на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



ГЛАВА VII Почему декабристы так не любили русскую армию

Великий боже, что за события! Эта сволочь была недовольна, что имеет государем ангела, и составила заговор против него! Чего же им нужно?

Из письма великого князя Константина Павловича императору Николаю I

Те, кто идут против монархии в России — идут против России; с ними надо бороться не на жизнь, а на смерть.

С. В. Зубатое

Благородные профили, лица, устремленные вдаль. Именно так изображали дворян–заговорщиков, устроивших в 1825 г. военный мятеж. Случилось это в декабре месяце, отсюда пошло и их наименование, с которым люди эти вошли в нашу историю. Подробное изучение тайных обществ декабристов не входит в сферу интересов нашего повествования, поэтому ограничимся лишь общей информацией. 1812 г. вошел в нашу историю как год величайшего триумфа русского оружия: огромная 600–тысячная армия Наполеона Бонапарта бесследно растворилась на просторах России. Но не мороз и не голод истребили ее — мужество русских солдат и офицеров, проливавших кровь под Бородино и Малоярославцем, под Тарутино и Березиной, не дало восторжествовать вражескому нашествию. Однако с изгнанием французов с нашей территории борьба с Наполеоном не закончилась. Русская армия, перейдя границу, освободила от Бонапарта Пруссию, и в итоге многолетней борьбы император Франции был окончательно разбит в июне 1815 г. в битве при Ватерлоо.

Европейские монархии вздохнули свободно — во Франции на свой трон вновь уселась династия Бурбонов. А в Россию возвращались победоносные войска. Они были опьянены своим успехом и… воздухом свободы, которым надышались в Европе. Именно так историки до сих пор объясняют тот факт, что практически сразу после окончательной победы — 9 февраля 1816 г. группа молодых офицеров создала первое в нашей истории тайное общество «Союз спасения». Благородные дворяне, до глубины души возмущенные бесправием русских крестьян, якобы поклялись бороться против крепостного права, за введение в России конституционных законов. Методы и способы «спасения», предлагаемые достославными офицерами, мы еще рассмотрим, а пока зададимся одним вопросом:

Почему острое желание поменять общественный строй пришло господам будущим декабристам не в момент поражения и национального унижения, а в момент величайшего расцвета политического влияния и военной мощи России?

Нас ведь всегда учат, что именно катаклизмы, трудности и поражения приводят к революциям и дворцовым переворотам. Разве царский деспотизм отсутствовал в России ранее? Куда логичнее было бы свергать монархию, когда французы стояли в Москве! А тут одни сплошные победы — казаки купают своих коней в парижской Сене, кельнеры французских забегаловок учат сложный русский язык. А счастливые от победы господа офицеры садятся пропустить стаканчик–другой и мечтают устроить в своей стране государственный переворот? Да, говорят нам учебники истории, чтобы и в России установить свободное справедливое общество.

Стоп. Как–то не вяжется, не прослеживается в поступках дворян причинно–следственная связь. Не нравится им крепостничество и царское самодержавие? Давайте не будем забывать, что в то время рабство имело место в общественной жизни практически всех государств. Так где же в современной им Европе декабристы могли увидеть свой идеал? Где горел светоч свободы, равенства и братства? Где же будущие путчисты видели такую республику или такую монархию, где царствовала бы справедливая конституция?

В Австрии и Пруссии монархии были не хуже и не лучше российской, такие же абсолютные и неограниченные ничем, кроме светлейшей воли. Во Франции радость населения от свержения короля быстро сменилась ужасом гильотины, голода и гражданской войны. Затем французы пережили войны со всеми своими соседями, экономическую разруху и хаос. И их любовь к республике была так «велика», что они с радостью приветствовали приход к власти Наполеона, быстро лишившего их всех демократических завоеваний. Зато на улицы стало возможным выходить без опасения быть ограбленным и убитым, а экономика вновь набрала обороты. Через несколько лет Бонапарт и вовсе объявил себя императором, чем фактически восстановил монархический строй. Народ воспринял это спокойно. Французские солдаты под Аустерлицем, Ваграмом, Бородино и Ватерлоо шли в бой с криками «Да здравствует император!». Никакой республиканской оппозиции Наполеону фактически не было, Первая республика растворилась во времени, словно ужасный кровавый кошмар. И именно эту республику собирались создавать в России молодые офицеры?

Каждый побывавший в поверженном Париже русский офицер должен был прекрасно знать, к каким страшным последствиям привела революция. И что теперь во Франции после неисчислимых жертв снова восстановлена монархия. Да и вся Европа теперь вновь была монархической. Где же декабристы видели тот шаблон, где же находился эталон, по которому они собирались кроить Россию? Ответ прост — нигде.

Ни в одном государстве мира того времени не было демократии в нашем сегодняшнем его понимании. На карте Европы не было республик, чьим воздухом свободы могли надышаться наши офицеры. Желание будущих декабристов изменить государственный строй своей страны после возвращения из Европы в 1815 г. так же иррационально и загадочно, как если бы сталинские капитаны и полковники в 1945 г. захотели установить в СССР законы шариата. Мы их не видели, нигде не застали, но слышали, что они очень хорошие, и потому решили завести эти порядки у себя!

Но догадаться, откуда подул в уши наивных офицеров «свежий ветер перемен», мы все же можем. Только был это не освежающий бриз обновления, а ядовитые испарения разложения и смерти. Вот для этого давайте и окунемся с головой в проекты тех самых конституций, что хотели завести в России неугомонные дворяне–декабристы.

При первом знакомстве с документами наступает легкое удивление, при дальнейшем углублении в них оно становится безграничным. Оказывается, ряды дворянских борцов за светлые идеалы отнюдь не были сплочены и монолитны. Разделенные после неудачного путча, оказавшиеся кто на виселице, а кто «во глубине сибирских руд», заговорщики и до памятного декабря 1825 г. были разделены — по идейному принципу. Большой ошибкой будет думать, что тайные общества объединяли единомышленников. Наоборот, на первом этапе они напоминали дискуссионные клубы утомленных интеллектуалов, страстно обсуждающих политические вопросы. Единства во взглядах будущих дскабристоБ не было на начальном этапе формирования тайных обществ, не будет его и накануне их выступления.

Да и как им было договориться друг с другом, если их желания и стремления были прямо противоположны! Либералы, ярые монархисты, монархисты конституционные, сторонники тоталитарного государства, русские националисты — это далеко не полный перечень тех, кто скрещивал языки в словесных баталиях, где пытались решать будущее России.

Много понаписали «рыцари свободы», как называл их Герцен, разных проектов. Каждый видел благо Родины по–своему. В бумагах графа Дмитриева–Мамонова царские следователи найдут документы, под которыми даже сегодня вряд ли подписался бы хоть один здравомыслящий политик. Судите сами:

истребление имени Польша и Королевства Польского и обращение всей Польши, как Прусской, так и Австрийской, в губернии Российские;

присоединение Венгрии, Сербии, всех славянских народов к России;

изгнание турков из Европы и восстановление греческих республик под протекторатом России.

Все вышеуказанное — это война. Война страшная, кровопролитная, где противником России становятся не только турки, но и австрияки, и пруссаки. Кроме того, такие непомерные русские аппетиты явно не вызовут сочувствия у Франции и Англии. Следовательно, война будет со всей Европой разом…

Однако и другие «конституционные» работы дворян–революционеров отнюдь не лучше. Полковник Павел Пестель, глава «Южного общества», написал «Русскую правду», один из проектов Конституции, которые делали декабристы. Даже незаконченная, она является весьма любопытным документом. Будучи наибольшим радикалом среди заговорщиков, Пестель планировал установить в России республику. Однако не спешите ему аплодировать, сторонники либеральных ценностей и демократического способа правления! Республика планируется унитарная, это значит без права на отделение и выход составляющих ее частей. «Россия есть государство единое и неразделимое», — пишет Пестель в своем проекте. Это практически один в один — лозунг белогвардейцев «Единая и неделимая»! И мы видим странную картину: Деникин и Колчак в нашей истории — ретрограды и душители свободы, а их единомышленник декабрист Павел Пестель опять же пламенный революционер–Читаем «Русскую правду» дальше, и наше удивление продолжает расти. Прямо в начале второй главы ее автор делит народы, населяющие Россию, на три разряда, на три части:

«Первый разряд состоит из коренного народа русского. Второй — из племен, к России присоединенных. Третий из иностранцев, в России живущих. Коренной народ русский есть племя славянское. Народы, к России присоединенные, составляют различные другие племена. Иностранцы, в России живущие, суть частные лица разных наций».

Да это же настоящая расовая сегрегация! Где ваш гневный голос, дорогие правозащитники, срочно берущие для своих фамилий звонкие грузинские окончания? Где вы, современные либералы, считающие декабристов первыми светочами борьбы с темным царством? Ведь борец за свободу Пестель не только грузин записал во «второй разряд», но заодно и калмыков, татар, чувашей, эстонцев, финнов, поляков, дагестанцев, кабардинцев и многих других! То есть добрую треть тогдашнего населения страны. В итоге, по мысли Пестеля, все народы, населявшие Россию, должны были слиться в единый русский народ и потерять все свои национальные особенности. А они этого захотят? Вот так безропотно возьмут и превратятся в русских? Конечно, нет! Такая внутренняя политика — это гарантированная гражданская война и раскол империи…

Однако будем справедливы — есть в его проекте не только деление людей на разные сорта. Разумеется, говорилось в «Русской правде» и о крепостных — они освобождались и получали земельные наделы. Такие мелочи, как сам механизм великого земельного передела, Пестель подробно не описывал. Получается, делить землю будем — а вот сколько получит каждый, и как мы это сделаем, выяснится непосредственно в момент передела. Отсутствие четко обозначенных правил снова гарантированно приводит к гражданскому конфликту между многомиллионной массой крестьян и тогдашними землевладельцами…

Другим образцом законотворчества декабристов является Конституция Никиты Муравьева, творившего в рамках «Северного общества». Отличия от Пестеля радикальные: не республика, а конституционная монархия; не унитарное государство, а федерация с правом отделения; освобожденные крестьяне получают всего лишь по две десятины земли (это очень мало, не земельный надел, а, как получали советские люди, — приусадебный участок).

Вот с такими вопиющими противоречиями в целях и средствах и шли декабристы «на площадь». Нам сейчас сложно себе представить, но декабристы действительно пытались осуществить государственный переворот, не имея ясной и согласованной программы дальнейших действий! Никита Муравьев и его единомышленники шли устанавливать в России ограниченную монархию. Павел Пестель решительно боролся за республику, однако не только за уничтожение самого самодержавия, но и за поголовное истребление всей царской семьи. Всех без исключения членов царского дома, включая малолетних детей и грудных младенцев, планировалось убить Большевики брали власть в 1917 г., не имея такой четкой программы своих будущих кровавых преступлений. Да и убили они едва ли половину большой романовской семьи. А вот благородный декабрист Пестель сделал свой проект программным документом руководимого им «Южного общества» декабристов. Приди он к власти — смертный приговор всем Романовым был бы вынесен заранее.

Показателен и путь, выбрав который, Россия, по его мнению, должна была стать республикой. Вместо царя сей борец за народное счастье хотел установить диктатуру. Только не пролетариата, а некоего Верховного правления И эта диктатура, по его предположениям, должна была длиться 10–15 лет. «Беспощадную строгость употреблять против всяких нарушителей спокойствия», — напишет полковник Пестель, и проступят сквозь эти строки суровые профили Дзержинского и Уншлихта. Вспомним свою собственную историю — диктатура большевиков под названием пролетарской диктатуры существовала в реальности куда меньший срок, а к каким потокам крови привела, даже вспоминать страшно…

Подведем небольшой промежуточный итог. Очень часто в сознании людей возникает искаженное впечатление о целях политических сил. Когда красивые, образованные и складно говорящие люди что–то обещают, беспощадно критикуя и разъясняя, то очень хочется им поверить. И мы верим, что целью их является построение гражданского общества, всеобщее процветание и борьба за права человека. Но вот выборы прошли — у власти «молодые и красивые», а в стране наступает разруха, разваливается инфраструктура, растет наркомания. Такая же ситуация сложилась и с восприятием декабристов и их целей. Мы знаем, что они были передовые и хорошие, а спроси, в чем это заключалось — кроме отмены крепостничества никто ничего и не вспомнит! Так ведь вопрос именно в том, как его отменить! Если ты просто об этом объявишь, не давая никакого механизма решения этой сложнейшей проблемы, то страна взорвется!

И кочуют из книги в книгу, от фильма к фильму ничего не значащие штампы. Якобы опередившие свое время люди хотели резко модернизировать общественный строй России, но отсталое самодержавие победило, и страна осталась у «разбитого корыта». При этом современные люди, естественно, наделяют декабристов современным пониманием прав и свобод. Это глубокое заблуждение. В их путаных проектах и противоречащих друг другу программах ничего особенно демократического вы не найдете. Противореча друг другу в основных принципах государственного устройства, авторы программ проявляли удивительное единодушие в желании выкроить кусок светлого будущего для себе подобных. То есть знатных, образованных и богатых. Например, и по «Правде» Пестеля, и по конституции Никиты Муравьева женщины были лишены избирательного права. Помимо этого проект последнего вводил ценз оседлости, лишая права голоса кочевников. Но и это еще не все — планировалось ввести и образовательный ценз! Неграмотный лишался избирательных прав! Правда, такой ценз должен был вводиться только через 20 лет. Однако если вспомнить, что в то время писать и читать умели лишь богатые и знатные люди, и грамотность была весьма дорогим удовольствием, то даже через два десятка лет едва ли десятая часть населения страны имела бы возможность голосовать. К чему бы это привело, можно легко себе представить. При царе–батюшке все — и русские, и люди других национальностей, были # одинаково бесправны, зато обижаться было некому и не на кого. Разделение страны по кастовому принципу в условиях огромного количества туземного населения в России привело бы к расколу и возникновению конфликтов. Добавим сюда еще желание экстремиста Пестеля и «русских рыцарей» насильно сделать всех жителей империи русскими, и мы получим закономерный результат, к которому пришла бы наша страна, победи они в 1825 г.: гражданская война, хаос, раскол страны и гибель империи. Кому это было выгодно? Кто мог помогать становлению в России тайных обществ, которые будут совершать переворот, не имея законченного плана действий?

А теперь пришло время разобрать третий программный документ декабристов. Он не имеет столь большой известности, как два предыдущих, не получил и широкого освещения в декабристской литературе. Он не такой объемный и не такой проработанный. А между тем он самый главный! Именно эта бумага должна была направить Россию в сторону, как сказали бы теперь, демократических перемен. Документ этот будет позднее найден следователями в бумагах Сергея Петровича Трубецкого. Манифест (так его назвал автор) достоин нашего самого пристального внимания, потому что именно его, а не проекты Пестеля и Муравьева предполагалось подсунуть на подпись русским сенаторам или самому царю. Именно эта бумага должна была действовать в случае победы декабристов и действовать до созыва Учредительного собрания.

Вновь видим мы удивительную картину: свой самый главный документ декабристы пишут прямо накануне восстания. Второпях, что называется «на коленке». Это странно. Обычно сначала разрабатывают программу действий, а уж потом пытаются воплотить ее в жизнь. У декабристов же все наоборот. Сначала они годами треплют языками и не пишут ничего, а потом начинают строчить конституции буквально в самый последний день перед выступлением. Времени так мало, что принимается решение поручить написание манифеста по частям нескольким разным членам общества. Уничтоженную после провала заговора и не сохранившуюся вводную часть писали отдельно друг от друга Штейнгель и Николай Бестужев, а сам манифест — Трубецкой совместно с Рылеевым. Примечательно, что не было сделано ни одной полной копии столь важного документа! Не сделали они ни одного манифеста, где были бы воедино собраны его начало и конец! Неужели заговорщики собирались в решительный момент достать из карманов мятые листочки, приладить их один к другому и в таком

виде подписать первую русскую конституцию у низложенного царя? Такое разгильдяйство и неряшливость под стать малограмотным рабочим с Красной Пресни, а уж никак не блестящим гвардейским офицерам. Так почему же они так спешили?

Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов
Император Александр I

А спешили декабристы по весьма банальной причине. Долгожданный переворот, желанную революцию они могли сделать только обманом, воспользовавшись удачно сложившейся для них уникальной ситуацией. Ее своим странным поведением создал Он не имел наследника мужского пола, и поэтому официальным наследником считался его брат, второй сын Павла I. Однако убийство отца произвело на Константина Павловича такое впечатление, что он заявил о своем нежелании царствовать. К тому же он вступил в брак с дамой нецарского происхождения, что автоматически лишало его потомство прав на русский престол. Поэтому император Александр I официально уведомил третьего брата, Николая Павловича, о том, что царствовать будет он. По этому поводу были составлены все необходимые документы, которые, однако, не были приданы огласке. Почему Александр I держал рокировку своих наследников в тайне, до сих пор ни один историк объяснить не смог.

И вот император внезапно скончался в Таганроге. Поскольку Константин Павлович никакого публичного отречения не сделал, то по законам империи он должен был стать императором. Напрасно Николай Павлович, не имевший никаких документов, кроме устного уведомления Александра I, доказывал генерал–губернатору Петербурга Мило–радовичу свои права на престол — тот был неумолим. Константин находился в Варшаве, потому лично отречься от престола не мог. Письмо в XIX в. шло значительно дольше сегодняшнего, телефона не было, а империя не могла долго находиться в ожидании. Под давлением генерала Милорадовича Николай, знающий об отречении брата Константина, все же присягает ему, чтобы не создавать вакуума власти. Следом к присяге приводятся государственные учреждения и гвардейские воинские части. Однако Константин Павлович царствовать не желает и подтверждает свое отречение письменно. На 14(25) декабря 1825 г. назначается новая присяга — теперь уже императору Николаю I. Вот этими событиями и решают воспользоваться декабристы. Они обманывают солдат своих полков, говоря им, что законного государя Константина держат в оковах, и потому надо выступить против «узурпатора» Николая. Неграмотные солдаты, не понимая ничего, кроме того, что законного царя обижают, так и будут потом говорить, что выступают они за «императора Константина и его жену Конституцию»!

Увещевания Николая I ни к чему не приводят: построившись в каре, восставшие полки стоят на Сенатской площади Петербурга. Просто стоят, никаких действий не предпринимая. Ничего не происходит и со стороны окруживших площадь правительственных войск. Есть возможность решить дело миром — просто объяснить солдатам, что их обманули. Но декабристам нужна кровь. Даже видя, что восстание не нашло поддержки, они не дают возможности поверившим им людям уйти с площади живыми! А император Николай I очень не хочет кровопролития в первый день своего царствования. Конные гвардейцы проводят на каре восставших показательные атаки, даже не вынимая из ножен холодного оружия. Цель таких демонстраций проста — расступись солдаты, и конница, войдя в каре, легко его рассеет без потерь для обеих сторон. В ответ раздаются залпы, сначала выше голов, потом на поражение. Лошади пугаются, скользят и падают, и к убитым пулями добавляются кирасиры, переломавшие себе ноги и руки. Император отправляет к мятежникам генерал–губернатора Милорадовича, героя войны 1812 г., пользующегося у солдат большим авторитетом. Его могут послушать — поэтому ему говорить не дают. Декабрист князь Оболенский ударяет Милорадовича штыком в бок, а Каховский убивает его выстрелом из пистолета. Но даже после такого показательного убийства парламентера власть не оставляет попыток решить дело миром. Очередной посланец царя полковник Стюрлер застрелен все тем же Каховским. Великий князь Михаил Павлович, брат царя, едва не стал третьей жертвой. Руку убийцы отвели простые моряки гвардейского экипажа, возмущенные попыткой застрелить безоружного Романова прямо перед их строем.

Николай медлит, но далее так продолжаться не может. В распоряжении правительства всего четыре легкие пушки, их открыто выкатывают на площадь. Демонстративно медленно заряжают в надежде, что смутьяны разбегутся сами. Напрасно — каре крепко стоит, вокруг толпы праздных зевак. В офицеров уже начинают кидать камни и поленья. Симпатии черни явно на стороне бунтовщиков. Но если вы думаете, что простые горожане и зеваки быстро разобрались в программных целях властей и повстанцев и смогли на глазок определить, кто из гвардейских полков, стоящих на площади, более «за народ», то сильно ошибаетесь.

Все гораздо прозаичнее. Симпатии народа пытаются завоевать совсем другими, значительно более действенными методами. Как следует из докладов оставшихся верными Николаю военных, на площади были замечены неизвестные, раздававшие простолюдинам деньги и водку. Это очень странно. Ведь ранним утром 14 декабря в ожидании возможных беспорядков правительство предприняло шаги для их предотвращения. Сделал это министр финансов Канкрин:


Г. С. — Петербургскому вице губернатору.

Весьма нужное. В собственные руки.

Секретно

Старайтесь, чтоб… без большой огласки кабаки, штофные подвалы и магазейны были заперты, по крайней мере, с наступлением ночи; в каком–либо случае, что станут насильно отпирать кабаки, выпивать вино.

Следовательно, спонтанно найти большое количество спиртного было сложно. Значит, кто–то его заранее подготовил. Да и не свои же карманные деньги раздавали неизвестные люди около Сенатской площади. Купюры тоже были заготовлены заранее. Скажите, что получится, если большое количество простолюдинов опоить алкоголем и еще дать им денег? Получится бунт — бессмысленный и беспощадный. Начнутся погромы, поджоги, убийства. Зачем это надо заговорщикам? Им надо по возможности спокойнее арестовать царскую семью и заставить Сенат подписать нужные документы. Так кто же раздавал спиртное и деньги, если этого не делали сами декабристы? Ответа на этот вопрос у историков нет…

Далее ждать уже больше нельзя, и Николай I отдает приказ расстрелять восставших из пушек. Первый залп дается поверх голов. Второе попадание рассеивает строй, но бежать некуда — кругом правительственные войска и толпы народа. Свободна только набережная Крюкова канала и лед Невы. Туда все и бросаются. Получается невообразимая давка, но даже на льду обманувшие солдат офицеры–декабристы пытаются построить их и повести в бой. Пушки дают еще несколько залпов. Картина ужасна — многие тонут в образовавшихся полыньях, на набережной Крюкова канала — затоптанные и изувеченные трупы, на площади и на льду — убитые картечью. Общее число погибших — 1271 человек. Среди них 9 женщин и 19 малолетних детей. Много это или мало? Во время Февральской революции погибли 1433 человека. Во время штурма Зимнего дворца большевиками — всего шесть…

Быстрым разгромом закончилось и второе выступление заговорщиков — мятеж Черниговского полка на Украине. Планы декабристов провалились в 1825 г., но были практически полностью воплощены в феврале 1917 г. Царскую семью арестовали, ввели Временное правление и готовили Россию к проведению собрания, которое и решит, как жить земле русской. Все это закончилось катастрофой, когда правительственные силы не нашли в себе духа картечью разогнать мятежные толпы. Результат не заставил себя ждать — власть взял Ленин и его сподвижники, страна рухнула в пропасть, и закончилась русская междоусобица только через 7 лет. Победи декабристы, точно такая же катастрофа произошла бы почти на 100 лет раньше! Кто выбирал бы делегатов, кто выбирал бы это самое Временное правление? Как крестьяне отреагировали бы на такую внезапную и не проработанную отмену крепостного права? Ведь четкой программы действий у заговорщиков нет! Нет ни одного полного написанного проекта Конституции! Проболтав 6 лет, Пестель сел ее писать только в 1824 г. и за год не управился! Он написал начерно только введение и 5 глав. «Намерение общества было введение в Государство конституции, которой полной написано не было», — покажет он на следствии. Не дописал свою версию и Никита Муравьев. Разве можно так делать перевороты?

Еще не зная, что делать после победы, дворяне–заговорщики твердо решают устроить революцию! Да, именно революционными были планируемые изменения быта и обычаев страны. Представьте себе, что в царский дворец врываются декабристы — одни из них хотят лишь ограничить власть монарха, а другое хотят перерезать всю его семью. К чему это может привести? Конечно, к столкновению. Царская семья будет, безусловно, убита, а когда более умеренные заговорщики увидят детские трупики в крови, то настанет уже их очередь убивать своих кровожадных коллег. Не пройдет и нескольких часов, как в России начнется гражданская война. Ведь за каждым из офицеров стоят их полки и множество солдат. Надо только начать стрелять друг в дружку, а дальше все пойдет как по маслу. Для врагов России…

Вывод, который мы можем сделать, прост: с такими разногласиями, без четкой программы устраивать восстание было нельзя. Оно моментально могло поставить страну на грань катастрофы. Это же так очевидно. Но — декабристы заваривают кашу! Потому что приказ о выступлении им дает некий таинственный диктатор! Кто это — не знает до сих пор никто. Вечером 13(24) декабря на этот пост будет назначен князь Трубецкой. Но приказ о выступлении был отдан ранее. Кто его отдал — неизвестно, но восстание, как известно, произошло. Откуда же у дворян такой заговорщицкий зуд, такое нетерпение? Кому нужно рискнуть державой ради так и не сформулированных целей? Тому, кому эта держава мешает. Корни иррациональных и странных поступков декабристов уходят за границу русского государства. Именно так и напишет брату Константину император Николай I:

«Показания, которые только что мне дал Пестель, настолько важны, что и считаю долгом без промедления вас о них уведомить. Вы ясно увидите из них, что дело становится все более серьезным вследствие своих разветвлений за границей и особенно потому, что все, здесь происходящее, по–видимому, только следствие или скорее плоды заграничных влияний…»

А вот теперь пришло время внимательно прочитать манифест Трубецкого. Именно с этим документом шли на Сенатскую площадь мятежники. Именно его укороченный, незаконченный вариант и должен был решить судьбу нашей страны. Текст манифеста однозначно указывает не его авторов — они известны, а тех, кто были истинными организаторами декабристского восстания. Тех, кто смутные желания свободы и справедливости русских офицеров ловко поставили на службу своим интересам…

В манифесте объявляется об уничтожении «бывшего правления» и замене его правлением Временным, до выборов. Далее идет набор традиционных демократических ценностей: уничтожение цензуры, свобода вероисповедания, уничтожение крепостничества, равенство всех перед законом, уничтожение рекрутства и военных поселений, уменьшение срока военной службы, гласность судов, введение суда присяжных.

Для начала XIX в. — неплохо и звучит очень заманчиво. Но читаем дальше: отмена подушных податей и недоимок. Когда нет налогов — это хорошо. Это просто здорово, только вот непонятно, чем будет наполняться государственный бюджет, ведь далее декабристы пишут — «уничтожение монополий, как то: на соль, на продажу горячего вина и проч.». К концу XIX в. до 50% дохода бюджета России составляли «пьяные» деньги. Отнимите из казны их, вычтите еще «соляные» — что останется?

А декабристы не унимаются: «объявление права всякому гражданину заниматься, чем он хочет» — гласит очередной пункт их манифеста. Вспомним, что на дворе 1825 г., и если 80% крестьян разом станут свободными, не имея ни вершка земли (вся земля осталась у помещиков), то предсказать, что станут делать мужички, совсем несложно. Особенно, если прочитать еще один пункт манифеста: «учреждение волостных, уездных, губернских и областных правлений… кои должны заменить всех чиновников, доселе от гражданского правительства назначенных».

«Анархия — мать порядка» — лозунг этот придумали не декабристы, но идейную почву под него заложили господа дворяне. Резать всех без разбору станут мужички! Это закономерный итог роспуска местной власти, освобождения неграмотных крестьян и объявления им «права всякому гражданину заниматься, чем он хочет». К счастью для России, Николай I не стал в итоге либеральничать, как его правнук Николай II…

А мы читаем дальше. Самое интересное нас еще ждет впереди. Есть в манифесте пункты, которые Временное правление должно было быстро претворить в жизнь. Это:

1) уравнение прав всех сословий;

2) образование местных волостных, уездных, губернских и областных правлений;

3) образование внутренней народной стражи;

4) образование судной части с присяжными;

5) уравнение рекрутской повинности между сословиями;

6) уничтожение постоянной армии.

Шестой пункт декабристского манифеста — это отправная точка, это старт в долгом марафоне за уничтожение нашего государства. Все дальнейшие программы народовольцев, эсеров, большевиков и всех прочих «борцов за свободу» ведут свою родословную от этих нескольких листов бумаги, исписанных изящным дворянским почерком.

Уничтожение постоянной армии!!!

Вдумайтесь — распустить вооруженные силы хотят образованные военные! Но зачем? В своем ли уме господа офицеры? Они действительно считают, что их Родине больше не нужна армия? После 15–летней войны с наполеоновской Францией?! В условиях, когда Россия ведет непрекращающуюся борьбу с соседями за место под солнцем?! Неужели декабристы искренне верили, что начиная с 1825 г. на нас никто никогда не нападет?

Не будем задавать пустых вопросов.

Уничтожение русской армии необходимо тому, кто готовится схватиться с Российской империей в смертельной борьбе. То есть нашим геополитическим соперникам! Богатая территорией и ресурсами страна без армии — лакомый кусочек…

Не пройдет и пяти лет после восстания декабристов, как о Польше вспыхнет хорошо подготовленный мятеж. Его организовали такие же тайные общества, только польские. Деньги на оружие и финансирование мятежа выделили иностранные спонсоры (те же соперники России). Около года будут продолжаться настоящие боевые действия с многочисленными жертвами, пока в августе 1831 г. после 36–часового штурма не падет мятежная Варшава. Устрой декабристы в 1825 г. успешный переворот, и в водовороте хаоса и анархии от России отпадут не только Польша, но и все остальные национальные окраины. Не случайно в чеканные строки смертных приговоров декабристам вошло не только «имел умысел на цареубийство», но и «участвовал в умысле отторжения областей от Империи».

И эти люди до сих пор считаются у нас героями…

Теперь и вся декабристская затея становится более понятной. Не имея большого шанса на успех, главной задачей путчисты считали быстрое подписание и проталкивание манифеста, который составлен так умело, что за считанные часы мог обнулить любую государственность. Согласитесь — ни за что сами не додумаются профессиональные военные о пункте про роспуск вооруженных сил. Надо помочь — подсказать. В том–то и трагедия декабристов, что они могут писать какие угодно проекты каких угодно конституций, но в нужный момент на стол сенаторам и царю ляжет нужный врагам русского государства документ, который до этого момента может вообще никто из них не видеть. Для этого в ключевом пункте нужно поставить своего человека. В 1825 г. не получилось — подвели исполнители. Подойдя к Сенату, заговорщики не дождались своего диктатора князя Трубецкого. Видимо, осознав, кому все это нужно, он просто не пришел к своим коллегам. И тем самым стал достойным персонажем для книги рекордов Гиннесса. Где ей еще видели главу мятежа, который на этот мятеж не явился?

Будучи офицером Главного штаба, князь Трубецкой наблюдал за развитием событий из его здания, расположенного рядом. Пушечные выстрелы, ознаменовавшие поражение путчистов, застали Трубецкого лежащим без сознания в домовой церкви своей сестры Е. П. Потемкиной, куда он пришел во второй половине дня. Глава восстания лишился чувств, словно кисейная барышня. Сестра жены Трубецкого вспоминала: «Его подняли, положили на диван, привели в чувство».

Большинство историков уверенно считают, что именно отсутствие Трубецкого, а значит, отсутствие руководства в критический момент привело к поражению восстания. А по–моему, просто в последний момент у человека проснулась совесть. Хоть и запоздало, но взыграл патриотизм, когда светлый князь понял, кому надо распустить русскую армию и развязать в России гражданскую войну. Кстати, следствие тоже было к «диктатору» снисходительно и на виселицу его не отправило…

Все заговорщики были арестованы. Многие из них пытались отрицать свою вину, но потом быстро соглашались и, что называется, активно работали со следствием. Возможно, даже чересчур активно, в нашем сегодняшнем понимании морального облика дворян–либералов. Очутившись в Петропавловской крепости, все арестованные увлеклись эпистолярным жанром, строча одно за другим письма императору, где оправдывались и изливались в выражении верноподданнических чувств.

«Что же касается собственно до меня, то, быв, на словах ультра–ли–бералом, дабы выиграть доверие товарищей, я внутренне склонялся в Монархию, аристократией умеренной, — пишет Николаю Павловичу из казематов Александр Бестужев. —… Истребить же Вас, Государь, по чести никогда не входило мне в голову…».

«Из мрачной темницы моей, возносясь духом любви к Отечеству, духом верноподданнического к Вашему Императорскому Величеству усердия, припадаю к священным стопам Вашим», — строчит Николаю I из тюрьмы барон Штейнгель.

Но самые интересные показания дал следствию, без сомнения, полковник Пестель. Он еще на свободе всегда предупреждал подельников, что в случае ареста он всех сдаст. Чтобы дело было громче, а арестованных и осужденных больше. И слово свое сдержал. «Царствующую фамилию хотели посадить, всю без изъятия, на корабли и отправить в чужие края, куда сами пожелают», — простодушно объясняет следователям Пестель. И это тоже будет в русской истории через, без малого, 100 лет. Офицеров будут сажать на баржи, а баржи эти отправлять «куда сами пожелают», то есть на дно. Не дадут Пестелю убить всю семью Романовых, случится такая неприятность, так можно их всех посадить на корабль и отправить куда подальше. А что не доплывут, так на нас, декабристах, в том вины нет. Мало ли, шторм какой приключился или течь обнаружилась…

Надо сказать, что в целом император, вошедший в нашу историю как Николай Пал кии, проявил к бунтовщикам гуманность и миролюбие невиданных масштабов. Создав Верховный уголовный суд, который рассматривал дела, император задним числом смягчил большинство приговоров. Всего из 579 человек, привлеченных к следствию по делу декабристов, полностью оправдана была практически половина — 290. Из остальных 289 человек был признан виновным 131 обвиняемый. 88 из них было сослано на каторгу, 18 — на поселение, 1 — на житье в Сибирь, 4 — в крепостные работы и 15 разжалованы в солдаты. Казнены были только 5 человек: Пестель, Рылеев, Муравьев–Апостол, Бестужев–Рюмин и Каховский. Если первые четверо были заговорщиками и мятежниками, то Каховский был еще и душегубцем, собственноручно убившим двоих парламентеров.

Подведем итог.

1. Декабристы совершали государственный переворот, не имея законченного плана дальнейших действий.

2. Единственный законченный документ — манифест Трубецкого — не был согласован со всеми руководителями движения.

3. В этом проекте декабристы странным образом собирались оставить Россию без армии, а следовательно, имели целью ее уничтожение.

4. Потерпев поражение, почти все заговорщики раскаялись и признали

свою вину, очевидно, осознав, к чему могли привести их действия.

Все это выглядит очень странным. Перевороты, часто осуществляемые в человеческой истории, всегда имеют проработанный план действий. Участники заговора до выступления, а никак не после него, согласовывают цели, ради которых они рискуют головой. Ни одна из известных нам революций, ни одна из дворцовых интриг никогда не проходила под лозунгом разрушения своего собственного государства (а роспуск армии — это стопроцентный конец государственности). У декабристов все не так, все странно и порой необъяснимо. «Случайность, обросшая литературой», — сказал о них историк Ключевский. Позволим себе не согласиться — все это было не случайно. У нас перед Ключевским одно преимущество: мы знаем дальнейшее развитие событий вплоть до его кульминации — революций 1905 и 1917 гг. Он до этих трагических событий не дожил. А потому для нас преемственность и повторяемость попыток опрокинуть властную вертикаль Российского государства куда как очевиднее. Восстание декабристов — это первая попытка сокрушить Российскую империю изнутри. Начиная с 1825 г., эти попытки будут постоянными, будет меняться только форма и персоны, воплощающие их в жизнь.

Но цели всегда будут одинаковы…


ГЛАВА VI Зачем Евно Азеф решил работать на полицию и революцию одновременно | Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов | ГЛАВА VII Как матросы броненосца «Потемкин» стреляли по Одессе из боевых орудий