Book: Тайна одноглазой «Джоконды»



Тайна одноглазой «Джоконды»

Валерий Роньшин

Тайна одноглазой «Джоконды»

Купить книгу "Тайна одноглазой «Джоконды»" Роньшин Валерий

Глава I

Пятерка по химии

Эта история началась с того, что я проспала первый урок. Обычно по утрам меня будят родители. А тут они, как нарочно, одновременно уехали в командировку. Маман укатила в Крым, а папочка улетел в Нарым. Или наоборот?..

В общем, не важно.

Короче, я осталась дома одна и благополучно продрыхла до девяти утра. Когда я проснулась, часы показывали две минуты десятого. Конечно, можно было вскочить, быстренько собраться и помчаться в школу. Тем более что школа находилась в двух шагах от моего дома. Но на фиг мне это надо?..

По расписанию первый урок – химия. А химичка – страшная зануда. Она обязательно начнет возникать. А раз так, то какая разница – выслушивать ее нотации из-за пяти минут опоздания или из-за двадцати пяти. Один черт.

«Опаздывать так опаздывать! – решила я. – Приду к самому концу урока».

Хорошо бы, конечно, вовсе не ходить на первый урок. Но сегодня химичка должна была объявить результаты контрольной работы. А я сдала чистую тетрадь. Вернее, не совсем чистую. Заголовок я все же написала: «Контрольная работа». Но дальше заголовка дело у меня не пошло.

А все из-за этого дуралея – древнекитайского философа Чжуан Цзы. Про него недавно по ящику фильм показывали. Полнейшая чушь. Но одна фраза мне понравилась. Чжуан Цзы советовал своим ученикам: «Если сомневаешься, делать тебе что-либо или не делать, – лучше не делай». А я как раз сомневалась, делать домашнее задание по химии или нет. Ну и не стала.

И вдруг – контрольная. А мой приятель и сосед по парте Володька Воробьев, у которого я всегда списывала, как назло заболел. А больше и списать-то не у кого.

Впереди меня сидели двоечники братья Тупицыны.

Позади – круглая отличница Элька Синичкина. Задавака, каких свет не видывал. Каждое лето она вместе с родителями отдыхала то ли на Канарских, то ли на Балеарских островах. И поэтому вечно задирала нос. А уж когда ее пригласили поработать фотомоделью в Доме моделей, Элькин нос и вовсе в потолок уперся.

Меня, между прочим, тоже приглашали работать. Правда, не в Дом моделей, а в уголовный розыск. Начальник МУРа так мне прямо и заявил: «Приходи, Мухина, к нам на Петровку опером работать. Не пожалеешь. У нас куча всяких льгот. К примеру, если тебя убьют в перестрелке, то похороны будут с оружейным салютом и за государственный счет…»

Вы спросите: почему нас с Элькой, двух девчонок-восьмиклассниц, пригласили работать?.. Все очень просто. Синичкину позвали в Дом моделей, потому что у нее талия, как у осы, и ноги чуть ли не от самой шеи начинаются. Ну а меня в МУР позвали, потому что я раскрыла несколько загадочных преступлений.

Вспоминая об этом, я прямо обалдеваю от собственных приключений. Честное слово. Опасности подстерегали меня буквально на каждом шагу. Я крутилась, как вентилятор, носилась, как реактивный истребитель, и разгуливала под бандитскими пулями, словно под проливным дождем… Когда я рассказала о своих похождениях в классе, у всех просто челюсти до колен отвисли.

У всех, кроме Синичкиной.

Эта воображуля чуть от злости не лопнула, увидев, что меня слушают, разинув рты, а на нее – такую красотку – никто внимания не обращает. И она специально начала меня громко перебивать: «Наша Эммочка научилась врать раньше, чем говорить» или «Мухина только и делает, что врет».

И чего она злится?.. Жила бы да радовалась.

В школу ее папаша на элитном мерсе привозит, из школы брат на элитном харлее увозит. Сама Элька чуть ли не каждый день наряды меняет. И это еще не все. На днях она прошла отборочный тур в Доме моделей и поехала в Санкт-Петербург на конкурс «Супермодель России»…

Впрочем, я, как всегда, отвлекаюсь.

Итак, на контрольной по химии я повернулась к Синичкиной и шепотом попросила:

– Элька, дай списать.

На что эта вешалка мне ответила:

– Не фамильярничай, Мухина. Какая я тебе Элька? Я – Элеонора.

– Слушай, Леонора, – начала я злиться. – Кончай выпендриваться. Ты не на подиуме. Дай списать контрошу.

– Мухина, Синичкина, – прикрикнула химичка, – перестаньте болтать! А то сейчас обе в коридоре окажетесь.

Я отвернулась к своему столу.

– Мухина, – раздался шепот. Я вновь повернулась к Эльке. – Ну чего тебе?!

– Так уж и быть, Эммочка, дам списать. Но сначала отгадай загадку.

– Какую еще загадку?!

– Простенькая такая загадочка. Как раз по твоему интеллекту. Отгадаешь – получишь контрольную. Не отгадаешь – не получишь. Согласна?

– Ладно, – пробурчала я. – Загадывай свою дурацкую загадку.

– «Один прямо, четыре вместе». Что это такое?

«Один прямо, четыре вместе», – мысленно повторила я. Интересно, что бы это могло быть? С минуту подумав, я так ни до чего и не додумалась.

– Не знаю, – сказала я. – А что это?

– А вот что! – показала мне Синичкина фигу. – Понятно, дорогая?!

– Понятно! – ответила я и схватила Эльку за нос.

– А-а-а!! – заверещала она на весь класс.

Тут и звонок прозвенел.

В общем, пришлось мне сдать чистую тетрадь. Поэтому сегодня на химии обязательно надо появиться. А то контрольную не написала, еще и урок прогуляю… Да химичка меня за это живьем съест и косточек не оставит.

Я нехотя встала, позавтракала и, закинув за плечи рюкзак, отправилась в школу.

…Солнце жарило во всю катушку. Потому что была уже весна. Первая половина мая, если уж быть совсем точной. У входа в школу на стуле дремал разомлевший на солнышке омоновец Гена. Наш школьный охранник. Громила под два метра ростом и за сто килограммов весом. Но кстати, неплохой парень. Он мне на Восьмое марта стальной кастет подарил.

– Привет, Геша, – стукнула я его по плечу.

Гена открыл глаза и сладко потянулся:

– А, Эмка, привет, привет. Как всегда, опаздываешь.

– Начальство, Геша, не опаздывает, а задерживается.

– Хе-хе-хе, – засмеялся охранник и широко зевнул. – Слыхала? Паштетов со своей бандой еще один банк грабанул.

Паштетов и его банда «Летучие кошки» орудовали в Москве уже не первый месяц. Грабили они исключительно коммерческие банки, вскрывая банковские сейфы так же легко, как почтовые конверты. Когда на место преступления прибывала оперативная группа, она находила в сейфах лишь визитные карточки бандитов.

На одной стороне такой карточки было написано «Паштетов», а на другой стороне был нарисован черный кот с крылышками.

– И какой банк на этот раз? – поинтересовалась я.

– «Столичный». В самом центре города.

– Надо же. – Я взялась за ручку двери.

Но Гене, как видно, еще хотелось поболтать.

– А про убийцу-вампира слыхала?

– Нет. А кто это?

– Да вот объявился один малый. Убивает только четырнадцатилетних девочек и высасывает из них кровь. Кстати, тебе сколько лет, Эмка?

– Как раз четырнадцать скоро будет.

– Поздравляю. А он как раз в этом районе орудует. Так что имей в виду.

Я сказала, что буду иметь в виду, и вошла в школу. Кабинет химии находился на втором этаже. До конца урока оставалось три минуты.

Ох, сейчас химичка мне задаст.

Я поплевала через левое плечо и открыла дверь. В этот момент мне показалось, что я не в кабинет вхожу, а лечу в бездонную пропасть.

Весь 8 «Б» разом уставился на меня. Ну и химичка вместе со всеми.

– Здрасьте, Ирина Петровна, – затараторила я. – Извините за опоздание. Ключ в замке застрял, а дома никого нет…

Каждую секунду я ждала грозного окрика.

– Ничего, ничего, Эммочка, – с ласковой улыбкой сказала химичка. – Хорошо, что ты пришла. А то я уже начала волноваться, не случилось ли с тобой чего. Садись, пожалуйста.

Меня словно пыльным мешком огрели. Что все это значит?.. В полнейшем недоумении я села на свое место.

– А мы тут без тебя контрольную разбираем. – Химичка вытащила из стопки тетрадей, лежащих на столе, мою тетрадку.

Ага, вот когда она решила отыграться. Ну, Эмка, держись!

Химичка открыла тетрадь.

– Прекрасная работа. Единственная пятерка на весь класс.

Я подпрыгнула чуть ли не до потолка. Мысленно, разумеется. Как пятерка?! Ведь в тетради ничего нет. Пусто.

Химичка, глядя на меня все с той же ласковой улыбкой, продолжала:

– Молодец, Эмма. Ты делаешь успехи, девочка.

Я не верила своим ушам. Нет, тут что-то не так. Либо у меня чердак поехал, либо у нее. Одно из двух.

– Молодец, Эмма, – повторила она, подавая мне тетрадь. – Так держать.

И, повернувшись, пошла к доске. Я быстро заглянула в тетрадь. И теперь уже не поверила своим глазам. В самом низу совершенно чистой страницы (если, конечно, не считать слов «Контрольная работа») стояла большая красная пятерка.

И в эту минуту раздался звонок с урока.

Глава II

Разговор в пустом классе

Все сразу начали собираться, чтобы идти на второй урок в кабинет физики. Я тоже бросила в рюкзак тетрадку с пятеркой и потопала к выходу.

Когда я проходила мимо химички, она негромко сказала:

– Эмма…

У меня екнуло сердце.

– Что, Ирина Петровна?

– Останься. Мне надо с тобой поговорить.

Все вышли. Химичка заперла дверь на ключ. «Это еще зачем?» – подумала я.

– Чтобы нам никто не мешал, – сказала химичка, словно отвечая на мой мысленный вопрос.

За дверью, в коридоре, стояли шум и гам. А в кабинете стояла тишина. Мы молча смотрели друг на друга.

– Ты бы, Эмма, рюкзачок сняла, – наконец произнесла химичка. – Разговор будет долгим.

– А как же физика? – неуверенно пробормотала я.

– На физику можешь не ходить. Я с Надеждой Васильевной договорилась.

Я сняла рюкзак и положила на стул. Химичка закурила сигарету.

– Вы хотите поговорить о контрольной? – с опаской спросила я. – О пятерке, которую поставили?..

– Нет, Эмма. – Она выпустила струю дыма в потолок. – Может, это звучит и непедагогично, но я готова поставить тебе десять пятерок, лишь бы ты помогла мне разобраться в одном очень странном деле.

У меня с души прямо камень свалился. Ах вот оно что! И как это я сразу не догадалась.

Дело в том, что когда у какой-нибудь училки возникали проблемы, она тут же вспоминала о девочке-детективе Эмме Мухиной. До химички ко мне со своими заморочками уже обращались математичка, географичка, физичка, биологичка и даже учитель физкультуры Сидор Иваныч Амбалов, у которого из квартиры средь бела дня украли две гири по пятьдесят килограммов. Правда, потом выяснилось, что гири вовсе не украли: просто жена Сидора Иваныча выкинула их на помойку.

– Слушаю вас, Ирина Петровна, – вежливо сказала я.

Химичка нервно загасила сигарету и приступила к рассказу.

– Мы с мужем Виталиком живем вместе уже восемь лет. И до недавнего времени в нашей жизни ничего странного не случалось. Работа, дом, работа. Летом ездим на дачу. Зимой катаемся на лыжах. В общем, обычная жизнь. Но вот на прошлой неделе… – Химичка вытянула из пачки новую сигарету.

– Не волнуйтесь, Ирина Петровна, – погладила я ее по руке. – Рассказывайте дальше. Что же случилось на прошлой неделе?..

– Я опоздала в школу. Проспала свой урок. Просто не в состоянии была проснуться. Понимаешь, Эмма?

– Еще как понимаю. У меня так каждый день бывает.

– А у меня это началось с прошлой недели.

– Что – это? – решила уточнить я.

– Крепкий сон. Когда мне было три года, папа подкинул меня к потолку. А поймать не успел. С тех пор я страдаю хронической бессонницей. Всю жизнь плохо сплю. А с прошлой недели вдруг начала спать прямо как сурок.

– Выходит, ваш сон нормализовался.

Химичка загасила вторую сигарету. И тут же потянулась за третьей.

– Вначале и я так думала. Пока однажды не нашла в кармане мужа упаковку снотворного.

Она многозначительно посмотрела на меня.

– Ну и что? – пожала я плечами. – Может, вашего мужа Виталика тоже в детстве уронили…

– Никто его в детстве не ронял, – сумрачно ответила химичка. – И у него великолепный сон.

– Вы бы тогда спросили, зачем ему снотворное.

– Не так все просто, Эмма… – Химичка помолчала, собираясь с мыслями. – Каждый вечер перед сном мы пьем чай в большой комнате у телевизора. Я завариваю чай на кухне, а затем на сервировочном столике везу в комнату. А на прошлой неделе Виталик мне и говорит: «Давай я буду заваривать чай». Признаться, меня это немного удивило, но вместе с тем и порадовало: каждой женщине приятно, когда за ней ухаживают. И с того дня он стал заваривать сам…

В коридоре прозвенел звонок. Беготня и крики стихли. Химичка продолжала:

– Как только я в первый раз пригубила чай, который заварил муж, я сразу же почувствовала странный привкус. Сначала я ничего не сказала Виталику. Но с каждым днем привкус ощущался все сильнее. Тогда я все-таки решила поговорить с мужем. Он как ни в чем не бывало ответил, что добавляет в заварку немного мяты для аромата. Но это была не мята.

– Откуда вы знаете?

– Ну я же, Эмма, химик по образованию. И в свое время с отличием окончила университет. А у нас на последнем курсе проводились практические занятия. Студенты должны были кончиком языка определить химический состав жидкости, налитой в мензурку. Вот поэтому, как следует распробовав чай, я поняла, что никакая в нем не мята, а сильнодействующее снотворное – бутамидол…

Химичка загасила о стол очередной окурок и закурила очередную сигарету. В воздухе можно было уже топор вешать. Даже два топора.

– Вот тогда я и догадалась, что упаковка со снотворным в кармане Виталика предназначалась для меня. Но с какой целью он подмешивает мне в чай снотворное? Я решила выяснить и этот вопрос. И вчера выяснила. Вечером мы, как обычно, сели пить чай. Я под благовидным предлогом отправила мужа на кухню и, пока он ходил, быстро вылила свой чай в цветочную вазу. Спать мы легли довольно рано. Я сразу притворилась спящей. И когда кукушка прокуковала двенадцать раз…

– Какая еще кукушка? – не поняла я.

– У нас в спальне висят старинные часы с кукушкой. Они достались мне в наследство от бабушки. Моя бабушка…

– Не отвлекайтесь, Ирина Петровна.

– Да, да. Так вот, когда кукушка прокуковала двенадцать раз, Виталик тихонько встал с кровати, оделся и вышел из квартиры. Вернулся он только под утро, разделся и снова тихонько лег в кровать.

Она замолчала.

– М-да, – сказала я. – Очень странная история.

– Вот и я про то говорю, – вздохнула химичка. – Все происходящее кажется мне каким-то таинственным, непонятным, совершенно запутанным, а порой даже чудовищным.

– Ну уж это вы загнули, Ирина Петровна.

– Нет, нет, Эммочка, – запротестовала она. – Я чувствую, здесь кроется какая-то ужасная тайна. Ну вот куда, куда он ходит по ночам?! Как ты считаешь?!

– Трудно сказать. Надо за ним последить.

– Я бы последила. Но, честно признаться, я… я боюсь.

– Да, лучше вам самой не следить. Слежка дело тонкое. Это вам не формулы на доске писать. Тут нужен профессионал высшего класса. Такой, как я.

Химичка умоляюще заглянула мне в глаза.

– Эммочка, я тебя очень прошу. Выследи моего мужа.

– Ладно. Опишите, как он выглядит.

– У меня есть его фотография, – поспешно полезла она в сумочку.

– Фотка ни к чему. Все равно в темноте лица не увидать. Опишите лучше одежду.

– У Виталика черный плащ. Длинный, кожаный. Я его еще в Финляндии купила, когда мы…

– Ясно. Дальше.

– И черная кепка. Тоже кожаная.

– А где вы живете?

– На Новом Арбате. Недалеко от метро «Арбатская».

– О'кей, – сказала я. – Сегодня ночью я займусь вашим мужем.



Глава III

Гафчик говорит «А»

Пропустив химию с физикой, я решила заодно не ходить и на остальные уроки. Гулять так гулять! Придя к этому мудрому решению, я с чистой совестью свалила из родной школы.

На улице все так же сияло солнце. И омоновец Гена все так же дремал на стуле.

– Пока, Геша, – стукнула я его по плечу.

– Уже отучилась? – спросил он, приоткрыв один глаз.

– А мне учиться ни к чему. Я и так все знаю.

И, закинув за плечи рюкзак, я вприпрыжку побежала по весенним улицам Москвы.

До ночи у меня был еще целый вагон времени, и я пошла в гости к своим лучшим друзьям: Воробью и Гафчику. Воробей – это мой одноклассник Володька Воробьев. Ну а Гафчик – это просто Гафчик, лопоухая дворняга, которую я зимой подобрала у дома.

Стояли крутые морозы, а бедной собаке кто-то перебил передние лапы. Она лежала на ледяном ветру и жалобно скулила. Я притащила пса домой, накормила, напоила, расчесала и дала ему имя Гафчик.

А когда пришли с работы родители, я их познакомила с новым членом семьи.

Вы не представляете, что тут началось! Маман разорялась так, что звенели подвески на люстре. Папочка топал ногами так, что прибежали соседи снизу. На мое робкое замечание, что собака – друг человека, маман категорически заявила, что не потерпит у себя в квартире беспородных друзей! Хватит с нее и беспородного мужа (мой папочка приехал в Москву из глухой деревни). Короче говоря, дело кончилось тем, что я отнесла Гафчика к Володьке.

У Воробья родители то ли геологи, то ли археологи и поэтому вечно торчат в каких-то экспедициях. К тому времени когда они вернулись из очередной экспедиции, лапы у Гафчика зажили и он снова стал бомжем. Но вскоре Володькины родители опять укатили, и Гафч с удовольствием занял свое законное место на их двуспальной кровати.

Оба моих друга встретили меня радостными возгласами.

– Гаф-гаф! – лаял Гафчик.

– Привет, Мухина! – орал Володька.

– Здорово, ребята! – отвечала я, теребя по «загривку» то одного, то другого. – Воробей, а что это классная говорила, будто ты болеешь?!

– Ага, болею! – улыбался Володька. – У меня двустороннее воспаление хитрости. Мне некогда в школу ходить, я провожу важный научный эксперимент.

Все ясно. Воробей так устроен, что ему надо постоянно менять занятия. Володьке скучно все время одним и тем же заниматься. Поэтому он то на скрипке пиликает, то в телескоп на звезды пялится, то покупает по двадцать килограммов книг в день и «глотает» их, как удав. А вот сейчас – как вы слышали – он проводит научный эксперимент.

– А что за эксперимент? – поинтересовалась я.

– Учу Гафчика разговаривать.

– Чего-о?.. Да у тебя, Воробей, не воспаление хитрости, а воспаление глупости!

– Это у тебя, Мухина, воспаление глупости! – закипятился Володька. – Никто же не проверял опытным путем, можно собаку научить говорить или нет!

– Никто не проверял, потому что и так понятно: нельзя!

– Ах, нельзя?! Во все времена, Мухина, мракобесы типа тебя твердили: это нельзя, то невозможно! А истинные ученые смело ставили научные эксперименты и совершали великие открытия!

– Ну, хорошо. – Мне надоело спорить. – Гафчик уже разговаривает?

– Ишь какая ты быстрая. Пока мы с ним алфавит проходим. Пройдем алфавит, начнем складывать буквы в слова… Гафчик, иди сюда.

Гафч подбежал к Володьке.

– Гафчик, скажи «а», – приказал Воробей.

– Гаф! – сказал пес.

Володька гордо посмотрел на меня.

– Слышала, Мухина? Он сказал «а».

– Да он просто гавкнул: гаф!

– Это ты просто гавкнула. А Гафчик сказал «а». – Воробей наклонился и почесал Гафча за ухом. – Молодец, Гафчуля. А теперь скажи «р».

– Р-р-р-р, – зарычал пес.

– Ну что, Мухина?! – победно воскликнул Володька. – Убедилась?

– А сейчас он просто рычит.

– Гафчик, – обратился Воробей к собаке, – она нам не верит. Ну скажи этой дурочке еще какую-нибудь букву.

– У-у-у-у… – завыл Гафч.

– Вот, пожалуйста, буква «у», – прокомментировал Володька.

– Пускай он лучше скажет букву «ю», – предложила я.

– До «ю» мы еще не дошли.

– Тогда букву «б».

– Слушай, Мухина, – снова начал закипать Воробей. – Эксперимент в самом начале. Естественно, Гафчик пока не все буквы выговаривает. Ты вон вообще только в пять с половиной лет стала говорить.

– Откуда ты знаешь?!

– Слышал, как твоя мамаша моей рассказывала.

– Это наглая ложь! – Я схватила с дивана подушку и огрела Володьку по голове. Воробей тоже схватил подушку и принялся колотить меня куда попало.

Короче, началась наша обычная бесиловка.

Гафч с восторженным лаем носился вокруг нас, норовя уцепиться зубами то за Володькину штанину, то за мою тапку. Мы не успокоились, пока не перевернули все в квартире вверх дном.

А потом пошли на кухню закусить. В холодильнике нашелся лишь кусок копченой колбасы. Мы по-честному разделили его на три части.

– Мухина, – сказал Володька, уминая свою часть, – ты не забыла, что мы сегодня идем в «ночник»?

– Ой, забыла. А во сколько?

– В двенадцать.

– В двенадцать я не могу. У меня неотложное дело.

Воробей сделал свирепое лицо.

– Какое может быть неотложное дело в двенадцать ночи?! Я, между прочим, уже билеты купил. Сама ведь предложила.

Это была правда. Как только я узнала, что родичи линяют в командировку, я тут же предложила Володьке пойти в Дансинг-холл, недавно открывшийся в нашем районе. Когда родители дома, не очень-то по «ночникам» походишь. Я как-то раз заикнулась, что хочу сходить на ночную дискотеку, так мамочка заявила, что в ночные дискотеки ходят только девочки легкого поведения.

Лично я не собираюсь становиться ни девочкой легкого, ни девочкой тяжелого поведения, а просто хотела пойти потанцевать и потусоваться.

Да разве родителям что-нибудь докажешь?..

А про Дансинг-холл мне знакомые девчонки все уши прожужжали. Говорят, очень прикольное местечко: клевая музыка, улетные песенки, стильная обстановка… И вот теперь из-за химичкиного мужа Виталика все может обломиться.

Хотя почему – обломиться? Я же могу и позже подойти.

– Слушай, Воробей, – сказала я. – Давай сюда один билет. Я позже подгребу.

– А что у тебя за дела? – снова спросил Володька.

– Понимаешь, мне надо… – начала было я, но вспомнила, что химичка просила никому ничего не рассказывать. – В общем, надо. Потом скажу.

– Нет, говори сейчас, – надулся Володька. – А то обижусь.

Чтоб он не дулся, пришлось применить надежное, не раз испытанное средство. ЧМОК – чмокнула я Воробья в одну щеку. ЧМОК – в другую. Ну Володька и поплыл, качаясь по волнам.

А я погнала домой, готовиться к ночной слежке.

Глава IV

Человек в черном плаще

Без пятнадцати двенадцать я стояла у химичкиного дома на Новом Арбате. Я была полностью экипирована для незаметной слежки в ночное время. На мне была черная куртка, черные джинсы и черные очки. На пальцах правой руки поблескивал стальной кастет – подарок омоновца Геши (на случай, если кто-нибудь привяжется).

Ровно в полночь дверь подъезда отворилась, и на улицу вышел высокий человек в черном кожаном плаще и черной кожаной кепке, надвинутой на глаза.

Судя по всему, это и был химичкин муж Виталик.

Он воровато огляделся и, подняв воротник плаща, быстро пошел к метро «Арбатская». Я двинулась следом. Дойдя до подземных переходов неподалеку от ресторана «Прага», он спустился вниз, но не в тот переход, что вел к метро, а в другой, выходящий на бульвары. Перейдя по подземке дорогу, химичкин муж, не сбавляя скорости, направился к Пушкинской площади.

Интересно, куда он так торопится?.. Выйдя на Тверской бульвар, Виталик припустил еще быстрее. Чуть ли не бегом мы дошли до Пушкинской площади и, теперь уже по Тверской улице, пошли к площади Маяковского. Пересекли площадь наискосок – от Театра сатиры к гостинице «Пекин» – и порулили в сторону американского посольства…

Я была в полном недоумении. Химичкин муж возвращался обратно к Новому Арбату. Вот будет прикол, если мы, сделав круг, снова окажемся у метро «Арбатская».

«А может, он просто любитель ночных прогулок? – пришло мне в голову. – Точнее – ночных пробежек. А жене подсыпает снотворное, чтобы она за него не волновалась и спала спокойно…» Не успела я так подумать, как Виталик резко свернул направо. К зоопарку. Та-ак. Версия с прогулками-пробежками отпадает. Теперь мы все дальше и дальше уходили от химичкиного дома.

Интересно, долго он еще намерен колбасить по городу?.. Меня уже начинала потихоньку доставать эта бесцельная беготня. Пора завязывать. Дослежу как-нибудь в другой раз.

Я уже хотела, на все плюнув, идти в Дансинг-холл, но тут мы очутились… у Ваганьковского кладбища. И я сразу поняла, что это и есть конечная цель наших хождений. Вы спросите, как я поняла?.. Внутренний голос подсказал.

И еще я поняла, что сейчас начнется самое главное. Химичкин муж с минуту потоптался у закрытых ворот, а затем медленно двинулся вдоль кладбищенской ограды.

Шел-шел и вдруг – бац! – исчез. Как в воздухе растаял. Приглядевшись, я увидела в ограде небольшую дырку. Понятно. Он проник через эту дыру на кладбище. Мне ничего другого не оставалось делать, как последовать его примеру.

И я последовала.

На кладбище стояла жуткая тишина. Вот только что в отдалении шумели машины – и вдруг стало тихо-тихо. На небе висела бледная луна. Кругом, куда ни глянь, кресты да надгробные памятники. Я не труслива, поверьте. Но хочу заметить: кайф не большой – ночью на кладбище оказаться.

Впереди, между могилами, мелькала фигура химичкиного мужа. Он шел очень уверенно, как будто ему здесь все хорошо знакомо. Наверное, так оно и было. Я же кралась вслед за ним, все время спотыкаясь и чертыхаясь.

«Может, он тот самый вампир-убийца, о котором говорил омоновец Геша?» – мелькнула мысль. Хотя нет. Вампиры обычно днем спят в своих гробах и только по ночам выползают наружу пить кровь. А Виталик вечерами пил чай с химичкой, да и днем где-то работал.

Мы зашли в самый мрачный угол кладбища. Так мне, по крайней мере, показалось. Виталик остановился у большого черного креста. Я подкралась ближе и спряталась за гранитной фигурой с крыльями.

Ш-ш-ш-ш-ш-ш… – шелестел ветер ветками кладбищенских деревьев. Тук-тук-тук… – стучало мое сердце.

И тут произошло то, чего я никогда не забуду, даже если проживу еще триста пятьдесят лет. Могила, у которой стоял химичкин муж, – раскрылась. И из нее вырвался столб белого света.

У меня сердце и вовсе как пулемет застучало: туктуктуктуктук… А Виталик сделал шаг вперед и погрузился в могилу по пояс, потом по грудь, затем по плечи и, наконец, скрылся в могиле с головой.

И в этот момент я четко поняла, кто такой химичкин муж. Фантом!.. Я читала где-то про женщину, у которой умер брат. И вот спустя десять лет идет она по переходу метро с «Менделеевской» на «Новослободскую», а навстречу ей пилит умерший брат. Женщина чуть не рехнулась. А брат мимо прошел, даже не поздоровался. Это и был фантом. Такой же, как химичкин муж Виталик.

Да-а, бедная Ирина Петровна. Восемь лет с фантомом прожила.

Из могилы все так же лился белый свет. Почему она не закрывается?.. Может, еще фантомы должны подойти? А если посмотреть: что там?.. Да, вот такая я дура, ничего не поделаешь. Везде мне надо свой нос сунуть. Даже в могилу.

Я сделала шаг вперед. И тут же, испугавшись, два шага назад. «Ты жалкая трусиха, Эмка», – сказала я себе. И повторила попытку. На деревянных ногах я подошла к краю могилы и заглянула внутрь.

Дна я не увидела. Свет бил откуда-то из глубины. А в эту глубину вела самая обыкновенная железная лесенка.

Вы можете, конечно, считать меня круглой идиоткой, но я полезла по лесенке в могилу.

Глава V

Украденное досье

Я ожидала увидеть на дне могилы все что угодно, но только не то, что увидела. А увидела я узкий коридор с выкрашенными желтой краской стенами. На дощатом полу лежала потрепанная дорожка. На потолке горело множество ламп дневного света (от них-то и шло из могилы белое свечение).

В полном недоумении я пошла по коридору. Коридор повернул сначала направо, потом налево и наконец закончился обшарпанной дверью с табличкой «Штаб-квартира»; в нижней части таблички от руки была сделана приписка корявым почерком: «Звонок не работает. Стучите».

Я постучала.

– Входите, входите, – раздался из-за двери доброжелательный мужской голос.

Я вошла. И оказалась в просторной комнате с мягкой мебелью. В одном из кресел сидел лысеющий коротышка лет пятидесяти, в мятых брюках и таком же мятом пиджаке. Он дымил жеваной сигарой.

При моем появлении коротышка бодро вскочил.

– А-а! Ну наконец-то! – закричал он, подбегая ко мне и хватая за руку. – Ждем не дождемся!

Что за фантастическая белиберда?!

Коротышка церемонно усадил меня в кресло, сам сел напротив и, указывая на столик, разделяющий нас, предложил:

– Не желаете ли клубнички?

На столе стояла большая миска, доверху наполненная спелой клубникой.

– Угощайтесь, угощайтесь, – суетился коротышка. – Очень вкусная клубничка. Парниковая. Я на рынке брал. Тут рядом с кладбищем неплохой рынок.

Я машинально взяла одну ягодку, вторую, третью… Клубника и в самом деле была ничего.

За дверью послышались шаги. Я вздрогнула.

– Не бойтесь, не бойтесь, – успокоил меня коротышка. – Это свои.

Дверь открылась, и в комнату вошел химичкин муж Виталик. Он вопросительно глянул на коротышку. Тот едва заметно кивнул. Химичкин муж бросил кепку на диван, расстегнул плащ и опустился в свободное кресло.

– Итак, – сказал он, – давай знакомиться. Как зовут тебя, нам известно. Как зовут нас – не важно. Здесь, – обвел он пальцем комнату, – не принято называть свои настоящие имена. Поэтому зови меня, к примеру… Сергеем Ивановичем. А его, – указал он на коротышку, – Иваном Сергеевичем. Понятно?

– Понятно, – ответила я, хотя мне было ровным счетом ничего не понятно.

– Как ты, наверное, уже догадалась, – продолжал Сергей Иваныч, – это вовсе не тот свет. Это всего-навсего тайная штаб-квартира одной из секретных служб России.

– Из всех секретных служб наша служба наисекретнейшая, – заметил Иван Сергеич, посасывая сигару.

– Ага-а, – начинало до меня потихоньку доходить. – Значит, все было заранее подстроено? – Я посмотрела на Сергея Иваныча. – И вы никакой не муж Ирины Петровны?!

– Совершенно верно, – кивнул Сергей Иваныч. – Да и сама Ирина Петровна – никакая не Ирина Петровна, а наш кадровый агент.

После такого сногсшибательного сообщения мне оставалось только почесать затылок.

– На первый взгляд может показаться, что мы сделали из мухи слона, заманив тебя сюда столь громоздким способом, – говорил Сергей Иваныч. – Но, к сожалению, это вынужденная мера предосторожности. Дело в том, что в нашей секретной службе произошла утечка информации. И нам надо было срочно выяснить, не «пасет» ли кто тебя.

– Пасет? – с недоумением повторила я.

– Ну, то есть нет ли слежки, – пояснил Иван Сергеич.

– А-а…

– Так вот, – продолжил Сергей Иваныч, – когда я водил тебя по городу, наши люди проверяли, нет ли за тобой хвоста. Хвоста пока нет, – сделал он ударение на слове «пока». – Поэтому мы решили открыть тебе нашу «могилу», зная, что ты обязательно в нее полезешь.

– А откуда вы знали?

– Мы про вас, Эмма Игоревна, мно-о-го чего знаем, – дымил сигарой Иван Сергеич. – Знаем, к примеру, что вы помогли Управлению внешней разведки обезвредить опасную террористку Дженни Ли; знаем, что с вашей помощью Интерпол арестовал крестного отца международной наркомафии Хромого Макса; еще нам известно о вашем участии в операции по уничтожению базы-лаборатории профессора Федякина; и о том, как вы лично взяли Сатану-младшего с его бандой черных колдунов, мы тоже знаем1.

Я кинула в рот пару ягод.

– Ну вы даете. Все-то вам известно.

– Профессия у нас такая – все про всех знать, – усмехнулся Сергей Иваныч. – Мы даже знаем про тебя то, чего ты сама про себя не знаешь.

– И чего же я такого про себя не знаю?

– Ты девочка-феномен, – значительно сказал Сергей Иваныч.

– Девочка-уникум, – добавил Иван Сергеич.

Я хихикнула. Уж больно это у них высокопарно прозвучало.

– Да, да, не смейся, – с серьезным видом произнес Сергей Иваныч. – Твои психофизические данные были заложены в компьютер и обработаны спецпрограммой. И оказалось, что ты обладаешь врожденными способностями для работы в секретной службе. Это большая редкость. Как некоторым людям от природы дан талант сочинять стихи, рисовать, так тебе, Мухина, от природы дан талант хитрить, изворачиваться, врать, выходить сухой из воды… В общем, ты имеешь все те качества, которыми должен обладать настоящий суперагент!

– Ого! – сказала я и еще раз почесала затылок, не понимая: вроде бы меня похвалили, а если вдуматься – обругали.

– Вот и мы себе сказали «ого!», когда получили расшифровку компьютерных исследований. Естественно, все сведения были тут же помещены в архив «Д», где у нас хранится сверхсекретная информация. Доступ в архив имеет ограниченный круг тщательно проверенных людей. Вынести оттуда что-либо невозможно; за архивом осуществляется круглосуточное наблюдение. Однако… – Сергей Иваныч сделал паузу и положил в рот клубничку, – твое досье бесследно исчезло.



В комнате повисла напряженная тишина. Иван Сергеич мрачно жевал сигару. Сергей Иваныч столь же мрачно жевал клубнику. Я тоже помрачнела, чувствуя, что у меня в очередной раз начинаются заморочки.

– Интересно, кому понадобилось мое досье?

– Нам это тоже интересно. – Иван Сергеич выплюнул сигару на пол. – По-видимому, кто-то что-то замышляет. Этот кто-то знал об исследованиях, но не знал конкретно об объекте исследований. То есть о вас, Эмма. Вот он и решил выкрасть досье. И теперь, узнав о ваших уникальных способностях, постарается воспользоваться ими в своих грязных целях…

– Поэтому, – подхватил Сергей Иваныч, – мы разработали операцию под кодовым названием «Двойник». Тебе, Мухина, придется на время уехать из Москвы в Петербург. А твое место займет наш человек.

– То есть ваш двойник, – добавил Иван Сергеич.

– Но у меня нет двойника.

– Зато у нас есть. – Сергей Иваныч вытащил из кармана крошечный передатчик и сказал в микрофон: – Чмонин, зайдите в кабинет.

Глава VI

Секретное задание

Через минуту в комнате появился Чмонин. Длинный, нескладный тип с аккуратно подстриженными усиками. Он вытянулся по стойке «смирно» и тонким, почти женским голосом доложил:

– Капитан Чмонин по вашему приказанию прибыл!

– Знакомьтесь, Эмма, – кивнул на капитана Иван Сергеич. – Ваш двойник.

– Это двойник?! – вытаращила я глаза. – Да вы шутите!

– А что, не похож?

Я расхохоталась:

– Конечно, не похож. Дяденька, да еще с усами.

– Усы мы ему сбреем, – невозмутимо сказал Сергей Иваныч. – Да и все остальное тоже не проблема. При современном развитии гримерного искусства загримировать одного человека под другого – раз плюнуть.

– Но он же выше меня!

– Укоротим, – беспечно махнул рукой Иван Сергеич. – Идите, капитан, вы свободны.

– Есть! – Чмонин строевым шагом вышел из комнаты.

Я с сомнением покачала головой:

– Ну не знаю. Скоро вернутся мои родители. Вы думаете, они меня от Чмонина не отличат?

– Твои родители вернутся не скоро, – сказал Сергей Иваныч. – Их послали в командировку по нашему приказу.

– Да, но они обязательно будут звонить. У меня тринадцатого мая день рождения.

– Мы и это предусмотрели. Ты возьмешь с собой в Петербург мобильный телефон, на который мы переадресуем твой домашний номер. Так что родители будут звонить тебе в Москву, а ты будешь отвечать на их поздравления из Питера.

– Классно! А как быть со школой?

– Тут и вовсе без проблем, – сказал Иван Сергеич. – Вы же в новую школу перешли. И, по нашим сведениям, ни с кем особо там не дружите.

– Ни с кем, кроме Володьки Воробьева, – уточнила я. – Мы с ним вместе еще в старой школе учились. А уж Воробей-то в два счета расколет вашего Чмонина.

Сергей Иваныч и Иван Сергеич задумались.

– А может, ему все рассказать?! – предложила я. – Володька отличный парень! Не проболтается!

– Ни в коем случае, Эмма, – отклонил мое предложение Иван Сергеич. – И вообще, дайте нам честное слово, что вы никому ничего рассказывать не станете. От этого зависит успех нашей операции.

– Даю слово, – с неохотой сказала я.

– Ладно. – Сергей Иваныч ударил себя по колену. – С Воробьевым мы что-нибудь придумаем. А сейчас давай поговорим о тебе, Мухина.

Как будто до этого мы говорили не обо мне.

– Да все ясно. Я еду в Питер и жду, когда закончится операция «Двойник». Так?..

– Не совсем, – сказал Иван Сергеич. – Вы, Эмма, не просто едете в Питер, а направляетесь туда для выполнения задания.

Я скорчила кислую гримасу.

– Какого еще задания?

– Секретного, – ответил Иван Сергеич.

А Сергей Иваныч спросил:

– Ты что-нибудь знаешь о Муму?

– О Муму?.. Так вроде глухонемую собачку звали в рассказе Толстого.

– Ну, во-первых, не Толстого, а Чехова. А во-вторых, мы имеем в виду не глухонемую собаку, а глухонемого убийцу по кличке Муму.

– Немого, Сергей Иванович, – поправил Иван Сергеич Сергея Иваныча.

– Да, да, немого.

– Нет, об убийце я ничего не слышала.

– А между тем это один из лучших киллеров России. Орудует он исключительно ножом. Тихонько подкрадывается к жертве и мычит ей в ухо: «Му-му».

– Вроде как «ку-ку», – пояснил Иван Сергеич. – Шутит так.

– Жертва испуганно оборачивается, а Муму р-раз ее ножичком!.. – Сергей Иваныч сделал характерный жест.

– Кошмар, – пробормотала я.

– Несколько месяцев назад, – продолжал Сергей Иваныч, – убийцу арестовали и приговорили к смертной казни. Приговор должны были привести в исполнение в тюрьме под Омском. Но Муму удалось бежать…

Сергей Иваныч замолчал. Иван Сергеич тоже помалкивал.

– И что вы хотите от меня? – не понимала я.

– У нас имеются точные сведения, что Муму сейчас в Петербурге. Тебе надо его найти, Мухина. – Сергей Иваныч сделал многозначительную паузу. – И привести приговор в исполнение.

Я чуть не угорела от такой примочки.

– Убить, что ли?!

– Привести приговор в исполнение, – мягко повторил Сергей Иваныч.

– Вы с ума сошли! – закричала я. – Чтоб я убила человека! Даникогдавжизни!..

– Никакой Муму не человек, – убежденно сказал Иван Сергеич. – Это маньяк-убийца.

– Ну… не знаю, – нервно чесала я переносицу. – Мне надо подумать.

– Пока ты будешь думать, он еще кого-нибудь зарежет, – веско заметил Сергей Иваныч.

– А почему вы меня выбрали для такого дела? Я же девочка. Что, взрослых мало?!

– Хватит, Мухина, молоть чушь! – В голосе Сергея Иваныча появились металлические нотки. – С этой минуты ты больше не девочка. Ты – тайный агент 013. И Родина поручает тебе ответственное задание. Гордись оказанным доверием!

– Я горжусь, но…

– Никаких «но»! Через полтора часа ты отправляешься в Санкт-Петербург. В гостинице «Невский Палас» на твое имя забронирован номер. Если возникнут непредвиденные обстоятельства, свяжешься с начальником петербургской контрразведки. Но это только в самом крайнем случае. Иван Сергеич даст тебе пароль для связи. Все! Вопросы есть?

– Вопросов нет, – ответила я, понимая, что спорить с Сергеем Иванычем бесполезно. Но про себя я твердо решила – убивать Муму не стану. Пусть этой грязной работой занимаются палачи из тюрьмы под Омском. В конце концов, они за это зарплату получают.

Иван Сергеич вытащил из кармана клочок бумаги и карандашный огрызок. Послюнявив кончик огрызка, что-то быстро накорябал на клочке.

– Вслух не читайте, – предупредил он. В записке было написано: «Пароль: „К вам дама“. Отзыв: „Из Амстердама?“»

– Запомнили, Эмма?

– Запомнила.

Иван Сергеич поджег записку зажигалкой и, бросив пепел на пол, тщательно растоптал его. Затем вытащил из кармана мятую фотку.

– Вот фотография Муму.

На снимке был изображен скромного вида молодой человек с голубыми глазами и вьющимися волосами.

– Это Муму?! – воскликнула я.

– А ты ожидала увидеть монстра из фильма ужасов? – усмехнулся Сергей Иваныч. – Запомни на будущее, девочка: у самых отъявленных негодяев, как правило, самая ангельская внешность.

– А где его в Питере искать?

– Если б мы знали, – вздохнул Иван Сергеич. – Единственная зацепка – певица Лола, выступающая в ночных клубах города. По нашим сведениям, Муму любит слушать, как она поет.

Сергей Иваныч посмотрел на часы и пружинисто поднялся с кресла.

– Все, время вышло. Тебе пора, 013, отправляться на задание. Иван Сергеич, выдайте агенту специнвентарь.

Иван Сергеич выдал мне «макарова» с глушителем, железнодорожный билет, мобильный телефон, кучу денег и пачку сигарет «Мальборо лайт».

– Спасибо, – отказалась я от сигарет. – Я не курю.

– Бери, бери, 013, – сказал Сергей Иваныч. – Пригодятся. Это не обычные сигареты. Затянувшись такой сигареткой, человек моментально отрубается на пять минут.

В общем, Иван Сергеич и Сергей Иваныч проводили меня до выхода из могилы, вернее – из штаб-квартиры секретной службы. И я, совершенно обалдевшая от новых впечатлений, полезла по лесенке вверх.

– Счастливого пути, 013! – закричали снизу Сергеич с Иванычем.

Глава VII

Царапина на плече

Наверху, у черного креста, меня ждал капитан Чмонин.

– Мне приказано доставить вас на вокзал, – сказал он.

Возле дыры, в которую я пролезла на кладбище, стоял «Лендровер».. Мы сели в джип и погнали по ночной Москве.

По дороге Чмонин подробно расспросил меня, с кем я общаюсь в классе; как отвечаю на уроках; во что одеваюсь, идя в школу…

Когда мы были уже на полпути к вокзалу, меня вдруг как током дернуло. Блин! Володька же в Дансинг-холле ждет!.. С этими кладбищенскими заморочками все начисто из головы вылетело.

Я повернулась к Чмонину.

– Слушайте, капитан, надо заскочить в одно место.

– В какое еще место? – нахмурился Чмонин. – Мне приказано доставить вас на вокзал.

– Да здесь недалеко. В Дансинг-холл. Понимаете, я должна там встретиться с одним парнем. С Володькой Воробьевым. Если я сейчас не приду, он же завтра на вас наезжать станет: где была, почему не пришла?..

Капитан Чмонин начал напряженно соображать. Я прямо слышала, как у него в голове шарики о ролики терлись.

– Нет, – наконец сказал он. – Мне приказано доставить вас на вокзал. Я не могу нарушить приказ.

– Вы его и не нарушите. Мы просто заскочим в клуб минут на двадцать. А после поедем на вокзал. – Я глянула на часы. – Тем более что до отхода поезда еще целый час.

Чмонин тоже посмотрел на свой будильник.

– Не час, а пятьдесят пять минут.

«М-да… – подумала я, – тяжелый случай».

– Послушайте, капитан, – вновь принялась я ему втолковывать. – У вас есть приказ отвезти меня на вокзал. Так?.. Но у вас нет приказа не заезжать в Дансинг-холл. Понимаете?

Чмонин опять начал напряженно соображать. Тяжело ему это дело давалось. У него даже капельки пота на лбу выступили.

– Мне приказано доставить вас на вокзал, – скрипнув зубами, сказал он.

– Правильно. А не заезжать в Дансинг-холл у вас был приказ?

– Такого приказа я не получал.

– Вот видите. Раз не получали, значит, можно заехать. Что не запрещено, то разрешено. Верно?!

Чмонин ничего не ответил. По-моему, он не врубился в мою последнюю фразу.

– Давайте, капитан, рулите налево. Во-он в тот переулочек.

Через пару минут мы подкатили к Дансинг-холлу. Раньше это был Дом культуры то ли Маркса, то ли Энгельса, то ли обоих сразу. А теперь здесь тусовались все кому не лень: рокеры, рэйверы, панки-поганки… Короче, заведение было на самый широкий вкус.

У входа торчал Гафчик. Как преданный пес, он всюду сопровождал своего хозяина.

– Привет, Гафч, – потрепала я его рыжую голову.

– Гаф, – ответил Гафчик.

– Вы только долго не задерживайтесь! – открыв дверцу, крикнул Чмонин. – А то мне приказано…

– Знаю, знаю! Вам приказано доставить меня на вокзал!..

Я вошла в холл.

Вечеринка была в полном разгаре. Мигали разноцветные огни. Гремела музыка.

Воробья я нашла в баре, на втором этаже. Он сидел за столиком и изображал из себя крутого парня. Небрежная поза, в руке высокий стакан с коктейлем «Удар по мозгам».

Я взяла свой любимый персиковый сок и подсела к Володьке. В баре было душно, и я сняла куртку, оставшись в одной маечке.

– Привет, Воробей, – сказала я. Володька сунул мне под нос часы.

– Смотри, сколько времени, Мухина! Ты где так долго пропадала?

– На кладбище.

– На каком еще кладбище?!

– На Ваганьковском.

– На Ваганьковском кладбище в час ночи?! Ты что, меня за дурака принимаешь?!

– Ага, за дурака, – решила я немного подразнить Воробья.

Но Воробей на провокацию не поддался.

– И что ты там делала? – спросил он.

Я схватила его за горло и угрожающе прорычала:

– Мертвецов ела! Я пожирательница мертвецов!..

– Хватит дурачиться, Мухина, – убрал он мои руки. – Я серьезно спрашиваю.

Покосившись на бармена с официанткой, болтавших у стойки, я зашептала:

– Воробей, сейчас я тебе кое-что расскажу. Только, чур, никому.

– Могила, Мухина, – тоже шепотом ответил Володька. – Небось опять влипла?!

– Да еще как! Ты даже представить себе не можешь, в какую передрягу я попала на этот раз.

И я все-все-все Володьке выложила. Конечно, я дала слово Иван Сергеичу никому ничего не рассказывать. Но слово-то мое. Хочу даю – хочу назад забираю.

Воробей слушал, не перебивая. И чем дальше я рассказывала, тем больше он хмурился.

Когда я закончила, Володька сидел мрачнее тучи.

– Да, Мухина, – сказал он, – только с тобой могла произойти такая несусветная чушь.

И замолчал. Я знала, что Воробей не просто молчит. Он думает.

Пока он думал, я вдруг обнаружила, что сижу напротив зеркальной стены. Я тут же начала с удовольствием разглядывать свое отражение. Физиономия у меня была очень даже ничего. Да и фигурка тоже. Я бы вполне могла принять участие в конкурсе фотомоделей. Как Синичкина. Но вот ведь какая фишка: Эльку приглашают в Питер на конкурс «Супермодель России», а меня отправляют в тот же Питер совершить убийство.

Да, каждому свое.

– Что-то здесь не то, – сказал наконец Володька.

– Что не то? По-моему, все то.

Воробей залпом осушил свой стакан.

– А ты, Мухина, пошевели мозгами, если, конечно, они у тебя имеются. Секретная служба посылает тебя в Петербург убить киллера Муму. Но ведь спецслужбы уголовниками не занимаются. Уголовниками занимается Уголовный розыск. Скажешь, не так?!

Я тоже залпом допила сок.

– Так, не так – какая мне разница? Это их проблемы. Лично я не собираюсь искать Муму, а уж тем более его убивать. Просто прокачусь в Питер, оттянусь там, «Джоконду» в Эрмитаже погляжу…

– «Джоконда», Мухина, в Лувре, а не в Эрмитаже…

– Воробей, не дави на меня эрудицией. Я без тебя знаю, где висит «Джоконда». Газеты надо читать. Вчера ее привезли из Парижа в Петербург, на выставку одной картины. Ну а секретная служба…

Я замолчала, потому что к столику подошла официантка.

– Еще будем заказывать, молодые люди? – спросила она и протянула руку забрать пустые стаканы.

– Ай! – дернулась я.

– Извини, девочка, я нечаянно.

Я посмотрела на свое голое плечо. На плече появилась ярко-красная царапина. Официантка оцарапала меня своими наручными часиками. Точнее, ремешком от этих часиков. Я заметила, что ремешок у нее был какой-то странный – весь утыканный маленькими острыми шипами.

– Ничего, пустяк, – сказала я, надев куртку. – Воробей, идем попрыгаем.

И мы пошли в танцевальный зал.

Глава VIII

Володька шутит

В зале все мигало, сверкало и переливалось. Под потолком крутилось несколько зеркальных шаров. За музыкальным пультом выпендривался диджей.

– Добрый вечер-вечерок тем, кто любит клевый рок! – кричал он в микрофон. – Леди и джентльмены! Дамы и господа! Братцы!! Сейчас перед вами выступит монстр рок-н-ролла Орган Себастьянович Бах! Недавно он выпустил свой десятый сольник и получил за него стольник! Встречайте, пипл!!

Зал одобрительно засвистел и зааплодировал. Грянула ритмичная музыка. На сцену выбежала стильная девчонка чуть постарше меня. На ней были кожаные сапоги до самых бедер, кожаные перчатки до локтей, кожаная куртка с блестящими заклепками и кожаная юбка с разрезами. Короче, она вся была упакована в кожу.

Девчонка поднесла к губам бесшнурный микрофон и запела в рэповом стиле:

Мой кофе – остыл!

Мой поезд – ушел!

Моя цифра – шесть!

Мои мысли – сор!

Моя история – чушь!

Вам ее не понять!

Моя птица – ворона!

Мне на все – пле-вать!!

Пошло долгое соло электрогитары. Потом девчонка снова вскинула микрофончик к губам и продолжила:

Мой цвет – зеленый!

Моя птица – ворона!

Мои мысли – сор!

Мой кофе – остыл!

Мой поезд – ушел!!

Зал буквально на ушах стоял от этой песенки. «Давай! Давай! Давай!» – орал диджей, заводя и без того заведенную публику. А меня вдруг в жар бросило. Затем в холод. После опять в жар.

– Володька, – схватила я танцующего Воробья. – Мой поезд ушел!

– А твой кофе остыл?! – со смехом спросил он.

– Да подожди ты! – остановила я танцующего Воробья. – Мой поезд ушел в Питер!

Володька посмотрел на часы:

– Пока еще не ушел. Но вот-вот уйдет.

– Как же я так лопухнулась?! И Чмонин не предупредил! Дрыхнет, наверное, в машине!

– Да и фиг с этим поездом. Поедешь завтра на другом. Какая разница?!

– Ты не понимаешь, я Чмонина подвела… Ой, ну как же я могла забыть про этот дурацкий поезд!

– Только без паники, – сказал Воробей. – У меня есть идея. Стой здесь. Я сейчас.

– Ты куда?..

Но он уже убежал.

Я протолкалась в коридор и села на скамейку. Может, и правда зря я паникую. Ничего не изменится, если я поеду в Питер дневным поездом. А Чмонин доложит начальству, что я уехала ночным…

Рядом со мной появился Володька:

– Порядок, Мухина. Поезд без тебя не уйдет.

– Кончай треп, Воробей. Куда ты бегал?

– К телефону-автомату. Я позвонил в милицию и сообщил, что в скорый поезд «Москва – Санкт-Петербург» заложена бомба.

– Хорош прикалываться.

– А я не прикалываюсь, – серьезно ответил Володька.

Я посмотрела ему в глаза. Похоже, он и правда не шутил.

– Ты сказал, что в поезде бомба?! – Воробей молча кивнул. – Ну ты даешь! Тебе что, коктейль «Удар по мозгам» по мозгам ударил?!

– Успокойся, Мухина! Не заводись по пустякам.

– Ничего себе «пустяки»! Ты представляешь, что сейчас творится на вокзале?! Здание оцеплено омоновцами, все пассажиры эвакуированы, саперы с собаками по вагонам рыщут… Зачем ты это сделал, Воробей?!

Володька вздохнул:

– Я хотел, чтобы ты не огорчалась, Эмма. – Он еще раз вздохнул. – Глупо как-то получилось.

– Да уж, отмочил ты номер.

Володька виновато опустил голову. А повинную голову, как известно, меч не сечет. Вернее, не секет.

– Ладно, Воробей, – сказала я. – В принципе, ничего страшного. Вот если бы ты действительно заложил в поезд бомбу, тогда другое дело. А так саперы поищут-поищут и успокоятся. А пассажиры потом с гордостью будут всем рассказывать, как сели в поезд, в котором могла оказаться бомба.

– Ты думаешь? – приободрился Володька.

– Уверена. Пошли еще попрыгаем. Мне теперь спешить некуда. Поезд как минимум через час отправят. Пока вагоны обыщут, да пока все снова сядут…

Мы еще немного потанцевали и вышли на улицу. Начинало светать. У заднего колеса «Лендровера», свернувшись калачиком, дрых Гафчик, а на заднем сиденье джипа, тоже свернувшись калачиком, дрых капитан Чмонин.

Володька растолкал Гафча, а я – Чмонина.

Когда капитан узнал, сколько уже времени, он чуть не спятил.

– И зачем я вас только послушался, Эмма! У меня же был приказ! Вы понимаете – приказ!..

– Спокойно, – сказала я. – Все будет о'кей. Едем на вокзал.

Я на прощание чмокнула теплый нос Воробья, затем холодный нос Гафчика, и мы с Чмониным погнали на вокзал. Всю дорогу капитан доставал меня своими упреками.

На вокзале, как ни странно, было тихо: ни тебе омоновцев, ни тебе оцепления… Может, и мой поезд давным-давно ушел?..

Только я так подумала, как раздался женский голос из динамиков:

– Поезд номер девять «Москва – Санкт-Петербург» отправляется от третьей платформы.

– До скорого, капитан! – Я рванула на платформу.

Состав уже отходил. Проводница пятнадцатого вагона, в который у меня был билет, закрывала дверь.

Я на ходу запрыгнула в тамбур.

– Девочка, ты кто? – обалдела проводница.

– Эмма Мухина, – представилась я. – Ваша пассажирка.

– Гаф-гаф-гаф!! – раздался с платформы знакомый лай. За уходящим поездом несся… Гафчик. Видно, маленькому Гафчу очень понравилось целоваться и он решил ехать со мной в Питер.

Догнав пятнадцатый вагон, Гафчик прыгнул прямо в мои подставленные руки. Я прижала к груди лохматый комок, чувствуя, как торопливо бьется Гафчиково сердце.

– А это еще что за собака? – вновь обалдела проводница.

– Тоже ваша пассажирка, – сказала я. – Вернее, пассажир.

Глава IX

Поездка в Питер

Проводница забрала у меня билет. Я думала, что она начнет возникать из-за Гафчика: «Где билет на собаку?.. Где намордник?..» Но проводница только сказала:

– Проходи, девочка. Твое место в последнем купе.

При этом она как-то странно на меня посмотрела. Или мне это показалось?..

Мы с Гафчем порулили в самый конец вагона. Из полуоткрытых дверей купе слышались возбужденные голоса: «Какой кошмар!.. Ужас!.. Ужас!..»

В моем купе сидел высокий мужчина. Таких красивых мужчин я видела только в кино. Он был одет в элегантный костюм.

– Добрый вечер, – поздоровалась я.

– Скорее уж «доброе утро», – с улыбкой ответил мужчина.

– Ничего, что я с собакой? Вы ее не бойтесь. Она не кусается.

Гафчик выглянул из-за моей ноги и дружелюбно вильнул хвостиком, как бы подтверждая, что он не кусается.

– Я тоже не кусаюсь, – опять улыбнулся мужчина. – А как зовут такого шикарного пса?

– Его зовут Гафчик, – представила я своего четвероногого друга. – Входи, Гафч, дяденька не кусается.

Мы вошли в купе, и я села на свое место. Гафчик тут же забрался под стол и улегся там, положив морду на мои ботинки.

– Вы до Питера? – спросил мужчина и протянул мне пакетик с орешками. – Угощайтесь.

– Спасибо. Да, до Питера.

– Хотите угадаю, зачем вы туда едете? – неожиданно предложил он.

У меня аж сердце екнуло. А вдруг он сейчас скажет:

«Вы едете в Питер, чтобы совершить убийство».

– Ну угадайте, – осторожно согласилась я.

– Вы едете в Питер, чтобы принять участие в конкурсе «Супермодель России». Угадал?

– А вот и нет. Я еду смотреть «Джоконду».

– Тоже неплохо, – одобрил мужчина. – Давайте знакомиться. А то я с вашим Гафчиком знаком, а с вами нет.

– Меня зовут Эмма, – сказала я. – Эмма Мухина.

Мужчина громко рассмеялся.

– Что, смешная фамилия?

– Да нет. Просто меня зовут Немухин. Эдуард Немухин.

– Шутите?

– Клянусь.

– Клево! – Я тоже засмеялась. – Мухина с Немухиным встретились в одном купе. Анекдот.

– Да, анекдот. – Немухин перестал смеяться. – Встретились Немухин с Мухиной в одном купе, поболтали о том о сем и легли спать. А утром в купе заглянул проводник. «Скажите, проводник, – спрашивает у него Мухина, – Петербург скоро?» А тот ей отвечает: «Какой я тебе проводник, девочка? Я – Архангел небесный».

– Почему Архангел? – спросила я, хотя прекрасно поняла, куда клонит Немухин.

– А потому, что ночью наш вагон должен был взлететь на воздух. И мы бы с вами оказались на небесах… Разве вы ничего не знаете?

Я сделала наивное лицо.

– Так я же опоздала на поезд и решила ехать на следующем. Прихожу на вокзал, смотрю – мой поезд стоит. А что случилось?

– В милицию позвонил неизвестный и сообщил, что в наш поезд заложена бомба. Вы бы видели, Эмма, что творилось!.. Вокзал оцепили омоновцы, пассажиров эвакуировали, саперы с собаками все вагоны прочесывали…

– Надо же, – покачала я головой.

– Да, представьте себе. Хорошо еще саперы быстро нашли и обезвредили бомбу.

Я уставилась на Немухина недоуменным взглядом.

– Какую бомбу?

– Которую террористы заложили.

Я никак не могла врубиться.

– Вы хотите сказать, что в поезде обнаружили бомбу?

– Ну да. Прямо в нашем вагоне.

– В нашем вагоне?!

– Мало того, в нашем купе.

– В нашем купе?!

– Да. Как раз под вашей полкой.

Я прямо обалдела. Вот так фокус. Выходит, Воробей, сам того не подозревая, спас мне жизнь. И не только мне, но и многим пассажирам экспресса «Москва – Санкт-Петербург».

– По идее, бомбу надо в первый вагон закладывать. Или в середину состава, – принялся рассуждать Немухин, словно заправский террорист. – Кто ж ее в последнее купе последнего вагона закладывает. Странные какие-то террористы. Такое впечатление, что они не поезд хотели взорвать, а лично вас, Эмма. – Немухин весело рассмеялся над своим предположением.

Но мне было не до смеха.

Я почему-то сразу подумала, что так оно и есть. Да, неизвестные террористы хотели взорвать именно меня. И скорее всего, это как-то связано с похищением моего досье из архива секретной службы…

Немухин продолжал говорить, я кивала, не слушая, а в голове крутилась одна и та же мысль: «За мной началась охота! За мной началась охота!..» Вот черт! И что же мне так в жизни не везет?! Хотя почему не везет? Я же не взлетела на воздух…

– Пора, наверное, спать, – невежливо перебила я Немухина.

– Конечно, конечно, – суетливо поднялся он. – Вы укладывайтесь и гасите свет. А я пойду покурю.

Немухин вышел. Я постелила себе постель, вырубила свет и нырнула под одеяло.

Тудух-тудух-тудух-тудух… – стучали колеса на стыках рельсов. Под столом беспечно сопел Гафчик. Я лежала головой к двери и смотрела в окно. За окном была непроглядная темень. Эх, как хорошо день начался. Весеннее солнечное утро. Пятак по химии… А затем пошло-поехало: странный рассказ химички, слежка за человеком в черном плаще, Ваганьковское кладбище, секретная служба, задание убить киллера Муму… Постепенно мысли стали путаться, и я уснула.

Сон мне приснился смешнее не придумаешь.

Будто бы уже наступил день моего рождения. И я пригласила к себе в гости Сергея Иваныча с Иваном Сергеичем, Гафчика с Володькой и капитана Чмонина с немым убийцей Муму. Взявшись за руки, они водили вокруг меня хоровод и громко напевали:

Как на Эмкины именины

Испекли мы каравай.

Вот та-а-кой вышины,

Вот та-а-кой ширины…

При этом все (включая и Гафчика) показывали, какой ширины и вышины был каравай.

Каравай, каравай,

Кого хочешь убивай…

И как вы думаете, кого я убила?.. Капитана Чмонина, вот кого!

Утром за окном шел нудный мелкий дождь. Это означало, что Питер уже близко. Я сходила умылась, причесалась и снова вернулась в купе.

Гафч все еще дрых под столом. Немухин собирался завтракать. Из вагона-ресторана ему принесли ароматную пиццу.

– Только-только приготовили, – говорил официант, ставя на стол тарелку с пиццей. – Можно сказать, с пылу с жару. Смотрите не обожгитесь.

– Вы сегодня свежи, как роза, Эмма, – сделал мне комплимент Немухин. – Прошу к столу. Один я такую огромную пиццу не осилю.

«Все-таки выгодно иметь смазливую внешность, – подумала я. – Комплименты делают, угощают…» Официант, пожелав нам приятного аппетита, удалился. Мы уже хотели приняться за пиццу, но она в самом деле оказалась с пылу с жару. Прямо огненная.

Пришлось ждать, пока остынет. И Немухин вернулся к прежней теме.

– Такого разгула преступности в столице никогда не было: убийства, ограбления, взрывы автомашин… Теперь еще и поезда пытаются взрывать. Прямо не Москва, а Чикаго тридцатых годов. И когда только московская милиция со всем этим покончит. Говорят, в Петербурге с преступностью уже давно покончено…

Едва он произнес последнюю фразу, как дверь резко отворилась и в купе вошли два здоровенных «качка» с бульдожьими физиономиями.

– Вас приветствует питерский железнодорожный рэкет! – рявкнул один.

– Это наезд! – рявкнул другой. – Гоните бабки!

Глава Х

Я становлюсь телохранительницей

Конечно, я была всего лишь маленькой девочкой, и мне полагалось задрожать от страха. Но я не задрожала. Те из вас, кто читал о моих прошлых похождениях, сразу поймут почему. А для остальных поясню – я попадала еще и не в такие переделки.

Один из бандитов лениво жевал жвачку; другой держал в руке недопитую бутылку пива. Мы с Немухиным молчали.

– Че молчите, будто крови в рот набрали?! – гаркнул тот, что жевал жвачку.

– А мы глухонемые, – сказала я.

Оба бандита заржали.

– Гля-ко, Жвачка, юморная школьница попалась, – сказал тот, что с бутылкой. – Тебя как звать, чудо в перьях?

– Никак меня не звать, – ответила я. – Валите отсюда, козлы.

Бандюги слегка опешили.

– Слышь, Пиво, по-моему, она грубит, – сказал Жвачка.

Пиво подошел ко мне и в упор уставился придурошным взглядом.

– Тебя че, детка, в школе не учат, как надо со старшими разговаривать?! – Он ткнул меня пальцем в солнечное сплетение.

– А ну не трогай ее! – Немухин вскочил со своего места. – А то по рогам получишь!

– Это от кого же я, интересно, по рогам получу? – повернулся Пиво к Немухину. – Уж не от тебя ли, фраер?

– От меня, – смело подтвердил Немухин.

В эту минуту в купе заглянул еще один мордоворот.

– Жвачка, Пиво, – приказным тоном бросил он, – больно долго копаетесь. Пора сваливать, скоро Питер.

– Да тут крутой выискался, – указал Жвачка на Немухина. – Такой крутой, прямо круче некуда. Может, его замочить, а, Паштет?!

– Зачем мочить… – Паштет недобро усмехнулся. – Он нам свой лопатник с бабками и так отдаст. А не отдаст, я ему всю вывеску разукрашу. Дай-ка сюда бутылек, Пиво.

Пиво допил остатки пива и протянул пустую бутылку Паштету. Бандит ударил бутылкой об угол двери и, выставив вперед острый осколок, пошел на Немухина.

Но Паштет допустил маленькую ошибку: повернулся ко мне спиной, видимо, не беря в расчет какую-то там девчонку. И зря, между прочим.

Я схватила с тарелки горячую пиццу и быстро запихала бандиту за ворот рубашки. Да еще для верности расплющила кулаком.

Жестоко, конечно, поступила; ну а как еще прикажете с бандитами поступать?

– А-а-а-а!!! – завопил Паштет.

В ту же секунду Немухин продемонстрировал ему великолепный хук1 правой.

Бандит – брык! – и скопытился.

Жвачка и Пиво явно не ожидали такого поворота событий. Жвачка разинул рот от изумления. Пиво вытаращил глаза. Ну а я тем временем надела на руку кастет и продемонстрировала Жвачке не менее великолепный апперкот2 в челюсть.

Жвачка вылетел из купе, как пробка из бутылки. Тут только Пиво опомнился и выхватил из кармана складной нож. Вжик — сверкнуло лезвие.

– Гаф-гаф-гаф! – раздался громкий лай, и из-под стола выскочил Гафчик. Прыгнув на бандита, он вцепился зубами в руку, сжимающую нож.

– А-а-а-а!!! – теперь уже завопил Пиво, роняя нож на пол.

Воспользовавшись Гафчиковой помощью, я провела молниеносный раунд-кик1 по бандитской роже. И Пиво с первой космической отправился в коридор следом за Жвачкой.

– Грандиозно, Эмма! – Немухин показал большой палец. – Где вы научились так ловко драться?!

– В детском саду, – ответила я.

– Осторожнее! – вдруг закричал он.

Я обернулась. Позади стоял Паштет. В руке бандит сжимал «кольт» 45-го калибра.

– Хе-хе-хе, – скалился Паштет. – Советую не дергаться, детка.

– А никто и не дергается! – воскликнула я, одной ногой выбив у бандита пушку, а другой заехав ему в зубы. Паштет полетел вслед за своей братвой.

Немухин смотрел на меня с нескрываемым восхищением.

– Эмма, чем больше я за вами наблюдаю, тем больше вы мне нравитесь.

– Не время для комплиментов! Надо взять банду!!

Мы ринулись в коридор. Поезд резко тормознул.

«Бандиты сорвали стоп-кран!» – догадалась я, падая на пол купе. На меня упал Немухин. А на него непонятно откуда свалился Гафчик.

Короче, получилась куча-мала.

Пока мы друг из-под друга выбирались, поезд остановился. Мы снова ринулись в коридор. Бандитов, естественно, уже и след простыл. Мы побежали в тамбур.

Двери всех купе были наглухо закрыты. Зато дверь тамбура была распахнута настежь.

Состав стоял посреди леса. Щебетали птицы. А вдалеке, меж деревьев, мелькали спины убегающих рэкетиров.

Я вскинула «кольт», доставшийся мне в качестве трофея, и прицелилась в одну из фигур. Но не смогла выстрелить в спину.

Только сейчас я вспомнила, что у меня есть и своя пушка, «макаров» с глушителем. А я, дура, про него совсем забыла.

Поезд плавно тронулся с места. И стал быстро-быстро набирать скорость. Вскоре и лес, и щебечущие птицы, и бандиты остались далеко позади.

Мы вернулись в купе.

– Гаф-гаф-гаф! – залаял Гафчик, чтобы привлечь наше внимание. У его лап лежал большой полиэтиленовый пакет.

Я открыла пакет и обомлела. Он был доверху набит деньгами.

– Где ты его нашел, Гафч? – спросила я.

Тут дверь отворилась, и в купе пожаловали новые гости. Поездная охрана.

Они-то нам все и рассказали.

Вагоны фирменного поезда «Москва – Санкт-Петербург» состояли из двухместных купе. Три бандита заходили в купе, где находились два пассажира, и спокойно их грабили. Потом банда переходила в следующее купе, и все повторялось. И ничего нельзя было сделать – в каждом купе бандиты имели численный перевес на одного человека. Вот так они и ограбили весь поезд, включая и поездную охрану из двух охранников.

И только мы с Немухиным, рискнув жизнью, оказали банде сопротивление.

Не успели охранники отвалить (записав наши показания и забрав пакет с деньгами), как в наше купе повалили пассажиры с одним-единственным вопросом: каким образом нам удалось отбиться от рэкетиров?

– А мы их огорошили, – говорил всем Немухин.

– А потом ошарашили, – добавляла я.

Наконец мы заколебались отвечать на один и тот же вопрос и смылись в вагон-ресторан. Позавтракать.

– Что будете заказывать? – обратился к Немухину официант.

– А что обожает ваш суперсмелый пес? – в свою очередь обратился ко мне Немухин.

– По-моему, он обожает сырые сосиски, – сказала я и, увидев, как Гафчик облизнулся при этих словах, поняла, что попала в самую точку.

– Сорок сырых сосисок, – распорядился Немухин.

Официант невозмутимо кивнул.

– А что желает суперсмелая девочка? – спросил у меня Немухин.

– Пиццу, – ответила я. – Мы же ее так и не попробовали.

Вскоре официант подал на стол две дымящиеся пиццы; а под стол – глубокую тарелку с горой сырых сосисок. И мы приступили к завтраку, заодно с пиццей смакуя детали недавнего сражения.

– Классно вы провели хук правой!

– А ваш апперкот – просто сказка!

Наконец с пиццами было покончено. Немухин вытер салфеткой губы и сказал:

– Знаете, Эмма, о чем я сейчас подумал? Из вас мог бы получиться отличный телохранитель. Вы не хотите стать моим телохранителем? Точнее – телохранительницей.

– Вам нужен телохранитель?

– Да. Человек моей профессии часто подвергается опасности.

– А кто вы по профессии?

– Коммерсант. В молодости я служил в морской пехоте и поэтому могу за себя постоять. Но сегодняшний случай показал, что все же разумнее иметь при себе еще одну пару крепких надежных рук.

– Почему бы вам тогда не нанять профессионального охранника? Зачем вам обыкновенная девчонка?..

– Не скромничайте, Эмма, – улыбнулся Немухин. – Вы любого профессионала за пояс заткнете. Как мастерски вы провели в тесном купе сложнейший раунд-кик. Да ни один профессионал на такое не способен. А то, что вы девочка, – это даже хорошо. Никому и в голову не придет, что моя юная спутница – охранник.

– А как же школа?

– Ах да, вы же в школе учитесь. В каком классе? В одиннадцатом?

– Нет, еще только в восьмом.

Немухин задумчиво помял салфетку в руке.

– Давайте тогда вот о чем договоримся… Вы сколько дней пробудете в Петербурге?

– Неделю, наверное, – прикинула я.

– Отлично! Я тоже неделю. А где вы остановитесь?

– В гостинице «Невский Палас».

– Прекрасно! И я там остановлюсь… Эмма, я вас прошу поработать моей телохранительницей хотя бы в Питере.

– А какие у меня будут обязанности?

– Ходить со мной по ночным клубам.

– Фьюти-фьють, – присвистнула я.

– Сейчас я вам все объясню, – поспешно произнес Немухин. – Дело в том, что я решил открыть в Москве ночной клуб. Но мне хочется оформить его так, чтобы он был особенный, не похожий на другие. Я уже осмотрел интерьеры московских «ночников», а теперь хочу осмотреть интерьеры питерских. Вот мы с вами по ночам этим и займемся. А днем можете быть свободны. Идите в Эрмитаж, Русский музей, куда угодно… Вся оплата, разумеется, в долларах. Ну как, договорились?

За окнами вагона-ресторана проплывали грязные кирпичные дома. Поезд медленно приближался к Московскому вокзалу.

«А почему бы и нет?!» – подумала я. Мне ни разу не приходилось бывать во взрослых ночных клубах. Да меня бы и фэйс-контроль не пустил во взрослый «ночник». А с Немухиным – пустит.

– Договорились, – сказала я.

Глава XI

Питерский сыщик Григорий Молодцов

Гафчик так обожрался сосисками, что был просто не в состоянии передвигаться самостоятельно. Пришлось его выносить из вагона на руках.

– Ну ты и обжора, Гафч, – ворчала я. – Разве можно так обжираться?

– И-и-и, – жалобно скулил Гафчик, глядя на меня осоловелыми глазенками.

Если б сейчас рядом был Володька, он бы сразу стал доказывать, что Гафч сказал букву «и».

Только я ступила на платформу Московского вокзала, как тут же услышала требовательный окрик:

– Мухина!! Кто здесь Мухина?!

С этими словами к пассажирам обращался крепко сбитый мужчина в потертой кожаной куртке. Чуть поодаль от него стояли и покуривали еще несколько таких же крепышей в точно таких же потертых кожанках.

Поначалу я решила, что это опять какая-нибудь бандитская братва. Но быстро сообразила, что раз они стоят рядом с милицейским уазиком, то, значит, это не бандиты, а милиционеры.

Уазик был невероятно грязный, побитый, со множеством пулевых отверстий на ветровом стекле и дверцах.

– Мухина! – продолжал орать крепыш. – Кто здесь Мухина?!

Я подошла к нему.

– В чем дело?

– Не мешай, девочка, – отмахнулся он.

– Но вам же нужна Мухина. А это я.

Крепыш окинул меня недоверчивым взглядом.

– Ты Мухина?!

– Да, вот уже почти четырнадцать лет.

– Нет, девочка, мне нужна другая Мухина, – убежденно сказал он. – Та, которая раскидала банду рэкетиров в поезде.

– Так это я раскидала.

Крепыш поморщился.

– Не морочь мне голову, дорогуша.

К нам подошел Немухин.

– Она вам голову не морочит. Эмма действительно расправилась с тремя бандитами. Ну и я ей немножко помог.

– А-а, так вы Немухин?!

– Да. А вы кто?

– Григорий Молодцов! – небрежно представился крепыш. – Лучший питерский сыскарь. Меня еще называют – Суперопер. Небось слыхали обо мне и моих крутых ребятах из Ударной группы по борьбе с бандитизмом?!

– Лично я не слыхала, – честно призналась я.

– Я тоже, – сказал Немухин.

– Хм. Странно. Ну да ладно, рассказывайте, как дело было. Охранники уже по рации доложили, но я хочу знать подробности.

Мы рассказали.

– Хм, – снова хмыкнул Молодцов, выслушав наш рассказ. – Да я гляжу, вы лапшисты.

– Кто мы?! – спросили мы в один голос.

– Лапшисты. – Молодцов вынул из кармана портсигар, на крышке которого была выгравирована надпись: «Григорию Молодцову – мастеру силового задержания». – Лапшу мне на уши вешаете.

– Ну знаете!.. – возмутился Немухин.

– Знаю, приятель, знаю, – сказал суперопер, доставая из портсигара сигарету и закуривая. – Григорий Молодцов все знает. Его на мякине не проведешь. Судя по вашим описаниям, в поезде орудовала банда Паштетова «Летучие кошки». Но этого просто быть не может. Паштетов – видный авторитет в криминальном мире. Он банки в Москве грабит. И до такой мелочовки, как железнодорожный рэкет, опускаться не станет.

– Так вы что, нам не верите?! – удивленно воскликнула я.

– Не верю, – спокойно подтвердил Молодцов. – Ты думаешь, Григорий Молодцов лопух? Нет, дорогуша, не лопух. Я и книжки читаю, и телевизор смотрю. И не надо мне тут вкручивать, будто ты вырубила трех здоровенных мужиков.

Я пожала плечами:

– Можете не верить. Нам-то что.

– А то, дорогуша, что все это очень даже подозрительно.

– Ах, вам подозрительно! – не выдержав, закричал Немухин. – Лучше бы спасибо сказали за то, что мы выполнили вашу работу. Оказали сопротивление преступникам, да еще отобранные деньги пассажирам вернули.

– Большое спасибо, – язвительно сказал Молодцов.

– Большое пожалуйста, – язвительно ответила я.

Разговор явно не клеился.

– Ладненько, – выплюнул он сигарету на платформу. – Если вы такие шустрые ребята, что самому Паштетову рога обломали, то где его оружие?.. Паштет никогда не расстается со своей пушкой 45-го калибра. Это я точно знаю.

– Не было у него никакой пушки, – сказала я.

Мне совсем не хотелось отдавать этому типу «кольт», который я захватила в честной борьбе. Он мне еще самой пригодится, раз уж я теперь телохранительница.

– Значит, не было пушки, – с усмешкой повторил Григорий Молодцов, глядя на оттопыренный карман моей куртки (где как раз и лежал «кольт»). – Ну-ну. А с какой целью вы приехали в Питер?

– Это что, допрос?! – вскинулся Немухин.

– Какой же это допрос, – лениво произнес суперопер. – Допросы я по-другому провожу. – И как бы невзначай добавил: – А вы, случаем, не родственники?

– Нет, не родственники, – сухо ответила я.

«Дурум-бурум-бурум-дурум», – с оглушительным треском заговорила рация в кабине уазика. Но крепыши все поняли.

– Гриша, – позвал один из них Молодцова. – На Марата ювелирный грабанули!

– Едем! – коротко бросил Молодцов. – Заводи колымагу.

И, уже сидя в машине, прокричал нам с Немухиным:

– Завтра в одиннадцать придете ко мне на Захарьевскую улицу. В следственный отдел. Усекли?!

– Усекли, – ответила я, мысленно посылая его куда подальше.

Милицейский драндулет лихо развернулся на узком пятачке платформы. Мигалка замигала, сирена завыла, и уазик на сумасшедшей скорости погнал вдоль состава, разгоняя провожающих и отъезжающих, словно испуганных голубей.

Ну а мы с Немухиным потопали в «Невский Палас».

Глава XII

Взрыв в гостинице

Гостиница «Невский Палас» находилась на Невском проспекте, в пяти минутах ходьбы от Московского вокзала. По дороге нам попались два красочных рекламных плаката. На одном была изображена «Джоконда» со своей загадочной полуулыбкой, а на другом… Элька Синичкина. У Эльки, в отличие от Моны Лизы, улыбка была до ушей.

В первой рекламе говорилось, что в Эрмитаже экспонируется бесценный шедевр Леонардо да Винчи «Джоконда»; а во второй сообщалось, что во Дворце молодежи проходит конкурс «Супермодель России».

– Послушайте, Эмма, – сказал Немухин, когда мы уже подходили к гостинице, – я забронировал двойной номер. Это два номера, соединенные между собой. Не могли бы вы поселиться в одном из этих номеров? Раз уж вы моя телохранительница.

– Хорошо, – согласилась я.

– Тогда, если вы не возражаете, я скажу портье, что вы моя дочь.

– Ладно, – кивнула я.

Так мы и поступили. Сказали усатому портье, что я Эмма Немухина; забрали ключи от 203-го и 204-го номеров и поднялись на второй этаж.

Немухин с Гафчем сразу же завалились спать, а я пошла прогуляться по городу. Питер я знала не хуже Москвы. У Володьки здесь жила дальняя родственница тетя Мотя, и мы частенько приезжали к ней на каникулы.

Рекламные плакаты с Джокондой и Синичкиной были расклеены по всему центру. И я решила, не откладывая дела в долгий ящик, пойти в Эрмитаж и посмотреть на оригинал знаменитой картины.

На Элькин оригинал я смотреть не собиралась. Насмотрелась еще в школе.

Когда я подошла к Эрмитажу, то увидела, что желающих пообщаться с Джокондой было больше чем достаточно. Огромная очередь тянулась через всю Дворцовую площадь до Невского проспекта.

Поэтому я вошла в музей со стороны набережной и просто побродила по залам. После я еще забежала в Петропавловскую крепость и «Кунсткамеру». И, напоследок посмотрев в какой-то киношке какую-то суперфигню, вернулась в гостиницу.

Немухин с Гафчиком еще дрыхли. Я приняла ванну и от нечего делать стала переключать телеканалы. По одной программе вот уже второй год шел дурацкий сериал, по другой рассказывали про птиц-кошкоедов, а по третьей Элька Синичкина давала интервью.

Ну прямо никуда от нее не деться!

Элька сидела в саду с фонтанами и пудрила мозги тележурналистке.

– Мой папа, – как всегда манерно говорила она, – простой инженер, а мама – простая учительница…

Во врать-то! Папа у нее «простой инженер». Да ее папаша – владелец двух казино в Москве. А мамаша – коммерческий директор рекламного агентства… Я уже хотела переключить телик на другой канал, как вдруг раздался страшный грохот.

Я чуть не оглохла. Честное слово. Такое было впечатление, будто пол-Питера взлетело на воздух.

Я выскочила в коридор. Здесь уже было полным-полно народу. На месте двери 205-го номера зияла огромная дырища. Все толпились возле этой дыры, но никто не решался в нее войти.

Тогда я как самая храбрая вошла в номер. Точнее, в то, что осталось от номера. Смотреть тут было особо не на что. Вся мебель превратилась в щепки.

За спиной я услышала голос усатого портье, который рискнул зайти вслед за мной.

– Боже мой, – сказал он. – Вот так рвануло. Страшно подумать, что могло случиться с девочкой.

– С какой девочкой? – насторожилась я.

– Этот номер был забронирован для четырнадцатилетней девочки, – объяснил портье. – Она должна была сегодня приехать из Москвы, но почему-то не приехала.

Сердце мое замерло.

– А как фамилия этой девочки?

– Дай бог памяти, – потер он пальцами лоб. – Что-то с насекомыми связанное. То ли Мошкина, то ли Комарова. Да, Мошкина.

– Мошкина, – с облегчением повторила я.

– Нет, вру, – сказал портье. – Не Мошкина, а Мухина. Точно, Мухина.

Я вернулась к себе в номер и легла на кровать.

На душе скребли кошки. Целая стая противных черных кошек. Это что ж такое получается?.. Если первую бомбу с большой натяжкой, но все-таки можно было отнести к разряду случайностей, то на сей раз не могло быть никаких сомнений – бомба в 205-м номере предназначалась именно мне.

Расчет убийцы был самый элементарный.

Я приезжаю в Питер, занимаю 205-й номер, днем иду гулять по городу, вечером возвращаюсь, принимаю ванну и ложусь спать. А в половине двенадцатого – БА-БАХ!! – и я вместе с кроватью взлетаю к потолку.

Но, очевидно, умереть мне пока не суждено. Я, как Иван-дурак из сказки, которому все время везет. Но жизнь – это не сказка. И если дальше будет продолжаться в том же духе, то рано или поздно я все равно подорвусь.

Я закрыла глаза и попыталась собрать в кучу разбежавшиеся мысли.

Ну, во-первых, откуда убийца мог знать, каким поездом я поеду в Питер?.. И во-вторых, откуда он узнал, что я поселюсь в «Невском Паласе»?.. Думала я об этом, думала, но так ни до чего и не додумалась.

Получалась какая-то ерунда.

Обо всем было известно только Сергей Иванычу с Иваном Сергеичем, да еще, может, капитану Чмонину. Но если б они хотели меня убить, то могли спокойно сделать это на кладбище. Для убийства там – идеальные условия. Ночь, кругом ни души – убивай на здоровье и прячь труп в любую могилу…

«Нет, это, конечно, не они», – решила я.

А тогда кто?.. Снова таинственный похититель моего досье из архива «Д»? Выходит, плевать он хотел на мои уникальные способности. Ему позарез нужен мой труп. А зачем, спрашивается?..

В дверь требовательно постучали.

– Кто там? – спросила я.

– Открывайте, милиция, – услышала я знакомый голос.

Я открыла. В номер, чуть не сбив меня с ног, влетел Григорий Молодцов. Он быстро отдернул занавески на окнах, заглянул в шкаф, под стол…

– Что вы себе позволяете?! – закричала я. – У вас есть ордер на обыск?!

– Спокойно, дорогуша, – суперопер сунул нос в туалет. – У Григория Молодцова на все ордер есть. И на обыск, и на арест…

– Что вам надо? Говорите и выметайтесь! Я собираюсь ложиться спать.

Молодцов оседлал стул спинкой вперед.

– Я тоже собирался ложиться спать, дорогуша, когда мне позвонили и сообщили, что в отеле «Невский Палас» взорвалась бомба. Я примчался сюда, и что же я узнаю?.. Оказывается, взорванный номер забронирован на имя некой девочки – Эммы Мухиной. А в соседнем двойном номере проживает некий Эдуард Немухин со своей дочерью Эммой. И как ты все это объяснишь?..

– Я ничего не собираюсь объяснять, – холодно отрезала я.

– Придется, дорогуша. На вокзале ты сказала, что твоя фамилия Мухина. В гостинице ты записалась под фамилией Немухина. Так кто же ты: Мухина или Немухина?!

– А вам какое дело?! Я несовершеннолетняя. Паспорта не имею. Как хочу, так себя и называю.

– Заба-а-вная ты де-е-вочка, – протянул Молодцов. – На вокзале ты говорила, что вы с Немухиным не родственники. А теперь выясняется, что ты его родная дочь.

Я поняла: так просто Молодцов не отстанет.

– Хорошо, я вам отвечу. Немухин попросил меня поработать его телохранителем.

– Не лепи горбатого, дорогуша, – отчеканил суперопер. – Чтоб здоровенный мужик нанял в телохранители школьницу?! Ты думаешь, Григорий Молодцов идиот?!

– Можете не верить, но я говорю правду.

– Ладненько. Допустим, он нанял тебя в телохранители. А почему в отеле записал как свою дочь?

– Господи, – вздохнула я, – да это и ежу понятно.

– Ежу, может, и понятно, а мне нет. – Молодцов принялся раскачиваться на двух ножках стула.

– Телохранитель должен жить в одном номере с тем, кого он охраняет. Разве не так?

– В таком случае, зачем ты забронировала двести пятый номер?

– Это не я бронировала.

– А кто?

Я прикусила язык. Черт! Разговор поворачивался совсем не в ту сторону, в какую бы мне хотелось.

– Мои родители.

– Плохо врешь, Мухина-Немухина, – раскачивался суперопер на стуле. – Я звонил в Москву и навел кой-какие справки. Так вот, твои родители не могут себе позволить, чтобы их дочка жила в номере-люкс отеля «Невский Палас».

– Почему?

– А потому, дорогуша, что номер-люкс в этой ночлежке стоит триста долларов в сутки.

Я присвистнула. Да уж, не поскупились Сергей Иваныч с Иваном Сергеичем.

Тут входная дверь распахнулась, и в номер влетел один из оперов Ударной группы по борьбе с бандитизмом.

– Гриша! – крикнул он. – Кровавая разборка на Лиговке!

Молодцов, потеряв равновесие, грохнулся со стулом на пол.

– Едем! – быстро вскочил он. – Заводи колымагу!.. А ты, Мухина-Немухина, чтоб завтра как штык была у меня на Захарьевской вместе со своим лжепапашей. И не пытайтесь сделать ноги, у меня длинные руки. От Григория Молодцова еще никто не уходил.

И они убежали.

Ну и дела! Мало мне задания убить киллера Муму, бомб в поезде и гостинице, Паштетова с его бандой… Так для полного счастья еще не хватало Григория Молодцова – простого, как огурец. Теперь еще и он будет доставать меня своими дурацкими подозрениями.

«Хорош, Эмка, – сказала я себе. – Кончай думать о неприятном…» В общем, я решила лечь спать и как следует отоспаться.

Но только я залезла под одеяло, дверь в соседний номер открылась и появился выспавшийся Немухин. А за ним выбежал выспавшийся Гафчик.

– Пора вставать, Эмма, – сказал Немухин, потягиваясь. – Сейчас пойдем в ночной клуб «Какаду».

Я обреченно вздохнула. Как говорил в таких случаях великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин: «Вот блин!»

Глава XIII

«Бах-бах, ты убит!»

К ночи резко похолодало. Сверху, с темного неба, сыпалась какая-то мелкая дрянь. Дождь – не дождь; снег – не снег… Короче, была типично питерская погода. К счастью, далеко идти не пришлось. Прямо через дорогу, на углу одной из ближайших улочек, располагался ночной клуб «Какаду».

В зеркальном зале стояло несколько уютных диванчиков с крошечными столиками; в правом углу находилась стойка бара с рядами разноцветных бутылок, в левом – небольшая сцена.

К нам через весь зал подбежал распорядитель.

– Добро пожаловать в клуб «Какаду», – улыбнулся он дежурной улыбкой. – Следуйте за мной, господа.

Распорядитель усадил нас за свободный столик и удалился. А вместо него появился официант.

– Прошу, – протянул он Немухину меню.

– Салат из омаров, – начал читать меню Немухин, – жареная акула, суп-пюре из семги, форель под белым соусом… – Он посмотрел на официанта. – А мясного ничего нет?

– У нас сегодня рыбный день, – вежливо пояснил официант.

– Тогда уж рыбная ночь, – пошутил Немухин.

Я заказала себе жареную акулу и свой любимый персиковый сок. А Немухин заказал двойной «Манхэттен» со льдом и салат из омаров.

Тем временем на сцену вышли музыканты. Один взял в руки гитару, другой встал у «клавиш»… Последней выбежала солистка в ярко-голубом облегающем платье.

Зазвучала музыка. Девушка тряхнула темными волосами и запела песенку на английском языке.

Пела она хорошо. При этом еще извивалась в медленном танце.

– Ничего себе! – воскликнул Немухин, глянув на певицу.

– Вы ее знаете?

– Еще бы! Это же Лола. Мы с ней вместе в школе учились. В первом классе. И с тех пор ни разу не виделись.

– Лола, – повторила я, сразу вспомнив слова Ивана Сергеича о том, что немой убийца Муму любит слушать, как поет певица Лола. Судя по всему, это и была та самая Лола.

Я украдкой оглядела зал. Может, и Муму где-то тут поблизости? Я была готова к встрече с ним. В правом кармане куртки у меня лежал «кольт» 45-го калибра; а под джинсами, чуть выше левой коленки, был туго примотан лейкопластырем «макаров» с глушителем.

Я не собиралась убивать Муму. Но взять его вполне могла… Впрочем, киллера в зале не оказалось.

Официант принес наши заказы, и я накинулась на жареную акулу. По вкусу она напоминала дохлую кошку… Шучу, конечно.

Отыграв несколько номеров, музыканты направились к стойке бара. А Лола пошла за сцену.

– Лола! – окликнул ее Немухин.

Девушка обернулась.

– Эдуард?! Вот так встреча!

Она подошла к нашему столику и села на диван.

– Сколько же мы с тобой не виделись, Эдик?

– Лет двадцать пять, – прикинул Немухин.

Лола взбила свои и без того пышные волосы.

– Ну и как я выгляжу?

– На тыщу долларов. Ты совсем не изменилась.

– Ври больше, – засмеялась Лола и посмотрела на меня. – А это кто?

– Дочка, – сказал Немухин.

– Какая симпатюля, – потрепала она меня по щеке.

От такого бесцеремонного обращения я чуть акулой не подавилась.

– А ты, значит, певицей стала? – спросил Немухин.

– Да, певицей. Тебе понравилось, как я пою?

– Очень.

– В принципе, у меня небольшой диапазон. Но для этой дыры сойдет. А ты чем занимаешься?

– Коммерцией, – с гордостью произнес Немухин. – И весьма удачно. Дела идут просто блестяще.

– Сплюнь, папочка, через левое плечо, – посоветовала я Немухину. – А то сглазишь.

Немухин самоуверенно усмехнулся.

– Я не суеверный.

– А жена твоя где работает? – продолжала выспрашивать Лола.

– В порту, – ответил Немухин. – Грузчиком.

Лола опять засмеялась.

– Ты все такой же шутник, Эдик. А помнишь, как мы…

И пошло-поехало. Помнишь, как мы то, помнишь, как мы се… Они принялись вспоминать свое далекое детство.

А я, покончив с акулой, принялась тянуть через соломинку персиковый сок.

Зал понемногу заполнялся. Свободных столиков уже не осталось. На сцене танцевальная пара отплясывала акробатический рок-н-ролл.

– Влад, – позвала Лола пробегающего мимо официанта, – принеси, пожалуйста, мою сумочку из гримерной.

– Сей момент.

Влад притащил черную сумочку. Лола достала из нее сигареты и блестящую зажигалку в форме пистолета. Сунув сигарету в ярко накрашенный рот, она щелкнула зажигалкой.

А дальше…

Дальше произошло вот что. Лола приставила пистолет-зажигалку к груди Немухина и со смехом сказала:

– Бах-бах, ты убит, Эдик.

Раздались два сухих хлопка. Немухин начал медленно сползать со стула. Я поначалу решила, что он дурачится. Но тут с ужасом увидела, как на ослепительно белой рубашке расплывается кроваво-красное пятно.

Немухин с глухим ударом упал на пол. Две женщины за соседним столиком испуганно завизжали. Лола спокойно курила.

– Тебя папочка зовет, симпатюля, – показала она сигаретой на Немухина.

– Эмма… Эмма… – хрипел на полу Немухин.

Я быстро наклонилась к нему.

– Ну что же ты, Эмма… не среагировала, – с трудом произнес он.

– Извините, – растерянно пробормотала я.

– Запоминай, – через силу прошептал Немухин. – Сестрорецк… овощебаза… Повтори.

– Сестрорецк, овощебаза, – повторила я. – А что это значит?

– Это… это… – Дыхание его оборвалось.

На меня смотрели стеклянные глаза мертвеца.

Я была в полнейшем замешательстве. Пистолет. Кровь. Мертвый Немухин… А тут еще пронзительно завопил младенец: «Вау-вау-вау!..»

В следующую секунду я поняла, что это орет не младенец, а милицейская сирена на улице. А еще через секунду в зал ворвалась Ударная группа по борьбе с бандитизмом. Впереди всех, конечно, несся Григорий Молодцов.

Увидев меня, суперопер скривился так, словно проглотил живого таракана.

– Опять ты, Мухина?!

– Да, опять я.

Он перевел взгляд на Немухина.

– Сообщника пришила?!

– Это не я! Это она! – показала я на Лолу, которая продолжала спокойно курить сигарету.

– Ну ты даешь, симпатюля, – усмехнулась Лола. – Ухлопала папашу, а на других сваливаешь. Нехорошо.

Я прямо задохнулась от возмущения.

– Это же вы стреляли! Вы, а не я!!

– Ой, только не надо строить из себя невинную овечку, – передернула плечами Лола.

Молодцов достал из кармана грязный носовой платок.

– Ладненько, – звучно высморкался он. – Григорий Молодцов разберется, кто здесь невинная овечка, а кто серый волк. Ну что там, Серега? – спросил он у оперативника, склонившегося над телом Немухина.

– Пульса нет, сердце не прослушивается, – доложил Серега.

– Стало быть, мертв, – констатировал Молодцов.

– Стало быть, мертв, – подтвердил Серега.

– Теперь ты у меня не отвертишься, дорогуша, – грозно свел брови суперопер.

Я рассвирепела.

– Да что вы ко мне-то пристали?! Вы бы хоть свидетелей опросили!..

– Не учи ученого. Григорий Молодцов сам знает, что ему делать.

Он оглядел притихший зал и важно объявил:

– Начинается опрос свидетелей.

И начался опрос свидетелей. Один за другим к Молодцову подходили посетители клуба и говорили одно и то же: «Вот эта девочка (указывали они на меня) громко ругалась вот с этим мужчиной (указывали они на Немухина), а потом достала пистолет и начала стрелять».

Я слушала показания свидетелей как во сне. А может, я и правда сплю? Может, мне это только снится?..

– Что ты теперь скажешь, дорогуша? – победно смотрел на меня Молодцов.

А что я могла сказать? Ничего.

– В общем, так, ребята, – обратился суперопер к своей группе. – Тело надо доставить в ближайший морг. Пусть там до утра полежит. А утром перевезти в СМЭС1.

– А с ней что делать? – кивнул в мою сторону Серега.

– Прокатим до районной ментовки. Я ее там допрошу.

Молодцов вытащил из кармана наручники.

– Давай сюда ручки, Мухина. Ты арестована.

Я молча протянула руки.

«Клац-клац», – клацнули наручники на запястьях.

– Ну как, не жмут? – с усмешкой спросил Молодцов.

– Нет, – ответила я. – В самый раз.

Глава XIV

Обвинение в убийстве

Мы вышли на улицу. Здесь уже вовсю хлестал дождь. Под навесом, у двери, сидел мой верный Гафчик. При моем появлении он радостно завилял хвостиком. Но, увидев выходящих следом оперативников, Гафч сразу почуял неладное.

– Гаф-гаф-гаф! – залаял он на Молодцова.

– А ну не тявкай! – погрозил пальцем суперопер. – На Григория Молодцова ни одна собака не имеет права тявкать!

Меня посадили в уазик и повезли в районное отделение милиции. В машине все оперативники разом закурили. В кабине повис густой сигаретный дым. Я сидела в этом дыму и думала о Немухине.

«Эх, Немухин, Немухин, – думала я, – говорила же тебе: „Сплюнь через левое плечо, а то сглазишь“. – „Я не суеверный“. Вот тебе и не суеверный. Лежи теперь в морге, холодный, как лягушка. А если б сплюнул, глядишь, все бы и обошлось… А я-то хороша. Телохранительница, называется. Не успела приступить к своим обязанностям, как моего клиента тут же ухлопали».

Боже, как все перепуталось. Немухин убит. Меня в наручниках везут на допрос. Ничего не могу понять. Зачем Лола ни с того ни с сего застрелила друга детства?.. Почему посетители клуба все как один показали на меня?.. Что за таинственные слова просил запомнить Немухин? Ну, то есть сами по себе слова были, конечно, не таинственные: «овощебаза, Сестрорецк». Но человек прохрипел их перед смертью. А значит, они имели какой-то тайный смысл.

«Уазик» остановился.

– Вылезай, дорогуша, приехали, – сказал Молодцов.

Мы вошли в отделение милиции.

– Старший сержант Елдырин! – вытянулся по стойке «смирно» дежурный милиционер.

– Сержант Каюков! – вытянулся по стойке «смирно» второй милиционер.

– Вольно, ребята. – Молодцов по-хозяйски плюхнулся в ободранное кресло. – А где остальные?

– На вызов уехали, Григорий Евграфыч, – уважительно ответил старший сержант Елдырин.

– Ладненько. – Суперопер закурил сигарету. – Ну как служится, пацаны?

Каюков с Елдыриным стали рассказывать Молодцову, как им служится, а оперативники тем временем взяли у меня отпечатки пальцев, сфотографировали в фас и профиль и даже попытались обыскать.

– Ручонки от девчонки!! – заверещала я словно резаная.

И для пущего эффекта грохнулась в обморок.

Пока они приводили меня в чувство, брызгая в лицо водой и хлопая по щекам, я размышляла: вот был бы номер, если б при обыске обнаружили два моих пестика. Тогда бы уж я точно ничего не смогла доказать.

К счастью, обыскивать меня не стали.

– Ну-с, Мухина-Немухина, – начал допрос Григорий Молодцов, – как говорят на Чукотке: «Финита ля комедия». Комедия окончена. Давай, выкладывай, зачем ты убила своего лжепапашу.

– Я вам уже сто раз повторяла; я его не убивала. Его убила певица Лола.

Молодцов раздавил окурок в пепельнице.

– Послушай, дорогуша, меня уже тошнит от твоего вранья.

– Я не вру. Подумайте сами, для чего мне его убивать?

– А я откуда знаю? Тебе видней. Короче, признаешь себя виновной в убийстве гражданина Немухина?

– Ни в чем я себя виновной не признаю. Вы сначала отпечатки пальцев с пистолета снимите.

– Да сняли уже, поморщился суперопер.

– И что?

– На рукоятке и спусковом крючке отчетливо видны твои пальчики.

– Врете!! – возмущенно закричала я.

– Григорий Молодцов никогда не врет, дорогуша.

На столе зазвонил телефон. Молодцов взял трубку.

– Ментовка… э-э… милиция. Да, Григорий Молодцов… Так. Так. Та-а-к. Ладненько. Сейчас я со своими ребятами туда подскочу.

Он положил трубку.

– Ну что там опять, Гриша? – устало спросил шофер уазика.

– На Васильевском острове перестрелка. У дворца-музея Меньшикова. Заводи колымагу. Едем! – Молодцов глянул на двух сержантов: – А вы продолжайте допрос.

И «ударная группа» бросилась к выходу.

Елдырин и Каюков недоуменно переглянулись.

Тут я поняла, что судьба дает мне отличный шанс сделать отсюда ноги. Я горько заплакала.

Оба сержанта с тем же недоумением уставились на меня.

– Ты, девочка, не плачь, – строго сказал Каюков. – Ты лучше рассказывай, кого ты там убила?!

– П-папочку, – ответила я плаксивым голосом.

– Как же так? Родного отца-то?! – неодобрительно покачал головой Елдырин. – Непорядок.

Я закрыла лицо руками и зарыдала пуще прежнего.

Уж чего-чего, а рыдать я умела классно. Я чуть ли не все отделение слезами залила, пока сержанты меня успокаивали.

Наконец они меня успокоили. И я начала свой рассказ.

– Я с родителями на Большой Конюшенной живу, недалеко от цирка. В этом цирке моя мама работает. Акробатом-эксцентриком. Это значит – она складывается в несколько раз и забирается в малюсенький сундучок. И вот две недели назад мама… исчезла. День ее нет, два, три… Я уже и волноваться начала. А папа говорит: «Да что ты волнуешься? Найдется наша мама». А на прошлой неделе вдруг звонок в дверь. И заходит в квартиру молодая женщина. Папа обрадовался и говорит: «Вот и наша мама пришла». Я ему говорю: «Папа, какая же это мама?» А папа рукой машет: «Доченька, не все ли тебе равно? Была одна мама, теперь другая. В принципе, все женщины одинаковые». Ну вот. Стали мы жить втроем. Я, папа и Дарья Петровна (так эту тетеньку звали). И с самого первого дня стала Дарья Петровна ко мне придираться. То ей не так, это ей не так. До того допридиралась, что я взяла да и ушла из дому. И побрела куда глаза глядят. Брела, брела и забрела в самый дальний угол двора, на помойку. Смотрю, а на помойке сундучок валяется, с каким мама всегда в цирке выступала. Подобрала я этот сундучок и открыла. А там… мама! Сложенная в четыре раза. Нет слов, как я обрадовалась. Ну а уж как мамочка обрадовалась, тем более слов нет. «Мама, – спрашиваю я у нее, – как ты тут оказалась?» – «Как, как, – отвечает она, – папаша твой с Дарьей Петровной обманом засунули. Покажи, просят, да покажи, как ты в такой маленький сундучок забираешься. Я сдуру и показала. А они сундучок на крючок – и на помойку…»

– Ну и ну! – сказал старший сержант Елдырин.

– Вот это да! – сказал сержант Каюков.

– В общем, пошла я в Апраксин двор, на черный рынок, где оружием торгуют, и купила себе пистолет. А после пришла домой и Дарью Петровну вместе с папочкой…

На этом месте я снова грохнулась в обморок, чтобы послушать, какое впечатление произвел мой рассказ. Рассказ произвел хорошее впечатление.

– И правильно сделала! – горячо воскликнул Елдырин. – Так им и надо!

– Правильно-то правильно, – согласился Каюков. – Но лучше бы она к нам в милицию пришла и рассказала все как есть. А мы бы арестовали преступников.

Я открыла глаза.

– Где я? – слабым голосом спросила я.

– У друзей, девочка, у друзей, – заверили меня сержанты. Они оба так разволновались, что решили закурить. Елдырин вытащил из кармана пачку «Шипки», Каюков пачку «Примы».

– Возьмите лучше мои сигареты, – предложила я им «Мальборо лайтс». – Угощайтесь, пожалуйста.

– Спасибо. – Они взяли по сигаретке.

Я зажгла спичку и поднесла ее сначала одному сержанту, потом другому. Мильтоны разом затянулись и… повалились на пол.

Секунда – и я была уже на улице!

– Гаф-гаф! – раздался радостный лай.

– Гафчик, – обхватила я лохматую шею своего друга. – Откуда ты взялся?!

Вместо ответа Гафч лизнул мне руку шершавым теплым языком.

– Некогда лизаться, Гафченька, – сказала я. – Бежим скорей!

И мы помчались по ночным улицам Питера.

Глава XV

Труп исчезает

Мы неслись как угорелые. Если б дело происходило на Олимпийских играх, то мы бы с Гафчем наверняка стали олимпийскими чемпионами в беге на длинные дистанции.

Судите сами – мы пробежали от Гороховой до Марсова поля минуты за три. Те, кто знает Питер, сразу поймут – это абсолютный мировой рекорд!

Добежав до первой скамейки, я просто-таки рухнула на нее; сердце колотилось так, что казалось: вот сейчас оно выскочит из груди.

Гафчик принялся жадно лакать воду из ближайшей лужи. Я бы и сама с удовольствием полакала вместе с ним, да уж больно вода была грязная.

И дождь, как назло, перестал.

Я сидела вся липкая от пота и пыталась хоть как-то привести в порядок свои растрепанные чувства. Итак, ко всем прочим прелестям добавились еще две: обвинение в убийстве и побег из милиции. Это означало, что завтра, вернее, уже сегодня моя фотка в фас и профиль будет у каждого постового милиционера…

Из кармана раздался телефонный писк. Я вытащила трубку и услышала знакомый голос:

– Роберт, ты где?!

– Лола?! – закричала я.

Пи-пи-пи… – пошли короткие гудки.

Что за бред?.. Получается, Лола набрала мой домашний номер. И тут я увидела, что аппарат у меня другой. Немухинский. Видно, когда мы собирались в ночной клуб, случайно перепутали трубки.

Поздравляю, Эммочка, еще одна заморочка. Выходит, мой мобильник лежит у Немухина в пиджаке, а сам Немухин лежит в морге. Замечательно. Не сегодня-завтра позвонят родители, и что же они услышат, набрав номер своей московской квартиры?..

«Морг слушает», – вот что они услышат, а может, и того похлеще.

Я посмотрела на часы: четвертый час. Надо срочно гнать в морг, пока тело Немухина еще там, и попытаться забрать свою трубку. Вряд ли в такую рань в морге кроме сторожа кто-то есть. Ну если, конечно, не считать мертвецов.

Я вскочила со скамейки.

– Вперед, Гафч!

– Гаф, – ответил на все готовый Гафчик.

И мы понеслись к дороге. Здесь я быстренько поймала свободную тачку.

– Куда едем? – бодро поинтересовался таксист.

– В ближайший морг, – сказала я.

– Куда?! – переспросил таксист уже не столь бодро.

– В ближайший морг, – повторила я. – Знаете, где он находится?

– Знаю.

Мы погнали.

Морг располагался неподалеку от Сенной площади. На треснувшей табличке, висящей у входа, было написано: «Городской морг №8». Я постучала. Дверь открыл какой-то тип. В руке он держал бутерброд с вареной колбасой.

– Это морг №8? – уверенно спросила я.

– Ну.

– А вы кто? Сторож?!

– Ну.

– Вам из школы не звонили?

– Из школы? – Он озадаченно почесал себя чуть пониже спины. – Нет, не звонили.

– Значит, позвонят. В нашей школе работает кружок «Юный сыщик». Руководит кружком суперопер Григорий Молодцов. Слыхали о таком?

– Ну.

– Так вот, каждый член кружка обязан испытать себя на смелость. Пойти ночью в морг и осмотреть тело убитого. Ведь юные сыщики ничего не должны бояться. Верно?!

– Ну.

– Да что «ну»?! Вот я и пришла себя испытывать. Показывайте, где у вас тут убитые.

Сторож откусил от бутерброда порядочный кусок и начал медленно жевать.

– Нужно по журналу смотреть.

– Так посмотрите.

Мы прошли в маленькую каморку, где стояли стол, стул, топчан и телик. На столе лежала замусоленная тетрадь; видимо, это и был журнал.

Сторож поискал глазами, куда бы деть бутерброд.

– Девочка, хочешь бутербродик? – протянул он мне надкусанную булку с колбасой.

– Спасибо, дядя, я уже сыта по горло. Вон, собачку угостите. Она не откажется.

– Гаф-гаф! – подтвердил мои слова Гафчик.

Сторож кинул ему бутер и принялся листать тетрадь.

– Я в детстве тоже себя испытывал, – неожиданно ударился он в воспоминания. – Для закалки воли убил и съел крысу.

– И как, вкусная была?

– Ну не курица, конечно. Но есть можно… Вот, – ткнул он пальцем в тетрадь. – Повезло тебе, девочка. Есть один убитый. Сегодня доставили. Фамилия – Немухин. Лежит в тринадцатом ящике.

«Бедный Немухин, – вздохнув, подумала я, – надо же, сыграл не просто в ящик, а в ящик под номером тринадцать».

Мы спустились в полуподвальное помещение. Сторож выдвинул из стены тринадцатый ящик.

В ящике никого не было.

– Вот елы-палы, – снова почесал он себя ниже спины. – Где труп-то?

– А вы ящики не перепутали?

– Ничего я не перепутал. Вот елы-палы! Сам же покойник не мог уйти?

Мои мысли понеслись наперегонки, словно гоночные автомобили. Выходит, тело похитили. Но кто?.. И с какой целью?.. Загадка.

– Гафчик! – позвала я.

Пес был тут как тут.

– Гаф!

Я дала ему понюхать немухинский мобильник.

– Ищи, Гафч, ищи!

Гафчик, будто заправская ищейка, заводил носом по полу. И вдруг резко рванул к выходу. Я за ним. Мы выскочили на улицу, перебежали дорогу и остановились у большого куста сирени.

Я наклонилась и увидела свежие следы машинного масла на асфальте. Все ясно. Здесь недавно стояла машина. Значит, тело Немухина вынесли из морга, погрузили в тачку и увезли.

Интересно, кому понадобился бессловесный труп?

– Гаф-гаф-гаф! – раздался возбужденный лай.

– Ты что-то нашел, Гафч?

Гафчик поднял с земли небольшой предмет и подбежал ко мне. В зубах он сжимал мой мобильник. Видно, когда тело Немухина волокли к машине, трубка выпала из его кармана.

Самое смешное, что телефон… звонил.

Глава XVI

Черное пятно

Я забрала у Гафча трубку и поднесла к уху.

– Слушаю!

– Привет, птичка-синичка, – раздался в трубке то ли мужской, то ли женский голос. Это еще кто?..

– Вы кому звоните? – спросила я.

– Тебе, птичка, тебе…

– По-моему, вы не туда попали.

– Да нет, как раз туда.

«Кто это может быть?..» – лихорадочно соображала я.

– А вы кто? – прямо спросила я.

– Скоро узнаешь.

– Слушайте, что вам надо?! Звоните среди ночи в чужую квартиру…

– Ха-ха-ха! – послышался в трубке визгливый смех. – Ты отлично знаешь, птичка, что я звоню не в квартиру, а на мобильный телефон.

Так, понятно. Значит, ему (или ей) известно, что мой московский номер переадресован на мобильник. Может, это кто-нибудь из секретной службы? Но тогда зачем играть в кошки-мышки?

– Извините, – сказала я, – мне завтра рано вставать в школу. До свидания.

– Хватит валять дурака, Мухина! – с угрозой произнес писклявый голос. – Пора открыть карты. Твое досье из архива «Д» похищено мной! Ясно, птичка?! – Куда уж яснее…

– Я знаю о твоем таланте суперагента, – продолжал голос. – Настал час использовать этот талант по назначению.

– Ничего у вас не получится, дяденька, – презрительно ответила я. – Или кто вы там – тетенька?! Я для вас и пальцем не шевельну. Так что зря старались, воруя мое досье.

В трубке снова зазвучал визгливый смех.

– Ха-ха-ха… Ну ты меня насмешила, Мухина. А теперь я тебя насмешу. Посмотри на свое левое плечо.

– Что? – не поняла я.

– Посмотри на левое плечо, – повторил голос.

– Чего я там не видела?

– Посмотри, птичка, посмотри.

Я спустила с плеча куртку и посмотрела. На коже четко выделялось… черное пятно.

У меня аж дыхание перехватило.

– Алло! Алло! – закричала я в трубку.

– Убедилась, птичка?

– Что все это значит?!

– Ты обречена, птичка. Помнишь официантку из Дансинг-холла?..

– Какую еще официантку?!

И тут я вспомнила!

Да, да, официантка. Мы сидели с Володькой в баре; было душно, и я сняла куртку, оставшись в одной маечке. К столу подошла официантка, наклонилась и оцарапала мне плечо ремешком своих часиков. Я еще тогда подумала: странный у нее какой-то ремешок: весь утыкан маленькими острыми шипами.

– Да, помню, – сказала я.

– Через царапину в твою кровь попал смертоносный яд. Действует он весьма своеобразно. Сначала у тебя начнут выпадать волосы, потом зубы, затем ногти… Ты слышишь меня, птичка?

Я потрясенно молчала.

– …Отвалятся пальцы, за пальцами – руки, уши, нос и, наконец, голова. Ты развалишься на части, птичка. Понятно?

– Да, – чуть слышно пролепетала я.

У меня прямо ноги от страха подкосились. Я опустилась на мокрый асфальт.

– Но если ты, птичка, выполнишь мою маленькую просьбу, я дам тебе противоядие. Выбирай: моя просьба или немедленное разрушение.

Выбор был невелик.

– Чего вы хотите?

– Пустячок. Ты должна украсть из Эрмитажа полотно Леонардо да Винчи.

– Какое еще полотно?

– «Джоконду», птичка, «Джоконду».

– Вы с ума сошли! – заорала я. – Это же самая знаменитая картина в мире! Да ее охраняют почище, чем американского президента!!

Трубка молчала.

– Эй, вы меня слышите?!

– Слышу, птичка, слышу. Но это твои проблемы. Тебе дан от природы талант суперагента, вот и используй его для похищения картины. Если, конечно, не хочешь развалиться на куски. – Голос противно захихикал. – Через неделю я опять звякну. Надеюсь, к тому времени «Джоконда» уже будет у тебя. И мы совершим взаимовыгодную сделку. Ты мне – «Мону Лизу», я тебе – противоядие. Ясно?!

– Ясно, – вздохнула я.

– И прими дружеский совет на прощание. Не ходи к врачам. Зря время потеряешь. Яд, которым ты отравлена, неизвестен медикам. Спокойной ночи, птичка.

– Постойте! – воскликнула я. – Скажите хотя бы, кто вы? Мужчина или женщина?..

– Я не мужчина и не женщина, – прозвучал странный ответ. – Я – Смерть.

– Кто?!

– СМЕРТЬ!

Пи-пи-пи-пи-пи…

Глава XVII

Палочка-выручалочка

Я продолжала держать трубку возле уха и слушать короткие гудки. Минуту, вторую, третью… Мне было так плохо, словно я поганками объелась. Боже мой! Выходит, теперь я уже не Эмма Мухина, а ходячий труп.

Ой, мамочка!

Вдруг так захотелось очутиться дома, в постели, под двумя одеялами. Накрыться с головой и уснуть. А утром проснуться – а это все лишь дурной сон.

Я опять спустила с плеча куртку и посмотрела на пятно. Ни фига себе, какое огромное. Неужели я обречена? Такая юная, красивая… За свои неполные четырнадцать лет в какие только переделки я не попадала. Но в такую точно нет. Что и говорить, ловкая особа эта Смерть. Вот кто по-настоящему холодный и расчетливый убийца. Куда там до нее замухрышке Муму с его мумуканьем и ножом.

В общем, я не на шутку перепугалась.

А вы бы не перепугались? Представьте, вам среди ночи звонит непонятно кто и на полном серьезе сообщает, что через неделю вы отбросите копыта. Представили?.. То-то же!

Я сидела на асфальте, словно оглушенная. В голове не было ни одной здравой мысли. Ни од-ной! Такая тоскливая тоска на меня навалилась, тоскливее даже, чем похоронный марш Мендельсона.

Гафчик, чувствуя, как мне скверно, тыкался острой мордочкой в мои колени.

– Все, Гафч, – грустно сказала я, – пришел Эмке Мухиной конец.

И тут я вспомнила о своей палочке-выручалочке! О Володьке Воробьеве!.. Кто как не Воробей десятки раз выручал меня из самых запутанных-перепутанных ситуаций!

Вот кто мне нужен! Вот кто мне поможет!

Я быстро набрала номер.

Разбудить Володьку оказалось не так-то легко. Наконец длинные гудки прекратились, и сонный голос произнес:

– Ну чего тебе, Мухина?

– Володька, – обалдела я, – откуда ты узнал, что это я?

– А кто еще может ночью звонить?

– Слушай, Воробей… – начала я.

– Нет, ты сначала послушай, – перебил он. – Гафчик куда-то пропал. Помнишь, когда мы…

– Да никуда он не пропал, – перебила я. – Он со мной в Питере. Володька, тут такое…

– С тобой в Питере? – перебил он. – Мы же вышли из Дансинг-холла, а потом…

– Да погоди ты, – перебила я. – Представляешь…

– Ну как доехала, Мухина? На поезд успела?

– Я про это и хочу рассказать. Представляешь, в поезде на самом деле нашли бомбу.

– Не ври, – засмеялся Воробей.

– Я не вру. Мне сосед по купе сказал.

– Твой сосед большой шутник.

– Был шутник, да сплыл. Его убили.

– Кого убили?

– Немухина.

– Какого еще Немухина?!

– Соседа по купе.

Володька немного помолчал.

– Мухина, ты прикалываешься?

– Да ничего я не прикалываюсь! Я только что из морга! А труп тю-тю! Исчез! Вот это действительно – прикол!

Воробей опять помолчал. А после осторожно спросил:

– Эммочка, ты вообще как себя чувствуешь? С головой все в порядке?

– С головой-то в порядке. А вот на плече черное пятно появилось.

– Какое еще черное пятно?

– Обыкновенное. Из-за которого я через неделю развалюсь на части. Вначале отпадут руки, затем ноги…

– Вот что, Мухина, – строго оборвал меня Володька. – Слушай внимательно и запоминай. Сейчас ты идешь на вокзал, садишься в поезд и едешь в Москву. Перед отъездом звонишь мне и сообщаешь номер поезда и вагона. Я тебя встречу. Врубилась?

Я всхлипнула.

– Не могу я в Москву ехать. Мне надо картину Леонардо да Винчи из Эрмитажа украсть.

Володькин голос стал нежным-пренежным:

– Успокойся, дорогая Эммочка. Хорошо. Не надо тебе ехать в Москву. Я сам в Питер приеду. Ты где остановилась?

– В «Невском Паласе», – ответила я и тут же спохватилась: – Ой, нет. Мне же теперь туда нельзя.

– Почему нельзя?

– Да меня милиция по всему городу разыскивает. И к тому же мой номер в гостинице взорван.

Воробей звучно вздохнул:

– Тогда иди к тете Моте. Помнишь мою тетю Мотю?

– У которой мы останавливались?

– Правильно, Эммочка. Молодец. Я тебе сейчас адресок дам.

– Да я помню.

Но он все равно сказал адрес.

– Тетушку я предупрежу. А ты иди к ней и никуда из квартиры не выходи. Слышишь, Мухина, никуда не выходи. Я скоро приеду. Ты меня поняла, Эмма?! Поняла?!

В этот момент мне под руку подлез Гафчик и громко залаял в трубку:

– Гаф-гаф-гаф!

– Бедная Мухина, – пробормотал Володька.

И связь оборвалась.

Глава XVIII

В гостях у тети Моти

Не знаю, чего уж там Воробей наговорил обо мне своей тете, но когда я ранним утром заявилась к ней домой, она встретила меня с распростертыми объятиями.

– Эммочка, лапочка, как я рада, что ты приехала! – целовала и обнимала меня тетя Мотя. – А это твой песик? Какой миленький!

И она с тем же рвением принялась обнимать и целовать Гафчика. Потом тетя до отвала накормила нас блинчиками с мясом и уложила спать. Не успела моя голова коснуться подушки, как я тут же уснула.

Что мне снилось, лучше не вспоминать.

А разбудил меня шум дождя. Я открыла глаза и сразу увидела… «Джоконду». Картина висела на стене, напротив кровати. Может, я все еще сплю?.. Я больно ущипнула себя за руку. Сон окончательно улетел, и я все поняла.

Дело в том, что Матильда Эрнестовна Конде была три раза замужем. И все три раза за иностранцами. Мужья у нее были заядлыми коллекционерами. Первый муж, японец, собирал шелковые кимоно; второй, немец, – пивные кружки; а третий, француз, коллекционировал картины.

Когда же Матильда Эрнестовна разводилась с мужьями, они дарили ей на память свои коллекции. Поэтому вся квартира тети Моти была буквально забита кимоно, пивными кружками и картинами в резных рамах.

Я закинула руки за голову и, глядя на «Джоконду», начала мысленно перебирать события последних дней. Перебирать, как вы сами понимаете, было что. Ваганьковское кладбище, банда Паштетова, убийство Немухина и так далее, вплоть до звонка странного человека по имени Смерть.

Когда этот человек сообщил по телефону о черном пятне, я дико перепугалась. Но сейчас ко мне вновь возвращалась былая храбрость.

«Пора действовать, Эмка!» – сказала я себе.

С этой бодрой мыслью я вскочила с кровати и отправилась в ванную. Долгий прохладный душ окончательно привел меня в чувство. Я вновь была той неунывающей Эммой Мухиной, которую вы знаете.

Из гостиной доносились голоса. Я пошла туда.

Здесь сидели тетя Мотя и Глеб Борисыч Перепелкин. Глеб Борисыч был тети-Мотиным соседом. Он частенько заходил к ней в гости поиграть в карты и поговорить об искусстве.

Вот и теперь они играли в карты и говорили об искусстве.

– Искусство, – важно вещал Перепелкин, – это попытка создать другую реальность. И еще неизвестно, какая из двух реальностей более реальная…

– Глеб Борисович, вы дурак, – отвечала ему Матильда Эрнестовна, кидая на стол бубнового туза.

– Дурак так дурак, – покорно соглашался Перепелкин, откладывая карты в сторону. – Здравствуйте, Эмма. С приездом. Как там Москва?.. Что новенького в Третьяковской галерее?..

В Третьяковке я была сто лет назад и поэтому понятия не имела, что там новенького.

– Все по-старенькому, – ответила я.

– А у нас в Эрмитаже экспонируется бесценное творение великого Леонардо, – гордо сообщил Перепелкин.

– Вы уже были на выставке?

– Я там каждый день бываю.

– И все время выстаиваете такую огромную очередь?!

Перепелкин рассмеялся:

– Нет, конечно.

– Глеб Борисович работает в Эрмитаже, – пояснила тетя Мотя. – Разве я вам не говорила, Эммочка?

– Да, да, говорили, – вспомнила я.

– Его очень ценят в музее, – продолжала тетя. – Глеб Борисович один из ведущих искусствоведов Санкт-Петербурга. Он занимается эпохой Возрождения. А как он знает Эрмитаж…

– Перестаньте, милейшая Матильда Эрнестовна, – порозовел от смущения Перепелкин. – Впрочем, Эрмитаж я и в самом деле знаю как свои пять пальцев. Я проработал в музее тридцать с лишним лет. Эрмитаж – удивительный мир, полный чудес. Роль Эрмитажа в истории русской культуры трудно переоценить. Да что там русской, возьмем мировую культуру…

По опыту прошлых приездов я знала, что Глеб Борисыч может рассуждать в таком духе бесконечно. Поэтому, послушав его из вежливости еще секунд двадцать, я перебила:

– Глеб Борисыч, можно вам задать один вопрос?

– Разумеется, милая. – Он поправил на носу очки.

– Копия «Джоконды», что висит у Матильды Эрнестовны в спальне, представляет какую-нибудь ценность?

– Это не копия, – с серьезным видом ответил Перепелкин, – а оригинал.

– Ну-у, начинается, – всплеснула руками тетя Мотя. – Опять вы, Глеб Борисович, за старое…

– Да, опять! – горячо воскликнул Перепелкин. – Я как специалист по итальянской живописи XVI века утверждаю, что в вашей спальне, милейшая Матильда Эрнестовна, висит картина кисти Леонардо да Винчи. Подлинник.

– А что же тогда висит в Эрмитаже? – спросила я. – Копия?

– Нет, там тоже подлинник.

– Как это? – удивилась я. – И тут, и там подлинник?!

– На сей счет у Глеба Борисовича есть целая теория, – засмеялась тетя Мотя.

– Да, целая теория, – с жаром подтвердил Перепелкин. – Она заключается в том, что великий Леонардо написал две абсолютно одинаковые «Джоконды»…

– Успокойтесь, Глеб Борисович, – погладила его по плечу тетя Мотя. – Бог с ней, с «Джокондой». Давайте лучше пить чай.

Но Перепелкину было уже не до чая.

– Не-ет, уважаемая Матильда Эрнестовна. Здесь надо разобраться. Вы думаете, в чем ценность художественного полотна? В красках, которыми оно написано? Или, может, в раме, в которую оно вставлено?.. Нет и еще раз нет! Ценность картины заключается в той творческой энергии, которую в нее вложил художник. И чем талантливее художник, тем больше творческой энергии ему удается вложить в свое произведение. – Глеб Борисыч суетливо поднялся с кресла. – Прошу за мной, милые дамы.

Мы прошли в спальню.

– Встаньте, пожалуйста, сюда, Эмма. – Перепелкин поставил меня справа от «Джоконды». – Чувствуете, какой сильный поток энергии идет от полотна?

Честно признаться, ничего я не чувствовала.

– Чувствую, – сказала я, чтобы не расстраивать старика.

– Замечательно. Запомните свое ощущение. Завтра мы с вами пойдем в Эрмитаж. И вы, стоя у той картины, почувствуете, что она излучает точно такую же энергию.

– При чем тут энергия? – пожала плечами Матильда Эрнестовна. – Просто это очень хорошая копия. Мой третий муж, француз, знал толк в живописи.

– Имеются и другие доказательства. – Перепелкин указал на скрещенные руки Моны Лизы. – Обратите внимание на этот фрагмент. Такие мазки характерны для итальянской школы конца 1503 года. А именно в 1503 году и была написана «Джоконда».

Тетя Мотя демонстративно заткнула уши:

– Глеб Борисович, умоляю, хватит. Вы уже нас забодали своей теорией. Эммочке пора спать. Двенадцатый час ночи.

– Как двенадцатый?! – Я посмотрела на часы.

Да – двенадцатый. Выходит, я целый день продрыхла.

Перепелкин снял очки и начал смущенно протирать платочком стекла.

– Прошу простить, милые дамы. Увлекся. Спокойной ночи, Эмма.

– Спокойной ночи.

Они вышли из спальни. А мне в голову пришла потрясающая идея. А что, если подсунуть Смерти вместо той «Джоконды» – эту?! Раз обе картины нарисовал Леонардо да Винчи, значит, я ничем не рискую.

– И тебе не стыдно, Эмка? – спросил у меня внутренний голос.

– А почему мне должно быть стыдно?

– Ты хочешь обокрасть тетю Мотю.

– Не обокрасть, а взять картину на время. Для того чтобы разоблачить опасного преступника.

– Все равно нехорошо.

– Ладно, заглохни, – сказала я. Со своим внутренним голосом я не очень-то церемонилась.

Голос что-то невнятно пробубнил, но заглох.

Я разделась и легла спать. И хотите верьте, хотите нет, сразу же уснула.

Глава XIX

Одноглазая «Джоконда»

Утром за окном все так же лил дождь. Какой все-таки в Питере паршивый климат. Настроение у меня тоже было паршивое. От вчерашней бодрости не осталось и следа. Проснувшись, я первым делом осмотрела левое плечо в слабой надежде, что черное пятно исчезло. Фиг попало. Пят-но не только не исчезло, а даже больше стало.

Я поплелась в ванную и кое-как ополоснула свой фэйс. Тети Моти в квартире не оказалось. В прихожей, у телефона, лежала записка: «Эммочка! Я на четыре дня уехала в Новгород. По экскурсионной путевке. Чувствуй себя как дома. Целую. Тетя Мотя».

Рядом с запиской лежал ключ от квартиры.

Странно. Вчера вечером Матильда Эрнестовна никуда ехать не собиралась. Она преспокойно играла в карты с Перепелкиным и говорила о чем угодно, но только не о поездке в Новгород. Впрочем, с какой стати ей делиться со мной своими планами?..

Я пошла на кухню. На плите стояли две сковородки. Одна – с жареной картошкой; другая – с жареными бифштексами. Я все это быстренько разогрела, кинула пару бифштексов Гафчику, и мы стали завтракать.

Пока я с аппетитом уплетала содержимое сковородок, в голове у меня вертелись сотни мыслей. Мысли мои были все о том же. Кто подложил бомбы?.. Что за странные слова прохрипел Немухин?.. Почему Лола его застрелила?.. Зачем таинственной Смерти понадобилась «Джоконда»?.. Кто? Что? Почему? Зачем?.. Куча вопросов и ни одного ответа.

С расстройства я подцепила вилкой третий бифштекс и отправила его в рот.

В это время в прихожей зазвонил телефон.

– Слушаю? – взяла я трубку.

– Доброе утро, Эмма. – Это был Перепелкин.

– Здрасьте, Глеб Борисыч.

– Матильда Эрнестовна уехала в Новгород?

– Да, уехала.

– А вы не забыли, что я вас жду в Эрмитаже?

Этого мне еще не хватало! Григорий Молодцов со своими молодцами, наверное, с ног сбились, разыскивая меня по всему городу. А Перепелкин меня в Эрмитаже ждет, в самом людном месте Питера. Не слабо.

– А зачем вы ждете?

– Я же обещал вам показать «Джоконду».

– Глеб Борисыч, давайте завтра.

– Нет, Эмма. Завтра я, возможно, уеду в командировку.

– Ну и ладно. Перебьюсь как-нибудь без «Джоконды».

Перепелкина чуть удар не хватил от моих слов.

– Да вы не понимаете, Эмма! Это же чудо! Это же шедевр! Это же самый знаменитый образ в истории мирового искусства! Это же… это же… – прямо задохнулся он. – Ах, Эмма, Эмма, как можно такое говорить?! Вот она – современная молодежь!

– Ну хорошо, – согласилась я. – Сейчас приду.

Я вернулась на кухню и подцепила вилкой четвертый бифштекс. Ох уж этот Перепелкин. Достал своей дурацкой «Джокондой». Вообще меня уже все достало: взрывы, убийства, преследования, телефонные звонки… Я решила ничего не предпринимать до приезда Воробья. Я где-то читала, что мужской мозг в два раза тяжелее женского; вот пускай Володька чего-нибудь и придумает своими тяжелыми мозгами.

А пока мне следовало изменить внешность, раз уж я иду в Эрмитаж.

В спальне я открыла зеркальный шкаф и принялась рыться в тети-Мотиных шмотках. К счастью, мы были с тетей Мотей примерно одного роста, и после недолгих поисков я подобрала себе подходящую одежду. Потом я нашла косметичку и сделала крутой макияж. А напоследок решила укоротить свои и без того короткие волосы.

В ящике письменного стола я обнаружила маникюрные ножницы; конечно, они не совсем подходили для стрижки волос, но других не было.

И вот, когда я с ножницами в руках шла к зеркалу, мне под ноги, играя, прыгнул Гафчик. Я споткнулась об него и полетела на пол. Пока я летела, в голове сверкнула мысль: сейчас я упаду на ножницы!.. Я резко отбросила их в сторону, и тут же поцеловалась с полом.

– Ну, Гафченция, я тебе задам!! – вскочив на ноги, заорала я.

Орлиным взором я оглядела спальню. Гафча нигде не было. Уже куда-то слинял, паршивец!.. Мой взгляд остановился на «Джоконде». Я невольно ахнула.

И, поверьте, было от чего ахать.

Из правого глаза Моны Лизы торчали маникюрные ножницы. Я медленно подошла к картине. Острие ножниц воткнулось точно в зрачок итальянской красотки.

Эх, жизнь… Казалось бы, судьба дает мне классный шанс. Вот она, «Джоконда». И не какая-нибудь задрипанная репродукция, а чуть ли не второй оригинал (если, конечно, верить Перепелкину). И что же делает эта дура Мухина?.. Она протыкает картину ножницами.

– Гафчик, Гафчик, – горько сказала я. – Ты погляди, что из-за тебя получилось.

Из-под кровати выглянула виноватая морда Гафча.

– Гаф, – робко гавкнул он.

– Вот тебе и «гаф». Вернется тетя Мотя, что я ей скажу?.. А Перепелкин придет в карты играть? Он же чокнется, увидев свою обожаемую «Джоконду» с одним глазом… Я уж не говорю о том, что весь мой план летит к черту.

Я улеглась на кровать и стала глядеть в потолок. Ничего мне больше не светит. Одноглазую «Джоконду» Смерти не подсунешь. Вернее, подсунуть-то можно, да что толку…

– Гаф-гаф-гаф!

Лай Гафчика вывел меня из задумчивости.

– Ну чего тебе? – угрюмо спросила я, приподымаясь на локте.

На полу лежала какая-то коробка.

– Гаф, – ткнулся пес носом в эту коробку.

Я подняла ее и открыла. В коробке были разноцветные бруски пластилина.

И я поняла! Гафчик предлагал мне залепить дырку пластилином. Хм. Вообще-то неплохая идея. Я снова подошла к картине.

В принципе, дырочка была совсем маленькая; ножницы проткнули лишь черный зрачок, почти не задев светло-коричневую радужку. Представляю, какая была бы дырища, если б я кинула не маникюрные, а канцелярские ножницы.

Я поискала в коробке черный пластилин. Естественно, его там не оказалось. Ну, конечно: если не везет, то во всем не везет. Лежали красный брусок, белый, зеленый, желтый, голубой… Короче, все цвета, кроме черного.

Что же делать?.. Может, залепить дырку зеленым пластилином? Помнится, Воробей говорил, что у тети Моти минус десять на оба глаза. Да и Перепелкин ни фига не заметит сквозь свои очки.

А, будь что будет!

Я отщипнула кусочек зеленого пластилина и аккуратненько залепила Джокондин зрачок. Потом отошла в сторону полюбоваться на свою работу. Клево получилось. Карий глаз с зеленой крапинкой смотрелся ничуть не хуже просто карего. Даже лучше.

– Ну как, Гафч? – спросила я у большого знатока живописи.

– Гаф-гаф! – одобрительно пролаял пес.

– Я тоже так думаю.

Тут опять зазвонил телефон в прихожей. И опять это был Перепелкин.

– Где же вы, Эмма?! – с непонятным раздражением закричал он. – Идете или не идете?!

– Уже в пути, Глеб Борисыч! – прокричала я в ответ.

И, бросив трубку, погнала в Эрмитаж.

Глава XX

Странное открытие

Дом, где жили тетя Мотя и Перепелкин, стоял на набережной реки Мойки. В двух шагах от Эрмитажа. И поэтому я через десять минут была в музее.

Глеб Борисыч как-то напряженно со мной поздоровался и предложил:

– Давайте, Эмма, я вам покажу Эрмитаж.

– А как же «Джоконда»?

– К ней мы еще успеем. Выставка откроется через час.

– Зачем же вы меня торопили? – удивилась я. Перепелкин стал заметно нервничать.

– Эмма, неужели вам не интересно пройти по залам музея? Посмотреть выставленные здесь шедевры.

– Да я позавчера смотрела.

– Пойдемте, пойдемте, – настаивал Глеб Борисыч. – По Эрмитажу можно ходить до бесконечности, и никогда не надоест.

Ну не знаю. Мы прошли с Перепелкиным только два зала, а мне уже надоело. Глеб Борисыч подолгу останавливался у каждой картины и подробно объяснял, когда было создано полотно, что хотел художник выразить своим творением и т. д. и т. п.

– Да все понятно, Глеб Борисыч, – тянула я его за руку. – Идемте дальше.

– Нет, нет, Эмма, – упирался он. – Данная картина помимо аллегорического смысла имеет еще и скрытый символический смысл. Я вам его сейчас объясню…

И Перепелкин начинал объяснять. В общем, заколебал своими познаниями в живописи.

Наконец час прошел, и мы отправились в Синий зал смотреть «Джоконду». По дороге неугомонный Глеб Борисыч принялся доставать меня рассказами о Леонардо да Винчи.

– Леонардо был не только замечательным художником, но еще и замечательным ученым…

– Да что вы говорите? – кисло отвечала я, чувствуя, что мне предстоит выслушать длинную лекцию о том, каким замечательным ученым был Леонардо да Винчи.

Так и оказалось.

– Его интересовало буквально все, – с воодушевлением рассказывал Перепелкин. – Строение человеческого тела, законы механики, вопросы геологии, астрономия…

Боже, какой занудливый старик. Я зевнула.

– Вам скучно, Эмма? – заметив мой зевок, остановился Перепелкин. – Кажется, я опять увлекся. Извините.

– Ни капельки не скучно, – ответила я, с трудом сдерживая второй зевок. – Наоборот, очень даже интересно. Кстати, я хотела вас спросить, да забыла.

– А что именно?

– Зачем Леонардо нарисовал две одинаковые картины?

– О, это интересный вопрос, – загорелись глаза у Перепелкина. – На сей счет у меня имеется несколько любопытных гипотез. Первая, самая простая, гипотеза заключается в том, что Леонардо влюбился в собственное творение и не в силах был с ним расстаться. Но картина писалась на заказ, а полученный аванс художник уже истратил. Поэтому он написал еще одну точно такую же картину и отдал ее заказчику, мужу Моны Лизы, флорентийцу Франческо дель Джоконде. Что же касается самой Моны Лизы ди Антонио Марии ди Нольдо Герардини, то это была поистине удивительная женщина…

И Перепелкин стал рассказывать о Моне Лизе. Да с такими подробностями, будто она не умерла несколько веков назад, а только что отошла в курилку покурить.

– Глеб Борисович, – окликнул Перепелкина солидный мужчина в дымчатых очках.

Перепелкин тотчас прервал свой рассказ.

– Слушаю вас, Вячеслав Семенович!

– Вы не могли бы зайти ко мне в кабинет? Для, так сказать, конфиденциальной беседы.

– Хорошо, Вячеслав Семенович.

Солидный посмотрел на меня сквозь дымчатые очки.

– А это что за прелестное создание?

– Эмма Мухина. Помните, я вам про нее говорил. Моя знакомая из Москвы.

– Помню, помню. И как там Москва? Что новенького в Третьяковской галерее?..

– В Третьяковке все по-старому, – ответила я.

– А у нас в Эрмитаже «Джоконда» экспонируется, – похвастался Солидный. – Мировой, так сказать, шедевр.

– Мы с Эммой как раз идем на выставку. Да, кстати, Эмма, познакомься: Вячеслав Семенович Косолапов. В данный момент он является директором Эрмитажа.

– Совершенно верно, – вальяжно подтвердил Косолапов. – Я, так сказать, временно исполняю обязанности отсутствующего директора. А вообще-то я его заместитель. – Он перевел взгляд на Перепелкина. – Значит, я вас жду, Глеб Борисович.

И Косолапов важно пошел по коридору.

– Придется вам сходить одной, Эмма, – сказал Перепелкин. – Сами слышали, начальство к себе требует.

Он что-то быстро нацарапал в блокноте, вырвал листок и протянул мне:

– Отдадите на контроле.

В общем, Перепелкин побежал за Косолаповым, а я порулила в Синий зал смотреть «Джоконду». При входе в зал я показала записку здоровенному амбалу-билетеру, и он пропустил меня без очереди.

«Джоконда» находилась на возвышении посредине зала. Со всех сторон ее окружали такие же здоровенные, как и билетер, охранники. Все сплошь в черных пиджаках и с оттопыренными правыми карманами, где у них, видимо, лежали пушки.

Охранники настороженно смотрели на проходящих мимо картины людей. Сама же Джоконда смотрела на белый свет через толстое бронированное стекло.

Зрителям не разрешалось останавливаться перед картиной ни на секунду. Если кто-нибудь чуть-чуть замедлял шаг, к нему тотчас спешил охранник и приказывал: «Проходите, проходите. Не задерживайтесь».

Все шли мимо «Джоконды» в благоговейном молчании.

Я тоже прошла. «Мона Лиза» за бронированным стеклом ничем не отличалась от «Моны Лизы», что висела в спальне тети Моти. Даже зеленая крапинка в черном зрачке была точно такая же.

Зеленая крапинка!!!

Я чуть не вскрикнула от удивления. Да это же пластилин, которым я залепила дырку на полотне! Откуда он взялся на этой картине?!. Я остановилась и начала пристально вглядываться в правый глаз итальянки.

– Проходи, девочка, проходи, – легла мне на плечо тяжелая рука охранника.

Я вышла из зала и в раздумье остановилась. Конечно же мне это почудилось. Никакой зеленой крапинки там быть не может. И все-таки… Я медленно побрела по галерее. И ноги сами собой привели меня обратно ко входу в Синий зал. Я второй раз показала билетеру перепелкинскую записку, и он, ни слова не говоря, пропустил меня в зал.

И на этот раз в правом зрачке блеснула зеленая крапинка! Ничего не понимаю. Может, просто бронированное стекло отсвечивает?.. Я показала билетеру записку в третий раз и, проходя мимо «Джоконды», не увидела никакой крапинки. Прямо идиотизм какой-то, честное слово. Я прошла мимо картины в четвертый раз, в пятый, в шестой, в седьмой…

Когда я показала билетеру записку в десятый раз, он посмотрел на меня, как на слегка рехнувшуюся. Охранники в зале тоже стали на меня коситься. Надо было уходить. А я, хоть убейте, никак не могла врубиться, есть в правом глазу «Джоконды» зеленая крапинка или нет.

Наконец мои собственные глаза начали слезиться от напряжения, и я, выйдя из Эрмитажа, помчалась обратно на Мойку. «Так есть там зеленая крапинка или нет?! – размышляла я на бегу. – Есть или нет?!» С одной стороны, откуда ей взяться? А с другой стороны – семь раз из двенадцати я отчетливо видела зеленую точку. А вдруг у меня уже глюки начались из-за этого чертового пятна на плече?!

Открыв дверь, я влетела в прихожую и, не снимая ботинок, понеслась в спальню. То, что я там увидела, повергло меня в настоящий шок.

Зеленая крапинка на картине – исчезла.

Это было уже слишком. Я чуть ли не носом уткнулась в полотно. Нет зеленой крапинки. Я поскребла картину ногтем. Гладко. Ни пластилина, ни пореза. Холст совершенно целый. Целехонький. А что же, скажите на милость, я замазывала пластилином?!

Я кинулась к столу. В ящике вместе с ножницами лежало еще увеличительное стекло. Я решила через «увеличилку» исследовать Джокондин зрачок. Что-то здесь было явно не то. Не могла дырка на полотне взять и зарасти.

Я выдвинула ящик, достала лупу и тут…

И тут за спиной послышался шорох. Я не испугалась, думая, что это Гафчик.

Но это был не Гафчик.

– Му-му, – раздался хриплый голос у самого уха.

Я похолодела. Это был немой убийца Муму.

Глава XXI

Мы беремся за дело

В жизни бывают моменты, когда надо не думать, а действовать. Сейчас был именно такой момент. Не оборачиваясь, я резко двинула локтем так, чтобы попасть убийце в солнечное сплетение. Позади раздался сдавленный стон и грохот упавшего тела. Я стремительно повернулась. Смотрю – ни фига себе! – на полу, выпучив глаза, лежит… Володька Воробьев!

– Воробей, – бросилась я к нему, – ты не ушибся?!

– Ох-ох, – ловил он ртом воздух. – My… My… Мухина… я же… по… по… шутил… А ты… под… дых…

– Сам виноват, – сказала я. – Нечего так шутить.

– Ну у тебя и удар, – хрипел Володька. – Такое ощущение… будто в живот… самосвал… врезался…

– Ты же знаешь, что я каратистка.

Воробей закрыл глаза.

– Ой, как больно.

Я опустилась на колени и погладила Володьку по голове.

– Бедный Воробушек…

– Да пошла ты, Мухина… – мотнул он головой, пытаясь сбросить мою руку. – Сначала чуть не убила, а теперь с утешениями лезешь.

Наконец Володька отдышался. Я помогла ему добраться до дивана. Он лег и скрестил руки на груди.

– Все, Мухина, прощай. Отъезжаю на тот свет.

– Подумаешь, локтем его чуть-чуть задели. Веди себя достойно, Воробей. Будь мужчиной.

– Мужчины с биологической точки зрения гораздо слабее женщин, – сварливо ответил Володька.

– Да ладно. Ты лучше послушай, какие тут со мной чудеса творятся…

– Ой, нет. Дай хоть немного прийти в себя. А ты пока на вот, почитай. – Он достал из кармана сложенную газету. – На последней странице смотри, в левом углу.

Я развернула газету и нашла крохотную заметку под названием «Убийство на уроке физики».

«Криминальный мир добрался и до наших школ, – говорилось в заметке. – Вчера в самом центре Москвы произошло убийство. В школе №10, на уроке физики, была убита ученица 8 „б“ класса Эмма Мухина. Она отвечала у доски, когда в открытую форточку влетела пуля снайпера и попала девочке в голову. Девочка скончалась на месте. Преподавательница физики Надежда Васильевна Бубенчикова поставила Мухиной за ответ пятерку. Посмертно…»

– Там еще фотка есть, – сказал Володька.

– Я вижу.

На фото был снят наш кабинет физики. Мой труп, вернее, труп капитана Чмонина, лежал на полу, у доски. Рядом стояла растерянная Надежда Васильевна с указкой в руке.

«Бедняга», – подумала я о Чмонине. Конечно, он был маленько долбанутый, но все равно жаль человека. По существу, ведь капитан из-за меня погиб.

– Когда это случилось, – сказал Володька, – я сразу понял, что ты мне по телефону правду говорила.

– Эх, Воробей, Воробей, – вздохнула я. – Тебе давным-давно уже пора понять – я всегда правду говорю. Просто правда не всегда бывает правдоподобной.

Володька поудобнее устроился на диване.

– Ну давай выкладывай: что тут за чудеса творятся?!

Я рассказала ему обо всех своих приключениях. Начиная от Немухина и кончая «Джокондой».

– Потрясная история, – сказал Воробей, выслушав мой рассказ. – Ты, Мухина, как всегда, в своем репертуаре. Исчезнувший труп, черное пятно… – Он замолчал, что-то обдумывая. – Слушай, а ты к врачу-то ходила?

Я отрицательно помотала головой.

– Ну ты даешь! Вроде умная девчонка, а ведешь себя как дура. Тебе надо срочно идти к врачу.

– К какому еще врачу?! Ты что, Воробей, наших врачей не знаешь?! Забыл, как твой сосед ходил к зубному, а тот ему вместо больного зуба два здоровых вырвал!..

– Угомонись, Мухина, – поморщился Володька.

Но я не угомонилась.

– И по ящику передача была: одной женщине аппендицит вырезали, а когда наркоз давать стали, баллоны перепутали: вместо кислорода дали углекислый газ. Помнишь? Вместе же смотрели.

– Угу, – поддакнул Воробей, думая о своем. – Знаешь что, Мухина, расскажи все с самого начала. И постарайся не пропустить ни одной детали.

Я начала заново.

– Постой, постой, – перебил меня Володька, когда я дошла до убийства в ночном клубе. – Получается, Лола выстрелила в Немухина, а через минуту приехали оперативники. Не слишком ли быстро они появились? Выходит, их вызвали еще до того, как произошло убийство.

– Верно, Воробей! – воскликнула я. – А как ты считаешь, почему все посетители клуба сказали, что это я совершила убийство?!

Володька подумал-подумал и выдал:

– Да потому что все они – сообщники убийцы!

– Ну нет, Воробей.

– Не «нет», а «да»! Я недавно читал детективчик, там одного типа в поезде грохнули. А в конце оказалось, что все пассажиры в вагоне – убийцы! Они специально взяли билеты в вагон, где ехала их жертва. Похоже, в клубе «Какаду» была точно такая же ситуация. Там большой зал?

– Да не особенно.

– Сколько столиков?

– Штук двадцать.

– Двадцать столиков, за каждым, в среднем, по два человека. Это будет… – стал мысленно перемножать Володька. – Это будет сорок человек. Не так уж и много. В общем, налицо явная подстава.

– Какая еще подстава?

– Тебя подставили, Мухина, в ночном клубе.

– Охо-хо, – вздохнула я. – Не жизнь, а сплошная чернуха. Неужели мы когда-нибудь разгадаем все эти загадки, а, Воробей?!

– Разгадаем, Мухина. Настоящий сыщик, получив минимум информации, всегда сумеет домыслить остальное. Просто когда ты рассказываешь, все ниточки собираются в один клубок. А надо каждую ниточку рассматривать по отдельности. Возможно, они между собой вовсе и не связаны. И те, кто убил Чмонина, не знают о тех, кто подложил бомбы в купе и гостинице. А звонок Смерти и вся история с «Джокондой» – это уже третья ниточка, не имеющая ничего общего с двумя первыми…

– Тогда убийство Немухина – это четвертая ниточка.

– Правильно, Мухина. Видишь, не так уж все и запутано. Всего-навсего четыре ниточки. Но я думаю, пока нам надо потянуть за самую опасную нитку. За ту, что связана с черным пятном у тебя на плече.

– Ох уж мне это черное пятно…

– Давай для начала сходим в Эрмитаж. Узнаем, есть в зрачке «Джоконды» пластилин или нет.

– Как мы узнаем, если к картине ближе чем на три метра не подпускают?!

– Элементарно, Мухина. У тети Моти должен быть театральный бинокль. Она же театралка.

– Ты гений, Воробей! – Я мигом притащила бинокль, который лежал в ящике стола вместе с ножницами и лупой.

Володька бодро вскочил с дивана:

– Двигаем в Эрмитаж!

– Что, прямо сейчас?!

– Нет, через сто пятьдесят лет! Раз я здесь, Мухина, пора браться за дело. О'кей?!

– О'кей! – весело ответила я.

И мы отправились в Эрмитаж.

Глава XXII

Гафчик дает показания

По дороге Володька рассказал, каким образом он проник в запертую квартиру. Оказывается, у него был ключ, который тетя Мотя дала ему еще в прошлом году.

В Эрмитаже Воробей забрал у меня записку Глеба Борисыча (в записке было сказано: «Прошу пропустить без очереди. Г.П.») и, показав ее билетеру, прошел в Синий зал.

А я с нетерпением стала ждать его у выхода.

– Ну что?! – схватила я Володьку за руку, лишь только он появился в коридоре.

– Тебе показалось, Мухина. Нет там никакой зеленой крапинки.

– Как нет? – растерялась я. – Не может быть.

– Может, Эммочка, может. – Воробей ехидно улыбался.

– Наврал, да?!

– Не наврал, а пошутил.

Я так разозлилась, что чуть было опять не заехала ему под дых.

– Тоже мне, шутник выискался.

Володька сделал невинное лицо.

– Я тебя не понимаю, Мухина. Где твое чувство юмора?

– Чувство юмора, – сердито пробурчала я. – Когда со всех сторон наезжают, тут уж не до юмора.

– Не злись, Эмка, – примирительно сказал Воробей. – Пошли лучше по гамбургеру слопаем. Я угощаю.

Мы зашли в небольшую кафешку при Эрмитаже.

– Значит так, Мухина, – вполголоса заговорил Володька, когда мы уселись за столик в углу, – видел я в зрачке у Моны Лизы зеленую точку. Отлично в бинокль разглядел. Но если б не знал, что она там, ни за что бы не заметил.

Я задумчиво подула на свой кофе.

– Выходит, кто-то поменял «Джоконд» местами.

– Допустим, этот кто-то знал, что в спальне у тети Моти висит отличная копия «Джоконды», – начал развивать мою мысль Воробей. – Так же допустим, что ему удалось ловко подменить одну картину другой. Хотя я не представляю, как это можно сделать средь бела дня да при такой охране. Ну допустим, ему удалось. Но зачем оригинал тащить в квартиру тети Моти и вешать на стену?.. Вот этого я никак не могу понять.

– А кто еще, кроме Перепелкина, мог знать, что у Матильды Эрнестовны есть «Джоконда»?

Володька перестал жевать и задумался.

– Да, пожалуй, никто… Слушай, а ты во сколько в Эрмитаж пошла?

– Точно не помню.

– Постарайся вспомнить.

Я напрягла память.

– Значит так. Когда я пришла в музей, Глеб Борисыч сказал, что до открытия выставки целый час. Выставка открылась в одиннадцать. От дома тети Моти до Эрмитажа идти минут десять. Выходит, я вышла из квартиры где-то без десяти десять.

– А вернулась обратно ровно в двенадцать, – подхватил Воробей. – Я пришел с вокзала в полдвенадцатого. Получается, картину подменили между десятью и половиной двенадцатого, пока в квартире никого не было.

– Гафчик был, – машинально сказала я.

Володька даже на стуле подскочил.

– Давай у него спросим!

– У кого?

– Да у Гафчика!

Я постучала пальцем по лбу:

– Воробей, ты что, того?! Как ты у собаки спросишь?

Володька возбужденно запихал в рот остатки гамбургера.

– Ты забыла о моем научном эксперименте. Я же разработал специальную систему общения. Один «гав» – означает «да», два «гава» – нет. – Он смотрел подозрительно. – Небось не веришь, Мухина?

– Да кто вас с Гафчем знает, – уклончиво ответила я, вспомнив, как Гафчик принес в зубах коробку с пластилином.

Я рассказала об этом случае Володьке.

– Круто! – восхитился Воробей. – Мне вообще кажется, что люди произошли не от обезьян, а от собак.

– Ну уж ты загнул…

– Хочешь докажу?!

– После докажешь. Давай допивай кофе, и пошли к Гафчу.

…Гафчик мирно спал в любимом кресле тети Моти. Володька растолкал его и сразу же приступил к делу.

– Слушай меня внимательно, собака. Ты у нас единственный свидетель. И сейчас будешь давать показания. Понял?

– Гаф! – ответил Гафчик.

– Он сказал «да»! – захлопала я в ладоши. – Ура!

Воробей опустился перед Гафчем на корточки:

– Отвечайте, свидетель, кто-нибудь из посторонних заходил сегодня в квартиру?

– Гаф! – ответил Гафчик.

– Мужчина или женщина?

– Воробей, кто так вопрос ставит?! – толкнула я Володьку. – Ты по отдельности узнавай.

– Это была женщина? – спросил Володька.

– Гаф-гаф!

– Значит, мужчина?!

– Гаф!

Я тоже присела на корточки рядом с Володькой.

– Гафч, – спросила я, – а этот мужчина высокий?

– Гаф-гаф! – ответил пес.

– Низенький?

– Гаф-гаф! – снова ответил Гафч.

– Выходит, среднего роста, – сделал вывод Воробей.

– Гаф! – подтвердил Гафчик.

– А какие у него глаза? – продолжала я спрашивать. – Карие?

– Гаф-гаф!

– Зеленые?

– Гаф-гаф!

– Голубые?

– Гаф!

– Переходим к волосам, – сказал Володька. – Какие у него волосы? Прямые?!

– Гаф-гаф!

– Вьющиеся?

– Гаф!

– Ай да Гафченция! – В приливе нежности Воробей расцеловал Гафчикову морду. – Ты просто собачий Эйнштейн!.. Переходим к носу…

Короче говоря, мы довольно быстро составили «словесный портрет» неизвестного. И как только закончили, я сразу же поняла, кто этот тип. Быстро сгоняв в прихожую, я вытащила из кармана куртки фото немого убийцы Муму. Вернувшись в комнату, я сунула снимок под нос Гафчу.

– Этот заходил, да?!

– Гаф! – утвердительно ответил пес.

Мы с Володькой уставились друг на друга.

– Лично я ничего не понимаю, – сказал Воробей.

– Лично я тоже, – сказала я.

Получалась какая-то абракадабра. Немой киллер Муму, которого я должна была найти в Питере и убрать, проникает в квартиру Матильды Эрнестовны, похищает «Джоконду», меняет ее в Эрмитаже на другую «Джоконду» и эту другую «Джоконду» приносит тете Моте…

– Все, Мухина, я пас, – сказал Володька. – Мой котелок уже не варит. Пойду, пожалуй, проветрю мозги. Заодно и Гафчика прогуляю.

Последние слова Воробья были встречены восторженным лаем. Оба приятеля отправились гулять. А я продолжала размышлять над странным поведением Муму. Впрочем, мой котелок тоже уже не особо варил. Поразмышляв минуты три, я решила размять ноги.

Я вышла в прихожую и увидела, что входная дверь открыта. Видимо, Володька забыл ее захлопнуть. Я закрыла дверь и пошла обратно в комнату.

– My… му… – раздался за спиной хриплый голос.

Я шла как ни в чем не бывало.

– Му… му… – повторил голос.

– Воробей, тебе не надоело еще мумукать?

Я с улыбкой обернулась. И… обомлела. Потому что передо мной был не Воробей.

Глава ХХШ

Встреча с Муму

Передо мной был немой убийца Муму. Скромного вида молодой человек с голубыми глазами и вьющимися волосами. Если б я его раньше встретила где-нибудь на улице, никогда бы не подумала, что он убийца. Но сейчас я знала, что под безобидной внешностью скрывается самый опасный киллер России.

А где же знаменитый нож, которым он убивает свои жертвы? Я посмотрела на его руки. Нет ножа.

– My… My… Мухина, – сказал между тем немой. – Я не… не… уб-б-ийца.

Я была в полнейшем отпаде. Оказывается, немой Муму вовсе даже не немой. Может, он и не Муму?

– Кто вы такой?! – напрямик спросила я.

– Леша Бубликов, – тотчас ответил он. – Мне надо с вами поговорить, Эмма.

Теперь он почему-то не заикался.

– А почему вы не заикаетесь? – опять напрямик спросила я.

– Это я от волнения заикался. Боялся, что вы меня убьете, не выслушав.

– Я вас убью?!

– Да. Мне сказали, что вы беспощадный ребенок-убийца.

– Кто вам такое сказал?

– Однорукий.

– Какой еще однорукий?!

Бубликов робко улыбнулся.

– Давайте я вам все по порядку расскажу.

– Давайте, – согласилась я. – Кстати, а как вы вошли в квартиру?

– Через дверь, – просто ответил он. – У меня есть отмычка.

– Угу, – сказала я. – Ну хорошо. Пойдемте.

Мы прошли на кухню.

– Чай, кофе?.. – предложила я.

– Чайку, пожалуйста. И, если можно, погорячее.

Я, словно заправская домохозяйка, поставила на плиту чайник, сделала бутерброды с сыром… Вода закипела.

– Вам покрепче? – спросила я, наливая заварку в чашку.

– Наоборот, послабее. А вот сахарку побольше.

– Берите сами. – Я подвинула к нему сахарницу.

Леша Бубликов положил себе в чашку шесть ложечек сахара и принялся размешивать.

– Так вот, Эмма, – начал он, – человек, который скрывается под кличкой Муму, был моим родным братом Васей. Мы с ним близнецы.

– Вы сказали «был». Значит, его уже нет?

– Да, Василий умер. Впрочем, расскажу все по порядку. С самого раннего детства брат страдал тяжелой болезнью под названием «микантропия»… Знаете, что это такое?

– Нет, не знаю.

– Микантропия – это тяга к убийствам. Как человеку, страдающему насморком, все время хочется чихать, так человеку, страдающему микантропией, все время хочется убивать. Вот Вася и убивал… – Бубликов залпом осушил чашку с чаем.

– Да вы не волнуйтесь, Алексей.

– Как же не волноваться-то?! Родной брат все-таки. – Он вздохнул. – Поначалу Василий пытался бороться со своим недугом. Использовал народные средства: настой ромашки, самогон… Но ничего не помогало. И брат пошел в киллеры, решив, что раз уж он все равно убивает, то лучше убивать за деньги, чем просто так. Убийство сделалось его профессией… До недавнего времени я ничего об этом не знал. Но вот на прошлой неделе брат пришел ко мне и все рассказал. Начал он со своего первого убийства и закончил побегом из тюрьмы для смертников под Омском. Во время побега его ранили. Рана оказалась смертельной. Перед смертью Вася завещал мне передать все его деньги в детские дома. Этим он хотел как-то искупить вину перед загубленными им людьми… – Бубликов замолчал.

– Да, печальная история, – сказала я. – Но какое отношение она имеет ко мне?

– Минутку терпения, Эмма. Сейчас узнаете. Вы когда-нибудь слышали о РАКе?

– О раке?.. Вы имеете в виду раковые опухоли или раков, с которыми пиво пьют?

– Ни то ни другое. Я имею в иду Российскую ассоциацию киллеров. Сокращенно – РАК.

– Никогда не слышала.

– Я тоже не слышал, пока мне брат не рассказал. Оказывается, все российские киллеры объединены в тайную организацию под названием РАК. Василий тоже вступил в ее ряды и скоро занял там одно из ведущих мест. Ему поручали самые ответственные убийства. И даже наградили медалью «Лучший киллер России»… – Бубликов заглянул в свою пустую чашку. – Можно еще чайку, Эмма?

– Пожалуйста, пожалуйста. – Я подвинула к нему чайник. – Наливайте сколько хотите. Воды не жалко.

– Спасибо. – Он налил себе чаю. – Если хотите, я немножко расскажу о РАКе. В каждом городе ассоциация имеет филиал, или, как его называют сами киллеры, бюро заказов. Любой человек, достигший совершеннолетия, может прийти в бюро и заказать убийство. Петербургское бюро заказов находится в ночном клубе «Какаду»…

– В «Какаду»?!

– Да. Местные киллеры называют этот клуб – «Клуб К», что означает – клуб киллеров. Это закрытое заведение и…

– Что значит «закрытое заведение»?

– А вы разве не знаете? У нас в стране существуют закрытые клубы, в которых собираются люди, объединенные одним кругом интересов, – нефтяники, рекламщики… А в «Клубе К» собираются киллеры. Посторонним туда, конечно, вход строго воспрещен…

Посторонним вход строго воспрещен!.. Однако, когда мы с Немухиным пришли в «Какаду», нас пропустили безо всяких разговоров. О чем это говорит? Пока ни о чем… Но до чего ж все-таки умный парень Володька! Его версия оказалась на сто процентов верной: в момент убийства Немухина в зале сидели одни наемные убийцы.

– Сам я далек от такой жизни, – продолжал Бубликов. – Ночные клубы, наркотики, убийства… Нет, это не по мне. Я честно работаю грузчиком на овощебазе. Женат. У меня двенадцать детей…

– Двенадцать детей! – ахнула я.

– Да, двенадцать, – не без гордости подтвердил Бубликов. – Моя жена Полина награждена медалью «Мать-героиня». Ну а я соответственно награжден медалью «Отец-герой». Впрочем, это к делу не относится… Ну вот, когда Вася умер, меня уволили с овощебазы. А семья-то большая, кормить ее надо. Деньги, что Василий завещал детским домам, я не имел права на себя тратить. И тогда мне в голову пришла идея… стать Муму.

Глава XXIV

Подозрительная овощебаза

В это время с прогулки вернулись Володька с Гафчиком.

– Воробей, я на кухне! – закричала я. Оба моих приятеля с шумом ввалились на кухню. И тут же наступила тишина. Открыв рты, они уставились на Бубликова, думая, что перед ними наемный убийца Муму.

– Познакомьтесь, Леша, – светским тоном сказала я. – Мои друзья – Володька и Гафчик.

– Очень приятно. – Бубликов встал и церемонно поклонился. – Алексей Бубликов.

– Здрасьте, – растерянно пробормотал Воробей.

– Гаф, – растерянно гавкнул Гафчик.

Я коротко ввела Володьку в курс дела. Он мигом во все въехал и уселся с нами пить чай. А Гафч еще долго косился на Бубликова и недовольно ворчал.

– Вася был крупным авторитетом в преступном мире, – продолжил свой рассказ Бубликов. – Но ни с кем близко не сходился, прикидываясь немым. Он любил работать в одиночку, а деньги за работу всегда брал вперед. Вот я и подумал, а что, если мне пойти в питерское бюро заказов, словно бы я Василий, взять денежки вперед и смыться. В общем, я так и поступил. Пришел к Однорукому и жестами предложил кого-нибудь убить. И он дал мне ваше фото, Эмма…

– А кто такой Однорукий? – спросил Воробей.

– Страшная личность. – Бубликов даже поежился. – В клубе я краем уха слыхал, что он еще в семидесятые годы орудовал. И всегда предпочитал убивать топором. Сейчас он вроде как председатель питерского филиала РАКа. Ну и, конечно, владелец «Клуба К».

– А вы, случайно, краем уха не слыхали еще о певице Лоле? – на всякий случай поинтересовалась я.

– Как же, слыхал. – Бубликов вновь поежился. – Жуткая дрянь эта Лола. Она является правой рукой Однорукого. А ее собственные руки по локоть в крови. В клубе ее называют «Леди Киллер».

– Н-да, веселенькая компания подобралась, – заметил Володька.

– У Однорукого есть особые приметы? – спросила я.

– Еще какие. Во-первых, у него нет одной руки, потому и кличка такая – Однорукий. А во-вторых, его лицо обезображено шрамами. Кошмарная морда. Как вспомню – так вздрогну. – Бубликов вздрогнул. – Ну вот, дал мне Однорукий ваше фото, Эмма, и говорит: «Будь осторожен, Муму, с этой девчонкой. Она убийца почище тебя». А я смотрю на вашу фотокарточку и думаю: «Нет, не может девочка с такими добрыми глазами быть убийцей».

– Благодарю за комплимент. – Я шутливо поклонилась.

– В общем, вы мне понравились, Эмма. И я решил, прежде чем удрать с денежками, вас предупредить. Будьте начеку. Однорукий говорил, что в вашей смерти заинтересованы влиятельные силы.

На улице уже темнело. По стеклу барабанил дождь.

Воробей встал и включил свет.

– А вы не спрашивали у Однорукого, кто именно заказал убийство Мухиной?

– Я же прикидывался немым.

– А-а. Точно.

– Хорошо бы это как-нибудь узнать, – сказала я.

– Узнать-то можно. Однорукий ужасный педант. Он ведет регистрационный журнал, куда аккуратно записывает поступившие заказы на убийства. Кто заказал ствол, на кого заказали… Все пишет.

– Эх, хоть бы одним глазком заглянуть в этот журнал! – мечтательно воскликнул Володька.

– Да, неплохо бы, – согласилась я. – Да разве заглянешь. Однорукий, наверное, журнал в сейфе хранит.

– Ничего подобного, – сказал Бубликов. – Я несколько раз видел, как он доставал журнал из верхнего ящика письменного стола в своем кабинете.

– А где его кабинет? – быстро спросил Воробей.

– Прямо над «Клубом К». У Однорукого на втором этаже огромная квартира. Живет он в ней один. Все вечера проводит в клубе.

– Тогда, может, вы… – начал было Володька.

– Нет, – перебил его Бубликов. – Поймите меня правильно, ребята. Я не могу рисковать. У меня же семья, дети. Кто позаботится о моих двенадцати сорванцах, если со мной что-нибудь случится?

– Тогда, может, мы… – начала было я.

– Тоже нет, – перебил меня Бубликов. – Журнал лежит не в сейфе, потому что вся квартира как один большой сейф. Бронированная входная дверь. Сигнализация. На окнах толстые решетки под током… – Он посмотрел на часы. – Ой, мне пора бежать, ребята. А то я опоздаю на последнюю электричку.

Я тоже посмотрела на часы – одиннадцатый час вечера.

– Вы в пригороде живете? – спросил Володька.

– Ага. В Сестрорецке.

– В Сестрорецке?! – воскликнули мы с Воробьем.

– Да. А что?

– И работаете на овощебазе, – припомнила я.

Надо же, какое совпадение. Ведь именно о Сестрорецке и овощебазе хрипел умирающий Немухин на полу в «Клубе К».

– Работал, – уточнил Бубликов. – Меня же уволили.

– Скажите, Алексей, – спросила я, – а что там у вас, на овощебазе?

– Морковка, свекла, картошка…

– Да нет, – сказал Володька. – Мухина имеет в виду, нет ли там чего-нибудь… необычного.

– Необычного?.. – повторил Бубликов. – Да вроде все обычно. Вот разве необычно – нас всех сразу начальство уволило. Всю базу. И набрали новых людей откуда-то со стороны. И еще необычно – с того времени, как всех уволили, из магазинов Сестрорецка исчезли отечественные фрукты и овощи. Продаются одни иностранные. А куда, спрашивается, наши подевались? Странно.

– Да, странно, – согласилась я.

– Слушай, Леха! – азартно хлопнул Володька Бубликова по спине. – А ты не можешь незаметно проникнуть на базу?!

– Незаметно? – усмехнулся Бубликов. – Могу. Знаю я там одну лазейку. Я через нее капусту с базы выносил…

– Вот и залезь через эту лазейку.

– Идет! Сегодня же ночью залезу. Мне самому, признаться, интересно. Овощебаза работает, а овощей в магазинах нет. Завтра я вам позвоню и расскажу, что видел. Сами понимаете, в город мне теперь соваться не стоит.

– Да и звонить вам не стоит, – сказала я. – Вы лучше телеграмму дайте. На мое имя.

– А что написать?

– Поздравьте меня с днем рождения. «Дорогая Эмма. Поздравляю с днем рождения…» И все такое. А сами через каждую вторую или третью букву напишите свое сообщение. В общем, зашифруйте его как-нибудь. А мы его тут как-нибудь расшифруем.

– А вдруг не расшифруете?

– Расшифруем, – уверенно произнес Володька. – Я лучший дешифровальщик в мире.

– Понял. Сделаю. – Бубликов записал в блокнот тети-Мотин адрес и встал из-за стола. – Спасибо за чай.

Мы прошли в прихожую.

– Да, вот еще что, – вспомнила я. – Вы ведь утром сюда заходили?

– Заходил, но вас не было дома.

– А кто-нибудь был в квартире?

– Кроме собаки, никого. – Он вновь взглянул на часы. – Побегу, ребята. Ждите моей телеграммы.

И Бубликов убежал.

Глава XXV

Приказ замдиректора

На следующее утро, за завтраком, мы с Володькой провели военный совет.

– Значит так, Мухина, – говорил Воробей, уплетая вареники с творогом (которые, между прочим, сделала я). – Первое: утром в квартире побывал не только Бубликов, но и еще кто-то. Второе: в регистрационном журнале Однорукого написано имя человека, который хочет тебя убить. Третье: в Сестрорецке на овощебазе хранятся явно не овощи…

– Четвертое: тебе нравятся мои вареники?

Володька посмотрел на тарелку с варениками, словно только что ее заметил.

– Да ничего особенного.

– Ах вот как?! Сам слопал двадцать пять штук и говорит: ничего особенного!

– Откуда двадцать пять? Ты что, считала?!

– Конечно, считала. Ровно двадцать пять вареников. А двадцать шестой у тебя во рту!

Воробей закашлялся и, сунув два пальца в рот, вытащил оттуда… волосок.

Меня охватила мгновенная паника.

– О, боже! Это же мой волос! Я начинаю распадаться!..

– Не ори, Мухина. С чего ты взяла?

– Смерть же говорила! Сначала начнут выпадать волосы, потом зубы, затем ногти… Вот и началось! Какой кошмар!..

– Успокойся. Смерть обещала тебе через неделю позвонить. Ведь так?

– Ну так.

– А сколько прошло времени с ее первого звонка?

Я быстро подсчитала.

– Два дня.

– Вот видишь. У тебя в запасе еще пять дней.

Я немного успокоилась.

– Хочешь подложу вареников, Воробей?

– Нет уж, благодарю, – отодвинул он тарелку. – Ешьте сами с волосами.

– Подумаешь, какой брезгливый. – Я взяла тарелку и поставила ее на пол перед Гафчиком. – Лопай, Гафчуля.

Пес с удовольствием накинулся на вареники.

– Продолжим, Мухина, – деловито сказал Володька. – Если Бубликов не брал «Джоконду», то кто же ее тогда взял?

Мы, не сговариваясь, посмотрели на Гафчика.

– Гафч, – спросила я, – кто-нибудь, кроме Бубликова, заходил вчера в квартиру?

– Гаф, – невнятно ответил Гафчик, не отрываясь от еды.

– Что же ты, паршивец этакий, нам об этом не сказал?!

– Мы сами виноваты, Мухина. Спрашивали, кто из посторонних побывал в квартире. А может, неизвестный вовсе не посторонний. Верно, Гафч?

– Гаф, – подтвердил пес.

Короче говоря, мы тем же макаром, что и в первый раз, расспросили Гафчика и быстро выяснили, что утром в квартире побывал… Перепелкин!

– Ай да Глеб Борисыч! – воскликнула я. – Ай да искусствовед!.. «Эрмитаж – удивительный мир, полный чудес!» А сам из этого удивительного мира картину спер!

– Вечно ты торопишься с выводами, Мухина. Надо еще проанализировать факты.

– Чего тут анализировать?! И так ясно! Его или подкупили, или он сам решил толкнуть картину!

– Чушь, – бросил Воробей. – Я Перепелкина с детства знаю. Это честнейший человек.

– Тогда зачем он заходил в квартиру?

– Ну, – замялся Володька. – Просто так.

– Просто так, Воробей, ничего не бывает.

Володька посмотрел на горшки с цветами, стоящие на подоконнике.

– Может, он цветы зашел полить.

– Да, да. Полил цветочки, а заодно «Джоконду» прихватил. На память.

– Хватит тарахтеть, Мухина. Я думаю, нам надо пойти к Глебу Борисычу и все выяснить.

Мне в голову пришла блестящая идея.

– О! – вскочила я со стула.

– Что «о»? – не понял Воробей.

Не отвечая, я бросилась в спальню. Здесь я быстро сняла картину со стены и затолкала ее под кровать.

– Мухина, я смотрю, ты девочка с приветом, – сказал Володька. Он уже стоял в дверях спальни, наблюдая за моими действиями.

– Спокойно, Воробей. У меня клевый план. Сейчас мы выведем Перепелкина на чистую воду.

Не отвечая, я бросилась в спальню. Здесь я быстро сняла картину со стены и затолкала ее под кровать.

Не успела я это сказать, как раздался звонок. Мы побежали в прихожую. Я открыла дверь. На пороге стоял Перепелкин.

– Доброе утро, Глеб Борисович, – поздоровался с ним Володька.

– Здравствуй, Владимир. Давно приехал?

– Вчера утром.

– А Матильда Эрнестовна вчера утром уехала. В Новгород на экскурсию.

– Напрасно она уехала, – притворно вздохнула я. – Сидела бы дома, ничего бы не случилось.

Перепелкин насторожился.

– А разве что-то случилось?

– Да ерунда в общем-то. Одна картина куда-то пропала.

Глеб Борисыч растерянно заморгал.

– Какая картина?

– А помните, мы с вами о ней говорили? Вы еще доказывали, что это подлинник.

– «Джоконда» пропала?! – побледнел Перепелкин и кинулся в спальню. Мы – за ним.

– Боже мой! – схватился за голову Перепелкин, не увидев картины на месте. – Боже мой!..

Воробей, бросив на меня свирепый взгляд, начал утешать старика:

– Не расстраивайтесь, Глеб Борисович. Найдется. Куда она денется?

– Ты не понимаешь, Володя. На этом месте висела «Джоконда», привезенная из Лувра!.. Боже мой, боже мой…

Вот уж не думала, что Перепелкин так быстро расколется.

– А в Синем зале тогда что висит? – спросила я.

– Картина, принадлежащая Матильде Эрнестовне. Я сам отвез полотно в Эрмитаж.

– Но зачем? – спросил Володька.

– По приказу нашего замдиректора Косолапова. На прошлой неделе Вячеслав Семенович вызвал меня и говорит: «Вы представляете, Глеб Борисыч, что будет, если из Эрмитажа украдут полотно Леонардо да Винчи?! Культурный мир нам этого никогда не простит». – «А почему „Джоконду“ обязательно должны украсть, Вячеслав Семенович?» – удивился я. «А вы разве не видите, Глеб Борисович, какой в нашей стране разгул преступности? Я уверен, бандиты непременно захотят похитить „Мону Лизу“». – «Может, тогда не стоит ее выставлять, Вячеслав Семенович?!» – испугался я. «Но в таком случае, Глеб Борисович, петербуржцы не смогут посмотреть жемчужину мирового искусства!» – «Что же тогда делать, Вячеслав Семенович?» Косолапов хитро прищурился и ответил: «У меня есть идея, Глеб Борисович. Вы говорили, что у вашей соседки имеется отличная копия „Джоконды“. Давайте на время выставки поменяем картины местами. Пусть полотно вашей соседки повисит в Эрмитаже, а луврская „Джоконда“ повисит у соседки. Ни одному бандиту не придет в голову искать шедевр Леонардо в квартире пенсионерки». Ну я и согласился. Ах, если б я тогда знал, что из этого получится…

– А когда вы успели поменять картины, если звонили мне из Эрмитажа?..

Перепелкин горько усмехнулся:

– Я звонил вам не из Эрмитажа, Эмма, а из своей квартиры. Как только вы ушли, я сразу же вошел в квартиру Матильды Эрнестовны. У меня есть запасной ключ. Я забрал картину и отвез ее в Эрмитаж. И пока мы с вами ходили по музею, Косолапов поменял одну «Джоконду» на другую. Об этом знали только три человека: я, он и начальник охраны. Потом, если вы помните, мы встретили Косолапова в коридоре, и он позвал меня к себе в кабинет. А на самом деле я повез французскую «Джоконду» сюда…

– Значит, это вы предложили тете Моте путевку в Новгород, – догадалась я.

– Ну конечно! – всплеснул руками Глеб Борисыч. – Я не хотел, чтобы Матильда Эрнестовна понапрасну волновалась. А теперь картина исчезла! Выставка через три дня закроется! «Джоконду» надо возвращать французам!.. Все пропало, все пропало!.. – Перепелкин чуть не плакал.

Мы с Воробьем удрученно молчали. Какое, оказывается, простое объяснение. Как же выкрутиться из этой дурацкой ситуации?..

К счастью, нам на помощь пришел Гафчик.

Он, недолго думая, юркнул под кровать и вытащил оттуда «Джоконду». Глеб Борисыч прямо в пляс пустился от радости.

А в прихожей снова зазвенел звонок. Я пошла открывать.

– Мухина здесь живет? – спросила меня тетка в желтом берете.

– Я Мухина.

– Тебе срочная телеграмма, девочка. Распишись в получении.

Глава XXVI

Телеграмма из Сестрорецка

Пока я ходила открывать дверь, Володька выдумал целую историю о том, как расшалившийся Гафчик, бегая и прыгая по квартире, задел лапами раму. Картина грохнулась на пол, и хитрый пес, чтобы замести следы своего преступления, утащил ее под кровать. Но, увидев переживания Перепелкина, собака тотчас раскаялась и вытащила «Джоконду» из-под кровати.

Конечно, вся эта история была шита белыми нитками. Маленький Гафч при всем желании не смог бы достать лапами до рамы, даже если б забрался на стул. Но простодушный Глеб Борисыч принял рассказ Воробья за чистую монету.

– Вы только, пожалуйста, никому не говорите о замене «Джоконды» в Эрмитаже, – попросил он нас.

Мы торжественно поклялись, что будем молчать как рыбы.

– Ну вот, Мухина, одну тайну мы уже разгадали, – весело сказал Володька, когда Перепелкин ушел. – Давай теперь разбираться со Смертью. Как ты считаешь, надо ей отдавать картину или нет?

Я почесала макушку.

– Получается, Воробей, мы Францию ограбим. Лишим французов их национального достояния. Неудобно как-то.

– А если ты на части развалишься, тебе удобно будет?

– Пока-то еще не развалилась. Время терпит.

– Ничего себе, терпит! Да ты и ахнуть не успеешь, как пролетят пять дней. Надо срочно что-то делать!

– Допустим, мы отдадим Смерти «Джоконду», – принялась я рассуждать. – Но где гарантия, что вместо противоядия она не подсунет мне какую-нибудь туфту? Зачем ей лишний свидетель, если разобраться?..

Володька кивнул, соглашаясь.

– Давай тогда подумаем, как нам поступить, чтобы ты осталась в живых, «Джоконда» осталась у французов, а Смерть осталась в дураках.

Думали мы думали, но так ничего и не придумали.

– Перерыв, Воробей, – сказала я. – У меня уже крыша едет.

– Никаких перерывов, – ответил Володька. – Займемся расшифровкой телеграммы.

И мы приступили к расшифровке.

В телеграмме был такой текст: «ДОРОГАЯ ЭММА МУХИНА, ПОЗДРАВЛЯЮ ТЕБЯ С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ».

И все. Точка.

Первым делом Воробей выписал на отдельный листок каждую вторую букву. Получилась полнейшая белиберда; хоть слева направо читай, хоть справа налево:

ООАЭММХНПЗРВЯТБСНМОДНЯ.

Тогда Володька выписал на листок каждую третью букву. Результат был тот же самый. Воробей выписал каждую четвертую букву, затем каждую пятую… шестую… седьмую… Бесполезно. Сплошная бредятина.

Мы стали менять местами слоги в словах; соединяли одни только гласные или одни только согласные; выстраивали слова телеграммы лесенкой, пирамидой, кругом… Ничего не выходило.

Володька аж взмок от напряжения.

– Ну, Бубликов, – сердито сопел он. – Ну зашифровал…

– Не надо было хвастаться, что ты лучший дешифровалыцик в мире.

– Да чего уж теперь…

– Слушай, Воробей, а что, если нам телеграмму над огнем подержать? Может, Бубликов свое сообщение невидимыми чернилами написал. Буквы согреются и проявятся.

– Какими еще чернилами?! Телеграммы же по телеграфу передают!

– Давай попробуем, – настаивала я. – Попытка не пытка.

Мы пошли на кухню. Я зажгла газ. Володька поднес телеграмму к пламени горелки. Но видно, опустил листок слишком низко.

Телеграмма вспыхнула.

– Ай-ай-ай! – завопил Воробей, разжимая пальцы. Бумажка упала на горелку и мгновенно сгорела.

– Ну ты и растяпа, Володька! – закричала я.

– Да отвали ты, Мухина! – тоже закричал он, дуя на обожженные пальцы. – Ой, как жжет…

Воробей открутил кухонный кран и сунул руку под струю холодной воды.

Я посмотрела на часы и ахнула. Был уже десятый час вечера. Весь день мы с телеграммой проваландались.

– Все, – сказала я. – Финиш. Я пошла спать.

И я пошла спать.

Утром меня разбудил дикий Володькин вопль.

– Эврика! – орал Воробей. – Нашел!!

– Что ты там нашел? – зевая, спросила я.

– Ключ к шифру нашел! Уф, наконец-то. Всю ночь искал. А ключик-то оказался проще простого. Смотри, Мухина.

И Володька показал мне листок, на котором слова телеграммы были написаны вместе, без пробелов:

ДОРОГАЯЭММАМУХИНАПОЗДРАВЛЯЮТЕБЯСДНЕМРОЖДЕНИЯ.

– Ну и что дальше? – осведомилась я.

– Сейчас увидишь. Следи за ходом моих рассуждений. Я беру первую букву «Д» и последнюю букву «Я», соединяю их и меняю местами. Что у нас получилось?

– «Яд». И это все?

– Не спеши, Мухина. Теперь я прибавляю к этим буквам четвертую букву от конца – «Е» и третью букву от начала – «Р». Затем идет третья буква от конца – «Н» и вторая буква от начала – «О». Добавим сюда опять же четвертую букву от конца – «Е». И вот что мы получаем. – Воробей быстро написал слово.

– «Ядерное», – прочла я.

– Правильно, Эммочка. Читать умеешь. Смотри дальше. Четвертая буква от начала – «О», восьмая буква от конца – «Р», тринадцатая буква от начала – «У», шестая буква от конца – «Ж», пятнадцатая буква от начала – «И», десятая буква от конца – «Е». И мы получаем еще одно слово.

– Оружие! – воскликнула я. – Ядерное оружие!.. Как тебе удалось расшифровать такой сложный шифр, Володька?!

– Элементарно, Мухина. Я прокрутил в уме все возможные комбинации.

– Ну ты даешь, Воробей! У тебя не голова, а компьютер!

– Да ладно, Мухина, – сказал польщенный Володька. – Не об этом сейчас речь. Теперь тебе понятно, почему в магазинах Сестрорецка нет отечественных овощей и фруктов?!

– Понятно. Зато непонятно другое: для чего Немухин мне хотел рассказать о ядерном оружии. Фу ты черт! Не успели один узелок распутать, как другой еще больше запутался.

– Распутаем и его, – убежденно произнес Воробей. – Одна ниточка у нас уже есть. И она ведет в «Клуб К».

– Ты хочешь сказать, настало время идти в гости к Однорукому?!

Володька покачал головой:

– Нет, это дохлый номер. Бубликов же говорил – у Однорукого не квартира, а сейф.

– Мало ли что он говорил. Давай сходим проверим.

– Пошли, – сказал Воробей.

И мы пошли.

…«Клуб К» располагался на первом этаже обыкновенного жилого дома. Квартира Однорукого на втором этаже вычислялась сразу. По толстым решеткам на окнах. Дверь в подъезд была широко распахнута. Ни тебе кодового замка, ни тебе охраны… Может, Бубликов что-то напутал?..

Мы вошли в подъезд и поднялись на второй этаж. И сразу стало ясно, что Бубликов ничего не напутал. На лестничную площадку выходили две двери. А на месте третьей была глухая стена. Все понятно: однорукий приказал замуровать дверь со стороны лестницы. Видно, вход в его квартиру был через «Клуб К».

– Проверила, Мухина? – язвительно спросил Володька.

Я ничего не ответила, потому что мне в голову пришла неплохая идея. Я стала подниматься выше.

– Ты куда? – удивился Воробей.

– Идем. Сейчас узнаешь.

Мы поднялись на последний этаж. Дверь, ведущая на чердак, была заперта. Но для Эммы Мухиной не существует запертых дверей. Я вытащила из волос заколку, сунула ее в замочную скважину – раз-раз! – и замок открылся.

На чердаке я отыскала то, что и хотела отыскать. Вентиляционную решетку, прикрывающую мусоропровод.

– Теперь понял, Воробей?

– Пока нет.

– Это старый дом, – объяснила я. – «Сталинский». Я точно в таком живу. В этих домах мусоропровод находится не на лестнице, а у каждого жильца на кухне… Улавливаешь мою мысль?

– Ничего я не улавливаю. Говори яснее.

– Мы через мусоропровод залезем в квартиру Однорукого.

Володька скептически сморщился.

– Дурацкий план, – убежденно сказал он.

– Правильно, дурацкий, – не спорила я. – А у тебя есть другой? Нет. Между прочим, дурацкие идеи чаще всего и осуществляются.

Воробей заглянул в мусоропровод.

– Да сюда ни один человек не про-лезет.

– Взрослый человек не пролезет. А мы же с тобой дети. Вон ты какой худой. Как глиста.

– Сама ты, Мухина, глиста. Я не худой, а стройный.

– Ладно, стройный, успокойся.

Володька померил руками отверстие мусоропровода.

– Залезть-то, может, мы залезем. Но как ты собираешься вылезать на кухне у Однорукого?

– Там должна быть железная дверца.

– А если она на замке?

– Вряд ли. Зачем Однорукому мусоропровод запирать?

– Мало ли зачем.

Я пожала плечами.

– Ну тогда обратно вылезем. Делов-то.

Мы вышли на улицу и в ближайшем хозяйственном магазине купили ножовку по металлу и бельевую веревку. Ножовка нам нужна была, чтобы распилить вентиляционную решетку; а веревка – чтобы спуститься в мусоропровод.

Глава XXVII

Визит к Однорукому

Почти до самого вечера мы разрабатывали план предстоящей операции под кодовым названием «Визит к Однорукому». План был такой: один из нас (кто именно, должен был решить жребий) проникает через мусоропровод в квартиру к Однорукому и узнает:

а) имя человека, который заказал мое убийство;

б) почему нас с Немухиным пропустили в закрытый «Клуб К»?

в) зачем Лола убила Немухина?

г) для чего она хотела свалить убийство на меня?

И наконец:

д) существует ли связь между клубом киллеров и овощебазой в Сестрорецке, где хранится ядерное оружие?

Все эти сведения мы рассчитывали получить из записей Однорукого. Раз он такой педант, что ведет регистрационный журнал убийств, то наверняка записывает и все остальное. Во всяком случае, мы на это очень надеялись.

И вот поздним вечером мы приступили к операции «Визит к Однорукому». Я подбросила монетку, и лезть в мусоропровод выпало Володьке.

Мы вышли на улицу. Вечер был теплый. У меня в кармане лежал «Макаров». В кармане у Воробья – «кольт».

Пока мы шли, вечер из теплого стал холодным, а затем и вовсе полил ледяной дождь.

Окна в квартире Однорукого не светились. Отлично. Все, как говорил Бубликов, вечера Однорукий проводил в «Клубе К».

Мы тихонько поднялись на чердак, тихонько перепилили вентиляционную решетку, тихонько привязали конец веревки к водопроводной трубе, и Володька, опять же тихонько, полез по веревке в мусоропровод. И сразу же застрял.

Я изо всех сил надавила ему на плечи. Фиг попало. Воробей был слишком крупным для этого мусоропровода.

Кое-как он выбрался обратно.

– Может, тебе живот втянуть? – предложила я.

– Не в животе дело, Мухина. Я вообще не пролезаю.

– Ну что ж, тогда придется мне лезть.

И я, ухватившись за веревку, стала спускаться в мусоропровод. Мне это удалось без особого труда.

– Чао-какао, – махнула я рукой. – Увидимся.

– Два раза дернешь – поднимаю, – напомнил Воробей.

– Да я помню…

– Смотри там, осторожнее.

– Ладно. Не скучай.

В довольно быстром темпе я миновала три этажа, но дальше дело пошло хуже. Шахта мусоропровода почему-то сузилась. Я уже с трудом проталкивалась вниз. Наконец и вовсе застряла.

Прямо ни туда ни сюда…

А тут еще кто-то высыпал в мусоропровод гнилую картошку. Когда картофелины забарабанили по моей голове, я вспомнила Эльку Синичкину. Сидит, наверное, сейчас задавака Элька в валютном баре и попивает коктейль «Бархатные глазки». Вот так. Одним – коктейль в валютном баре, а другим – гнилая картошка в мусоропроводе.

Да, счастье – оно не для всех.

Словно бы подтверждая мою мысль, сверху раздался мужской возглас:

– Черт! Ведро!..

Я сразу поняла, в чем дело. Какой-то растяпа уронил в мусоропровод помойное ведро с отходами. И теперь это ведро со скоростью ракеты неслось вниз. Прямо на мою многострадальную голову.

БУМ-М!! – долбануло меня ведро по мозгам.

Ощущение было такое, словно в голове взорвалась атомная бомба. Не верите? А вот огрейте себя полным мусорным ведром по башке, тогда сразу поверите.

Я исхитрилась ощупать свою черепушку. Вроде не треснула. Слава богу. И еще я с радостью обнаружила, что снова могу двигаться. Клин клином вышибло. Другими словами, ведро протолкнуло меня вперед, и я, миновав узкий участок, полезла дальше. (С ведром на голове, естественно. Куда ж оно денется?..)

Наконец я добралась до цели. То есть до очередной железной дверцы. По моим расчетам за ней и должна была находиться кухня Однорукого.

Я осторожно надавила на дверцу. Ура! Дверца поддалась. Я вылезла из мусоропровода и, включив фонарик, огляделась. Кухонные окна были забраны решетками. Значит, я не ошиблась. Это квартира Однорукого.

Я пошла искать кабинет.

Квартира оказалась прямо-таки громадная. В коридорах можно было запросто устраивать забеги на короткие дистанции. А в комнатах – играть в футбол. Ну если, конечно, убрать отовсюду роскошную мебель.

Да, неплохо живут профессиональные убийцы.

Вскоре я нашла кабинет и первым делом выдвинула верхний ящик письменного стола. И хотите верьте, хотите нет, но в ящике лежала толстая тетрадь, на обложке которой было написано: «РЕГИСТРАЦИОННЫЙ ЖУРНАЛ ПЕТЕРБУРГСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РАКа».

Я торопливо начала листать. Каждая страница была разделена на три колонки; каждая колонка имела свое название: первая называлась «Жертва»; вторая – «Исполнитель»; третья – «Заказчик».

Я быстро нашла в журнале свою фамилию. Запись выглядела так:

Жертва: Мухина.

Исполнитель: Муму.

Заказчик: Смерть.

Интересное кино! Выходит, странное существо по имени Смерть заказало Однорукому меня убить! А как же черное пятно, похищение «Джоконды»?.. Неувязка получается. Впрочем, над этим я еще успею поломать голову. Вперед, Эмма! Ищем дальше!.. Я снова полезла в ящик и вытащила листок с непонятной схемой, похожей на схему метро. Но это было не метро. А тогда что?.. Я повертела листок в разные стороны, но так и не врубилась.

Больше в ящиках стола я ничего интересного не обнаружила. А где же записи, проливающие свет на убийство Немухина?.. Я пошла рыскать по всем комнатам, открывая в них все, что открывается: шкафы, тумбочки, шкатулки… Я даже в ванную комнату заглянула. Просторная ванна была заполнена водой и пеной. «Надо срочно уносить ноги!» – поняла я. С минуты на минуту сюда явится Однорукий. Мыться.

Увы, как только я это поняла, так сразу раздался звук отпираемой двери, и в прихожей послышались голоса. Путь на кухню был отрезан. Я быстро вырубила фонарик. И сразу же загорелся свет в комнате, которая граничила с ванной.

Я оказалась в ловушке.

И как всегда в ответственный момент моя голова сработала не в ту сторону. Вместо того чтобы спрятаться за дверь, я – плюх! – запрыгнула в ванну и легла на дно, спрятавшись под густой шапкой пены. Одежда на мне тотчас промокла, а в глазах защипало.

Прикольно, наверное, я выглядела со стороны. Впрочем, со стороны меня видно не было.

Из комнаты отчетливо донеслись голоса.

– Садитесь, Паштетов. Можете курить.

Паштетов?! Уж не тот ли это бандюга, которого я отметелила в поезде?!

– Благодарю, босс, – послышался знакомый голос.

Да, тот самый.

– Как идет подготовка к операции «Шедевр»?

Второй голос, скорее всего, принадлежал Однорукому.

– Все в порядке, босс. Ребята регулярно принимают ваши таблетки. И я тоже.

– Принимайте, принимайте. Это, так сказать, лучший в мире препарат для быстрого похудания.

– Ребята уже стали худые как спички. Да и я, видите, какой.

Послышался смех Однорукого.

– Смотрите, Паштетов, чтобы вас на улице ветром не унесло.

– А я гантели в карманах ношу, – захихикал бандит. – Для тяжести.

– Теперь о главном, – резко оборвал свой смех Однорукий. – Я думаю провести операцию «Шедевр» завтра ночью.

– Как прикажете, босс.

– Утром вы получите схему с указанием вашего маршрута. Сигнализация в зале будет отключена. Я об этом позабочусь. Надеюсь, Паштетов, сработаете, так сказать, на совесть.

– Не извольте беспокоиться, босс. Все будет тип-топ.

– Тип-топ, – проворчал Однорукий. – А кто в поезде засветился? Я же приказывал тайно приехать из Москвы в Петербург. Тайно! Чтоб ни одна собака не знала, что «Летучие кошки» прибыли в Питер. А из-за вашей жадности, Паштетов, чуть было не сорвалась операция «Шедевр».

– Не в жадности дело, босс. Просто братва решила вспомнить молодость, развлечься немного. А тут эта пакостная девчонка подвернулась. Эх, жаль я ее тогда в вагоне не замочил.

Я поняла, что речь идет обо мне.

– Без вас замочат. Знаете о Муму? Лучшем, так сказать, киллере России.

– Кто ж о нем не знает. Авторитетная фигура.

– На девчонку «заказуха» поступила. Муму ее еще позавчера должен был убрать. Да вот что-то до сих пор не появился. – В голосе Однорукого промелькнуло беспокойство.

– Появится, босс. Такие дела скоро не делаются. Адресок девчонкин надо вычислить, и так далее.

– Ничего не надо вычислять. Я ему адрес, так сказать, на блюдечке преподнес. Иди да убивай.

«Откуда, интересно, Однорукий узнал, что я остановилась у тети Моти?.. – подумала я. – Эх, надо было у Бубликова спросить…»

– Деньги получите сразу после операции. У Лолы. Надеюсь, сумма вас устраивает?

– Устраивает, босс. Чтоб заработать столько бабок, нам пришлось бы пять банков грабануть.

– Я не скуплюсь, когда дело, так сказать, того стоит. Мне советовали поручить выполнение операции «Шедевр» банде «Черных лилипутов», но я выбрал вас, Паштетов. Потому что вы на сегодняшний день – первый грабитель России. И не надо стыдиться этого слова. Грабитель – звучит гордо! Вы, Паштетов, достойно несете знамя российских грабителей. Я горжусь вами.

– Спасибо, босс, – шмыгнул носом Паштетов. – Я оправдаю ваше высокое доверие. Считайте, что картина у вас уже в кармане.

«Это какая же картина?.. – подумала я, отплевываясь от пены. – Уж не „Джоконда“ ли?!.»

– Хорошо, Паштетов. Идите.

Паштетов ушел.

Неужели Однорукий остался в квартире совсем один?! Классно! Ну сейчас я с ним поговорю… Однако радость моя оказалась преждевременной. В комнату кто-то вошел.

– Добрый вечер, хозяин.

– Привет, Пуля. Ты ванну приготовил?

– Давно, хозяин. Как вы и приказывали, с пеной.

– Иди добавь горячей воды.

– Слушаюсь, хозяин.

М-да. Пули мне здесь только и не хватало. Я еще глубже погрузилась в воду. В ванную вошел Пуля. Судя по шагам, он весил килограммов двести, если не больше.

Как только верзила наклонился, чтобы открыть кран, я вынырнула из пены и изо всех сил огрела его рукояткой «Макарова» по затылку.

Пуля повалился на пол. А я, выскочив из ванной, влетела в комнату.

Да, я не ошиблась, в комнате был Однорукий. Его лицо поражало своим уродством. Жуткая морда. Честно.

Однорукий, в свою очередь, смотрел на меня. Тоже было на что посмотреть. Вся мокрая, в пене…

– Мухина?! – с изумлением произнес он. – Разве Муму тебя не убил?!

– Как видишь!.. А ну поднимай клешню! Живо!

Однорукий поднял свою единственную руку.

– А теперь рассказывай!

– Что рассказывать?

– Все по порядку. Кто такая Смерть?.. Почему Лола убила Немухина?..

– Много будешь знать – плохо будешь спать! – захохотал Однорукий.

И в ту же секунду мне под лопатку уперлось дуло пистолета.

Глава XXVIII

Заварушка со стрельбой

«Ну и дура же ты, Эмка: – мысленно обругала я себя. – Не могла Пулю как следует вырубить».

– Брось пушку, детка, – грозно приказал он.

Я разжала пальцы: «Макаров» упал на пол. Пуля отфутболил пистолет в дальний угол комнаты.

– А теперь ты, конфетка, расскажешь все по порядку, – усмехнулся Однорукий. – Куда подевался Му-му?.. Как тебе удалось проникнуть в квартиру?..

– Ничего я не скажу, – угрюмо бросила я.

– Сейчас всажу пулю в затылок – сразу скажешь! – рявкнул Пуля.

– Да хоть всю обойму всаживай, все равно не скажу! – храбро ответила я.

Однорукий продолжал ухмыляться.

– Браво, браво, конфетка. Достойно себя ведешь перед лицом, так сказать, смерти. Мне это нравится. Пожалуй, я сохраню тебе жизнь. Но все же как ты сумела проникнуть в квартиру? Из любопытства интересуюсь.

– В окно залезла, – сказала я.

– Ты эту шелуху выплюнь! – заорал Пуля. – В окно она залезла! Да на окнах решетки под током!

– А я между прутиков.

– Придуриваешься, Мухина, – покачал головой Однорукий. – Напрасно, напрасно…

Пуля приставил пистолет к моей переносице:

– Разрешите, я выбью ей мозги, хозяин.

– Не надо, Пуля. Мы же, так сказать, киллеры, а не заурядные убийцы. Пусть живет девочка, но… – В его руках появился маленький пузырек. – Но мне придется плеснуть тебе в лицо соляной кислоты, конфетка.

Пуля громко захохотал:

– Здорово придумано, хозяин!

– Ничего не поделаешь, Мухина, – продолжал Однорукий, откручивая колпачок у пузырька. – Ты красавица, а я урод. Несправедливо, так сказать. А теперь мы оба будем уродами. – Он открутил колпачок. – Посторонись, Пуля.

Пуля посторонился. Однорукий плеснул мне в лицо соляную кислоту. Но я стремительно отклонилась, одновременно с этим двинув Пулю кулаком под дых.

– О-о, – сложился он пополам.

Я врезала ему другим кулаком по зубам. Пуля слетел с копыт. А я подпрыгнула и – БАЦ! – залепила Однорукому каблуком ботинка в грудь.

– А-а-а! – полетел киллер в другой конец комнаты.

Все это произошло в считаные секунды.

Я оглядела поле боя: Пуля лежал на спине без признаков жизни. Но один раз я уже купилась на его уловку. Поэтому была начеку. И как только бандит вскинул руку с пистолетом, ударом ноги вышибла у него оружие.

– Да я тебя по стене размажу! – зарычал он, вскочив с пола. Огромный кулак понесся в мою сторону. Но я оказалась проворней, ударив бандита носком ботинка в коленную чашечку.

Получив этот первоклассный удар, Пуля вновь отправился на пол.

Я обернулась к Однорукому. И как раз вовремя. Мне в голову летела бутылка, которую кинул очухавшийся киллер. Реакция у меня была отменной. Опля! – поймала я бутылку за горлышко.

В этот момент неугомонный Пуля снова вскочил с пола. В руке у него был нож. Бутылка пришлась как нельзя кстати. Я огрела ею бандита по голове, и он успокоился.

– Быстро наверх! – заорал Однорукий. – С оружием!!

Все это он орал в телефонную трубку. В другой руке он сжимал пистолет. БАХ! – прогремел выстрел. Фьють – просвистела пуля. Я размахнулась и швырнула в киллера его же бутылку. Реакция Однорукого была не столь отменной. Бутылка попала ему в лоб, и он тоже успокоился.

А мне надо было срочно уносить ноги. С минуты на минуту должны были появиться киллеры из «Клуба К».

Я понеслась на кухню и дернула веревку, висящую в мусоропроводе. Володька не отреагировал. Я дернула за веревку еще раз. Опять никакой реакции. Ах, Воробей, Воробей! Заснул, наверное. Он же не спал всю ночь, расшифровывая телеграмму из Сестрорецка.

Что же делать?..

Самой мне по веревке на чердак не забраться. Я рванула в прихожую, надеясь выскочить из квартиры до прихода бандитов. Но нет. Здесь уже была целая толпа киллеров. Я резко дала задний ход и помчалась по коридору.

– Гаси ее, братва! – послышались злобные крики убийц.

БАХ-БАХ-БАХ!.. – загремели выстрелы у меня за спиной.

Я свернула во второй коридор, затем в третий… Квартира, конечно, была огромная, но далеко не безразмерная, и очень скоро отступать мне стало некуда.

Все! Сейчас из меня сделают решето!

Но судьба распорядилась иначе. Когда я влетела в комнату, которой заканчивался последний коридор, то обнаружила, что это не просто комната, а склад боеприпасов. Тут было полным-полно всякого оружия: пистолетов, автоматов, пулеметов… Я схватила первое, что мне подвернулось под руку.

А подвернулся мне ручной гранатомет.

И я смело, с гранатометом наперевес, вышла навстречу киллерам. Те бросились в разные стороны.

– Эй, братва! – закричала я. – Куда же вы?! – И для острастки пальнула разок из гранатомета.

Грохот был неимоверный.

Впереди что-то загорелось. Повалил черный дым. Послышались испуганные крики.

Воспользовавшись переполохом в лагере противника, я помчалась в бывшую прихожую, где выход был заложен кирпичом. БА-АХ!! – выстрелила я из гранатомета. На месте кирпичной стены теперь зияла огромная дыра.

Путь открыт! Вперед, Эмка!

– Пока, братва! – попрощалась я с бандитами. – Пишите письма!

Я выбежала из квартиры.

– Мы с тобой еще встретимся, Мухина! – услышала я голос Однорукого.

– Обязательно встретимся! После дождичка в четверг!.. А это тебе мой подарочек на прощание! – Я нажала на спуск. Но выстрела почему-то не последовало.

Шутить мне сразу расхотелось.

– У нее гранатомет не стреляет! – догадался Однорукий. – Хватайте ее, ребята!!

Вся орава вновь бросилась за мной. Я кинула в них гранатомет и, перепрыгивая через две ступеньки, погнала на чердак.

Володька сладко спал, подложив под щеку ладонь.

– Воробей, – принялась я его тормошить. – Хорош дрыхнуть!

– Мухина? – потер он кулаками глаза. – Фу ты черт. Уснул.

– Бежим, Володька!

Он широко зевнул:

– Слушай, а как ты вылезла из мусоропровода?

– Давай быстрее! – дергала я его за руку. – Бежим!!

– Куда бежим?.. А что ты такая мокрая?..

– Ванну принимала!

– Какую еще ванну? Ничего не понимаю.

Тут засвистели пули киллеров, и Воробей все понял.

– Мухина, в нас стреляют! – заорал он. – Надо бежать!

– Наконец-то дошло!

Мы кинулись к чердачному окну, выбили стекло и выскочили на крышу. Хлестал дождь. Мы помчались по крыше. Под ногами громыхало кровельное железо. Киллеры не отставали, продолжая палить в нас из пистолетов.

– Воробей, у тебя же пушка в кармане! – вспомнила я. – Дай сюда!

– Я сам! – Володька на ходу выхватил «кольт» и открыл беглый огонь по бандитам.

Отстреливаясь, мы перескакивали с одной крыши на другую. Хорошо еще, дома стояли почти вплотную друг к другу. Но вот когда надо было перескочить в очередной раз, вдруг оказалось, что расстояние между домами метра три, если не больше.

Мы растерянно остановились.

– Что будем делать, Воробей?!

– Не знаю!

– Может, попробуем с разбегу?!

– Ты спятила, Мухина!

Я огляделась и увидела пожарную лестницу.

– Воробей, лестница!

– Давай лезь скорей!

– А ты?

– Я их задержу!

– Нет, Володька!

– Да, Мухина! Лезь, я за тобой!

Я ухватилась за мокрые перекладины и начала быстро спускаться. Лестница держалась на честном слове. От моих движений она ходила ходуном, грозя вот-вот обрушиться. Главное, ни одного окна на стене не было. Зачем здесь тогда нужна пожарная лестница?..

Впрочем, не это меня сейчас волновало.

– Воробей, – поминутно кричала я вверх, – ну где же ты?!

– Иду, иду… – отвечал Володька. БАХ-БАХ-БАХ… – слышались выстрелы на крыше.

Я уже спустилась на уровень второго этажа, когда лестница оторвалась от стены и со страшным грохотом начала падать. Я отчетливо поняла, что если сейчас не прыгну в сторону, то окажусь под грудой искореженного железа. С силой оттолкнувшись от перекладины, я прыгнула, моля бога, чтобы ржавая громадина меня не задела.

Мне повезло, я приземлилась в детскую песочницу.

А вот Володьке не повезло. Он остался там, наверху, в окружении беспощадных убийц. И я уже ничем не могла ему помочь.

А вдруг могла?!

В порыве отчаяния я бросилась к ближайшему подъезду. Тотчас левую ногу пронзила острая боль. Застонав, я упала. Все. Теперь я уже точно ничего не смогу сделать. Безоружная, с больной ногой…

– Эх, Вовка, Вовка, – вздохнула я и поползла к стене, чтобы меня не засекли с крыши.

По моим щекам текли горячие слезы, смешиваясь с холодными каплями дождя.

Глава XXIX

Граф Канализацын

В конце концов я приковыляла к дому тети Моти. Тихонько открыв дверь, вошла в темную прихожую. Я понимала, что смертельно рискую, возвращаясь в квартиру Матильды Эрнестовны. Здесь меня вполне могли поджидать киллеры, посланные Одноруким. Но с другой стороны, я навела такой тарарам в квартире самого Однорукого, что он вряд ли успел опомниться.

Из комнаты с радостным лаем выбежал Гафчик и начал, играя, хватать лапами мои ботинки.

– Подожди, Гафч, – вяло махнула я рукой.

От пережитых волнений я еле держалась на ногах. Вся одежда на мне была мокрая; а в горле, наоборот, все пересохло. Притащившись на кухню, я стала жадно пить воду прямо из-под крана. Я, наверное, половину питерского водопровода выхлебала, пока наконец не почувствовала, что напилась.

Надо было уходить. Но куда?.. Я без сил плюхнулась на табуретку. А может, рискнуть и остаться здесь до утра? Вряд ли Однорукий этой ночью станет меня тут искать.

А, будь что будет!

Я разделась, приняла душ и бухнулась в кровать.

Утром меня разбудило радио. Диктор бодрым голосом сообщал прогноз погоды. Прогноз в Питере был обычный: до обеда дождь, после обеда грязь.

Едва открыв глаза, я сразу вспомнила о героической смерти Воробья и рассказала об этом Гафчику.

– Да, Гафч, – говорила я притихшему псу, – ты можешь гордиться своим хозяином. Володька был крутой парень. Он вел себя как настоящий герой, прикрывая мой отход. Но силы были неравны. Светлая память о Воробье навсегда останется в наших сердцах. В твоем – собачьем. И моем – человечьем. Правда, Гафчуля?

– Гаф, – печально гавкнул пес.

Боль в ноге за ночь почти прошла. Я осторожно попрыгала. Терпимо.

Дальше оставаться в квартире тети Моти было опасно. Каждую минуту сюда могли нагрянуть киллеры. Поэтому я написала Матильде Эрнестовне благодарственную записку, и мы с Гафчем отчалили.

На улице вместо обещанного дождя светило яркое солнце, чирикали птички, мчались по дороге машины… «Вот так, – с грустью подумала я. – Володька погиб, а в мире ничего не изменилось. Солнце светит, птицы поют, машины едут…»

Я огляделась по сторонам. Куда же теперь податься? Может, пойти в милицию и все рассказать? Но там меня, скорее всего, и слушать не станут, а сразу упрячут за решетку.

И вдруг я поняла, куда мне податься.

В питерскую контрразведку!!

Ну конечно же! Ведь Сергей Иваныч говорил, что в крайнем случае я могу обратиться за помощью к начальнику петербургской контрразведки. И как это я забыла?!

– За мной, Гафчик! – воскликнула я. И мы погнали на Литейный проспект, где находилась ФСБ1.

По дороге я решила заскочить куда-нибудь перекусить. И тут же увидела вывеску: «Детский ресторан „Терем-теремок“». Оставив Гафчика у входа (и клятвенно пообещав ему сочный бифштекс), я вошла в двери ресторана.

В просторном зале никого не было, кроме персонажей русских народных сказок, нарисованных на стенах: Ивана-царевича с Серым Волком, сестрицы Аленушки с братцем Иванушкой, Василисы Прекрасной с Бабой Ягой. Я села за ближайший столик и раскрыла меню. Блюда и цены здесь были точно такие же, как и во взрослом ресторане. Зато напитки сплошь детские: детское шампанское, детская водка, детский коньяк…

Ко мне подбежал официант. И я заказала: жареного цыпленка, яичницу с беконом, заливную рыбу, две порции овощного салата, бифштекс (это для Гафчика), сыр, кофе, мороженое и даже сто граммов детской водки «Бармалей» – просто попробовать, что это такое. Официант не моргнув глазом все записал и убежал. А в зале тем временем появился седой старик.

– Здравствуй, деточка, – сказал он, подойдя ко мне. – Здесь свободно?

Я обвела зал широким жестом.

– Вполне.

Старик сел и заказал себе бутылку детского коньяка «Красная Шапочка». А также легкую закуску.

– Вот уж не думал, что доживу до такого времени, когда откроются рестораны для детей, – прошамкал он.

– А сколько вам лет, дедушка? – из любопытства спросила я.

– Ох, деточка, лучше не спрашивай, – махнул он рукой. – Я еще в первой мировой войне участвовал.

– А разве мировых войн было несколько? – удивилась я.

– Здрасьте. Была еще вторая мировая.

– Да-а? – протянула я. – Интересно.

Официант с трудом притащил тяжелый поднос с моим заказом. И я принялась сметать все подряд.

– Какой у тебя хороший аппетит, деточка, – заметил старик.

– Не жалуюсь. Вообще-то еда мне до лампочки, но иногда могу целого быка слопать.

Старик улыбнулся:

– Как тебя зовут, деточка?

– Маня Сидорова, – ответила я.

– Маняша, значит, – ласково произнес он.

– Ага, Маняша. А вас как звать?

– Игнат Матвеевич Канализацын.

Я невольно фыркнула:

– Канализацын?!

– А что ты, Маняша, смеешься? Это старинная русская фамилия. Мои предки строили на Руси первую канализационную сеть. Отсюда и фамилия пошла. А когда Петр I задумал возводить Санкт-Петербург, он приказал моему прапрапрадеду спроектировать канализационную систему будущей столицы. Что и было исполнено. За это царь пожаловал прапрапрадеду графский титул с правом передачи его наследникам.

– Так вы, получается, граф Канализацын?!

– Да, граф Канализацын! – с гордостью подтвердил старик. – Я пошел по стопам своих предков. Всю жизнь строил и обслуживал канализационные коммуникации. А когда родилась моя дочка, я дал ей имя – Канализация. Правда, она стесняется своего имени, уменьшила его до «Лизы». И напрасно стесняется! Нам, Канализацыным, в России стесняться нечего! Мы, Канализацыны, испокон веков тут жили, живем и будем жить!!

Игнат Матвеевич так разволновался, что одним махом выпил полбутылки детского коньяка «Красная Шапочка». Я, кстати сказать, тоже попробовала детскую водочку «Бармалей». Ничего, пить можно.

– Неужели вы всю жизнь проработали в канализации? – недоверчиво спросила я.

– Да, в канализации! – снова с гордостью подтвердил старик. – Потому как жизнь коротка, деточка, и надо делать только то, что велит сердце!

– И сердце вам велело работать там, где отвратительный запах и крысы бегают?!

Игнат Матвеевич возмущенно вскинул седые брови.

– У тебя, деточка, весьма смутные представления о канализации. Канализация, – важно поднял он вверх указательный палец, – это целый подземный мир, где текут широкие реки и шумят высокие водопады… А какие там гигантские отстойники, прямо безбрежные озера! Куда до них какому-нибудь Байкалу… А знаешь ли ты, Маняша, что канализационные трубы порой достигают таких размеров, что в них может свободно поместиться танковая дивизия…

– Вместе с танками?! – округлила я глаза.

– Да, вместе с танками, – подтвердил Канализацын. – А когда из миллионов петербургских кухонь, ванн и туалетов в канализационные трубы стекают потоки воды, слышится такая волшебная музыка, которая затмевает все произведения Моцарта, да и Чайковского тоже. Я готов был часами слушать эту божественную мелодию, стоя под землей…

– Как это – стоя под землей?

– А так, Маняша. Ты думаешь, канализация – просто трубы, закопанные в землю? Нет, деточка. Канализационные коммуникации – это десятки километров подземных ходов и переходов. А если сюда прибавить еще и старинные системы, то получаются уже сотни километров. И все эти старые и новые коридоры, водостоки, отстойники, трубы переплетаются между собой самым причудливым образом; одна система переходит во вторую, вторая в третью, третья в четвертую… За триста лет существования Санкт-Петербурга система городской канализации стала такой запутанной-перепутанной, что в ней найдутся уголки, куда десятилетиями не ступала нога человека. За исключением моей ноги, разумеется. Я-то везде побывал и знаю питерскую канализацию, как свою квартиру. Кстати, у себя дома я открыл первый в России Музей истории канализации!..

– И что у вас в этом музее?

– Да все! – с воодушевлением воскликнул старик. – Ручки, сливные бачки, фановые трубы, унитазы… А тебе известно, Маняша, что в начале девятнадцатого века в дворянских поместьях было принято иметь унитаз из чистого серебра?

– Не может быть!

– Может, деточка, может. У Державина даже ода есть, посвященная серебряному унитазу. Она так и называется: «Ода серебряному унитазу». Ты хоть знаешь, Маняша, кто такой Державин?

– Конечно, знаю. Комик известный.

– Боже, какой комик? – схватился за седую голову Канализацын. – Маня, чему вас только в школе учат?! Гаврила Романович Державин – величайший русский поэт! Предшественник Пушкина! Это ему Александр Сергеевич посвятил такие строки: «Старик Державин нас заметил и, в гроб сходя, благословил»!

– А в вашем музее есть серебряный унитаз? – поинтересовалась я.

– Ну а как же! Хочешь, я тебе его покажу?

«Сходить, что ли, посмотреть?» – подумала я, бросив взгляд на часы. День только-только начинался. Еще и десяти не было. А начальник питерской контрразведки, наверное, раньше двенадцати на работе не появится.

– Ну что, Маня, идем? – спросил Канализацын.

– Идемте, граф, – ответила я.

Глава XXX

«Разыскивается девочка-убийца»

Игнат Матвеич жил неподалеку от детского ресторана. Когда он открывал дверь своей квартиры, приоткрылась и соседняя дверь.

В образовавшуюся щель выглянуло старушечье личико с острым носиком и бегающими глазами.

– На прогулочку ходили, Игнат Матвеевич? – проворковала старушка сладким голоском.

– На прогулочку, Капитолина Пафнутьевна, на прогулочку, – сухо ответил Канализацын. Было заметно, что старуха ему не нравится. Мне она, честно сказать, тоже не понравилась. Как и Гафчику.

– Гаф-гаф-гаф! – кинулся он на нее.

Старуха быстро захлопнула дверь.

Мы вошли в квартиру Канализацына.

– Соседка моя, Тараканова, – объяснил Игнат Матвеич. – Мымра, каких свет не видывал. Все чего-то вынюхивает, высматривает, записывает… Очень неприятная особа.

Квартирка у Канализацына была крохотная, однокомнатная и действительно напоминала музей. В самодельных витринах под стеклом лежали обрезки труб, вентили, прокладки, сиденья для унитазов… А на стенах висело множество разных схем. И все они напоминали схему метро. Меня это сразу заинтересовало.

– Игнат Матвеич, а что это за схемы?

– Да отдельные участки городской канализации. Я их по памяти начертил. Надо же чем-то на пенсии заниматься. А вообще я хочу составить полный план канализационной системы Петербурга. Вклю чить в него и современные, и старинные коммуникации… Ох, опять разболтался старик, – оборвал он сам себя. – Тебе все, Маня, не терпится посмотреть серебряный унитаз.

– Подождите, подождите… – Я так прямо и впилась глазами в одну из схем. Ошибиться было невозможно: точно такую же схему я видела в кабинете у Однорукого. – Игнат Матвеич, а это какой участок канализации?

Старик нацепил на нос очки с толстыми линзами.

– Сейчас глянем… А-а, это канализация Эрмитажа. Самая первая. Она уже много лет не действует.

Мой мозг лихорадочно заработал:

– А скажите, Игнат Матвеич, по трубам канализации можно пролезть в Эрмитаж?

Канализацын озадаченно почесал ухо:

– Признаться, я об этом никогда не думал. – Он снова почесал ухо. – Да нет, наверное, нельзя.

– Вы же говорили, в канализационной трубе может поместиться танковая дивизия.

Старик рассмеялся:

– Не все же трубы такие огромные. В трубы под Эрмитажем разве что собака пролезет. И то с трудом.

Услышав слово «собака», Гафч подбежал к Канализацыну и дружелюбно завилял хвостом.

– Хороший пес, хороший, – погладил его по голове Игнат Матвеич. – Пойдем, я тебя угощу. У меня есть вкусное куриное крылышко.

Он увел Гафчика на кухню, снова забыв о серебряном унитазе.

Но мне уже было не до унитазов.

Мозг продолжал возбужденно работать. Шестеренки в голове крутились со страшной скоростью. Однорукий говорил Паштетову о каком-то препарате для быстрого похудания. И еще шутил: «Смотрите, Паштетов, как бы вас ветром не унесло». А что, если Паштетов и его банда похудели для того, чтобы пробраться по трубам канализации в Эрмитаж! Возможно такое? Возможно! Хотя и невероятно… А разве то, что я увидела схему в квартире Канализацына, – это не невероятно?! Ведь если бы я не встретила Игната Матвеича в детском ресторане и не пошла к нему смотреть серебряный унитаз, мне бы и в голову никогда не пришло, что бандиты для похищения «Джоконды» выбрали столь хитроумный способ. А в том, что они выбрали именно этот способ, я уже ни капли не сомневалась.

Впрочем, кое-что все же следовало уточнить.

– Игнат Матвеич, – спросила я у старика, когда он вернулся в комнату, – вы эту схему канализации Эрмитажа кому-нибудь показывали?

Канализацын задумался, припоминая:

– Показывал. В Эрмитаже. Я думал, работникам музея будет интересно поглядеть. Да куда там. Только один человек и заинтересовался.

– Какой человек? – затаила я дыхание.

– Ну этот, как его… Забыл.

– Игнат Матвеич, миленький, вспомните.

Старик сильно наморщил и без того морщинистый лоб.

– Ей-богу, не помню. Знаю, что он там какой-то начальник. А какой, тоже запамятовал.

– И что этот начальник?..

– Да ничего. Поговорили мы с ним. Его очень заинтересовала городская канализация. Все выспрашивал, что да как. Ксерокс с моей схемы сделал. На память, говорит, о нашей встрече.

– А больше вы схему никому не давали?

– Больше никому, – твердо ответил Канализацын.

Так-так. Каким же тогда образом схема оказалась в руках – точнее, в руке – Однорукого?

Игнат Матвеич включил старенький телик, стоящий в углу комнаты.

– Сейчас городские новости будут показывать, – сказал он. – Я всегда их смотрю.

Экран засветился. Новости уже показывали. Черно-белая тетенька (телевизор был не цветной) бойко тараторила: «В нашем городе проходит национальный конкурс красоты „Супермодель России“. На невские берега съехались лучшие модели и манекенщицы страны. Во Дворце молодежи они оспаривают титул первой русской топ-модели. – Картинка на экране сменилась. По подиуму туда-сюда заходили манекенщицы. Голос за кадром продолжал: – Стоимость короны, которой увенчают голову мисс Супермодель, равняется тридцати тысячам долларов. Кроме того, победительницу ждет контракт с одним из престижных парижских модельных агентств. Но самое главное – обладательница короны будет представлять Россию на конкурсе „Супермодель мира“, который состоится в Испании…»

На экране появилась Элька Синичкина, расфуфыренная в пух и прах.

«Сейчас вы видите на своих экранах московскую школьницу Элеонору Синичкину, – сказал голос за кадром. – Элеонора является бесспорным лидером конкурса. И скорее всего, именно она получит бриллиантовую корону победительницы…»

Я ушам своим не поверила: Элька получит бриллиантовую корону?! Подпишет контракт с престижным парижским агентством?! Поедет в Испанию на конкурс «Супермодель мира»?! Мне прямо нехорошо стало.

Но от следующих слов дикторши мне стало просто паршиво: «А теперь, – сказала она, – передаем криминальное сообщение».

И на экране появилась знакомая физиономия. Это была я!

Голос дикторши зазвучал сухо, по-деловому: «Внимание – розыск. Органами правопорядка разыскивается девочка-убийца Эмма Мухина. На вид ей тринадцать-четырнадцать лет, рост сто сорок – сто сорок пять сантиметров. Волосы светлые, телосложение нормальное. Одета в черные джинсы и черную куртку. Внимательно посмотрите на фотографию преступницы. Просьба ко всем, кто может что-либо сообщить о местонахождении Мухиной, позвонить по телефону 02. Вознаграждение гарантируется».

Канализацын молча выключил телевизор. Я тоже молчала. Несколько секунд в комнате стояла тишина. Было только слышно, как Гафчик на кухне хрустит куриным крылышком.

– Ну что скажешь, Сидорова Маня? – наконец строго произнес старик.

– Да, Игнат Матвеич, я вас обманула. Но я не убийца, поверьте. Просто я влипла в очень скверную историю.

– И что это за история? – Голос Канализацына несколько смягчился.

– Долго рассказывать. Но я вам еще раз говорю: я никого не убивала. Наоборот, меня хотят убить.

Игнат Матвеич молчал.

– Вы мне не верите?

– Да нет, – ответил он. – Я вспоминаю, где я мог слышать твою фамилию. Мухина… Мухина… Вспомнил! Я читал о тебе в московской газете. Там была заметка под названием «Эмма Мухина – девочка-детектив». Так ты и есть та самая Эмма Мухина?

– Ага, та самая, – подтвердила я. – Видите, в Москве я девочка-детектив, а в Питере – девочка-убийца.

Канализацын недоуменно пожал плечами:

– Но послушай, Маня, то есть Эмма, почему бы тебе не пойти в милицию и не рассказать всю правду. Милиция разберется, что к чему.

– А пока они будут разбираться, я буду сидеть в камере. Благодарю покорно.

– Ну посидишь немного. Я думаю, они быстро разберутся.

– Напрасно вы так думаете. Они и за сто лет не разберутся. Нет, Игнат Матвеич, мне надо самой действовать.

– И как ты собираешься действовать?

– Во-первых, можно… – Я не успела договорить. В прихожей затрезвонил звонок.

– К вам кто-то должен прийти? – спросила я.

– Нет, никто не должен, – ответил Канализацын.

Мы на цыпочках прокрались в прихожую, и я посмотрела в дверной глазок. И кого же я увидела?.. Григория Молодцова собственной персоной!.. А за его спиной стояли два опера из ударной группы по борьбе с бандитизмом.

– Это Молодцов, – прошептала я.

– Кто? – тоже шепотом спросил старик.

– Тот тип, что мне дело шьет.

– Я ему не открою.

– Игнат Матвеевич, – раздался из-за дверей требовательный голос соседки Таракановой. – Открывайте! Я знаю, что вы дома!..

– А что вам надо, Капитолина Пафнутьевна? – осведомился Канализацын.

– К вам пришли товарищи из милиции. Они хотят с вами побеседовать.

– Это Тараканова их вызвала, – вполголоса сказал мне Канализацын. – Наверное, тоже сейчас телевизор смотрела. – Он громко произнес: – Прошу меня извинить, но я очень плохо себя чувствую. Приходите в другой раз.

За дверью зашушукались.

– Да здесь девчонка-убийца, здесь, – услышала я возбужденный шепот Таракановой. – Я своими глазами видела, как старый хрыч ее привел.

Тут совсем некстати залаял Гафчик.

– Гаф-гаф-гаф!..

– Ага-а! – послышался громкий возглас Молодцова. – Это собака Мухиной. Я ее по лаю узнал!.. Эй, дорогуша, – застучал он кулаком в дверь, – сдавайся! Все равно тебе не уйти от Григория Молодцова! Сдавайся, кому говорю!!

– Нашел дурочку, – пробормотала я под нос.

– Открывай, дед! – продолжал разоряться суперопер. – А то дверь вышибу! И еще срок тебе намотаю за укрывательство опасной преступницы!

Канализацын растерялся:

– Что делать, Эмма?

Не отвечая, я бросилась в комнату и посмотрела в окно. Хоть квартира и находилась на первом этаже, но зато прямо под окнами стоял знакомый «уазик». В кабине сидел шофер. Нет, через окно не уйти.

– Ах, я старый дурак! Совсем забыл!..

Я оглянулась. Игнат Матвеич скатывал ковер, лежащий на полу. Под ковром оказался… канализационный люк.

Старик ловко сдвинул крышку люка в сторону.

– Полезай, деточка. Этот ход ведет прямо в городскую канализацию.

Я без лишних слов полезла в люк. Гафчик сунулся было следом, но я его не пустила.

– Останься, Гафч… Игнат Матвеич, пусть собака у вас побудет. А когда мои заморочки кончатся, я ее заберу.

– Хорошо, хорошо, – ответил добрый старик и протянул мне фонарик: – Держи… Да, и запомни мой телефон. – Он назвал номер.

– Спасибо, Игнат Матвеич, – поцеловала я старика в морщинистую щеку. – За все спасибо.

– Чего уж там, – Канализацын смахнул слезу в уголке глаза. – Дай бог тебе удачи, деточка.

Глава XXXI

На дне

Я быстро спустилась по железной лесенке и оказалась в узком коридоре. Крышка люка задвинулась. Стало темно. Я зажгла фонарик и пошла вперед. Коридор скоро закончился круглым помещением. Луч фонарика выхватил из темноты множество изогнутых труб. Все они уходили в узкий тоннель. Наклонив голову, чтобы не удариться о низкий каменный свод, я тоже вошла в тоннель.

Запах здесь стоял, как на помойке в жаркий день. Каменный пол был сырой и склизкий. Тоннель круто шел куда-то вниз. «Поздравляю, Эмка, – бормотала я, уходя все глубже и глубже под землю, – опускаешься ниже уровня городской канализации…» Вонь становилась невыносимой. К горлу волнами подкатывала тошнота.

Может, рискнуть и вылезти наверх?.. Не успела я так подумать, как обнаружила над собой решетчатый люк. Через него виднелось серое небо.

Я поднялась по лесенке, уперлась плечами в крышку люка и слегка ее приподняла. Я увидела пешеходную дорожку, детскую площадку… Видимо, это какой-то дворик. А, была не была! Я резко сдвинула крышку в сторону и выбралась наверх.

И где, вы думаете, я оказалась? Во дворе дома Канализацына! И не просто во дворе, а рядом с милицейским «уазиком».

Хорошо еще водитель смотрел в другую сторону.

Нет, все же я типичная неудачница!..

Я уже приготовилась дать деру, а тут новая невезуха. Во дворе имелся всего один выход. И у этого выхода покуривали два оперативника. Я их сразу узнала; значит, и они меня могут узнать.

Пока я лихорадочно соображала, что делать, дверца «уазика» распахнулась и из кабины выглянул водитель. К счастью, это был не тот водила, который вез меня в отделение милиции.

– Эй, соплячка! – грубо крикнул он. – Ты чего торчишь у машины?!

Я не обиделась. И не такое еще слыхали. Тем более что в этот момент у меня появилась отличная идея.

– Дяденька, – сказала я, подойдя к грубияну, – это не ваши сто долларов у колеса валяются?

– Мои, мои, – мигом вылез он из кабины. – У которого колеса?

– Да вон, у заднего.

Водитель бросился к заднему колесу, а я молниеносно плюхнулась на его место. Драндулет заводить не пришлось, двигатель и так работал на холостом ходу. Я надавила на газ, машина рванула, я крутанула руль и погнала к выезду из двора.

Оперативники едва успели отскочить в сторону.

Я выехала на улицу и мигом вклинилась в поток машин, двигавшихся по дороге.

Чтобы никто не мешал мне удирать, я врубила мигалку и сирену. Вау-вау-вау!.. – громко завыла сирена. Я неслась по дороге, не обращая внимания ни на светофоры, ни на машины. А куда неслась, сама не знала. Лишь бы подальше от Молодцова и его ударной группы.

Рация в кабине была включена, и через минуту я услышала знакомый голос суперопера:

– Говорит Молодцов! Всем патрульно-постовым службам! Девочка-убийца захватила мой «уазик». Не пытайтесь ее остановить; преступница, скорее всего, вооружена. Приказываю двигаться за объектом и сообщать маршрут следования…

И вот я мчалась по улицам Питера, а рация, словно опытный экскурсовод, рассказывала мне, где я проезжаю.

– Объект пересек Тучков мост…

– Объект движется по Среднему проспекту Васильевского острова…

– Объект свернул на Шестнадцатую линию…

Все было верно. Я свернула на Шестнадцатую линию и неслась в сторону Большого проспекта, затем выскочила на Университетскую набережную, перемахнула Дворцовый мост, промчалась по Дворцовой площади, распугав многочисленных интуристов, нырнула под арку Генерального штаба, и вот я уже на Невском…

– Объект выехал на Невский проспект, – сообщила рация.

– Правильно, дружок, – сказала я и понеслась в сторону Александро-Невской лавры.

На хвосте у меня уже сидела целая куча ментовских машин. Да, денек обещал быть веселым. Я в последний раз свернула налево, да так лихо, что покрышки завизжали.

– Объект повернул на Суворовский проспект, – услужливо произнесла рация.

– Спасибо за информацию, – поблагодарила я.

– Ладненько! – вновь возник в рации голос Молодцова. – Перекрыть все боковые улицы и переулки! И свяжитесь с вертолетчиками. Пускай сверху ведут наблюдение!

«Похоже, охота на Эмку Мухину перешла в новую стадию», – подумала я про себя.

– Огонь не открывать, – продолжал командовать суперопер. – Живой Мухину возьмем.

– Объект направляется к мосту Петра Великого, – раздался в рации еще чей-то голос.

– Какого Петра Великого? – удивился Молодцов.

– Ну, бывший Охтинский.

– А с той стороны моста есть наши люди?

– Да кто его знает, Григорий Евграфыч.

– Что значит «кто его знает»?! – заорал суперопер. – Да я вас тра-та-та-та-та… Да вы у меня тра-та-та-та-та…

«Ничего себе, – подумала я. – Каких только слов нет в русском языке».

Слева показалось желтое здание Смольного, чуть дальше белели купола собора. А впереди текла широкая Нева и стоял мост Петра Великого.

БАХ!.. – раздался выстрел, за ним другой: БАХ!.. «Ну что за жизнь, – с тоской подумала я. – Бандиты стреляют, милиция тоже стреляет…»

– Кто стрелял?! – завопил в рации Молодцов.

– Старший лейтенант Кандыба!

– Под суд захотел, Кандыба?! Я же сказал: «Огонь не открывать!»

– Дак ведь уйдет же, Григорий Евграфыч!

– Не уйдет! Я приказал мост развести!

– Блин!! – с досадой воскликнула я. – В Питере же мосты разводятся!!

Обратной дороги уже не было. Машина неслась по мосту. Разводная часть начала медленно приподниматься. Я выжала из машины все, что только смогла.

– Ух ты! – ахнуло сразу несколько голосов в рации. – Она хочет прыгать!

Да! Я решила на скорости перескочить разводную часть моста, надеясь, что «уазик», словно кузнечик, перепрыгнет с одной стороны на другую.

Фиг попало!

Милицейский драндулет перевернулся и полетел в Неву. Ну и я, естественно, вместе с ним.

БУЛ-ТЫХ!! – шлепнулась машина в реку. И пока я разбиралась, где у меня руки, а где ноги, «уазик» пошел ко дну. Во все щели кабины хлынула вода. Дневной свет померк. Машина быстро опустилась на дно; здесь ее тут же подхватило подводное течение и поволокло, будто щепку.

Рация, как ни странно, продолжала работать.

– Где объект?! Мы его потеряли! – Это, видимо, кричали вертолетчики.

– Мухина перескочила через мост?!

– Нет, упала в воду.

– Надо срочно вызывать катера!

– И омоновцев!

– Каких омоновцев?! Водолазов!!

Рацию залило водой, и она вырубилась. Машина, увязнув в тине, остановилась. Вода в кабине продолжала стремительно прибывать. Но я не дергалась. Однажды мне уже довелось побывать в подобной переделке, и я знала, что надо подождать, пока зальет всю кабину. Тогда давление воды снаружи и внутри машины сравняется, и дверца без труда откроется.

Захлебнуться я тоже не боялась. Оставшийся в машине воздух не даст воде заполнить кабину до потолка. Должна остаться воздушная подушка или прослойка, не знаю уж, как она там называется.

Ну хорошо, а что делать потом, когда можно будет открыть дверь? Наверное, придется всплывать и сдаваться.

И тут меня озарило!..

То есть как сдаваться?! Ведь я же тайный агент секретной службы! Ведь у меня же есть пароль для связи с начальником питерской контрразведки!.. «Идиотка! – обругала я себя. – Зачем ты тогда убегала?!» Видимо, у меня уже в привычку вошло от всех удирать… И почему это самые умные мысли приходят в голову самыми последними?

Мне и нужно-то было всего-навсего потребовать от Молодцова, чтобы он доставил меня в питерскую контрразведку. Впрочем, это еще не поздно сделать.

Я мигом успокоилась и огляделась. Раз уж я под водой, надо хотя бы ознакомиться с подводной флорой и фауной.

Я прижалась носом к ветровому стеклу, словно к стеклу огромного аквариума. Но вода была такая грязная, что я ровным счетом ничего не увидела. Тогда я попробовала зажечь фары. И представьте себе, они зажглись. Теперь можно было кое-что разглядеть. Если, конечно, как следует приглядеться.

Я как следует пригляделась и увидела… катер. Да, да, затонувший катер. Он лежал на боку и был покрыт толстым слоем ила.

Я была бы не я, если б тут же не решила исследовать свою находку.

Набрав в легкие побольше воздуха и открыв дверцу (она без труда открылась), я выплыла из кабины. Несколько энергичных движений – и я у катера. Ухватившись за поручень, я стала продвигаться к корме, где увидела надпись «АННА», сделанную белой краской. Рядом с надписью я обнаружила большое отверстие.

Я заплыла в это отверстие и оказалась, по всей видимости, в кают-компании.

Под потолком плавал сломанный стул, еще какие-то предметы. А посредине каюты лежало несколько больших ящиков.

Сдерживать дыхание становилось все трудней. Я уже пару раз пустила пузыри. Надо срочно всплывать.

Я уже хотела покинуть катер, как вдруг увидела под иллюминатором… скелет. В свете фар уазика я смогла хорошо разглядеть утонувшего беднягу. Голый череп. Две дырки вместо глаз. То есть три. Ничего не понимаю. Я подплыла поближе и обнаружила, что третья дырка – пулевое отверстие.

Судьба подбрасывала мне очередную загадку.

Впрочем, я уже начинала к этому привыкать. Одной загадкой больше, одной меньше… Какая разница?

Сунув указательный палец в отверстие, я попыталась определить калибр пули. При моем прикосновении череп отвалился от туловища и поплыл вниз. Я его поймала и сунула в кожаную сумку, плавающую здесь же.

Воздуха в легких почти не осталось.

Быстро заработав руками и ногами, я выплыла из катера и рванула кверху. На свидание с Григорием Молодцовым.

Глава XXXII

Начальник питерской контрразведки

Я, словно поплавок, вынырнула из воды, судорожно ловя ртом воздух.

– Вот она! Вот она! – послышались крики со всех сторон.

Я огляделась.

Обе набережные были забиты милицейскими машинами. На мосту толпились омоновцы с автоматами. В небе кружили два военных вертолета.

А ко мне несся скоростной катер.

На носу катера стоял Молодцов с мегафоном в руке.

– Сдавайся, Мухина! – кричал он в мегафон. – Ты окружена!

Меня прямо смех разобрал. Честное слово.

– А вот и не сдамся! – закричала я в ответ.

Катер сбросил скорость. В руке суперопера вместо мегафона появился пистолет-пулемет.

– Руки вверх, дорогуша! – приказал Молодцов.

Я демонстративно подняла руки вверх и стала погружаться в воду.

Два здоровенных оперативника мигом подхватили меня и втащили на палубу. Я как ни в чем не бывало, принялась выжимать волосы и куртку.

Мотор взревел. Катер полетел обратно к набережной.

– Ну что, Мухина, попалась?! – торжествовал суперопер.

– Да попалась, попалась…

– Отвечай, куда дела труп Немухина?!

– Съела.

На берегу нас поджидала куча снайперов. Все они целились в меня из снайперских винтовок.

– Сейчас тебя отвезут в Кресты, дорогуша, – с угрозой сказал Молодцов. – И там, в камере, ты сразу перестанешь шутить.

«Крестами» называется центральная тюрьма Петербурга.

– А я в камеру не тороплюсь. Мне еще с вами, Григорий Евграфыч, поговорить охота.

– А красной рыбы с черной икрой тебе не охота? – усмехнулся он, закуривая сигарету.

– Зря вы так, Молодцов, – холодно произнесла я. – Речь пойдет о безопасности нашей страны.

У суперопера даже сигарета изо рта вывалилась:

– О чем речь пойдет?!

– Когда все отойдут, я вам объясню. С глазу на глаз.

– Ладненько… Отойти всем на шесть метров, – распорядился Молодцов.

Снайперы отошли, продолжая держать меня под прицелом.

– Ну говори, Мухина.

Понизив голос, я сказал:

– Дело в том, Григорий Евграфыч, что я тайный агент секретной службы.

– Какой еще секретной службы?! – заорал Молодцов.

– Тихо! – прикрикнула я на него. – Чего вы орете?! Секретной службы России, конечно.

Суперопер несколько понизил голос:

– Если ты агент спецслужбы, то почему тогда от нас удирала?

Я сделала таинственное лицо.

– Так надо было, Григорий Евграфыч. Понятно? Так надо.

– Хм. – Он не знал, верить мне или нет. – И что дальше?

– Вы должны немедленно доставить меня к начальнику питерской контрразведки.

Молодцов поднял сигарету с земли и сунул ее обратно в рот. Покурил, раздумывая.

– Ладненько, – принял он наконец решение. – Поехали. Но гляди, дорогуша, попытаешься удрать – застрелю. Усекла?

– Усекла, усекла.

Мы сели в милицейскую машину.

– Заводи колымагу, – приказал Молодцов водителю. – И гони в Большой дом.

«Большим домом» в Питере называли здание на Литейном проспекте, где находилась служба безопасности.

Через десять минут мы были уже на месте.

Скоростной лифт в одно мгновение доставил нас на самый последний этаж. Коридор, поворот, коридор. И вот мы уже стоим у массивной двери с табличкой:

Начальник контрразведки

ЖЕРЕБЕЦ А.Л.

Молодцов робко постучал.

– Войдите, – раздался строгий голос.

Мы вошли в приемную. За столом сидел лощеный капитан, от которого за версту несло одеколоном «Пурпурная роза».

– Скажите, пожалуйста, генерал Жеребец у себя? – несмело обратился суперопер к капитану.

Молодцов явно робел в Большом доме.

– А вы, собственно, по какому делу? – сухо осведомился капитан.

– Передайте генералу, что пришел такой Молодцов Григорий.

– Одну минуту. – Капитан поднял трубку телефона. – Товарищ генерал, к вам Григорий Молодцов… Слушаюсь. – Он положил трубку. – Генерал вас примет.

Мы вошли в огромный кабинет.

У огромного окна за огромным столом сидела огромная женщина. Прямо великанша. Если еще учесть, что она была в генеральской форме, то вы поймете, как я обалдела.

– Здравствуйте, Анна Львовна, – поздоровался суперопер, словно ученик с директором школы.

– Здоруво, здорово, Гриша, – басом ответила великанша, выходя из-за стола. – Ну как, не надумал еще ко мне в контрразведку переходить? Нам нужны крутые ребята. – Она шутя ткнула Молодцова кулаком под дых.

От этой шутки суперопер выпучил глаза и начал ловить ртом воздух. Но все же ответил:

– Я бы с радостью, Анна Львовна. Начальство не отпускает.

– С твоим начальством я договорюсь, – прогремела генеральша и посмотрела на меня. – А это кто? Дочурка?!

– Нет, Анна Львовна. Это убийца.

– А чего она мокрая?

– Мы ее в Неве арестовали.

В глазах генеральши возник некоторый интерес:

– Надо же, такая маленькая, а уже убийца. Тебе сколько лет, девочка?

– Четырнадцать скоро будет.

– И кого же ты убила?

– Да мужика одного в ночном клубе грохнула, – ответил за меня Молодцов. – А после его труп из морга украла. А когда я ее взял, она…

Я перебила суперопера:

– Анна Львовна, вы в самом деле начальник питерской контрразведки?

– В самом деле, – усмехнулась великанша.

– Тогда к вам дама, Анна Львовна, – раздельно произнесла я.

– Из Амстердама?! – быстро спросила Жеребец.

– Какая дама?.. – с изумлением смотрел на нас Молодцов. – Из какого Амстердама?..

– Иди-ка, Гриша, погуляй маленько, – попросту сказала ему Анна Львовна. – Нам надо посекретничать.

– Как это погуляй? – опешил Молодцов.

– Как все гуляют, так и ты погуляй. А я тебя потом позову.

Молодцов вышел из кабинета. Генеральша указала мне на кресло:

– Прошу.

– А можно в сухое переодеться, Анна Львовна?

– Да, да, я сейчас распоряжусь.

Жеребец вызвала лощеного капитана и распорядилась. Капитан отвел меня на вещевой склад, где мне выдали сухую одежду, а мокрую забрали сушить.

После этого я снова вернулась в кабинет.

– Итак, кто вы? – спросила генеральша, переходя на «вы».

– Тайный агент 013.

– Серьезный номер, – уважительно кивнула она.

– То есть? – не поняла я.

– Ну как же. Ноль – дает вам право на убийство в интересах государства. А цифра тринадцать означает, что вы являетесь одним из лучших агентов Российской секретной службы. Суперагентом, проще говоря. Теперь я, кажется, знаю, кто вы. Вы Эмма Мухина. Верно?

– А откуда вы знаете?

– Ну я же как-никак начальник контрразведки. И по роду службы имею доступ к секретной информации. Поэтому мне известно, что вы посланы в Петербург со спецзаданием убрать немого убийцу Муму. Вы его убрали?

– Да, все в порядке, – ответила я, не вдаваясь в подробности.

– А вы в курсе того, что в Москве убит ваш двойник, капитан Чмонин?

– В курсе.

– И что вы об этом думаете?

– Мне некогда было об этом думать.

Анна Львовна закурила толстую сигару:

– Понимаю. Судя по всему, с вами произошло нечто экстраординарное. Ведь вы должны были связаться со мной только в самом крайнем случае.

Я кивнула.

– Да, Анна Львовна, кое-что произошло. И чтобы вам было понятнее, расскажу все по порядку. – И я стала рассказывать: – Эта история началась с того, что я проспала первый урок…

Когда я довела рассказ до слов умирающего Немухина: «Сестрорецк. Овощебаза», Жеребец с досадой раздавила сигару в пепельнице.

– Вот это плохо!

Я с немым вопросом уставилась на генеральшу.

– В каждой стране, Эмма, – разъяснила она, – существуют сверхсекретные проекты, о которых знает лишь узкий круг людей. Один из сверхсекретных проектов России – создание межконтинентальных ядерных ракет-невидимок.

– Невидимок? – повторила я с недоумением.

– Да. Это совершенно новый тип ракет, разработанный российскими учеными. На нынешнем этапе развития военной техники отразить удар такой ракеты невозможно. Ни один локатор в мире не сможет обнаружить летящую ракету-невидимку. Этих чудо-ракет у нас пока еще очень мало, и все они хранятся в Сестрорецке на замаскированном под овощебазу ядерном складе. Откуда этот Немухин мог узнать, где базируются ракеты-невидимки, ума не приложу. Это же страшная государственная тайна.

– Не такая уж она и страшная, – сказала я. – Мне тоже известно про ядерное оружие на овощебазе.

– Как?! И вам?! Но откуда, откуда…

– Слушайте дальше, и вы все поймете.

В этот момент зазвонил один из многочисленных телефонов на столе. Анна Львовна сняла трубку:

– Жеребец на проводе!

В трубке что-то взволнованно говорили.

– Хорошо, – сказала генеральша. – Передайте Пятому: пусть срочно заметает следы в Коста-Рике. А Девятнадцатого предупредите – явка на Ямайке провалена. Пусть подыскивает себе крышу в Нью-Йорке. Все. – Она положила трубку. – Извините, Эмма. Продолжайте.

Я продолжила свой рассказ.

Когда я дошла до затонувшего катера «АННА», Анна Львовна вдруг сильно побледнела; а когда я сказала, что у меня в сумке лежит череп с пулевым отверстием, Анна Львовна побледнела еще сильнее.

– Покажите мне этот череп, Эмма, – попросила она. Я достала из сумки простреленный череп. Генеральша осторожно взяла его двумя руками.

– Бедный Юрик, – прошептала она.

– Вы знали его, Анна Львовна?! – изумленно воскликнула я.

– Да, я знала его, Эмма. Это был человек, неистощимый на выдумки. Умный. Красивый. Благородный. Я любила Юру. И он любил меня. Но в тот день, когда мы собирались пожениться, в стране произошла попытка государственного переворота. Вы, конечно, уже не помните те далекие времена. Тогда в России не было ни мэрий, ни губернаторов, а были секретари обкомов и горкомов. В Санкт-Петербурге, или, как его раньше называли, Ленинграде, тоже был первый секретарь обкома. Большой любитель живописи, кстати сказать. В своей резиденции, в Смольном, он устроил настоящую картинную галерею, забрав туда понравившиеся ему полотна из Эрмитажа, Русского музея, частных коллекций… Охранял эту галерею мой жених Юра. А я в то время работала начальником охраны Смольного… – Анна Львовна задумчиво повертела в руках череп бывшего жениха. – И вот в ночь с двадцатого на двадцать первое августа в Смольном началась паника. Все думали, что толпа, собравшаяся у ворот, начнет брать здание штурмом, как когда-то Зимний дворец. Но все обошлось. Только под утро смотрим – а картин-то в картинной галерее нет. Мало того, вместе с ними исчез и мой жених Юрик, а также его катер «АННА», который он назвал в мою честь и который всегда стоял на причале у Смольного. Началось долгое следствие. Юру искали, но так и не нашли. Ни у кого не возникло никаких сомнений в том, что именно он украл картины. Ни у кого, кроме меня. – Анна Львовна печально вздохнула. – Кто-то ловко подставил моего бедного Юрку. Но кто?.. – Она посмотрела на меня. – Эмма, вы запомнили то место, где лежит катер?

– Запомнила.

– Покажете Молодцову?

– Покажу.

– Гриша! – зычно крикнула генеральша.

– Я здесь, Анна Львовна, – вбежал в комнату суперопер.

– Слушай приказ, Григорий, – по-деловому заговорила Жеребец. – С этой минуты ты поступаешь в распоряжение Эммы Мухиной. Сейчас поедешь с ней к мосту Петра Великого, и она там тебе кое-что покажет.

– Слушаюсь, Анна Львовна! – щелкнул каблуками Молодцов.

– Далее. Возьмешь с собой омоновцев и отправишься в ночной клуб «Какаду». Всех посетителей и персонал арестовать!

– Арестуем, Анна Львовна! – снова щелкнул каблуками Молодцов.

– Затем со своей ударной группой устроишь засаду в Эрмитаже. Сегодня ночью банда Паштетова «Летучие кошки» попытается украсть картину Леонардо да Винчи «Джоконда». Возьмешь банду с поличным. Смотри, чтоб ни один бандит не ушел.

– Не уйдет, Анна Львовна! – опять щелкнул каблуками Молодцов.

– И последнее. К завтрашнему утру подготовь мне все сведения об Эдуарде Немухине. От рождения до смерти. Где родился, где учился, где женился… Короче, все раскопай.

– Раскопаю, Анна Львовна! – вновь щелкнул каблуками Молодцов.

Жеребец перевела взгляд на меня.

– А вы, Эмма, должны немедленно пройти медосмотр. Наши врачи живо разберутся с вашим черным пятном. У нас отличная поликлиника на втором этаже. Как выйдете из лифта, сразу налево, а потом направо. В общем, найдете.

– Найду, Анна Львовна! – тоже невольно щелкнула я каблуками.

Глава XXXIII

Роберт Фигли приходит на помощь

Я спустилась на второй этаж в поликлинику и быстро прошла медосмотр. Черное пятно на плече оказалось совершенно безобидным пигментным пятном. Врач подробно начала объяснять, в результате чего возникают такие пятна. Но мне ее объяснения, честно сказать, были до лампочки. Главное, что пятно не угрожало моей жизни.

Одежда к тому времени уже высохла. Я снова переоделась, и мы с Григорием Молодцовым погнали к мосту Петра Великого.

На заднем сиденье джипа «Паджеро», который нам предоставила Жеребец, лежали акваланги, резиновые костюмы, ласты, маски…

Когда генеральша узнала, что в каюте затонувшего катера находятся какие-то ящики, она приказала вытащить на берег хотя бы один и посмотреть, что в нем. Анна Львовна подозревала, что там похищенные из Смольного картины.

Молодцов гнал машину на предельной скорости.

– Григорий Евграфыч, – сказала я, – а вот когда вы приехали по вызову в клуб «Какаду», неужели вы не подумали о том, что вас вызвали до того, как совершилось преступление?

– А чего мне было думать? – Суперопер лихо крутил баранку. – Нам в милиции платят не за то, чтобы мы думали, а за то, чтобы действовали!

Мы подкатили к набережной и спустились под мост. Здесь мы натянули на себя резиновые костюмы с аквалангами и полезли в воду.

Включив подводные фонари, мы поплыли, мерно перебирая ластами.

Дно Невы напоминало большую затопленную свалку. Чего сюда только не нападало за три сотни лет существования Санкт-Петербурга: разбитые старинные кареты, обломки памятников, контейнеры с надписью «радиоактивные отходы» и прочий хлам.

Зато уж чего в реке точно не было, так это рыбы. За все время нашего плавания мы не увидели даже паршивого пескаришки, не говоря уже о лещах или судаках.

Вскоре в свете фонарей показался увязший в тине «уазик», а за ним – лежащая на боку «АННА».

Мы заплыли в кают-компанию.

Здесь все так же покачивался под потолком сломанный стул и все так же лежал под иллюминатором бедный Юрик.

Я подплыла к ящикам и увидела… аквалангиста.

От удивления я даже мундштук из зубов выпустила. Рот сразу наполнился грязной водой. Я быстро прикусила мундштук и осветила аквалангиста фонарем.

Левый рукав его резинового костюма болтался пустым. Вот это да! Однорукий!!

В свете фонаря блеснуло стекло маски, а чуть ниже блеснул… нож!

С силой оттолкнувшись от ящика, однорукий аквалангист бросился на меня. Но я успела поднырнуть под него, и теперь ему, чтобы повторить атаку, требовалось развернуться.

На помощь мне уже спешил Григорий Молодцов. В руке он сжимал ножку от стула. Однорукий подпустил суперопера поближе и в точности повторил мой маневр. То есть поднырнул под Молодцова.

Проплывая под суперопером, он вскинул руку с ножом и перерезал Молодцову дыхательный шланг.

Из обрезанных концов трубки вырвались пузырьки воздуха и стремительно понеслись вверх, а Григорий Молодцов, наоборот, начал медленно опускаться вниз.

Я метнулась к Однорукому и ударила его фонарем в маску. Но удар пришелся не в стекло, а в прорезиненную часть. Мало того, от удара фонарь выпал из моей руки и отправился вслед за суперопером.

Положение мое стало критическим.

Но что это?! В кают-компании появился еще один аквалангист. В черном резиновом костюме и с длинной пикой в руке. Однорукий, яростно работая ластами, попытался прорваться к рваному отверстию в корпусе катера. Но не тут-то было. «Черный» аквалангист преградил ему путь.

Из участника событий я превратилась в зрителя.

Однорукий заметался по каюте, как загнанный в ловушку зверь. Нападать на черного он не решался. Да это и понятно. Лезть с ножом на пику – все равно что идти с пистолетом на танк.

Вдруг вода за спиной Однорукого забурлила, и он, словно торпеда, понесся к отверстию. Черный аквалангист попытался достать его пикой, но Однорукий, ловко увернувшись, выскользнул из кают-компании.

Я успела заметить у него на спине небольшое приспособление с бешено вертящимся пропеллером.

Черный показал рукой на Григория Молодцова. Я поняла его жест. Мы подняли безжизненное тело суперопера и потащили наверх.

На берегу, под мостом, я принялась делать Молодцову искусственное дыхание.

К счастью, суперопер очень скоро стал подавать признаки жизни: закашлялся. Изо рта и носа у него полилась грязная вода.

Я посмотрела на своего таинственного спасителя. Он все еще был в маске.

– Кто вы? – спросила я.

– А вот кто! – Незнакомец сорвал маску. Передо мной был… Эдуард Немухин!

– Вы?! – ахнула я.

– Я, – улыбался Немухин.

– Но… как же так? – Я была просто в шоке. – Вас же Лола убила. Вы же… умерли.

– Ничего подобного. Я понарошку умер.

– Понарошку?! – вскричала я. – А кровь на рубашке, а дырки от пуль?.. Это тоже понарошку?!

– Тоже, – подтвердил Немухин. – Пули были растворимыми.

– Как это растворимыми?

– Ну кофе же бывает растворимым. А здесь растворимые пули. Войдя в тело, такая пуля сразу же растворяется и попадает в кровь. Жизнедеятельность организма на время прекращается. Создается полная иллюзия смерти. Эта иллюзия сохраняется один час. Потом человек приходит в себя, встает и как ни в чем не бывало идет по своим делам.

– Значит, вы сами ушли из морга.

– Конечно, сам.

– И потеряли у входа мой мобильник.

– Совершенно верно.

– Да-а, – пораженно протянула я, – вот так пули. Никогда о таких не слышала.

– А вы, Эмма, и не могли о них слышать. Растворимые пули изобретены совсем недавно в секретной лаборатории ЦРУ1.

– ЦРУ?.. Но это же американская разведка!

– Правильно. А вы думаете, я кто?

– Как кто? Эдуард Немухин.

Немухин рассмеялся:

– Нет, Эмма. Я агент ЦРУ, Роберт Фигли.

Я-то думала, что меня уже ничем нельзя удивить. А тут снова разинула рот от удивления.

– Вы американский шпион?!

– Можно и так сказать.

«Ага, – поняла я. – Вот где разгадка слов „Сестрорецк, овощебаза“.»

– Значит, вас послали в Россию разведать, где находится база ракет-невидимок? – напрямик спросила я.

– Не совсем.

– Но вы же сами сказали перед «смертью»: «Сестрорецк, овощебаза».

– Верно. А зачем я вам это сказал?

– Действительно, зачем?

– А затем, чтобы вы предупредили русскую контрразведку, что их тщательно скрываемая тайна – давно уже не тайна.

– Почему вы решили, что я стану предупреждать контрразведку?

– Так вы же, Эмма, суперагент секретной службы, – спокойно ответил Роберт Фигли.

– Откуда вам это известно?

– От Лолы.

– А она откуда знает?

– От мадам Смерти.

– Какой еще мадам Смерти?

– Да от той, что звонила вам по телефону.

Я была поражена.

– Вы и про это знаете?!

– И про это. И про то, что в ночном клубе «Какаду» собираются киллеры. И про черное пятно…

– Постойте, – остановила я его. – Не могли бы вы по порядку рассказывать? А то я совсем запуталась.

– Можно и по порядку, – согласился Роберт Фигли – А вы, чего не поймете, спрашивайте. О'кей?

– О'кей! – ответила я.

И американский шпион начал свой рассказ.

Глава XXXIV

Смерч

За все время существования на Земле человечества не раз возникала опасность его уничтожения. В доисторические времена это были всякого рода природные катаклизмы: в Средние века людям угрожали страшные эпидемии; в наше время человечество может уничтожить себя путем ядерной войны… Ну а что нас ожидает в будущем, никто не знает… Одним словом, пока будет существовать наша цивилизация, будет существовать и потенциальная угроза ее полного уничтожения. Причем в самых разнообразных формах…

«Прямо лекцию читает», – подумала я.

– Поэтому, – продолжал Роберт Фигли, – при ЦРУ был создан секретный аналитический центр, задача которого – вовремя замечать опасности, грозящие человечеству. Круглые сутки в центр поступает всевозможная информация со всех уголков земного шара. И вот недавно на основании этой информации аналитики центра сделали вывод: появилась очередная угроза для всего человечества. Имя этой угрозы – СМЕРЧ!

– Смерч? – повторила я. – А что это такое?

– Тоталитарная секта. Название ее расшифровывается очень просто: «Смерть человечеству». Главная и единственная цель СМЕРЧа – уничтожение всех людей на Земле.

– Вот гады, – сказала я.

– Да, гады, – согласился Фигли. – Они считают человечество ошибкой природы. И хотят, чтобы люди исчезли с лица Земли как биологический вид.

– Не слабо. А себя они тоже собираются уничтожить?

– Тоже, – кивнул американец. – Сектанты запрограммированы на самоуничтожение. Проще говоря, они потенциальные самоубийцы. Сейчас в мире много подобных сект развелось. В Японии, например, есть секта самоубийц под названием «Врата рая». В Бразилии – секта «Врата ада». И у вас в России имеется подобная секта – ДОСАРФ.

– ДОСАРФ?

– Да. Добровольное общество самоубийц Российской Федерации. Впрочем, все эти секты не ставят перед собой задачу уничтожения человечества. А СМЕРЧ – ставит!.. Поэтому руководство ЦРУ приняло решение внедрить в ряды СМЕРЧа своего лучшего агента. То есть меня. Моей задачей было выяснить, насколько реальна угроза, исходящая от мадам Смерти.

– Она у них самая главная?

– Да. Самая главная.

Я вспомнила писклявый голос в трубке.

– А она вообще-то кто? Мужчина или женщина?

– Неизвестно. Мадам Смерть общается с сектантами исключительно по телефону. О себе она сообщила лишь одно: ее якобы послал на Землю Высший Космический Разум с целью уничтожить всех людей.

– Ну и дура! – убежденно сказала я.

– Дура не дура, а многих сумела заразить своей абсурдной идеей.

– И как ей это удалось?

– Психиатрами давно описан феномен, когда человек, одержимый какой-либо идеей, может заразить ею окружающих. Примеров тому было достаточно… Когда я проник в ряды сектантов, то увидел, что только Лола не заражена идеей уничтожить человечество. Мы с ней подружились. Она-то мне и рассказала, что мадам Смерть уже разработала план уничтожения людей на Земле. И в этом плане большое место отводится вашей стране, Эмма.

– России?

– Да, России. По плану, сектанты должны проникнуть на базу ракет-невидимок и запустить их на города тех стран, у которых имеется ядерное оружие… А уж когда ракеты поразят цель, никто не станет разбираться, кто именно запустил их с территории России. Последует ответный ядерный удар…

– Ерунда на постном масле! Сектанты не смогут проникнуть на базу!..

Американский разведчик усмехнулся:

– Вы так считаете, Эмма?

Тут я вспомнила, как легко удалось Бубликову узнать, что хранится на овощебазе. Пыл мой мгновенно угас.

– Вообще-то, наверное, смогут, – пробормотала я.

– В том-то и дело, что смогут… Ну вот, внедрился я в секту, которая находится в Швейцарии, в Цюрихе, а через месяц мне позвонила мадам Смерть и приказала отправляться в Россию. Я должен был выяснить, где именно расположена база ракет-невидимок. Точно такой же приказ получила и Лола. Я думаю, мадам Смерть выбрала нас, потому что из всех членов секты только мы с Лолой в совершенстве владеем русским языком. Я, конечно, сразу же связался с ЦРУ и сообщил шефу о приказе мадам Смерти. И шеф, в свою очередь, приказал мне: во-первых, завербовать Лолу, а во-вторых, не раскрывая себя, предупредить русскую спецслужбу, чтобы она тщательнее охраняла свои ракеты-невидимки. Что касается Лолы, то здесь все было просто. Мы уже давно любили друг друга и собирались пожениться. Но как предупредить вашу спецслужбу?.. Ведь если мадам Смерти известно о ракетах-невидимках, значит, у нее есть свой человек в секретной службе России. Действовать следовало крайне осторожно. И вот я, соблюдая нормы конспирации, встретился с неким капитаном Чмониным…

– С Чмониным?! – воскликнула я. – Это же мои двойник! Его недавно убили в Москве!

– Убили?! – тоже воскликнул Роберт Фигли. – Тогда моя версия летит к черту! Я-то думал, что именно он работает на мадам Смерть!

– Почему вы так думали?

– Потому что на другой день после моей встречи с Чмониным Лоле позвонила мадам Смерть и приказала ей убрать меня как предателя. Еще она сказала, что уже знает, где русские прячут ракеты-невидимки: в Сестрорецке, на овощебазе.

– Но откуда она узнала?

– Вот этого она Лоле не сказала. Зато рассказала про вас, Эмма. О том, что живет в Москве такая девочка Эмма Мухина, которая обладает врожденным талантом секретного агента и может выполнить задание любой степени сложности. После звонка Смерти мы с Лолой решили, что мадам хочет использовать вас в Сестрорецке: чтобы вы узнали, где расположен пульт управления ракетами-невидимками. Но через несколько дней Смерть вновь позвонила Лоле и сообщила, что будет использовать вас для похищения «Джоконды» из Эрмитажа…

– Зачем ей «Джоконда», если она собирается уничтожить человечество?..

Фигли задумчиво потер подбородок:

– Это и есть главная загадка мадам Смерти.

Мы помолчали.

– Ну а «Клуб К»? – спросила я.

– Смерть приказала Лоле войти в доверие к Однорукому с тем, чтобы, если возникнет такая необходимость, наемные убийцы помогли сектантам захватить ракетную базу. Как видите, планы у мадам были весьма обширные. Ну а мы с Лолой разработали свой собственный план. Он заключался в следующем: Смерть знала, каким поездом и даже в каком купе вы, Эмма, поедете в Петербург. Она сообщила эти сведения Лоле. Лола, естественно, передала их мне, и я взял билет в тот же самый поезд. При посадке я попросил женщину, ехавшую в вашем купе, поменяться со мной местами. Потом, как вы помните, мы с вами ловко раскидали рэкетиров. Их нападение было мне на руку. Я смог, не вызывая подозрений, предложить вам стать моим телохранителем. Вы согласились.

Приехав в Петербург, мы пошли в ночной клуб «Какаду», где нас ожидала Лола и все было оговорено с киллерами, сидящими в зале. Правда, в клубе произошла маленькая накладка. Официант перепутал время и вызвал милицию до того, как Лола начала стрелять в меня растворимыми пулями. К счастью, это никак не повлияло на наш план, который вступил в свою завершающую стадию.

Итак, Лола «убила» меня, тем самым выполнив приказ мадам Смерти. Вас, Эмма, арестовали и увезли в милицию – таким образом, сорвался план Смерти с похищением «Джоконды». Перед своей «кончиной» я прохрипел: «Сестрорецк, овощебаза», – надеясь, что вы передадите эти слова в секретную службу… Короче, все было разыграно как по нотам. Но вы, Эмма, спутали все наши карты, сбежав из милиции. А затем эти же карты еще более спутала мадам Смерть, ни с того ни с сего заказав Однорукому ваше убийство и поручив ему же найти людей для похищения «Джоконды».

Как раз сегодня ночью люди Однорукого проникнут в Эрмитаж. Потом, в условленном месте, они передадут украденное полотно Лоле, а она на подводной лодке доставит картину в Стокгольм. Там в отеле «Мальмен» ее будет ждать мадам Смерть.

Но она дождется не Лолу, а сотрудников шведской полиции. Лола же отвезет «Джоконду» в американское консульство здесь, в Петербурге. И мы тщательно, миллиметр за миллиметром, исследуем полотно…

– Вы думаете, в картине есть что-то необычное?

– Уверен. Не зря же мадам Смерть отвлеклась от ядерного оружия и сосредоточила все свои усилия на похищении шедевра Леонардо да Винчи.

Мы опять помолчали.

– А как вы оказались под водой? – спросила я.

– Ах да, – спохватился Роберт Фигли, – я же вам про это еще не рассказал. Дело в том, что после своей «смерти» я как бы вышел из игры. И поэтому стал следить за Одноруким. Во время слежки я выяснил, что у него имеется еще одна квартира, недалеко от Эрмитажа. И он часто по ночам туда ездит. Однажды, тоже ночью, Однорукий поехал не на квартиру, а к мосту Петра Великого. Здесь он надел водолазный костюм и нырнул в Неву. Через некоторое время Однорукий вытащил из воды большой ящик, погрузил его в свою машину и отвез на вторую квартиру. Так повторялось четыре раза. Я решил посмотреть, откуда он таскает ящики. Раздобыл водолазный костюм и нырнул вслед за Одноруким… Остальное вам известно. Единственное, что мне непонятно, – почему он сегодня полез в воду средь бела дня?

– Все очень даже понятно, – сказала я. – Видимо, по телику прошло сообщение о моем падении с моста. Однорукий испугался, что водолазы начнут поднимать «уазик» и обнаружат катер. Поэтому и решил срочно забрать все ящики.

Фигли достал из пачки сигарету и сунул в рот.

– Да, скорее всего. – Он закурил. – Ну как вам мой рассказ, Эмма?

– Классный рассказик, – сказала я. – Никогда бы не подумала, что в жизни такое возможно.

– В жизни, Эмма, как в кино, все возможно, – с усмешкой ответил американец.

Глава XXXV

Перестрелка в Эрмитаже

Молодцов открыл глаза и с недоумением огляделся.

– Мы уже на том свете, дорогуша? – спросил он у меня.

– Да нет, Григорий Евграфыч, пока еще на этом.

– Странно. Я точно помню, что одной ногой уже стоял в могиле.

– Вы могли бы туда и второй ногой встать, если б не этот человек, – показала я на Фигли.

Молодцов посмотрел на американца, но, как видно, не узнал в живом Роберте Фигли мертвого Эдуарда Немухина, которого он видел лежащим на полу в «Клубе К».

– Спасибо, приятель, – с чувством произнес суперопер. – Что я тебе должен за спасение?

– Ладонь и пять пальцев, – с улыбкой ответил Фигли.

Лицо Молодцова тоже расплылось в широкой улыбке.

– Вот это по-нашему! По-русски! – Он протянул руку. – Будем знакомы – Григорий Молодцов! Лучший питерский сыскарь!

– Роберт Фигли, – пожал руку американец. – Лучший агент ЦРУ!

– Шутишь, парень.

– Клянусь статуей Свободы.

– Ну и ну, – развеселился Молодцов. – Первый раз в жизни встречаю американского шпиона. А вы к нам в Россию по заданию ЦРУ прибыли или просто как турист?

– По заданию ЦРУ, – подмигнул Молодцову Фигли.

– Ясненько. А правда, что у вас в ЦРУ недавно изобрели растворимые пули?

Лицо у американца вытянулось:

– Откуда вы знаете?!

– Наша разведка тоже не дремлет. – И на сей раз суперопер подмигнул Роберту Фигли.

– Послушайте, коллеги, – сказала я, – а не пора ли нам в Эрмитаж? Брать банду Паштетова.

Молодцов взглянул на часы.

– Время пока есть. Так что успеем достать ящик из катера.

Честно говоря, мне уже не хотелось лезть в холодную и грязную воду.

– Давайте в следующий раз, – предложила я.

– Нет, только сейчас, – отрезал суперопер. – Жеребец с меня семь шкур спустит, если я не выполню ее приказ.

В общем, пришлось нам снова взваливать на спины тяжелые акваланги и спускаться на дно.

Общими усилиями мы подняли один ящик на поверхность.

Ящик оказался водонепроницаемым и закрытым на два замка. Но, как вы знаете, для суперагента 013 не существует закрытых замков. Я вытащила из волос заколку и за несколько секунд открыла оба замочка. Роберт Фигли откинул тяжелую крышку. Как и предполагала Анна Львовна, в ящике лежали картины. Причем сверху лежала… «Джоконда».

Мы с минуту разглядывали улыбающуюся Мону Лизу. Она точь-в-точь походила как на ту Мону, что висела в Эрмитаже, так и на ту Лизу, что висела в спальне тети Моти.

– А что, если Однорукий хотел достать со дна именно эту картину, – сказала я. – Чтобы вручить ее мадам Смерти вместо настоящей «Джоконды».

– Интересная мысль, – встрепенулся Роберт Фигли. – Надо ее обмозговать.

– Некогда обмозговывать! – воскликнул Молодцов. – Пора в Эрмитаж. Моя ударная группа уже в засаде. Так что как раз к перестрелке успеем.

Погрузив ящик в джип, мы на дикой скорости погнали в Эрмитаж.

– Дорогуша, – суперопер вертел баранку то вправо, то влево, – возьми трубку в бардачке и звякни Анне Львовне. – Он назвал номер.

Я достала трубку и позвонила в ФСБ.

– Жеребец на проводе, – раздался генеральский бас.

– Здрасьте, Анна Львовна. Мухина говорит. В ящиках на затонувшем катере находятся картины.

– Так я и думала. Ваши дальнейшие действия, Эмма?

– Едем с Григорием Евграфычем в Эрмитаж. Брать банду Паштетова.

– Хорошо. Как возьмете – сразу звоните.

Мы подкатили к Эрмитажу.

Да, забыла сказать. По дороге мы заскочили на Мойку. Я вовремя вспомнила, что у меня сегодня день рождения, а значит, с утра трезвонят родители. Папочка трезвонит из Крыма, а мамочка из Нарыма. Или наоборот?.. Впрочем, не важно.

Короче, я прихватила мобильник, и после этого мы подкатили к Эрмитажу.

Музей был закрыт. Молодцов показал свое удостоверение охране, и нас пропустили. Мы побежали в Синий зал.

Еще на подходе к залу слышался возмущенный мужской голос:

– Я буду жаловаться самому губернатору!!

Этот голос заставил меня насторожиться. Уж очень он напоминал голос Однорукого. Но когда мы вбежали в зал, старого киллера там и в помине не было. А голос принадлежал замдиректора Эрмитажа Косолапову. Косолапов был весь багровый от злости.

– Безобразие! – кричал он на оперативников. – Вы за это ответите!..

– В чем дело, приятель? – обратился к нему Молодцов.

– А вы еще кто такой?!

– Григорий Молодцов, – сунул суперопер под нос замдиректора потрепанные корочки. – Лучший питерский сыскарь!

– А, так вы их начальник! Вы обязаны были заранее предупредить меня о готовящейся операции!

– С какой стати, парень, я должен был тебя предупреждать?!

– Я вам не парень! – взорвался Косолапов. – Я исполняющий обязанности директора Эрмитажа, Косолапов Вячеслав Семенович!

– Ну вот и исполняйте свои обязанности, – примирительно сказал Молодцов. – А мы будем исполнять свои… – Он повернулся к одному из оперов: – Как дела, Серега? Докладывай.

– До вашего прихода, Григорий Евграфыч, кто-то отключил сигнализацию в Синем зале, – доложил Серега.

– Значит, у них в музее есть свой человек. – Молодцов грозно посмотрел на Косолапова. – Уж не вы ли этот человек, Вячеслав Семенович?!

Косолапов смешался.

– Здесь какое-то недоразумение. Сигнализация в музее никогда не отключается. Мы завтра разберемся. И виновные, так сказать, будут наказаны.

– Ладненько, – хмуро бросил суперопер.

Замдиректора вытер платком вспотевший лоб.

– Господин Молодцов, у меня к вам огромная просьба. Пожалуйста, если что – стреляйте аккуратнее. Все-таки тут, так сказать, сокровищница мировой культуры.

– Ну это уж как получится, – ответил Молодцов, доставая из плечевой кобуры пушку. – По местам, ребята. А вы, Косолапов, пока посидите с нашим сотрудником.

Мы заняли свои места. Свет в зале погас. Время поползло, словно улитка. За большими окнами виднелась пустынная Дворцовая площадь с торчащей посредине Александрийской колонной.

Где-то через час снизу послышались глухие удары. С каждой минутой удары становились все слышнее. Мраморные плиты пола недалеко от «Джоконды» пошли трещинами и раскололись. В образовавшееся отверстие вылез худой как спичка человек. За ним вылезли еще двое, тоже худые как спички.

В Питере начинались белые ночи, и поэтому я без труда разглядела лица бандитов. Это были Паштетов, Пиво и Жвачка. Но если тогда, в поезде, они выглядели здоровенными качками, то теперь преступная троица походила на дистрофиков.

Бандиты на цыпочках двинулись к «Джоконде».

– Свет! – скомандовал Григорий Молодцов.

Тотчас на потолке зажглись многочисленные люстры. Преступники растерянно замерли. А к ним уже бежали оперативники с оружием в руках.

Банда бросилась наутек. Спуститься назад в канализацию они не успевали, поэтому кинулись к дверям и выскочили из зала.

Мы бросились следом.

БАХ-БАХ-БАХ-БАХ!! – щедро стреляли удирающие преступники.

БАХ-БАХ!.. – скупо отвечали оперативники, боясь попасть в картину или скульптуру.

Мы неслись через длинные галереи, просторные залы, вверх и вниз по широким лестницам… Наконец банда вбежала в зал, посвященный Древнему Египту.

На подставках стояли глиняные и каменные сосуды, под стеклом лежал папирус… А посредине зала возвышался саркофаг с мумией фараона. Вот к этому-то саркофагу и устремились бандиты.

Подбежав, Паштетов быстро выкинул мумию на пол, а сам полез в саркофаг. И – странное дело – полностью в нем скрылся. За Паштетовым в саркофаг заскочил Жвачка; за Жвачкой – Пиво. И тоже исчезли с концами.

Это еще что за фокусы?!

Я первая подскочила к саркофагу и сразу все поняла. На дне саркофага виднелась круглая дыра.

– Ну что ты копаешься?! – закричал Молодцов. – Быстрей за ними!!

Он с ходу прыгнул в дыру и конечно же застрял.

– Вот в рот компот! – ругался суперопер, пока мы с Робертом Фигли вытаскивали его обратно.

Когда мы его вытащили, я на глазок прикинула диаметр отверстия.

– Дайте фонарь! – распорядилась я. – И пистолет-пулемет с запасной обоймой.

Оперы мигом дали мне и то и другое.

– Думаете, пролезете, Эмма? – с сомнением спросил Фигли.

– Думаю, пролезу.

Я быстро пролезла в дыру.

– Ну дорогуша! Ну молодец! – напоследок расцеловал меня Молодцов. – На тебя вся надежда. Возьми их, ладненько?!

– Ладненько, – пообещала я и стала спускаться.

Глава XXXVI

«С днем рождения, дорогая Эммочка!»

Спуск продолжался очень долго. Я уже заколебалась перебирать руками и ногами перекладины лестницы, а колодец все не кончался и не кончался.

Наконец я очутилась в каком-то подземелье. Здесь меня встретил ужасный запах. Если в первый раз, когда я попала в канализацию из квартиры Канализацына, пахло помойкой, то сейчас к помойному запаху примешивался еще и болотный.

Луч фонаря выхватил из темноты ржавую железную дверь. Другого выхода из подземелья не было, если, конечно, не считать колодца. Я открыла дверь и вошла в темный проход, до того узкий, что я еле протиснулась в него боком. Так боком я продвигалась, светя себе под ноги фонариком.

Постепенно проход начал расширяться и превратился в довольно широкий коридор, а затем в самый настоящий тоннель. Стены тоннеля были покрыты плесенью. По полу текла вода. И чем дальше я шла, тем больше становилось воды. Она уже почти доходила мне до щиколоток.

М-да. Прямо скажем, не очень приятное путешествие.

Вскоре тоннель закончился, и я оказалась в большой пещере. Сюда стекала вода и из других тоннелей. Я их насчитала штук восемь. Интересное дело. В какой же из восьми тоннелей убежали бандиты?..

Посветив фонариком, я увидела, что один тоннель совершенно сухой. Осторожно ступая по воде, я направилась к сухому тоннелю.

Мало того что он был сухой, здесь еще и свет горел. На потолке тускло мерцали грязные лампочки. А на полу виднелись мокрые следы. Значит, бандиты выбрали именно этот путь.

Я вновь пустилась в погоню.

Но не успела я сделать и пяти шагов, как сзади послышался шорох. Я резко оглянулась и увидела крысу. Я дико завизжала. Крыса стремительно юркнула в нору. И тут я с ужасом обнаружила, что таких нор в стене тоннеля полным-полно. Брр…

Я ускорилась, почти побежала. За спиной опять послышался шорох. Я снова обернулась. Меня преследовала целая стая серых тварей. Когда я остановилась, они тоже остановились, пялясь своими глазками-бусинками и противно попискивая.

Первой мыслью было открыть по крысам огонь из пистолета-пулемета. Но тогда бандиты услышат выстрелы и поймут, что за ними погоня.

– Пошли вон отсюда! – крикнула я крысам в надежде, что они испугаются моего голоса.

Да, как же! Крысы не только не испугались, а, наоборот, начали медленно надвигаться на меня. Внезапно крысиный писк раздался прямо из моего кармана. Тут уж я так заорала, что все крысы в страхе разбежались по норам.

Естественно, в кармане пищала не крыса, а мобильный телефон.

Я достала трубку.

– Слушаю?

– Здравствуй, дочка.

Это был папочка.

– Привет, папа.

– Поздравляю тебя с днем рождения, дорогая Эммочка. Желаю счастья, здоровья, успехов в учебе.

– Спасибо, папа.

– Мама присоединяется к моим поздравлениям. Мы с ней весь день тебе сегодня звонили и никак не могли дозвониться.

– А я с утра в школе была, потом гуляла.

– Я так и думал. А мама волнуется. Просила меня обязательно дозвониться. Поэтому я поздно и звоню. Ты, наверное, уже спишь?

– Ага, сплю.

– Ну извини, дочурка. А ты сегодня день рождения не отмечала?

– Решила на завтра перенести.

– Гостей много позвала?

Из нор стали выползать крысы.

– Целую кучу, – вздохнула я.

– А Володю Воробьева пригласила?

Я опять вздохнула.

– Конечно, пригласила.

Крысы лезли и лезли из своих нор. Боже, какая мерзость!

– А как там погода в Москве? – беспечно интересовался папочка.

Я третий раз вздохнула. Знал бы он, в какой я сейчас Москве.

– Замечательная погода, папа. А как там Крым?

– У меня же командировка в Нарым. Это у мамы в Крым.

– Ах, да. Ну и как там Нарым?

Папочка начал подробно рассказывать о Нарыме. А в это время самая наглая крыса попыталась вцепиться зубами в мой ботинок. Но я ее так огрела пистолетом-пулеметом по башке, что у нее навсегда отпала охота грызть чужую обувь.

Остальные крысы заметно присмирели.

– До свидания, дочка, – стал прощаться папочка. – Жди нас ровно через пять дней. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, папа.

Пошли короткие гудки. Крысы медленно приближались. Ничего не поделаешь, придется стрелять.

Я сняла пистолет-пулемет с предохранителя.

Неожиданно среди крыс началось непонятное движение. Они засуетились и с испуганным видом стали разбегаться. В следующую секунду я поняла причину их странного поведения. Из глубины тоннеля неслась крыса-мутант. Огромная-преогромная. Величиной с собаку.

У меня прямо дыхание от страха перехватило.

– Гаф-гаф-гаф! – вдруг залаяла крыса знакомым голосом.

– Гафчик!! – с восторгом закричала я. Да, это был мой верный Гафч!

– Гафчуля, – принялась я целовать и обнимать своего друга. – Как ты меня нашел?!

– Гаф-гаф-гаф-гаф! – отвечал Гафчик.

– Не понимаю. Ну ладно, как только мы с тобой отсюда выберемся, я закончу Володькин эксперимент – научу тебя говорить. Согласен?

– Гаф!

– А сейчас нам надо найти бандитов, которые в поезде ехали. Помнишь?

– Гаф!

– Они где-то здесь прячутся.

Гафчик с озабоченным видом поводил носом и – рванул по тоннелю. Я, конечно, за ним. Мы пробежали весь тоннель, залезли в какую-то широкую трубу, долго в ней ползли, извиваясь, словно змеи (потому что труба извивалась); затем вылезли, залезли в другую трубу, на сей раз узкую, опять вылезли, пролезли между толстыми прутьями решетчатой двери, свернули в один боковой переход, в другой, в третий и наконец оказались… у озера.

У настоящего подземного озера.

На противоположном берегу виднелся густой темный лес. Правда, он состоял не из деревьев, а из труб разного диаметра. Над лесом, будто солнце, горел мощный прожектор.

Да, Игнат Матвеич был прав: канализация и в самом деле целый подземный мир.

Гафч, громко лая, забегал у кромки воды. Несомненно, бандиты были на том берегу.

Ничего не поделаешь. Придется плыть.

Я сунула в широкую Гафчикову пасть пистолет-пулемет с фонарем, сама взяла в зубы мобильник, и мы вошли в воду.

Как вы, наверное, уже догадались, это было не просто озеро, а озеро-отстойник. Чего тут только не плавало: огрызки яблок, размокшие окурки, горелые спички; даже женский журнал по пути попался.

На мокрой обложке журнала красовалась вездесущая Элька Синичкина. Видимо, ее сфотографировали на какой-то презентации, потому что Элька запихивала в рот большущий кусок торта.

«Вот так, – в очередной раз подумала я. – Одни на презентации, а другие в канализации. Нет в этом мире даже самой элементарной справедливости…»

Продолжая думать в том же духе, я вышла на берег. И здесь мне уже стало не до раздумий. Потому что из-за ближайшей трубы появился… Паштетов с пистолетом.

А мой пистолет-пулемет в зубах у Гафчика. Вот влипла.

За Паштетовым появились два его прихлебателя – Жвачка и Пиво. Жвачка, конечно, жевал жвачку; а Пиво, конечно, держал в руке открытую банку с пивом.

– Привет, детка, – ухмыляясь, сказал Паштетов. – Давненько мы с тобой не виделись.

Гафч, с ходу разобравшись в ситуации, рванул было ко мне, чтоб отдать пистолет-пулемет. БАХ! – прогремел выстрел. И мой верный друг отправился в собачий рай.

Теперь я осталась одна.

И без оружия.

Бандиты, как еще совсем недавно – крысы, медленно приближались. Внутренний голос подсказывал мне, что я в смертельной опасности. Впрочем, я это и без него знала.

– Сейчас ты умрешь, детка, – произнес Паштетов все с той же противной ухмылкой. – Но если ты скажешь, кто навел на нас ментов, я подарю тебе жизнь.

«Как же, подаришь, – подумала я, – ври больше».

– Ну так что? – Он помахал пистолетом.

Я притворилась испуганной.

– Конечно, дяденька. Я вам все расскажу. Только не убивайте.

– Давай, говори.

– А можно мне попить? А то в горле от страха пересохло.

– Пиво, дай ей глотнуть пивка, – приказал Паштетов.

Пиво подошел ко мне и нехотя протянул банку.

– Только один глоток, – предупредил он.

Я набрала в рот пива и прыснула им в глаза бандиту. Пиво на секунду ослеп. А я бросилась в чащу трубного леса. Но мне не повезло. Первые же две трубы, между которыми я хотела пролезть, оказались с горячей водой.

– Ай! – воскликнула я, отдернув руку.

Момент был упущен. Три бандита целились в меня из трех пистолетов. Теперь я была обречена на верную гибель.

Честно признаюсь – я почувствовала себя очень скверно.

Но видно, и на этот раз судьба решила меня спасти. Потому что вода забурлила и на поверхность озера-отстойника всплыла… подводная лодка. Да, настоящая подлодка. Ну не атомная, разумеется. А такая, знаете, мини-подлодочка, величиной с «Фольксваген»-жук.

Крышка на рубке откинулась, и из лодки вылезла Лола с короткоствольным автоматом в руке.

– Что тут происходит? – повелительно спросила она.

– Девчонка сорвала нам всю операцию, – принялся объяснять Паштетов. – Когда мы пробрались в Эрмитаж, то…

– Значит, вы не взяли «Джоконду»?! – нетерпеливо перебила Лола.

– Нет, госпожа Лола. И все из-за нее, – указал Паштетов в мою сторону.

Лола посмотрела на меня.

– Какая ты, оказывается, нехорошая, симпатюля. – На ее губах заиграла кровожадная усмешка. – А ну-ка, ребята, отойдите от нее подальше. Я буду стрелять.

Лола резко передернула затвор автомата.

В эту минуту я поняла, что Лола обхитрила доверчивого американского разведчика Роберта Фигли. На самом деле она работала на мадам Смерть.

Черный зрачок автомата смотрел мне прямо в лицо.

«Прощай, Эмка, – мысленно сказала я себе. – Сейчас ты получишь порцию свинца в качестве подарка на день рождения».

– До встречи на том свете, симпатюля. – Лола нажала на спусковой крючок.

Я невольно зажмурила глаза.

Тра-та-та-та-та-та… – застрочил автомат. И еще раз: тра-та-та-та-та-та…

Я открыла глаза. Лола стреляла по бандитам. Через пару минут все было кончено. «Летучие кошки» улетели на небо.

Я посмотрела на лежащих бандитов. Зрелище было ужасное.

– Может, не стоило их убивать, – сказала я.

– А их никто и не убивал, – ответила Лола. – Они через час очнутся.

– Так вы в них растворимыми пулями стреляли! – догадалась я.

– Конечно. Я же не убийца.

– И-и-и, – тоненько заскулил Гафчик и слабо вильнул хвостиком.

– Он жив! – радостно закричала я. – Его надо срочно в больницу!

Да, да, срочно в больницу. А еще лучше в поликлинику ФСБ. Тут я вспомнила, что должна позвонить Анне Львовне.

Я набрала номер генеральши.

– Жеребец на проводе.

– Здрасьте, Анна Львовна.

– Эмма?! Ты откуда звонишь?

– Из канализации.

– Паштетова с братвой взяла?

– Да, взяла.

– Отлично! Дуй ко мне!

– Анна Львовна, со мной еще Лола. Помните, я вам про нее рассказывала? Певица из ночного клуба.

– Помню. Дай ей трубочку.

Я протянула трубку Лоле.

– С вами хочет поговорить генерал Жеребец.

Лола приложила трубку к уху.

– Да, ма? – сказала она. – Хорошо, ма. Через полчаса будем.

«Что еще за „ма“?» – подумала я, но спрашивать у Лолы не стала.

Глава XXXVII

«Так сказать»

Мы спустились в крохотный отсек мини-подлодки. Лола «задраила рабочий люк» (так, кажется, на флоте говорят), и подлодка погрузилась в мутные воды озера-отстойника.

Лола, поглядывая на кучу всевозможных приборов, уверенно дергала какие-то рычажки и рукоятки.

Я, конечно, сразу начала любопытничать.

– Лола, а это что? – ткнула я пальцем в один прибор.

– Глубомер, – отвечала Лола. – Он показывает, на какой глубине идет корабль.

– А это? – ткнула я пальцем в другой прибор.

– Креномер. Он сигнализирует, насколько корабль отклонился вправо или влево от своей продольной оси.

– А как вы узнаете, куда нам плыть?

– По компасу, – показала Лола на большой циферблат со стрелками.

– Классно. А можно мне порулить?

– Не сейчас, симпатюля. Вот выйдем из канализационной системы в Неву, тогда пожалуйста.

Короче говоря, мы вышли в Неву и всплыли у Литейного моста. Отсюда до Большого дома было рукой подать.

Уже через пять минут мы были в ФСБ.

Первым делом я отнесла Гафчика в поликлинику. Моя знакомая врачиха, осмотрев Гафча, твердо сказала:

– Будет жить.

Я с облегчением вздохнула, и мы с Лолой поспешили в кабинет Анны Львовны.

В коридоре я увидела свое отражение в большом напольном зеркале. Видок у меня был, что называется, «я упала с самосвала, тормозила головой»: волосы растрепаны, одежда мокрая, грязная… Пришлось по пути заскочить на вещевой склад и поменять мокрые шмотки на сухие; заодно я приняла душ, высушила феном волосы и причесалась.

…В кабинете, кроме Анны Львовны, находились еще Григорий Молодцов и Роберт Фигли.

Жеребец подошла ко мне и заключила в свои генеральские объятия, такие крепкие, что у меня даже косточки захрустели.

– Вы отлично справились с заданием, дорогая Эмма, – сказала она.

– А вы сомневались, Анна Львовна?

– Ничуть. Я даже заранее доложила директору ФСБ генералу Грязеву о ваших успешных действиях в канализации.

– Тогда доложите директору и о Лоле. Если б не она, мы бы сейчас с вами не разговаривали.

Анна Львовна с улыбкой посмотрела на Лолу.

– Грязеву о Лоле докладывать не надо. Он про нее и так все знает. Ведь она его внучка.

– Какая еще внучка?! – изумленно воскликнул Фигли.

– Родная внучка, – обняла генеральша Лолу. – А мне родная дочка.

Американец смотрел на Лолу круглыми глазами.

– Вы дочь генерала Жеребец?!

– Да, Роберт, – улыбнулась Лола. – Я Лола Жеребец. Потомственный разведчик.

Роберт Фигли нахмурился.

– Значит, вы меня не любите?

– Я вас очень люблю, Роберт.

– А почему тогда скрывали, что работаете на Россию?

– Успокойтесь, мистер Фигли, – сказала Анна Львовна. – Лола скрывала это по моему приказу. Не только цэрэушники поняли, насколько опасен СМЕРЧ; мы, фээсбэшники, тоже не лыком шиты. Поэтому и отправили Лолу в Цюрих с заданием войти в доверие к мадам Смерти. Лоле это удалось. А тут вдруг в Цюрихе появляетесь вы и начинаете охмурять Лолу. Нас это поначалу очень насторожило. Мы решили, что вы агент мадам Смерти…

Роберт Фигли продолжал хмуриться.

– Ну не хмурься, Роберт, – примирительно сказала Лола. – Видишь, все выяснилось. Давай лучше поцелуемся.

И они стали целоваться.

– Анна Львовна, – обратилась я к генеральше, – а как обстоят дела с «Клубом К»?

– Все в порядке, Эмма. Пока вы брали банду Паштетова в канализации, Гриша со своей ударной группой взял всех киллеров в клубе.

– Ну, не всех, положим, – поправил генеральшу Молодцов. – Однорукому удалось уйти. Но я приказал блокировать все выезды из Питера. Так что далеко не уйдет.

Сердце мое тревожно застучало.

– Григорий Евграфыч, а вы случайно не видели в клубе мальчишку лет четырнадцати?

В глубине души я все же надеялась, что Володька жив.

– Нет, дорогуша, не видел.

– Да, вот еще что, – сказала Жеребец. – Я послала в Москву факс, чтобы там арестовали официантку, которая оцарапала вам плечо, Эмма. Уже получен ответ. В Дансинг-холле никогда не было ни официантки, ни бармена с теми приметами, что вы мне сообщили.

– Значит, это люди мадам Смерти.

– Верно. Еще я отправила факс в Цюрих. И тоже уже получен ответ из цюрихской полиции: все члены тоталитарной секты СМЕРЧ арестованы. Ну а мадам Смерть…

– … будет арестована в Стокгольме, – договорила я за генеральшу.

– Так сказать, конец – всему делу венец! – заключил Молодцов.

Меня прямо кольнуло!

– Так сказать! – закричала я.

– Что «так сказать»? – недоуменно подняла брови Анна Львовна.

– Они все время говорили: «Так сказать!»

– Кто «они»? – спросила Лола, перестав целоваться с Робертом Фигли.

– Однорукий и Косолапов!

Я кинулась к столу и, схватив первую попавшуюся трубку, набрала номер Канализацына.

– Алло? – раздался в трубке старческий голос.

– Игнат Матвеич, здрасьте! Это Эмма Мухина!

– Здравствуй, деточка, – обрадовался старик. – Как твои дела?

– Все по кайфу, граф!.. А вы еще не вспомнили фамилию человека, который интересовался питерской канализацией?

– Нет, деточка, не вспомнил.

– Его фамилия Косолапов?!

– Да, да, Косолапов, – тут же вспомнил Канализацын. – Вячеслав Семенович Косолапов.

– До скорого, Игнат Матвеич!

– Подожди, Эмма! Твой Гафчик убежал в канализацию, прямо не знаю, что и делать…

– Не волнуйтесь, Игнат Матвеич. Я его нашла. Вернее, он меня нашел.

– Как это случилось? Расскажи.

– Потом, все потом. – Я бросила трубку.

Все смотрели на меня непонимающими глазами.

– Ты напала на след Однорукого, дорогуша?! – первым понял Молодцов.

– Похоже, что так, Григорий Евграфыч. Но надо еще кой-чего уточнить. Ждите моего звонка. Анна Львовна, я возьму ваш джип.

– Конечно, бери, Эммочка, – разрешила генеральша.

Я выскочила на улицу, вскочила в «Паджеро» и погнала в Эрмитаж.

Глава XXXVIII

Письмо Леонардо да Винчи

У входа в музей я нос к носу столкнулась с Перепелкиным. Старик весь сиял от счастья.

– Эмма, Эмма! – Он расцеловал меня в обе щеки. – Сегодня самый счастливый день в моей жизни! Я оказался прав! Моя гипотеза документально подтвердилась!

– Какая гипотеза? – не врубилась я.

– Ну помните, я вам говорил, что Леонардо да Винчи написал две «Джоконды»?! Так вот, теперь у меня есть неопровержимые доказательства! Смотрите!.. – протянул он мне какой-то листок.

– А что это?

– Копия ранее неизвестного письма Леонардо другому великому художнику эпохи Возрождения, Микеланджело Буонарроти. Эту копию я только что получил из Италии, от своего коллеги Чезаре Вазари. Профессор Вазари является ведущим леонардодавинчиведом в мире. Буквально на днях в хранилище Миланской библиотеки он обнаружил этот бесценный документ. Чезаре тут же снял копию и прислал ее мне. Читайте, Эмма!..

Я сунула нос в бумажку.

– Но здесь же по-итальянски написано.

– Пардон, – забрал письмо Глеб Борисыч. – Слушайте, я вам переведу. – Он поправил на носу очки и с волнением начал переводить: – «Здравствуй, мой юный друг Микеланджело. Опишу тебе в подробностях свою службу у Цезаря Борджи…» Ну это вам, Эмма, неинтересно. Ага, вот… «Недавно я закончил портрет Моны Лизы ди Антонио Марии ди Нольдо Герардини. И представь себе, дорогой Микеланджело, я влюбился в собственное творение. Да так страстно, что просто не в силах был с ним расстаться. К несчастью, картина писалась на заказ, а полученный аванс я уже истратил. Но я нашел выход из этого положения, написав еще один точно такой же портрет, чтобы отдать его заказчику. Но ты не поверишь, Микеланджело, я влюбился и в это полотно, и тоже не в силах был с ним расстаться. Только с третьей попытки мне удалось преодолеть любовь к собственному творению. Надо отметить, что синьор Джокондо не поскупился и щедро оплатил мой труд. Так что теперь я могу, не заботясь о хлебе насущном, всецело посвятить себя научным изысканиям…»

– Постойте, – прервала я Перепелкина. – Выходит, Леонардо да Винчи нарисовал не две, а три «Джоконды»!

Глеб Борисыч медленно опустился на ступеньки Эрмитажа.

– Боже мой, – схватился он за сердце. – Выходит, три. Как же я сразу не сообразил. А где же тогда третья «Мона Лиза»?

– Я знаю где! – воскликнула я.

– Где?! – загорелись глаза у Перепелкина.

– Потом скажу. Читайте дальше.

– Дальше Леонардо описывает свои научные занятия. Пишет о метеорите, космическом вирусе… Откровенно говоря, мне это показалось неинтересным.

– О каком еще космическом вирусе? – насторожилась я. – Ну-ка, ну-ка, читайте, Глеб Борисыч!

Перепелкин, уже без особой охоты, принялся переводить дальше:

– «…А на днях, дорогой Микеланджело, со мной произошел курьезный случай. Во время трапезы мне в тарелку упал… метеорит. Да, да, настоящий метеорит. Только очень маленький, величиной с горошину. Он пробил крышу дома, потолок и угодил в тарелку со спагетти.

Ты, конечно, помнишь, дорогой друг, что, помимо механики и геологии, я занимаюсь еще и астрономией. Поэтому я сразу же провел химический анализ небесного тела. В составе метеорита я обнаружил карбонаты, напоминающие известняк. Внутри этих карбонатов находились частицы магнитного железняка и сульфида железа, сходные по структуре и формам с аналогичными веществами, производимыми бактериями земного происхождения.

Несомненно, этот камешек лежал на поверхности какой-нибудь далекой планеты, и в эту планету врезался астероид. В результате удара кусочки осадочных пород были выбиты с поверхности планеты и попали в открытый космос. В числе пострадавших оказался и мой камешек. Некоторое время он летал в открытом космосе, постепенно смещаясь в сторону Солнца, пока не попал в гравитационное поле Земли. И в результате упал на Землю, прямо в мои спагетти.

Но каково же было мое изумление, друг Микеланджело, когда я обнаружил на метеорите живой микроорганизм. Ты представляешь?! Впрочем, скоро мое безмерное изумление сменилось столь же безмерным ужасом! После тщательного изучения таинственного пришельца я пришел к выводу, что это смертоносный вирус, способный уничтожить всех людей Земли. Сам же этот вирус не уничтожить ничем. Я в этом убедился путем многочисленных опытов и экспериментов. Единственный способ избавиться от вируса-убийцы – отправить его обратно в космос.

Я уверен, что наши далекие потомки сумеют создать летательные аппараты, которые будут перемещаться за пределами Земли. Но вся беда в том, дорогой друг, что до того времени проклятый вирус может молниеносно пронестись по Земле, скосив все человечество под корень.

И вот что я придумал, Микеланджело.

Я замуровал смертоносного врага в один из портретов Моны Лизы. Перенес его осторожно на полотно и наложил сверху слой особой краски. Не дай бог ему когда-нибудь вырваться из плена. Страшно представить, что случится тогда с бедным человечеством…»

Перепелкин читал дальше, но я уже не слушала. Щеки мои пылали. Итак, в одной из «Джоконд» спрятан космический вирус, способный уничтожить все человечество. А мадам Смерть пыталась похитить «Джоконду» из Эрмитажа. Оба эти факта состыковались в моем мозгу, как два космических корабля.

Смерти нужна не картина, ей нужен – ВИРУС!

Глеб Борисыч уже закончил читать письмо и что-то оживленно рассказывал.

– …он улетает в загранкомандировку. В Лондон. А когда вернется, я ему обязательно покажу это письмо.

– Кто улетает в Лондон? – машинально спросила я.

– Да наш замдиректора.

– Косолапов?! – закричала я. – Когда?!

Перепелкин опешил от моего крика.

– Да вот прямо сейчас. – Он посмотрел на часы. – Буквально через три минуты.

Я выхватила из кармана мобильник и принялась лихорадочно набирать номер тети Моти. «Только бы она вернулась из Новгорода», – молила я про себя.

Матильда Эрнестовна, к счастью, была уже дома.

– Эммочка, лапочка, – сразу узнала она мой голос. – Скорей приходи. Я расскажу тебе о Новгороде. Ах, какой это красивый город…

– Матильда Эрнестовна, бегите в спальню и посмотрите, висит там «Джоконда» или нет!

– А чего бежать? Я и так знаю что висит.

– Я вас умоляю! Посмотрите!

– Ну хорошо, Эммочка.

Она пошла смотреть. Драгоценные секунды уплывали.

– Господи, господи… – послышался в трубке взволнованный голос. – Ее там нет, Эмма! Ее там нет!..

Так я и знала!

Слушать тети Мотины сетования времени не было. Я уже набирала номер справочной.

– Двенадцатая, – сказала телефонистка. – Говорите.

– Девушка, – закричала я в трубку, – срочно дайте номер Службы безопасности аэропорта! Там готовится террористический акт!

Телефонистка испуганно протараторила номер.

Я позвонила в аэропорт.

– Служба безопасности аэропорта, – ответил мужской голос.

Что-либо объяснять времени не осталось. И я применила испытанный Володькин прием.

– Слушай меня внимательно, приятель, – заговорила я с хрипотцой в голосе. – В самолет на Лондон заложена бомба. Понял, да?

– Кто это говорит?!

– Говорит террористическая организация «Чижик-пыжик».

Перепелкин был похож на рыбу, которую выбросило волной на берег. Он выпучил глаза и потерял дар речи от моего звонка в аэропорт. А я тем временем уже звонила Анне Львовне.

– Жеребец на проводе! – отчеканила генеральша.

– Анна Львовна, поезжайте скорей в аэропорт! Надо во что бы то ни стало арестовать Косолапова!

– Все ясно! Едем! – коротко сказала она.

Сунув мобильник в карман, я побежала к джипу.

Перепелкин наконец обрел дар речи.

– Эмма, – закричал он мне вслед, – я ничего не понимаю! Объясните, что случилось?!

– Потом, Глеб Борисыч! Все потом!

Я вскочила в «Паджеро» и погнала в Пулково.

Глава XXXIX

АРЕСТ КОСОЛАПОВА


Когда я подкатила к стоянке аэропорта, там меня уже ждал Григорий Молодцов.

– Косолапов арестован, – доложил он.

– Классно.

– Представляешь, дорогуша, еще чуть-чуть – и он бы улетел в Лондон. Но, на наше счастье, позвонил телефонный хулиган и сказал, что в самолете бомба.

– Это я звонила.

Суперопер восхищенно присвистнул.

– У тебя золотая голова, дорогуша.

– Да уж, котелок у меня варит неплохо, – без ложной скромности согласилась я.

Мы пошли в Службу безопасности аэропорта. Здесь я увидела Анну Львовну Жеребец и Вячеслава Семеновича Косолапова.

– На каком основании я задержан?! – кипятился Косолапов. – Это произвол!..

Я отвела Анну Львовну в сторону.

– Вы осмотрели его багаж?

– Да. Ничего подозрительного.

Я подошла к Косолапову.

– Где картина, Косолапов?!

– Какая еще картина?!

– Которую вы украли из квартиры Матильды Эрнестовны Конде.

– Выбирай выражения, девочка! – погрозил он мне пальцем. – Это, так сказать, оскорбление личности!

Недолго думая, я схватила его за палец и изо всех сил рванула на себя. Жеребец и Молодцов дружно ахнули. Потому что рука у Косолапова… оторвалась.

– Знакомьтесь, – сказала я. – Профессиональный убийца по кличке Однорукий. Председатель питерского отделения РАКа.

– Какого еще рака?! – завопил Косолапов. – Ты что себе позволяешь, малявка?! Да, одна рука у меня искусственная. Ну и что?.. Разве это преступление?!

– Браво, браво, Вячеслав Семеныч, – захлопала я в ладоши. – Я восхищена вашими актерскими способностями. Но может, все-таки хватит ломать комедию?

– Я с тобой вообще не желаю разговаривать, дрянная девчонка, – с ненавистью произнес Косолапов.

Он снял пиджак, закатал рукав рубашки и стал демонстративно прилаживать искусственную руку к плечу.

Голова у меня сегодня работала как компьютер. Я мигом поняла, куда Косолапов спрятал «Джоконду».

– Минуточку. – Я забрала у него протез. Косолапов хотел было снова начать возмущаться, но, увидев, что я делаю, изменился в лице. А делала я вот что – откручивала от искусственной руки кисть. Она легко шла по резьбе. Открутив кисть полностью, я сунула в протез руку и вытащила оттуда свернутое в тугую трубку полотно. Когда я его развернула, Жеребец и Молодцов опять дружно ахнули.

Перед нами была картина Леонардо да Винчи.

– Ну что ж, Косолапов, – сказала я, – давайте рассказывайте, как вы докатились до такой жизни.

Косолапов угрюмо молчал, кусая губы.

– Не хотите? Тогда я сама расскажу.

И я стала рассказывать.

– С детства, Косолапов, вы очень любили деньги. А когда выросли, вашей голубой мечтой стало иметь их как можно больше. И вы решили ограбить Эрмитаж. Для этой цели вы окончили университет и устроились младшим научным сотрудником. Здесь вы обнаружили, что система охраны Эрмитажа продумана до мелочей и потому ограбить его практически невозможно.

Вы было впали в уныние, но тут вас вызвали в Смольный. Оказывается, там располагалась картинная галерея и требовалась консультация специалиста.

Охранял галерею веселый и добродушный парень Юра.

И надо же было такому случиться, что именно в те дни, когда вы работали в галерее, в стране произошла попытка государственного переворота. В Смольном царила ужасная неразбериха. А когда у ворот собралась огромная толпа, в здании и вовсе началась паника.

И вы поняли, Косолапов, – настал ваш звездный час!

Вы побежали к Юре и сказали, что надо срочно спасать картины. Ведь если в Смольный ворвется разбушевавшаяся толпа, она под горячую руку уничтожит всю галерею. Вместе с Юрой вы упаковали полотна в водонепроницаемые ящики и погрузили на катер «АННА».

Когда катер вышел на середину реки, вы предложили Юре сделку: половину картин вам, половину ему. Юра с негодованием отказался от вашего предложения. Тогда вы всадили ему пулю между глаз. А после решили затопить катер. Лучший тайник для картин, чем дно Невы, трудно себе и представить. Но вы неосторожно обошлись со взрывчаткой, Косолапов, и вам оторвало руку.

Истекая кровью, вы поплыли к берегу. А катер пошел ко дну.

В городе у вас имелся знакомый врач, который залечил рану, а также знакомый протезист, который сделал вам искусственную руку, да с таким мастерством, что внешне она ничем не отличалась от настоящей.

Убив Юру, вы почувствовали вкус к убийствам и вступили в Российскую ассоциацию киллеров. Чтобы вас там уважали, вы разрисовали свое лицо страшными шрамами. Еще вы придумали себе легенду, будто являетесь закоренелым убийцей и орудовали топором еще с семидесятых годов. Киллеры вам поверили и выбрали председателем питерского отделения РАКа. Одновременно с этим вы ходили на работу в Эрмитаж и продвигались по служебной лестнице. Скоро вы стали замдиректора Эрмитажа.

Короче говоря, Косолапов, вы вели двойную жизнь.

И вот на позапрошлой неделе в музей привезли бесценное полотно Леонардо да Винчи. В это же самое время в «Клуб К» позвонил странный человек по имени Смерть и предложил вам за огромные деньги украсть для него «Джоконду». Позвони он чуть раньше, вы бы отказались. Но буквально за день до этого звонка вы познакомились с чудаковатым стариком Канализацыным, который показал вам схему старинной канализации Эрмитажа. И у вас в голове родился дерзкий план!

Да, еще забыла сказать. В Эрмитаже всю жизнь проработал Глеб Борисыч Перепелкин – крупный специалист по эпохе Возрождения. Как-то раз он изложил вам свою гипотезу о том, что Леонардо нарисовал не одну, а две «Джоконды», и что эта вторая «Джоконда» висит в квартире его соседки Матильды Эрнестовны Конде.

Вы ему, естественно, не поверили, но подумали: раз такой опытный специалист утверждает, что картина в спальне тети Моти – кисти Леонардо да Винчи, значит, там висит копия самой высокой пробы.

И вы, Косолапов, решили украсть «Джоконду» для себя. А мадам Смерти подсунуть копию. Для этой цели вы и предложили Перепелкину поменять картины местами, мотивируя это тем, что из Эрмитажа «Джоконду» могут похитить, а из квартиры старушки-пенсионерки – нет.

Глеб Борисыч клюнул на вашу удочку и принес копию в музей. Вы посвятили в свои планы начальника охраны; тот тоже клюнул на вашу удочку и разрешил поменять «Джоконд» местами… Уф! – перевела я дух. – Ну что скажете, Косолапов? Разве не так все было?!

– Так! Так, дрянная девчонка!! – со злобой закричал Косолапов. – И откуда ты только узнала?!!

– Настоящий сыщик, получив минимум информации, всегда сумеет домыслить остальное, – ответила я ему словами Володьки Воробьева.

– Ты вечно путалась у меня под ногами, Мухина!! – продолжал орать Косолапов. – Залезла в мою квартиру!.. Организовала засаду в музее!.. Помешала мне выкрасть ящики из катера!..

– Ладно, хорош орать, – похлопал его по плечу Молодцов. – Пора ехать в Кресты.

– Я не хочу в Кресты! – побелел как молоко Косолапов.

– Не бойся, приятель, – сказал суперопер. – В тюрьме только первые десять лет тяжело, а потом привыкнешь.

И он увез Косолапова в Кресты.

«Вот и все, – подумала я. – Однорукий арестован. Мадам Смерть арестована. Питерские киллеры арестованы. Цюрихские сектанты арестованы…»

Короче, полный хэппи-энд, как сказал бы Роберт Фигли.

– А где Роберт с Лолой? – спросила я у Анны Львовны.

– В научной лаборатории ФСБ. Проводят анализ картин, чтобы узнать, зачем Смерти понадобилась «Джоконда».

– Я вам и без анализа могу сказать. В одной из картин находится смертоносный вирус, способный уничтожить все человечество.

– Ого! – воскликнула Жеребец. – Тогда я срочно мчусь в Большой дом!

И она умчалась в Большой дом. Ну а я села в джип и не спеша поехала к тете Моте.

Глава XL

Мадам Смерть

Когда я уже подъезжала к дому Матильды Эрнестовны, вдруг запищал мобильник.

– Слушаю, – сказала я.

– Привет, птичка-синичка.

Я чуть в фонарный столб не врезалась.

– Мадам Смерть?!

В трубке раздался визгливый смех.

– А ты думала, меня в Стокгольме арестовали?!

– Послушайте, мадам, – твердо сказала я, – все ваши сообщники арестованы. «Джоконду» вам не видать как своих ушей. Я предлагаю вам сдаться. Вы проиграли.

– Не говори, птичка, «гоп», пока не перепрыгнешь.

– Что вы имеете в виду?

– Сейчас ты принесешь мне картину.

Теперь уже я рассмеялась.

– А трубу от немецкого крейсера вам не принести?

– Хватит валять дурака, Мухина. Чтобы через полчаса «Джоконда» была у меня!

– Да я для вас и пальцем не шевельну.

– Ты уже один раз это говорила.

– Правильно. В тот раз вы взяли меня на испуг. Но сейчас этот номер не пройдет.

– Еще как пройдет. В моих руках – твой дружок Воробьев.

– Володька жив?!! – закричала я и чуть было не впилилась в троллейбус.

– Пока жив, птичка. Но если ты не принесешь мне картину, он умрет. Причем самой мучительной смертью.

– Вы всё врете.

– Можешь сама убедиться.

– Мухина! – раздался в трубке голос Воробья. – Ни в коем случае не соглашайся! Не соглашайся, Мухина!..

Послышался шум. Видимо, у Володьки отнимали трубку.

– Ну что, убедилась? – спросила Смерть.

– Немедленно отпустите Воробьева! – потребовала я. – Слышите?!

– Как только ты привезешь «Джоконду», так сразу и отпущу.

– Да где я вам ее возьму?!

– В Эрмитаже, где же еще?

В Эрмитаже… Значит, мадам Смерть не знает о существовании второй и третьей «Джоконды». А что, если…

– Хорошо, я украду для вас картину. Где вам ее передать?

– В аэропорту Пулково, птичка.

Связь оборвалась. И тотчас телефон запищал вновь.

– Слушаю?

– Эмма, это Анна Львовна говорит. Мне только что позвонили из аэропорта. Мадам Смерть и ее люди захватили «Боинг» с заложниками!

– А мне только что звонила сама мадам Смерть и приказала привезти ей «Джоконду» в аэропорт. Иначе она убьет Володьку Воробьева.

– Ваши действия?

– Еду в Пулково!

– Мы тоже все туда едем!

– Чем закончилось исследование картин?

– В одной из «Джоконд» обнаружен вирус внеземного происхождения. В той, что вы проткнули ножницами.

– Понятно. Привезите в аэропорт картину, которую мы конфисковали у Косолапова.

– Хорошо. До встречи.

– До встречи.

Я развернула джип на сто восемьдесят градусов и погнала обратно в Пулково.

В здании аэропорта было пусто. Всех встречающих и провожающих эвакуировали. Летное поле плотным кольцом окружали автоматчики.

На взлетной полосе стоял захваченный террористами «Боинг». В иллюминаторах виднелись испуганные лица пассажиров.

Жеребец, Лола, Роберт Фигли и Григорий Молодцов были уже здесь. Я подошла к ним в тот момент, когда Молодцов горячо доказывал, что надо брать самолет штурмом.

Его так же горячо поддерживал Фигли.

– Ол райт, Грег! Террористов следует уничтожить! У нас, в Штатах, с ними не церемонятся!

– Милый, мы в России, а не в Штатах, – напомнила жениху Лола. – А у русских есть поговорка: «Семь раз отмерь, один раз отрежь».

– Пока мы будем семь раз мерить, террористы всех заложников перестреляют! – горячился суперопер.

– Лола права, – встала на сторону дочери Анна Львовна. – Группу захвата задействовать не стоит.

– Да почему, почему?! – кричал Молодцов.

– Потому что это «Боинг», Гриша. И в нем одни иностранцы, я список пассажиров смотрела. Был бы наш «Ту» с соотечественниками, я бы тебе, Григорий, слова не сказала. А тут пострадает при захвате какой-нибудь японец или немец, потом разговоров не оберешься.

– Что же нам делать? – спросила Лола и почему-то посмотрела на меня.

Все остальные тоже посмотрели на меня.

– Эмма, – сурово произнесла Анна Львовна, – вам дан талант находить выход из безвыходных ситуаций. Как вы сейчас скажете, так и будет.

– О'кей, – сказала я. – Лола, у вас еще остались растворимые пули?

– Остались. – Лола протянула мне обойму.

– Григорий Евграфыч, а вы дайте свою пушку.

– Ты чего задумала, дорогуша? – спросил Молодцов, протягивая мне пистолет.

– Сейчас увидите. – Я вытащила из рукоятки обойму с обыкновенными пулями и вставила вместо нее обойму с растворимыми. – Всем привет. Я пошла.

– Эмма, вы хотите в одиночку взять террористов? – сдержанно проговорила Жеребец. – Я, конечно, преклоняюсь перед вашим мужеством. Но стоит ли так рисковать?

– Это очень опасно, Эмма, – поддержала свою маман Лола.

– Не опаснее, чем перебегать дорогу на красный свет.

– Давай я с тобой пойду, дорогуша, – предложил Григорий Молодцов. – У тебя одной ничего не получится.

– Спорим, получится!

– Не получится!

– Получится! На что поспорим?

– Да не знаю, – хмыкнул суперопер.

– Давайте на кукареку.

– На какое еще «кукареку»?

– Кто проиграет спор, будет сто раз кукарекать. Идет?

Несмотря на опасную ситуацию, все заулыбались.

– Идет! – сказал Молодцов.

Глава XLI

Схватка в самолете

И вот я с пистолетом в одной руке и с полотном Леонардо да Винчи в другой медленно шла к самолету.

Над летным полем висела мертвая тишина.

Поднявшись по ступенькам трапа, я вошла в «Боинг». И первый, кого я увидела, был «бармен» из Дансинг-холла.

– Пушку, – протянув руку, потребовал он.

Я отдала ему пистолет.

«Бармен» повел меня по проходу авиасалона. В салоне тоже висела мертвая тишина. Половина пассажиров была в шоке, другая половина – в обмороке.

Мы прошли в хвостовую часть лайнера. И как вы думаете, кто здесь сидел, закинув ногу на ногу и покуривая сигарету?..

Капитан Чмонин!

То, что мадам Смерть – это капитан Чмонин, я догадалась, когда он позвонил мне второй раз. Впрочем, у меня и раньше были смутные подозрения на этот счет. А после второго звонка, проанализировав по дороге в аэропорт все факты, пришла к твердому убеждению – Чмонин и есть Смерть!

И, как видите, не ошиблась.

– Чмонин?! – воскликнула я с притворным удивлением.

– Нет, птичка-синичка, – ответил бандит. – Перед тобой мадам Смерть!

– Вы мадам Смерть?! – старательно таращила я глаза.

– Да, я мадам Смерть, – довольно посмеивался Чмонин.

– Ничего не понимаю. Вас же убили на уроке физики.

– Все было подстроено, птичка. – Он протянул руку. – Давай сюда картину.

Я отдала ему свернутое в трубочку полотно. Чмонин развернул его и удовлетворенно заулыбался.

– Чудненько… Курт, – обратился он к «бармену», – командуй на взлет.

«Бармен» достал из кармана миниатюрный передатчик.

– Взлетаем, братва, – сказал он в микрофон.

– Прошу, птичка, – галантно указал мне на кресло Чмонин. – Тебе придется составить нам компанию, пока я не сделаю анализ картины. Вдруг ты копию подсунула.

Через минуту самолет оторвался от земли и стал быстро набирать высоту. Я посмотрела в иллюминатор и увидела далеко внизу крохотные фигурки своих друзей. Теперь рассчитывать мне было не на кого. Только на себя.

Помимо Чмонина и Курта в отсеке находился еще один террорист, увешанный гранатами, словно новогодняя елка – игрушками. Итого три бандита. Многовато, конечно. Но ничего не поделаешь.

Я приступила к выполнению своего плана.

– Чмонин, – сказала я с томным вздохом, – когда я прочитала в газете о вашей смерти, я думала, мое сердце разорвется от горя…

– Ты чего несешь, птичка? – подозрительно смотрел Чмонин.

– Да, да, милый, – продолжала я ангельским голосом, – я люблю вас. Вы мой идеал мужчины.

Бандит недоверчиво скривил губы.

– Так я тебе и поверил.

– Хотите я на деле докажу свою любовь?! Хотите?!

– Хочу!

– Прикажите привести Воробьева. И вы увидите всю силу моей любви.

– Приведи мальчишку, Курт, – распорядился Чмонин.

«Бармен» привел связанного по рукам Володьку.

– Мухина, – с досадой закричал Воробей, – зачем ты пришла?! Я же предупреждал, что этот гад тебя обманет!..

– Он не гад, Володя, – продолжала я играть, – капитан Чмонин самый светлый и прекрасный человек на свете. Он герой нашего времени.

– Чего, чего?.. – обалдел Воробей.

Я повернулась к Чмонину:

– Дорогой, хочешь из любви к тебе я застрелю этого пацана?!

Бандит визгливо расхохотался:

– Валяй, птичка! – Он сделал знак сообщникам. Курт встал справа от меня; другой террорист – слева. Оба целились в меня из своих автоматов.

– Держи, Мухина. – Чмонин протянул пистолет.

– А можно мне из своего? – с замиранием сердца спросила я. – Из своего я лучше стреляю.

Сейчас был самый скользкий момент моего плана. Если Чмонин не согласится, придется на ходу менять весь план.

Но Чмонин согласился.

– Курт, отдай девчонке пушку, – приказал он.

«Бармен» отдал мне пистолет. Володька растерянно моргал, не зная, что и думать.

Я щелкнула предохранителем.

– Мухина… – выдохнул Воробей.

– Гуд бай, май френд… – Я нажала на спусковой крючок.

БАХ-БАХ-БАХ!.. – загремели выстрелы. И в Володьку полетели растворимые пули.

В этом и состоял мой рискованный план.

Сначала – огорошить! Затем – ошарашить!

Огорошила я Чмонина тем, что призналась ему в любви. Ну а ошарашила – своей залихватской стрельбой, разрядив в Воробья чуть ли не всю обойму.

Террористы на секунду остолбенели. Этой секунды мне было вполне достаточно.

БАХ! – выстрелила я в Чмонина.

БАХ! – в Курта.

БАХ! – в третьего бандита.

И как раз уложилась в одну секунду.

Я выскочила в салон. Ко мне тут же подбежали два пассажира.

– Ви ест наш дрюг? – спросил один из них на ломаном русском.

– Да, да! Скажите, в кабине пилотов еще много террористов?

– Ту, – сказал второй иностранец. – Понимайн?

– То есть два? – показала я ему два пальца.

– Ее, ее. Уан бой энд уан гел.

Один мужчина и одна женщина. Ясно! Я бросилась по проходу к кабине. Дверь, конечно же, была заперта. Я что есть силы забарабанила в нее ногой.

– Кто? – раздался мужской голос.

– Открывай! – ловко сымитировала я писклявый голос Чмонина.

Дверь приоткрылась. БАХ-БАХ!.. – выстрелила я в бандита. Он упал. Я влетела в кабину. В кресле командира лайнера сидела «официантка» из Дансинг-холла. Она управляла самолетом.

Стремительно вскочив, «официантка» кинулась на меня. Щелк — щелкнул мой пистолет. Черт! Растворимые патроны кончились.

Я с ходу применила прием карате.

Но террористка тоже оказалась каратисткой. Она блокировала удар.

Тогда я применила прием дзюдо.

Но террористка оказалась еще и дзюдоисткой, применив, в свою очередь, контрприем…

Неизвестно, чем бы наша борьба закончилась, если б самолет, оставшись без управления, не стал делать «бочку». Мы с «официанткой» полетели на пол. Она стукнулась головой о кресло и потеряла сознание.

Самолет, сделав «бочку», начал делать «тройной тулуп» (или как это в авиации называется?). Из салона послышались испуганные крики пассажиров.

Я плюхнулась в кресло пилота. От обилия приборов и рычагов у меня запестрело в глазах. На что нажимать?.. Чего вертеть?..

Лайнер между тем уходил в штопор. Проще говоря, стал падать.

Крики в салоне перешли в отчаянные вопли.

– Возьми штурвал на себя, девочка, – услышала я суровый голос.

Оглянувшись, я увидела в углу связанного по рукам и ногам летчика. Это был крепкий мужчина с мужественным лицом и седыми волосами.

Я взяла штурвал на себя.

– А сейчас правый рычаг переведи налево, а левый направо, – скомандовал летчик. Он произносил слова с легким акцентом.

Я перевела рычаги. Нос авиалайнера пошел вверх. Крики в салоне утихли.

– А теперь развяжи меня.

Я подскочила к летчику. Весь его китель был пропитан кровью.

– Вы ранены? – спросила я, развязывая веревку.

– Пустяки. Как там пассажиры?

– Да вроде все целы.

– А террористы?

– Обезврежены.

– Молодец. Как твое имя, смелая девочка?

– Не важно. Скорей садитесь за штурвал и возвращайтесь в Пулково. А я пойду успокою пассажиров.

В салоне ко мне вновь кинулись те два иностранца, что и в первый раз.

– Гангстер бежать туда! – показал один в сторону хвостового отсека.

Я без лишних слов рванула по проходу.

– Чьем вам помогать?! – крикнул мне вдогонку второй иностранец.

– Ничем, ребята! – на бегу ответила я. – Успокойте женщин и детей!

В хвостовом отсеке, на полу, я увидела открытый люк.

Не раздумывая ни секунды, я полезла вниз. И оказалась в багажном отделении. Здесь я увидела второй открытый люк, только уже не на полу, а в корпусе лайнера. Я подбежала к нему и выглянула наружу.

В зияющей пропасти ревел ветер. А от самолета, кувыркаясь в воздухе, удалялся… Чмонин. В следующий миг над головой бандита раскрылся купол парашюта.

Эх, черт, уйдет!

Прямо хоть без парашюта прыгай!.. Это не так уж опасно, как может показаться на первый взгляд. Когда я в пятом классе занималась в аэроклубе, наш тренер по прыжкам не раз проделывал подобный трюк. Прыгал без парашюта за парашютистом, догонял его в воздухе, а после они вместе спускались на одном парашюте.

Тут я заметила рядом с люком спортивную сумку. Заглянув в нее, я обнаружила четыре парашюта-«малютки». Ах вот оно что!.. Террористы, заполучив «Джоконду», собирались выпрыгнуть из «Боинга».

Схватив первый попавшийся парашют, я ринулась в бездну.

Глава XLII

Допрос в воздухе

Быстро догнав Чмонина, я «погасила» ногами купол его парашюта. Бандит камнем понесся вниз.

– Спасите меня, Эмма! – заорал он, от страха переходя на «вы». – Умоляю! Спасите!!

– А вы дадите показания? – летела я рядом.

– Я вам все дам! Только спасите!

– Ладно, договорились.

Правой рукой я схватила шелковую ткань чмонинского парашюта, а левой дернула за кольцо. Тотчас над моей головой раскрылся белый купол. Я ухватилась за чмонинский парашют двумя руками. Преступник оказался в моих руках в прямом смысле этого слова.

Хорошо, что у него был парашют-«малютка»; обычный парашют, да еще с парашютистом, я бы ни за что не удержала. И еще хорошо, что Чмонин был худой.

– Итак, Чмонин, – начала я воздушный допрос, – отвечайте, зачем вы подкладывали бомбы в поезд и гостиницу?

– Я не подкладывал, – стал он отпираться.

– Будете врать – полетите дальше без меня.

– Честное слово, не подкладывал. Клянусь!

– Ну допустим. Тогда для чего вы подослали ко мне наемного убийцу?

– Для того, чтобы он вас убил.

– Это понятно. Но вы же хотели с моей помощью украсть «Джоконду». И тут же подсылаете киллера. Нелогично получается.

– Все логично. Появился более надежный вариант: вынести картину из музея через трубы старинной канализации. И потом я вдруг подумал: раз вам, Эмма, от природы дан талант суперагента, то моя уловка с черным пятном ни к чему не приведет. А значит, вас надо просто убить, чтобы вы не помешали моим планам. Но вы ухитрились даже лучшего киллера России обвести вокруг пальца. Вы прямо русская Мата Хари1, Эмма.

– Благодарю за комплимент! – прокричала я. – Переходим к следующему вопросу. Откуда вы узнали, что в «Джоконде» находится смертоносный вирус?

– А вы откуда узнали?! – воскликнул пораженный Чмонин.

– Вопросы задаю я, мадам!

– Я узнал о вирусе, когда проник в архив «Д». В этом архиве скопились тонны секретных материалов. И никто эти залежи не разбирает. Мне на глаза случайно попалось донесение агента русской разведки девятнадцатого века. Агент был послан в Париж с заданием выяснить намерения Наполеона относительно Российской империи. В Париже он познакомился с одной итальянкой – отдаленным потомком художника Микеланджело Буонарроти. У нее сохранилось письмо, которое Леонардо да Винчи написал Микеланджело. В этом письме и говорилось о космическом вирусе, способном уничтожить все человечество. Краткое содержание письма агент изложил в своем донесении.

– А в донесении было сказано, что Леонардо нарисовал три «Джоконды»?

– А разве он нарисовал три «Джоконды»?!

– Представьте себе, Чмонин. И в той картине, что вы сейчас держите в руках, нет никакого вируса.

– Не может быть! – в ярости воскликнул Чмонин. – Не может быть!!

– В жизни, мадам, как в кино, все может быть, – ответила я ему словами Роберта Фигли. – Кстати, почему на вас не подействовала растворимая пуля?

– Какая еще растворимая пуля?

– Отвечайте на вопрос!

– Да потому, что я в бронежилете. Ваша, как вы ее называете, «растворимая» пуля только оглушила меня. Я быстро очнулся и понял: игра проиграна, надо бежать!

– И последний вопрос, Чмонин. Между нами, девочками, говоря, зачем вы хотели уничтожить человечество?

– А затем, что ваше дурацкое человечество испоганило всю Землю! Если б мой план удался, планета начала бы потихоньку зарастать лесами. Затянулись бы озоновые дыры на небе. Очистилась бы от грязи поверхность океанов… Львы, орлы, куропатки, рогатые олени, гуси, пауки, рыбы, другая многочисленная живность – все могли бы спокойно и счастливо жить на Земле, не опасаясь двуногой твари по имени человек…

– Но ведь и вы двуногая тварь. И вас бы вирус уничтожил.

– Нет, не уничтожил! – убежденно заорал Чмонин. – Я не простой человек! Я – Посланник! Меня в этот мир послал Высший Космический Разум с миссией избавить Землю от людей!..

Он продолжал что-то орать в том же духе, но я его уже не слушала. С Чмониным все было ясно. Псих!

Под нами расстилался Санкт-Петербург. Мы опускались прямо в центр города. Я четко различала Петропавловскую крепость, Летний сад, Невский проспект… Мой парашют оказался управляемым. И я направила его в сторону Большого дома.

Когда вдалеке показалась крыша ФСБ, утыканная всевозможными антеннами, я достала из кармана мобильный телефон и одной рукой (вторая была занята Чмониным) набрала телефон Анны Львовны.

– Жеребец на проводе! – отчеканила генеральша.

– Здрасьте, Анна Львовна.

– Эммочка, вы где?

– Парю над Питером. Посмотрите в окно.

– Я вас вижу, Эмма. А кто там под вами болтается?

– Мадам Смерть.

– Вы ее допросили?

– Естественно.

– А как обстоят дела с «Боингом»?

– Все о'кей, Анна Львовна! Пассажиры целы и невредимы. Террористы обезврежены. Самолет возвращается в Пулково.

– Отличная работа, девочка!

– До встречи на крыше, Анна Львовна!

– До встречи!

Через пару минут я ловко спланировала на крышу Большого дома и сразу же попала в крепкие дружеские объятия генеральши, Лолы, Молодцова и Фигли. А капитан Чмонин (он же мадам Смерть) попал в крепкие, но далеко не друже-ские объятия оперативников ударной группы по борьбе с бандитизмом.

– Эммочка, вы чудо! – кричала Лола. – Если у нас с Робертом родится девочка, мы назовем ее вашим именем! Правда, милый?

– Ее, ее! – кричал Фигли. – А еще, Эмма, я хочу предложить вам поработать на ЦРУ. Америке нужны крутые шпионы!

– Никаких ЦРУ! – кричала Анна Львовна. – России тоже нужны крутые шпионы!

– Одно другому не мешает! – кричала я. – Шпионы всех стран, соединяйтесь!!

В общем, мы орали как сумасшедшие, размахивая руками, и радостно прыгали по крыше. Один только Григорий Молодцов скромненько стоял в сторонке и помалкивал.

– Григорий Евграфыч, – с хитрой улыбкой спросила я, – чего это вы молчите?

Суперопер смущенно откашлялся.

– А что тут скажешь, дорогуша? Проиграл я наш спор.

– Тогда кукарекай сто раз!! – закричали все.

– Ладненько, – рассмеялся Молодцов и, взмахнув руками, будто петух крыльями, громко закукарекал: – Ку-ка-ре-ку-у!..

– Раз! – стали мы считать хором.

– Ку-ка-ре-ку-у!..

– Два!

– Ку-ка-ре-ку-у!..

– Три!..

Глава XLIII

Мисс супермодель

Когда Молодцов прокукарекал девяносто девять раз и совсем охрип, у меня в кармане запищал телефон.

Я вытащила трубку.

– Мухина на проводе!

– Добрый день, 013, – раздался голос Сергея Иваныча.

– Здрасьте, Сергей Иваныч.

– Слушай новый приказ. Срочно поезжай во Дворец молодежи. Знаешь, где он находится?

– Знаю. Недалеко от Приморского парка.

– Верно. Там через десять минут начнется церемония награждения победительницы конкурса «Супермодель России»…

– Эльки Синичкиной, что ли?

– Не перебивай старших, 013. Во дворце поднимешься на второй этаж, в комнату номер девять. В правом углу увидишь шкаф. Откроешь левую дверцу. На третьей полке сверху будет лежать платье твоего размера. Наденешь его и вместе с участницами конкурса выйдешь на сцену. Приказ ясен?

– Ясен.

– Вопросы есть?

– Есть. Зачем мне выходить на сцену?

– Скоро узнаешь.

Связь оборвалась. Я сунула мобильник обратно в карман.

– Кто звонил, Эмма? – поинтересовалась генеральша.

– Шеф из Москвы. Дал новое задание. Анна Львовна, я воспользуюсь вашим «Паджеро»?!

– «Паджеро» в Пулково остался. Воспользуйся моим «Чероки».

– О'кей!

Я понеслась вниз, вскочила в «Чероки» и погнала во Дворец молодежи.

На втором этаже дворца, в комнате номер девять, я открыла дверцу шкафа и на третьей полке сверху увидела потрясное платье. Светло-зеленое. Бархатное. С глубоким вырезом на спине.

Я быстро натянула его и побежала к сцене.

И как раз вовремя. Потому что зазвучала музыка и все участницы конкурса вышли на сцену. Ну и я вместе со всеми.

И надо же такому случиться – рядом со мной оказалась Элька Синичкина.

– Мухина?! – округлила она глаза. – Что ты здесь делаешь?!

– То же, что и ты, Синичкина.

Я окинула взглядом битком набитый зал. Боже, сколько народу.

К микрофону подошел ведущий, похожий на объевшегося сметаной кота.

– Дамы и господа, – сказал он, – начинаем торжественную церемонию вручения бриллиантовой короны победительнице национального конкурса «Супермодель России»…

В зале раздались аплодисменты.

– Хочу вам напомнить, дамы и господа, – продолжал ведущий, – что по правилам конкурса, которые установил главный наш спонсор – московская фирма «Эльдорадо», будет названа всего лишь одна победительница. Никаких вторых и третьих мест! Мы выбираем мисс Супермодель! Единственную и неповторимую!..

В зале снова раздались аплодисменты.

– Внимание, дамы и господа, – поднял руку ведущий. – Сейчас я назову победительницу. – Он сделал театральную паузу. – Супермоделью России стала… Эмма Мухина!!!

Какая еще Эмма Мухина?! Ой, так это ж я!.. Я?! Мисс Супермодель?! Офигеть!..

– Вот она – лучшая из лучших! – указал на меня ведущий. – Красивейшая из красивейших! Достойнейшая из достойнейших!.. Эмма Мухина, дамы и господа! Мисс Супермодель! Город Москва!..

Грянула музыка. За музыкой грянули аплодисменты.

– Как – Мухина?! – ахнула Элька Синичкина и – хлоп! – упала в обморок.

Ее быстренько унесли за кулисы. А ко мне кинулись фотокорреспонденты, щелкая фотокамерами и сверкая фотовспышками. Аплодисменты переросли в овацию. Весь зал встал. К моим ногам полетели букеты цветов…

– А теперь, дамы и господа, – сказал ведущий, – губернатор Санкт-Петербурга увенчает голову мисс Супермодели бриллиантовой короной!

И представьте себе, на сцену вышел губернатор Питера и нацепил мне на голову корону.

И еще в щечку поцеловал. Фантастика!

А потом на сцену валом повалили представители разных фирм и агентств. И все как один с подарками. Кто с ключом от иномарки, кто с денежным чеком, кто с драгоценностями и мехами…

– Дамы и господа, – под несмолкающие аплодисменты продолжал ведущий, – я рад сообщить вам, что наша победительница будет представлять Россию на международном конкурсе «Супермодель мира», который состоится через неделю на испанском острове Форментера! Приглашение на конкурс Эмме вручит в Москве президент фирмы «Эльдорадо»!.. «Супермодель мира» – самый престижный конкурс в мире! Эмма получит шанс стать звездой мировой величины!!

Уф… Это был какой-то сон. Честное слово. Я убежала за кулисы, чтобы хоть немного прийти в себя. Но здесь меня сразу окружили журналисты и участницы конкурса.

– Можно взять у вас интервью? – кричали журналисты.

– Поздравляем, поздравляем… – кричали участницы.

Растолкав и тех, и других, ко мне пролезла Элька Синичкина.

– Я тебя тоже поздравляю, Эммочка, – защебетала она. – И хочу попросить об одном одолжении. Ты не замолвишь словечко перед президентом фирмы «Эльдорадо»? Может, он и меня пошлет на остров Форментера?..

– Хорошо, Элька, – сказала я, – замолвлю словечко. Если ты отгадаешь загадку.

– Какую еще загадку?

– Простенькая такая загадочка, как раз для твоего интеллекта. «Два прямо, восемь вместе». Что это такое?

– Два прямо, восемь вместе, – наморщила лоб Синичкина. – Ой, а что это такое? Я даже и не знаю.

– А вот что! – сунула я ей под нос две фиги.

– Мухина! – послышался знакомый голос.

Я обернулась.

– Воробей!! – Боже, как я обрадовалась! Ведь мы не виделись с ним сто тысяч лет!..

Я со всех ног кинулась к Володьке. Он встретил меня с каменным выражением лица.

– Между нами все кончено, Мухина, – произнес Воробей ледяным тоном. – Ты мне больше никто. Пустое место.

– Что ты такое говоришь, Володька? – обалдела я.

– То, что слышишь!

Он резко повернулся и пошел к выходу.

– Подожди, Воробей! – Я догнала его и схватила за руку. – Ты обиделся из-за того, что я в тебя стреляла, да?

– Допустим.

– Но у меня же не было другого выхода, Володька! И потом, я же стреляла растворимыми пулями!

– А почему ты заранее меня об этом не предупредила?!

– Чудак-человек. Как я могла заранее предупредить?

– Мигнула бы левым глазом.

– Ну да. А если бы террористы увидели мое подмигивание? Они бы нас с тобой на пару изрешетили. И не «растворимыми» пулями, а настоящими.

– Все равно, Мухина, – упрямо сказал Воробей, – друзья так не поступают.

– Ну извини, Володечка. Я больше не буду в тебя стрелять.

Воробей продолжал дуться.

И тогда я применила свой коронный прием. Вы, конечно, уже догадались какой.

ЧМОК – чмокнула я Володьку в одну щеку. ЧМОК – в другую. ЧМОК – в нос. ЧМОК – в губы. ЧМОК. ЧМОК. ЧМОК. ЧМОК…

И Володька тут же перестал дуться.

– Ладно, Мухина, – сказал он, довольно улыбаясь, – прощаю. Айда гулять в Приморский парк!

– Айда!

И мы понеслись к выходу.

– Эмма, Эмма, – догнал нас ведущий. – Куда же вы? Сейчас состоится торжественный прием, который устраивает в вашу честь губернатор Санкт-Петербурга. Уже собрались лучшие люди города.

– Ой, нет, – отмахнулась я. – Вы как-нибудь без меня. Я иду гулять в Приморский парк.

– А что же мне передать губернатору? – растерялся ведущий.

– Передайте ему тысячу извинений!

Мы выбежали из дворца на улицу. Здесь вовсю сияло солнце, словно это был не дождливый Питер, а солнечный Буэнос-Айрес.

Тут совсем некстати запищал мобильник. Звонила Анна Львовна Жеребец.

– Эмма, Эмма, – кричала в трубку генеральша, – я только что была на совещании у директора ФСБ генерала Грязева! Специальным указом вы награждены орденом «За особые заслуги перед Отечеством». Через час в Большом доме состоится торжественное вручение награды. Срочно приезжайте!

– Ой, нет, Анна Львовна, – ответила я. – Вы там как-нибудь без меня. Я иду гулять в Приморский парк!

– А что же я передам папе? – растерялась Жеребец. – Ну то есть генералу Грязеву.

– Передайте ему миллион поцелуев. Пока! Увидимся!

Больше нас ничто не задерживало. И мы, взявшись за руки, побежали в Приморский парк.

…А на другой день я, Володька и Гафчик отчалили в Москву. На Московском вокзале нас провожала целая толпа.

Анна Львовна Жеребец с дочкой Лолой и будущим зятем Робертом Фигли, Григорий Молодцов со своей ударной группой по борьбе с бандитизмом, Глеб Борисыч Перепелкин с Матильдой Эрнестовной Конде, Игнат Матвеич Канализацын, губернатор Санкт-Петербурга, все участницы конкурса «Супермодель России» (кроме Синичкиной, разумеется), корреспонденты, телевизионщики… А в самый последний момент прибежал запыхавшийся директор ФСБ генерал Грязев.

Прямо на платформе Грязев вручил мне орден «За особые заслуги перед Отечеством». Я сунула побрякушку в карман и поцеловала старика-генерала взасос. Бравый фээсбэшник покраснел, как вареный рак.

Поезд медленно покатился вдоль платформы.

– Счастливого пути! – замахали все руками. – Приезжайте к нам еще!..

Тудух-тудух-тудух-тудух… – застучали на стыках колеса, точно так же, как они стучали, когда я ехала в Питер с Эдуардом Немухиным, вернее, с Робертом Фигли. Мне казалось, что с той поры прошла целая вечность, а на самом деле прошла всего-навсего неделя.

Я, Володька и Гафчик сидели в купе и смотрели в окно. За окном проплывали леса, поля, реки…

И чем дальше мы удалялись от Питера, тем ближе мы становились к Москве. А чем ближе мы становились к Москве, тем дальше мы удалялись от Питера.

Глава XLIV

Новое задание

Приехав в Москву, я первым делом легла спать. Чтобы как следует отоспаться после всех этих многочисленных приключений, которые, честно сказать, мне уже порядком надоели.

Ах, как было замечательно вернуться домой и плюхнуться на свою кровать!

Я продрыхла целые сутки. А когда проснулась, тут же побежала в книжный магазин и купила «Самоучитель испанского языка». Я решила выучить испанский, чтобы не ударить в грязь лицом перед жителями острова Форментера.

Да, еще я сходила на Ваганьковское кладбище. Но черного креста, под которым находилась штаб-квартира секретной службы, я не нашла.

А еще через пару дней позвонил президент фирмы «Эльдорадо» и попросил меня приехать в его офис. Он сказал, что хочет вручить мне приглашение на международный конкурс «Супермодель мира».

И я поехала по указанному адресу.

Как ни странно, офис располагался в далеком пригороде. Сначала я долго ехала на электричке. Потом тряслась в грязном автобусе по ухабистой дороге. А затем целый час пилила по тропинке через лес.

И наконец пришла… на кладбище.

На крылечке покосившейся развалюхи сидел какой-то тип и грыз семечки.

– Здрасьте, – поздоровалась я. – Вы не подскажете, как пройти к офису фирмы «Эльдорадо»? А то я, кажется, заблудилась.

– Дак вот он, офис-то, – показал тип на развалюху.

Тут только я заметила табличку с надписью:

ПОХОРОННАЯ КОНТОРА «ЭЛЬДОРАДО»

– Да нет, – сказала я. – Мне нужна не контора, а фирма. Мне звонил президент фирмы и…

– А-а, так ты Мухина, – перебил меня тип и почесал свою волосатую ногу (он был в шортах). – Это я тебе звонил.

– Вы?!

– Угу. Заходи, тебя уже ждут.

Я вошла в развалюху. И увидела… Сергея Иваныча с Иваном Сергеичем.

– Эмма! Наконец-то! – вскричал Иван Сергеич. – Ждем не дождемся. Присаживайтесь.

Я села за стол, на котором стояла банка с огурцами.

– Вот, пожалуйста, – подвинул ко мне банку Иван Сергеич. – Угощайтесь. Малосольные огурчики. Я сам солил.

Я машинально достала из банки огурец.

– Значит, вы теперь здесь находитесь?

– Да, здесь, – подтвердил Сергей Иваныч. – Мы поменяли место дислокации. Из конспиративных соображений. Кстати, ты проверила, 013, слежки за тобой нет?

– Ой, я и не посмотрела.

Сергей Иваныч нахмурился.

– Плохо, 013. Для агента твоего уровня это непростительная ошибка.

– Вы уж больно строгий, Сергей Иванович, – замахал руками Иван Сергеич. – Сразу журить начинаете. А ведь мы позвали Эмму, чтобы поздравить.

– Ах да, – сказал Сергей Иваныч. – Поздравляем тебя, 013. Ты не только блестяще выполнила задание, ты его блестяще перевыполнила. Директор питерской ФСБ прислал нам подробный отчет… Итак, – начал загибать пальцы Сергей Иваныч, – ты разоблачила опасного маньяка капитана Чмонина, который проник в нашу секретную службу, ликвидировала немого убийцу Муму, взяла банду Паштетова в канализации, разгромила питерский филиал РАКа, нашла катер с украденными из Смольного картинами… – Ему не хватило пальцев на одной руке, и он перешел на вторую: – вывела на чистую воду Косолапова-Однорукого, спасла жизнь пассажирам «Боинга»…

– Хэ, «пассажирам „Боинга“, – скептически повторил Иван Сергеич. – Уж если на то пошло, Эмма спасла жизнь всему человечеству. Не узнай она вовремя о вирусе, от людей на Земле осталось бы пустое место.

– А куда дели картину с вирусом? – спросила я.

– В космос отправили, – ответил Иван Сергеич. – Подальше от Земли.

– Короче, – заключил Сергей Иваныч, – ты с блеском подтвердила на практике теоретические выкладки компьютера. Теперь уже нет никаких сомнений. Ты, 013, – величайший суперагент всех времен и народов!

– Ой, да бросьте вы! Мне ведь так и не удалось выяснить, кто подложил бомбы в поезд и гостиницу.

Иван Сергеич и Сергей Иваныч дружно рассмеялись.

– А чего тут выяснять, – вытирал Иван Сергеич выступившие от смеха слезы. – Мы с Сергеем Ивановичем и подложили.

– Как – вы?!

– Ну, не лично мы, – уточнил Сергей Иваныч. – А по нашему приказу.

– Но зачем?! – не поняла я.

– А затем, Эмма, что нам надо было проверить – везет вам в жизни или не везет.

– Какими основными качествами должен обладать настоящий суперагент? – спросил Сергей Иваныч и сам же ответил: – Высочайшим профессионализмом, железной выдержкой и… удачливостью. Человек может иметь семь пядей во лбу, но если ему в жизни не везет – пиши пропало. Ничего у него не получится. А тебе, 013, не просто везет. Тебе фантастически везет!

– Хорошенькое дело! А если б мне не повезло?! Выходит, я бы тогда на воздух взлетела?!

– Еще как бы взлетела! – захихикал Иван Сергеич.

– Иван Сергеевич шутит, – сказал Сергей Иваныч, бросив сердитый взгляд в сторону Ивана Сергеича.

– Да, да. Я пошутил, – засуетился Иван Сергеич. – На самом деле, Эмма, мы подложили вам не обычные бомбы, а нейтринные. Знаете, как они действуют?

– Нет.

– Ну, есть нейтронные бомбы, при взрыве которых живые организмы погибают, а вещи остаются целыми. А есть нейтринные – при взрыве которых вещи разлетаются в щепки, а живым организмам хоть бы хны.

Сергей Иваныч запустил руку в банку и выловил самый большой огурец.

– В общем, так, 013. Родина ждет от тебя новых подвигов. Завтра ты отправляешься на Северный полюс.

– Куда я отправляюсь? – ошеломленно переспросила я.

– На Северный полюс, – захрустел огурцом Сергей Иваныч. – Для выполнения сверхсекретного задания.

– Но я же победила в конкурсе „Супермодель России“ и должна ехать в Испанию, на конкурс „Супермодель мира“!

Иван Сергеич и Сергей Иваныч опять дружно рассмеялись.

– Неужели вы до сих пор не поняли, Эмма, что конкурс „Супермодель России“ финансировался секретной службой? – мягко сказал Иван Сергеич. – И вообще, это был никакой не конкурс, а специальная операция под кодовым названием „Красотка“. Мы ее провели для того, чтобы все поверили, будто вы поедете в Испанию. А на самом деле вы отправитесь на Северный полюс.

Я даже слегка растерялась.

– Но ведь в газетах и по телевидению уже сообщили, что я еду на остров Форментера.

– Вы якобы туда едете, – втолковывал мне Иван Сергеич. – Якобы. Вместо вас поедет ваш двойник.

– Какой еще двойник?!

– Сейчас увидите. – Иван Сергеич приоткрыл створку окна и крикнул: – Капитан Сморчков, зайдите на минуту!

В комнату вошел тот самый тип, что лузгал семечки на крыльце.

– Капитан Сморчков по вашему заданию прибыл! – четко доложил он.

– Знакомься, 013, – кивнул на капитана Сергей Иваныч. – Твой двойник.

– Да как вы не понимаете! – воскликнула я. – Это же конкурс красоты! Там придется в купальнике по подиуму ходить!

Иван Сергеич беспечно махнул рукой.

– Ерунда. Сморчков походит. Верно, Сморчков?

– Так точно! – отрубил Сморчков.

– Да у него же ноги волосатые, – показала я на ноги капитана. – И брови лохматые!

– Ноги мы ему побреем, а брови – выщипаем, – невозмутимо произнес Сергей Иваныч. – Я же тебе уже говорил, 013, в прошлый раз: при современном развитии гримерного искусства загримировать одного человека под другого ничего не стоит.

– Вот именно, – прибавил Иван Сергеич. – Мы из Сморчкова такую девочку сделаем, родная мать не узнает! Он у нас еще первое место в Испании займет.

– А как же мои родители? – спросила я. – Они вот-вот должны вернуться из своих командировок. И наверняка захотят ехать со мной в Испанию.

– Не захотят, – уверенно отрезал Сергей Иваныч. – Мы их снова в командировки отправим. Еще вопросы есть, 013?

– Больше вопросов нет, – вздохнула я и подумала по-испански: „Сон козас де ла вида“. Что в переводе на русский означает: „Такова жизнь“.

Да, такова жизнь.

Я, конечно, огорчилась, но ненадолго. Еще в детском садике я поняла: что бы ни случилось, все к лучшему. Поэтому если светит солнце – радуйтесь, что светит солнце; а если идет дождь – радуйтесь, что идет дождь.

Короче говоря, живите и радуйтесь, что живете. Когда я вернулась домой, родители уже приехали.

После взаимных объятий и поцелуев папочка сказал:

– Представляешь, Эмма, начальство опять посылает меня в командировку. На сей раз в Крым.

– А мое начальство посылает меня в Нарым, – сказала мамочка.

– Ну надо же, – покачала я головой.

Судя по всему, родители не знали о моей победе на конкурсе „Супермодель России“. Но я им ничего не стала рассказывать. Зачем?.. Ведь на самом-то деле я не победила, раз конкурс был подстроен секретной службой.

В это время в прихожей раздался звонок. Пришли Володька с Гафчиком.

Увидев Гафча, маман нахмурилась.

– Опять эта глупая собака…

– Да что вы, Мария Ивановна! – с жаром воскликнул Володька. – Гафчик самый умный пес в мире! Я его учу говорить!..

– И как успехи, Владимир? – иронически поинтересовался папочка.

– Потрясающие, Игорь Владимирович! Мы с ним уже прошли весь алфавит. От А до Я.Не сегодня-завтра Гафч начнет разговаривать.

Папочка рассмеялся.

– Я смотрю, Володя, ты стал таким же фантазером, как и наша Эмма.

Тут из кухни появилась мамочка (она ходила туда включить кофеварку). В руках у маман была пустая трехлитровая банка.

Мы с Воробьем быстро переглянулись.

Дело в том, что, когда я вернулась из Питера, в доме было хоть шаром покати. В магазин бежать не хотелось, и поэтому я слопала полбанки клубничного варенья. А когда ко мне в гости пришли Володька с Гафчиком, они слопали и вторую половину. Только после этого я вспомнила, что мамочка строго-настрого запретила трогать эту банку.

– Эмма, куда делось клубничное варенье? – спросила маман. – Я же тебе строго-настрого запретила его трогать.

– К сожалению, варенье скисло, мама, – не моргнув глазом, ответила я. – Забродило и скисло. Пришлось выбросить.

– До нашего отъезда оно почему-то не бродило.

– А как вы уехали, так сразу и забродило.

Папочка хитро прищурился.

– А может, ты его слопала, Эмка? Признайся. Ты же такая сладкоежка.

– Ничего подобного, папа. Раз мама велела не трогать – значит, не трогать. Да вот и Володька с Гафчиком могут подтвердить. Варенье при них забродило.

– Ага, – с готовностью подтвердил Воробей. – Прямо как пошло бродить по всей квартире. – Мамочка с папочкой засмеялись.

– Ну вы и фантазеры, – сказал папочка. – Собака у вас говорит. Варенье бродит. А вот мы сейчас спросим у пса, забродило варенье или нет. Заодно проверим, как он разговаривает. – Папочка опустился на корточки перед Гафчем и спросил: – Отвечай, лопоухий, варенье правда забродило?

– Правда, – ответил Гафчик.


Купить книгу "Тайна одноглазой «Джоконды»" Роньшин Валерий

home | my bookshelf | | Тайна одноглазой «Джоконды» |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 20
Средний рейтинг 4.9 из 5



Оцените эту книгу