Book: Верный друг Санчо



Яковлев Юрий

Верный друг Санчо

Юрий Яковлевич ЯКОВЛЕВ

Верный друг Санчо

В книгу вошли две повести "Верный друг Санчо" и "Саманта", посвященные интернациональной дружбе. Благородство и бесстрашие, готовность всегда прийти на помощь своим друзьям и самоотверженность - пот что объединяет героев этих произведений.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Санчо и желтый змей

1

Высоко над землей плыл тяжелый воздушный лайнер прославленной авиационной компании "Пан-Америкэн". В хвостовой части монотонно гремели двигатели. А по белой изнанке плотных облаков легко скользила темно-синяя тень крыла. В голубом воздушном океане, выше лайнера, не было ни облачка облакам было не под силу подняться на такую высоту. Поэтому весь долгий путь светило ослепительное солнце.

Пассажиры не видели, как зеленый материк сменило подернутое серой дымкой море, не видели редких островов, четко, как на карте, обведенных линией прибоя, не видели океанских судов, которые с высоты кажутся маленькими утюжками. Они не заметили, как на смену Новому Свету пришел Старый и как знойное лето сменила морозная зима. Все эти перемены происходили за бесконечным облачным щитом, который скрыл от взгляда пассажиров всю планету.

Полет уже подходил к концу, когда в салоне появилась одетая в синюю форму и подтянутая, как военнослужащий, стюардесса.

- Дамы и господа! - обратилась она к пассажирам. - Сейчас наш лайнер пересекает государственную границу Советского Союза.

Смуглолицый мальчик в костюме табачного цвета очнулся от этого сообщения. Он сполз на кончик кресла и прижался лбом к круглому стеклу иллюминатора. При этом его нос слегка сплющился. Живые, поблескивающие глаза что-то искали.

- Где граница?

Вероятно, мальчик рассчитывал увидеть внизу строгую линию, полосатый столб и пограничника с автоматом. Но вместо этого его взгляду открылись те же наскучившие облака, за которыми все кажется нереальным.

- Па, где же граница? - разочарованно спросил он и повернулся к сидящему рядом отцу.

- Там, внизу, - ответил тот и поднес огонь зажигалки к сигаре, скрученной как бы из осенних дубовых листьев.

Отец был смуглолиц и черноглаз, как и сын. Его блестящие волосы слегка вились, а над верхней губой выступали аккуратные, словно приклеенные усики. Нос у отца был несколько велик и надломлен горбинкой, а над бровями на лбу запали три складки.

Мать мальчика была на редкость красивой. Ее большие темные глаза смотрели внимательно и грустно, словно искали сочувствия или сами сочувствовали кому-то.

- Из-за облаков ничего не видно, - сказала она, - океан мы тоже не видели.

- Надо было плыть морем, - отозвался мальчик.

- Наберись терпения, - сказал отец, пуская сизое облачко сигарного дыма. - Тебе еще многое предстоит увидеть.

Мальчик откинулся на высокую спинку кресла и закрыл глаза. Уж лучше ничего не видеть, чем смотреть на эти однообразные облака, которые специально поднялись над землей, чтобы скрыть от глаз самое интересное.

Сделав объявление о перелете через границу, стюардесса покатила по проходу маленькую тележку, уставленную яркими бутылками. При этом мягко, по-домашнему, предлагала пассажирам:

- Джюс, виски... Джин, кока-кола...

- Санчо, хочешь пить? - спросила мама.

- Нет, - ответил мальчик. - Спасибо.

Некоторое время он сидел неподвижно, потом не выдержал, снова открыл глаза и, без всякой надежды увидеть что-нибудь новое, взглянул в иллюминатор. И вдруг, забыв, что вокруг него сидят незнакомые люди, закричал:

- Ма, смотри! Белый песок!

- Это снег, - с улыбкой отозвалась Ма. - Такой снег у нас лежит высоко в горах.

- Вся земля в снегу? - удивился Санчо. - Снег похож на мороженое. Верно?

- Похож.

- Вся земля в мороженом!

- Посыпай сахаром и ешь сколько надо, - пошутил Па.

Все трое засмеялись.

А внизу, под крыльями воздушного лайнера, расстилались огромные заснеженные просторы. И для мальчика, родившегося в жаркой, вечнозеленой стране, картина русской зимы была столь непривычной, как для прибывшего с далекой неведомой планеты. Теперь тень воздушного корабля маленьким крестиком двигалась по белым сугробам.

Через некоторое время, вдосталь насмотревшись на снег, Санчо спросил:

- Па, советские ребята играют в "индейцев"?

- Не знаю, - отозвался Па. - Может быть, они играют в "полицейского и вора". Во всем мире дети играют в "полицейского и вора".

- Я буду Фантомасом! - воскликнул Санчо.

- Посмотрим, - сдержанно сказал отец, а через минуту добавил: - Ты, вероятно, будешь играть в Чапаева.

- Кто такой Чапаев? - Санчо с интересом посмотрел на отца.

- Русский герой. Я видел про него фильм.

- И я видела, - вмешалась в разговор Ма. - Там одна сеньора стреляла из пулемета.

- Главное, заводи побольше друзей, - сказал отец. - Друзья - лучшие проводники в чужой стране.

- Па, а в России водятся собаки?

- В России водятся даже тигры, - ответил отец.

- О-о-о! - произнес Санчо и снова прильнул к холодному стеклу иллюминатора.

2

Когда учительница русского языка Мария Павловна пришла на урок, ее поразила странная картина: весь класс жевал. Ребята молча сидели за партами и энергично работали челюстями, словно каждому достался кусок жесткого жилистого мяса и они никак не могли управиться с ним. Некоторое время учительница удивленно наблюдала за дружно жующими ребятами, потом спросила:

- Что это значит?

На последней парте засмеялись. Класс продолжал жевать.

- Почему все жуют? - Учительница начала сердиться. - Разве вы не успели позавтракать на большой перемене?

В рядах жующих произошел раскол. Кое-кто перестал двигать челюстями. Но добрая половина продолжала жевать.

- Немедленно перестаньте жевать!

Первая парта скрипнула, и поднялась полная, щекастая девочка с двумя короткими толстыми косичками:

- У нас в классе иностранец!

Девочка села и вновь принялась жевать.

- Какое это имеет отношение к еде во время урока? - спросила Мария Павловна.

И тогда с четвертой парты поднялся смуглолицый мальчик. Его черные глаза горели неудержимым интересом. Он, видимо, никак не мог взять в толк, почему сердится учительница, и вдруг решительно подошел к ней и протянул какой-то пакетик в яркой упаковке.

- Пожалуйста, сеньора, угощайтесь. Это... хороший... жвачка. На лимонном экстракте.

- Спасибо, - растерянно сказала Мария Павловна, разглядывая новенького, в котором с первого взгляда можно было признать жителя заморской страны. - Как тебя зовут?

- Санчо. Санчо Родригес. А вас, сеньора?

- Меня зовут Мария Павловна... И я не сеньора, а сеньорита.

- Сеньорита Мария! - повторил Санчо. - Сеньорита Мария, почему вы не разрешаете детям жевать на уроке? Курить у нас тоже не разрешают, но жевать...

- Санчо, - Мария Павловна положила мальчику руку на плечо, - у нас это не принято. У нас вообще не жуют резинку... даже на лимонном экстракте. Садись, Санчо.

Мальчик слегка наклонил голову и отправился на место.

- Сейчас достаньте тетрадки, будет диктант, - сказала учительница. А ты, Санчо, можешь не писать.

- Спасибо, сеньорита! Вы очень добры... Но я хочу попробовать.

- Попробуй. Я буду диктовать медленно.

- Я наделаю сто ошибок, - шепнул Санчо своей соседке и покраснел, отчего его смуглое лицо стало еще смуглее. - Я занимался русским дома, но... мало хорошо.

- Ты не пиши, - посоветовала соседка.

- Я должен.

В это время "сеньорита Мария" подошла к Санчо и тихо сказала:

- Если тебе с непривычки трудно, можешь немного пожевать свою... резинку.

- Вы очень... великодушно! - воскликнул Санчо, вскочил на скамейку и выбросил в форточку все запасы жвачки на лимонном экстракте.

В городе стояла зима. С белыми крышами, с кристалликами инея на проводах, с ледяными узорами на стеклах. Тепло, невидимое во все времена года, зимой всюду оставляло свой след: дыхание прохожих, открывающиеся двери, вынесенные на продажу пирожки - все теплое сопровождали большие или маленькие облачка пара.

Когда Санчо вышел из школы на улицу, у него с непривычки перехватило дыхание и защипало уши. Он приложил руки к ушам, словно вокруг стоял грохот. Но едва согрелись уши, защипало нос. Он уткнулся носом в рукав куртки, и тогда холод проник ему за воротник. Мороз подловил новичка и доставлял ему всевозможные неприятности.

- Что это? - тихо произнес Санчо.

И знакомый голос ответил ему:

- Это мороз!

Санчо обернулся и увидел свою соседку по парте. На ней была меховая шубка и такая же шапочка. Выбившаяся прядка волос касалась бровей, а серо-голубые глаза смотрели на Санчо любопытно и насмешливо. Под этим взглядом мальчик сразу забыл про замерзшие уши.

- Сеньорита... я провожу вас... разрешите ваш кейс, - пробормотал маленький иностранец, но Рита не дала ему договорить:

- Давай свой портфель и грей уши! И не называй меня сеньоритой, а то меня будут дразнить.

- Я буду называть вас, как вы говорит...

- Зови меня Рита и на "ты".

- Рита... ты... - повторил Санчо.

- Я провожу тебя домой, потому что ты новичок.

- Новичок! - повторил Санчо и засмеялся: слово "новичок" показалось ему неожиданно забавным. - Я новичок, но я провожу вас... тебя, потому что я новичок-мужчина.

- Ты мальчишка, - усмехнулась Рита.

И от ее усмешки Санчо стало как-то не по себе.

В это мгновение долговязый парень с розовым от холода носом слепил снежок и запустил им в Риту. Девочка вскрикнула и закрыла лицо руками.

Жаркая сила бросила Санчо вперед. Он очутился перед долговязым, который был на голову выше его. Он бросил на снег портфель и что-то крикнул на своем языке. И еще что-то крикнул и вцепился в обидчика мертвой хваткой. Долговязый попытался высвободиться, но поскользнулся и упал. Два бойца покатились по земле. При этом они еще успевали наносить друг другу удары. А Санчо что-то гортанно кричал своему противнику.

Сбежавшиеся ребята с трудом растащили их.

Невысокий мальчик в очках со сломанной дужкой (потом Санчо узнал, что его зовут Шурик) поднял с земли упавшую шапку и надел ее на Санчо. Кто-то повел долговязого, который упирался, кричал: "Он первый... Я ему!.." - и размахивал своими длинными ручищами.

Санчо остался один со своей соседкой по парте. От удара у него распух нос и по губе текла тонкая струйка крови. Вид его был жалкий. Он чувствовал это, а присутствие девочки усиливало его неловкость. Санчо хотелось убежать, спрятаться. Но он продолжал стоять на месте, не решаясь поднять голову, чтобы не встретиться с Ритиными насмешливыми глазами. Он ждал, что она засмеется - ведь женщины не прощают мужчинам поражения!

Рита не засмеялась и ничего не сказала. Она подняла с земли горсть снега и приложила к его горящему носу. Снег оказался мягким, и от его прикосновения боль сразу утихла.

Санчо удивленно посмотрел на Риту.

- Снег... - сказала она.

- Я думал... камень, - пробормотал мальчик. - Белый камень.

Рита окинула взглядом маленького иностранца.

- Ты читал "Дон Кихота"?

- Мое имя из этой книги, - грустно сказал мальчик. - Правда, Санчо Панса мне не нравится...

- Ты больше похож на Дон Кихота. Сейчас у тебя был бой с ветряными мельницами, - сказала Рита. - Ты принял снежок за камень.

- Ветряные мельницы... - вздохнул Санчо, прикладывая снег к носу. Нет хлебного дерева - его лист исцеляет раны.

- У нас кровь останавливает лист подорожника. У вас растет подорожник?

- По-до-рож-ни-к?

Они шли по зимнему городу и время от времени переговаривались. Мимо мчались машины. Шли люди. Проплывали витрины магазинов. Снегоуборочная машина неутомимо сгребала снег железными руками.

- Давай-давай! - засмеялась Рита.

- Давай-давай! - повторил Санчо и, забыв про горящий нос, повторил руками движения машины.

- Интересно, за кого принял бы Дон Кихот эту машину, если ветряная мельница показалась ему злым волшебником? - спросила девочка.

Санчо внимательно посмотрел на свою спутницу и ничего не сказал.

Через несколько домов он спросил:

- Какое дело у твоего Па?

Этот вопрос поставил Риту в затруднение.

- Дело?.. У него нет дела... То есть у него работа.

- У моего Па тоже нет своего дела... Он служит в компании.

- В компании капиталистов? - спросила Рита.

- В банановой компании. Ты любишь манго? Сок...

- Очень! - воскликнула девочка.

- Манго тоже продает компания.

Сказав это, Санчо задумался. Потом он повернулся к своей соседке по парте и сказал:

- А мой дедушка был банджистом. Он погиб.

И, заметив, что Рита непонимающе смотрит на него, Санчо прижал к животу портфель и, перебирая воображаемые струны, запел незнакомую песенку, которую пел когда-то его дед:

Шаги перемешаны с пылью,

И солнце пылает, как медь.

У пальмы зеленые крылья,

Но пальма не может взлететь.

Припасть к этой зелени мне бы,

Забыться на десять минут;

Меня по лазурному небу

Зеленые крылья несут.

Эта песня прилетела в мирный город из тревожного военного времени, когда рвались бомбы и горела земля. И хотя Санчо пел ее на родном языке и Рита не поняла ни слова, ей почему-то стало жаль дедушку-музыканта, который не вернулся с войны.

- Почему он погиб, - спросила Рита, - если он играл на банджо?

- Он играл и пел против хунта... Хунта не любил Хуан-Мария... Фашисты стреляли...

Некоторое время ребята шли молча, как бы прислушиваясь к мелодии солдатской песни: "У пальмы зеленые крылья, но пальма не может взлететь..."

Неожиданно перед ними возник старинный дом с тяжелым балконом, который на своих плечах держали два каменных бородача.

- Мой дом, - сказала Рита и, кивнув на булочную, пошутила: - Наше хлебное дерево! Понюхай, как оно пахнет.

Санчо втянул в себя запах теплого хлеба и сказал:

- Вкусно! А наше хлебное дерево пахнет... травой.

- Теперь я провожу тебя домой, а то ты заблудишься.

- Но ты же... сеньорита, - запротестовал Санчо, забыв, что следует сказать "девочка".

- Я твой товарищ! - сказала Рита. - А когда товарищи, неважно девочка или мальчик.

- Очень важно - сеньорита или сеньор, - не согласился с ней Санчо.

- Дай твой портфель, - скомандовала Рита, - и потри уши, а то они у тебя совсем замерзнут.

Пошел редкий бесшумный снег. И Санчо, который никогда в жизни не видел падающего снега, остановился и стал смотреть.

- Белый, тихий дождь, - сказал он.

Рита протянула руку в варежке и поймала "белую дождинку".

- Смотри! - Она поднесла руку к самым глазам мальчика.

Санчо наклонился и увидел звездочку. Казалось, изумительный мастер тонким резцом вырезал ее из сверкающего камня. Мальчик сощурил глаза звездочка увеличилась, он увидел тончайшие узоры, которые строго симметрично располагались в лучах снежинки. Санчо оторвал глаза от снежинки и посмотрел на Риту. И ему показалось, что его новая подруга сама создает это удивительное чудо: звезду-снежинку.

- Что это значит, Санчо Родригес?! Ты приезжаешь в чужую страну, идешь в чужой колледж и в первый же день возвращаешься домой... с разбитым носом!

Отец и мать стояли в прихожей и сокрушенно смотрели на Санчо.

- Тебя обидели? - спросила Ма. - Новичков всегда обижают.

- Может быть, ты затеял драку? - строго спросил Па.

- Я вступился за... Риту.

- Тебе не за кого вступаться, ты же не на родине.

- Он бросил в нее белый камень.

- Он - в нее? - воскликнула Ма. - Он - в нее, - совсем тихо повторила она. - Он дикарь?

- Нет, - ответил Санчо. - Это оказался не камень, а комок снега.

- По-русски это называется "снежок", - со знанием дела сказал Пат. В этой стране есть такая игра - "в снежки". Дети лепят из снега комки и кидают друг в друга. Ты не Санчо, ты - Дон Кихот! - воскликнул папа.

- Мне это уже говорили, - сказал Санчо.

- Кто тебе это говорил?

- Рита.

Папа и мама переглянулись.

- Идем, мой Дон Кихот, - сказала Ма, - я промою твои тяжкие раны.

- Вероятно, завтра тебя вызовут к директору колледжа, - вздохнул Па, - а послезавтра пригласят меня...

3

На другой день Санчо торопился в школу. Он надеялся, что, переступив порог, сразу встретит Риту. Но едва сдал на вешалку пальто и очутился в коридоре, путь ему преградил долговязый с розовым носом. Санчо почувствовал, как лицо начинает гореть, а вчерашний снежок снова превращается в белый камень. Санчо захотелось немедленно броситься на долговязого и продолжить прерванный поединок, но он сдержался и, пропуская от волнения слова, сказал:

- Ты должен... Рита... извиниться!

- С какой это радости? - с вызовом сказал долговязый.

- Нет радости! - крикнул Санчо. - Сеньор... сеньориту...

- "Сеньор"! - усмехнулся долговязый и потер ладонью нос.

- Ты... сеньор... плохо... Ты нет сеньор! - Осколки фразы летели прямо в долговязого и выводили его из себя.

- Во! - сказал тот и показал кулак.

- Во! - отозвался Санчо, и его маленький смуглый кулак оказался под самым носом долговязого.

Долговязый оттолкнул Санчо. Санчо вцепился в долговязого. Он сделал это так стремительно, что противник потерял равновесие, не удержался на ногах и растянулся на полу. Теперь мальчики катались не по заснеженному тротуару, а по желтому паркету. Каждый пытался подмять под себя противника и оказаться наверху. Долговязый был сильным и тяжелым. Санчо же ловко ускользал из его ручищ. Неизвестно, чем бы кончился поединок, если бы в самый разгар не появилась Мария Павловна.

- Что это значит?

Ее голос охладил пыл бойцов. Они оглянулись. Мертвая хватка разжалась. Оба торопливо поднялись с пола.



- Извините... сеньорита... - тяжело дыша, пробормотал Санчо, приводя в порядок свой пиджак табачного цвета.

- Что это значит, Абрикосов? - обратилась учительница к долговязому.

- А чего он первый...

- Я - первый, - согласился Санчо. - Он обидел сеньориту... он должен извиняться... - Слово "извиняться" Санчо произнес по складам, с большими усилиями. - Если нет, мы будем снова...

- Вендетта? - спросила "сеньорита Мария".

- Вендетта?! - Санчо удивленно посмотрел на учительницу. Откуда ей известно это слово, дошедшее из глубины времен.

- У нас нет вендетты, Санчо, - сказала учительница, сочувственно глядя на мальчика. - Придется решить спор более современно.

Санчо опустил голову. В коридоре зазвенел звонок.

...Это неверно, что в каждом часе шестьдесят минут. Бывают часы, в которых сто минут и больше. Такие часы тянутся нескончаемо долго. Санчо ждал, что его, как предсказывал Па, вызовут к директору. Санчо ломал голову - как можно решить спор "более современно", без поединка, который "сеньорита Мария" называла вендеттой? Он чувствовал себя одиноким в снежной стране, где вокруг нет ни единой зеленой травинки, ни одной горсточки теплого песка и только луч солнца, преломляясь в морозном кристаллике, вдруг вспыхнет крохотной зеленой искрой и растворится в сплошной белизне.

В этот день он совершенно неожиданно очутился у Риты дома.

После уроков Рита сказала:

- Я должна тебе что-то показать. Потому что твой дедушка погиб от пули фашиста.

- Что ты... мне... показать?

- Не спрашивай! - сказала Рита.

Всю дорогу он молчал, чтобы не спрашивать. Только когда возникли два каменных бородача, поддерживавших балкон, Санчо сказал:

- Я буду подождать?

- Идем! - скомандовала Рита и распахнула дверь.

В углу комнаты стоял настоящий, от пола до потолка, двухлопастный пропеллер самолета. На светлом металле чернели зализы огня, а верхняя лопасть была погнута. Рядом с пропеллером обычные домашние предметы - стол под льняной скатертью, стулья в чехлах, сервант, в котором от шагов тренькали стаканы, - выглядели необычно. Казалось, они тоже попали в дом из тревожной стихии, где хлещет пламя разрывов и сухо свистят осколки зенитных снарядов.

- Можешь потрогать, - разрешила Рита.

Санчо с опаской протянул руку, словно боялся обжечься. Но пропеллер оказался холодным.

- Что это? - Санчо вопросительно посмотрел на подругу.

- Винт погибшего самолета.

- Летчик погиб?

- Нет... Он остался жив. А самолет разбился.

Санчо тревожно посмотрел на винт.

- Война? - спросил он.

- Нет, испытание... Теперь на боевых машинах винтов нет, - со знанием дела ответила Рита. - Это было давно.

Неподалеку от пропеллера на стене висела фотография, на которой был изображен военный летчик. Летчик был удивительно похож на Риту. Те же внимательные, чуть насмешливые глаза и прядь волос, выбившаяся из-под шлема.

- Это он? - спросил Санчо.

- Он, - сказала девочка. - Это он.

Санчо снова дотронулся до винта самолета, погибшего во время испытаний. Ему показалось, что он чувствует легкую дрожь напряженного металла и холодок воздушных струй, который во время полета срывается с лопастей.

Сбор отряда, которому предстояло заменить старинную вендетту, состоялся на следующий день.

Итак, произошла драка. Но драка, выходящая из ряда обычных мальчишеских столкновений. Советский мальчик разбил нос подданному иностранной державы. Вожатый отряда, десятиклассник Роман, обрисовал положение дел в таких сгущенных красках, что Алиса, девочка тихая и застенчивая, вдруг побледнела и спросила:

- Что же теперь будет, война?

Вожатый Роман не успел прикинуть в уме, будет из-за разбитого носа война или не будет, как поднялся долговязый Абрикос - главный участник вчерашнего международного конфликта - и сказал:

- Он первый полез драться!

В классе установилась тишина.

- А почему он полез драться? - Вожатый испытующе посмотрел на Абрикосова.

- Потому что Абрикос запустил в Риту снежок, - сказал Шурик, невысокий мальчик в очках со сломанной дужкой.

- Его никто не просил заступаться, - мрачно сказал Абрикос.

- Никто не просил! - крикнули с задней парты.

И тогда поднялась Рита и сказала:

- Я просила!

По классу прокатился шумок удивления.

- Он мне, между прочим, губу разбил, - сказал Абрикос и, повернувшись к классу, ткнул пальцем в губу: мол, смотрите, как я пострадал!

- Зачем ты просила его? - спросил вожатый Риту. - Не надо было иностранца втравлять в наши... внутренние дела.

- Он мой друг! - твердо сказала Рита. - А когда друг, неважно иностранец он или нет. Его отец продает бананы, а деньги получает компания... капиталистов!

- Долой банановую компанию капиталистов! - крикнул Шурик.

- Банановая компания здесь ни при чем, - растерянно сказал вожатый Роман, - а иностранному другу разбивать нос - это по меньшей мере свинство. Понял?

Вожатый Роман не успел договорить, как дверь в класс распахнулась и на пороге появился Санчо.

- Я... извините... я знаю, что мне... сюда... нет. - Он очень волновался, хотел говорить быстрее, но от волнения говорил еще медленнее. - Я хочу сказать, что я... я не фискал! Мой нос... на месте...

В классе засмеялись.

- Подожди, Санчо, мы все тут решим вместе, - сказал вожатый Роман. Ты не волнуйся...

- Когда два сеньора дерутся - это дело их чести... Не надо ничего решать, - сказал Санчо.

Потом он вскинул голову, и глаза его весело заблестели.

- Я думал... белый камень... Ребята, побежали играть в комки! Нет, в снежки!.. Я буду ждать вас... раздевалка!..

Он захлопнул дверь и стремительно побежал вниз, перепрыгивая через две ступеньки.

Когда Санчо выбежал на улицу, у подъезда школы стояла машина, а рядом нетерпеливо ходил Па и курил сигару.

- Я тебя жду целых пятнадцать минут! - недовольно сказал Па. - Едем!

- Я... не могу, - сказал Санчо, - я буду играть в... снежки!

- В снежки? Это, конечно, очень важное занятие... Садись в машину!

- Па, но я же обещал товарищам...

- Товарищам... - Па оторвал ото рта сигару и пустил облако дыма. - У нас сегодня гость... с родины, сеньор Крэдо. Я надеюсь, что снег не растает до завтра. - Па посмотрел на часы и заторопился. - Мы и так опаздываем. Запомни: когда приезжает представитель компании, семья должна быть в сборе, должна оказывать уважение... Или ты забыл обычаи нашей страны?

- Но я же обещал...

- Без разговоров в машину! - строго сказал Па, и Санчо нехотя открыл дверку.

Когда машина, скрипнув шинами по снегу, помчалась по мостовой, дверь школы распахнулась и на улицу выбежали ребята.

- Где твой Санчо? - крикнул Рите долговязый Абрикос.

- Где твой Санчо? - закричали ребята. - Куда он делся?

- Он струсил! - крикнул кто-то.

- Позвал играть в снежки, а сам... смылся! - засмеялся Абрикос. Испугался иностранный подданный!

- Нет! - сказала Рита. - Он не боится!

- Где же он тогда? Что-то его не видно! - загалдели ребята. - Может быть, он играет не в снежки, а в прятки? Ищи его, Рита! Тебе водить!

- Ха-ха! Белые камни!

- Он не мог струсить! - крикнула Рита.

Но ребята уже не слушали ее. Они шли гурьбой по тротуару, толкая друг друга, бросаясь снежками, скользя по ледяным дорожкам, которых всегда много возле любой школы.

А Рита стояла на месте. Она ждала своего друга Санчо. Все надеялась, что он придет.

4

Гость с родины, один из владельцев банановой компании, был маленький, толстый и необыкновенно подвижный человек. То ли от полноты, то ли от непрерывного движения ему было все время жарко. И даже в зимний день у него на лбу блестели бисеринки пота. В его поредевших черных волосах, как маленькое розовое озерцо, поблескивала лысина. Время от времени он проводил по ней рукой, словно не терял надежды, что "озерцо" вдруг да зарастет "камышом". Он был веселым человеком, этот сеньор Крэдо с родины, и только глаза его всегда оставались серьезными, сосредоточенными, внимательно изучающими собеседника. Даже когда лицо расплывалось в улыбке, глаза не переставали просверливать, изучать окружающих его людей.

Вся семья сидела за обеденным столом, вся семья была занята мыслью о госте. Казалось, ни Па, ни Ма не чувствуют вкуса блюд и их только интересует - нравится ли гостю, вкусно ли гостю, не горячо ли гостю?

Санчо же не думал о госте. Его мысли занимали ребята, которых он пригласил играть в снежки, а сам ушел. Наверное, они считают его болтуном или, что еще хуже, трусом.

А гость ел, пил, сверлил всех своими глазами-буравчиками и говорил:

- В России любят бананы! Хорошо, что на русских елках растут шишки, а не сочные, золотые плоды. - Тут сеньор Крэдо повернулся всем корпусом к Санчо: - А ты что думаешь на этот счет?

- Не знаю, - сказал Санчо. - Рита любит сок манго.

- Опять Рита! - воскликнул Па.

- Рита? Кто? Кто? Сеньора? Сеньорита? - Гость впился своими буравчиками в Санчо. - Кто она?

- Она сидит со мной на одной парте, - ответил мальчик.

- Ты был у нее дома? Знаком с родителями? Кто ее отец? - Гость буквально забрасывал Санчо вопросами.

- Ее отец испытывает военные самолеты, - с гордостью ответил Санчо. Это интересно! У них в столовой стоит винт, обожженный огнем. Самолет погиб, а летчик остался жив, - сказал Санчо и для убедительности повторил Ритины слова: - "Теперь на боевых машинах винтов нет".

- О! Ты, однако, разбираешься в авиации. - Гость засмеялся, и только его глаза - два острых буравчика - оставались серьезными. - А тебе не хотелось бы познакомиться с этой сеньоритой поближе? И преподнести ей... гм... предположим, банку манго?

Санчо утвердительно кивнул.

- Я бы на твоем месте поторопился, - сказал гость.

- Я торопился, - посетовал Санчо, - но Па увез меня сюда, на обед. Рита ждет меня у школы.

- Тогда забирай банку и беги! - воскликнул гость: он неожиданно стал союзником Санчо.

Санчо вопросительно посмотрел на Па, потом на Ма и, прочитав в их глазах одобрение, встал из-за стола, торопливо сказал спасибо и кинулся к двери.

У школьного подъезда он не застал ни ребят, ни Риты. Густой, мохнатый снег, который медленно парил над городом, скрыл отпечатки бесчисленных следов ребячьих ботинок. Шумное здание школы замерло, стало неподвижным, погрузилось в глубокий сон до завтрашнего утра.

Прижимая к пальто банку, в которой тихо булькал сок манго, Санчо пошел прочь. Но не домой, а по тому маршруту, по которому его в первый день провела Рита.

Он шел неуверенно сквозь белую сетку парящего снега, всматриваясь в дома, витрины, скверы. Он нащупывал верный путь и, убедившись, что идет правильно, пустился бежать. Он бежал, спотыкаясь о скрытые под снегом дорожки-катки, а сок в банке булькал, словно усиливал удары сердца.

За последним поворотом Санчо увидел знакомую фигурку девочки в меховой шубке.

- Рита! - крикнул он, но девочка не услышала его голоса.

Он побежал еще быстрее.

- Рита!

Девочка оглянулась, остановилась, и Санчо чуть не набежал на нее.

- Рита... я ждал... меня увез...

От волнения и одышки русские слова путались, и Рита никак не могла понять, что хочет сказать ее маленький заокеанский друг.

- Ты испугался? - вдруг спросила она.

Ее вопрос обжег мальчика.

- Нет! - Санчо энергично замотал головой. - Нет!

- Признайся, - настаивала девочка, - я никому не скажу!

Санчо посмотрел в глаза Рите, и на его лице отразилась боль.

- Па увез меня... гость... из компании...

- Ребята решили, что ты трус. Ты должен доказать...

Некоторое время они стояли в растерянности, не зная, что им делать. Снег ложился на плечи, на шапку и на банку манго, которую Санчо прижимал к пальто. Санчо мучительно думал: как доказать ей, что он не трус?

Издалека донесся хриплый гудок поезда. Девочка не обратила на него внимания, но для Санчо гудок прозвучал сигналом, трубой, зовущей на подвиг. Он поднял глаза на Риту и сказал:

- Идем!

- Куда?

Вместо ответа Санчо крепко взял Риту за руку и зашагал в сторону, откуда доносился гудок поезда.

Несколько раз Рита пыталась освободить руку, но мальчик крепко сжимал ее. Он шел к какой-то неведомой цели. И Рита послушно шла за мальчиком.

Поднялся ветер. Закрутил белую кисею снега в маленькие смерчи. Скорей! Скорей! Скорей! Иногда сквозь завывание ветра доносился гудок с железной дороги. Он звучал все ближе, громче, протяжней. Словно невидимые белые поезда мчались навстречу двум бегущим ребятам.

И вдруг перед ними возникла высокая железнодорожная насыпь.

- Вот, - сказал Санчо и остановился.

- Что теперь будет? - спросила Рита.

- Вот, - сказал снова Санчо и протянул руку с банкой манго. - Ты любишь манго?

- При чем здесь манго? - спросила девочка, не понимая, что происходит с Санчо.

Вместо ответа мальчик стал карабкаться по заснеженной железнодорожной насыпи. Он срывался, скатывался вниз и лез снова.

- Зачем? Куда ты? - кричала вслед Рита, но не получала ответа.

Наконец Санчо вскарабкался на насыпь. Он огляделся и поставил на рельс банку с яркой наклейкой.

- Будем ждать поезд! - крикнул Санчо. - Я покажу, что я не трус. Я покажу...

Где-то совсем близко забасил локомотивный гудок. Приближался поезд. А Санчо стоял рядом с рельсом, на котором ярким столбиком возвышалась банка с заморским соком.

Что задумал маленький иностранец? При чем здесь банка с манго и надвигающийся поезд? Может быть, надо остановить Санчо, пока еще есть время? Рита бросила портфель на снег и стала карабкаться за Санчо. Следы мальчика превратились в ступеньки, по которым она поднималась все выше. Когда же она очутилась рядом с Санчо, поезд был уже близко. Густой протяжный гудок звучал глухо, словно облепленный хлопьями снега. Земля вздрагивала, как от подземных толчков.

- Санчо!

Рита уцепилась за рукав мальчика и стала его тянуть. Он упирался и, стараясь пересилить надвигающийся грохот поезда, кричал:

- Нет! Нет! Я не трус!.. Ты должна знать!.. Я не трус!

Непрерывный гудок захлестнул все звуки тяжелой волной. Девочка попятилась. И в то же мгновение из-под самых колес локомотива Санчо выхватил банку с яркой наклейкой и упал на снег в трех шагах от грохочущего состава. Все вокруг гремело и сотрясалось. Но сквозь железный грохот Санчо услышал тихий голос Риты:

- Ты не трус!

Рельсы пели, как огромные басовые струны. Белый грохот дробно вылетал из-под колес, словно кто-то бил в огромный барабан, но сильнее всех громов в мире звучал тихий голос девочки:

- Ты не трус... Ты не трус...

А в это время отец провожал сеньора Крэдо. В пальто гость был еще круглее. А его глаза металлически поблескивали из-под широкополой шляпы.

- Желаю успехов, сеньор Родригес, - говорил он, задерживая руку Па в своей холодной пухлой руке. - От вашей деятельности зависит процветание компании!

- Вы преувеличиваете мою скромную роль, - ответил Па.

- Нет, нет. Пускайте глубже корни. Изучайте спрос. Для коммерсанта очень важно не упустить момента... Я еще побываю у вас в скором времени.

Отец закрыл за гостем дверь. А когда вернулся в столовую, Ма убирала со стола. Из открытой форточки валили мягкие клубы морозного пара.

- Тебе не показались странными глаза нашего гостя? - спросила Ма.

- Какое значение имеют его глаза? - пожал плечами Па. - Никакого значения.

Раздался звонок.

- Это Санчо! - Ма быстро пошла к двери.

Стоя у открытого окна с сигарой, которая успела погаснуть, Па слышал, как она расспрашивала сына.

- Что с тобой? - говорила она. - Ты весь взъерошенный, весь в снегу. Что ты делал?

- Я играл в снежки, - запинаясь отвечал Санчо. - Это такая игра, в которую играют смелые мальчики.

- Тебе здорово досталось?

- Как всем... Я просто не кланялся пулям.

- Скорей раздевайся, согрейся, прими ванну. Ты есть хочешь?

- Нет, Ма.

- Рите понравился сок манго?

- Очень... понравился.

- У тебя мокрые ноги. Раздевайся скорее.

Над городом плыла глухая зимняя ночь. Утихли машины. Безмолвным стадом замерли троллейбусы. Пропали прохожие. В окнах погас свет. Казалось, весь город уснул, накрывшись с головой белой простыней.

Только по одной из улиц медленно двигалась снегоуборочная машина. Она подгребала снег большим совком, который толкала перед собой. И снег вскипал белой волной, которая чудом докатилась сюда с далекого моря. Сама же машина, со всех сторон облепленная хлопьями снега, казалась существом одушевленным. Она тяжело дышала и медленно ползла по спящему городу.

Эта ночь была тревожной для Санчо. Он метался в постели, вскрикивал и снова затихал. Ему снилось, что он стоит на рельсах, а на него надвигается белый поезд. Нет, не поезд, а огромный снежок, который он у подъезда школы принял за белый камень. Теперь этот снежок гремит и гудит долго и густо, мчится прямо на Санчо, чтобы раздавить его вместе с банкой манго, которая ярким пятном застыла на рельсе. Огромный снежок надвигается, растет и грохочет. А Санчо стоит на рельсах и кричит ему: "Я не трус!"

Этот крик вырвался из сна. Услышав его, мама бесшумно вошла в комнату сына и села на краешек постели.

"Я не трус!" - повторил во сне Санчо.

- Ты не трус, - тихо сказала мама.

Ее голос проник в сон, и снежный ком сразу распался. Санчо открыл глаза.

- Что тебе снилось, сынок?

- Мне снился белый поезд, - ответил Санчо, - но я не испугался его.

- Как громко стучит твое сердце, - сказала Ма.

Санчо прислушался и почувствовал, что сердце его билось учащенно, как после бега.



Наверное, оно разбудило маму.

Ведь только Ма может проснуться от громких ударов его сердца.

- Поворачивайся на бок, - сказала она, - и засни. Думай о чем-нибудь хорошем...

- О чем, Ма?

- Вспомни, как мы с тобой ловили в море креветок и к нам подплыл дельфин. Ты закричал: "Кит!" А дельфин кувыркался в волнах, как настоящий артист. Он играл и звал поиграть тебя. Помнишь?

Санчо ничего не ответил. Он уже спал. Может быть, ему снилось продолжение маминого рассказа?

Не только Санчо спал тревожно в эту ночь. В большом доме с булочной, на третьем этаже, Рита видела такой же сон, что и Санчо. Ей снилось, что надвигается страшный белый поезд, а Санчо стоит на путях и в руках у него банка с соком манго. Поезд все ближе, а Санчо не уходит, стоит как маленький бесстрашный боец. Что же он медлит? Что застыл неподвижно, разве ему не страшны белые колеса?

И тогда Рита не выдерживает и кричит:

"Манго!"

Это слово как военная команда. Мальчик размахивается и запускает банку с манго в белый поезд. Банка оказывается гранатой. Она взрывается, и белый поезд летит под откос.

- Манго, - облегченно шепчет девочка.

И тут рядом с ее постелью оказывается мама.

- Манго? - спрашивает она. - Ты хочешь манго?

Девочка приоткрывает глаза.

- Он не трус, - говорит она и тут же засыпает.

А белая снегоуборочная машина плыла по городу, как маленький ледокол, выбравшийся из воды на сушу. Но и здесь, на суше, как в море, перед его носом поднимался высокий пенистый бурун.

Очень редко корабли плывут по суше, а двум разным людям снится один и тот же сон.

5

Перед уроком ребята сидели на партах, поставив ноги на скамейки. И Шурик - в очках со сломанной дужкой - рассказывал о своей собаке Деге:

- Я вчера катался на лыжах с Дегой... Она хорошо ходит в упряжке. Мчится как ветер. У меня даже шапку сорвало. Пришлось возвращаться...

- Все брешешь, - сказал Абрикос, потирая ладонью нос. - Не может твоя Дега...

- Может! Я же катался...

- Во сне, - стоял на своем Абрикос, - во сне катался.

- Ты, Абрикос, вообще ничему не веришь, - сердито сказала Рита.

- Верю глазам. И у меня на плечах голова. Это ездовые собаки могут. Дега - что? Ездовая собака? Она лайка?

- Она овчарка! - крикнул Шурик. - А овчарки все могут. Главное, научить...

Санчо с живым интересом прислушивался к разговору ребят. Он не успевал схватывать все слова. Но главное понимал. Неожиданно он соскочил с парты и подбежал к доске. Он взял мел и стал рисовать воздушный змей. Это был не обычный змей с двумя скрещенными щепочками, - большой корпус, широкие крылья, хвост. Змей, который возник на школьной доске, напоминал какое-то странное доисторическое существо с перепончатыми крыльями и глазастой мордой.

- Что это за страшилище? - спросил Абрикос.

- Змей! - сказал Санчо. - Можно собака... можно змей...

Ребята окружили Санчо.

- Со змеем? На лыжах? - усмехнулся Абрикос.

- Да, да... я видал... Только лыжи по воде... У нас нет снега.

- Брехня! - отрезал Абрикос.

Санчо непонимающе посмотрел на него.

- Что есть... брехня?

- Если можно на воде, можно и на снегу, - сказал Шурик, так и не дав Абрикосу объяснить непонятное слово "брехня".

- На змее можно даже летать! - воодушевленный поддержкой Шурика, сказал Санчо. - Но сперва... лыжи.

- Сперва лыжи! - сказал Шурик.

Ребята так увлеклись воздушным змеем, что не заметили, как прозвенел звонок и в класс вошла Мария Павловна.

- Что это за дракон?

- Воздушный змей, - отозвался Санчо и только потом сообразил, что спрашивает его не кто-нибудь из ребят, а учительница. - Мы будем строить... потом кататься... лыжи. Вы поедете с нами, сеньорита Мария?

Некоторое время Мария Павловна с любопытством рассматривала змея, изображенного на доске. Потом она сказала:

- Я поеду с тобой, Санчо. А ты умеешь кататься на лыжах?

- Он научится, - ответила за мальчика Рита.

- Научится! - подтвердил Санчо.

- А пока придется стереть твоего змея! А то он будет мешать правописанию глаголов.

Начался урок.

Санчо поражало, что ослепительно яркое солнце не дает тепла. Когда у него на родине светило такое солнце, люди прятались от его лучей в тени. Здесь же, над белым заснеженным полем, солнце не грело, словно работало вхолостую. И было морозно. И снег не таял.

Но Санчо не было холодно. Вместо солнца его грели лыжи. Рита шла впереди. Санчо скользил по ее следу.

У него это получалось неловко, он поминутно терял равновесие и от напряжения не чувствовал ни усталости, ни мятного духа зимнего дня. Еще на родине, где снег лежит высоко в горах, а в долинах стоит вечнозеленое лето, Санчо мечтал о заснеженном поле, которое его воображение рисовало белым морем. Он видел себя на лыжах с огромным змеем, который мчит его так стремительно, что белая пена разлетается в стороны... Размечтавшись, Санчо оступился и потерял равновесие.

- Только не оглядывайся! - успел он крикнуть Рите, чтобы она не видела его позора.

Рита остановилась. И пока Санчо, неловко путаясь в длинных лыжах, пытался подняться, Рита советовала:

- Не торопись! Выноси корпус вперед!

А Санчо в это время с неимоверными усилиями - лыжи мешали - отрывался от земли. Наконец ему удалось встать на ноги, и он неловко, на негнущихся неумелых ногах, сделал шаг.

Девочка оглянулась. Санчо остановился.

- Ты действительно построишь змей? - спросила она.

- Я уже строю! Шурик... помогает мне... Мне бы научиться не падать... Пошли! Только не оглядывайся!

...Комната Санчо превратилась в настоящую мастерскую. Она была завалена какими-то планками, рулонами бумаги, банками с клеем. На полу кудрявились стружки и валялись обрывки проволоки. А посреди комнаты стоял остов таинственного сооружения. Санчо строил змей, который должен будет помчать его по белому снежному морю.

- Когда это кончится? - спрашивала Ма. - Ты опять забрал кухонный нож!

- У тебя нет тонкой проволоки?

- Откуда у меня проволока! Бог мой! Весь пол залит клеем... Ты приготовил уроки?

Потом раздавался звонок и появлялся Шурик. Он вынимал из кармана какой-то сверток.

- Держи, Санчо! Капрон!

- Выдержит? - спрашивал Санчо.

- Капрон! - коротко отвечал Шурик, и это означало, что выдержит и не такую нагрузку.

Ребята колдовали вокруг змея. И по комнате разливался едкий запах клея.

- Ты учишь свою собаку? - неожиданно спросил Санчо.

- Учу, - сказал Шурик, поправляя очки. - Я учу ее брать след. Когда кончу школу, пойду служить на границу.

- О! Ты будешь ловить шпионов? - воскликнул Санчо. - Это, должно быть, очень, очень интересно... Я видел фильм... Страшно!

- Когда рядом друг, не так страшно, - сказал Шурик. - Дега мне как друг!

- А у нее будут щенки?

- Будут... Я подарю тебе, Санчо.

- И я... тоже буду, - начал было Санчо, но остановился: видимо, одну мысль сменила другая. Он спросил: - У летчиков тоже может быть друг... собака?

- Может, - уверенно сказал Шурик.

"Может", - про себя повторил Санчо и вдруг увидел себя в летном комбинезоне и большом шлеме, похожем на водолазный. Мысленно он шагал по заснеженному полю, на котором стояли серебристые машины с отведенными назад короткими крыльями, а рядом с ним бежала большая овчарка с темным чепраком на спине...

- Обязательно подари мне... щенок! - сказал Санчо, заглядывая в глаза другу.

Потом поднял с пола готовое крыло змея и воскликнул:

- Наша фирма процветает!

- Какая фирма? - удивился Шурик.

- Фирма "Воздушный змей"! Твой отец служит в какой фирме?

- У меня нет отца, - тихо сказал Шурик. - Он погиб на Севере.

Некоторое время ребята работали молча. Плотная бумага потрескивала в их руках. И едко пахло клеем.

- Прости... - неожиданно заговорил Санчо. - Шурик, как погиб твой Па?

- Он спасал шведских рыбаков. Рыбаков спасли, а папу смыло волной...

- Он спасал шведских рыбаков, - тихо повторил Санчо и крепко пожал руку товарища.

Воздушный змей был готов! Он занял полкомнаты и сильно потеснил своего хозяина. А когда открывали форточку, змей едва заметно шевелился, шуршал. Он оживал от ветра. Ветер был его родной стихией.

Санчо покрасил своего летучего друга в желтый цвет. Нарисовал ему большие зеленые глаза и огнедышащую пасть. Крылья сделал перепончатыми, а все "тело" покрыл чешуей. Он не жалел красок.

За этим занятием его застал отец.

- Что собираешься делать с этим чудовищем? - спросил Па.

- Я запущу его в небо, и он повезет меня, как собака Дега.

Па посмотрел на зеленоглазого змея, потом на сына и покачал головой.

- Давно ли ты принял снег за белый песок? А теперь уже собираешься обуздать воздушного змея и помчаться на лыжах. Кстати, наступило рождество. У меня есть два билета во дворец. Можешь пригласить свою сеньориту, которая любит сок манго.

- Во дворец к президенту? - удивился Санчо.

- В этой стране дворцы не только у президента. У детей тоже есть свои дворцы.

- А что делают дети в своих дворцах?

- Справляют рождество. А когда рождество проходит... я не знаю, что они делают во дворцах. Спроси у своих товарищей.

Санчо опустил голову, задумался. Потом он сказал:

- У моего друга... Шурика отец погиб, спасая шведских рыбаков...

- Это очень печально, - сказал Па. - "У пальмы зеленые крылья, но пальма не может взлететь..."

Елка! Елка! Елка! Она всюду: на витринах магазинов, на площадях, в окнах домов. Елка украшена игрушками, осыпана серебром и золотом. Елка пахнет лесом и праздником. Самым любимым праздником года. Елка - это праздник детей. Но взрослые тоже охотно празднуют его: для взрослых это память о самых дорогих днях жизни - о детстве.

Горячими потоками стекаются дети на праздник во Дворец пионеров. Все спешат, все боятся опоздать, все прижимают к груди билеты - боятся потерять. И нет на свете такой плотины, которая могла бы сдержать этот праздничный ребячий поток.

Санчо и Рита шли во дворец, принадлежащий не президенту, а детям. Они прижимали к груди билеты и тоже боялись опоздать.

- Змей готов? - спрашивала Рита своего друга.

- Готов... Он должен... сохнуть.

- Сохнуть? - удивилась девочка. - Ты мыл его?

- Нет... я красил змей... Я нарисовал ему глаза... зеленые, крылья желтые.

- Желтый змей с зелеными глазами? - Рита засмеялась.

- Это смешно, когда желтый змей?

- Нет, - Рита продолжала смеяться, - это весело! А вот и дворец смотри!

Воображение Санчо рисовало дворец совсем не таким, каким он оказался. На детском дворце не было статуй и гербов, не было старинных фонарей. У входа не стояли гвардейцы с обнаженными саблями, не было... Словом, все было иным. Большие стеклянные окна, и толпы ребят у входа, и пар, вырывающийся из дверей, и по краям две елочки, нарядные и ровные, как близнецы.

Санчо разглядывал этот необычный дворец, а Рита тянула его за руку:

- Идем, а то опоздаем!

Потом они поднялись по большой мраморной лестнице и очутились в огромном хороводе. Санчо крепко сжимал руку своей подруги, чтобы не потеряться в этом круговороте музыки и веселья. А запах елки, горьковатый, смолистый запах, волновал воображение и настраивал на сказочный лад. И вдруг Санчо, забыв, что вокруг множество народу, закричал:

- Папаноэль! Смотри, Папаноэль!

- Нет, - сказала Рита.

- Ты думаешь, это Балтазар или Гаспар? - Глаза Санчо горели, а его смуглое лицо от возбуждения стало еще смуглее. - Нет, Рита! Я узнаю его. Это Папаноэль!

- Какой Папаноэль? - удивилась девочка.

- Разве ты не знаешь? Это самый добрый из трех рождественских королей! Только у него должна быть корона...

Все это произошло в тот момент, когда в кругу появился Дед Мороз. Белобородый, густо нарумяненный, в шапке и в шубе и в больших рукавицах.

- Это Дед Мороз, - сказала Рита. - Он раздает подарки.

И тут круговорот ребят стал относить его и Риту в сторону. Они очутились рядом с оркестром. В этом карнавальном оркестре все музыканты были одеты в пестрые клоунские костюмы. У всех были красные носы, а глаза обведены белыми кругами, похожими на очки.

- Вот... Рита... Смотри! - Санчо подвел свою подругу ближе к оркестру и показал на одного из музыкантов. - Это банджо. На таком играл мой дедушка Хуан-Мария. Пока его не убили.

Оркестр заиграл с новой силой.

Банджо было похоже на маленький барабан с грифом и струнами. Музыкант играл на нем, как на гитаре.

- Я вижу, - тихо отозвалась Рита и посмотрела на смешного человека в белых очках с красным носом. "Неужели дедушка Санчо Хуан-Мария был похож на него? - подумала девочка. - А может быть, если отмыть музыканту нос и белые круги, он будет мужественным и красивым, похожим на бойца-антифашиста?"

Санчо наклонился к Рите и сказал:

- Значит, завтра. Ты думаешь, мой змей не подведет?

- Он полетит как надо!

- И сеньорита Мария поедет с нами?

- Она обещала... Она обещала повезти нас на большое заснеженное озеро. Оно ровное, и там дуют сильные ветры.

- А Шурик поедет с Дегой. Кто быстрей - змей или Дега?

И тут оркестр заиграл веселый галоп и заглушил голоса двух друзей.

6

По ровному замерзшему озеру двигалась стайка ребят. Они растянулись цепочкой, и за ними по снегу сверкал ровный след, словно кто-то проложил здесь два рельса. Стайка двигалась медленно, а идущий впереди нес какой-то непонятный желтый предмет. От порывов ветра этот предмет вздрагивал и пытался вырваться из рук. Он был похож на парус, вернее, на сложное парусное оснащение корабля. Стайка маленьких лыжников шла под этими странными желтыми парусами. Рядом с ними бежала собака.

Это был Санчо и его советские друзья. И с ними "сеньорита Мария". Сегодня предстояло испытать змея. Станет ли он запряженной птицей, понесет ли Санчо и его друзей по снежному морю или окажется неспособным к полету?

- Осторожно, осторожно! - беспокоился Шурик. - Не проткните бумагу!

- Ребята, стойте! - сказала Рита. - Ветер сильный!

- Сперва надо запустить змея на высоту, - посоветовал Абрикос.

- Надо бежать, а потом он потянет сам, - сказала учительница. В спортивном костюме, на лыжах, она мало чем отличалась от своих питомцев.

- Я сниму лыжи и побегу, - предложил Шурик. - Ты, Санчо, будь готов!

Ребята расступились. Шурик снял лыжи. Санчо приготовился.

Сперва змей не хотел разлучаться со своей компанией. Шурик бежал, а змей нехотя следовал за ним. Один раз даже проехался по снегу.

- Не тянет! - крикнул Абрикос. - Я так и думал...

- Должен! Он должен! - отозвался Санчо.

- Неужели он не полетит? - вздохнула тихая Алиса.

Шурик бежал. Овчарка огромными прыжками мчалась рядом, а ребята на лыжах едва поспевали за ними.

И вдруг воздушный поток подхватил змея и поднял его на следующий этаж. Теперь до змея нельзя было уже достать рукой. Шурик тянул, змей набирал высоту. Капроновая жила напрягалась все сильнее. И вот уже не мальчик тянул змей, а змей, очутившись в своей стихии, потянул его.

- Тянет! - крикнул Шурик.

- Тянет! Тянет! - закричали остальные.

- Держи, Санчо!

- Осторожно! - крикнула "сеньорита Мария".

Санчо едва успел перехватить капроновую жилу, как почувствовал мощную, упругую силу, которая повлекла его вперед.

- Пошел! Пошел!

Санчо заскользил по ровному снегу. "Только бы устоять на ногах! Только бы сохранить равновесие!" Теперь змей казался ему каким-то одушевленным существом, которое парит высоко над землей. С этим существом его связывала не просто капроновая жила, а нечто большее, живое. Они стали одним неразрывным целым - мальчик и змей. У них было общее движение, общее стремление. Ребята остались далеко сзади, и Санчо чувствовал, как змей то замедляет свой полет, то тянет с новой силой. Мальчик скользил по снегу, и казалось, нет такой силы, которая могла бы его удержать, остановить. Теперь змей соперничал с ним: кто сильней! А что, если змей перетянет и оторвет Санчо от земли?!

Мальчик поднял голову и посмотрел на змея. Змей показался ему желтой рыбой, плывущей в голубом море. Рыба хочет вырваться, но Санчо не отпускает. У него хватит сил удержать эту сильную рыбу.

Змей, видимо, поднялся еще на один этаж - там скорость воздушного потока была сильнее. И вдруг Санчо почувствовал удивительную легкость змей поднял его над землей. Летит! Санчо стало страшно и весело... Но змей быстро потерял силу, мальчик почувствовал жесткий толчок - земля! потерял равновесие и упал. Он упал, а змей продолжал тянуть. Он не видел, что его земной друг упал! Он волок Санчо по снегу, и у мальчика не было возможности удержать его хотя бы на минуту, чтобы встать на ноги. Санчо вскрикнул. Никто не услышал его голоса.

Ребята отстали. Сильный ветер заглушал все звуки.

Потом Санчо проехал щекой по шершавому заледеневшему снегу и, видимо, содрал кожу, потому что щека стала гореть.

"Надо отпустить бечевку, - подумал Санчо, но другая мысль удержала его: - Нельзя упустить змея!"

Он крепче сжал руку. Теперь он был уже не другом и соратником этой созданной им летающей птицы, а якорем, который изо всех сил хочет удержать змея, остановить его движение. Он боролся со змеем.

А ребята, которые видели, что происходит, спешили к нему и кричали:

- Санчо! Отпускай змея! Отпускай!

Он не слышал совета друзей.

Надо было скорее помочь ему! Но от ребят до Санчо было большое расстояние. И тогда Шурик крикнул:

- Дега, ко мне!

Собака тут же очутилась рядом. Шурик прикрепил длинный поводок к упряжке и скомандовал:

- Вперед! Дега, вперед!

Собака бросилась вперед, увлекая за собой своего маленького хозяина. Сухой снег поднялся легким облачком. Шурик крепко держался за поводок, а Дега, не сбавляя скорости, неслась вперед, туда, где Санчо боролся с желтым змеем.

Остальные, налегая на палки, спешили за Шуриком. Впереди скользила "сеньорита Мария", не на шутку встревоженная аварией, которую потерпел ее маленький иностранный питомец.

Скорее! Скорее! Скорее!

Вот уже Шурик приближается к Санчо... Поравнялся с ним... Ухватился рукой за тугую капроновую нить... Санчо разжал руку, со змеем боролся Шурик.

И, лежа на снегу, Санчо вдруг подумал: "Его отец спас шведских рыбаков, а его самого смыло в море... Может быть, Шурик спас меня, а сам..."

Мальчик попробовал привстать, но его как бы ударило током: болела нога. Санчо опустился на снег и закрыл глаза. И тут он почувствовал над собой горячее дыхание, и длинный теплый язык лизнул его ободранную щеку. Санчо открыл глаза. Это была Дега - верный друг Шурика.

- Дега! - прошептал мальчик.

Собака радостно завиляла хвостом.

- Вот мы и познакомились... - Эти слова он произнес на родном языке, но Дега, видимо, поняла, что он сказал, и снова лизнула его, теперь уже в другую щеку.

А Шурик тем временем одолел змея. Тот перестал рваться ввысь, послушно опускался и наконец лег на снег желтыми крыльями.

Тем временем подоспели остальные лыжники.

- Ты ранен? - тревожно спросила "сеньорита Мария", останавливаясь рядом с Санчо.

- Нога, - сказал Санчо, - болит...

- Ты сломал ногу? - испуганно спросила Рита.

- Не знаю.

Санчо все еще находился во власти стремительного, безрассудного движения. В ушах стоял шум, а сердце билось учащенно.

- Я не отпустил его, - сказал мальчик.

- Сейчас я сниму с тебя лыжи, - предложила Рита.

- Сам! Не может сеньорита...

- Я твой друг, а не сеньорита, - сказала Рита и опустилась на колени.

- Спасибо... друг, - прошептал Санчо и дотронулся рукой до ободранной щеки.

Ребята наконец окончательно обуздали змея, и он, казалось, тоже выбился из сил.

Змей увел ребят довольно далеко, и теперь они - Шурик, Абрикос и Алиса - возвращались к Санчо, лежащему на снегу, а змея вели под уздцы, как ретивого скакуна.

- Я ранен в бою, - вдруг шепнул Санчо Рите, - а ты сестра милосердия, ты спасаешь меня.

- Ты смелый парень, - сказала Рита. - И никаких ветряных мельниц! Тебе очень больно?

- Мужчина должен терпеть, - был ответ.

Подошли ребята со змеем.

- Здорово у тебя получилось, - сказал Абрикос. - А я думал, ничего не выйдет.

Ребята соорудили из лыж сани и везли на них раненого товарища, а Рита шла рядом.

- Осторожней! - говорила она ребятам. - Ему же больно!

- Мне не больно! - отзывался Санчо. - А все-таки змей полетел!..

- Что случилось, Санчо?

Ма стояла в дверях, а перед ней на лестничной площадке толпились ребята, которые помогли Санчо добраться до дома. Одна нога Санчо была разута и забинтована. На щеке - пятно...

- Бог мой! Ты попал в катастрофу?!

- Я катался на лыжах со змеем, - сказал Санчо, виновато оглядываясь на товарищей.

И тут к Ма подошла учительница, "сеньорита Мария".

- Здравствуйте. Я учительница Санчо, - представилась она.

- И вы тоже... со змеем? - удивилась Ма.

- И я тоже... Я поехала с детьми кататься на лыжах... И вот случилось...

- Боже мой! - воскликнула Ма.

- Ничего страшного, - сказал Санчо, - со всеми случается.

- Доктор сказал, что скоро пройдет, - вступила в разговор Рита. Санчо вел себя бесстрашно.

- Бесстрашно, - вздохнула Ма. - У нас в роду все ведут себя бесстрашно и погибают в бою.

- Я знаю: ваш отец был банджистом, - тихо сказала Рита.

- Даже банджисты в нашей семье погибают в бою... Я так боюсь за Санчо.

И тут Ма спохватилась, что не пригласила всех войти в дом, что вот уже несколько минут они стоят на лестничной площадке - и друзья Санчо, и "сеньорита Мария".

- Что же вы стоите! Заходите, пожалуйста. И надо вызвать врача.

- Мы уже были у врача, - напомнила Рита.

- Санчо! У тебя хватило денег на врача? - заволновалась Ма и, обращаясь к Марии Павловне, спросила: - Может быть, вы заплатили свои деньги?

Учительница покачала головой.

- Зачем платить за врача? - удивился Шурик.

- Ах да, у вас в стране бесплатно то, за что во всем мире платят деньги. И немалые, - вздохнула Ма.

Ребята толпились на лестничной площадке. А главный виновник происшествия - воздушный змей - смиренно поглядывал своими зелеными глазами. Его огнедышащая пасть остыла и была уже не такой страшной.

- Нам пора! - сказала Мария Павловна.

- Поправляйся, Санчо! - помахала рукой Рита.

- Я скоро поправлюсь, - отозвался Санчо.

- Жаль, что вы не располагаете временем, - сказала Ма. - Посетите нас в другой раз. Мы будем рады.

- Спасибо! - за всех ответила Рита.

- Ма, это Рита, - шепнул маме Санчо.

- Которая любит манго? - спросила Ма.

- Да!

Ребята стали спускаться по лестнице. Откуда-то снизу донеслось:

- Поправляйся!

На площадке остались трое: Ма, Санчо и желтый змей.

- Выброси его! - сказала Ма.

- Нет! Он еще покатает меня на водных лыжах. Он очень хороший змей.

- Идем, инвалид! - вздохнула Ма и подставила Санчо плечо.

7

Прошло немало времени. Зима закончила свои снежно-ледяные дела и уступила место весне. И Санчо был крайне удивлен, когда почувствовал на щеке прикосновение теплого ветра и увидел, как разворачиваются свернутые в трубочку зеленые листья. Он думал, что здесь всегда белый цвет, а зеленый только за океаном, у него на родине.

Санчо давно освоился с русской школой и писал диктанты вместе со всем классом. И хотя делал ошибки, но не так много, как в первое время. Нога у него зажила. А желтый змей, в ожидании лета, был водружен на шкаф. Он поглядывал оттуда зелеными глазами, а когда открывали форточку, то вздрагивал и шуршал.

В ту пору в доме Родригес снова появился гость с далекой родины.

На этот раз сеньор Крэдо остановился на несколько дней. Его поместили в кабинете Па. Теперь, когда он переступал порог дома, его срывающийся голос звучал на всю квартиру:

- Санчо! Какие новости?

- Наши выиграли в хоккей со счетом четыре - один!

- Наши? - два буравчика впивались в Санчо. - Разве в Союзе играет клуб "Эриган-сити"?

- Нет! Наши - "Спартак"!

- Наши... "Спартак"... - Сеньор Крэдо поводил круглыми плечами. - Уже "Спартак" - наши? Надеюсь, тебя еще не приняли в пионеры?

Однажды Па стоял перед зеркалом и брился. Его лицо было густо намылено, и он чем-то был похож на новогоднего Деда Мороза. Сверкающее лезвие опасной бритвы с легким потрескиванием вместе с пеной соскребало щетину. Отец оттягивал кожу и еще раз начисто проводил бритвой. Глаза его были сосредоточенны, как будто он занимался чрезвычайно важным делом.

И тут в зеркале появился Санчо.

- Па, здравствуй!

- Салют! - отозвался Па и в знак приветствия слегка приподнял бритву. - Как успехи в школе?

- Сегодня в диктанте я сделал всего пятнадцать ошибок!

- И получил кол?

- Нет... Мария Павловна ничего мне не поставила... Она говорит, что это естественно.

- Это естественно, - механически повторил Па и с ожесточением намылил небритую щеку.

- Зато по физре я получил пять!

- Что такое "физра"?

Санчо засмеялся: ему показалось странным, как это человек не знает, что такое "физра".

- Гимнастика, - ответил он.

- А-а, - протянул Па и надул щеку, чтобы легче было брить.

Санчо взял в руки освободившуюся кисточку и намылил себе щеки и подбородок. У него как бы выросла белая борода, и он на мгновение как будто превратился в Деда Мороза - Деда Мороза мальчика.

- Не балуйся, - сказал Па и улыбнулся. - Еще успеешь намучиться с бородой. У тебя тоже будет борода, как проволочная. Жесткая и быстро растущая. Электробритвы бессильны.

- Я буду бриться, как ты, опасной бритвой, - сказал Санчо и принялся смывать мыльную пену.

Потом он вытер лицо и сказал:

- Па, через три дня у Риты день рождения.

- Вот как! - воскликнул Па, внимательно разглядывая свое лицо. - Надо будет приготовить ей подарок.

- Очень прошу тебя, Па, только не покупай, пожалуйста, куклу. Советские девочки не играют в куклы!

- Во что же они играют? - Па повернулся к Санчо.

Санчо задумался, потом сказал:

- Они играют в те же игры, что и мальчишки.

- Вот как! Ты поставил передо мной сложную задачу. Куда проще, когда девочки играют в куклы.

В это время в дверях ванной появился сеньор Крэдо.

- Куда проще, когда девочки играют в куклы, - повторил он слова Па. Однако, дорогой Родригес, мы не должны ударить лицом в грязь. Мы вместе подумаем о подарке.

- Спасибо, - сказал гостю Санчо. - Спасибо, сеньор Крэдо.

Он был уверен, что двое взрослых что-нибудь да придумают. Тем более они не хотят ударить в грязь лицом.

Накануне Ритиного дня рождения сеньор Крэдо принес подарок. Да, гость с родины воистину не ударил лицом в грязь! В большой коробке стоял сверкающий никелем космический корабль. Сеньор Крэдо своими пухлыми короткими пальцами извлек игрушку из коробки и поднял ее над головой.

- Смотрите! Смотрите!

Па и Ма пришли на его зов, чтобы взглянуть на подарок.

- Какой красивый! - воскликнула Ма.

- Красивый?! Вы еще не видите всей красоты! - воскликнул сеньор Крэдо и поставил ракету на стол. - Откуда будем производить запуск? Из Караганды? Ха-ха! - Он звучно засмеялся своей шутке. - Итак: пять, четыре, три, два, один!

Он нажал на кнопку, и в это мгновение внутри ракеты послышался нарастающий рокот, под соплами замелькали отблески пламени, а сама ракета задрожала, готовая оторваться от земли и устремиться ввысь, даже если для этого ей пришлось бы пробить потолок и крышу.

Сеньор Крэдо снова нажал кнопку: огни погасли, ракета затихла.

- Каков корабль?

- Прекрасный, - сказал Па, - я с удовольствием сам бы поиграл такой игрушкой!

- За такую игрушку, - сказала Ма, - я, пожалуй, отдала бы свою самую любимую куклу.

- Только ни слова Санчо, - предупредил сеньор Крэдо, - пусть это будет сюрпризом и для него.

На том все и порешили.

Когда Санчо пришел из школы, Па позвал его и сказал:

- Вот подарок!

Подарок был снова упакован и перевязан бечевкой.

- Что это? - спросил Санчо.

- Завтра узнаешь. Пусть это будет сюрпризом не только для Риты, но и для тебя.

- Спасибо, Па! Ты слышал, что в дельте реки Меконг наши снова надавали марионеткам?

- Какие наши? - с недоумением спросил Па. - С каких пор о н и стали нашими?

- Мы сегодня собирали металлолом в пользу борющегося Вьетнама, сказал Санчо. - Разве нельзя?

- Раз все собирали... - растерянно сказал Па. - Еще несколько недель - и ты будешь законченным пионером.

Санчо как-то странно посмотрел на отца и пошел к себе в комнату.

- Подарок возьмешь завтра. И не распаковывай его, - вслед сыну сказал сеньор Родригес.

На другой день Ма собирала сына на день рождения. Она достала из шкафа белую рубашку с жабо, которое напоминало взбитые сливки, вылитые на грудь.

- Это очень элегантно! - сказала она.

На что сын ответил:

- Не надену!

- Но почему же, Санчо?

- Я не пижон! - был ответ. - Это только пижоны носят жабо. А наши ребята не носят.

- Что же носят в а ш и ребята?

- Красные галстуки.

- Хорошо, - терпеливо сказала Ма. - Я поищу у отца красный галстук.

- Отец - не пионер. Его галстуки не годятся. Дай мне простую рубашку.

Потом Санчо отказался от золотых запонок, которые, оказывается, носят только капиталисты, и от лакированных туфель, которые носят девчонки, и от одеколона, и от пробора. Он окончательно расстроил Ма, которая искренне хотела, чтобы ее сын был самым элегантным.

- Я не опоздаю? - поминутно спрашивал Санчо. - Сколько времени? У нас верные часы?

- Кто будет на празднике? - спросила мама.

- Свои ребята, - ответил Санчо, подхватывая сверток с подарком, чуть не забыл его! - и помчался так, словно опаздывал на поезд.

Дверь ему открыла сама хозяйка дома - Рита.

- Санчо! Заходи, Санчо!

Санчо переступил порог и шаркнул ножкой, при этом он очень элегантно наклонил голову.

- Рита, поздравляю тебя... Вот, пожалуйста, прими.

Он протянул девочке сверток с подарком.

В прихожую выбежали Ира и Алиса. Они были такие нарядные, что Санчо не сразу узнал их, шаркнул ножкой, наклонил голову. Девочкам это очень понравилось. Они зарделись от удовольствия, а Рита заторопила друзей:

- Идемте! Идемте!

В столовой был накрыт стол. Он напоминал праздничную витрину, где все сверкает и влечет, но ни до чего нельзя дотронуться. На каждой тарелке белым парусом возвышалась крахмальная салфетка - целая флотилия маленьких парусов... Долговязый Абрикос и Шурик сидели на стульях. Вид у них был унылый, они чувствовали себя в гостях скованно. Казалось, что они приглашены за какие-то проделки к директору и сидят в приемной в ожидании, когда их позовут.

Санчо поздоровался с ребятами за руку и, присаживаясь рядом, спросил:

- Вы танцуете мамбо?

Ребята переглянулись и не ответили.

- А у нас в колледже все танцуют мамбо. Даже малыши! - сказал Санчо.

Ира, накручивая на палец кончик косы, сказала:

- Научи нас, Санчо!

- Это очень просто. Нужна музыка.

И он стал напевать мелодию мамбо, отбивая ритм ногой.

- Сразу видно, что твой дедушка был музыкантом! - сказал Шурик.

- Покажи, что он тебе подарил, - громко шепнула на ухо хозяйке Алиса.

- Потом, - сказала Рита, - я и сама не знаю.

- И я не знаю, - признался Санчо, который услышал разговор подружек. - Па сказал, пусть это будет сюрпризом и для меня.

- Давайте посмотрим! - предложил Абрикос.

- Давайте! Давайте!

И стайка ребят легко снялась с места и перелетела в Ритину комнату, где на столе стоял еще пахнущий ветром сверток.

Когда сверток был распакован и в руках у виновницы торжества очутился космический корабль, гости ахнули! Все стали трогать подарок, вертеть, заглядывать в круглые иллюминаторы.

- Должен заводиться, - со знанием дела сказал Абрикос.

- Должна быть кнопка, - смекнул Шурик.

И действительно, кнопка нашлась. Рита нажала ее, и космический корабль ожил. Он задрожал, загудел, замигал сигнальными огоньками, а в его соплах появился алый отблеск пламени.

- Вот это штука!

- Заграничная!

- А взлететь он может?

Все эти вопросы обрушились на Санчо, а он сам видел диковинную игрушку в первый раз и не мог ответить ни на один вопрос.

В это время из соседней комнаты донесся голос Ритиной мамы:

- Дорогие гости, прошу к столу!

Стайка снова снялась с места.

В столовой Санчо увидел старика в черном костюме, с палочкой, с которой он, видимо, никогда не расставался. Часть лица у него была когда-то обожжена. И лиловый след ожога придавал лицу старика странное выражение.

- Дедушка! - Рита схватила Санчо за руку и подвела к старику. - Это Санчо. Я тебе рассказывала...

Старик протянул мальчику руку.

- Здравствуйте! - Санчо шаркнул ножкой. - Вы были война? Мой дедушка тоже война... Испания... Но пассаран!

Старик внимательно выслушал Санчо.

- Я воевал в Испании, - сказал он. - В те годы все порядочные люди стремились в Испанию, помочь своим братьям.

- Братьям! - согласился Санчо. - Моего дедушку звали Хуан-Мария Родригес. Вы не встречали его? Он играл... банджо и пел о борьбе и свободе...

Ритин дедушка покачал головой. Потом спросил:

- Он вернулся?

- Да!.. Но потом хунта... фашисты...

- Твой дедушка был настоящим бойцом, - сказал старик и еще раз пожал руку Санчо, словно тот был внуком его друга.

В комнату вошел высокий военный с ровными светлыми волосами рано поседевшего человека.

- Познакомь меня со своим заморским другом, - сказал он Рите. Санчо? Тебя звать Санчо? - Он подошел к Санчо и положил ему руку на плечо. - Неплохая из нас получается пара: Санчо Панса и Дон Кихот. Правда, похожи?

Все вдруг повеселели, засмеялись.

Потом гости сели к столу. И начался пир. Ребята заняли одну часть стола и как бы отделились от взрослых. У них были свои разговоры, свои шутки и смешки. Взрослые жили своей взрослой жизнью.

Санчо все было в диковинку. Он почти ничего не ел и брался за вилку только тогда, когда Рита командовала:

- Ешь!

Время от времени Санчо поглядывал в угол комнаты, где, прислонясь к стене, стоял пропеллер погибшего самолета с черными следами огня на серебристых лопастях. Рядом висел портрет военного летчика, и Санчо все старался найти его среди взрослых. Спросить же у Риты, который ее Па, он не решался.

Рядом с пропеллером, на серванте, стоял подарок Санчо, и от этого соседства он как бы переставал быть игрушкой, а превращался в настоящий космический корабль. Только маленького размера.

- Как поживает желтый змей? - неожиданно спросил Шурик.

- О! Он ждет лета, - отозвался Санчо. - Где взять водные лыжи?

- Раздобудем, - сухо сказал Абрикос.

- Как интересно! - воскликнула Алиса.

Ребята ели и шушукались, как заговорщики. Они не хотели доверять свои тайны взрослым.

Потом в руках у высокого военного появилась гитара. И он запел песню о летчике, который не вернулся на базу:

Горячий след остыл под облаками,

Осталось небо где-то высоко.

И летчик обгоревшими руками

Родную землю обнял широко.

Над ним восходит огненная трасса,

Он на крови лежит, как на заре,

И кажется, он возвращался с Марса

И в атмосфере, как звезда, сгорел...

Санчо слушал эту грустную военную песню, и ему казалось, что поют про его дедушку, хотя он не был летчиком, а просто играл на банджо...

Когда ужин кончился и гости вышли из-за стола, Санчо задержался у пропеллера и дотронулся до него рукой.

- Как хорошо быть... летчиком, - сказал он и вдруг заметил, что Рита внимательно смотрит на него. - А ты кем... хочешь быть, Рита? Манекенщицей?

Девочка покачала головой.

- Тогда... диктор телевизион? - гадал Санчо. - У нас все девочки... в колледже мечтают о телевизион...

- Я хочу летать! - неожиданно сказала Рита.

- Ты хочешь стать... стюардесса? - наконец-то Санчо угадал.

Но Рита недовольно повела плечами.

- Я хочу испытывать самолеты. А ты?

В комнате уже никого не было. Санчо тревожно посмотрел в глаза подруге, потом прижался щекой к холодному винту погибшего самолета и сказал:

- Па говорит, надо мечтать о реальном... Может быть, я стану совладельцем компании.

- Ты хочешь стать капиталистом? - в упор спросила Рита. - У тебя нет своей мечты?

- Я тоже... хотел летать, - после некоторого раздумья сказал Санчо. Но у нас стать летчиком почти невозможно, а испытывать самолеты... У нас нет своих самолетов... Мы покупаем уже испытанные...

Санчо совсем загрустил. Тогда Рита подошла к нему и весело сказала:

- Не вешай нос, Санчо! Может быть, ты станешь летчиком!

Она включила игрушечный космический корабль. И сразу вспыхнуло пламя, раздался рокот, ракета затряслась, и в иллюминаторах зажглись разноцветные сигнальные огни.

8

В этот вечер Санчо долго не мог уснуть. Уже за окном все реже звучали шаги прохожих и до центра стали долетать гудки поездов. А Санчо все лежал с открытыми глазами, и перед ним, как на экране, возникали картины Ритиного дня рождения. Он видел лица ребят. Слышал их голоса. Ощущал запахи угощения. Он чувствовал на щеке таинственный холодок пропеллера, обгоревшего и надломленного, словно только что побывавшего в бою.

Санчо показалось, что он слышит тихие звуки гитары и голос высокого военного, "Дон Кихота", который поет грустную песню о летчике, не вернувшемся на базу. Он слышал песню так ясно, словно она звучала где-то рядом. Санчо открыл глаза и сел. Песня продолжала звучать. Она доносилась из соседней комнаты. Мальчик на цыпочках подошел к двери, ведущей в кабинет Па, и легонько приоткрыл ее. Песня зазвучала громче:

...Чтоб заменить погасшую звезду.

И, с громом набирая высоту,

Умчалась ввысь родная эскадрилья,

Друзья шинелью летчика покрыли.

Санчо стоял перед дверью в одной рубашке, а знакомая песня звучала так близко, будто дверь из его комнаты вела не в отцовский кабинет, а в столовую, где сидели Ритины гости.

Санчо заглянул внутрь. Он увидел круглую спину сеньора Крэдо, крест-накрест перечеркнутую тонкими подтяжками. В черных вьющихся волосах поблескивала розовая лысина. Перед гостем с родины стоял радиоприемник. Может быть, песню передают по радио?

Но в это время песня кончилась, и в приемнике зазвучали знакомые голоса. Санчо узнал голос Ритиного деда, и высокого военного, и самой Риты. И ему стало нестерпимо стыдно, словно он стоит перед чужой дверью и тайком подслушивает чужой разговор. Нет, подслушивает не он, а гость с родины. Он проник в Ритин дом, запустил туда свои буравчики. Как он смеет?! Санчо с силой распахнул дверь отцовского кабинета:

- Сеньор Крэдо!

Гость вздрогнул, пригнулся, словно в ожидании удара, и медленно повернул голову. Он увидел Санчо, и лицо его побелело.

С легкостью, поразительной для толстого человека, он подскочил к Санчо. Захлопнул дверь и два раза повернул в замке ключ.

Санчо продолжал стоять перед закрытой дверью, не зная, что ему делать. Его мысль работала трудно и напряженно. Надо что-то делать! Надо предупредить Риту! Надо заставить замолчать приемник сеньора Крэдо!

И вдруг Санчо вспомнил о маленьком космическом корабле, который он подарил Рите. О корабле, который стоял рядом с пропеллером самолета, погибшего в трудных испытаниях. Этот корабль принес сеньор Крэдо... Круглая спина, розовая лысина, приемник, повторяющий все, что происходило в Ритином доме...

Нет! Это не гордый космический корабль, а корабль-шпион, корабль-предатель!..

Санчо повернулся спиной к закрытой двери. Подошел к постели и быстро стал одеваться.

Он выбежал из дома и помчался по улице, забыв застегнуть куртку. Он бежал мимо знакомых домов и перекрестков, мимо погасших витрин и уснувших светофоров. А откуда-то из-за города ветер доносил крепкий настой земли, похожий на запах теплого хлеба. И на деревьях, погруженных во тьму, набухали почки, готовясь к зеленому салюту. Но Санчо не чувствовал притаившейся весны. Он бежал, а в ушах звучала гитара и голос военного пел песню о летчике, не вернувшемся на базу. Сейчас Санчо шел в бой. И может быть, он тоже не вернется, погибнет в скрытом бою, который ведет сеньор Крэдо: он знает, что Ритин папа испытывает самолеты, и он послал в Ритин дом своего помощника-невидимку. Надо спешить, чтобы в Ритином доме не сказали чего-то важного, что не должен знать гость с родины... Скорей! Скорей!

Санчо вспомнил Дегу. Большую, сильную овчарку, которая теплым языком лизала ему щеку, когда он лежал на снегу с вывихнутой ногой. Ему захотелось крикнуть, как Шурик: "Дега, ко мне!" Ведь Дега умеет не только лизать щеку, но и брать след врага. Так и пусть она прибежит и возьмет след сеньора Крэдо. Пусть!

Санчо бежал не останавливаясь до тех пор, пока перед ним не возникли каменные бородачи, поддерживающие балкон.

Сеньор Крэдо услышал в приемнике звонок.

"Кто это?" - спросил один голос.

"Запоздалый гость", - отозвался другой.

"Да нет. Наверное, поздравительная телеграмма!"

И вдруг тревожный женский голос спросил:

"Санчо! Что случилось? На тебе нет лица! Тебя кто-нибудь обидел?"

Еще сеньор Крэдо услышал учащенное дыхание мальчика, который ничего не говорил, только громко дышал.

Потом раздался страшный треск. И все умолкло.

Напрасно сеньор Крэдо вертел какие-то рукоятки. Приемник молчал. Потом вновь зазвучали обрывки голосов, музыки, позывные, но не те, что нужны были представителю компании по продаже бананов.

Гость с родины вдруг понял, что произошло. Он быстро подошел к двери и открыл ее.

Санчо в комнате не было. Гость опустился на постель мальчика и взялся руками за голову.

Санчо стоял посреди комнаты, а у его ног валялся разбитый космический корабль. Блестящая обшивка была смята. Цветные стекла сигнальных огней разбиты. Из сопла торчал какой-то провод...

- Санчо, что это значит? Объясни!

Рита стояла рядом со своим маленьким другом и тянула его за руку.

- Он... гость... слушает... - пробормотал мальчик.

- Какой гость? Почему ты разбил подарок?

- Этот подарок... шпион!

- Шпион?

Рита испуганно смотрела на Санчо. Военный наклонился, поднял с пола потерпевший аварию космический корабль и достал из кармана нож.

- Вот оно что! - сказал он и стал разбирать злосчастную игрушку.

- Он приехал... он дал мне этот... подарок... Он все слушает!

От фраз оставались одни осколочки, но все, кто был в комнате, понимали Санчо.

- Бой продолжается, - тихо сказал Ритин дедушка.

- Теперь меня... нет. Моего Па прогонят из компании.

Санчо повернулся и встретился глазами с Ритой. Его подруга стояла рядом и внимательно смотрела на него. Санчо думал прочесть в ее глазах упрек, но прочел в них совсем иное. Серо-голубые глаза Риты горели какой-то странной тревогой. Точно так же они горели там, на заснеженной железнодорожной насыпи, когда Санчо, чтобы доказать, что он не трус, выхватил банку с манго из-под колес мчащегося локомотива.

- Ты настоящий друг! - тихо сказала Рита.

- Правда?

- Правда.

Санчо с благодарностью посмотрел на свою подругу. Она поверила ему в эту трудную минуту, как поверила, что он не трус, когда он из-под колес локомотива выхватил банку с соком манго. Как важно, чтобы друзья верили в тебя! Тогда не так страшно!

В это время военный закончил разборку игрушки.

- Вот микропередатчик! - сказал он и протянул ладонь, на которой лежала маленькая, аккуратно запаянная капсула. - Он соображает, этот сеньор Крэдо! Только что он хотел узнать в этом доме?

- Ритин Па испытывает самолеты, - сказал Санчо, глядя на портрет военного летчика, который висел на стене рядом с обгоревшим пропеллером.

- Это не папа! - воскликнула Рита. - Это дедушка!.. Дедушка, Санчо принял тебя за папу... Мой папа моряк, он сейчас далеко отсюда.

- А я думал, это он, - сказал Санчо и вдруг засмеялся: - И сеньор Крэдо думал... это он.

- Опоздал твой сеньор... лет этак на двадцать, - сказал Ритин дедушка и тоже засмеялся. Потом он перестал смеяться и сказал: - Твой дед погиб от пули фашиста. Ты очень похож на своего деда.

- Правда? - Лицо мальчика просветлело. - Похож?

А в это время в доме Санчо все были в смятении. Па и Ма стояли в дверях комнаты Санчо. Они видели пустую постель и гостя, который сидел на постели, подперев голову руками.

- Где Санчо, сеньор Крэдо?

- Санчо? - Гость поднял голову. - Я могу вам совершенно точно сказать, где ваш сын. Он пошел предавать своего гостя и... хозяина.

- Как - предавать? Разве вас можно предать? - спросил Па.

- Можно! Можно! И это делает ваш сын, Родригес! Садитесь, будем ждать!

- Возвращения Санчо? - спросил Па, послушно опускаясь на кровать.

- Нет. Сейчас позвонят в дверь. Войдут три строгих господина и предъявят мне ордер на арест.

- За что... арест?

- За сбор разведывательных данных...

- Вы?.. - Отец поднялся с постели. - Вы... сбор разведывательных данных?

- Какая гадость! - вздохнула мама.

Сеньор Крэдо как ужаленный подскочил с постели и уставился на маму своими холодными сверлящими глазами.

- А вы? Вы есть хотите? Иметь квартиру? Покупать меха?

- Не надо мехов, - прошептала Ма, - ничего нам не надо!

- А интересы родины, - вдруг патетически воскликнул гость, - разве не важно знать результаты испытаний новых сверхзвуковых машин?

- Зачем нашей родине секреты сверхзвуковых аэропланов, - тихо сказал Па, - если у нас не строят даже обыкновенных почтовых самолетов?

- Родригес! Не забывайтесь! Вы еще мой служащий. Меньше рассуждайте! Меньше рассуждайте! И стыдитесь за своего сына!

- Я горжусь им, - тихо сказала Ма и умолкла под тяжелым взглядом гостя с родины.

Ах этот злосчастный подарок! Космический корабль, потерпевший такое неожиданное и позорное крушение. Разбитый, смятый, утративший былой блеск, он должен был бы закончить свой путь на свалке, в груде металлолома, собранного пионерами для строительства колонны тракторов. Но перед этим он совершил свой последний перелет и очутился на столе одного из ответственных сотрудников министерства. Он лежал на стекле безжизненный и поблекший, а рядом с ним поблескивал навсегда умолкший микропередатчик маленькая металлическая капсула.

Этот игрушечный корабль-шпион сейчас стал свидетелем обвинения.

- Вам знакома эта игрушка, господин Крэдо?

- Знакома, - коротко ответил совладелец банановой компании.

- Вы понимаете, что статут коммерсанта несовместим с той деятельностью, которой вы занимались в Советском Союзе?

Господин Крэдо посмотрел на "игрушку" и коротко сказал:

- Понимаю!

- Ставим вас в известность, что вы выдворяетесь за пределы нашей страны... Ваше представительство закрывается. Пожалуйста, распишитесь под этим документом.

Сеньор Крэдо достал из кармана ручку и склонился над столом, чтобы подписать документ. Его взгляд упал на капсулу, и ему показалось, что маленький передатчик включен, что он ведет передачу на весь мир и весь мир узнает о его позоре.

- Я могу быть свободен?

- Да. Поторопитесь с отъездом. В России любят бананы, но только без этого принудительного ассортимента.

Сотрудник министерства кивнул на капсулу.

Сеньор Крэдо поклонился и пошел к выходу.

В этот день Санчо пришел в школу печальный. Он сидел на парте, опустив голову, невнимательно слушал урок и ни с кем не разговаривал. Только на перемене, очутившись в кругу своих друзей, он сказал:

- Я уезжаю... Сеньора Крэда - вон! И нас тоже...

- Санчо, не уезжай! - воскликнул Шурик.

- Ты надолго? - спросила Рита.

- Не знаю, - вздохнул Санчо. - Будь проклят этот сеньор Крэдо! Ма говорит, он друг Лысого генерала, главы хунты.

- Лысый генерал... - усмехнулся Шурик.

- Говорят, его люди убили дедушку, - пояснил Санчо.

Ребята топтались на месте. Не знали, как утешить своего друга.

И вдруг Санчо сказал:

- У меня есть просьба... Я очень прошу. Примите меня в пионеры.

Ребята переглянулись.

- Может быть, иностранцев нельзя принимать в пионеры? - спросил Абрикос.

- Но Санчо наш друг! - твердо сказал Шурик. - Он настоящий друг.

Тогда Рита предложила:

- Ребята, давайте примем Санчо в пионеры тайно.

- И у себя на родине я тайно буду носить красный галстук под рубашкой. Клянусь вам, я буду хорошим пионером. Я буду бороться с Лысым генералом, с фашистами...

В этот день на груди Санчо появился красный галстук.

Когда люди уезжают навсегда, их дом становится похожим на вокзал: появляются тюки, чемоданы, свертки. Обычный заведенный порядок сметается торопливостью и суетой. Становится тесно и неудобно. Все мешают друг другу, сердятся друг на друга. Все кричат:

- Скорей, скорей, а то опоздаем!

- Куда девались мои туфли? Они только что стояли здесь!

Нет туфель! В момент отъезда вещи поминутно исчезают, словно обретают способность передвигаться и прятаться.

- Мои учебники только что лежали здесь... Ма, где мои русские учебники?

- Боюсь, что они тебе больше не понадобятся!

- Понадобятся! Я вернусь в Россию! У меня здесь друзья!

В дверях появляется мрачный Па и говорит:

- Забудь о России и о своих друзьях, сынок! Готовься к серьезному изучению бухгалтерии! Ты будешь приказчиком в компании... не больше!

- Я хочу испытывать самолеты! - ответил Санчо. - Я хочу летать!

- Летать? Тебе теперь нужно думать о куске хлеба, а не о полетах. По-моему, мы лишились куска хлеба!

- Разве хлеб зарабатывают только обманом? - спросил Санчо.

- Каждый зарабатывает как умеет, - сказал Па. - По крайней мере, мы будем зарабатывать его честно.

Ма молча укладывала в большой чемодан свои платья. На ней был черный платок, как во время траура.

- Собирайся, Санчо, - тихо сказала она. - Через час придет машина...

Уже все вещи были собраны и уложены, и только на шкафу сиротливо лежал желтый змей. Он как бы чувствовал, что хозяин уезжает и не собирается брать его с собой. Зеленые глаза змея смотрели печально.

Санчо увидел змея. Он подставил к шкафу стул и снял его оттуда. Змей был очень большой и в то же время очень легкий, словно, лежа в бездействии, высох.

Санчо взял змея и пошел к двери.

- Ты куда? - спросила Ма.

- Я сейчас вернусь, - ответил Санчо.

Он шел по городу с желтым змеем, и все прохожие обращали на него внимание. Каждый норовил бросить колкое словечко, а встречные ребята обязательно хотели потрогать его. Упругий ветерок касался бумажных крыльев, и они вздрагивали, словно хотели взлететь, да не хватало сил.

В последний раз Санчо остановился у дома с каменными бородачами, в последний раз вдохнул в себя вкусный запах русского теплого хлеба.

Он позвонил. Дверь ему открыла Рита.

- Санчо? Ты один?

- Я со змеем, - ответил мальчик и кивнул на своего желтого спутника.

- Заходите... оба.

Санчо вошел и внес змея.

- Он тебя бил, - спросила Рита, - сеньор шпион?

Санчо молчал.

- Он тебя больно бил?

- Нет... Его нет... - наконец ответил мальчик. - Но Крэдо сказал, что я изменник. Рита, разве я изменник?

- Ты не изменник, Санчо. Ты... ты... - Она задумалась, подыскивая подходящее слово. Наконец нашла его: - Ты благородный человек... как Дон Кихот!

- Дон Кихот был верным другом. Правда, Рита?

- Да, Санчо. Ты уезжаешь?

- Через час придет машина.

- Я так и знала.

- Я вырасту и вернусь.

- Обязательно возвращайся. Ты был верным другом.

- Я всегда буду твоим верным другом... У вас в стране можно выучиться на летчика?

- У нас со всего мира учатся на летчиков.

- Правда?

- Правда, Санчо.

- Но я, наверное, никогда не буду богатым... Отец говорит, чтобы я готовился изучать бухгалтерию... Я буду приказчиком в банановой компании... Я не хочу быть приказчиком! Не хочу компании!

- Долой банановую компанию! - повторила Рита и сказала: - Бери змея, идем!

Она привела Санчо в комнату, где в углу, прислонясь к стене, стоял обожженный, надломленный винт погибшего самолета.

- Твой змей будет храниться здесь... рядом с пропеллером. Ведь он тоже летал! Твой змей честный! Он не предаст!

- Он не предаст, как та ракета! Я его сам делал!

- Давай позовем Шурика с собакой Дегой... Пусть он найдет сеньора шпиона. Он давно мечтает...

- Пусть, Рита! А теперь мне пора.

- Я провожу тебя.

Па ходил по комнате, натыкаясь на свертки и чемоданы. Он сердился.

- Где наш сын, Анна?

- Наш сын... - вздохнула Ма, - он сейчас придет... Потерпи!

- Я могу потерпеть, но компания "Пан-Америкэн" не пожелает терпеть и задерживать рейс.

Сеньор Родригес подошел к окну и увидел своего сына. Санчо шел по улице окруженный друзьями и казался похожим на них, хотя у него было смуглое лицо и черные волосы. В походке Санчо появилась какая-то мужская твердость, которой родители раньше не замечали.

- Как он повзрослел! - сказала Ма.

Рядом с Санчо бежала собака - большая овчарка с черным чепраком на спине.

Когда летишь на большой высоте, не чувствуешь движения, хотя самолет мчится с ракетной скоростью. И конечно, не чувствуешь холода, хотя температура за бортом ниже, чем на Северном полюсе.

Стюардесса, строгая и подтянутая, катит по проходу тележку с напитками и уже в который раз предлагает:

- Джин, виски, кока-кола, джюс...

Санчо не слышит голоса стюардессы. Он не хочет пить. Он вообще ничего не хочет. Он смотрит в круглое окошко - как хорошо, что нет сплошных облаков! - в сиреневой дымке видит землю, которую ему так не хочется покидать. Он пытается отыскать озеро, по которому зимой мчался на лыжах. Но внизу столько озер, разве отличишь одно от другого?

И вдруг стюардесса объявляет:

- Мы покидаем воздушные пределы Советского Союза.

Санчо вздрагивает, как будто случайно касается оголенных проводов. Он сильней прижимается к круглому стеклу и сплющивает нос. И ему кажется, что за бортом, рядом с самолетом, летит желтый змей. Он смотрит зелеными глазами и передает последнее "прости". И от змея к земле тянется живая жилка, и ее внизу, на земле, крепко держат его друзья. Эта жилка проходит через сердце Санчо и никогда не порвется.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ВИВА САНЧО!

В сероватом небе стояло обжигающее расплавленное солнце, а на море бушевал шторм. Тяжелые волны вырастали на глазах и вдруг надламывались и с грохотом падали на плотный песок пляжа. Змейки воды доползали почти до самых пальм, которые качались, как мачты корабля, и махали зелеными крыловидными ветвями.

Одна волна падала, на смену ей поднималась другая, и снова земля вздрагивала от тяжелого удара воды.

Санчо шагал по пустынному пляжу, и ветер бросал ему в лицо соленые брызги. На голове у Санчо было широкополое сомбреро, которое ветер давно бы сорвал и укатил колесом, если бы не тесемки, завязанные под подбородком. На нем была рубаха, застегнутая под самое горло, хотя пекло солнце, короткие шорты из потертой кожи, сандалии, оставляющие на плотном песке вафельные следы. Санчо слизывал с губ соленые брызги и смотрел под ноги, где на песке лежали выброшенные морем ракушки.

Вдруг его внимание привлекли два человека, которые как бы танцевали на высоких движущихся волнах. Их бронзовые тела оттеняли белые набедренные повязки. А под ногами у этих морских акробатов сверкали зыбкие дощечки-плотики. На этих плотиках они то съезжали с волны, как со снежной горки, то, наперекор всему, взлетали ввысь и, балансируя руками, качались на гребне. Эти два человека были сродни дельфинам, и волны не могли их сбросить, накрыть, подмять под себя.

Санчо долго наблюдал за двумя смельчаками. И каждый раз ему казалось, что сейчас один из них сорвется и его раздавит огромная падающая волна. Но происходило что-то необъяснимое - укротитель волн выворачивался, ловко увертывался от удара и внезапно оказывался на спине у следующей волны.

- Э го-го! - радостно и громко крикнул мальчик, но его приветствие заглушил грохот волн.

Санчо зашагал в сторону мыса, где волны были послабее. Но неожиданно до него донеслись звуки гитары и мелодия песни, которую пели несколько голосов. Мальчик прислушался.

Шаги перемешаны с пылью,

И солнце пылает, как медь.

У пальмы зеленые крылья,

Но пальма не может взлететь.

Он узнал песню. Песню его дедушки. Запрещенную песню, которую нельзя было петь открыто на улице или в баре. Санчо повернулся и увидел нескольких парней, которые сидели на песке и пели. Только один из них стоял, склонясь над гитарой.

Сперва поющие не замечали мальчика. Но вдруг кто-то крикнул:

- Стойте! Мы не одни!

Гитарист сразу прикрыл ладонью струны. Парни замолчали. Все повернулись в сторону Санчо.

Некоторое время они сидели неподвижно и смотрели на Санчо, а Санчо смотрел на них.

Вдруг за его спиной появился один из укротителей волн. У него были мокрые вьющиеся волосы, а под мышкой он держал свой плотик.

- Ты что здесь делаешь?

Санчо пожал плечами.

- Следишь за нами?

Парень бросил на песок плотик и схватил Санчо за грудки:

- Говори, кто тебя послал? Кто тебе велел следить за нами?

- Я гулял здесь...

С горячего песка поднялись остальные ребята и подошли к Санчо.

- Вы слышали: он гулял здесь! - с усмешкой сказал парень, еще крепче сжав в кулаке рубашку мальчика.

- Ври складнее! - посоветовал парень с гитарой.

А тот, что держал Санчо, вдруг с силой толкнул его, и Санчо упал на песок.

- Я не вру! - сказал Санчо, вытирая с лица песок.

- Да что с ним разговаривать! Врежь ему как следует. Будет знать, как шпионить.

- Я не шпион! - выкрикнул Санчо и встал. - Мой дед Хуан-Мария!

- Его дед Хуан-Мария! Ну, что из того, что твой дед Хуан-Мария?

- Вы поете его песню... Его убил Лысый генерал.

Ребята переглянулись.

- Чем ты докажешь? - спросил парень с вьющимися волосами.

Санчо молчал. И тут гитарист сказал:

- Я знал Хуан-Мария. Его действительно убили люди Лысого генерала, но ты-то здесь при чем, щенок?

- Он хочет запутать нас! - закричали остальные. - Его прислали шпионить, вот он и выкручивается. Всыпать ему как следует!

- Я ненавижу Лысого генерала! - крикнул Санчо.

- Чем ты докажешь? - повторил парень с вьющимися волосами и снова схватил Санчо за рубаху.

Мальчик промолчал. Потом сказал:

- Отпусти рубаху! Я... докажу.

- Отпусти его, Боливар! Посмотрим, как он докажет!

Рука на груди мальчика разжалась. Санчо стал медленно расстегивать рубашку. И вдруг все увидели - на груди у мальчика, прямо на теле, пламенел пионерский галстук.

- Я - пионер, - сказал Санчо. - Меня приняли в пионеры в Советском Союзе. Я дал клятву никогда не снимать этот галстук.

Все окружавшие Санчо притихли. Круг сжался теснее. Всем хотелось посмотреть, потрогать руками алый пионерский галстук, который раздувал ветер с моря. И все одобрительно кивали головами.

- Как тебя звать? - миролюбиво спросил парень, который первым подошел к Санчо.

- Санчо. Санчо Родригес.

- Меня зовут Боливар. - Парень протянул Санчо руку. - Меня всегда можно найти в баре "Глория". Будем друзьями. Смерть Лысому генералу!

Парень поднес к плечу сжатый кулак, и все его друзья, как по команде, тоже поднесли к плечу сжатый кулак.

В классе стоял полумрак: жалюзи были опущены, преграждая путь обжигающим лучам солнца. Под потолком бесшумно вращались два пропеллера, разгоняя теплый тягучий воздух, словно над головами учеников летел бесшумный самолет. По ни жалюзи, ни вентиляторы не могли побороть изнурительного зноя, который пробивался сквозь все преграды и заполнял класс.

Сморившиеся, полусонные дети изо всех сил старались делать вид, что внимательно слушают сеньора учителя, который, как прикованный цепью, взад-вперед ходил у доски, не глядя на класс. Казалось, стоит ему присесть, и он тут же заснет, уронив голову на грудь.

Шел урок географии. На доске висела карта с двумя кругами полушарий, похожих на огромные очки с голубыми стеклами. Кто смотрел сквозь эти очки на мальчиков, заполнивших класс?

- Алдан Бланко! - вдруг сказал учитель, поворачиваясь к классу, но не переставая ходить. - Алдан Бланко, выйди к доске и расскажи нам о России.

- Эй, Кокос, - зашептали ребята, - хватит спать, тебя к доске.

Алдан Бланко поднялся и выкатил на учителя глаза. Густые, давно не стриженные волосы и впрямь делали его похожим на кокосовый орех.

- Ты что, спишь? - спросил его учитель.

- Что вы, сеньор учитель, как можно спать на уроке?

- Тогда подойди к доске, найди на карте Россию и расскажи нам об этой стране. А мы послушаем тебя.

Кокос медленно зашагал к доске. Он остановился перед полушариями, силясь разыскать на карте страну Россию.

- Тебе что, плохо видно? - спросил учитель.

Класс захихикал.

- Вот... Россия, - сказал Кокос и ткнул указкой в Уральский хребет.

Учитель остановился и посмотрел на карту.

- Разве тебе не известно, что Россия огромная страна? - сказал он. А у тебя она уместилась в точке. Покажи границы России.

- Границы? - повторил Кокос. - А здесь нет... границ.

- Но ты должен знать хотя бы приблизительно.

- Приблизительно? Вот так... - Кокос сделал указкой круг по карте.

- Даже приблизительно не знаешь. Ну хорошо, может быть, ты расскажешь нам о России? Учебник читал?

- Читал. Клянусь мадонной!

- Оставь в покое мадонну. Рассказывай, рассказывай.

Кокос тяжело вздохнул. Стер ладонью со лба пот и начал:

- Россия большая, полудикая страна, без законного правителя.

- Та-ак, продолжай!

- В России люди живут в трущобах, а по улицам городов ходят медведи.

В это время в классе раздался смех. Все оглянулись - смеялся Санчо. Он сидел за партой и заливался смехом.

- Санчо Родригес! - строго прикрикнул учитель.

Санчо встал.

- Почему ты смеешься, Санчо?

- Потому что Кокос говорит чушь.

- Я в учебнике читал, - пробурчал Кокос - Я учил.

- По-твоему, Санчо, в учебнике написана чушь? С каких пор в учебниках стали писать чушь? - строго спросил учитель.

- Я не знаю, с каких пор, - ответил Санчо, - но в России по улицам ездят автомобили, а медведей я не встречал. Тигров я видел... в зоологическом саду...

- Вздор! - прервал мальчика учитель. - Меня не интересует, где ты был и что ты видел. Продолжай, пожалуйста, Алдан Бланко.

- В России много природных богатств, но народ, не умеющий ими пользоваться, живет в нищете. Не каждый русский знает, что такое холодильник или телевизор.

Санчо снова вскочил с места:

- Да врет он, сеньор учитель. Между прочим, в русских школах все дети учатся бесплатно.

- В каком учебнике ты это вычитал? - строго спросил учитель.

- Я не вычитал, сеньор учитель, я каждый день ходил в школу, а денег не платил.

Учитель вдруг оторвался от доски и зашагал к Санчо.

- И любой парень, если захочет может стать летчиком или космонавтом.

- Лжешь! - крикнул учитель.

- Клянусь мадонной! - горячо сказал Санчо.

- Это агитация! Ты понимаешь, что такое агитация?

- Нет, - признался Санчо.

- Так знай: агитация - это когда говорят то, что не желает слышать его светлость президент! - задыхаясь от возбуждения, прокричал учитель и протянул руку к портрету, который висел над доской. - Изволь замолчать! Сядь! И ты, Алдан Бланко, сядь. Я ставлю тебе четверку.

- Благодарю вас, сеньор учитель, - радостно сказал Кокос и чуть ли не бегом направился к своей парте.

Некоторое время учитель расхаживал перед классом, не зная, что ему еще предпринять. Потом его вдруг осенила мысль, и он сказал:

- Санчо Родригес, возьми учебник и подойди ко мне.

Санчо исполнил распоряжение учителя.

- Теперь читай вслух отсюда. - Учитель показал пальцем, откуда следует читать.

Санчо взял учебник в руки и стал читать:

- "Россия - одна из самых больших держав мира. Она простирается от Балтийского моря до Тихого океана, от Памира до Новой Земли... Россия отсталая страна с тотальным режимом, который тормозит..."

В этом месте Санчо чихнул. Сделал он это так гулко и при этом состроил такую рожу, что класс засмеялся.

Класс смеялся. Санчо чихал.

- Будешь ты читать или нет? - не выдержал учитель.

- Сеньор учитель, - взмолился Санчо, - ап-чхи! Сеньор учитель, ап-чхи! Я не могу, ап-чхи!

- Все! Хватит! На место! - вышел из себя учитель.

А Санчо под дружный хохот класса чихал и чихал, закрывая лицо учебником географии.

На зеленой лужайке, перед старинным зданием колледжа, построились мальчики в полосатых майках и белых коротких трусах - Санчо и его друзья. Справа, держа под мышкой вытянутый, как дыня, мяч, стоял Санчо. Он переступал с ноги на ногу, еле сдерживая нетерпение, чтобы не броситься в бой. Рядом с ним стоял высокий светловолосый Винсенто. Он слегка сутулился и делал над собой усилие, чтобы держаться прямо. Откровенно говоря, вид у него был слишком добродушный для настоящего бойца. Зато Пабло Реверо, широкоплечий, плотный, с едва заметным пушком на щеках, занял позицию боксера, и его серые поблескивающие глаза напряженно смотрели в сторону ворот противника. Следующим в строю стоял Алдан Бланко, он же Кокос. Руки он держал за спиной, а ободранные коленки свидетельствовали о том, что Кокосу нередко приходилось падать и не всегда под ногами оказывалась мягкая трава. Замыкал строй самый маленький смуглолицый мальчик с умными, внимательными глазами и коротко подстриженными волосами - Андерс Рок. Он щурился от солнца и подпрыгивал на месте - уже приступил к разминке.

Напротив стояла команда в клетчатых майках, на которых вполне можно было сыграть в шахматы.

Судья - сеньор учитель физкультуры, - седой, с впалыми щеками, неторопливо поднес к губам свисток. Мяч взлетел. И мальчики стремительно бросились вперед, словно каждого привела в движение пущенная ракета.

Маленький, верткий Андерс Рок подхватил мяч-дыню, но не успел сделать несколько прыжков, как его догнала вся ватага. И мгновенно на зеленой траве образовалась куча мала. Эта многоногая, многорукая, многоголовая куча дышала, опускалась и поднималась, двигалась, шумела.

И вдруг из-под чьих-то ног показался Андерс. Он выбрался из кучи и, прижав к животу мяч, бросился бежать к воротам противника.

- Эй! Эй! Эй! - забеспокоился вратарь.

Куча мгновенно распалась. Все устремились за обладателем мяча.

- Беги, Андерс! Беги! - кричал Санчо, поспевая за товарищем.

- Не промахнись, Андерс! - кричал Кокос.

- Держи его! Догоняй и держи! - кричали клетчатые майки.

И вот уже несколько человек приблизились к Андерсу. Потянулись руки, чтобы схватить его и отнять мяч. Но мальчик ловко вывернулся, потом сделал отчаянный прыжок и запустил мяч в ворота, похожие на огромную букву "Н".

Ребята зашумели и принялись обнимать маленького победителя. А тот, отмахиваясь от поздравлений, бежал к центру поля, прыгая то на одной, то на другой ноге.

И снова началась игра. Стоило кому-то завладеть мячом, как на него сразу наваливалась вся команда противника. Кто-то падал, кто-то вырывал мяч, у кого-то у самого вырывали мяч. Кто-то, поднявшись с земли, начинал хромать и тут же, забывая о хромоте, устремлялся за всеми.

Регби - игра смелых. В регби испытываются воля и ловкость. В регби рождаются бойцы.

В какой-то момент мяч очутился в цепких руках Санчо. Рыжеволосый игрок в клетчатой майке прыгнул на него сзади и как бы оседлал. Но Санчо ловко сбросил седока на землю и устремился вперед. Ему наперерез бросились два игрока в клетчатых майках. Санчо сделал обманное движение, будто хотел отдать мяч. Но мяч остался у него в руках. Санчо удалось обвести защиту противника. До ворот уже оставалось метров пятнадцать, когда со стороны колледжа послышался хрипловатый голос служителя:

- Санчо Родригес, к директору!

Санчо по инерции продолжал бежать.

- Санчо Родригес!

Мальчик оглянулся, и в то же мгновение у него выбили мяч.

Рядом закипел бой, но Санчо уже не принимал в нем участия. Он нехотя шел через поле к служителю, который ожидал его в дверях школы в форменном мундире, застегнутом на все пуговицы.

- Я помоюсь под душем, - сказал мальчик, проходя мимо служителя.

- Нет. Сеньор директор просил явиться прямо с поля.

Санчо вздохнул и побежал по лестнице на второй этаж.

Директор колледжа был маленького роста. Сидел же он в огромном старинном кресле с массивной резной спинкой, которая была выше его головы. А над головой директора висел портрет президента. На этом портрете президент, прозванный в народе Лысым генералом, был одет в белый, расшитый позументами мундир с орденами, со шпагой и с широкой лентой через плечо. На голове у него красовалась военная фуражка, которая скрывала лысину. На портрете Лысый генерал казался высоким, на самом деле он был низкорослым, таким же, как сеньор директор. Директор сидел за столом черного дерева с резными ножками. Стол был большой и громоздкий. Видимо, маленькие люди любят большие вещи.

Директор был в темных очках, которые скрывали не только глаза, но и часть щек, и что-то писал, когда раздался стук. Дверь отворилась, и в кабинет вошел Санчо. Мальчик тяжело дышал, майка на нем была мокрой от пота, а трусы - в черных пятнах, следах падения.

- Как успехи, Санчо Родригес? - весело спросил директор.

- Один - ноль в нашу пользу, - ответил мальчик, переминаясь с ноги на ногу.

- Один - ноль, один - ноль, - повторил директор, - очень хорошо, мой друг! Ты можешь сесть.

Санчо сел на краешек стула.

- Скажи, пожалуйста, Санчо, - вкрадчивым голосом заговорил директор, - в России дети играют в регби?

Санчо покачал головой:

- В России играют в снежки и гоняют в футбол.

- И ты тоже гонял... в снежки?

- Гонял, - ответил Санчо.

- И бесплатно учился в школе?

- Да, сеньор директор.

- Разве твой отец так беден, что ты не платил за учение?

- Так все ребята бесплатно...

- Все, наверное, очень бедные. Но представителю нашей республики не к лицу...

- Я и обедал в школе. У них вкусные обеды, только горчица злая.

- Что это за злая сеньора? - спросил директор.

Санчо захихикал и опустил голову:

- Она сидит в банке! Желтая от злобы.

- Глупости!

Директор встал с места, с трудом отодвинул тяжелый стул и подошел к Санчо.

- Мой друг, я должен дать тебе полезный совет. Забудь все, что было в России. Там тебя обманывали...

- Меня никто... - начал было Санчо.

Но директор перебил его:

- Тебя обманывали. В учебниках пишут правду и только правду. Недаром учебники пропущены цензурой сеньора президента. В следующий раз постарайся отвечать по учебнику! Ты, кажется, заразился в России насморком. Бедный мальчик. Тебе придется поберечься и два месяца не играть в регби.

- Но, сеньор директор, насморк мне не мешает играть...

- Мне виднее, что чему мешает. Поэтому я и назначен директором колледжа. И мне вверены судьбы молодого поколения республики. До свидания, мой друг. Иди, иди...

Санчо медленно поплелся к двери.

- Кстати, как поживает твой отец, сеньор Родригес? - спросил его директор вдогонку.

- Он устраивается на работу, - ответил Санчо.

- Что-то долго он ищет работу, - сказал директор, усаживаясь в свое кресло, - а ведь у нас в республике нет безработных.

Санчо скрылся за дверью.

- Ищите себе другого капитана, - сказал Санчо, вместе с друзьями выходя на улицу.

- Это почему еще? - спросил Андерс Рок, который раньше всех хотел все знать.

- Директор запретил мне играть в регби.

- За что? - спросил Винсенто. - Что ты ему сделал?

- За географию, - отозвался Санчо, поддавая ногой пустой коробок, лежащий на тротуаре.

Ребята переглянулись. Они шли по тихой улице, засаженной деревьями, и размахивали своими кейсами.

Так все пятеро дошли до продавца мороженого.

- Пять! - сказал Кокос продавцу и поднял руку с растопыренными пальцами.

- Расщедрился Кокос! - усмехнулся Пабло и весело подмигнул товарищам.

Продавец в белой каскетке и длинном фартуке ловко наложил в бумажные пакеты ядовито-желтое мороженое.

Над городом светило сильное солнце. Оно штурмовало город с неба, и город защищался. На окнах, как забрало, были опущены жалюзи, а над сверкающими витринами поднялись полотняные тенты, на которых большими буквами были написаны названия фирм: "Фейерстоун", "Вестингауз", "Форд", "Шервин Уильямс". Пешеходы держали над головами пестрые зонтики.

Но пешеходов было мало - в этот час люди отсиживались дома. И ребята шли в один ряд, во всю ширину тротуара, и дружно расправлялись с мороженым.

- А верно, что в учебнике все брехня? - спросил Андерс, заглядывая в лицо Санчо.

- Брехня... Клянусь мадонной! Нет в России никаких трущоб и медведей. И люди живут как люди. Даже еще лучше... Мои друзья были пионерами.

- А кто такие пионеры? - спросил Кокос.

- Это такие ребята, которые помогают взрослым бороться. Они во время войны ходили в разведку и били фашистов.

- Били фашистов? - оживился Пабло. - Вот здорово!

- Я тоже пионер, - неожиданно сказал Санчо.

Друзья от удивления остановились.

- Ты? - спросил Винсенто.

- Я дал пионерскую клятву, и мне надели красный галстук.

- Врешь! - выпалил Пабло.

- Нет у тебя никакого красного галстука, - сказал Кокос. - Не вижу.

Санчо остановился. Отбросил кулек из-под мороженого и стал было расстегивать рубашку, но вдруг в конце улицы послышался тревожный вой сирены.

Этот вой заставил ребят оглянуться. Санчо торопливо застегнул рубашку. По мостовой, прижимая машины к тротуару, мчались мотоциклы с огненно-красными фарами.

- Президент, - сказал Кокос - Президент едет!

А мимо ребят, с ревом и треском, уже мчались мотоциклы. На них сидели люди в кожаных костюмах и белых шлемах с гербом республики.

Они были вооружены, словно спешили в бой.

За мотоциклами следовали машины. Их было десять одинаковых машин. И в них сидели люди в одинаковой военной форме.

- Один из них - президент, - сказал Пабло.

- Интересно, который? - провожая глазами машины, спросил Санчо.

- Говорят, он маленький и ему подкладывают подушку, - доверительно сказал Андерс.

И все засмеялись.

- Почему он так прячется? - спросил Винсенто, широко раскрытыми глазами глядя вслед кортежу генерала.

- Он боится народа, - твердо сказал Санчо. И в это мгновение он был очень похож на своего деда Хуан-Мария.

Последняя машина скрылась за поворотом.

Санчо оглянулся. Сквозь зеркальное стекло витрины магазина на него смотрел Лысый генерал. Санчо показал ему язык и скомандовал друзьям:

- Пошли!

Мимо пробежала стайка маленьких мальчишек, которые выли во весь голос, подражая реву машин президента.

Они лежали на песке, и солнце пекло их и без того загорелые спины.

- А как звали твоего самого лучшего друга в России? - спросил Санчо худощавый Винсенто.

Санчо ответил не сразу. Он думал. Потом он сел на песок и посмотрел далеко в море, словно хотел разглядеть вдали ответ на вопрос Винсенто.

- Рита, - сказал Санчо.

- Рита! - повторил Винсенто.

- Он был смелым? - спросил Пабло.

Санчо утвердительно кивнул головой.

- И ты крепко с ним дружил?

- Мы вместе катались на лыжах. И мы еще сами построили воздушного змея. Я на нем летал.

- Врешь! Кто тебе поверит! - сказал Кокос, он вообще был недоверчивым. - Поклянись мадонной!

- Честное пионерское! - ответил Санчо. - Сперва я скользил на лыжах, а потом змей поднял меня над землей - и я полетел. Честное пионерское!

- Здорово! - воскликнул Винсенто. - Я нарисую тебя летящим на крыльях, как Икар.

- Санчо, - вдруг сказал Андерс, - может быть, ты построишь еще такого змея и мы все полетаем?

- В России мне помогали друзья.

- А мы что, не друзья? - обиделся Пабло. - Мы поможем.

И все ребята закричали:

- Мы поможем! Что нам стоит! Естественное дело!

Санчо внимательно посмотрел на своих товарищей и как бы невзначай произнес:

- Ребята, которые помогали мне в России, были пионерами.

Товарищи притихли. До них не сразу дошел смысл слов Санчо.

- Значит, мы не годимся? - разочарованно спросил Винсенто.

- Не подходим мы, - сказал Кокос, - ну и не надо.

И тут Санчо поднялся с песка.

- Вы подходите! Вы очень подходите. В регби не боитесь нападающих, смело бросаетесь на мяч. Ненавидите Лысого генерала. Но я хочу, чтобы вы помогали старшим в борьбе за свободу республики. И чтобы вы стали пионерами. А змея мы построим!

Ребята повскакали с земли и закричали:

- Мы будем пионерами. Мы готовы. Скажи, как это сделать.

Санчо ответил не сразу. Он прошелся по берегу. Потом подобрал камешек и закинул его далеко в море.

- Подумайте как следует. Хватит ли у вас сил для борьбы?..

И снова с грохотом разбиваются приливные волны. И снова появились два человека на маленьких плотиках, которые скользили по волнам легко и, как казалось, просто. Они не думали об опасности и, покорив одну волну, смело устремлялись навстречу новой.

Когда ребята ушли, на пляже, на морском песке, остался рисунок трехтрубного военного корабля. А чуть подальше большими буквами было написано имя лучшего друга Санчо - РИТА.

Волны разбивались о берег и ползли по песку к нарисованному кораблю, словно хотели подхватить его и унести в открытое море.

...Каждое утро сеньор Родригес выходил из дома и отправлялся на поиски работы. Ма провожала его до угла, поправляла галстук и чуть-чуть сдвигала набок светлую шляпу.

- Да поможет тебе мадонна, - говорила она, целуя мужа.

Он ничего не отвечал. Вздыхал и отправлялся в трудный путь. А Ма смотрела ему вслед, пока он не пропадал в толпе прохожих.

Сеньор Родригес входил в сверкающие стеклом и медью подъезды фирм, поднимался по мраморным лестницам, открывал тяжелые двери кабинетов.

- Мне известно, что вам требуется опытный коммерческий работник. Я рад буду предложить вам свои услуги, - говорил отец Санчо, прижимая к груди шляпу.

- Где вы работали до настоящего времени? - спрашивал очередной босс, внимательно разглядывая осунувшееся лицо Па.

- Я был представителем фирмы по продаже бананов в Советском Союзе.

- В Советском Союзе? - переспрашивал босс. - Как ваша фамилия?

- Родригес.

Босс молча смотрел ему в глаза.

- Родригес... Это не с вами была неприятная история? Я что-то читал в газетах.

- Да. Но это не имеет отношения к работе.

- Конечно, конечно, - соглашался босс. - Заходите через месяц, может быть, у нас откроется вакансия...

- Но вы же давали объявление!..

- Мы поторопились. Извините. Мое почтение.

Тяжелая дубовая дверь закрылась. И снова шумная улица, полная людей, которые куда-то спешат. Сеньору Родригесу казалось, что все эти люди счастливы, все имеют работу, только он один как бы выброшен из жизни.

И снова яркая вывеска фирмы. Белая лестница. Дубовая дверь. И разговор о его работе.

- Вы служили у сеньора Крэдо? Это очень уважаемый коммерсант! С вашего позволения, я справлюсь у него о ваших деловых качествах. У нашей фирмы такой порядок. Наведывайтесь, сеньор Родригес.

Па уходил, понимая, что сюда он может уже не наведываться. Неужели железная рука Крэдо закрыла перед ним все двери? Она действовала незримо, но твердо.

- Будь он проклят, этот Крэдо, - бормотал Па, шагая по улице. - Он выгнал меня из Союза, теперь хочет разделаться со мной на родине. Что же мне делать?

Зажглись огни, и кроны деревьев сливались с темным небом, когда Па возвращался домой. Он шел устало, сутулясь, словно проделал долгий, трудный путь по безводной пустыне.

На углу двух небольших улиц его внимание привлек золотой светящийся банан. Этот банан как бы рос на глазах, меняя очертания и цвет. "Красивая реклама!" - подумал Па и задержался перед магазином, в витрине которого лежали горы свежих бананов.

Постояв перед витриной, он вошел в магазин. Опытным глазом сразу заметил хозяина, подошел к нему и, приподняв шляпу, спросил:

- Сеньор, вам не требуется продавец?

Хозяин, розовощекий, черноволосый человек в очках в золотой оправе, выкатил на него черные глаза:

- Продавец? Вы - продавец?

- Разве у меня на лице написано, что я не продавец? - спросил Па.

- Так точно! - воскликнул хозяин лавки.

- Я могу выполнять любую работу.

- Да, да, да. - Хозяин закивал головой, потом снял очки и, подышав на них, стал протирать белым платком. - Вы не продавец. Вы - неудачник. А неудачникам я не доверяю. Может быть, купите бананов?

- Да! - с вызовом сказал Па. - И самых лучших. Свешайте три грозди!

Хозяин сразу повеселел. Сам свешал бананы, с поклоном протянул их странному покупателю.

Когда отец Санчо вышел из магазина, хозяин подозвал к себе продавца и сказал:

- Знаешь, кто это? Из редакции. Такой поработает две недели, а потом опозорит на всю страну. Но у меня глаз верный.

- Ой, сколько бананов! - воскликнула Ма, когда отец вернулся домой. У тебя хорошие вести?

Отец покачал головой.

- Санчо дома? - спросил он.

- Мы ждем тебя обедать, - ответила Ма.

- Хорошо.

Отец пошел мыться. Вытирая лицо, он взглянул в зеркало и почему-то вспомнил, как однажды брился, а Санчо стоял рядом и тоже намылил себе помазком щеки. У них тогда было отличное настроение. Приближался какой-то праздник. Где это было? Ах, там, в Союзе...

- Не могу понять, что происходит. - Отец устало опустился на стул. Я прихожу по объявлению, и каждый раз оказывается, что сотрудник уже не нужен. Мне кажется, что я живу в каком-то заколдованном городе.

- Я знаю, кто заколдовал для тебя родной город, - сказал Санчо. - Это сеньор Крэдо.

- При чем здесь сеньор Крэдо! - воскликнула Ма. - Он всего лишь коммерсант.

- Он не коммерсант, он убийца! - Санчо вскочил с места. - У него глаза как у пантеры. Он и ходит, как будто крадется...

- Не надо спорить, - сказала Ма. - Крэдо - отвратительный тип. Но он друг президента. Он связан с тайной полицией.

И снова все приумолкли. Ма налила отцу кофе.

- Я пробью эту стену, - нарушил молчание отец. - У меня будет работа... Будет!

Отец встал и зашагал по комнате.

И тут Санчо повернулся к отцу и спросил:

- Па, а у нас будет когда-нибудь такая жизнь, как в Советском Союзе?

- Когда-нибудь будет, - сказал Па и пошел в другую комнату.

- Но для этого надо прогнать Лысого генерала! - крикнул ему вдогонку Санчо.

- Допивай кофе и садись за уроки, - вздохнула Ма. - Будем надеяться на лучшее.

На чердаке колледжа стоял полумрак. В солнечных лучах, которым удалось проникнуть через слуховое окно, кружились пылинки, и казалось, лучи, как большие сверла, бурили чердачную тьму.

Андерс, Пабло, Винсенто и Алдан стояли перед Санчо и внимательно слушали его.

- Готовы ли бороться за свободу и независимость своей родины? спрашивал Санчо.

И четверо друзей дружно, как один, отвечали:

- Готовы!

- Хватит ли у вас сил для борьбы с Лысым генералом?

- Хватит!

- Вы будете носить на груди красный галстук пионера как символ борьбы, как маленькое красное знамя. Поклянитесь, что никогда не снимете красный галстук.

- Клянемся!

Санчо говорил тихо, и друзья отвечали ему тихо. Их голоса звучали под сводами чердака гулко и торжественно.

- А теперь наденьте красные галстуки!

Ребята полезли в карман, и каждый извлек оттуда красный лоскут. Они расстегнули рубахи, и Санчо по очереди завязывал всем галстук, и ребята снова застегнули рубашки.

- Теперь вы пионеры, - сказал Санчо. - Как я. Мы - первый пионерский отряд. Правда, маленький, но боевой. Мы должны выбрать командира.

На чердаке установилась тишина.

- Пусть Санчо будет командиром, - вдруг сказал Пабло. - Он знает, как командовать отрядом.

- Санчо! Санчо! - подхватили ребята.

- Конечно, Санчо, - сказал Алдан Бланко.

- Хорошо, - сказал Санчо, - только сперва поднимите руки, так у пионеров полагается.

И все ребята отдали пионерский салют.

- Смерть Лысому генералу! - сказал Санчо и поднес к плечу сжатый кулак.

И весь его маленький отряд повторил жест своего командира.

Где-то вдалеке глухо зазвенел звонок. Ребята гуськом потянулись к двери.

В школу на урок возвращался отряд пионеров - юных борцов с Лысым генералом.

Кокос стоял перед директором и ждал, когда тот перестанет писать.

- Это ты, мой друг? - не поднимая головы, спросил директор.

- Я, сеньор директор.

- Хорошо, - растягивая слова, сказал директор, - хорошо. Что нового, Алдан Бланко?

Директор поднял голову и снял очки.

- Ни-чего, - растягивая слова, ответил Кокос.

- Ни-чего нового, - как бы передразнил его директор. - А между тем твои родители уже три месяца не платят за твою учебу...

- Но вы обещали подождать, сеньор директор.

- Я обещал, - согласился директор. - Я обещал, если ты будешь помогать мне. Будешь сообщать новости. А ты молчишь. Ты не доверяешь своему директору?

- Я доверяю, - пробормотал Кокос.

- Разве молчание признак доверия? Три месяца не платить за учебу...

Некоторое время он стоял перед директором сгорбившись, словно на него навалилась страшная тяжесть. Потом он вздохнул, поднес руку к воротнику и медленно стал расстегивать рубашку.

На груди, под рубашкой, алел галстук. Директор даже привстал от неожиданности и навалился животом на стол, стараясь лучше разглядеть, что за алый лоскут был под рубахой у Кокоса.

- Что это? Что?!

- Такие платки носят маленькие коммунисты в Союзе.

- Как попала к тебе эта... эта... тряпка?

Кокос оглянулся на дверь, словно там притаились ребята, которые могли видеть его и слышать, что он рассказывает директору.

- Санчо привез такую из Москвы. Он сказал, что все, кто ненавидит президента, должны дать клятву... и надеть красный галстук.

- Так! - сказал директор и опустился в кресло. - Так! И кто же дал клятву?

Кокос поежился. Ему показалось, что за ним стоит Санчо и спрашивает: "Эй, Кокос! Неужели ты предашь своих товарищей?" Мальчик опустил голову.

- Ты поступил правильно, мой друг! - сказал сеньор директор. - Потом ты напишешь их имена на бумажке. Печатными буквами. И мы спрячем эту бумажку в стол. На всякий случай... Санчо ненавидит президента за то, что сеньор президент приказал убрать его деда - опасного бродягу Хуан-Мария. В Санчо течет кровь этого Хуан-Мария.

Директор похлопал мальчика по плечу:

- Иди, мой друг, иди и продолжай верно служить сеньору президенту. Может быть, тебя наградят медалью.

- Как большого? - вырвалось у Кокоса.

- У патриотов нет возраста. Иди! Будь спокоен, буря не коснется тебя. Но возможно, для конспирации - ты меня понимаешь, - теперь директор говорил таинственным шепотом, - тебе тоже достанется. Но уповай на бога и на меня. Иди!

Кокос поплелся к двери. Медленно открыл ее, заглянул в коридор и выскользнул в щелку, как ящерица.

Санчо сидел за столом и делал уроки. Он был обложен книгами и тетрадками. Вид у него был невеселый: кому это весело делать уроки! Над столом висела фотография Риты. Время от времени Санчо отрывал голову от тетрадки и встречался взглядом со своей далекой подругой.

И перед глазами Санчо возникал заснеженный город, верные друзья, собака Дега, обгоревший пропеллер самолета, потерпевшего аварию. И ему казалось, что он идет по белым улицам рядом с Ритой и она спрашивает:

"Как дела, Санчо?"

"Хорошо, Рита. У нас в колледже теперь есть пионерский отряд. И я командир отряда. Четверо моих друзей носят на груди такой же алый галстук, какой повязали мне ребята".

"Это здорово, Санчо, - говорит Рита, - я так и знала, что ты всегда будешь носить пионерский галстук и будешь верен клятве".

"Мы с ребятами скоро построим змея. А то они сомневаются, что я летал на змее, как птица".

"Я знаю, ты построишь и полетишь. И они поверят тебе".

Рита как бы пропала, и Санчо увидел себя летящим на воздушном змее. Он забыл о задаче, об упражнении по родному языку...

В это время кто-то с улицы бросил в окно камешек. Санчо очнулся, оторвался от своих мыслей и подошел к окну.

Он увидел Боливара. Юноша с вьющимися волосами стоял на тротуаре и подавал ему знаки.

Санчо выбежал на улицу.

- Здравствуй, Санчо!

- Салют, Боливар.

- Какие новости?

- Четверо ребят вступили в пионеры. И носят на груди красный галстук. И у нас теперь отряд. Меня выбрали командиром.

- Это здорово, парень! Поздравляю тебя! Что же будет делать твой отряд?

- Бороться с Лысым генералом, - сказал Санчо.

Боливар широко улыбнулся. Но потом его лицо стало серьезным.

- Бороться... - сказал он. - Бороться - трудное дело. И опасное. Ты слышал об Острове смерти, куда Лысый генерал бросает всех, кто борется?

- Я знаю... И мои ребята тоже знают... Но мы все равно решили...

Боливар молча смотрел на Санчо, словно прикидывал, какое дело можно доверить Санчо и его друзьям.

- Есть у меня одна работа...

- Работа?! - удивился Санчо. При чем здесь работа, если они хотят бороться?

- Опасная работа, - как бы отвечая мыслям мальчика, сказал Боливар.

- Что надо делать?

Боливар обнял Санчо и отвел в тень.

- Ты знаешь, где находится бар "Глория"?

- Знаю, - ответил Санчо. - Очень хорошо знаю.

- Так вот, приходи туда завтра после уроков. Идет?

- Идет! - ответил Санчо. - И ты дашь нам боевое задание?

- Дам! Салют!

- Смерть Лысому генералу! - ответил Санчо и поднял над плечом сжатый кулак.

В назначенный день Санчо пришел в бар "Глория". Он заходил в этот бар в те времена, когда был жив дедушка. Здесь, в прохладном, полутемном подвальчике, Хуан-Мария любил петь свои песни. А люди любили его слушать.

Санчо сбежал по трем каменным ступенькам вниз и сразу почувствовал облегчение после уличного зноя. За прилавком стоял полный бармен с густыми усами. На нем был белый фартук - безукоризненно чистый. И от этой белизны тоже веяло прохладой. Бармен стоял за прилавком, а за его спиной громоздились полки с разноцветными бутылками. Они были похожи на орган, который вот-вот заиграет и заполнит бар веселыми звуками. Санчо узнал бармена.

В баре было полутемно. Войдя с яркого солнца, Санчо некоторое время привыкал к тусклому освещению. И вдруг он увидел отца. Отец сидел за крайним столиком, но ничего не пил и не ел. Перед ним стояла чашечка кофе, а в руках отец держал газету.

Санчо подошел к отцу. Тот не услышал его шагов.

- Па! - Санчо положил руку на его плечо.

- Санчо? - Отец отложил газету и встал. - Санчо, что ты делаешь в баре? Тебе джин или виски с содовой? - с усмешкой предложил он сыну.

- Разве ты здесь пьешь виски или джин?

Отец промолчал, внимательно разглядывая сына.

- В этом баре пел дедушка, - неожиданно вспомнил Па.

- Я знаю, - отозвался Санчо, - он брал меня с собой. Он пел песни, а погиб как солдат. Я иногда подыгрывал ему...

С этими словами Санчо подошел к небольшой эстраде и взял со стула гитару. Он медленно перебрал струны и запел песню дедушки. И Па, забыв, что песня эта запрещена, стал ему подпевать. Так они пели вдвоем. И люди притихли, перестали шуршать газетами и тоже слушали.

В маленьком баре ожила старая песня. Песня погибшего борца, их товарища, их верного трубадура Хуан-Мария Родригеса. И все, кто был в баре, сперва слушали, а потом стали тихо подпевать, словно каждый хотел добавить частицу своего сердца песне, зовущей в бой.

Никто не заметил, как в "Глории" появился Боливар. Увидев Санчо, он не подошел к мальчику, а стоял в стороне и наблюдал за ним. Только когда песня кончилась и в баре стало тихо, он поманил Санчо пальцем.

- Мне пора, Па, - сказал Санчо.

- Иди, - отозвался отец. - До вечера.

- До вечера, - отозвался мальчик и помахал Па рукой.

- Кто этот человек? - спросил Боливар у Санчо, когда они очутились на улице.

- Это мой отец.

- Твой отец? Он часто бывает здесь. Приходит сюда, словно кого-то ждет.

- Он не может найти работу. Его выгнал сеньор Крэдо. Все двери для отца закрыты.

- Железная рука? - насторожился Боливар. - Это опасный враг. У него не только рука из железа, но и сердце.

- Разве Крэдо и есть Железная рука? - спросил Санчо.

- Он убил твоего деда Хуан-Мария, - был ответ.

Кровь горячей волной ударила мальчику в лицо.

- Что мы должны делать? - Санчо словно ожидал приказа немедленно уничтожить Железную руку.

- Надо расклеить и разбросать по городу листовки с призывом объединяться для борьбы.

- Сделаем!

- Не спеши. Это дело серьезное и опасное.

- Мы не боимся опасности!

- Ты уверен в своих друзьях? - спросил Боливар, внимательно глядя в глаза мальчику.

- Как в себе! - твердо сказал Санчо.

- Надо действовать очень осторожно. Если вас схватят, будет плохо.

- Мы не боимся...

- Будь осторожен. Нам нужны помощники, которые действуют, а не сидят в застенке. Ясно?

Боливар протянул Санчо небольшой сверток. Мальчик подхватил его и побежал домой. А Боливар стоял у входа в бар "Глория", смотрел вслед и махал рукой.

Санчо и его отряд шли по городу и расклеивали листовки - выполняли поручение Боливара.

Они приклеивали маленькие, тревожные листки на стены домов и на окна автобусов, чтобы пассажиры могли читать их в пути.

Они приклеивали листки к богатым автомобилям, чтобы их хозяева знали: народ готовится к бою.

Афишная тумба пестрела портретами диктатора. Одна листовка была наклеена прямо на лицо Лысому генералу.

По улице не спеша прошел толстый монах, одетый во все черное. Ребята переглянулись, усмехнулись. И вот уже на спине почетного прелата, как заплата, белел листок.

Вскоре вся улица белела маленькими опасными листками.

Люди собирались вокруг каждого листка и читали. Некоторые из них старались отодрать листок. Но он был прочно приклеен. Не поддавался.

Появились полицейские. Они начали разгонять тех, кто читал листовки, и уничтожать неподдающиеся бумажки.

Санчо приклеивал листовку к фонарному столбу, когда рядом с ним выросла внушительная фигура полицейского.

- Что ты делаешь? - крикнул блюститель порядка.

- Читаю, сеньор! - простодушно ответил Санчо. - А разве нельзя?

- Пошел прочь! - скомандовал полицейский и стал ногтями соскребать листовку.

Вдруг с крыши дома, как белая стая, слетело множество маленьких белых листков.

Это ловкий Андерс придумал такое. Листки кружились над улицей, и люди ловили их, как птиц.

Завыла сирена. Появились полицейские машины. Остановилось движение. Но уже большинство листовок было в карманах у людей.

А Санчо и его друзья нырнули в переулок и скрылись.

Они появились в старом городе, где вместо домов стояли лачуги, где на свалке поднимались горы лома и рухляди, где от дома к дому были натянуты веревки, и на них, как флаги расцвечивания на корабле, пестрело стиранное белье.

Тут не надо было прятаться. И ребята в открытую раздавали людям листовки.

- Читайте, читайте все, кто умеет читать! - выкрикивал Санчо. - А кто не умеет - пусть попросит соседа. Лысый генерал качается! Пора его выбросить вон на свалку!

- У нас свалка под боком, и местечко для генерала всегда найдется! отзывались люди.

Во время большой перемены Санчо с друзьями мастерили змея. Они устроились на сцене актового зала. Здесь им никто не мешал. Ребята уже соорудили каркас. Теперь нужно было оклеить змея плотной бумагой.

- Санчо, а как ты взлетишь над землей? - спросил Винсенто.

- В Союзе мне помогали ребята. Они дали разгон змею, а я скользил на лыжах.

- Но у нас нет снега! - воскликнул Аидерс.

- Можно на водных лыжах, - сказал Пабло.

- Я так и думаю - на водных, - сказал Санчо. - Над морем будет хорошо лететь...

В это время директор ходил по этажам колледжа и пристально всматривался в лица бегущих мимо мальчиков. Мальчики не просто пробегали, но на какое-то мгновение останавливались перед директором, опускали руки по швам и быстро кивали головой, после чего продолжали бег. Директор как бы не замечал их приветствия, но стоило кому-либо пройти мимо, и сухой директорский голос начинал громко, на весь коридор:

- Друг мой, ты считаешь возможным не поприветствовать директора колледжа? Или ты думаешь, что директор должен это сделать первым? Вернись и покажи, как поступают юноши с хорошими манерами.

Когда на втором этаже директор увидел Кокоса, он отвернулся. Кокос прошел мимо, думая, что директор не видит его. Но у директора, казалось, и на затылке были глаза.

- Остановись, мой друг!

Кокос застыл как вкопанный.

- Ты тоже не приветствуешь своего директора?

- Сеньор директор... - начал было Кокос, но директор перебил его:

- Мне казалось, что ты принадлежишь к числу вежливых людей, мой друг! - Эти слова директор произнес громко, чтобы все слышали, тихо же он сказал: - Ты мне нужен... Иди за мной... Чтоб никто не обращал внимания...

Директор отвернулся и зашагал прочь. Кокос, выждав время, поплелся за ним. Так они очутились в пустом актовом зале.

- Мой друг! - начал директор, убедившись, что в зале никого нет. Мой друг, вчера в школе я нашел это! - Директор протянул Кокосу листовку один из листков, какие ребята накануне расклеивали по городу. - Тебе знакомо это?

- Не-ет! - сказал Кокос.

- Очень жаль. Я ждал от тебя большей осведомленности. Кто мог занести эту заразу в стены нашего колледжа?

- Не знаю, - соврал Кокос.

- Мой друг, ты, наверное, забыл о своей задолженности, а неуплата за учебу ведет к исключению... Ну ладно, ладно. Я пойду тебе навстречу. Скажи, ты предан нашему президенту?

- Предан, сеньор директор!

- А ты бы мог осквернить его портрет?

- Нет! Клянусь мадонной, нет! - воскликнул Кокос.

- Но тебе придется это сделать, - сказал директор, и от этих слов мальчик попятился. - Не подумай плохого. Это надо для общего блага. Это поможет нам выкорчевать в стенах нашего колледжа красную заразу. Готов ли ты помочь мне?

- Я ничего не понимаю, но, если надо, я нарисую усы президенту... шепотом сказал Кокос. - Это будет трудно. Ведь могут увидеть, что я рисую усы.

- Никто не должен увидеть. Сделай это ночью. Я знаю, что это трудно и опасно. Но помни о медали... Мальчика, награжденного медалью, узнает вся республика.

- Вся республика? - переспросил Кокос, и его глаза расширились. - За усы?

- А теперь иди. Действуй, борись, мой друг!

Они стояли посреди зала. А на них с портрета смотрел Лысый генерал. Глаза у него были маленькие и колючие, как у директора колледжа.

Дверь за директором колледжа и Кокосом затворилась. Казалось, что свидетелем их разговора был только Лысый генерал, одобрительно глядящий с портрета.

Но были и другие свидетели.

Ребята, которые мастерили за сценой змея, слышали разговор директора с Кокосом.

Некоторое время, пораженные предательством, они молчали. Потом зашумели, заговорили.

- Это провокация! - вдруг тихо сказал Санчо.

- Директорский холуй! - вскипел маленький Андерс.

- Надо бить! - коротко определил будущий боксер Пабло.

- Побить мы всегда успеем. Надо разоблачить замысел директора.

- Но ведь Кокос предаст нас! - крикнул Винсенто.

- Тише, - сказал Санчо, - надо решить, что делать. Во-первых, Кокос не должен знать, что мы слышали его разговор с директором...

Теперь ребята ни на шаг не отпускали от себя Кокоса. Стоило ему остаться одному в классе, как сразу же рядом оказывался кто-нибудь из ребят.

- Эй, Кокос, что ты здесь делаешь, один в пустом классе? - В дверях стоял маленький Андерс и внимательно смотрел на Кокоса, который разглядывал портрет Лысого генерала, ломая голову над тем, как к нему подступиться.

- Я... я... ничего не делаю. У меня что-то голова болит.

- Ах, у тебя болит голова? Хочешь, я попрошу сеньора учителя, чтобы он отпустил тебя домой?

- Не хочу я домой... Может быть, она пройдет.

- А если не пройдет? Ты же не переносишь боли!

- Перенесу, - сказал Кокос и вышел из класса. - Пойду попью, может быть, станет легче.

В другой раз Винсенто застал Кокоса на столе, придвинутом к доске. Кокос уже протянул руку с угольком к портрету, как рядом с ним очутился Винсенто.

- Кокос! Что ты делаешь с господином президентом?

- Я поправляю портрет. Он криво висит.

- А тебе-то что? Пусть висит хоть вверх ногами!

- Конечно, пусть висит, - сказал Кокос, прыгая со стола.

- А что у тебя в руке?

- Ничего у меня нет в руке.

- Покажи.

- Нет у меня ничего!

Винсенто впился в руку товарища. Он силился разжать кулак, но Кокос не давался. Так они довольно долго возились, пока наконец кулак не разжался и на пол не выпал уголек.

- Что это? - Винсенто строго посмотрел на товарища.

- Уголек.

- Что ты собирался делать?

Кокос молчал.

- Говори, или я позову ребят.

Кокос вздохнул и сказал:

- Я хотел пририсовать Лысому генералу усы.

- Усы? Тебе командир давал такое задание?

- При чем здесь командир?

Винсенто прижал Кокоса к стене и требовал от него ответа. Тот изворачивался, но никак не мог уйти от ответа.

- Поклянись святой мадонной, что не тронешь портрета без приказа командира.

Кокос покраснел и сердито сказал:

- Я думал, мы будем бороться с Лысым генералом. Я хотел бороться...

- Иди! - Винсенто оттолкнул Кокоса и крикнул ему вдогонку: - Ты не забыл, что у тебя на груди красный галстук?

Кокос ничего не ответил и выбежал из класса.

...Санчо, Пабло и Винсенто вышли из колледжа вместе с толпой ребят. Свернули за угол и стали чего-то ждать.

Они стояли в тени, прислонясь к ограде, и напевали какую-то песенку.

Мимо прошел учитель географии. Он заметил маленькую компанию и остановился:

- Почему вы не идете домой?

- Сеньор учитель, - сказал Санчо, - мы любуемся красотой родной природы.

Географ огляделся и сказал:

- Здесь нет никакой природы!

- А голубое небо, а облака, а старый платан! - воскликнул Санчо, подмигивая товарищам.

Учитель повернулся и пошел прочь: с таким народом ни до чего не договоришься!

- Пошел, ефрейтор! - тихо сказал Санчо.

- Почему ефрейтор? - спросил Пабло.

- Разве ты не знаешь? Он был ефрейтором. Его направили к нам в колледж для поднятия "боевого духа" учащихся.

- Откуда ты знаешь? - спросил Винсенто.

Санчо ничего не ответил. Он снова начал напевать песенку.

А в это время в пустом классе происходило следующее. В класс вошел Кокос. Огляделся. На носочках вернулся к двери и закрыл ее стулом. Пододвинул к доске стол. Вынул из кармана уголек и начал рисовать президенту густые черные усы. Он увлекся своим "искусством" и не заметил, как из-под парты вылез маленький Андерс. Достал фотоаппарат, навел его на Кокоса и спустил затвор. Послышался едва слышный щелчок.

Кокос вздрогнул. Оглянулся. В классе никого не было. Андерс успел нырнуть под парту.

Кокос спрыгнул на пол, поставил стол на место и вышел из класса, насвистывая песенку.

Когда дверь за ним закрылась, из-под парты вылез Андерс. Он навел аппарат на Лысого генерала с черными усами. И сделал еще один снимок. Потом подхватил свой кейс и зашагал прочь.

Директор колледжа вошел в класс, и все встали, как по команде. Директор не поздоровался и не предложил детям сесть. Он дошел до учительского места и поднял глаза на портрет президента. Лысый генерал с черными пышными усами, созданными старанием Кокоса, выглядел не свирепо, а смешно. И это еще больше подогрело директора.

- Что это значит? Кто осмелился прикоснуться к персоне сеньора президента?

В классе стояла напряженная тишина. Только кто-то на задней парте хихикнул и умолк.

- Может быть, виновник найдет в себе мужество признаться и тем самым смягчить свою вину?

Никто не пожелал признаваться и смягчать свою вину.

- Я вытравлю из колледжа красную заразу! - закричал директор, и его маленькие колючие глазки заметались по классу. - Сегодня перестают верить учебникам. Завтра издеваются над президентом. Послезавтра...

Директор запнулся, сразу не сообразив, что же будет послезавтра. Он зашагал по проходу между парт, всматриваясь в лица ребят, и остановился перед Санчо.

- Санчо Родригес, это твоя работа? - в упор глядя на мальчика, спросил директор.

- Нет, сеньор директор!

- Я уверен, что это твоих рук дело! И я докажу это.

Весь класс повернулся к Санчо. Все ждали, как директор докажет его вину.

- Расстегни рубашку, - вдруг сказал директор.

- Мне не жарко, сеньор директор, - отозвался мальчик.

- Мой друг, теперь тебе будет жарко! - воскликнул директор и, подойдя вплотную к мальчику, рванул на нем рубашку.

Красный галстук вырвался наружу, как язык пламени. Казалось, грудь мальчика запылала.

- Вот она, красная зараза! - закричал директор. - Я так и знал, что ты осквернил портрет...

- Я не трогал портрета, - повторил Санчо.

- Ты один носишь этот... этот пионерский... галстук!

Директор посмотрел на стоящих ребят и вдруг увидел на груди у нескольких мальчиков красные пионерские галстуки. Это были друзья Санчо Андерс, Пабло, Винсенто. И Кокос тоже был в красном галстуке.

- Всем сесть! - скомандовал директор. - А тем, у кого на груди эта... тряпка, встать!

Скрипнули парты, и отряд Санчо Родригеса, подпольный пионерский отряд, встал.

- Так вот оно что! И вы тоже! Андерс Рок - сын известного журналиста. Пабло Реверо. Винсенто Коста - будущий художник. Алдан Бланко. Ты?! Это бунт против порядка. Оскорбление власти!

И вдруг Андерс сказал:

- Сеньор директор, я знаю, кто это сделал.

- Ты знаешь? - Директор быстро подошел к Андерсу. - Говори, мой друг!

- Кокос, - сказал Андерс.

- Какой Кокос?

- Алдан Бланко.

Директор повернулся и подошел к доске.

- Алдан Бланко, это действительно сделал ты?

- Нет, сеньор директор! Он врет! Клянусь мадонной!

- Ты действительно врешь? - спросил директор Андерса.

- Не вру. Я могу доказать. Вот, смотрите.

С этими словами Андерс поднял над головой фотографию, на которой был изображен Кокос, рисующий Лысому генералу усы.

Директор взял фотографию, внимательно посмотрел на нее, подошел к Кокосу и несколько раз наотмашь ударил его по щекам злосчастной фотографией.

- Щенок! Ничтожество! Пошел вон!..

- Но, сеньор директор...

- Молчать! Вон! Все, у кого на шее красная тряпка, - вон! Дежурный, снять портрет и отнести его ко мне в кабинет.

Санчо и его друзья поднялись и пошли к двери. Последним шел Кокос. Проходя мимо директора, он заглянул ему в глаза, но директор отвернулся. Двое ребят поднесли стол к доске, третий забрался наверх. Он стал снимать портрет президента с гвоздя. И вдруг портрет выскользнул из его рук и упал на пол.

Директор плюнул, невнятно выругался и выбежал из класса.

В доме сеньора Родригеса стояли невеселые дни. Светило солнце. В небе не было ни тучки, а в доме было темно, неуютно, холодно.

После приезда из Советского Союза отец лишился работы. И все его попытки найти какое-нибудь дело оканчивались провалом. Не было работы для человека, который шел против воли сеньора Крэдо, личного друга президента республики.

Теперь семью кормила Ма. Целый день она сидела, склонясь над столом, заваленным разноцветными лоскутами, и при помощи ножниц, клея и проволоки мастерила искусственные цветы. Цветы были поистине прекрасны и казались живыми. Особенно сеньоре Родригес удавались незабудки, которые она впервые увидела в России. Эти маленькие голубые цветы с золотой сердцевиной были настолько естественными, словно их только что сорвали где-то в низинке и на них еще не просохли капельки росы.

Каждый вечер Ма относила цветы в ателье мадам Россо и радовалась, когда вырученных денег хватало на жизнь.

В этот день, возвратясь домой, Санчо долго ходил вокруг Ма, не решаясь признаться, что его выгнали из колледжа.

- Какие чудесные маки! - говорил он, рассматривая цветы, лежащие перед матерью. - За такие маки можно заплатить миллион.

- Что ты, Санчо! - говорила Ма. - За них мне заплатят гроши. Надо сделать очень много маков, чтобы хватило на завтрак и обед. А ведь мы задолжали за квартиру. Вот найдет Па работу...

И вдруг Санчо сказал:

- Я знаю, что делать! Я знаю!

- Что, сынок? - Ма отложила работу и внимательно посмотрела на сына.

- Я пойду на Большой базар и буду продавать цветы. Мы получим много денег, уверяю тебя.

- Успокойся, - сказала Ма. - Твое дело - учеба. Ты же не безработный, ты единственный в нашей семье при деле.

- Нет, Ма, - сказал Санчо, бросая свой кейс на диван, - я не при деле. Я - самый настоящий безработный.

- Ты? Что это значит, Санчо?

- Меня выгнали из класса.

- Тебя? - У мамы опустились руки. - За что, Санчо?

- За то же, за что и отца. За честность. За правду о Советском Союзе.

- Что ты сделал, мальчик? - Ма подошла к сыну и обняла его.

- Я сказал правду. Сказал, что в России по улицам не ходят медведи и люди там живут хорошо.

- Нет, нет! Ты что-нибудь натворил! За это не выгоняют.

- Выгоняют, - вздохнул Санчо. - Директор приказал Кокосу намалевать усы Лысому генералу и объявил, что это сделал я.

- Ты этого не делал?

- Честное пионерское!.. Давай, Ма, цветы. Я покажу, на что я способен! Я пойду на Большой базар и продам твои цветы очень дорого.

На другой день на Большом базаре появился маленький продавец цветов с лотком, на котором были разложены всевозможные цветы. А по бокам шли его верные друзья и помощники. Они вели разговор как бы между собой, но делали это так громко, что привлекали внимание всех, кто был поблизости.

- Какие чудесные цветы! - восклицал Андерс.

- Как живые, - вставлял словечко Винсенто.

- Наверное, они стоят кучу денег, - добавлял Пабло. - Откуда они? Из Рио?

- Что ты! Эти цветы из Парижа! - отзывался Санчо. - Они сделаны знаменитым мастером и получили приз на Всемирной выставке.

- Эти цветы были на Всемирной выставке? - удивлялся Андерс.

- Конечно! Потому они так прекрасны!

И тут кто-то из людей, слышавших этот разговор, не выдерживал и останавливался около лотка.

- Сколько стоит эта веточка? - спрашивала полная загорелая женщина в ярко-желтом платье.

- Совсем не дорого, сеньора, - отвечал Санчо и называл цену.

- Он отдает цветы даром! - восклицал Андерс. - Тебе попадет от матери за то, что так разбазариваешь свой товар.

А женщина уже спешила заплатить деньги, пока маленький продавец не увеличил цену.

Одну модницу сменяла другая. И третья... И четвертая...

И уже вокруг лотка сгрудилось много покупателей. Они рассматривали цветы и спешили купить. А друзья Санчо снова восклицали:

- Это не из Рио! Это из Парижа! Он продает их даром! Такой счастливый случай для покупателей! Ему попадет дома за то, что отдал товар за бесценок.

К полудню товар был продан, и друзья направились к выходу. Тогда Санчо отвел их в сторону и сказал:

- Друзья, я выручил кучу денег... Давайте пересчитаем их и разделим поровну.

Трое друзей покачали головами.

- Нет, - сказал Андерс, - все деньги твои.

- Но вы же помогали мне... Если бы не вы...

- Санчо, - сказал Пабло, - ты сам говорил, что пионеры должны помогать друг другу.

- Тебе семью надо кормить, - сказал Винсенто, - у тебя родители без работы...

- Пошли! - сказал Андерс.

Санчо стоял перед ребятами, опустив голову и держа под мышкой пустой лоток.

- Ладно, - вдруг сказал он и вскинул голову, - пошли. Но прежде я угощу вас мороженым. Вперед!

- Вперед! - отозвались друзья.

Они обнялись, запели свою любимую песенку и, расталкивая толпу, зашагали к выходу.

В это время вдалеке послышались выстрелы. Друзья остановились.

- Что это? - спросил Винсенто.

- Стреляют, - отозвался Андерс.

- Это идет бой с Лысым генералом, - решил Санчо. - Бежим в "Глорию", к Боливару!

А вокруг уже началась суматоха. Люди куда-то бежали. Торговцы торопливо закрывали свои лавочки. На базаре поднялась настоящая буря.

Работая локтями, друзья прокладывали себе путь к выходу. Наконец им удалось выбраться на улицу. Они побежали в ту сторону, откуда доносились выстрелы.

Их обогнали три танка, которые мчались, высекая искры из каменной мостовой.

Где-то совсем близко разорвался снаряд. Над соседним домом вырос черный столб. Ребята прижались к стене и, как щитком, закрылись деревянным лотком, на котором совсем недавно лежали цветы. Осколки кирпичей забарабанили по лотку.

- За мной! - крикнул Санчо.

И три товарища, пригнувшись, побежали за ним.

А к вечеру друзья появились на улице, держа под мышкой по большой пачке свежих газет. Как заправские газетчики, они кричали на всю улицу:

- Покупайте новую газету "Свобода"! Здесь напечатан подробный отчет о штурме президентского дворца. Лысый генерал сбежал, переодевшись в женское платье. Покупайте газету "Свобода"!

На высоком доме в центре города висел большой портрет президента Лысого генерала.

А под ним бушевала толпа. Люди кричали:

- Долой Лысого генерала!

- Свободу народу!

- Да здравствует республика!

- Сбросьте на землю это пугало!

- Снимите с него фуражку, и вы увидите, что он лыс, как коленка!

И вдруг портрет дрогнул, покосился, перевернулся вниз головой и стал спускаться, люди в окнах кричали:

- Ловите! Пугало полетело! Головой вниз!

Портрет диктатора, покачиваясь, сползал вниз. И из каждого окна люди провожали его проклятьями. Когда же портрет наконец жестко ударился о землю, в него, как в мишень, полетели яйца, помидоры, бананы.

Люди открыто пели те песни, которые раньше можно было петь только вполголоса. А на груди у Санчо и его друзей пылали красные галстуки.

- Покупайте газету "Свобода", и вы узнаете правду о революции! кричали маленькие газетчики, размахивая пахнущими типографской краской газетами. - Лысый генерал бежал, переодевшись в женское платье!

И все покупали газеты.

- Кто вы такие, мальчики? - спросил у Санчо человек, заросший серебристой щетиной.

- Мы - пионеры!

- Пионеры! Как красиво звучит это слово!

- Мы пионеры всей страны!

И они двигались дальше, раздавая направо и налево новую, рожденную революцией газету.

Шел урок арифметики. Санчо сидел у окна и поглядывал на улицу. Он видел зеленую площадку для игры в регби, видел высокую кирпичную ограду, которая окружала колледж. Видел массивные кованые ворота.

- Сегодня мы разберем с вами решение уравнения с одним неизвестным, говорил учитель. - Я напишу вам простейшее уравнение...

Он подошел к доске и, поскрипывая мелом, стал писать.

Санчо посмотрел на доску. Потом снова выглянул в окно. То, что он увидел, заставило его насторожиться. Ворота колледжа распахнулись, и во двор въехали два крытых грузовика. На землю стали прыгать парни в коричневых рубашках, прозванные в народе "шакалами".

В одном из них Санчо узнал директора колледжа, он отдавал распоряжения.

Санчо вырвал из тетрадки листок и написал записку Андерсу: "В колледж прибыли "шакалы". Андерс прочитал записку и послал ее Пабло. Так листок с тревожным словом "шакалы" обошел весь отряд. Ребята уже не слушали учителя и не смотрели на уравнения с одним неизвестным. Они тревожно переглядывались.

Тем часом ворота колледжа закрылись. И отряд "шакалов", вооруженных винтовками и автоматами, стал входить в парадную дверь.

"Что делать?" - написал Андерс и послал записку Санчо.

"Быть наготове!" - ответил Санчо.

И вдруг дверь отворилась, и в класс вошел директор - старый директор колледжа, который в день свержения Лысого генерала исчез бесследно. Учитель от удивления выронил мелок. Ученики стали нерешительно вставать.

- Встать! - по-военному крикнул директор. - Сесть!

Класс с дружным грохотом встал и сел.

- Ученики, - заговорил директор, выходя на середину класса, - должен сообщить вам радостную весть. Президент жив. Президент борется. Красные мятежники доживают свои последние часы.

Директор подошел к окну и посмотрел, все ли там в порядке, во дворе. У ворот стояли два вооруженных "шакала".

- Сегодня руководители красных соберутся в оперном театре. И оперный театр вместе с ними взлетит на воздух! Ха-ха!

Директор натуженно засмеялся. Несколько учеников откликнулись ему.

- В нашем колледже разместился отряд преданных президенту молодых людей. Мальчики старших классов получат оружие и смогут пролить кровь за отечество. А вам, - тут директор подошел к Санчо, - вам придется снять свои красные тряпки. Советую, пока не поздно, одуматься.

- Мы одумаемся, - пообещал Санчо и спрятал галстук под рубашку.

И весь отряд, как по команде, сделал то же.

- Очень хорошо! - сказал бывший директор.

- Что он замышляет? - шепнул Пабло Андерсу.

Тот пожал плечами.

- Продолжайте урок! - скомандовал бывший директор. - Соблюдайте спокойствие, ждите распоряжений.

Он повернулся и, печатая шаг, направился к двери.

Когда прозвенел звонок и ребята вышли из класса, оказалось, что на каждом этаже дежурят по нескольку вооруженных "шакалов".

- Не бегать! - командовали они. - Стройными рядами ходить по кругу.

Санчо и его отряд шли рядом.

- Как в тюрьме, - сказал Пабло.

- Надо любой ценой выбраться из колледжа и сообщить о взрыве, сказал Санчо.

- Как же это сделать? - спросил Винсенто.

- Я попробую, - предложил Андерс. - Главное, выйти во двор, а там можно перемахнуть через ограду.

Ребята оглянулись. За ними, с опущенной головой, шел Кокос.

- Что же ты не радуешься? - спросил Пабло.

- Тебе расхотелось медаль? - усмехнулся Винсенто.

- Я с вами, ребята, - пробормотал Кокос. - Честное... честное пионерское.

- Ты не пионер, - напомнил ему Санчо.

- Клянусь мадонной, - со вздохом прошептал Кокос.

В это время Андерс отделился от ребят и направился к выходу. Ребята шли по кругу, напряженно следя за товарищем.

Через некоторое время Андерс от пинка "шакала" буквально влетел в круг.

- Не пускают, - сказал Андерс. - Даже в туалет... не пускают. Что делать, командир?

- Может быть, по водосточной трубе спуститься вниз? - предложил Пабло. - Я один раз пробовал.

Санчо не ответил ему. Он думал. И вдруг он сказал:

- Кокос, ты можешь оказать нам услугу, и тогда мы снова примем тебя в пионеры.

- Я сделаю все! - с решимостью ответил Кокос.

- Пойди к директору и скажи: эти ребята что-то замышляют. И посоветуй ему запереть нас на чердаке.

- Зачем? - спросил Кокос - Я не хочу больше доносить этому паршивому коротышке. Мой отец - делегат народа.

- Делай, что тебе говорят, - строго сказал Санчо. - Я даю тебе пионерский приказ как сыну депутата народа.

- Делай, раз говорят! - пробурчал Пабло, подталкивая Кокоса к выходу.

Кокос как-то грустно посмотрел на ребят и заковылял к выходу.

- Проведите меня срочно к директору колледжа, - сказал он.

- А по шее не хочешь? - отозвался дежурный "шакал".

- Важное дело, - стоял на своем Кокос. - Скажите ему, что у Алдана Бланко есть что рассказать ему.

- Стой и жди! - приказал один из дежурных и нехотя ушел.

Вскоре Кокос очутился в кабинете директора.

- Что у тебя, мой друг? Ты интересуешься медалью, не правда ли? спросил директор.

- Нет, сеньор директор, я еще не заслужил медали. Но я ее заслужу.

- Вот как? - Директор поднял брови.

- Сеньор директор, Санчо и его дружки что-то замышляют. Я не знаю что, они не доверяют мне, но они замышляют. Их надо запереть на чердаке.

- Вот как! У тебя котелок варит лучше, чем я думал! - воскликнул директор и обнял Кокоса. - Иди! Иди! Все будет в полном порядке.

Кокос повернулся и зашагал к двери. И директор вдогонку ему сказал:

- Благодарю тебя от имени президента!

"Шакалы" один за другим заталкивали юных пионеров на чердак, провожая каждого хорошим пинком. А когда все ребята оказались на чердаке, закрыли за ними тяжелую дверь и повесили замок.

- Счастливо оставаться, красные щенки! - крикнул здоровенный "шакал" и вместе с другими побежал вниз по лестнице.

Санчо и его друзья стали пленниками.

Едва тяжелая дверь чердака закрылась, Андерс крикнул Санчо:

- Объясни, что ты надумал?

- Может быть, ты спасовал? - спросил Пабло. - Хочешь переждать?

- Сам ты спасовал, - сказал Санчо. - Идемте. Сейчас все узнаете.

И он повел ребят по темному лабиринту чердака.

На полу лежал змей с гордым именем "Рита", написанным золотыми буквами на крыльях.

- При чем тут змей? - спросил Винсенто.

- Змей теперь не нужен, - вздохнул Пабло.

- Змей нужен, - уверенно сказал Санчо. - Змей еще сослужит службу. Я полечу на змее в город.

Некоторое время ребята молчали. Потом они в один голос загалдели:

- Ты с ума сошел?

- Ты не должен лететь, Санчо! Четыре этажа - это высоко!

- Другого пути нет! - твердо сказал Санчо. - Я ведь уже летал.

- Но не с четвертого этажа!

Друзья осаждали Санчо своими советами. Они рассердили его, и он крикнул:

- Хватит! Помогите лучше вынести змея на крышу! Я все равно полечу. Ведь если взорвется театр... сами понимаете, что будет!

Пришлось друзьям повиноваться. Они стали разбирать змея, чтобы через слуховое окно вынести его на крышу.

В это время во двор колледжа въехали еще три фургона с "шакалами". И ребята поняли, что они очутились в самом "шакальем" логове.

Надо было действовать, чтобы не упустить время.

Змей был собран. Ребята молча прикрепили Санчо ремнями.

- Послушайте, - сказал вдруг Санчо, - если со мной что-нибудь случится, расскажите папе и маме. Только рассказывайте не очень страшно. И еще скажите, что вы меня удерживали, а я обманул вас и полетел.

Санчо подошел к краю крыши. Зажмурился. Оттолкнулся. И полетел. Порыв ветра подхватил могучие крылья змея и понес его плавно и уверенно.

И тогда, забыв о предосторожности, ребята замахали руками, запрыгали и закричали:

- Вива Санчо! Вива Санчо!

Стоящие внизу "шакалы", услышав их крики, сорвали с плеч винтовки:

- Эй вы там, на крыше, заткнитесь! А то получите свое!

Но ребята не слышали их угроз. Они кричали:

- Санчо! Вива Санчо!

До Санчо уже не долетали их крики, змей плавно скользнул над оградой.

- А вдруг он не долетит? - спросил Андерс.

- Должен долететь! - сказал Пабло.

- Как мы узнаем об этом?

- Мы узнаем. Если он долетит, сюда придут бойцы революции и разгонят свору "шакалов".

Наконец и "шакалы" заметили улетающего змея. Сперва они просто с любопытством глазели на этот необычный летательный аппарат. И вдруг один из них обнаружил под крылом змея мальчика.

- Смотри, там какой-то щенок! - крикнул он товарищам.

- Он улетает из колледжа на волю! - отозвался другой. - У нас приказ: чтобы ни одна мышь не ушла за ограду. Стреляй!

И, не дожидаясь ответа, "шакал" выстрелил из винтовки. Раз, другой...

- Они стреляют! Они убьют его! - закричал Андерс, с крыши наблюдая за происходящим.

Пабло ударил себя кулаком в грудь.

- Что же делать?

- Давай кричать, чтобы отвлечь их от Санчо, - предложил Винсенто.

И ребята начали отчаянно кричать. На лужайку из здания колледжа стали выбегать "шакалы".

- Что случилось? Кто сбежал? Почему стреляли? Что за крики на крыше? - спрашивали они друг друга, щелкая затворами винтовок.

- Эй вы там, замолчите немедленно! - крикнул кто-то друзьям Санчо, но те закричали еще громче.

- Что случилось? - спросил директор, выбегая из подъезда.

- Один... улетел, - доложил "шакал".

- Как улетел?

- На крыльях.

- Что он, ангел? Тебе все померещилось! Ты что, пьяный?

- Да не пьяный я.

- А за стрельбу объявляю тебе выговор!

- Клянусь мадонной, он летел!

В это время на крышу забрались двое парней в коричневых рубахах.

- Где четвертый? - крикнул один из них.

- Он там, на чердаке... - сказал Андерс.

- Спит в углу, - добавил Пабло.

- Слезайте с крыши! И заткнитесь! Красные щенки!

На песчаном пляже, неподалеку от границы моря и земли, лежал большой крылатый змей. Он слегка вздрагивал от набегающего ветра, и тогда на нем как бы оживало имя - Рита. Имя далекой советской подруги Санчо, которое он дал своему змею.

Тяжелая волна упала как срубленная, и потоки белой пены устремились к берегу. Один поток коснулся краешка змея.

Змей пошевелился. Слегка приподнялся. Из-под него вылез Санчо. Мальчик осмотрелся, потряс головой, словно сейчас только очнулся. Потом он осмотрел змея и увидел дырочку от пули.

"Чуть не убили", - подумал Санчо и, быстро оттащив его к пальмовой роще, придавил крылья тяжелыми камнями, чтобы ветер не унес летательный аппарат.

Сквозь колючий кустарник Санчо выбрался на шоссе. С грохотом мчались машины. Санчо поднимал руку, но машины проезжали мимо, словно не замечали мальчика. Тогда он побежал по краю шоссе. Бежать было трудно, потому что стоял час, когда зной особенно силен.

Время от времени мальчик останавливался и протягивал руку, в надежде, что шофер нажмет на тормоз.

Наконец одна машина остановилась. Это была тяжелая машина, груженная ящиками с бананами. Санчо подбежал, вскочил на подножку.

- Очень надо, - заговорил он, тяжело дыша. - Революция в опасности. Лысый генерал жив...

- Садись! - сказал шофер.

Это был молодой парень. Невысокий, смуглый, большерукий.

- Только давай скорее, - попросил Санчо, когда машина тронулась.

- Как ты очутился здесь?

- Я прилетел на змее!

Шофер недоверчиво покосился на мальчика.

- Клянусь мадонной! - сказал он и для большей убедительности расстегнул рубашку.

Шофер увидел на его груди красный галстук. И это подействовало на него как пароль.

- Куда надо ехать?

- Бар "Глория", - отозвался Санчо.

И огромная груженая машина помчалась со страшной силой, прижимая к обочине легковые лимузины.

Когда машина въехала в город, там звучали выстрелы и улицы были безлюдными. Где-то шли бои. Это сторонники Лысого генерала сделали попытку захватить власть.

В одном месте путь машине преградил патруль "шакалов" в коричневых рубашках. Они сооружали из ящиков баррикаду и потребовали, чтобы шофер остановился. Шофер переглянулся с Санчо и вдруг направил машину на "шакалов", те успели разбежаться. Баррикада из ящиков с треском разлетелась под колесами тяжелой машины.

Прозвучало несколько выстрелов. Но нули попали в ящики с бананами. Наконец машина подъехала к бару "Глория".

Шофер затормозил. Санчо выпрыгнул из кабины.

- Спасибо! - крикнул он.

- Салют, приятель! - отозвался шофер, и машина помчалась дальше по улице.

У бара толпилось много людей. Большинство из них было с оружием.

- Вы не видели Боливара? - спрашивал Санчо, пробираясь к входу. - Не знаете, где Боливар?

Но люди были заняты своими делами, своими разговорами. Они не обращали внимания на мальчика. Где-то вдалеке зазвучали выстрелы.

Санчо спустился в бар и почти сразу же столкнулся с Боливаром.

- Боливар!

- Санчо!

- Боливар... они заминировали театр. Они хотят взорвать народное собрание, - быстро сказал Санчо. - Надо спешить.

- Откуда тебе это известно?

Санчо рассказал другу о том, что произошло в колледже.

- И ты не побоялся полететь на змее? - удивился Боливар. - Мог ведь разбиться.

- Когда идет бой, каждый может погибнуть, - ответил мальчик.

- Идем к командиру!

В небольшом закутке под лестницей поминутно раздавались телефонные звонки. За столом сидел командир. Выслушав Санчо, командир тут же приказал нескольким отрядам отправиться к оперному театру. Когда же все распоряжения были сделаны, командир пожал мальчику руку и сказал:

- От имени республики спасибо тебе, Санчо!

И Санчо отдал пионерский салют.

- Надо освободить колледж, - сказал он. - Там мои товарищи.

- Боливар, - распорядился командир, - возьмешь отряд и направляйся в колледж. Надо выручать друзей Санчо.

Когда Санчо вслед за Боливаром шел по залу бара, он увидел нескольких раненых. Среди них был его отец. Сеньор Родригес сидел на стуле. Голова у Па была забинтована, и на белом бинте расплылось алое пятно крови.

- Па!

Отец открыл глаза:

- Санчо!

- Ты ранен? Тебе тяжело?

- Ничего, сынок, эта рана стоила им двух "шакалов", оставшихся лежать на мостовой. Когда идет бой...

- Па, ты поправишься. Я скоро вернусь за тобой.

- Куда ты, Санчо?

- Освобождать колледж, - ответил Санчо.

А Боливар сказал, улыбаясь и лохматя свои вьющиеся волосы:

- Ваш сын настоящий герой!

Броневик с разгону ударил в ворота колледжа, и тяжелые ворота разлетелись в разные стороны. Броневик покатил по лужайке к входу в колледж. Находящиеся на лужайке "шакалы" в панике побежали к зданию. Они так спешили, что образовали в дверях пробку. Тут их настигли бойцы отряда Боливара.

Раздалось несколько выстрелов. И вот в окне колледжа появился белый флаг. "Шакалы" выходили один за другим. Они бросали на землю оружие и поднимали руки. Санчо вместе с бойцами вбежал в колледж. Он бегал с этажа на этаж в поисках товарищей. Но их нигде не было. Вдруг он услышал глухие удары. Санчо сбежал по лестнице вниз. Двое бойцов последовали за ним.

Удары раздавались из карцера. Кто-то колотил табуреткой в дверь. Бойцы прикладами сбили с дверей замок, и пленники выбежали из темного карцера.

- Санчо!

- Андерс!

- Пабло!

- Кокос!

- Винсенто!

Друзья обнимались, хлопали друг друга по спине, смеялись.

- Мы думали, ты погиб!

- Они стреляли в тебя. А потом затолкали нас в карцер.

- А ты как попал сюда? - спросил Санчо Кокоса.

- Когда обнаружили, что тебя нет, директор дал мне в глаз и запер со всеми. Кстати, где директор?

На улице они увидели директора. Правда, узнать его было трудно, потому что на нем была одежда швейцара. Кроме того, под носом у него откуда-то появились усы, густые и черные, совсем такие, какие Кокос пририсовал Лысому генералу.

- Алдан Бланко, мой друг, - обратился директор к Кокосу, - ведь я был к тебе добр...

- Вы были добры! - усмехнулся Кокос, прикладывая ладонь к подбитому глазу. - Вы хотели сделать меня предателем!

В это время из колледжа стали выбегать ребята, которым было приказано не выходить из классов. Теперь все уже знали о полете Санчо и о том, что он привел отряд, который выбил "шакалов" из колледжа.

Двор заполнили ребята, а Санчо и его друзья с красными галстуками на груди пробирались сквозь толпу. И все сжимали у плеча кулаки и кричали:

- Вива Санчо! Санчо герой! Вива Санчо!

И вот уже пятеро друзей - первый пионерский отряд колледжа - шли по украшенному флагами городу и пели свою песню, которую Санчо привез из Советского Союза.


home | my bookshelf | | Верный друг Санчо |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 114
Средний рейтинг 2.9 из 5



Оцените эту книгу