на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



ГЛАВА XI Кто писал программы наших партий

В 14 лет «Государственная» Дума промотала все, Что князья Киевские. Цари Московские и Императоры Петербургские, а также сослуживцы их доблестные накапливали и скопили в тысячу лет.

В. В. Розанов

По поводу предложения сократить армию и ее боевые приготовления, дабы этим путем изыскать необходимые средства на усовершенствование обороны, могу сказать, что противники наши несомненно поставили бы памятник тому министру, который на это согласился бы.

В. Л. Сухомлинов

27 апреля (10 мая) 1906 г. в Таврическом дворце Петербурга открылось заседание Государственной думы. Что и говорить, рост российской многопартийности был бурным, всего лишь за полгода, прошедшие с момента появления царского Манифеста, на политической сцене страны появились десятки новых партий, повылезали из подполья старые. С какими же целями шли во власть новоиспеченные русские политики? На этот вопрос никто не сможет ответить лучше, чем программные документы самих партий. Полистаем их, и нас вновь ждет множество удивительных открытий…

Но, прежде чем внимательно изучать предвыборные платформы, скажем несколько слов об отношении революционеров к самому факту зарождения в России парламентаризма. Разумеется, после лозунга «Добьем правительство!» крайне левые партии призвали к бойкоту выборов. Однако наши «несгибаемые» борцы с самодержавием проявляли такую принципиальность совсем не долго. Уменьшился финансовый поток, питавший русскую революцию, правительство показало столь не характерные для него решительность и жесткость. Тем, кто еще вчера решительно звал к вооруженной борьбе вместо борьбы парламентской, надо было срочно менять свою позицию. Ведь Источнику финансирования наша революция была уже больше не нужна…

И точно: начиная с первых месяцев 1906 г. в идеях и поступках «принципиальных» борцов с самодержавием наступает удивительная метаморфоза. На Четвертом съезде РСДРП в Стокгольме 10–25 апреля 1906 г. принимается резолюция «Об отношении к Государственной думе», которая через день начнет свою работу в Петербурге. Еще не остыли горячие и емкие слова о необходимости бойкота этого царского парламента, которые произносили и большевики, и меньшевики в конце 1905 г. И вот в резолюции съезда мы читаем: «Поэтому всюду, где еще предстоят выборы, и где РСДРП может выставлять своих кандидатов, не вступая в блоки с другими партиями, она должна стремиться провести своих кандидатов в Думу».

Принципиальности у социал–демократов не больше чем у вокзальной проститутки в выборе клиентов. Говорят им спонсоры объявлять бойкот выборов — объявляют, прошла команда на сворачивание революции — члены РСДРП спешат изменить позицию. А для сохранения приличий придумывают сложные теоретические объяснения своим простым прагматичным поступкам. Со свойственной ему гибкостью объяснял товарищам необходимость изменения отношения к Думе и Владимир Ильич. В брошюре «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» Ленин писал:

«Большевистский бойкот «парламента» в 1905 году обогатил революционный пролетариат чрезвычайно ценным политическим опытом, показав, что при сочетании легальных и нелегальных, парламентских и внепарламентских форм борьбы иногда полезно и даже обязательно уметь отказаться от парламентских…»

Что же касается II Государственной думы, то большевики «должны подвергнуть пересмотру вопрос о бойкоте Государственной думы»…

Бойкот — это очень хорошо, дорогие товарищи! А его отсутствие будет еще лучше! Вы ничего не поняли? Не расстраивайтесь и читайте первоисточники. Правда, и тогда ясности больше не станет…

А как же погибшие товарищи? Как же невинные жертвы? Ведь, по словам же передовых листовок, царские палачи просто–таки купались в крови убитых в Москве рабочих и с садистским удовольствием расстреливали железнодорожников и телеграфистов в Сибири! И вот с этим «антинародным режимом» наши столь принципиальные борцы собираются совместно заседать в одном парламенте?

А что делать! И вот уже в I Государственной думе появляется фракция социал–демократов из 18 депутатов. Каков вывод? Очень простой — меньшевики наиболее хорошо управляются своими спонсорами, поэтому уже в первом парламенте успевают создать свое представительство. Эсеры и большевики имеют чуть больший инерционный путь. Их руководство не может так быстро отрекаться от собственных слов и позиций. Они за бойкот. Пока.

Двигаемся по хронологии дальше: проработав ровно 72 дня, I Государственная дума была царем распущена 8 июля 1S06 г. После чего 180 депутатов–кадетов совместно с трудовиками и социал–демократами уехали в Выборг и написали свое воззвание, призывающее не подчиняться властям. В результате большинство из подписантов были подвергнуты судебному преследованию. Как должны реагировать на разгон первого демократического парламента и аресг товарищей настоящие революционеры? Что должен предпринять ЦК РСДРП, если в своем обращении к народу он напишет: «Протестуйте… всеми способами, к каким будут призывать вас наши организации»?

Правильный ответ — прекратить бойкот и участвовать в новых выборах, отложив в долгий ящик всю свою революционную принципиальность! В этих новых боях за избирателя уже принимают участие и большевики, и даже эсеры. И хотя последние на разгон Думы реагировали весьма эмоционально, призвав местные организации немедленно начать вооруженную борьбу с правительством, на деле это ни к чему серьезному не привело. Ну а меньшевики как всегда пошли в деле беспринципности дальше всех: в ряде крупных городов на этих выборах они даже блокировались с конституционными демократами (кадетами)! В итоге во И Государственной думе, открывшейся 20 февраля 1907 г., было 65 депутатов социал–демократов (из них 18 большевиков) и 16 эсеров.

Но и эту Думу постигла печальная участь предшественницы. Причем на этот раз действия властей были куда более жесткими. 1 июня 1907 г. премьер–министр П. А. Столыпин потребовал отстранить от участия в работе Думы 55 членов фракции РСДРП и лишить 16 из них депутатской неприкосновенности. Причина — обвинение в заговоре против государственной власти. Подтверждена связь депутатов с боевой организацией партии, готовившей восстание в войсках. Правда или вымысел содержались тогда в словах Столыпина — нам сейчас не так уж важно. Важно и интересно другое: через два дня (3 июня 1907 г.) Дума распускается, а над депутатами социал–демократами устраивается суд. 10 депутатов приговариваются к 5 годам каторги с последующей пожизненной ссылкой, 10 — к 4 годам каторги с пожизненной ссылкой, 11 — к пожизненной ссылке.

Эти события войдут в русскую историю под названием «третьеиюнь–ского переворота». Помимо ареста депутатов правительство нарушило царский Манифест от 17 октября 1905 г., согласно которому оно должно было издавать новые законы только с согласия Думы. Но депутаты разогнаны, а в действие, тем не менее, введен новый закон о выборах. Состав русского парламента должен был неизбежно и радикально «поправеть». Аресты, каторга, ссылка, провокации, новый закон — в советской историографии все это называется двумя емкими словами — «наступление реакции». Как должны реагировать на это «борцы за права трудящихся»? Бойкотировать выборы? Начать всеобщую стачку? Вооруженное восстание?

Нет, никакого революционного взрыва в стране вслед за этими «зверствами» не последовало. Руководители революционных партий «честно» выполнили команду своих спонсоров. Что привело в итоге к огромным внутрипартийным осложнениям и даже расколу! Руководство эсеров вновь ограничилось громкими заявлениями и призывом к бойкоту, однако на самом деле в грядущих выборах приняли участие не только отдельные члены партии, но и даже целые организации. Такого странного поведения своего руководства не вынесла часть эсеров, которая на партийном съезде фактически откололась от партии и позже оформилась в «Союз социалистов–революционеров максималистов».

Проблемы с соратниками начались и у Владимира Ильича, который к огромному удивлению соратников совершил поворот в своих идеях на 180 градусов. Активно призывавший к бойкоту первой Думы, недовольный участием в выборах во вторую, теперь же Ленин настаивал на том, что большевики должны принимать участие в выборах в новый парламент! Хотя охотно соглашался с теми, кто говорил, что эта Дума будет пародией на парламент. Объяснение своим фортелям Ильич придумал забавное: реакционный парламент оказывается гораздо лучше прогрессивного! Отпадет опасность конституционных иллюзий. И никакой разницы нет, сколько будет у большевиков мест в таком парламенте: двое–трое могут клеймить царизм с думской трибуны ничуть не хуже, чем двадцать!

Такой лихой вираж грозил ему потерей всех сторонников и окончанием политической карьеры.

«На партийной конференции, собравшейся в июле в Финляндии, оказалось, что из девяти делегатов–большевиков все, кроме Ленина, стояли за бойкот», — пишет Л. Д. Троцкий в книге «Сталин».

Сторонники бойкота выставили докладчиком большевика Богданова. Этот талантливый философ, писатель и публицист обвинил Ленина в «перерождении», свертывании революционного знамени и переходе на реформистские позиции. Жесткой критике вождя подверг Каменев. В дальнейшем позиция «бойкотистов» стала еще более непримиримой.

«В 1908 г. часть большевиков потребовала отзыва социал–демократических депутатов из Государственной думы, — рассказывала сталинская «История ВКП(б)». — Отсюда название «отзовисты». Отзовисты образовали свою особую группу (Богданов, Луначарский, Алексинский, Покровский, Бубнов и другие), которая начала борьбу против Ленина и ленинской линии».

И все же Владимир Ильич сумел продавить нужное ему решение. «Положительное разрешение вопроса об участии в выборах прошло соединенными голосами «меньшевиков, бундистов, поляков, одного из латышей и одного большевика», — писал лидер меньшевиков Феликс Дан. Этим «одним большевиком» был Ленин. «В маленькой дачке горячо защищал свою позицию Ильич, — вспоминала Крупская. — Подъехал на велосипеде Красин и постоял у окна, внимательно слушая Ильича. Потом, не входя в дачу, задумчиво пошел прочь…». Глава боевой технической группы Красин, достававший деньги, оружие, наладивший изготовление бомб, «отошел от окна» больше чем на десять лет! Он вернулся к Ленину лишь после Октябрьской революции, да и то далеко не сразу! Почему же руководители эсеров и большевиков летом 1907 г. запрещали своим коллегам вновь разжигать в стране революционный пожар ?

Разгадка проста —18(31) августа 1907г. в Петербурге был подписан англо–русский договор. Эта дата считается официальной датой вступления России в Антанту. Вот теперь можно будет начинать Первую мировую войну. А революционным партиям придется подождать своего «ренессанса» — теперь они более не нужны. Пятый съезд РСДРП прошел в гостеприимном Лондоне с 30 апреля по 19 мая 1907 г. Россия теперь — союзник Великобритании и ее главный таран в будущей войне с Германией. Разрушать Россию не надо. Пока. И вот мы с удивлением читаем, что следующий, Шестой съезд партии состоится только через десять лет (!), уже после Февральской революции, с 26 июля по 3 августа 1917 г. в Пегрограде. Раньше собирались примерно раз в год, а эта пауза будет длиной в десять лет…

У эсеров та же картина: Второй (экстренный) съезд состоялся 12–15 февраля 1907 г., а Третий — 25мая — 4 июня 1917 г. Почти те же даты, что и у социал–демократов! И точно такой же невероятно большой перерыв!

Вы можете представить себе нормальную политическую партию, у которой в течение 10 лет не возникает потребности собрать свои силы воедино, обсудить текущий момент и сформулировать новые задачи? Так не бывает!

Партия, собирающая съезды раз в 10 лет, не является таковой. Это политическая «шабашка», сливающаяся воедино лишь тогда, когда поступает очередной «заказ» и сумма на его выполнение!

Забегая немного вперед, еще раз посмотрим на даты «саммитов» двух основных революционных партий России и спросим себя, какую же задачу могли поставить товарищам эсерам и социал–демократам их спонсоры в 1917 г.?

Вот теперь перейдем к изучению программных документов. Заранее хочется извиниться перед читателем — дело это немного занудное и скучноватое. Но крайне необходимое, если мы хотим понять, кто и зачем пришел к власти в России в феврале, а затем в октябре 1917 г.

Программа эсеров нам расскажет очень много интересного. Как мы помним, партия социалистов–революционеров практически шесть лет удачно существовала без своей собственной теории, программы и устава. Словом, всего того, что мы привыкли считать отличием политической партии от кучки болтунов, собравшихся на коммунальной кухне. Но все же некоторые документы у эсеров имелись. В брошюре «Наши задачи», вышедшей в 1900 г. в Лондоне, были заложены основные направления движения этих уничтожителей русской государственности. Потом эти пункты плавно перекочуют в официальную эсеровскую программу. Пунктов немного, всего одиннадцать: шесть политических и пять экономических. Как принято у борцов за счастье русского рабочего и мужика, демагогия красиво перемешана с разрушительными призывами.

Политические требования.

1. Всеобщее избирательное право, без всяких сословных и имущественных ограничений.

На тот момент всеобщего избирательного права не было ни в одной стране мира. Но если таких свобод нет в «цивилизованном» мире, то этого никто не замечает. А Россию ради достижения этой цели можно и нужно разрушить.

2. Постоянное народное представительство в высшем законодательном собрании и широкое… самоуправление.

Такие лозунги на протяжении столетий включают в свои программы почти все партии. Потому что они не несут в себе никакого смысла. Что такое самоуправление, неясно и в начале XXI в., такая же неясность была и в начале XX в.

3. Федерация самостоятельных народностей (Финляндия, Польша, Великоросса, Малороссия, Кавказ и прочее).

Уже на третьем пункте программы мы испытываем дежавю. Ничего удивительного, эсеры ведь идейные наследники и продолжатели дела народовольцев. Поэтому в этом пункте с готовностью повторяют предложения последних по раздроблению Российской империи. Даже части, которые отделятся от России в 1917–1918 гг., перечислены очень точно. Из списка надо только убрать саму Великороссию и вместо пункта «прочее» вставить Прибалтийские государства. Подойдет этот списочек и для развала СССР. Но в этом случае надо добавить всевозможные среднеазиатские «страны»…

4. Пересмотр всего нашего уголовного и гражданского кодекса.

Это надо сделать обязательно. Разве правильно, что борцов за народное счастье сажают в тюрьму, ссылают и очень редко вешают. Что с того, что они взрывают бомбы, призывают к разрушению государства и активно контактируют с зарубежными спецслужбами?!

5. Всеобщее и равное для всех образование.

Разумеется, про этот пункт никто ничего плохого не скажет, но в том–то и дело, что нужен он для ассортимента, иначе следующий будет очень сильно бросаться в глаза.

6. Замена постоянной армии народной милицией.

Ну вот, все правильно: самый важный пункт написан последним. Мы это уже видели многократно. И даже не будем задавать риторический вопрос: что же эсеры так не любят русские вооруженные силы. Приди они к власти, и вместо регулярной императорской армии австрийцев и германцев в 1914 г. встретит народное ополчение.

Переходим к экономическому блоку.

1. Установление прогрессивного подоходного налога.

О налогах в связи с эсерами я лично никогда не слышал. Взрывы, грабежи, убийства — это было. А об экономической деятельности социалистов–революционеров мне читать не доводилось. Поэтому мы пропустим «широкое фабричное и аграрное законодательство» и «государственную помощь производительным артелям> и сразу перейдем к завершающим пунктам. Они наглядно покажут, какую экономику собирались строить эсеры.

4. Система мер, имеющих целью передать в будущем в руки рабочих все фабрики и заводы.

Попахивает плагиатом. Только вот непонятно, кто у кого списал — большевики у эсеров или эсеры у социал–демократов? В любом случае отметим, что эсеры хотят отнять собственность только у русских предпринимателей. Большевики так и поступят сразу после октября семнадцатого. Результатом будет полный паралич промышленности. Потом потребуется провести коллективизацию, пролить реки пота и крови, чтобы снова запустить промышленный механизм. И до Второй мировой войны такие вот писаки и болтуны смогут уничтожить только экономику России. Почему? Потому, что их задачей и было уничтожение военного и экономического потенциала именно нашей страны.

5. Национализация земли.

Недарим творят, что Ленин накануне Октября просто скопировал аграрную программу эсеров. При таком решении вопроса гражданская война гарантирована…

Свою программу эсеры примут на первом съезде партии, который пройдет в уютном финском городе Иматра в декабре 1905 — январе 1906 г. Как раз в разгар думской избирательной кампании. Далее быть без программы было уже просто неудобно. И ее написали. Сначала — введение. Нагромождение напыщенных фраз, анализ ситуации. Коротенько — на пять с половиной страниц. И только потом начинается сама программа. По сравнению с 1900 г. изменений будет немного:

установление демократической республики, с широкой автономией областей и общин, как городских, так и сельских;

возможно более широкое применение федеративного начала к отношениям между отдельными национальностями;

признание за ними безусловного права на самоопределение.

Вот идея раскола страны и доведена до логического конца. Вот из–за непонятных обычному человеку «широкой автономии» и «федеративных начал» выглянула хищная морда распада и хаоса. Правда, пока он в целях маскировки называется «самоопределение». То есть создается иллюзия, что самоопределиться составные части империи могут и в обратную сторону, т. е. еще «крепче» в нее войдя. Но реальная история показывает нам, что самоопределение всегда почему–то равнялось в нашей истории отделению!

Прямое, тайное, равное, всеобщее право голосования для всякого гражданина не моложе 20 лет, без различия пола, религии и национальности.

Звучит красиво, а на практике большинство жителей страны не умеют читать и писать, десятки миллионов не знают русского языка, какое может быть «равное» голосование? Какая из империй хоть когда–нибудь давала всем жителям голосовать? Англичане индусам и туземцам Африки? Французы жителям Вьетнама и Алжира? Испанцы американским индейцам?

Дальше пойдет лирика, на которую просто жаль тратить время и место. Желающие почитать эсеровские шедевры могут это сделать самостоятельно. Мы же только отметим наш «любимый» последний пункт. Его социалисты–революционеры тоже немного улучшили и подточили. Теперь он звучит так:

уничтожение постоянной армии и замена ее народным ополчением.

Так честнее — уничтожение армии. И вопрос о том, кто помогал эсерам писать программу, отпадает сам собой…

И в экономической части все стало более конкретно. Особенно в части национализации земли: вопросах аграрной политики и поземельных отношений… партия будет стоять за социализацию всех частновладельческих земель, т. е. за изъятие их из частной собственности отдельных лиц и переход в общественное владение и в распоряжение демократически организованных общин и территориальных союзов общин и на началах уравнительного пользования ».

Вопросов тут много. Что такое «демократически организованная община»? Кто и как будет ее «демократически» образовывать? А самое главное, на что стоит обратить внимание, — «уравнительное землепользование». Эсеры являлись творцами уникальной теории социализации земледелия. Эта теория, как пишут учебники по политологии, «составляла национальную особенность эсеровского демократического социализма и являлась вкладом в сокровищницу мировой социалистической мысли». Суть ее в том, что социализм в России следовало начать строить сначала в деревне. Первой стадией перехода к социализму должна была стать социализация земли. Это означало отмену частной собственности на землю и не превращение ее в государственную собственность, не ее национализацию, а превращение в общенародное достояние без права купли–продажи. Вы разницу понимаете? Я нет, думаю и сами эсеры толком бы не смогли объяснить разницу в терминах. Далее вся конфискованная у владельцев земля поступала в заведование центральных и местных органов народного самоуправления, начиная от тех самых неизвестно как «демократически» организованных сельских и городских общин, и кончая областными и центральными учреждениями.

Как они матушку–землю делить будут, чтобы обеспечить «уравни–тельно–трудовое» ее получение? Как поделить всю бескрайнюю Россию с ее Сибирью, Черноземными районами, Дальним Востоком и районами вечной мерзлоты так, чтобы «обеспечивать потребителыгую норму на основании приложения собственного труда, единоличного или в товариществе»? А у казаков на Дону и Кубани тоже все сначала придется отобрать? Так они просто так ее не отдадут! А как быть со Средней Азией? С казахскими и калмыцкими степями, их–то кто «демократически выбранный» делить будет? Своих эсеров у казахов нет, как нет и социал–демократов у калмыков! Вопросов возникает масса, но программа партии социалистов–революционеров и не собиралась на них отвечать. Главное ведь — не победить и создать царство справедливости, а заварить крепкую кровавую кашу на территории Российской империи…

Красиво написанные строки эсеровской программы вели к немедленной и кровавой гражданской войне. Никому в истории еще не удалось за несколько месяцев справедливо, без обиженных и недовольных, поделить одну шестую часть суши! Такой дележ мог длиться до бесконечности, пока у всех «заинтересованных сторон» не кончатся боеприпасы и солдаты! И это не досужие вымыслы. Большевики в качестве первого шага избрали социализацию промышленности, а не земли, потому что строить социализм собирались, опираясь на рабочих, т. е. в городе. Вот, собственно говоря, и вся разница. Все остальные атрибуты перехода к светлому будущему были ими соблюдены. Расстрелы, грабежи, заложники, принудительные работы, вновь расстрелы. Мы все это во время нашей Гражданской войны проходили. Эсеры готовили России точно такую же участь…

Свою разрушительную программу общественного переустройства эсеры намеревались отстаивать, прежде всего, в Учредительном собрании, к созыву которого они призывали. Вместе с тем они заявляли, что будут стремиться «непосредственно проводить» ее и явочным порядком! Как это может выглядеть на практике? Очень просто — это многократно повторялось в течение первой русской революции. Под влиянием агитаторов крестьяне захватывают землю и делят ее. Потом приходят войска и карают их за самочинные, незаконные действия. Подстрекатели–агитаторы скрываются, а крестьян порют, сажают в тюрьму, а в случае сопротивления открывают по ним огонь. Провокация чистой воды. Вообще партию эсеров (даже не имея в виду Азефа) очень хочется назвать партией провокаторов, постоянно пытающихся добиться максимально возможного кровопролития на своей собственной Родине. Неудивительно, что большевики потом беспощадно и быстро отправят этих ребят в тюрьмы и лагеря, а во время сталинских чисток заслуженная награда в виде пули в загривок своих героев–эсеров наконец–то найдет…

За обилием фактов и событий мы не успели ознакомиться и с программой РСДРП. Восполним этот пробел. Зная с высоты прошедших лет, что принесли России большевики, будет весьма любопытно узнать, что они предлагали на пути к власти. Сначала прелюдия на две страницы, потом суть. Вернее говоря, на первых местах красивые, но ничего не значащие лозунги, призванные привлечь неофитов и избирателей.

Самодержавие народа, т. е. сосредоточение всей верховной государственной власти в руках законодательного собрания, составленного из представителей народа и образующего одну палату.

Всеобщее, равное и прямое избирательное право.

3. Широкое местное самоуправление; областное самоуправление для тех местностей, которые отличаются особыми бытовыми условиями и составом населения.

Потом идут ис менее красивые пункты о «неприкосновенности жилища» и «неограниченной свободе совести, слова, печати, собраний, стачек и союзов», звучащие особенно цинично в устах тех, кто через 12 лет создаст ВЧК. После права «получать образование на родном языке» мы видим зеркальное отражение программы эсеров.

9. Право на самоопределение за всеми нациями, входящими в состав государства.

Ей–богу, надо раздавать программы эсеров и большевиков детям и играть в интересную игру — «найдите 7 отличий»! Думаю, несколько разногласий по несущественным вопросам будут найдены, зато в основных моментах будет полное единодушие, выгодное только геополитическим конкурентам Российской империи. Потому что пункт 12 программы социал–демократов вновь порадует нас главным постулатом «борцов за счастье народа». Он гласит.

12. Замена постоянного войска всеобщим вооружением народа.

Дальше можно уже в принципе не читать. Будет много ничего не значащих слов, которые сами большевики, придя к власти, выполнить так и не удосужились. Единственными пунктами программы РСДРП, которые Ленин немедленно претворит в жизнь, будут как раз «самоопределение вплоть до отделения» Финляндии, Польши, Прибалтики и Закавказских республик и уничтожение постоянной армии. Через две недели после своего прихода к власти, 10 ноября 1917 г., Совнарком издаст постановление о демобилизации, и прославленная русская армия перестанет существовать. Однако государство не сможет существовать без регулярных вооруженных сил. Нормальному человеку это ясно сразу. Большевики «понимают» это через два месяца управления государством и уже в январе 1918 г. издают декрет о создании Рабоче–крестьянской Красной армии. Неужели они глупее нас? Конечно, нет. Просто, придя к власти, Ленин должен был отработать оказанную ему помощь и выполнить заранее намеченную программу: развал страны и роспуск армии. О том, спецслужбы какой страны помогали Ленину взять власть, мы поговорим в следующей главе.

В первую избирательную кампанию в истории Российской империи стартовало множество участников. Многие из них нам известны, некоторые проекты оказались менее успешны. Разве можно на заре политической партии предсказать ее дальнейшую судьбу? Это почти невозможно, многое зависит от персон ее составляющих, велик элемент удачи и везения. Но ведь дорогу осилит идущий, а противника уничтожит тот, кто не жалеет времени и средств на пестование и подкармливание его внутренних злокачественных опухолей и зловредных микробов. Поэтому сразу после царского Манифеста на свет божий полезли новые побеги ядовитого дерева нашей революции. И своим радикализмом их программы не отличались от эсеров и большевиков. Даже название партии было соответствующим.

Программа Радикальной партии.

Чтобы сомнений у нас не было, с первых строчек радикалы говорят о своем предпочтении.

1. Партия признает наиболее законченною формою политического строя демократическую республику.

При дальнейшем беглом просмотре мы сразу увидим знакомые мотивы и легко выделим их из общей серой массы пустых слов и предложений.

3. Далее Радикальная партия считает нужным установить принцип широкой национально–политической автономии. Однако старая песня о «федеративности», «автономии» и «самоопределении» неожиданно приобретает новую форму. Теперь речь идет уже не об автономии крупных территориальных единиц. Нет, дробить империю надо на совсем малые части, ведь в России есть народы, «которые никогда не имели политической автономии или, хотя и имели, но представляют теперь количественно и территориально сравнительно незначительные массы». Надо удовлетворить их всех. Но как? Решение радикалы уже приготовили: Федерация небольших территориальных единиц или соединенные российские штаты!

До Соединенных Штатов России не додумались даже эсеры и большевики! Идея великолепная — сначала вся страна делится на мельчайшие части, а потом все они начинают добровольно соединяться и укрупняться, пока не получится аналог США на нашей территории. И если вы думаете, что это прямой путь к тотальному распаду — вы просто плохо информированы! Радикалы пышут оптимизмом: «Сверх того, только такие соединенные штаты с широкою местною законодательною и административною автономиею могут сохранить полное единство России».

Кто помогал писать им такую программу, при дальнейшем чтении быстро становится ясно. Потом}' что после «осуществления в штатах права референдума» радикалы подробно говорят об аграрном вопросе. Радикальная партия считает необходимым образование земельного фонда:

а) путем экспроприации безо всякого вознаграждения земель государственных, удельных, кабинетских, монастырских и церковных;

б) путем экспроприации за минимальное вознаграждение частновладельческих земель.

«Сентиментальное зверье», — сказал об эсерах начальник охранного отделения Зубатов. Однако их аграрная программа сформулирована значительно мягче. Но на то партия и называется Радикальной!

В самом низу программы находим: 12. Партия требует широкой реформы существующих условий военного строя и военной службы проведением милиционного принципа.

Это уже даже становится неинтересным. Хотите почувствовать себя ясновидящим — возьмите программу любой российской революционной партии. Вы можете названия этой организации не знать, ее программных документов не читать — но всегда легко сможете предсказать наличие в них двух ключевых пунктов, сдвинутых, как правило, в самый низ:

развал страны под благовидным предлогом;

уничтожение вооруженных сил России.

А когда изумленные слушатели начнут вас засыпать недоуменными вопросами — не выдавайте им причины своего ясновидения. Лучше отшутитесь, потому что они все равно не поверят, что:

все программы наших революционеров писались под диктовку спецслужбы одной и той же державы!

Чтобы в этом убедиться — надо их все прочитать, а на это скучное занятие способен не каждый! Профессиональные историки, например, документы знают, а вот никаких выводов сделать почему–то не в состоянии…

Политический спектр подобен цветовой палитре. Здесь место и красному цвету, нужен тут и желтый, необходим синий и зеленый, бывает потребность даже в черном и коричневом. В глобальной политике нельзя всю ставку делать на экстремистов. Они, безусловно, нужны, но в строго отведенный для этого момент. Катаклизмы и революции долго не длятся, мало–помалу жизнь входит в нормальную колею. Вместе с ней на политическую трибуну взбираются респектабельные политики из чистеньких и аккуратненьких буржуазных партий. Необходимо иметь свое влияние и там, чтобы иметь возможность подталкивать и направлять политическую жизнь Российской империи в нужную сторону. Самое время создавать такие партии и наступило в ноябре 1905 г. Но диктовка их программ шла с того же центра, те же суфлеры нашептывали программы — с поправкой на политический имидж новоиспеченной партии, разумеется…

Читаем программу «Демократического союза конституционалистов».

« Союз ставит себе задачей мобилизовать все живое и честное в стране для совместной борьбы за лучшее будущее нашей несчастной родины, за обновление и переустройство нашей жизни во всех сферах».

Согласитесь, было бы странно призывать к сплочению все мертвое и подлое! Далее в том же духе: «…неотложное разрешение аграрного вопроса… разрешение рабочего вопроса, вопроса о возвращении человеку его прав на человеческое существование… обновление всего строя гражданской жизни на началах правды и человечности».

Опять общие слова, а хочется конкретики! Но уж такова политика: воды в программу не подольешь, никуда наверх не поплывешь. Но вот появляется и «меточка», по которой можно распознать политические пристрастия этой партии. По пустым лозунгам этого не сделать: все без исключения партии, включая черносотенцев, за 8–часовой рабочий день, за права рабочих, за улучшение жизни крестьян.

«Единомыслие в признании конституционной монархии наиболее соответствующей для России формой государственного устройства», — пишут партийцы, и все вроде становится понятно. Люди солидные, умеренные, за конституционную монархию. По–современному говоря, «Демократический союз конституционалистов» — партия консервативная, радеющая за благо Родины. За это можно им простить «отмену смертной казни навсегда». Мера эта, конечно, хорошая, но только не в России образца 1906 г. Впереди еще сотни террористических актов и десятки «эксов» с убитыми и ранеными. Собственно говоря, революционный джинн окончательно залезет в бутылку, только когда его сильно ударят по голове. В августе 1906 г. будет принят указ о военно–полевых судах. Рассмотрению этих судов, говорилось в законе, подлежат такие дела, когда совершение «преступного деяния» является «настолько очевидным, что нет надобности в его расследовании». Дела в таком суде заслушивались в течение 24 часов со времени ареста. Приговор выносился в течение 48 часов, обжалованию не подлежал и приводился в исполнение не позднее чем через 24 часа после вынесения. Так что доброта и гуманность конституционалистов в 1906 г. явно не к месту. Но право на ошибку имеют все. Читаем дальше.

«Союз признает, что для проведения в жизнь крестьянской, рабочей и просветительной реформ потребуются значительные затраты народных средств, а потому вся экономическая и финансовая политика страны должна быть радикально изменена».

Что имеется в виду под изменениями в финансовой политике?

«Общее сокращение расходов ныне действующего бюджета (сокращение расходов на военный флот)».

Вот тебе и консерваторы, вот тебе и радеющие за благо государства. Точнее говоря, как раз радеющие, но только… за благо другого государства! У которого самый мощный флот в мире и которое хочет не допустить, чтобы Россия отстроила новые эскадры кораблей взамен потопленных в Русско–японской войне! И эту самую страшную суть своей программы респектабельные господа спрячут среди «отмены пенсий вне правил», «ликвидации убыточных ссуд» и «контроля над кредитными операциями». А раз прячут, значит знают, что делают. Ведь составь они программу, где первым пунктом будет «сокращение расходов на военный флот», а вторым «отмена смертной казни навсегда», то логическая цепочка будет слишком прозрачной!

Идем дальше. Программа Партии свободомыслящих.

Мыслили они свободно, но все как–то в одном направлении. «Партия свободомыслящих придает особое значение единению всех прогрессивных партий в общих им всем пунктах программ— написали они в преамбуле. Значит, считают себя прогрессивными. Что ж, и мы за прогресс, читаем дальше.

«Мы выставляем требования о созыве Учредительного собрания, основанного на всеобщей, прямой, равной и тайной подаче голосов…»

Пропускаем «лирику», читаем дальше, ищем суть. Где–то в глубине программы любой «сзободолюбивой» нашей партии должна быть «зарыта» та «собака», ради которой эту партию и создавали.

Так и есть. Девятый пункт говорит о том, что мы — на правильном пути.

«Признавая необходимость единства империи, в то же время следует оживить неизбежную централизацию и единообразие возможно широким проведением в жизнь начал местного территориального самоуправления и национальной автономии р.

Как красиво написано — заслушаться можно! «Оживить неизбежную централизацию» автономией! Про отделение пока ничего не пишут. Однако у нас, обладающих знанием дальнейших ужасных событий 1917 г. и имеющих возможность сравнить карту Российской империи с картами СССР и современной России, нет сомнений, что все эти «автономии… на основании естественного права» ведут только к одному — потерям территории. Можно долго и витиевато об этом писать, как в программе «свободомыслящих», но суть от этого не поменяется. Достаточно прочитать следующие мысли партийцев и все станет ясно.

«Наиболее полную форму автономии не только национальной, но и территориальной, приближающуюся к автономии финляндской, должен получить народ польский в пределах Царства Польского… Автономия в указанных пределах должна стать условием вступлении Царства Польского в будущее славянское федеративное государство».

В XIX в. в Польше при активной иностранной помощи произошло два кровавых восстания. В 1905 г. активность польских националистов была значительно выше их финляндских и любых других революционных коллег. Цель у поляков одна — отделение и воссоздание своего государства. В этом нет никакого сомнения ни у кого. Накануне выборов в первый русский парламент вопрос стоит очень просто: вы за то, чтобы позволить Польше отделиться, или вы за то, чтобы не допустить этого? Надо набирать голоса, надо набирать проценты, надо получать места в Думе. Поэтому написать «мы за отделение» невозможно — потеряешь голоса не готовых к такому повороту обывателей. Вот если написать витиевато, про автономию, про какую–то неведомую никому «славянскую федерацию», то может и прокатит! Поэтому те, кто собирается мощную Российскую империю превратить в некую федерацию (т. е. империю разрушить), должны врать и свои истинные замыслы маскировать. Поэтому они не пишут про «отделение» и, наоборог, говорят о том, что Польша никуда от нас не денется…

Какая федерация? Какое вступление Польши? Только освободившись от российской опеки в 1918 г., поляки немедленно воспользовались слабостью соседей и начали пытаться быстренько сколотить Великую Польшу. В течение 1919–1921 гг. они поочередно напали на Россию (пусть и большевистскую), Германию и новоиспеченную Литву с целью урвать себе куски территории. И на этом не успокоились! Наряду с гитлеровской Германией Польша участвовала в разделе Чехословакии, вместе с нацистами разрывая эту страну на части. В октябре 1938 г. поляки оккупировали Тешинскую Силезию, принадлежавшую чехам и даже некоторые населенные пункты на территории современной Словакии. С момента своего зарождения и до момента смерти в 1939 г., Польша была хищным агрессивным государством, придерживавшимся в своей политике указаний из Лондона и Парижа. При малейшем проблеске независимости Польша всегда проводила антироссийскую политику. Не стало исключением и крушение Варшавского блока и коммунизма в конце прошлого века. Не успела опуститься пыль, поднятая крушением Советского Союза, как Польша оказалась членом антироссийского блока НАТО…

Скажем честно — Партия свободомыслящих справедливо сошла с политической сцены. Не зря большинство современных жителей России никогда о такой партии и не слышали. Не было в «свободомыслящих» нужной вергкости и политической гибкости. Вот даже собственную программу не смогли так написать, чтобы «уши» их зарубежных друзей из нее не торчачи. Об этом красноречиво свидетельствует четвертый раздел их программы под названием «Внешняя политика и военные силы».

«В области международных отношений, стремясь прежде всего к сохранению мира, мы стоим за твердую, энергичную защиту жизненных интересов страны, чуждую, однако, вызывающего и агрессивного тона в отношении других народов».

Когда же Россия агрессивно разговаривала с другими народами? Это не в 1812 г. мы так невежливо поступили в отношении цивилизованных французов? Они к нам со всей душой, а мы их вилами и морозом? Может, надо было по совету Герцена сдать Севастополь англо–французам во время Крымской войны? Так как же эта партия представляет себе «твердую энергичную защиту» жизненных интересов России?

1. Стремиться к возможно скорейшему бескровному разрешению восточного вопроса, в смысле освобождения всех христианских народностей Турции от ее фактического владычества.

Что касается освобождения христиан от власти турок, тут история нам показывает однозначно: либо скорейшее освобождение, либо бескровное. А вот скорейшего бескровного быть не может, потому что турки добровольно никого и никогда не отпускали. Поэтому такие слова — благое намерение. Которыми, как известно, вымощена дорога в ад…

2. Оказывать зарубежному славянству деятельную поддержку во всем, что способствует осуществлению его законного стремления к мирному слиянию в среднеевропейскую славянскую федерацию.

Опять читаем про какую–то федерацию! И чего это такая любовь к ним? Не знаете? Посмотрите на современную нам Югославию. От нее остались, как от бедного сказочного козлика, ровно рожки да ножки. Вспомните Советский Союз. Тоже была хорошая федерация! Но самый важный пункт вовсе не этот. Самая суть программы этой партии предстанет нам в следующем пункте:

Отказаться от прежлмй вызывающей политики по отношению к Англии и странам Дальнего Востока.

Вы видели или слышали о парламентской партии, в программе которой черным по белому было бы написано о необходимости дружбы с другим государством? Сразу возникает резонный вопрос — не этим ли государством эта партия и финансируется? Занятные собрались ребята в Партии свободомыслящих. Сначала пишут о недопустимости «вызывающего и агрессивного тона в отношении других народов», и мы думаем, что это в равной степени относится ко всем державам того времени. Но нет. потом специально уточняют, с кем, по их мнению, надо дружить: с Англией и с Японией. А вот с Германией и Австро–Венгрией можно проводить любую политику, в том числе и вызывающую. С ними дружить России не надо. Что с того, что через девять лет Германия объявит нам войну и этим откроет первую мировую бойню, в результате которой не станет ни нашей, ни немецкой империи? Странная избирательность, однако…

И наконец, в самом низу программы мы можем прочесть еще один любопытный пункт.

32. В интересах ограждения собственной безопасности и сохранения международного мира, мы высказываемся в пользу заключения политических союзов и соглашения с иностранными государствами, ограждающих страну от опасной, при современных условиях, международной изолированности, требуя, чтобы при заключении таких союзов и соглашений принимались во внимание не только ближайшие их цели, но и вышеочерченные более сложные задачи внешней политики России. При всей безобидности вышесказанного суть его очень страшна.

О каком союзе говорят партийцы? О какой изолированности, ведь у России есть союзник Франция, после заключения договора с которой так подозрительно быстро умер Александр III? Смысл прост — хочет Россия жить спокойно, она должна вступить в союз с Англией. Британия уже является союзником Японии и союзником Франции. Договор с Лондоном — это решение всех русских внешнеполитических проблем. В этом направлении и пытаются подталкивать Россию. . Не дай бог, мы дружить начнем с немцами, а не с британцами — кто же тогда будет с Германией воевать?

Кстати, и об армии «свободомыслящие» позаботились: «Для облегчения же бремени воинской повинности необходимо сокращение срока службы нижних чинов армии и флота до двух лет». В то время в армии служат пять лет, на флоте — семь. Для новобранцев два года, понятно, лучше, а вот для обороноспособности? Она упадет в 2 раза, в 2,5 или во все 5 раз?

Хорошо мыслить свободно, когда ничем, кроме желания собрать голосов побольше, ты не связан. Отсюда и другие предложения: «Сохраняются лишь регулярные войска; привилегии, связанные со службой в тех или иных частях армии и родах оружия, подлежат отмене». Кто в русской армии пользовался привилегиями, которые предлагается отменить? Первое, что приходит на ум, — казаки. Только что во многом благодаря казацкой нагайке удалось не допустить развала империи. И вот ответ — предложение их просто–напросто упразднить!

До того интересна программа партии свободомыслящих, что просто от нее не оторваться. Ребята требуют и «коренного пересмотра государственного бюджетаВо главу угла, по их мнению, «должны быть поставлены: народное образование, народное здравие и содействие всяким мерам к подъему экономического состояния народа… Расходы непроизводительные, как то: на представительство, на разные паразитные учреждения и элементы общества, должны быть всемерно ограничены».

Судя по настрою программы и целям ее авторов, русская армия — это как раз и есть паразит на теле народа, и расходы на оборону надо срочно сокращать! У вас еще есть сомнения, из какого источника черпают вдохновение и финансы авторы такого документа?

К интересным выводам приходишь, читая программы разных партий той поры: складывается впечатление, что они связаны между собой невидимой пуповиной. Ибо с упорством, достойным лучшего применения, стараются уничтожить военную мощь своей страны и раздробить ее на части. И в этом смысле между «леваками» эсерами и «правыми» конституционалистами для нас нет никакой принципиальной разницы. Приди к власти и те и другие — от Российской империи останутся одни воспоминания. Это надо запомнить, эти знания пригодятся нам, когда в следующей главе мы будем разбирать деятельность Временного правительства и Петроградского совета…

Но были в парламенте и другие, более респектабельные и солидные политические силы. Их названия уже более знакомы нам — это Партия конституционных демократов, или коротко — кадетов. Читая их программу, к своей радости, не находишь ставших традиционными пункты про развал наших вооруженных сил. Не будем, однако, спешить. Другие важные моменты нашли отражение и здесь.

«Немедленно по установлении общеимперского демократического представительства, с конституционными правами, в Царстве Польском вводится автономное устройство…»

Со всеми вытекающими оттуда последствиями — добавим сами. «Конституция Финляндии, обеспечивающая ее особенное государственное положение, должна быть всецело восстановлена. Всякие дальнейшие мероприятия, общие империи и Великому княжеству Финляндскому, должны быть впредь делом соглашения между законодательными органами империи и Великого княжества».

Дело в том, что, согласно государственному устройству Российской империи, царь управлял Финляндией непосредственно через финский сейм и правительство, которые не починялись другим органам государственной власти России, кроме ее самодержца. В результате на границе Финляндии и России, в 30 км от столицы империи, была своя валюта, своя полиция и дажетаможня! И вот благородные кадеты требуют сохранить такую ситуацию и далее. С такой программой идут в Думу. Именно там 5 мая 1908 г. премьер Столыпин произнесет речь, проясняющую для нас «финский вопрос»:

«…Всем памятны и действия красной гвардии в октябрьские дни 1905 г., когда она останавливала и действие железных дорог, и телеграфа, производила насилия над чинами жандармского надзора, а когда кончилась забастовка, начала производить открыто воинские упражнения, учения и парады по всей территории Финляндии, даже под стенами русской крепости Выборг. Памятно также и отношение к этому местных властей. Так, когда губернатор по настоянию коменданта крепости запретил эти упражнения в районе крепости, то высшие власти в крае отменили это распоряжение, заявив, что красная гвардия — это мирное, невооруженное учреждение… Эта мирная организация через несколько времени, однако, принимает участие в свеаборгском бунте, портит полотно железной дороги, взрывает железнодорожный мост, вступает в бой с полицией, обстреливает воинский поезд».

Именно через финскую территорию проходили основные контрабандные поставки оружия и взрывчатки. Помимо знаменитого «Джона Графтона» в речи Столыпина мы найдем еще несколько малоизвестных примеров: «Совершенно почти однороден случай с моторной шхуной «Петер»… Команда, которая состояла из финнов и шведов, во время перехода морем связывает капитана, арестовывает его, затем высаживается на берег, выгружает груз. После этого полиция устанавливает, что груз этот получен в Любеке из Базеля и состоит из сотен ящиков опять–таки огнестрельного оружия и карабинов».

А еще был пароход «Ханхи».

«Груз этот прошел через Гельсингфорс кую таможню, и только вследствие подозрительности носильщика, который нашел его чрезмерно тяжелым, обнаружилось его содержимое, то есть оружие», говорит русский премьер.

Спохватились наши спецслужбы поздновато: целый вагон винтовок уже успели отправить в финский город Куопио. Обнаружен был и получатель этого груза, его задержали и судили — по финским законам! «Финляндский суд присудил его за нарушение таможенного устава к штрафу в 300 марок!» — возмущался Столыпин.

Но и это не все. Именно в Финляндии находили приют боевики и руководители наших революционных организаций. Именно здесь проводили они свои съезды. Почему? Потому что финская полиция была абсолютно независима от полиции Российской империи. Для того чтобы получить арестованного в Финляндии революционера, русская охранка должна была отправить требование на выдачу финнам как иностранному государству! В случае малейшего нарушения формальностей — финны с радостью выпускали арестованных. Известен случай, когда уже упомянутый нами глава большевистских боевиков Г. Б. Красин был задержан на территории Финляндии. Чиновник, ехавший с изобличающими бумагами, опоздал в финскую тюрьму на 2 часа по причине искусственно созданной задержки. Арестанта он не застал: ровно по истечении срока предварительного заключения, обозначенного финскими законами, и ни минутой позже Красин вышел на свободу! И все это прямое попустительство разрушителям России происходило в течение всей первой русской революции!

Как же наши центральные власти решали этот вопрос, ведь понятно, что такое положение было нетерпимо?

«Государь Император ограничился повелением установить по границам Финляндии сплошной военный кордон для того, чтобы механически не допускать подозрительных лиц, революционеров, из Финляндии в Россию… Вот таким заслоном, таким путем и была временно огорожена наша граница, обеспечена безопасность столицы со стороны Финляндии, обеспечена от вылазок из Выборгской губернии, из Выборга, который когда–то был завоеван Петром и назван им «подушкой» Санкт–Петербурга», — с удивлением читаем мы слова Петра Аркадьевича Столыпина.

Так что же надо делать? По–прежнему сохранять такой откровенный бардак или его решительно прекращать? Покойный министр внутренних дел Вячеслав Константинович Плеве старался это безобразие ликвидировать, поэтому в листовке, выпущенной эсерами, указана одна из причин его убийства: «Он довел до крайних пределов русификацию Финляндии, нарушив конституцию лояльной и мирной страны». А какова ваша точка зрения, уважаемый читатель?

Позиция партии кадетов, так пекущихся о трудовых финнах, будет еще более наглядной, если вспомнить один памятный день 1906 г.: 21 июля Первая Государственная дума была распущена. Несогласные с таким решением царя депутаты фракции кадетов переносят заседания… в Финляндию! Именно там они выпустят знаменитый Выборгский манифест. Содержание его нам поразительно напомнит другой манифест — Финансовый, написанный Петербургским советом. Де–путаты–кадеты призывают граждан России не давать государству рекрутов, не платить н&тоги, не признавать государственных займов…

Кадеты с легкой руки большевистских историков до сих пор считаются у нас солидными, крепкими государственниками!

Требуют кадеты и пересмотра бюджета «в целях уничтожения непроизводительных но своему назначению или своим размерам расходов и соответственного увеличения затрат государства на действительные нужды народаКогда эти господа будут заседать в Думе и утверждать все новые постановления и законы империи, они смогут нанести ей непоправимый вред. К примеру — накануне Первой мировой войны. Кровь десятков тысяч русских солдат на совести думских болтунов, всячески тормозивших перевооружение нашей армии. Глава Государственной думы М. В. Родзянко пишет в своих воспоминаниях:

«В весеннюю сессию 1914 года в Государственной думе прошел законопроект о большой военной программе, которая, выполненная в два года, то есть к 1917 г., делала нашу армию и численно и по снаряжению значительно сильнее германской».

Монархические партии были единственными политическими силами, не желавшими уничтожения государства. Крестный ход на Невском проспекте в Петербурге, организованный черносотенцами

Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов
Монархические партии были единственными политическими силами,не желавшими уничтожения государства. Крестный ходна Невском проспекте в Петербурге,организованный черносотенцами

Как видно из дат, «Большую программу по усилению состава армии» полностью выполнить не успели. Но ее даже практически не начали выполнять! Потому что этот наиважнейший документ утверждали в Думе около года (!) — поставив окончательную точку в ней 7 июля (24 июня) 1914 г., т. е. за месяц до начала Первой мировой войны! Царем она была подписана окончательно 22 октября (4 ноября) 1913 г.! А кадетская фракция в Думе была одной из самых влиятельных…

Просто страшно становится за Россию, когда думаешь, что суть первой в нашей истории избирательной кампании составила не борьба «отличного с хорошим», а «кошмарного с ужасным»!

Было бы неправильным не сказать несколько слов и о программах другой политической силы. В нашем понимании, сложившемся под влиянием советских учебников истории, укоренилась мысль, что монархистами и патриотами были самые одиозные организации. Они же запятнаны и организацией еврейских погромов. Я далек от мысли оправдывать убийства невинных людей. Всего лишь читаем программы, анализируем. Могу точно сказать, что документы патриотов сразу бросаются в глаза своим отличием от прочих. Меньше демагогии, взвешеннее слова. Чтобы уйти от штампов, намеренно не будем приводить выдержек из программ «Союза русского народа» и «Союза Михаила Архангела». Возьмем другие, не столь «разрекламированные» советскими историками партии.

Сразу скажем, что в каждой программе, аналогично «демократам», будет идти речь и о решении земельного вопроса, и о 8–часовом рабочем дне, и о страховании рабочих. Скажут патриоты и о свободе слова, собраний, печати, неприкосновенности жилища. Разницу в подходах дают пункты об армии и единстве государства. Нормальные партии, пекущиеся о благе государства, собираются его реформировать, а не разрушать. Вот и вся разница...

Программа Народнохозяйственной партии.

Поднятие духовною и материального состояния военных и морских сил в соответствии с потребностью безопасности государства.

Всемерное использование отечественной промышленности и производительных сил России при сооружении флота, крепостей, вооружения армии и развитие путей сообщения.

Программа Партии правового порядка.

Единство и неделимость России. Этот пункт, при настоящих обстоятельствах, есть самый важный в нашей программе.

Сильная государственная власть. Без нее никакой правовой порядок немыслим.

Партия правового порядка… отвергает… всякую идею о переустройстве России по федеративному типу. Не к расщеплению государства и его населения путем автономного обособления отдельных местностей и сопряженной с тем неизбежной территориашюй равноправности жителей мы должны идти, а к установлегхию единого русского гражданства, к равноправности всех на всем пространстве России, независимо от места рождения или постоянного жительства в той или другой ее части.

Усовершенствование военных сил России.

Программа Прогрессивно–экономической партии.

Россия — едина и неделима.

Идет время, уже почти 100 лет минуло с момента выборов в Первую Государственную думу. Но программы «борцов за нашу свободу» отнюдь не меняются. И снова идут к власти партии, желающие «реформировать» нашу армию, и избирательные блоки, говорящие, что справедливая цена на нефть — это не 50, а 25 долларов за баррель! А еще десять лет назад некоторые из них собирались отпустить на все четыре стороны многострадальный народ Чечни!

Когда вновь в нашей стране наступит череда выборов, постарайтесь полистать программы конкурирующих партий. Вы уже знаете, куда надо смотреть: ближе к концу. Читайте внимательно, не блеснет ли среди множества красивых и пустых слов и лозунгов, среди сталактитов и сталагмитов мыслей так хорошо нам знакомые слова о сокращении армии и урезании расходов на флот. Не вылезет ли среди «повышения пенсий и стипендий» предоставление какой–нибудь «автономии». Увидите такое — вот тогда и решайте. За кого голосовать не надо…

И почему путь к демократии и прогрессу у наших революционеров лежит всегда через разрушение российских вооруженных сил и потерю территориальной целостности страны?


ГЛАВА X Почему боевики Пресни были вооружены лучше полиции, но победить не смогли | Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов | ГЛАВА XII Почему Временное правительство решило, что России не нужны армия, полиция и госаппарат