— И что ты думаешь делать сегодня? — спросил он ее.

Она пожала плечами, ее кофточка скользнула вверх-вниз, что заставило его затаить дыхание.

— Я не знаю, — сказала девушка.

— Ну, хорошо. Что ты обычно делаешь в выходные? — поинтересовался Сэм.

Дел хихикнула:

— Стираю, например.

Сэм состроил гримасу:

— Представляешь, и я делаю то же самое!

Он проник рукой под пижаму Дел и начал поглаживать ее грудь. Его голос был хриплым и сексуальным.

— У меня есть некоторые идеи относительно того, как нам провести день.

Немедленно вернулась прежняя ее напряженность.

— Не думаю, что я могу себе это позволить сейчас, — сказала она, спрыгнув с его колен и отходя в противоположную часть кухни. — Я уверена, что у тебя есть дела, которые ты планировал сегодня сделать, и у меня тоже много дел, мне нужно работать…

— Эй, подожди, — прервал ее Сэм, не веря своим ушам. Неужели она подумала, что все, что ему нужно от нее, — это заниматься с ней любовью?

Он встал, подошел к ней, взял за руку:

— Дел, я все равно хотел бы остаться с тобой, даже если мы не можем заняться любовью.

Сомнение ясно читалось в ее глазах.

— Ты серьезно?

— Да!

— Почему?

Хороший вопрос.

— Потому что мне с тобой очень хорошо, разве этого мало? — сказал он мягко. — Хочу провести с тобой время. Разговаривать. Работать. Да мало ли что можно вместе делать?

Она смотрела на него с недоверием:

— Но если мы не можем…

Сэм закрыл рукой ее рот.

— После завтрака, — продолжил он, — мы съездим ко мне домой, захватим мое белье и поедем вместе в прачечную. А потом мы могли бы пойти в кино или еще куда-нибудь. Хорошо?

Она закивала безмолвно и, когда он убрал свою руку, сказала:

— Хорошо.

Сэм глубоко вздохнул.

— Как ты думаешь, — неуверенно начал он, было бы не плохо, если бы некоторые из моих вещей хранились у тебя?

Дел посмотрела на него так, словно у него вдруг выросла вторая голова:

— Зачем?

— Чтобы я мог проводить свободное время с тобой, — ответил Сэм терпеливо, хотя ее подозрительность заставляла его нервничать. Он-то думал, что она обрадуется такому предложению.

Она, не давая ответа, продолжала что-то обдумывать. У Сэма на лбу от напряжения выступил пот.

Она что, серьезно решила дать ему от ворот поворот?

— Хорошо, — сказала наконец Дел, — я освобожу для тебя полку в шкафу, если хочешь.

— Очень хочу. — Он старался вести себя так же просто и безразлично, как она. Но у него не получалось. Его мозг усиленно думал о девушке-загадке по имени Дел.

Он ожидал, что его просьба хранить здесь свои вещи станет для нее показателем того, что он планирует серьезные отношения, а не просто приятное времяпрепровождение в постели.

Но, вместо того чтобы обрадоваться, Дел, казалось, была готова убить его. Он мысленно пополнил список вопросов, касающихся жизни Дел.

Теперь в этом списке значился вопрос о том, почему она так сдержанно согласилась на его предложение.

Почему ей не хочется жить с ним под одной крышей?

И тут Сэм с ужасом осознал произошедшие в себе перемены. Ничего себе! Что с ним вдруг случилось? Еще вчера он был доволен своей одинокой холостяцкой жизнью и ни на что другое не согласился бы ее променять.

Но это было вчера. А сегодня он обдумывал, как ему поскорее приручить Дел, завоевать ее доверие и привязанность.

В течение семи лет он наблюдал за Дел, даже не надеясь, что когда-то сможет сблизиться с ней.

Но подсознательно он понимал, что Дел — это главный приз его жизни, и тем, что доверилась ему сегодня ночью, она еще больше укрепила в нем эту уверенность.

И вот теперь, когда он смог приблизиться к ней, Сэм не собирался позволить ей отдалиться снова.

Утро наступило слишком быстро, по мнению Сэма. Дел, конечно, уступила его настойчивости и еще раз удивила Сэма своей чувственностью.

Он был бы счастлив, если бы мог целую неделю — да что неделю, больше! — провести без отдыха и сна в ее жарких объятиях.

С другой стороны, то, что они большую часть времени провели, занимаясь любовью, не много нового открыло Сэму о Дел, разве только то, что она быстро учится.

Но Сэм так и не узнал практически ничего нового о ее жизни, кроме того, что она сама рассказала о своем детстве в пятницу ночью.

— От какого имени образовано твое укороченное «Дел»? — спросил Сэм, когда они одевались на работу.

— Ни от какого, — пробормотала она.

— Просто Дел? — Сэм не скрывал скептицизма, хотя и знал, что на всех документах стояло именно «Дел».

— Просто Дел, — сказала она твердо. — А ты предпочитаешь Сэма Сэмюэлю?

— Да, — кивнул Сэм.

Он задумался о том, почему с недавних пор перестал подписываться в бумагах полным именем, но Дел отвлекла его от размышлений вопросом:

— Ты готов ехать? — Она взяла сумку и направилась к двери.

— Я сейчас догоню тебя, — откликнулся он.

В субботу они забрали ее автомобиль, оставленный в пятницу около паба, но Сэм не видел смысла ехать на работу на разных машинах, к тому же после работы он намеревался снова вернуться к ней.

Однако, когда они подъехали к офису, Дел настояла на том, чтобы они зашли внутрь не вместе.

— Но почему? — недоумевал Сэм. То, что Дел продолжала попытки держать его от себя на расстоянии, начинало терзать его.

Она пожала плечами:

— Я бы предпочла, чтобы никто в компании не знал, что у нас теперь личные отношения.

— Правда? — закричал Сэм, которого вывел из себя ее чопорный тон. — Ты хочешь, чтобы они не знали, что мы спим вместе?

Дел впилась в него взглядом:

— Хорошо, можно и так сказать. Но тебе не приходило в голову, что это только наше дело?

Он вздохнул:

— Дел, но все это не имеет значения! Важно то, что мы вместе, а на остальных наплевать!

Дел покраснела и улыбнулась.

— Ну вот, уже лучше, — заметил Сэм.

— Ага, я и так уже чувствую, что на мне висит табличка: «Мы с Сэмом…»

— Танцуем на матрасе? — продолжил он, смеясь.

— Ух! — Она ударила его кулачком по плечу, затем протянула руку к автомобильной дверце.

— Эй! — Он схватил ее за руку, когда она уже собиралась выйти из машины.

— Да? — обернулась она.

Он наклонился, требуя поцелуя.

— Спасибо за эти выходные.

Она нежно улыбнулась, мягко коснувшись пальцами его щеки.

— Это я должна благодарить тебя за чудесные выходные.

Подождав немного, он пошел в офис следом за ней.

Сэм остановился в приемной. Пегги и Дел уже о чем-то разговаривали, просматривая бумаги, лежащие на столе.

— Доброе утро, Пегги. Доброе утро. Дел, — поприветствовал он их.

— Эй, босс! — Пегги поглядела на него, и ее глаза расширились. Она медленно перевела пристальный взгляд на Дел и воскликнула:

— Ух ты, вот это да!

— Что такое? — Дел подняла голову.

— Поздравляю, вы будете отличной парой, давно пора! — воскликнула Пегги.

— С чего ты взяла, что мы отличная пара, Пег, ты что, с ума сошла? — спросила Дел, сощурившись.

Пегги улыбнулась:

— Да ладно, Дел! Я же не вчера родилась. Ты вся покраснела, а босс так широко улыбается!

Сэм постарался напустить на себя строгости:

— И что же такого, что я улыбнулся? Что за выводы такие?

— Сэм, — сказала Пегги, — вы никогда раньше не улыбались прежде, чем выпьете чашку кофе. Кроме того, Дел покраснела.

Теперь вся компания будет бурно обсуждать эту новость минимум неделю.

Сэм быстро направился в свой кабинет, оставив Дел разбираться с Пегги. Он знал, что у женщин такие разговоры получаются лучше.

Уходя, Сэм услышал, как Пегги говорила:

— Между вами воздух всегда был словно наэлектризован, так что опасно было находиться поблизости — ударило бы разрядом тока! Поэтому для меня нет ничего удивительного в том, что произошло!

«Забавно, — подумал Сэм, — она догадалась о моих чувствах к Дел раньше, чем я сам о них догадался?»

В девять часов пришла Карен Мансон, чтобы заполнить оставшиеся документы и познакомиться с сотрудниками.

Сэм направился в кабинет Дел, где та вводила в курс работы Карен.

— Рад приветствовать вас в нашем коллективе, Карен, — сказал Сэм, входя.

— Спасибо, — Карен не улыбнулась, она, видимо, вообще редко улыбалась, но ее лицо немного просветлело после слов Сэма. — Я с нетерпением жду начала работы.

В коридоре послышались шаги.

— О, это наверняка тот, кого мы ждем, — подмигнул Сэм, повернувшись к Карен, — это глава нашего отдела похищений, он объяснит вам все рабочие моменты. Отдел расследований обычно рука об руку работает с отделом похищений, так что вам предстоит много времени проводить вместе.

Сэм повернулся к вошедшему Волкеру:

— Волкер, познакомься, это наш новый сотрудник…

— Карен! — потрясенное восклицание Волкера прозвучало как гром среди ясного неба. — Что, черт возьми, ты здесь делаешь?!

— Я теперь здесь работаю, — ответила она холодно, хотя была явно встревожена появлением Волкера, — насколько я понимаю, как и ты.

— Это невозможно! — Глаза Волкера сузились. Эта работа не для тебя, ты с ней не справишься!

Ты не можешь здесь работать!

— Ты понятия не имеешь, что я могу и что для меня подходит, а что нет!

— Она говорила вам, что она моя жена? — Волкер беспомощно посмотрел на Сэма.

— Бывшая жена, — холодно добавила Карен. Твое имя ни разу не упоминалось во время моего собеседования, так что я понятия не имела, что ты здесь работаешь! — Она сказала это с таким презрением, что можно было легко догадаться, что она подразумевала под этим: «И если бы я знала, что ты здесь работаешь, я бы ни за что сюда не пришла».

— Я не смогу работать с ней, — озвучил мысль всех присутствующих Волкер.

Сэм посмотрел на Дел, словно спрашивая глазами: «И что, черт возьми, нам теперь делать?»

Дел была не менее обескуражена и удивлена происходящим.

— Сэм, — предложила она, — почему бы вам с Волкером не пойти в твой офис? — Она кивнула на дверь, а потом повернулась к Карен. — Я поговорю с Карен, и мы обсудим ее рабочие обязанности.

Она повела Карен к своему столу.

«Вот здорово! — Сэм про себя чертыхнулся. Ей, значит, досталось разговаривать с ягненком, а мне надо успокаивать льва!»

Пригладив рукой волосы, Сэм повернулся к Волкеру:

— В мой офис, Волкер!

Не дожидаясь ответа своего сотрудника, Сэм направился к себе в кабинет. Что-то подсказывало ему, что сейчас он должен быть строг и рассудителен, говорить, как говорит начальник с подчиненным, хотя это было и достаточно сложно, ведь за годы работы с Волкером у них сложились дружеские отношения. Но в этой ситуации разговор по душам не получится.

Волкер послушно поплелся за Сэмом в его кабинет.

— Я сказал вполне серьезно, Сэм, — Волкер был сильно напряжен, — я не могу работать с этой…

— Эй! — прервал его Сэм. — Волкер! Волкер!!!

Дыши глубже! Давай! Набери побольше воздуха в легкие! Теперь выдохни! Еще раз! — Сэм проделал над собой такую же процедуру. — Волкер, я не знал, кто она такая, но, так или иначе, я взял ее на работу, и она именно тот человек, который нам нужен!

Волкер впился взглядом в Сэма:

— Нет! Она совсем не то, что нам нужно! Мы нуждаемся в квалифицированном специалисте, чтобы этот сотрудник был гибок и умел идти на компромиссы, а Карен неизвестно такое слово, как «компромисс», точно так же, как и слова «гибкость» и «лояльность», — ожесточенно выкрикнул Волкер, — она упряма донельзя.

— Но она уверяет, что будет работать так долго и интенсивно, как мы ее попросим об этом.

Сэм внимательно наблюдал за своим сотрудником — экспертом по похищениям Волкером, задаваясь вопросом, что же на самом деле произошло между ним и его женой, из-за чего у них все сложилось не так, как надо? Что заставляет Волкера даже после стольких лет развода все еще чувствовать столь бурные эмоции по отношению к своей бывшей жене?

Можно было предположить, что Карен Мансон не потерпела того, что ее муж слишком много времени проводит на работе, и поставила ему ультиматум: или работа, или семья. Но, по рассказам Волкера, он расстался с Карен до того, как устроился на работу в компанию Сэма.

— Она не сможет посвящать много времени работе! — с язвительной усмешкой произнес Волкер. Для нее семья всегда была на первом месте. И муж, и ребенок для нее важнее, чем работа. Поверь, она не задумываясь оставит работу ради семьи! Так, что это еще одна причина, почему она не может здесь работать!

Сэм прокашлялся. Кажется, Карен Мансон не предупреждала о том, что информация о ее личной жизни должна быть конфиденциальна. Так может рассказать Волкеру о том, что она сообщила ему на собеседовании?

«Наверное, сказать будет лучше», — решил Сэм.

Он старался говорить как можно спокойнее и ровнее:

— Волкер, ее ребенок умер.

— Что? — воскликнул бывший муж, пристально глядя на Сэма. — Ее ребенок умер? — переспросил он.

Сэм ничего не говорил, просто наблюдал, как Волкер, схватившись за голову, упал на стул, словно силы покинули его.

— Боже мой, — пробормотал Волкер. — Она все еще замужем?

Сэм мог ответить и на этот вопрос. Когда он просматривал резюме Карен, он обратил внимание на ее семейное положение.

— Карен написала в анкете, что она вдова, — пояснил Сэм.

Волкер поднял голову и посмотрел на начальника. В его глазах были боль и отчаяние. Последний раз Сэм видел такое выражение, когда он проснулся на больничной койке и одному из его товарищей выпала незавидная задача рассказать ему, что, возможно, он никогда больше не сможет ходить.

— Они оба мертвы? — прошептал Волкер.

— А ты знал, что она вышла замуж и что у нее будет ребенок?

Волкер кивнул:

— Именно поэтому она и оставила меня. И я не мог ей этого простить. — Воспоминания о данной истории и сейчас мучили его, — она бросила меня без предупреждений и разговоров, сказала «ухожу» и тут же ушла, — он глубоко вздохнул, — боже мой, как я возненавидел ее! И ненавидел все эти годы! Но я никогда не желал ей ничего подобного. Что с ними случилось?

Сэм пожал плечами:

— Она не рассказывала об этом. Только поставила нас в известность, что свободна и может работать по ненормированному расписанию, в любое время дня и ночи, когда нам понадобится ее помощь.

Волкер, помолчав, сказал:

— Но я не уверен, что смогу с ней работать. — В интонации его голоса звучала обреченность.

— Да почему же? Что в этом такого, Волкер? Сэм начал терять терпение.

Волкер покачал головой:

— Это сложно объяснить, Сэм. Но я знаю, что не смогу работать с бывшей женой. — Он медленно поднялся на ноги и побрел к дверям. Ссутулившийся, жалкий, он выглядел так, словно ему было далеко за сорок. — Заявление о моем увольнении будет лежать у тебя на рабочем столе к концу дня.

— Я не подпишу его!

Волкер уже держался за ручку двери:

— Тебе ничего другого не остается.

Но Сэм отрицательно покачал головой:

— Нет, ты наш лучший сотрудник. С этой работой никто другой не справится так хорошо, как ты. Я скажу Карен, что мы не можем нанять ее на работу.

Волкер уставился на него:

— Ты не можешь сделать этого!

— Могу. Хочешь пари? Я не собираюсь терять тебя.

В кабинете Сэма возникла напряженная тишина, Волкер нарушил ее восклицанием:

— Проклятье! — Он беспомощно опустил плечи. Ты же знаешь, что я не могу так с ней поступить, особенно теперь, после того, как…

— Я надеялся на это. — Сэм подошел к Волкеру, одному из самых преданных сотрудников, которого он взял на работу, когда компания только создавалась. — Мы пересмотрим график и взаимосвязь отделов и подумаем, нельзя ли что-нибудь реорганизовать так, чтобы вы не работали вместе, хорошо?

Он протянул ему руку. Мгновение подумав, Волкер протянул свою в ответ, и они обменялись рукопожатием.

— Я ценю твое терпение и понимание, — уже спокойным голосом сказал Волкер и вышел из кабинета.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Час спустя Сэм услышал, что Дел вернулась к себе в кабинет. Мгновение спустя она вошла к нему через соединяющую их кабинеты дверь, которой пользовались только они.

— Все тихо? — спросила она.

— Да.

— Я уладила все проблемы с Карен, показала ей, где что расположено, объяснила ее функции и задачи, сейчас она просматривает нужные ей для работы документы.

Дел присела на угол стола и глубоко вздохнула. Сэм снял очки, протер руками глаза и тоже вздохнул.

— Я такого поворота событий никак не ожидал!

Дел передразнила интонацию Сэма, заметив:

— Я понятия не имела, что они были женаты!

— Я снова просмотрел ее резюме, там ничего не написано о том, что она когда-то была замужем за Волкером, но опросник резюме и не предполагал вопросов типа «Сколько раз и за кем вы были замужем?».

— Да, придется внести поправку, добавить вопрос «А вы были замужем за Волкером?», — улыбнулась Дел, а затем добавила:

— Но если серьезно, что мы будем делать?

Она взяла со стола очки Сэма и покрутила их в руках.

Сэм пожал плечами:

— Не знаю. Ничего, наверное. Мы взяли ее на работу. И Волкеру придется работать с ней в одной команде. — Он сделал паузу. — Я не могу уволить сотрудника только потому, что другой со, трудник, пусть и хороший, имеет личные мотивы против работы вместе. Хотя я пообещал ему, что пересмотрю работу его отдела, чтобы ему можно было поменьше встречаться с Карен.

Дел удивленно приподняла бровь:

— Думаешь, получится?

— Попытка не пытка.

— Что ж, — задумчиво пробормотала Дел, — наверное, ты прав.

Дел протянула к нему руку и положила его очки в карман рубашки.

— Сэм?

Он так задумался, что не услышал ее обращения.

Он все вспоминал печальное лицо Волкера. Когда-то Сэма тоже оставила женщина, которую он любил.

Ее звали Лайза. И расставание с ней оставило в его душе неизгладимый след. Он не хотел, чтобы такое когда-нибудь повторилось с ним снова.

— Сэм? — снова позвала его Дел.

— Да?

— Почему ты носишь очки? Тебе ведь очки не нужны, разве нет? У тебя отличное зрение. Это обычное стекло, а не линзы.

«Вот черт! Совсем забыл про них!» — спохватился Сэм, не придавший значения тому, что Дел играла с его очками.

— Нет, — медленно сказал он, — они не оптические, это просто стекла.

— Почему же ты их носишь? — снова спросила Дел.

Сэм судорожно придумывал, что бы ответить.

Не мог же он сказать ей правду: что носит эти очки затем, чтобы никто его не узнал. Нет, такой ответ определенно не годится.

— Мне кажется, что в очках я выгляжу более серьезно, — начал он неуверенно.

Но Дел не заметила фальши в его словах. Такая причина ее явно забавляла.

— Ты подразумеваешь женщин, я так полагаю.

На них пытаешься впечатление произвести, такой серьезный, да? И как успехи? Кажется, очки не очень-то помогли тебе устроить личную жизнь?

Сэм сузил глаза:

— Ты считаешь это забавным?

— Это и есть забавно! — Она рассмеялась. Здравствуйте, я Сэм Диринг. Обратите на меня внимание. Я очень серьезный. У меня есть очки!

Сэму и в голову не пришло обидеться на эту шутку. Он ухватил ее за локоть и притянул к себе:

— А ты не хочешь обратить на меня внимание?

Она прижалась к нему, обняв его за шею. Затем ее руки скользнули вниз, в распахнутый ворот его рубахи.

— Я могла бы.

Сэм потянулся к Дел, сокращая расстояние между их губами:

— Обрати на меня внимание прямо сейчас.

— Эй, босс, у меня есть для вас несколько сообщений! — Пегги появилась в дверях и тут же выскочила обратно в коридор, захлопнув за собой дверь. Сэм и Дел услышали взрыв озорного смеха.

— Проклятье! — прошипел Сэм, с неудовольствием выпуская Дел из своих объятий. — Теперь все будут хихикать за моей спиной.

— А как насчет меня? — напомнила Дел, покрасневшая до кончиков ушей.

— Тебе не стоит волноваться. У меня имидж буки и грубияна, помнишь? Всем доставит удовольствие похихикать надо мной. А над тобой-то чего хихикать, ты ведь добрый полицейский.

— Ну, да, конечно, — кивнула Дел. Она смеялась, идя к дверям, чтобы впустить Пегги.

Не считая инцидента с Волкером и его женой утром в понедельник, это была лучшая неделя в жизни Сэма.

Он и Дел были все время вместе, завтракали вместе, потом ехали на работу. После того как они были застигнуты в кабинете Пегги, влюбленные старались больше не доставлять такого удовольствия ни ей, ни другим сотрудникам, но во время дня обменивались ласковыми взглядами. Но после того, как все расходились, а он и Дел оставались, как всегда, допоздна, Сэм уже не сдерживал себя.

Могло показаться, что с этого момента он не выпускал ее из рук. Тем не менее это не мешало им сделать все запланированные дела. Сэм усаживал ее к себе на колени, когда они обсуждали проекты и планы.

Устав от работы, Сэм все чаще и чаще отвлекался и отвлекал Дел, лаская ее.

— Прекрати! Остановись! — умоляла его Дел. Когда ты так делаешь, я не могу ни о чем думать!

Глядя в ее затуманенные желанием глаза, Сэм и не хотел, чтобы она думала ни о чем и ни о ком, кроме него.

Ему было нужно, чтобы она думала только о нем.

После работы они вместе готовили ужин. Дел готовила не хуже и не лучше его, так что без особых кулинарных усилий у них вполне прилично получался жареный цыпленок, картофель и салаты.

Сэма поражало, как легко им быть вместе.

Словно они прожили бок о бок несколько лет. С другой стороны, за последние годы они действительно большую часть времени проводили вместе, только не как возлюбленные, а как компаньоны. Но и как компаньоны они до мелочей изучили привычки друг друга.

«Компаньоны…» Сэм улыбнулся, несмотря на то, что официально это было не так, Сэм считал мнение Дел равным своему, прислушивался к ее идеям и доверял ей. Их отношения с самого начала переросли сценарий «начальник — помощник».

Сэм, например, знал, что больше всего Дел любила пиццу с перцем, а когда она раздражалась, ее глаза становились зеленее изумруда.

Она знала, что у Сэма мороженое вызывает расстройство желудка и он не любит тратить время впустую.

Ее привычка стучать пальцами по столу, когда она обдумывала какое-нибудь решение, раздражала его.

Он же, когда думал о чем-нибудь серьезном, грыз кончики ручек, причем в ход шли не только его собственные ручки. Он мог прийти к какому-нибудь сотруднику с разговором и за время беседы сгрызть его ручку. Так что свои любимые, красивые ручки все сотрудники, в том числе и Дел, при появлении Сэма прятали.

Но, несмотря на то, что и Сэм, и Дел знали друг о друге много забавных мелочей, Сэм с уверенностью мог заявить, что Дел все еще остается для него загадкой.

Она вела столь же уединенную жизнь, как и он, словно тоже что-то скрывала.

У нее не было близких подруг. И календарь, висящий на стене в кухне, был практически пуст: без телефонов, без назначенных встреч, без упоминаний о чьем-нибудь дне рождения.

В календаре были отмечены только дни рождения сотрудников компании.

Так что смело можно было говорить о том, что работа в компании — это все, что есть в жизни Дел.

То же самое можно было сказать о Сэме.

И это было удивительно и необъяснимо! Сэм считал, что женщины всегда предпочитают дом, а не работу, и какими бы трудоголиками они ни были, все равно их неизбежно тянет создавать домашний уют, что отнимает много времени. Но Дел, вопреки устоявшимся мнениям, не особенно стремилась тратить время на домашние хлопоты.

Более того, Дел ни с кем из знакомых не поддерживала близких отношений. Каким бы замкнутым ни был человек, он все равно общается с двумя-тремя близкими людьми. А Сэм никогда не слышал, чтобы Дел рассказывала о таких людях.

Единственный человек, о котором она говорила и который не был связан с их компанией, была ее мать. А на работе Дел хоть и поддерживала теплые отношения с несколькими сотрудниками, как, например, с Пегги, все же эти отношения не распространялись за порог офиса.

«Как хорошо, что какой-то мудрый человек придумал корпоративные вечеринки! Если бы не эта вечеринка по поводу дня рождения Дел…» размышлял Сэм, улыбаясь.

На вечер пятницы был назначен ужин с предполагаемым клиентом — актрисой с Западного побережья, которой некто угрожал расправой.

Сэм всегда старался возложить обязанности по встрече с клиентами за обедом или ужином на Дел, так как считал, что у нее лучше получалось общаться с людьми. В ее обществе они действительно начинали вести себя более раскованно и спокойно рассказывали о своих проблемах.

На этот раз они шли на ужин вместе.

Они уже собирались выходить, и Дел, переодевшись, вышла из спальни. Сэм посмотрел на нее странным взглядом:

— Ты собираешься на ужин в этом?

Сэм удивленно взирал на бесформенный черный женский брючный костюм.

Припоминая те редкие случаи, когда он посещал деловые ужины, Сэм понял, что Дел всегда приходила в этом костюме. «Все семь лет в одном костюме?» — подумал он.

Дел внимательно оглядела себя: на ней был квадратной формы черный пиджак и свободные брюки.

— Да, — спокойно ответила она на вопрос Сэма. — А что в этом такого?

Сэм пересек гостиную, обдумывая, как лучше высказать ей свои возражения по поводу такого стиля одежды.

— Ты носишь этот костюм очень долго… — начал он.

Она согласилась:

— Да, это так, — Дел смотрела на него в замешательстве, — и мне в нем очень удобно.

— Удобно? Ну, конечно. Этот костюм помогает тебе скрывать под ним твое тело, этот костюм делает твою фигуру такой же бесформенной, каков и он сам, — выпалил Сэм.

— Скрывать? — ее голос был холоден, но Сэма это мало заботило. Кто-то дал Дел повод сомневаться в своей женской привлекательности, и с тех пор она намеренно одевается как монахиня. Сэм готов был держать пари, что все обстояло именно так.

— Это ты скрываешься за своими бутафорскими очками!

— Ты — красивая женщина, — продолжал Сэм, игнорируя ее слова и еще ближе подходя к Дел. То платье, которое твоя мать прислала тебе на день рождения, очень идет тебе. Ты была потрясающе красива в ту ночь! От тебя было невозможно глаз отвести. А это, — он указал на ее жалкий костюм, — походит на всю остальную твою одежду, которая делает тебя… невидимкой.

— Возможно, — голос Дел был монотонен, — но ты не задумывался над тем, что, возможно, это именно то, к чему я стремлюсь? Я, может быть, хочу быть невидимкой.

— Серьезно?

Она не отвечала. И Сэм догадался, что она не ожидала такого развития разговора.

— Большую часть времени — да, — выдавила она из себя наконец. — У меня есть серьезные основания для того, чтобы не привлекать к себе внимание. — Дел беспечно улыбалась, но Сэму не понравилась эта улыбка, в ней чувствовалась горечь. — Я рада, что не была невидимой в прошлую пятницу вечером, — добавила Дел.

— Я тоже рад, — ответил Сэм, решив поставить точку в этом разговоре. Он понял, что сейчас лучше не продолжать обсуждение этой темы, пусть Дел думает, что она удачно парировала его выпады и он сдался. Но если она думает, что он забудет об этом, значит, она плохо его знает. Она действительно задела его своим комментарием: «У меня есть серьезные основания для того, чтобы не привлекать к себе внимание». Да какие убедительные причины могут быть у женщины, чтобы скрывать свою красоту?

Актриса пришла на ужин со своим мужем.

Вместе они обсудили лучшие сценарии обеспечения ее безопасности, а также попытались определить круг людей, среди которых, возможно, нужно искать того, кто угрожал ей расправой.

Актриса была очень приятной в общении, как и ее муж, архитектор. Компания Сэма не в первый раз оказывала услуги богемным личностям из Голливуда, и обычно с ними было очень сложно — амбициозные и нервные, они не были такими людьми, с которыми рад встретиться еще раз. Но на сей раз все было по-другому. По-другому вела себя и Дел.

Она была очень дружелюбна и даже лучше Сэма объяснила, какие меры могла предпринять их компания. Но после того, как дела были обсуждены, Дел смолкла, на все вопросы отвечала односложно, как бы перепоручая вести разговор Сэму, что не было его коньком. Обычно Дел не вела себя так, и Сэм украдкой поглядывал на нее, задаваясь вопросом, не заболела ли она.

Актриса, Саванна Рэйнес, внезапно обратилась к Дел:

— Вы знаете, дорогая, вы кажетесь мне знакомой. Мы не могли встречаться где-нибудь раньше?

Дел приподняла одну бровь. Сэма всегда интриговала эта ее привычка выражать сомнение или несогласие.

Я в этом сильно сомневаюсь, госпожа Рэйнес, — ответила Дел. — Вы прежде были в Вирджинии?

Этот вопрос подразумевал, что Дел выросла в Вирджинии. Сэм знал, что Дел получила высшее образование в колледже штата Массачусетс, а он взял ее на работу практически сразу после окончания учебы. Но он понятия не имел, где она жила до поступления в колледж.

Как так вообще могло получиться, что он не знал, где и как она жила раньше? Они так много времени проработали вместе, а он не знал ничего о ее прошлом. И это все больше и больше не давало покоя Сэму.

Да, сам он намеренно не распространялся о своем прошлом, но у него для этого были веские причины, ему было что скрывать. Но Дел — совсем другое дело, ей-то что скрывать?

И тут Сэм снова вспомнил ее фразу: «У меня есть серьезные основания для того, чтобы не привлекать к себе внимание». Он несколько раз мысленно повторил это признание Дел.

Какая причина заставляет ее умалчивать о своем прошлом? Что именно она скрывает?

Так или иначе, он сомневался, что причина была серьезной — как в его случае, когда он опасался, особенно поначалу, что кто-то может узнать его.

Ужин подошел к концу, Сэм и Дел попрощались с четой Рэйнес и направились на стоянку.

Помогая Дел сесть в машину, Сэм высказал свое сомнение, которое мучило его весь вечер:

— А ты ведь соврала сегодня вечером.

Сэм молча сел в машину, и они поехали к ней домой.

— Ты о чем? — удивилась Дел.

— Ты заставила Саванну думать, что выросла в Вирджинии, разве это так?

— Нет, — замешательство Дел быстро сменилось раздражением, — но я не видела ни одной более-менее веской причины посвящать ее в свою личную жизнь, которая не касается нашей работы!

— А ты знаешь, откуда я родом? — спросил Сэм, переводя разговор на себя. Он понимал, что Дел превратится в сущую колючку, если он будет продолжать настаивать на том, чтобы она рассказала правду. Не стоит торопиться. Сэм был уверен, что со временем Дел сама ему все расскажет и без всяких нажимов с его стороны. Спокойно и непринужденно. Когда научится доверять ему как себе.

Дел долго не отвечала, видимо перебирая в памяти информацию. Наконец она сказала:

— Я не знаю. — Это неведение удивило ее саму. — Может быть, в Калифорнии?

Предположение было неверным, но Сэм и не ждал правильного ответа. Он никому в компании не говорил, что в Сан-Диего, портовом городе штата Калифорния, он жил, потому что там было место дислокации его группы. Никто не знал, что он состоял в подразделении «Морских котиков».

В компании многие, конечно, предполагали, что он служил в армии, но он никогда не уточнял и не объяснял, где и кем именно служил.

— Нет, — ответил Сэм на ее предположение, — я жил в Калифорнии до того, как организовал компанию, а вырос в штате Небраска.

— В штате Небраска?

Он перевел взгляд на нее, потом снова на дорогу, но успел заметить, что Дел недоверчиво приподняла бровь. «Забавно, — подумал он, — у нее так мило это получается».

— Да. На ранчо, в нескольких милях от границы штата Южная Дакота.

— Ты шутишь? Я не могу представить тебя ковбоем.

Сэм усмехнулся:

— Я хорошо маскируюсь.

— И ты умеешь ездить верхом на лошади? Дел и не думала скрывать своего скептицизма.

— Конечно! На ранчо каждый умеет ездить верхом. Я научился этому в тринадцать.

— А я училась ездить верхом во время учебы в колледже, а до этого даже не подходила к лошадям, — поделилась она.

— Почему?

Дел пожала плечами:

— Не знаю. Не было возможности, да и необходимости тоже. А твои родители сейчас все еще живут в штате Небраска?

Он кивнул, мысленно отметив, что Дел снова тактично избежала расспросов о себе, переведя разговор на его родителей.

— Мой младший брат и сестра до сих пор живут там. У Дэвида и его жены трое сыновей, они живут на ранчо, где я вырос. Моя сестра, Рэйчел, живет со своей семьей на ранчо неподалеку, минутах в двадцати езды. А отец с матерью переехали на маленькое ранчо, расположенное также неподалеку.

— И ты — единственный, кто уехал?

— Да, — Сэм глубоко вздохнул, — я отправился служить на флот.

Дел резко повернулась к нему, внимательно разглядывая его профиль. Сэм, хоть и заметил ее движение, продолжал неотрывно следить за дорогой.

— Ты полон неожиданностей сегодня вечером.

Я думала, ты служил в сухопутных войсках. Дослужился до офицера, а потом уволился в запас.

— Нет.

— А почему именно флот?

— Я мечтал попасть в подразделение «Морских котиков».

Дел на некоторое время потеряла дар речи.

Когда наконец она смогла говорить, то пробормотала:

— Что же, это все объясняет.

— Объясняет что?

— Причину, по которой вы знаете о таких вещах, которые простым людям неизвестны. В том числе о военном материале.

Сэм снова не понял:

— Военный материал? Например, какой?

— Например, виды взрывчатых веществ, разного рода оружие, причем даже такое, о котором многие и не слышали, не говоря уже о том, чтобы знать и понимать, что оно собой представляет.

Потом все эти приемы самообороны, навыки восточных единоборств и много чего еще.

Дел вздохнула.

— И ты всегда и все сценарии нашей работы с клиентом рассматривал с точки зрения наихудшего результата, планировал именно с позиций того, что случится в худшем случае. Это одна из причин, почему мы являемся настолько успешными.

Даже если впоследствии нам приходится менять первоначально намеченный план, это нас не обескураживает, потому что худший вариант уже просчитан и шокирующих и заводящих в тупик неожиданностей не может быть. Ты заранее просчитываешь все ходы и возможности. И это тоже простой смекалкой не назовешь. Скорее это военные навыки, разве нет?

Сэм не знал, что на это ответить. Он никогда не задумывался об этом прежде, даже не предполагал, что наблюдательная Дел сделала соответствующие выводы.

— Создавать компанию было очень интересно и сложно одновременно, — сказал он, — но мы не добились бы таких результатов, если бы не ты. Нужно будет еще раз поблагодарить Роберта за то, что он порекомендовал мне тебя на работу.

— А как ты познакомился с Робертом? — спросила Дел.

Вот он — момент истины. Сэм не был уверен, что готов говорить об этом, хотя и понимал, что рано или поздно ему придется рассказать Дел о своем прошлом.

— За год или раньше до того, как я основал эту компанию, меня серьезно ранили, и это ранение положило конец моей военной службе. Мне нужно было решать, что делать дальше, как жить, чем заниматься. И вот я лежал на больничной койке, размышляя над своей жизнью, когда какой-то парень начал говорить со мной. Он лежал в больнице с прооперированным коленом, так что мы оба, прикованные к постелям, были вынуждены вместе коротать время. Он как-то рассказал, что был женат на актрисе, и от него я узнал много историй о том, как можно менять свою внешность, как себя вести, чтобы быть незаметным в толпе. Ведь его жене нередко приходилось скрываться от поклонников. Так я узнал много полезного о том, что пригодилось в нашей работе. И тогда же я еще больше уверился в правильности идеи создания компании, которая могла бы предоставлять услуги охраны людям, таким, например, как жена Роберта.

— Да, Роберт, — тихо повторила Дел. Во время всего рассказа Дел внимательно слушала, не перебивая и ни о чем не спрашивая. Она явно размышляла о чем-то своем, и Сэму очень хотелось знать, о чем она думает.

— Послушай, — сказал он, — а как ты с ним познакомилась? Когда он рекомендовал мне тебя на работу, мне показалось, что вы достаточно давно друг друга знаете.

— Он был другом семьи.

— Другом матери?

— Именно.

— Вот это да! — Сэм не мог представить, что вежливый и изящный Роберт общался с женщиной, подобной матери Дел, если она действительно такова, как описала ее дочь. Но… чужая душа потемки.

— А ты был ранен во время выполнения какого-то задания или при других обстоятельствах?

Сэм ожидал, что она может спросить его об этом, но не сейчас, не так скоро. И потом, она опять переводила разговор с себя на него.

В ту первую ночь, которую они провели вместе, Дел видела шрамы на его теле от пулевых ранений. Один из шрамов, на плече, не был страшен, да и само ранение можно было назвать пустяковым.

А вот другой след от пули был посерьезнее. То ранение было сквозным, пуля вошла в живот, вышла через спину, повредив позвоночник, что вызвало временный паралич. Никто, конечно, не знал, как долго Сэм не сможет шевелиться, врачи даже прогнозировали, что он уже никогда не сможет ходить. Но выздоровление постепенно наступило, а до этого Сэм провел долгие часы и дни, размышляя над тем, что он на всю жизнь останется беспомощным инвалидом.

Сэму до сих пор было очень больно вспоминать о том времени. Но нужно было ответить на вопрос Дел, она ждала.

— Отчасти это было заданием, — уклончиво сказал он, надеясь, что она не будет расспрашивать его подробнее.

— Следы от ранений выглядят страшно, ты был очень сильно травмирован?

— Да, — скрывать это было бесполезно.

Несколько минут они оба молчали. Сэм не смотрел на Дел, но чувствовал ее пристальный взгляд на себе.

Наконец она сказала, прервав затянувшуюся паузу:

— Я рада, что ты не умер.

Они уже подъехали к дому, и, прежде чем ответить, Сэм припарковал машину и заглушил мотор.

После этого он повернулся к Дел, обнял ее и, перед тем как поцеловать, сказал:

— Я тоже рад, что не умер. Иначе бы никогда я не встретил тебя. Пойдем в дом?

— Конечно, — кивнула она.

Пока они шли к дому, Сэм задумался над тем, что Дел никогда не заводила разговоров о будущем, не мечтала вслух об их дальнейшей совместной жизни. Она вообще не выступала инициатором их встреч и планов. И Сэм был уверен, что, если бы он не предложил ей сейчас пойти в дом, она бы промолчала, вышла бы из машины и, бросив «пока», ушла. А с каким нежеланием она позволила перевезти некоторые его вещи к ней домой! И он, чтобы не пугать ее, приносил одежду постепенно, пока запасов не стало хватать для того, чтобы он мог целую неделю не появляться у себя дома. Дел, конечно же, заметила это, но ничего не сказала, и Сэм посчитал это хорошим признаком.

Но неопределенность начинала тяготить Сэма.

Он неожиданно остановился на пороге дома.

— Дел?

Она, взглянув на него, улыбнулась и, вынув из сумочки ключи, пробормотала:

— Да?

— Все хорошо? Я имею в виду нас?

Дел открыла дверь, но не входила внутрь, пристально глядя на Сэма.

— Да, конечно. А ты считаешь по-другому?

Она ответила, что все хорошо, Сэм именно это хотел услышать, но почему-то ответ не удовлетворил его. Возможно, он не правильно задал вопрос.

— Нет, конечно, я тоже считаю, что все хорошо.

Проблема заключалась в том, что Сэм хотел, чтобы у них все было еще лучше, он хотел большего. Он сам не был уверен в своих чувствах.

Просто он ждал от Дел чего-то большего и, даже когда задавал вопрос, надеялся, что она ответит более тепло и нежно, перестанет отгораживаться от него.

Но, возможно, он слишком многого от нее хотел.

Той ночью, впервые за последние полгода, Сэму снова приснился этот навязчивый сон.

Он шел по улице Сан-Диего, направляясь к квартире, где жил, когда не был на операции. В руках он нес пакет с продуктами.

Был солнечный ноябрьский денек.

Праздно прогуливались по улицам люди, туристы брали на абордаж магазинчики и рынки с морепродуктами.

В общем, день был прекрасным.

И вдруг какой-то сумасшедший открыл огонь.

Как только Сэм услышал выстрелы, он укрылся за припаркованным у дороги автомобилем, но укрытие было ненадежным, к тому же нельзя было точно определить, откуда стреляют.

Мгновение спустя Сэм почувствовал укол в левое плечо и следом за этим — жгучую боль.

Его подстрелили!

И этот «кто-то» продолжал стрелять.

Черт возьми! За годы службы на флоте он ни разу сильно не пострадал. Пару раз порезался, заработал несколько ушибов и однажды получил сотрясение из-за взрыва, который раздался близко от места дислокации лагеря.

А теперь, в нескольких метрах от его дома, на мирной городской улице его ранили!

Сэм осторожно выглянул из-за капота автомобиля. Мужчина с пистолетом прогуливался по улице приблизительно в двадцати пяти ярдах от него. Три человека лежали на тротуаре неподвижно. По крайней мере один из них был мертв, Сэм был уверен в этом из-за того, в какой неестественной позе лежало тело.

Одна из женщин стояла на коленях на тротуаре недалеко от парня с пистолетом, который все ближе подходил к ней. Она прижимала к груди младенца.

Мужчина поднял пистолет и выстрелил.

Сэм услышал душераздирающий крик, потом еще один выстрел. И крик тотчас же оборвался.

Боже мой, этот псих расстреливал людей!

Как только Сэм понял, что это вооруженное нападение, а не бандитская перестрелка, он тотчас же начал просчитывать возможные варианты спасения себя и окружающих.

Он оглянулся, всматриваясь в противоположную сторону улицы. Несколько человек лежали на асфальте там, где их застала перестрелка. Они легли на землю, не решаясь переползти в более безопасное место. Сэм был уверен, что у многих из них примерно такие же несерьезные ранения, как у него. Нужно было срочно что-нибудь предпринимать, пока число жертв не достигло катастрофических размеров.

Напротив, в дверном проеме магазина, Сэм заметил женщину, в ее глазах застыл ужас. Рядом с ней лежал подросток, он был ранен, Сэм заметил кровь на его одежде.

Бандит приближался, Сэм слышал его шаги.

— Эй, приятель, — сказал парень с пистолетом раненому подростку, — в чем дело? Ты боишься? Он рассмеялся, и этот смех Сэм будет помнить всю жизнь — противное, угрожающее кудахтанье. Огромное количество людей умрет сегодня, воскликнул он.

Сэм собрался с силами, напряг каждый мускул своего ослабшего, дрожащего тела. От того, насколько быстро и точно он среагирует, зависела жизнь женщины и мальчика.

Бандит сделал еще несколько шагов. Теперь он был совсем близко. Самое время действовать, и Сэм, выскочив из-за автомобиля, бросился на бандита. Тот обернулся на звук шагов, но не успел поднять свой пистолет — Сэм уже настиг его и свалил с ног.

Вцепившись друг в друга, они, кувыркаясь, покатились по асфальту. Раздался выстрел, и Сэм почувствовал резкое жжение в левом боку. Но он продолжал бороться с безумцем. Снова раздался выстрел. Но Сэм не чувствовал боли. Пока. У него не было времени думать об очередном ранении, поскольку он из последних сил пытался остановить этого безумца, обезоружить его, пока тот не убил и не ранил кого-нибудь еще.

Но бандит, не теряя времени и не сумев скинуть с себя ухватившегося за него Сэма, продолжал стрелять без остановки и во все стороны. Он пытался попасть в Сэма, но тот сумел отвести его руку Изловчившись, Сэм сделал то, чему его обучали: схватив преступника за горло, он свернул ему шею.

Выстрелы смолкли, и наступила мертвая тишина.

Сэм отполз от мертвеца, перевернулся на спину, чувствуя, что силы покидают его. Перед глазами все поплыло.

Откуда-то послышался вой сирены, он пробивался сквозь стенания людей, крики и плач детей.

Женщина, которая пряталась в дверном проеме, обратилась к мальчику:

— Лежи неподвижно, не бойся, теперь все будет хорошо, ты поправишься.

— Я медсестра, — донесся до Сэма чей-то голос, мы должны прежде всего определить самых тяжелых, чтобы им оказали помощь в первую очередь.

Чей-то другой голос ответил:

— Я могу перевязать рану, чтобы остановить кровь у этого мальчугана, судя по всему, у него нет серьезных повреждений. Но тот парень, который остановил бандита, нуждается в срочной госпитализации. Он был ранен, когда они боролись.

Сэм услышал звук приближающихся шагов, попробовал встать, но почувствовал острую боль в животе. Он сжал зубы, чтобы не застонать.

Вся его рубашка была в крови, и на асфальте тоже была лужа крови.

Он еще раз попробовал приподняться, но тело его не слушалось. Женщина, сказавшая, что она медсестра, присела на корточки возле него.

— Не шевелитесь, — попросила она. — «Скорая» уже едет.

Через пару минут Сэм услышал звук сирены, затем визг тормозов и хлопанье дверцами. Санитары бежали к нему.

— Этого первым, — сказала медсестра.

Сэм посмотрел в ее глаза.

— Все так плохо, да? — прохрипел он.

Она пожала плечами, но он прочитал правду по ее глазам.

— Не очень хорошо, — призналась она наконец, но вы не должны умереть, вы — герой!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Прошло еще две недели. Сэм и Дел по-прежнему проводили все время вместе: и на работе, и те немногие часы, что оставались у них после работы на отдых.

Жили они в доме у Дел. И Сэм продолжал постепенно перевозить сюда свои вещи — не только туалетные принадлежности и одежду, но и книги, видеозаписи, компьютер — все, что ему было необходимо.

Был воскресный вечер, Сэм и Дел праздно лежали на диване около телевизора, когда он наконец решил поставить все точки над «i». Он хотел поговорить об этом еще в начале выходных, но все откладывал разговор, не зная, с чего начать.

— Дел? — позвал он.

Он лежал, обняв ее одной рукой, и она лениво повернула голову, щекоча его плечо своими волосами.

Посмотрев на него, она спросила:

— Что?

— Тебе нравится здесь?

Она, как обычно, удивленно приподняла бровь.

— Здесь — в смысле в Северной Вирджинии или здесь — в смысле на этом диване в эту самую минуту?

Да, чтобы говорить с Дел, нужно точно подбирать все слова!

— Здесь — в смысле в этом доме, — уточнил он.

— Конечно, иначе бы я здесь не жила, — ответила она, вопросительно уставившись на Сэма, не понимая, зачем задавать вопросы, ответы на которые очевидны.

Сэм пожал плечами:

— Мы ведь проводим большую часть жизни на работе… вместе, и я не понимаю, зачем нам нужно два отдельных дома, чтобы жить… — Он замолчал, затаив дыхание.

Ее глаза внимательно изучали его.

— Ты хочешь, чтобы я переехала жить к тебе? Она, казалось, была искренне ошеломлена.

— Ну, или я мог бы окончательно переехать к тебе, — продолжил Сэм.

Она так долго молчала, что Сэм уже подготовился к отказу, когда Дел сказала:

— Мне нужно время. И потом, неплохо было бы, чтобы это место нам обоим нравилось. А что насчет твоей квартиры?

Сэм, окрыленный надеждой, вспомнил, что Дел была пару раз в его квартире. Там была гостиная, кухня, ванная и спальня — ничего особенного. Уютной ее назвать было сложно.

— Я абсолютно не привязан к своей квартире, так что, если хочешь, мы можем жить у тебя или найти третий вариант. Я могу переехать к тебе, что ты на это скажешь?

Дел снова надолго замолчала, и Сэм заволновался, размышляя над ее возможными сомнениями.

Сэм прокашлялся и спросил:

— Неужели это предложение настолько ужасно, что ты не знаешь, что сказать?

Он надеялся, что она улыбнется, разуверит его, но Дел заговорила серьезным тоном:

— Это очень большой шаг. И очень ответственный. У меня есть время, чтобы подумать над твоим предложением?

— Конечно. — Сэм собирался уже сегодня переехать к ней, перевезти за вечер все свои вещи.

Торжественным жестом подняв руку и приблизив запястье с часами к носу, Сэм, выждав пять секунд, полюбопытствовал:

— Этого времени было достаточно?

— Очень смешно, — отозвалась Дел, сморщив нос, потом, отрицательно покачав головой, сказала:

— Сэм, не то чтобы я не хотела быть с тобой…

— Я понимаю, — сухо сказал он.

Дел не могла скрыть улыбки:

— Но ты, как я поняла, хочешь постоянных отношений.

Она права на все сто! Брак, например, тоже вид постоянных отношений.

Брак? Едва эта мысль возникла в голове Сэма, и он уже не мог от нее отделаться. А он ведь и в самом деле хотел этого. Если он и Дел собирались быть вместе, то он хотел бы, чтобы она вышла за него замуж. Он хотел знать, что она всегда будет принадлежать только ему.

Сэм даже немного удивился своим размышлениям. Разговоры Дел о постоянных отношениях натолкнули его на мысль о том, что именно этого он сам хочет. Он хочет быть с ней навсегда.

Но Дел, вероятно, была другого мнения по этому поводу. Ее, видимо, такая перспектива не радовала.

И если она пребывает в такой нерешительности, когда он всего лишь просит, чтобы они жили вместе, то что же с ней будет, если он предложит ей руку и сердце?

«Нет, об этом лучше пока не думать, — решил Сэм, — чтобы не расстраиваться».

— А что, если мы устроим нашим отношениям испытательный срок? — сказал он, мысленно прощаясь с идеей в ближайшее будущее перевести в дом к Дел свою мебель.

— Это не плохая идея, — на удивление быстро согласилась она. — Мы можем месяц пожить вместе, а потом решить, хотим ли мы жить и дальше под одной крышей, да?

Сэм пожал плечами, пытаясь придать себе безразличный вид:

— Месяц — очень даже неплохо для начала.

— Но ты не будешь пока отказываться от своей квартиры, — предупредила она.

Эта идея не показалась ему столь блестящей.

Но он решил, что об арендном договоре на квартиру не стоит волноваться. У него есть целый месяц, чтобы убедить Дел в серьезности своих намерений.

Утро понедельника не отличалось ничем другим от остальных.

А потом произошло то, чего Сэм так боялся в течение долгих лет.

В приемной зазвонил телефон. Сэм слышал его непрекращающийся перезвон, потому что Пегги вышла разносить по кабинетам документы.

Несколько мгновений спустя ее голос раздался по внутренней связи:

— Сэм, на первой линии ожидают разговора с вами. Женщина не представилась, лишь сказала, что нуждается в услугах нашей компании и хочет поговорить с вами лично.

— Спасибо, Пегги, — Сэм отключил внутреннюю связь и нажал на другую кнопку. — Сэм Диринг, — представился он, — чем я могу помочь?

— Разве вы не Сэм Пендер? — донесся до Сэма вызывающий голос женщины с другого конца провода. — Я представляю журнал «Люди». Действительно ли вы Сэм Пендер, который остановил того бандита в Сан-Диего?

Вот так неприятность! Как, черт возьми, они нашли его? Ведь он даже изменил фамилию!

— Нет, вы ошиблись. У меня другая фамилия, стараясь скрыть волнение за беспечным тоном, объяснил Сэм, — мне очень жаль.

— Мы хотели бы написать о вас, — не унималась женщина, — статью в раздел «Где они теперь, что с ними теперь». Мы хотели бы…

— Мне жаль, — снова повторил он твердым голосом, не терпящим возражений. — Но я — не Сэм Пендер. Если вы нуждаетесь в услугах нашей компании, сообщите секретарю.

И он ударил кулаком по кнопке, чтобы отключить телефон.

После этого беспомощно опустил руки и бессмысленно уставился в одну точку на стене.

Огласка, реклама! Он прятался от этого в течение семи лет. Как они умудрились его найти?

Или эти журналисты просто берут несколько фактов и на них строят свои догадки, пытаясь таким образом вычислить правильный ответ? Возможно, что так оно и было.

Сэм сделал глубокий вдох и постарался переключиться на работу. Придвинув к себе клавиатуру, он открыл нужный файл в компьютере.

Компании было поручено расследовать похищение, и связанные с этим работы следовало скоординировать. Об этом ему нужно думать, а не о телефонном звонке какой-то журналистки. Они не смогут доказать, что он — тот самый Сэм Пендер.

После работы Сэму нужно было заехать к себе домой, чтобы забрать некоторые вещи, которые могли ему понадобиться на этой неделе. Дел поехала сразу к себе домой, сказав, что пока примет душ.

Она, кстати, никогда не пользовалась феном для сушки волос, уверяя, что от него слишком сильно вьются волосы, а ей это не нравится. Сэм ни разу не видел, чтобы у нее были кудрявые волосы.

«Должно быть, это очень красиво», — подумал Сэм, пытаясь представить кудрявую Дел.

Когда он вошел в свою квартиру, то почувствовал, что в ней слишком пыльно, слишком душно, и вообще вид у квартиры запущенный. А как иначе, если последние недели он проводил исключительно у Дел?

Автоответчик мигал, и Сэм пересек комнату, чтобы нажать кнопку и прослушать сообщения.

Первое сообщение было из штата Небраска, от матери. Он как раз на днях собирался ей позвонить и сообщить номер телефона Дел, чтобы она звонила туда. Он представил, как его мать отреагирует на новость о том, что ее сын живет с женщиной. «Наконец-то образумился», — наверняка скажет она. Мать уже давно мечтала о внуках.

Второе сообщение было от его сестры, она напоминала ему о том, что скоро его племяннице исполнится четыре года. Она также сообщала, какой приготовила подарок от его имени, что Сэма очень обрадовало, так как он понятия не имел, что принято дарить маленьким девочкам.

Третье сообщение было от его дантиста, который предупреждал, что полгода после последнего посещения прошло и пора явиться на очередную проверку.

Четвертый звонок был от Роберта Лиона. Они не виделись больше года. Бодрый мужской голос произнес: «Привет, Сэм, это Роберт Лион. Я сейчас в городе и буду здесь еще примерно неделю, так что при желании мы могли бы встретиться и вместе пообедать». Затем он назвал гостиницу, в которой остановился, и номер телефона.

Сэм стоял, уставившись на телефон. Дел говорила, что очень хорошо относится к Роберту. Так почему бы им не пообедать всем вместе?

Дел легко согласилась пойти на ужин в среду вечером. Правда, Сэм не сказал ей, что к ним присоединится Роберт.

Она надела то же платье, что и на свой день рождения. Потрясающее платье, благодаря которому они соединились.

Переодевшись к ужину, Сэм вышел в гостиную и, пока дожидался Дел, решил проверить электронную почту. Он только успел выключить компьютер, проверив свой ящик, как Дел вышла из спальни.

— Подожди, — Сэм с улыбкой схватился за сердце, — ты выглядишь еще более потрясающе, чем в первый раз!

Дел улыбнулась, встряхнув головой, отчего ее волосы, не стянутые в косу, мягкими волнами упали с плеч на спину.

— Я знала, что тебе понравится.

— Иди ко мне! — позвал он, но она отрицательно покачала головой.

Она понимала, что он сделает, если она приблизится.

— Нет, нет, мы опоздаем!

— Ах, так? — Он медленно приближался к ней, пересекая комнату.

— Сэм, — взмолилась Дел, — у нас столик зарезервирован на семь.

Но Сэм продолжал приближаться. Дел взвизгнула и побежала от него в другой угол комнаты.

Догнав ее и ухватив за локоть, Сэм начал кружиться по комнате.

Держа ее в объятиях, Сэм крепко прижимал ее к себе, не в силах унять желание.

Его пальцы заскользили вверх по ее ноге, поднимая платье вверх. И вдруг он обнаружил, что на ней не было нижнего белья.

— Я хотела тебя удивить, — хихикнула Дел.

— Можешь считать, что я удивился, — проговорил он. Сэм отпустил ее на мгновение, чтобы скинуть с себя одежду.

Дел вскрикнула, когда он приподнял ее, обхватила его руками за шею, а ногами обвила талию.

Прижав Дел спиной к стене, он впился губами в ее губы.

— Сэм, — позвала она дрожащим голосом, когда его ласки довели ее до безумия.

Сэм откинул голову назад, чувствуя, как его собственное тело готово взорваться от чувственного наслаждения…

Через некоторое время Сэм медленно опустился на колени, продолжая держать Дел в объятиях.

— Ничего себе, — рассмеялась она.

— Я не уверен, что могу и хочу куда-нибудь идти, — пробормотал он.

— Это я должна говорить, — усмехнулась Дел, пытаясь встать и утягивая за собой Сэма. — Но мы должны идти, — сказала она, улыбаясь.

— Я знаю, — кивнул Сэм и нехотя начал одеваться, — но, честно говоря, я бы с большим удовольствием провел остаток дня в постели.

— Да уж, конечно, — Дел рассмеялась, — я буду готова через минуту. — И, направившись к ванной, бросила через плечо:

— Постараюсь побыстрее.

Сэм посмотрел на часы:

— Мы не опаздываем еще. Так что у тебя даже есть время, чтобы надеть нижнее белье. — Он не мог убрать со своего лица довольную усмешку, а когда она, обернувшись, посмотрела на него, улыбка стала еще шире.

— Дел уже скрылась за дверью, а Сэм продолжал блаженно улыбаться. В этом непостоянном и вечно меняющемся мире только об одном он мог говорить наверняка: она желает его так же страстно и сильно, как он ее. И он хотел бы, чтобы так было всегда.

Страсть настолько помутила его рассудок, что он забыл о средствах предохранения. Невероятно! Никогда до этого Сэм не терял над собой контроль до такой степени.

Как любой нормальный мужчина, он думал, что когда-нибудь у него будет семья и, конечно же, дети. Но после того, как его невеста Лайза сообщила ему, что не может жить с мужчиной, прикованным к инвалидному креслу, он поставил крест на мечтах о женитьбе и отцовстве.

Но теперь мысль о том, что у него и Дел может быть ребенок, показалась Сэму очень привлекательной. Очевидно, его мечты были запрятаны не так глубоко, как он думал.

В тот момент, когда Сэм и Дел вошли в ресторан, высокий седой мужчина поднялся из-за стола и замахал им рукой.

— Роберт! — в голосе Дел слышалось радость и изумление. — Что ты здесь делаешь?

Роберт улыбнулся, приобнял Дел, потом пожал руку Сэма.

— Я приехал сюда на несколько дней и позвонил Сэму узнать, сможем ли мы встретиться. Заодно решили сделать тебе сюрприз, не сообщив, что на ужин приду я.

— Да, сюрприз удался, — Дел улыбнулась Сэму.

Но в этот миг подумала, что Роберт, наверное, не знает об отношениях между ней и Сэмом.

— Сэм сказал мне, что у вас тут назначен романтический ужин или что-то в этом духе? — хитро прищурившись, сказал Роберт, отодвигая для Дел стул.

— Или что-то в этом духе, — ответил Сэм за Дел.

Тем не менее практически весь ужин они провели за разговорами о работе компании Сэма. Во-первых, Роберт знал некоторых клиентов компании, кому-то он сам рекомендовал воспользоваться услугами Сэма, а во-вторых, ему было любопытно узнать о новейших услугах, которые недавно стали предоставляться клиентам.

— У меня состоялись успешные предварительные переговоры с немецкой фирмой, которая обучает собак защите людей, — сказал Сэм Роберту. К нам поступало много просьб предоставить сторожевых собак. Очевидно, для этого действительно пришло время.

— Мы посетили в Германии три учебных центра, — добавила Дел. — Один из них предложил очень хорошие условия для сотрудничества, они заинтересованы в том, чтобы работать с нами. К тому же они отлично обучают собак. По существу, мы будем действовать как посредники. Когда кто-нибудь закажет собаку, мы доставим ее из Германии прямо в дом клиента. А в штат возьмем специального сотрудника, кинолога, чтобы он мог хорошо разбираться в том, какая именно собака нужна для того или иного заказа. Этот сотрудник будет ездить в Германию, сопровождать транспортируемых собак. Он также будет в течение нескольких дней находиться в доме, куда доставили собаку, чтобы проследить, что там все благополучно устроилось и новые хозяева правильно обращаются с собакой.

Роберт присвистнул:

— Это огромный шаг вперед в развитии компании, если получится все так, как вы рассказываете.

Сэм пожал плечами:

— Да, это и хорошо и плохо. Мы ведь предлагаем целый комплекс современных услуг по защите, но некоторые люди все еще предпочитают всем другим средствам сторожевых собак, считая это самой результативной мерой.

— Да, я могу это понять, — сказал Роберт. — Мы с Эвви и поженились благодаря собакам.

Это произошло примерно в то же время, когда Сэм познакомился с Робертом. Сэм помнил Эвви симпатичной, молодо выглядящей женщиной, хотя она была приблизительно одних лет с Робертом. Эвви была опытной всадницей, не представляла жизни без лошадей и без собак. Они держали в доме двух далматинцев.

— Как, кстати, дела у Эвви? — спросила Дел. — Она заполучила того жеребенка, которого хотела купить?

— Да, она все так же сходит с ума по лошадям, — сказал Роберт с улыбкой. — Недавно купила еще одного жеребенка, у которого замечательная родословная. И теперь возлагает большие надежды на него.

— Пожелай ей удачи от нас, — улыбнулся Сэм.

После обеда, когда Дел под предлогом того, что ей нужно освежиться, вышла из-за стола, Сэм спросил Роберта:

— Если я правильно понимаю, ты знаешь мать Дел?

Роберт улыбнулся, но в этой улыбке не было радости.

— Конечно, знаю. Я был женат на ней.

— Ты шутишь?! — Сэм был ошеломлен.

Он не мог представить Роберта рядом с такой женщиной, как мать Дел. Хотя, может быть, Дел что-то преувеличила, рассказывая о своей матери? Но чтобы Роберт женился на такой распущенной женщине?.

— Это было до Эвви?

— Да, это случилось более десяти лет назад и продлилось меньше чем два года, — сказал Роберт. Она имела и до сих пор имеет удивительное воздействие на мужчин, к ней все тянутся, как к магниту, она может быть удивительно притягательной и обворожительной…

— А теперь вы поддерживаете отношения?

Роберт кивнул:

— Да, пару раз мы даже обедали все вместе: я, она и Эвви.

Ну, ничего себе — обедали вместе! Сэму все более и более это казалось странным. Он думал прояснить кое-что с помощью Роберта, а в результате запутался еще больше.

— А что тебя привлекло в ней? — спросил Сэм, пытаясь разобраться в этой ситуации.

Роберт внимательно посмотрел на Сэма:

— Ты что, шутишь?

— Нет, я спрашиваю серьезно.

Роберт снова улыбнулся:

— Понимаешь, Сэм, Дел очень отличается от своей матери. У них разный подход к одежде, например. Представь, что Дел оделась вызывающе, чтобы все обращали на нее внимание, чтобы все, о чем думалось бы при ней, касалось только секса. Умножь это впечатление на десять. Тогда получишь примерное представление о матери Дел.

— А-а, — Сэм криво улыбнулся, — кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду.

Роберт засмеялся:

— Увидев ее, я настолько потерял разум, что, спроси меня тогда, как меня зовут, не вспомнил бы. — Он сделал глоток вина и спросил:

— Так ты расскажешь мне о вас с Дел, Сэм?

Сэм пожал плечами, взял свой бокал с вином.

— Мы работали вместе в течение долгого времени. И однажды поняли, что мы… нравимся друг другу Взглянув на Роберта, Сэм понял, что эту новость его друг принял не очень восторженно.

— Да, Дел замечательная молодая женщина, сказал Роберт мягко, — но, если ты когда-нибудь травмируешь ее, я из-под земли тебя достану и оторву голову.

Сэм хотел было рассмеяться, но, увидев, что на лице Роберта нет и намека на улыбку, серьезно ответил:

— В мои планы не входит ее травмировать, Роберт.

— Но так как я в какой-то мере являюсь отцом Дел, то есть отчимом, и испытываю к ней отеческие чувства, могу я на этом основании спросить, каковы твои намерения?

«Бог мой, — подумал Сэм, — он ведь абсолютно серьезен!»

— Я рассматриваю наши отношения с Дел как постоянные, — Сэм чувствовал себя так, словно идет по минному полю, — и надеюсь в конце концов убедить Дел выйти за меня замуж.

С лица Роберта исчезло напряжение, а глаза снова потеплели.

— Что ж, похвально. Но Дел, как я понимаю, не очень-то желает выходить замуж?

Сэм отрицательно покачал головой:

— Она не хочет слышать ни о чем более-менее постоянном. Я убедил ее позволить мне немного пожить у нее в квартире, но это пока все, чего я добился.

— Да, Дел не много видела успешных и счастливых браков, — сказал Роберт с сожалением, — но я думаю, у тебя получится ее убедить. Кажется мне, что буквально на днях ты добьешься от нее ответа: «Согласна».

Когда Дел вернулась, оба мужчины встали из-за стола, готовясь выдвинуть для нее стул.

Она посмотрела на них с нескрываемым любопытством.

— Вы двое выглядите какими-то виноватыми, сказала она. — Секретничаете?

Сэм рассмеялся:

— Вспомни хоть один случай, когда я что-либо скрывал от тебя. Дел!

— Не припомню такого, — улыбнулась Дел и скромно потупилась.

Но на самом деле у него были от нее тайны. По крайней мере одна.

Сэм снова вспомнил о том телефонном разговоре с журналисткой из журнала «Люди». Кто-то хотел найти Сэма Пендера, и если он не будет предельно осторожен, то тихая жизнь, которую он создал для себя, может закончиться.

Когда они выходили из ресторана, Сэм приобнял Дел за талию. Так они дошли до стоянки. Перед тем как сесть в машину, Дел попрощалась с Робертом, он поцеловал ее в щеку, помог сесть и захлопнул дверцу. Потом подошел к Сэму:

— Спасибо за ужин. Я был очень рад увидеть вас обоих. Береги ее, ладно?

— Конечно, — Сэм протянул руку Роберту. — Дел очень хорошо к тебе относится, и спасибо за то, что веришь в нас.

Роберт улыбнулся, пожав руку Сэма:

— Когда вы решите пожениться, сообщи мне, пожалуйста. Я с радостью прибуду на ваш праздник, хорошо?

Сэм кивнул.

— Иногда с ней стоит быть построже. Она бывает довольно своенравна.

Сэм с нежностью посмотрел на Дел, дожидавшуюся его в машине:

— Ну, ничего, надеюсь, я выйду из борьбы победителем и уговорю ее составить мое счастье.

Роберт тоже посмотрел на машину Сэма и, заметив, что Дел смотрит на него, помахал ей рукой.

— А она знает, что ты любишь ее?

Сэм сделал паузу, прежде чем ответить:

— Я не говорил тебе, что люблю ее.

— Знаю, что не говорил, — Роберт похлопал Сэма по спине, — но я это вижу.

Сэм открыл рот, чтобы ответить, но что он мог сказать? Он молча наблюдал, как Роберт пересек дорогу, сел в свой автомобиль и уехал.

Он любит Дел. И Роберт понял это прежде, чем сам Сэм.

«Вот так чудеса!» — усмехнулся Сэм, и эта новость бросила его в жар, а затем в холод.

Он действительно любит Дел. Ее мешковатая одежда, ее бейсболка, ее волосы, чаще всего заплетенные в косу, ее движения и жесты, слова и мимика — все было мило Сэму.

Ее чувство юмора и упорство, когда она считала себя правой, вызывало у Сэма восхищение и гордость.

А ее незаменимость на работе… он же не раз повторял, что компания не была бы столь успешна без нее — и это сущая правда. Дел сочетала в себе строгий деловой подход к сотрудникам и человеческую теплоту, что, естественно, помогало в создании дружеской, доверительной атмосферы в коллективе.

От всех этих мыслей сердцу Сэма стало тесно в груди. Он продолжал стоять около машины с ключами в руках и не мог пошевелиться. Там, в салоне, сидела Она, хрупкая и ранимая, которая в один миг перевернула всю его жизнь.

Когда Сэм влюбился в Лайзу, он вполне мог контролировать свои чувства и желания. И когда она оставила его, ему было плохо не из-за самого расставания, а из-за того, что Лайза ушла именно в тот момент, когда ему было необходимо, как воздух, чтобы кто-нибудь находился рядом.

Любовь к Дел была совершенно неуправляема, он не мог контролировать себя, не мог думать ни о ком другом и ни о чем другом, кроме нее, когда она была рядом. И если она когда-нибудь покинет его, он не сможет оправиться от чувства потери никогда.

Сэм быстро подошел к дверце машины, резко открыл ее и сел внутрь. Дел смотрела на него вопросительно, но он ничего не мог ей объяснить.

Наклонившись к Дел, он обхватил ее лицо ладонями и страстно поцеловал.

— Что с тобой?

Сэм пожал плечами, вставил ключ в замок зажигания и завел машину.

— Ничего особенного, — беспечно ответил он, я просто понял, что тебя необходимо срочно поцеловать.

Дел наклонилась к нему и чмокнула его в щеку.

— Это ты правильно понял, — улыбнулась она нежно.

Сэм улыбнулся в ответ.

Да, он не сказал ей ничего о своих чувствах.

Он боялся, что может испугать Дел своим признанием в любви, к тому же вот так, вдруг, в машине.

Нет, это признание должно быть сделано в соответствующей романтической обстановке, когда он поймет, что Дел не испугается, не воспримет это как покушение на ее свободу.

Иначе, не успеет он договорить последнее из трех слов фразы «Я люблю тебя», как Дел уже испарится, убегая от него со скоростью света.

Что ж, Сэм вполне мог представить себе такую картину: он шепчет ей слова любви, а она, как неистовый марафонец, набирает скорость, отвечая на его чувства сверкающими пятками. Здорово, ничего не скажешь!

Нет, он должен подождать, пока Дел поймет, что и она не может без него жить, что и она любит его так же сильно.

Тогда она перестанет создавать препятствия между ними.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Среди ночи Сэм проснулся весь в поту. Ему опять приснился сумасшедший бандит, расстреливающий людей на улице в Сан-Диего.

«Проклятье! Второй раз за месяц!» — пробормотал Сэм, приходя в себя.

Дел лежала, прижавшись к нему и взяв его руку в свою.

— Эй, — прошептала она, — тебе приснился дурной сон.

Вначале Сэму часто снился этот кошмар. Причем иногда ему снилось, что бандит успевает застрелить его раньше, чем он успевает обезвредить его, и продолжает снова стрелять по людям.

Прошло много месяцев, прежде чем Сэм смог нормально спать по ночам, не мучаясь кошмарами.

Но и теперь, после стольких лет, та история продолжала сниться ему.

Только он начинал думать, что все закончилось, как сновидение повторялось снова. И самое страшное, сны были такими реальными, что Сэм переживал все события заново. Просыпаясь по ночам и садясь на кровать, он еще в течение нескольких минут после пробуждения не мог понять, что это был всего лишь сон, что вся эта история давно закончилась и теперь ничто никому не угрожает.

«Сон, сон, просто сон», — повторял он про себя. Но руки тряслись, ноги немели, и пот выступал на лбу.

— Ты не хочешь рассказать мне об этом? — ласково спросила Дел.

Сэм застыл в нерешительности. Он все еще не был готов рассказать ей правду о своем прошлом.

Ему совсем не хотелось, чтобы из него делали героя. Он всего лишь выполнил то, чему был обучен, — остановил преступника.

Но если он собирался жить с Дел, рано или поздно ему нужно будет ей все объяснить. Она заслуживала того, чтобы быть с ней честным до конца.

Сэм взял ее руку в свою и медленно проговорил:

— Это повторяющийся сон. Он снится мне в течение восьми лет.

— Он имеет отношение к твоим ранениям, не так ли?

— Да. — Сэм поглаживал ее по спине, наслаждаясь шелковистой кожей. Так или иначе, говорить с Дел об этом в темноте казалось не так тяжело. — Но я был ранен не в бою.

— Тогда как же ты был ранен? — озадаченно спросила она.

Сэм глубоко вздохнул:

— Я был подстрелен одним сумасшедшим на улице. Представляешь, я ни разу не был ранен в бою, но случилось так, что я шел из магазина домой и поймал пулю.

— Это след от пули? — Она легко коснулась шрама. — Должно быть, это было очень серьезное ранение?

— Да, пуля повредила спину, — сказал Сэм, — и я несколько месяцев пролежал в больнице. В реабилитационном центре.

— В реабилитационном центре?

— Да, учился заново ходить, — Сэм прокашлялся, — какое-то время врачи думали, что я буду парализованным. Я не чувствовал своих ног примерно недели три после операции.

Дел почувствовала, что ее душат слезы, она обняла Сэма и крепче прижалась к нему.

— Неудивительно, что после этого тебе снятся кошмары, — пробормотала она.

— Да, наверное. Но все закончилось хорошо, подытожил Сэм, надеясь, что они не будут больше об этом говорить и ему не придется рассказывать, в какой депрессии он пребывал в течение тех трех недель.

— Я очень рада, что ты поправился. — Она дотянулась до его лица и чмокнула его в подбородок, потом поцеловала в шею, плечи.

И Сэм тотчас же и думать забыл о мрачном сне.

Теперь он мог думать только о том, насколько красива и чувственна была Дел. И о том, что это была его Дел, его Дел!

Да, они были предназначены друг для друга.

Они созданы быть вместе до того момента, пока «смерть не разлучит» их.

Сэм уже не мог представить свою жизнь без Дел. Ни свою личную жизнь, ни работу. Она была необходима ему во всем.

Теперь все, что ему оставалось, — это убедить ее, что она хочет того же самого.

Она была столь же пуглива, как он сам в течение нескольких лет до того памятного вечера в пабе, где отмечали день рождения Дел.

С того вечера все изменилось. И он надеялся, что и в жизни Дел происходят изменения и в итоге она согласится выйти за него замуж.

Неделю спустя Дел просунула голову в кабинет Сэма, рабочий день уже подходил к концу, и спросила:

— Мы празднуем сегодня вечером день рождения Бет из бухгалтерии, ты не хочешь пойти?

Сэм засомневался. Он хотел провести вечер, как и все предыдущие, с Дел, но она, видимо, хочет пойти на этот день рождения, только не может сказать ему об этом прямо, а предлагает тоже пойти. !

— Я так понимаю, что раз я посетил одну корпоративную вечеринку, то теперь должен посещать их все, чтобы кого-нибудь случайно не обидеть своим отсутствием и не вызвать кривотолков, сказал Сэм, — не так ли?

— Вероятно, — веселым голосом отозвалась Дел. — К тому же это просто здорово: прийти и поздравить сотрудника с днем рождения.

— Намекаешь на то, что я зря раньше не ходил на подобные вечеринки? — спросил он, прищурившись.

Дел рассмеялась:

— Нет, намекаю на то, что самое время начать общаться с коллективом в неформальной обстановке!

На вечеринке они сидели рядом с Карен. Как только все допели традиционную песенку «С днем рожденья тебя!», предназначенную Бет, в дверях появился Волкер.

— Извините за опоздание. С днем рождения, Бет, — протараторил он.

Сэм и Дел почувствовали, как напряглась Карен, увидев своего бывшего мужа.

Вместе с Волкером прибыла молоденькая девушка, та же, что была с ним на дне рождения Дел. По годам она, наверное, годилась ему в дочери, по ее лицу была размазана помада, и все присутствующие без труда могли догадаться, чем они только что занимались.

Оба к тому же явно были навеселе.

Не надо уметь читать мысли, чтобы понять, как чувствовала себя Карен. Пусть они и давным-давно развелись, но развод этот настолько повлиял на Волкера, что он до сих пор не мог с ним смириться, более того, ставил сейчас себя в неловкое положение перед всеми сотрудниками.

Волкер взял стул от соседнего стола, придвинул его, сел и притянул к себе на колени Дженифер, положив на ее талию руку. Та хихикнула.

— Познакомьтесь, это Дженифер, — объявил Волкер, потом добавил:

— С некоторыми присутствующими ты уже знакома, дорогая.

— Всем привет, — Дженифер помахала сидящим за столом, как жена президента машет толпе, проходя мимо в сопровождении охраны. — А кто из них Карен? — спросила она у Волкера довольно громко.

— Я — Карен, — резко ответила Карен.

Девушка долго и внимательно рассматривала ее, а потом снова обернулась к Волкеру.

— Ты говорил, что она старая, но она никакая не старая, она очень даже симпатичная, — сказала она капризно, явно расстроившись.

Волкер молчал, словно язык проглотил.

«Ну, ты, приятель, попал», — подумал Сэм.

За столом все с любопытством наблюдали за происходящим, как будто перед ними разыгрывали представление. Никто из сотрудников, кроме Сэма и Дел, не знал, что Карен и Волкер были когда-то женаты.

Карен прервала затянувшуюся паузу.

— Извините меня, пожалуйста. Но мне нужно идти, — громко сказала она, вставая из-за стола.

Карен улыбнулась Бет и еще раз ее поздравила:

— С днем рождения, и спасибо за приглашение.

— Мы постоянно отмечаем чей-нибудь день рождения, — встряла в разговор Пег, — ты еще успеешь побывать на вечеринке у каждого из нас. А к чему ведут все эти шоколадные пироги, давно известно, — и Пегги, смеясь, похлопала себя по бедрам.

Карен снова улыбнулась:

— Хорошо, увидимся завтра.

Она уже собиралась уходить, когда девушка Волкера, еще на прошлой вечеринке доказавшая, что ей не хватает интеллекта, сказала громко, так, что все услышали:

— Как же так, — она повернулась к Волкеру, она уже уходит? А ты сказал, что у нее больше нет семьи.

Карен резко остановилась:

— Простите, что вы сказали?

Она снова подошла к столу, пристально смотря на Дженифер.

— Волкер сказал, что у вас нет ни мужа, ни ребенка, так как они… — прощебетала Дженифер.

— Замолчи, Дженифер, — прорычал Волкер.

Карен выглядела так, будто ее ударили. Слезы заблестели в ее глазах, она бросила уничтожающий взгляд на Волкера, потом снова повернулась к Бет.

— Надеюсь, оставшаяся часть вечера пройдет замечательно, — сказала она. Одна слеза скатилась-таки по ее щеке, но она быстро вытерла ее, развернулась и вышла из ресторана.

— Хорошо, — объявила Пегги громко, — я думаю, мы все замечательно провели вечер, не так ли?

За столом началось движение и суета, присутствующие начали расходиться. Некоторые, уходя, осуждающе поглядывали на Волкера.

— Черт возьми, Волкер, — раздраженно бросил Сэм, — это уже перешло все границы!

Дженифер вступилась.

— Жаль, — сказала она свойственным ей писклявым, неестественным голоском, — я не хотела ничем ее расстраивать.

— Конечно, нет, — сказала Дел ледяным тоном.

— Если она не выносит тепла, — сказал Волкер, ей надо находиться подальше от огня.

Сэм знал Дел достаточно хорошо, чтобы понять, что сейчас Волкер сделал непоправимое.

Дел редко выходила из себя, но, когда это случалось, остановить ее было невозможно. И это был как раз такой случай.

— Знаешь, кто ты, Волкер? Ты — идиот!!! — Дел едва сдерживала свою ярость. — Мы специально сделали так, чтобы ты как можно меньше пересекался с Карен в офисе, мы сделали тебе, идиоту, одолжение! И чем ты нас отблагодарил? Твоя личная жизнь нас не касается, — продолжала она, не глядя на Дженифер, — но когда ты приводишь на нашу вечеринку человека, который ведет себя настолько оскорбительно, нагло и некультурно, что может испортить весь вечер, это становится нашим делом! — Дел повернулась и ткнула указательным пальцем в плечо Дженифер. — А ты? Если еще когда-нибудь я увижу тебя на нашей корпоративной вечеринке или в нашем офисе, обещаю, что выдеру все крашеные рыжие волосы с твоей пустой головы и засуну их тебе в рот, поняла? — Дел снова повернулась к Волкеру. — И ты также не смей больше появляться на наших праздниках в нетрезвом виде.

Волкер впился взглядом в Дел, его лицо покраснело от гнева.

— Сэм? — беспомощно воскликнул он.

Сэм вздохнул:

— Она права, Волкер. Ты приехал, и все остальные гости тут же засобирались домой. Это должно кое о чем тебе говорить.

Сэм обнял Дел, чувствуя, как она напряжена и взвинченна. Он постарался поскорее вывести ее из ресторана на улицу, пока она не потеряла контроль над собой.

Они молча дошли до машины и молча поехали.

Сэм точно знал, в каких ситуациях ему нужно сохранять спокойствие. Можно сказать, что и этому он тоже был обучен. Он решил дать Дел какое-то время, чтобы она расслабилась. Полдороги прошло в тягостном молчании.

Сэму хотелось как-то успокоить Дел, которая все еще была взвинченна.

Наконец, когда они уже почти подъехали к дому, он сказал:

— «Выдеру все крашеные рыжие волосы с твоей пустой головы и засуну их тебе в рот»?

Дел какое-то время молчала, и Сэм уже думал, что она выплеснет свою ярость на него, но Дел внезапно засмеялась:

— Я подумала, это звучит довольно поэтично.

Сэм громко рассмеялся:

— Да уж, на стихи это явно не было похоже. Серенада для Дженифер, ха-ха-ха!

— Думаешь, она все поняла?

— О! Это было очень искренне, — сказал Сэм, — и, если бы я был на месте Дженифер, я бы не рискнул еще раз показаться тебе на глаза.

Дел уже успокоилась.

— Не могу поверить, что этот придурок рассказал все своей глупой подружке! Я действительно не могу понять, почему Волкер не смог промолчать о том, что Карен была его женой!

— Это отчасти и моя вина, я не должен был рассказывать ему о ее нынешнем семейном положении. Но тогда мне казалось, что это единственный возможный выход из сложившейся ситуации.

А вон оно что вышло!

— Как думаешь, она теперь уволится?

— Я очень надеюсь, что нет. Если честно, то теперь я бы предпочел уволить Волкера, а не Карен.

Она работает совсем недавно, но уже очень многое успела, к тому же она несравненно культурнее и дипломатичнее, что не менее важно, чем профессиональные навыки.

Сэм усмехнулся. У Волкера действительно была репутация человека, который что видит — о том и поет. И поэтому Сэм и Дел редко позволяли Волкеру иметь дело непосредственно с клиентами.

— Надеюсь, мы не потеряем все же никого из них.

Дел некоторое время молчала, прежде чем задать вопрос:

— А как ты думаешь, Сэм, почему Карен когда-то решила выйти замуж за Волкера?

— Ну, не знаю, наверное, тогда он был другим человеком.

— Может быть, и так, — пожала плечами Дел и тяжело вздохнула.

— Иногда люди могут заблуждаться насчет своих чувств к другому человеку, — сказал Сэм, вспоминая Лайзу, — сначала теряешь голову, а потом оказывается, что многое видел не так, как оно есть на самом деле. А когда снимаешь розовые очки, то оказывается, что ты реального человека наделил придуманными качествами, какие сам хотел в нем видеть, а их на самом деле нет.

Сэм не видел лица Дел, он следил за дорогой, но почувствовал, что она внимательно смотрит на него.

— Ты говоришь так, как будто сам это пережил.

— Да, я пережил нечто подобное, когда был помолвлен.

Дел резко набрала в легкие воздух, словно начала задыхаться:

— Помолвлен, но не женат?

— Нет, не женат. — Сэм был рад, что разговор этот происходит сейчас, когда он ведет машину и ему не надо смотреть на Дел, рассказывая эту историю. — Она передумала выходить за меня замуж, когда я был ранен и прикован к постели. Она сказала, что не может связать жизнь с человеком, прикованным к инвалидному креслу.

— Я сожалею, — выдавила из себя Дел.

— Нет, Дел, тут не о чем сожалеть, — не согласился Сэм, — хорошо, что я узнал все это до свадьбы. Если человек не хочет бороться с трудностями, рано или поздно это все равно бы всплыло, и вряд ли бы мы долго прожили вместе. Жизнь всегда полна сюрпризов, так что… все к лучшему. Мельком взглянув на Дел, он понял, что она не верит его беззаботному тону. — Сейчас я даже не помню, как она выглядела, — сказал Сэм, удивившись сам, что так оно и было. С тех пор как он начал жить с Дел, прошлое перестало иметь для него значение.

— Ты, наверное, чувствовал себя тогда очень одиноко!

— Извини, Дел, — Сэм почувствовал себя загнанным в угол, — мне жаль, что я не рассказал тебе об этом раньше, просто…

— Я не на тебя сержусь, а на нее! — перебила его Дел. — Ей бы я точно с удовольствием повыдергала все волосы из пустой башки!

Сэм не смог скрыть улыбки. А Лайза действительно была не важна больше, прошлое уже не причиняло боли.

— Сегодня весь вечер проявляется твоя кровожадность! — Он, удерживая руль одной рукой, вторую руку положил на ее коленку. — Тебе очень повезло, что я люблю кровожадных женщин!

Дел положила свою руку на его бедро и медленно начала перемещать ее выше.

— Думаю, это тебе повезло, — возразила она, заметив, как он напрягся, когда она расстегнула молнию на его брюках, — что кровожадные женщины любят тебя…

Сэм хрипло рассмеялся.

— Кажется, до дома мы не доедем, — сказал он, машинально выбирая безлюдную улочку, на которую можно было бы свернуть.

На следующее утро на работе все только и говорили о Волкере и Карен.

Не раз и не два он услышал за это утро фразу:

«Я и понятия не имела, что они были женаты! Вот это да!»

У Карен были опухшие глаза и унылый вид, но она работала с прежней эффективностью.

А около трех часов, когда Сэм и Дел обсуждали вопросы, связанные с немецкой компанией, занимающейся дрессировкой собак, к ним заглянула Пегги. В руках у нее была ваза с цветами.

— Посмотрите на это, — воскликнула она, — для Карен прислали цветы!

— От кого? — Дел обогнула стол и подошла к Пегги, чтобы взглянуть на карточку, но конверт был запечатан.

— Не знаю. Но я уже вызвала Карен, чтобы передать ей букет, и мы не выпустим ее, пока она не скажет, от кого они, — сказала Пегги.

Сэм фыркнул, и обе женщины посмотрели на него.

— Что это означает? — спросила Дел.

Сэм покачал головой и усмехнулся:

— Ничего не означает. Не вижу причины для столь большого волнения. Ну, подумаешь, кто-то прислал цветы! Большое дело!

Пегги почти с презрением посмотрела на своего босса:

— Цветы — это всегда большое дело!

В этот момент Карен появилась в дверях, и Дел и Пегги направились к ней. Но Сэм остался стоять там, где стоял.

Он почувствовал острый приступ вины.

Он никогда не дарил цветы Дел! Черт! Он никогда не приглашал ее на романтический ужин в ресторан — только на бизнес-ланчи.

Они бок о бок работали, вместе завтракали и ужинали, вместе спали. Сэма это вполне устраивало, но он никогда не задавался вопросом: а устраивало ли это Дел?

— Ну, не томи, Карен! От кого цветы? — донеслись до Сэма нетерпеливые возгласы.

Со странным выражением лица Карен передала записку Пегги.

— Вот черт! От идиота Волкера! — Пегги не стеснялась высказывать свое мнение.

Дел ткнула Пегги под ребро, чтобы та выражалась поосторожнее.

— Наверное, он понял, — предположила Дел, что его вчерашнее поведение ни в какие рамки не лезет!

Карен стояла молча, держа в руках букет из роз и лаванды. Ее лицо не выражало никаких эмоций.

Сэм подошел, взял из рук Пегги записку, в которой было всего три слова:

«Я сожалею.

Волкер».

— Эй, — снова оживилась Пегги, обращаясь к Карен, — с тобой все в порядке, дорогая?

Карен вздохнула.

— Насколько может быть хорошо, если знать, что живешь на одной планете с этим придурком, и знать, что дышишь с ним одним воздухом. А в остальном все хорошо, — заверила она и, протягивая цветы Пегги, добавила:

— Можешь поставить их при входе в офис, украсить чей-нибудь кабинет, мне эти цветы не нужны.

Карен пошла к дверям, но тут же вернулась, чтобы взять записку.

— Ее я, пожалуй, оставлю, чтобы иногда напоминать себе, что он не столь безнадежен, как кажется.

Сэм был очень удивлен, заметив, что на смех Дел и Пэгги Карен ответила улыбкой.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Вечером, когда Сэм лежал дома на диване, обнимая одной рукой прикорнувшую рядышком Дел, и накручивал пряди ее волос себе на палец, он думал, что с огромным удовольствием снова занялся бы с ней любовью, но сначала ему нужно было кое о чем с ней поговорить.

— Что ты думаешь, — начал он, — об ужине и прогулке в субботу вечером?

Дел замерла, перестав поглаживать его рукой по груди, и через мгновение сказала:

— Я думаю, что очень многие пары будут заняты этим в субботу вечером.

Сэм ущипнул ее, и Дел, подскочив, взвизгнула, а потом, отодвинувшись от него на безопасное расстояние, невинным голосом спросила:

— А-а, так ты имел в виду нас?

— Нет, я, знаешь ли, решил пригласить другую девчонку, — сморщился он.

— Пожалуйста, ты можешь приглашать кого хочешь, но учти, что тогда твой сон в этой кровати будет небезопасен, я ведь могу и подушкой задушить!

Они оба рассмеялись, но от ее слов Сэму стало тепло на душе. Пусть в форме шутки, но Дел впервые заговорила о возможности будущих отношений. Она всегда была чрезвычайно осторожна относительно любых прогнозов, и теперь ее слова вселили в него надежду.

— Так ты хочешь прогуляться в субботу вечером?

Дел запрыгнула на него, склонилась над ним, и ее волосы накрыли его лицо.

— Эта идея мне нравится, — сказала она. — Но я могу спросить, с чего вдруг ты решил меня куда-нибудь пригласить?

Он пожал плечами:

— Я просто подумал, что это будет весело.

Дел на мгновение задумалась, потом ответила:

— Да, это будет весело, ведь мы так мало времени проводим вне дома.

Он обнял ее и прижал к груди:

— Ты права, нам нужно побольше узнать друг друга не только в плане любовных утех.

— И работы, — добавила Дел.

Он улыбнулся, провел рукой по ее мягким волосам.

— Ужин и кино действительно было бы здорово, — сказала она. — Твое сердце так сильно бьется!

— Мое сердце всегда начинает биться сильнее, когда рядом появляешься ты, — признался Сэм. И тут же испугался своих слов. А вдруг они спугнут Дел? Вот она лежит, молчит, о чем-то думает.

— Мое сердце тоже начинает биться быстрее, стоит тебе появиться на горизонте, — ответила она, еще крепче прижимаясь к нему.

Сэм был так рад, что в течение нескольких минут не мог вымолвить ни слова. А когда дар речи к нему вернулся, поздно было что-то отвечать.

Они какое-то время лежали молча. И Сэм гадал: имела ли в виду Дел то же самое, что и он? Были ли ее слова косвенным признанием в любви?

Следующее утро было субботним. И они спали почти до десяти. В отличие от большинства выходных, которые они провели вместе, в это утро Сэм проснулся раньше Дел. Быстро приняв душ и натянув на себя джинсы, он приготовил кофе, разлил его в две чашки и вернулся с ними в спальню.

— Доброе утро, — сказал он, склонившись над Дел и поцеловав ее в щеку. Когда она обвила руками его шею, он добавил:

— Я приготовил кофе.

Одна рука тут же отцепилась от него и потянулась за кружкой кофе.

— Я — твой раб навсегда, — пробормотала Дел.

Навсегда. Эта идея ему очень нравится. Да, он хотел бы, чтобы это было именно так, жаль только, что Дел, судя по всему, всего лишь пошутила.

С другой стороны, у него было еще много времени убедить Дел стать его женой.

Когда Дел ушла в душ, а Сэм остался дожидаться ее в спальне, размышляя о возможном совместном будущем, в дверь позвонили.

Озадаченный, кто бы это мог быть, Сэм автоматически пошел к двери. «Вроде бы у Дел нет близких друзей, которые могли бы заявиться к ней в субботнее утро, так кто бы это мог быть?» размышлял он.

Он посмотрел в дверной глазок, но смог разглядеть только белокурую головку.

— Какая-то женщина стоит на пороге! На бандита не похожа. Думаю, она не расстроится, если я открою ей дверь, — прокричал Сэм, поворачивая ручку замка.

— Прелесть моя! — Женщина пошла внутрь с вытянутыми вперед руками, но, увидев Сэма, резко остановилась. — Хорошо, — сказала она, кокетливо улыбаясь, — вы не та прелесть, какую я намеревалась увидеть, но не важно, — она очаровательно улыбнулась и протянула ему руку, — должно быть, вы Сэм, рада наконец познакомиться с вами.

Сэм стоял как вкопанный, потому что он узнал эту женщину, как только она переступила порог.

Аурелия Паркер. Аурелия Паркер!

Женщина, стоявшая сейчас перед ним, была одной из красивейших звезд Голливуда. Актриса, заставлявшая мужчин облизываться и вздыхать.

Она годилась бы Сэму в матери, но выглядела не старше ровесниц Сэма и многим могла бы дать фору. Ей были присуждены все возможные кинематографические премии. Пригласить ее сняться в новой роли значило обеспечить фильму успех, гонорары Аурелии Паркер исчислялись миллионами долларов!

Медленно он протянул ей руку, она энергично ответила на его рукопожатие.

— Я, — сказал он наконец, — Сэм.

«Молодец! — съехидничал он про себя. — Ничего умнее не мог придумать?»

Он прокашлялся и сделал шаг назад:

— Пожалуйста, входите. И извините, но откуда вы знаете, как меня зовут?

Женщина лучезарно улыбнулась.

— Я была так взволнована, когда услышала о вас двоих, — начала она, — если честно, я уже отчаялась увидеть Дел замужем. Я знаю, что не должна об этом спрашивать, но ведь от Дел не добьешься никакого вразумительного ответа, она такая скрытная! Так расскажите вы мне, когда вы решили пожениться и как все прошло?

«Что? — Сэм едва владел собой. — Да что же здесь происходит?»

— Сэм, куда ты про… — Дел остановилась как вкопанная, войдя в гостиную, на ее лице застыли удивление и тревога. Она была завернута в большое банное полотенце, волосы также были обмотаны полотенцем. — Здравствуй, мам, — сказала она уныло.

Мам? Сэм не ослышался, она сказала «мам»?

Аурелия Паркер — мать Дел?

Для Сэма это известие стало как гром среди ясного неба.

Неужели Аурелия в самом деле мать Дел? Но почему она ни разу об этом не сказала?

— Привет, дорогая! — Аурелия Паркер пересекла комнату и обняла дочь. — С прошедшим тебя днем рождения! Я так давно тебя не видела, что мне подумалось, было бы неплохо навестить тебя.

— Но я же сказала, что в эти выходные у меня нет времени! — раздраженно пробурчала Дел.

Аурелия Паркер резко распрямила плечи, услышав слова дочери.

— Если я буду дожидаться, пока у тебя будет время, то так и умру, не повидав свою дочь.

Мать и дочь стояли и смотрели друг на друга.

А Сэм ошеломленно сравнивал их. Если бы человек не искал между ними сходства специально, он не увидел бы ничего общего.

— Прекрасно, — вздохнула Дел, — но если помнишь, я много раз просила тебя не приезжать без предупреждения. Неужели это так сложно?

— Но, дорогая, если бы я позвонила, то сюрприза бы не получилось. К тому же в этот раз я проделала столь длинный путь сюда, чтобы познакомиться с твоим восхитительным Сэмом. Во все предыдущие мои приезды его никогда не было в городе.

«В предыдущие приезды? Не было в городе?» Сэм нахмурился. Он взглянул на Дел, она выглядела еще бледнее, чем в тот момент, когда увидела мать на пороге.

— Ммм, мама…

— Нет, ну правда. Дел, — Аурелия посмотрела на Сэма и улыбнулась, затем снова перевела взгляд на дочь, — я уж опасалась, что никогда не смогу познакомиться с твоим мужем.

Муж? Звучит хорошо, но от неожиданности у Сэма буквально отвисла челюсть.

— Мама, давай поговорим позже, — поспешно сказала Дел, — нам с Сэмом нужно одеться. — Она схватила Сэма за руку и потащила за собой по коридорчику, ведущему в спальню.

Сэм позволил себя увести, потому что сам хотел поговорить с Дел.

Когда Дел закрыла дверь в спальню, она сказала:

— Я предполагаю, что тебе нужны объяснения.

— Мне действительно хотелось бы знать, почему твоя мать — всемирно известная актриса — считает меня твоим мужем? Это очень интересно. Сэм заметил, что Дел вздрогнула, стоило ему произнести слово «муж».

Сэма сложившаяся ситуация не радовала.

Семь лет он жил спокойно, скрываясь от всех, никто не знал, кто он такой.

А теперь оказывается, что его возлюбленная дочь известнейшей актрисы, о которой наперебой писали известные журналы. И каковы теперь у него шансы оставаться незамеченным?

— Мне нужен был муж, — призналась Дел, покраснев. — Не реальный, а всего лишь вымышленный, чтобы моя мать перестала играть роль свахи, стараясь свести меня с каждым встречным холостяком.

— Ты решила использовать в роли этого вымышленного мужа меня, да? — Сэм не мог совладать со своим гневом.

— Да, Сэм, именно так. — Дел явно стыдно было в этом признаваться. — Было проще рассказать о тебе, чем придумать какого-то несуществующего парня. А так я могла рассказывать ей о тебе много достоверных подробностей, ведь я тебя хорошо и давно знаю, и она не смогла бы меня поймать на лжи.

— И как долго мы являемся мужем и женой? язвительно спросил Сэм.

— Почти шесть лет. Она думает, что через две недели у нас годовщина…

— О, черт! — Сэм схватился за голову. Можно будет считать его сегодняшний день удачным, если за дверями Дел не обнаружится куча папарацци, старающихся сфотографировать его вместе c его «семейством».

Дел вздрогнула, когда Сэм снова изверг проклятия.

— Я не думала, что мы будем когда-либо встречаться по-настоящему, — сказала она дрожащим голосом, — то есть, я имею в виду, встречаться, как…

— ..возлюбленные, — закончил Сэм за нее мрачно. — И даже когда мы стали встречаться, ты не рассказала мне правду о своей матери.

В глазах Дел появились слезы.

— Да, я понимаю, ты сердишься. Я просто не знала, как сказать. Я всю свою жизнь пыталась уйти от того, чтобы быть дочерью Аурелии Паркер. И я боялась, что, если скажу тебе, ты будешь по-другому ко мне относиться. Или вообще перестанешь со мной общаться.

Сэм был слишком сердит, чтобы следить за тем, какие слова у него вылетали.

— Ты не должна была скрывать это от меня!

Мне совсем не нужно быть вместе с кем-то, чье имя постоянно мелькает в газетах!

Дел схватилась руками за горло, словно пытаясь унять подступивший к горлу комок слез. Ее голос дрожал, когда она спросила:

— Почему тебя так отпугивает известность?

«Ах, черт возьми! Все равно я скоро собирался ей об этом рассказывать, какая теперь разница?» — подумал Сэм.

— Восемь лет назад я остановил бандита на улице в Сан-Диего прежде, чем он убил еще больше людей, чем уже успел. Весь следующий год я пробовал укрываться от известности, и у меня это получилось.

— Перестрелка в Сан-Диего, — прошептала она.

Дел была ошеломлена. — Бандит убил семь человек прежде, чем был остановлен бойцом подразделения «Морских котиков». Это — ты? Ты — Сэм Пендер?

— Был, — поправил ее Сэм, — был Сэмом Пендером. Мне пришлось изменить фамилию.

— Но почему? Ты должен гордиться тем, что спас в тот день столько жизней.

— Да, я рад, что помог тем людям, — кивнул Сэм, — но мне не нужны все эти почести, интервью и все прочее. Я всего лишь сделал то, чему был обучен. Я знал только одно: я должен остановить убийцу. — Сэм покачал головой, вспоминая прошлое. — Сначала ко мне приходили толпы людей, пока я лежал в больнице. Они осаждали бы меня и в восстановительном центре, если бы я не изменил фамилию.

— Тебе сказали, что ты больше никогда не сможешь ходить снова, — сказала Дел тихо, — но они ошиблись.

— Да, вот именно. И меньше всего мне хочется, чтобы все это стало известно общественности и журналисты начали бы снова меня осаждать.

Увольте!

— О, Сэм, мне так жаль. — Дел выглядела полностью обескураженной, она хотела прижаться к нему, обнять, но Сэм был слишком разозлен. Ее губы задрожали, она опустилась на край кровати. Я сейчас пойду и объясню матери, что лгала ей.

Ты можешь сейчас же уехать, если хочешь. Я не буду тебя ни в чем винить, если ты так сделаешь.

Сэм пересек комнату, встав у противоположной стены.

— Но почему, черт побери, ты ничего не рассказала мне раньше?

Дел выпрямилась и пристально посмотрела на него.

— А почему ты не рассказывал мне о своей тайне?

— Я собирался это сделать! Я постепенно рассказывал тебе о своей жизни и не врал, когда ты меня о чем-то спрашивала! — взревел он так, что Дел вздрогнула. — Но ты! Почему ты не была честна со мной с самого начала?

— Я не думала, что все так обернется! — вспыхнула она. — Мы просто работали вместе, и это не означало, что я должна рассказывать все о своей личной жизни! И то, что мы стали жить вместе, еще тоже ни о чем не говорит, мы ведь можем в любой момент расстаться, мы просто проводим вместе время, и не обязательно лезть друг другу в душу и узнавать секреты каждого из нас, разве не так?

Ее слова полностью выбили его из равновесия.

«Значит, вот как!» Он замер на мгновение, осмысливая услышанное. Было понятно, что она оценивала их отношения совсем по-другому, не так, как он. Она изначально не относилась ко всему происходящему серьезно, думала, что их отношения недолговечны, а значит, не стоит ему, Сэму, и доверять.

По ее словам получается, что они всего лишь работали вместе, а вне работы были любовниками. Яснее она и не могла выразить свое мнение.

Да, ты права, — жестко сказал Сэм, — твоя личная жизнь не мое дело, и нечего мне в нее совать свой нос!

В комнате воцарилась тишина. Он схватил со стула свою рубашку, надел и стал застегивать пуговицы.

— Сэм… — Голос Дел дрожал.

Но Сэм не хотел ее слушать, не хотел знать, что она скажет. Ему нужно было поскорее уехать, побыть одному, прийти в себя.

— Я уезжаю, — сообщил он. — Можешь говорить своей матери все, что захочешь.

Выйдя из спальни, он захлопнул за собой дверь, прошел в кухню, взял ключи от машины и пошел к выходу.

Мать Дел сидела в гостиной на диване.

— Сэм… — она встала ему навстречу.

Но Сэм даже не потрудился взглянуть в ее сторону.

Он не знал, куда пойти. Единственное место, где он мог укрыться, был офис. Сэм только сейчас понял, что у него нет друга, к которому можно явиться без спроса и вывалить на него все свои проблемы, поговорить, посоветоваться, прийти в себя.

У Сэма не было друзей. Все свое время он отдавал работе, уходя в нее с головой. Работа вытеснила из его жизни даже семью. Это случилось постепенно, но тем не менее Сэм и от своих родителей, брата и сестры так же отдалился, как и от любых других людей, не связанных с его работой.

Ему было больно общаться со своими друзьями из подразделения «Морских котиков», они постоянно напоминали о том, что он не может вернуться на службу, и поэтому Сэм не отвечал на их письма и звонки с самого начала. И они перестали пытаться встретиться с ним.

Дел была единственным человеком, который по-настоящему знал его.

При других обстоятельствах Сэм, наверное, позвонил бы Роберту, чтобы поговорить с ним, но в этой ситуации от Роберта вряд ли можно было ожидать объективности.

Он не был ни юридически, ни фактически отцом Дел, но было ясно, что он испытывает к ней отцовские чувства и наверняка из всех воздыхателей и мужей матери Дел лучше всего подошел бы на роль отца.

Роберт был когда-то женат на Аурелии Паркер.

Ведь тогда, в больнице, он рассказал Сэму, что был женат на актрисе. Почему же Сэм не соотнес эти факты? Был женат на актрисе. Был женат на матери Дел. И еще называется директором компании, проводящей частные расследования.

Сэм почувствовал себя кретином.

А как он ошибался насчет Аурелии! По рассказам Дел он понял, что ее мать не хотела иметь детей. Но она просто боялась, что это повредит ее творческой карьере. Дел вовсе не была нежеланным ребенком, как и любые другие дети, если бы они были. Просто у каждой профессии есть свои плюсы и свои минусы.

Сэм беспомощно откинулся в кресле, размышляя над тем, как поступить.

Что теперь имеет значение и что неважно? Он сомневался, что Дел скрыла от своей матери, кто он такой. А если бы он на самом деле был мужем дочери Аурелии Паркер? Значит, он постоянно был бы на виду, его фотографии то и дело появлялись бы в газетах, под заголовками типа «Зять Аурелии Паркер», и однажды кто-нибудь узнал бы его, и та свистопляска, что была восемь лет назад, началась бы снова. При таком раскладе не видать ему тихой, спокойной жизни.

Размышления Сэма прервал звуковой сигнал, оповещающий, что в здание прошел один из сотрудников, Сэм перенастроил свой компьютер на одну из камер, расположенных при входе, и увидел, что это был Волкер.

— Только этого мне и не хватало! — вздохнул Сэм.

В коридоре послышались шаги. Волкер заглянул в кабинет:

— Приветствую, босс! — Волкер оперся плечом о косяк двери. — А я-то думал, что буду единственным, кто выйдет сегодня на работу.

— И что ты тут делаешь? — спросил Сэм, чтобы Волкер не успел спросить его об этом первым.

Волкер пожал плечами:

— Я просто хотел проверить кое-что. Видел, что наработки Карен очень хорошие, но я хотел их перепроверить, чтобы не было никаких неточностей.

— Но у нее все отлично получается.

— Я знаю, но хотел бы убедиться в этом еще раз лично. А проверять это при ней не хочется, чтобы не злить ее своим присутствием.

— Понятно… — Сэм вздохнул, подумав: «Все мы иногда злим других своим присутствием. Вот ведь жизнь!»

— На том дне рождения я был полным идиотом, признался Волкер, низко опустив голову, — тебе, вероятно, следовало меня уволить.

— Я думал об этом, — честно ответил Сэм.

— Знаешь, — сказал Волкер, — когда-то она любила меня. А я ее. Но мы никогда не могли договориться о нашем образе жизни, я хотел одного, а она — другого.

— А теперь по иронии судьбы вы работаете в одной компании, — заметил Сэм.

— Да, — Волкер вздохнул, — и теперь я должен признать тот факт, что потерял единственный шанс восстановить отношения с женщиной, которую до сих пор люблю…

Вздохнув, Волкер вышел из кабинета Сэма и направился к себе.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

«И теперь я должен признать тот факт, что потерял единственный шанс восстановить отношения с женщиной, которую до сих пор люблю…»

Сэм прислушивался к удаляющимся шагам Волкера.

— Бог мой, — воскликнул вдруг Сэм, — а не то ли это самое, что делаю сейчас и я? Я набросился на Дел, думая только о себе, вместо того чтобы подумать и о ее чувствах тоже. Она не сказала мне ничего о своей матери, потому что не хотела потерять меня. Что же в этом криминального? Она, вероятно, боялась — и у нее были на это серьезные основания, учитывая ее прошлое, — что я буду больше внимания уделять ее матери, чем ей самой. Тьфу ты!

Сэму стало стыдно за себя.

И к тому же почему она должна доверять ему больше, чем он доверял ей? Ведь он сам не спешил рассказывать ей о своей тайне!

Но… собирался это сделать. И дело даже не в том, что он рассказал ей за те последние недели, когда они были вместе; важнее то, что на работе он доверял ей гораздо больше, чем обычно начальники доверяют своим сотрудникам. Он ни из чего не делал тайны, общаясь с ней, и она ни разу не дала повода усомниться в том, что может подвести его.

Да, если бы он был внимательнее, то понял бы давно, что она любила его!

И осознание этой простой истины сделало Сэма самым счастливым человеком на земле.

Он вскочил на ноги и побежал к машине.

Он любил ее, и он должен вернуться к ней и сказать ей об этом.

Но… что он скажет, когда увидит ее снова?

Очень просто: «Выходи за меня замуж».

Они придут к Аурелии, скажут ей всю правду и пригласят ее на свадьбу.

Сэм улыбнулся, представив себе эту картину.

Пятнадцать минут спустя он был около дома Дел и, подбежав к дверям, вошел внутрь.

Света не было. Не было слышно ни шагов, ни голосов. Не было запаха от ароматических свечей, которые так любила зажигать Дел, когда была дома.

«Может быть, они пошли по магазинам, — предположил Сэм, — или просто вышли прогуляться?»

«А вдруг?» Сэм остолбенел от предположения, которое пришло ему в голову.

«Нет, только не это!» Он был готов умолять, лежать у Дел в ногах, преследовать ее до тех пор, пока она не простила бы его. Но только интересно, как он собирался все это сделать, если Дел навсегда исчезла из его жизни? Вдруг она уехала и он не сможет ее разыскать? Что тогда ему делать?

В этот момент в замке повернулся ключ. Сэм радостно подбежал к двери, но это была не Дел.

Это был Роберт.

— Привет, — сказал Сэм. — Что ты здесь делаешь?

— Собираю твои вещи. Кстати, отдай мне ключ от этого дома. — Лицо Роберта было непроницаемо. Этого жизнерадостного человека редко можно было увидеть таким мрачным.

Сэм тоже нахмурился:

— А где Дел?

— Она попросила меня приехать сюда на тот случай, если ты вернешься, — сказал Роберт и передал Сэму конверт. Сэм извлек из конверта два листа, исписанные знакомым почерком Дел.

«Сэм, я написала заявление о своем уходе из компании. Уверена, ты быстро найдешь мне замену. Жаль оставлять эту работу, но я не представляю возможным и дальше работать вместе с тобой. Я уверена, что ты согласишься с моим решением.

И еще раз прости за то, что не была честна с тобой.

Спасибо за то, что моя первая любовная связь была столь прекрасной. Я всегда буду помнить о ней.

Дел».

Она была уверена, что он не вернется. Наверное, потому что в мире, в котором она жила, так и было — если люди уходили, то уходили навсегда.

А теперь и она сама решила уйти, чтобы не вернуться к нему никогда.

«Но это не правильно! Так не должно быть! размышлял Сэм. — Наши отношения еще только начались, они не должны так быстро закончиться! Неужели уже слишком поздно для того, чтобы все вернуть?»

Не обращая внимания на Роберта, мрачно поглядывающего на него, Сэм еще раз перечитал записку Дел.

«Любовная связь». Он всматривался в эти слова. Она могла назвать это как угодно, и грубо в том числе, но она написала «связь», значит, она считала, что они связаны друг с другом. Связаны!

— Нет, — сказал Сэм и разорвал записку вместе с заявлением об увольнении, а кусочки бумаги подбросил в воздух. Потом взглянул на Роберта. Она не уйдет с работы. И она не уйдет от меня.

Так где Дел?

Роберт отрицательно покачал головой:

— Не спрашивай меня об этом.

— А я спрашиваю, черт возьми! — взревел Сэм. Я хочу ее видеть!

— Зачем? — Роберт внимательно посмотрел на него.

— Затем… Сэм решил ничего не объяснять Роберту, все-таки это было очень личное дело. — Затем, что хочу ее видеть! И я не отпускаю ее с работы!

Роберт отрицательно покачал головой:

— Нет, приятель, так не пойдет, ты можешь найти себе и другого сотрудника, вместо Дел. Такого же надежного и ответственного. Так что тебе не Дел нужна, а поездка на биржу труда. Вперед!

— Я же сказал: мне нужна Дел!

— Ладно, спрошу еще раз, — улыбнулся Роберт, зачем?

«Черт бы побрал этого Роберта с его отцовскими замашками! Ну, ладно, если я должен говорить с ним, чтобы увидеть Дел, придется во всем признаться!» Сэм недружелюбно посмотрел на Роберта:

— Я люблю ее! Это то, что ты хочешь услышать, правильно? Ну, вот!

Роберт едва сдерживал улыбку:

— Приятель, ты не меня должен в этом убеждать!

— Тогда скажи мне, где она! — Сэм был готов на что угодно, лишь бы узнать, где она. Роберт хочет, чтобы его об этом умоляли? Пожалуйста! — Ну, пожалуйста, Роберт, скажи мне, где она. Я должен найти ее. Я обидел ее, я думал только о себе, не подумав о том, что чувствует она, и я должен ей все объяснить! Я должен извиниться перед ней! — Сэм перевел дыхание. Он понял, что у него нет будущего без Дел, он не сможет без нее жить, и она должна знать об этом, а дальше — будь что будет. — Даже если она не захочет больше меня видеть — все равно я должен извиниться перед ней!

Роберт все еще сомневался, но все-таки сказал:

— Она поехала в гостиницу к Аурелии. Они планируют улететь завтра утром.

— Улететь? Но куда?

— Назад, в Калифорнию.

Сэм вздрогнул:

— Но ведь Дел никогда не нравилось жить вместе с матерью. Так зачем же ей возвращаться?

Роберт пожал плечами:

— Может быть, здесь ей жить теперь тоже не нравится?

Сэма затрясло от услышанного, а Роберт продолжал:

— Очевидно, у Дел и ее матери был серьезный разговор. Не могу ручаться, но мне кажется, что все, что могла понять Аурелия, — это то, что она запугала свою несмышленую, юную дочь. И это в первый раз, когда она поняла, насколько Дел было неприятно, когда Аурелия постоянно пыталась ее с кем-нибудь сосватать. Аурелия на самом деле всего лишь хотела, чтобы ее дочь была более счастлива, чем она сама. Но благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад. И хотя тебе и мне это может показаться странным, Аурелия просто пыталась наилучшим образом устроить личную жизнь своей дочери.

— А вместо этого спровоцировала Дел прятаться от мужчин, избегать их, маскироваться от них под своей нелепой мешковатой одеждой и так далее… И саму дочь заставила сбежать из дома. — У Сэма сердце сжалось от боли за Дел. Потребовались годы, чтобы Дел смогла кому-то доверять. И этим человеком стал он, Сэм, но как же он поступил с этим доверием! — В какой гостинице они остановились?

Спустя полчаса Сэм стоял под дверями гостиничного номера.

На его стук ответил напряженный голос:

— Кто там? Аурелии нет в настоящее время.

Сэм помолчал немного, в его голове промелькнул вопрос: «А что, если она не захочет со мной говорить?»

Он прокашлялся.

— Это Сэм, — сказал он. — Я бы хотел поговорить с тобой, Дел. Пожалуйста.

Тишина. Ни единого звука с той стороны двери.

— Дел?

— Уходи, — ее голос был тверд. — Мне нечего сказать тебе.

— Тебе и не нужно говорить. Я буду говорить.

А тебе нужно только слушать.

Снова тишина.

— Впусти меня, — сказал он грозно, — иначе я буду стоять под дверями и кричать до тех пор, пока ты надо мной не сжалишься!

Едва он успел договорить, как дверь отворилась.

— Тише, пожалуйста! — прошипела Дел. — Здесь, наверное, в каждом номере по журналисту сидит, и все они только и ждут момента, чтобы что-нибудь подслушать и подглядеть о жизни моей матери!

— Тебе нужно всего лишь впустить меня, чтобы я перестал кричать, — взмолился Сэм.

Дел попыталась скрыться за дверью, но Сэм успел протиснуться внутрь и, тихо закрыв за собой дверь, последовал за ней.

Мельком оглядевшись, он заметил, что в этом номере есть и спальня, и гостиная, и ванная, и кухня — прямо квартира какая-то, а не гостиничный номер. Все было обставлено дорогой, красивой мебелью.

Эта шикарная обстановка заставила его волноваться.

Не то чтобы он боялся очень богатых людей.

Но чувство тревоги и волнения тем не менее овладело им.

С другой стороны, напомнил себе Сэм, сама Дел жила в скромной квартирке, без всяких излишеств и намеков на богатство.

Дел по образу жизни была больше похожа на него, чем на свою мать.

Так что, наверное, Дел никогда не стремилась к тому, чтобы есть серебряными ложками из дорогой посуды. И это вселяло в Сэма надежду.

Тем не менее Сэм не знал, как начать, поэтому сказал самую простую вещь, которая пришла ему в голову в данную минуту:

— Мне очень жаль.

Дел нахмурилась и пристально посмотрела на него:

— Тебе очень жаль? Потому что лгала тебе…

— Но я тоже лгал. — Он глубоко вздохнул. — И не думал о том, что ты чувствовала. Я не понимал.

Дел обхватила себя руками. Он заметил, что ее губы слегка дрожат, несмотря на то что она пытается держать их плотно сжатыми.

— Ты расскажешь мне о своем детстве?

Дел не отвечала, но Сэм понял, что она молчит не потому, что не хочет с ним говорить, а потому, что старается не заплакать.

— Из того, что ты однажды рассказала о своей матери, я сделал самые нелицеприятные выводы и вообще подумал о ней бог знает какие гадости…

Дел слабо улыбнулась:

— Нет, что ты. Она — замечательная. Просто всю жизнь она в первую очередь думала о своей карьере и уже потом обо мне. И если бы ей пришлось выбирать между домом и работой, она не сомневаясь выбрала бы работу. Ты же знаешь, что она четыре раза была замужем?

Сэм отрицательно замотал головой, у него не было обыкновения следить за жизнью знаменитостей.

— Мой отец был первым ее мужем, — пояснила Дел, — после того как он умер, она еще три раза выходила замуж. Я уже не говорю обо всех ее поклонниках и ухажерах. Не то чтобы она была плохой матерью — она просто не умеет быть матерью.

Если только в кино.

— Это один из поклонников матери стал к тебе приставать? — спросил Сэм.

Дел пожала плечами:

— Это Роберт остановил его, когда увидел, что тот ко мне пристает. Роберт был замечательным отчимом. Я никогда раньше не видела его таким разъяренным. Он сбил мерзавца с ног и вызвал полицейских. Все это происходило на вечеринке в честь какого-то очередного снятого фильма. После этого у нас в доме было еще немало вечеринок, но мама никогда не думала о том, чтобы нанять телохранителей в дом на это время.

— Она что же, после этого не отказалась от идеи проводить подобные мероприятия дома?

— Ты шутишь? Конечно, нет, — Дел снова улыбнулась.

Возникла пауза.

— Ты изменила фамилию, — сказал Сэм. — Почему Смит?

— Это девичья фамилия моей бабушки, — ответила Дел. — Я не хотела, чтобы обо мне думали только как о дочери знаменитой Аурелии Паркер.

Поэтому я и поменяла фамилию. Чтобы не было никаких ассоциаций. А потом еще все эти мамины поползновения выдать меня замуж. Ты не представляешь, скольких женихов она мне приводила. — Дел вздохнула, а Сэм подумал о том, что голливудские браки, наверное, не образец для подражания, и понятно, почему Дел не стремилась ни за кого выходить замуж. — И не то чтобы я ее не люблю. Это совсем не так, просто мы разные. И у нас никогда не было времени узнать друг друга получше. И я придумала эту историю с замужеством, чтобы она не пыталась устроить мою личную жизнь. Сэм! — Дел посмотрела на него печально. — Я никогда бы не стала вмешивать тебя в эту историю, если бы знала, что мама вот так неожиданно может приехать в город. И если бы я знала о той истории в Сан-Диего, я бы ни за что не стала…

— У каждого из нас были свои тайны, — перебил Сэм, — и серьезные основания для того, чтобы до поры до времени об этих тайнах никто не узнал.

Она кивнула.

— Во всяком случае, мне тоже очень жаль, сказала она.

— Так ты вернешься ко мне?

Она смотрела на него долго и пристально, потом медленно отрицательно покачала головой:

— Нет.

Сэм глубоко вздохнул.

«Ну, ничего, ничего, — убеждал он себя. — Еще ничего не потеряно».

— Ты можешь не возвращаться на работу, но я хочу, чтобы ты осталась в моей жизни.

Она снова отрицательно покачала головой, но он обхватил ее лицо ладонями и, заглянув в ее глубокие карие глаза, спросил:

— Ты выйдешь за меня замуж? Ты нужна мне!

Ты была нужна мне всегда, все эти годы, что была рядом, только я был глуп и не понял это сразу.

Начиная с твоего последнего дня рождения моя жизнь превратилась в сказку. И если ты согласишься выйти за меня замуж, сказка будет идеальной и я буду самым счастливым человеком на свете!

Дел, не моргая, смотрела на него.

— Ну, скажи хоть что-нибудь, — умолял он, — если мысль о браке тебя не радует, может быть, ты согласишься просто жить со мной вместе?

Он понял, что она откажется, по ее глазам еще прежде, чем она ответила:

— Я не могу, Сэм. — Дел отстранилась от него. Я очень ценю твое предложение, но я не могу этого сделать. Ты же знаешь, как твоя жизнь изменится, если люди узнают твою тайну…

— Я думал об этом, — быстро протараторил он. Если я буду женат, зачем меня преследовать?

Мне, в общем-то, нечего стыдиться, я только не хочу попадать на обложки журналов, мне не нужно повышенное внимание женщин. А кому я нужен женатый и счастливый?

Дел снова отрицательно покачала головой, жалобно улыбнувшись:

— Заголовки про героя Сан-Диего и дочь Аурелии Паркер точно поднимут шумиху. А она ни тебе, ни мне не нужна, ведь так?

— Шумиха продлится недолго. Пошумят и успокоятся, а мы будем вместе навсегда!

Выражение ее лица было скептично.

— Дел, я хочу быть с тобой! Мне все равно!

Пусть хоть весь мир об этом знает. Если нужно будет, я хоть в стеклянном сосуде, у всех на обозрении, готов быть рядом с тобой. Но рядом! Вместе! — И вдруг Сэм вспомнил, что забыл сказать самое главное. — Я люблю тебя, Дел!

— Нет, ты не должен этого говорить. — Она едва сдерживала слезы.

— Но это правда, Дел! — Он подошел к ней, взял ее руку в свою. — Я люблю тебя, Дел. И если ты сейчас, глядя мне в глаза, скажешь, что ты меня не любишь, я исчезну и больше не буду тебя преследовать. Просто скажи. — Он глубоко вздохнул, попробовал улыбнуться, но понимал, что улыбка, должно быть, получилась кривоватая. — Это, возможно, убьет меня, но я оставлю тебя в покое.

Слезинка покатилась по ее щеке.

— Ты уверен, Сэм? — прошептала она.

Этот вопрос рассмешил его.

— Уверен ли я в том, что не смогу без тебя жить? Да, уверен! А еще я видел, как Волкер и Карен смотрят друг на друга, когда думают, что один из них не смотрит на другого. Я не хочу оставшуюся часть жизни провести так же, жалея, что у меня был шанс стать счастливым, а я им не воспользовался. Я хочу, чтобы ты носила обручальное кольцо, которое я надену на твой палец.

Хочу, чтобы у меня был дом, чтобы его охраняла собака, чтобы мы жили в этом доме и чтобы у нас были дети.

— Дети… — как зачарованная, повторила Дел.

— А как же я? — надулся он. — Я люблю тебя, обожаю тебя, хочу тебя! — сказал он. — И с вопросом о детях можно смело обращаться ко мне за помощью, я мигом все организую!

Дел глубоко вздохнула, подбежала к нему и прижалась к его груди.

— Я тоже люблю тебя, — сказала она, обняв его, Сэм, я так сильно тебя люблю!

Он прижался щекой к ее затылку, провел рукой по ее волосам и пробормотал:

— Я так испугался, подумав, что потерял тебя!

О, Дел, Дел! Я чуть с ума не сошел! — его голос дрожал от волнения, но он и не пытался в этот момент казаться спокойным и рассудительным.

— А я подумала, что ты больше не захочешь видеть меня, после того как узнал, что моя мать актриса и это может сильно изменить твою жизнь, нарушить твой покой… — она провела пальцами по его лицу, заглянула в его глаза, — но я очень рада, что ошибалась.

— Это значит «да»? — спросил Сэм на всякий случай.

— Да, — весело ответила она.

— Слава богу, — улыбнулся Сэм, чувствуя невероятное облегчение.

— Я никогда не представляла себе, что могу выйти замуж за кого-нибудь, кроме тебя. Я так долго об этом мечтала. Но я была уверена, что моим мечтам и надеждам не сбыться.

Дел улыбнулась, быстро вытерла слезинку, покатившуюся по щеке, и добавила:

— Обещаю, что мы не будем часто попадать в центр всеобщего внимания.

Сэм пожал плечами:

— Думаю, что интерес к нам будет недолог.

— Но не мой интерес к тебе, — Дел хитро улыбнулась.

Сэм подхватил ее на руки.

— Какая из этих спален свободна? Я желаю, чтобы одна молодая особа проявила ко мне побольше внимания и интереса, и немедленно!

Дел рассмеялась, указывая рукой на дверной проем:

— Туда.

Она обхватила руками его лицо. Ее глаза были такие чуткие, такие любящие, что у Сэма перехватило дыхание.

— Я люблю тебя, Сэм. И хочу быть с тобой вместе… навсегда…

ЭПИЛОГ

Перелет в Лас-Вегас вместе с матерью Дел был не столь ужасен, как предполагал Сэм. Аурелия всю дорогу рассказывала о своей работе и бывших мужьях.

Сэм узнал, что отец Дел был гонщиком и во время гонок его машина загорелась, а он не успел выпрыгнуть.

Устроить свадьбу в Лас-Вегасе была идея Аурелии. Она объясняла это тем, что долгая подготовка только соберет больше зевак.

Сэму идея быстрой свадьбы понравилась, потому что он жаждал поскорее жениться на Дел.

Теперь он не мог вообразить своей жизни без нее.

Обряд бракосочетания состоялся в небольшой церквушке.

Когда им предложили расписаться в регистрационной книге и на свидетельстве о браке, Сэм жестом пригласил Дел сделать это первой.

Взглянув на подпись Дел, он начал хихикать.

Она впилась в него взглядом и сердито прошептала:

— Это не смешно!

— Очень даже смешно! — Сэм взял в руки ручку и расписался. — А это еще смешнее, да?

Она озадаченно посмотрела на него, потом на листок и пожала плечами:

— Ну, и что такого? Документ как документ. И тут она, пробежав взглядом по листу, остановилась внизу документа. — Это шутка?

Она уже едва сдерживала смех.

— Нет, мои родители всех детей называли именами из Ветхого Завета. И это — мое настоящее полное имя.

Дел расхохоталась, и Сэм вместе с ней.

«Не пора ли надевать на них смирительные рубашки?» — одновременно подумали Роберт, Эвви и Аурелия, присутствующие на свадьбе, и поспешили проверить, что такого смешного написано в свидетельстве о браке.

Дел все еще продолжала хихикать.

— Надеюсь, больше мне никогда не придется подписываться полным именем.

Роберт, Эвви и Аурелия прочитали в свидетельстве:

«Далила Эмилия Смит.

Самсон Эдвард Диринг».

Церемония бракосочетания завершилась всеобщим счастливым смехом.


home | my bookshelf | | Прозрение любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу