home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Самый любимый всеми солдатами «Опель-блиц», кухонный автомобиль. Эскадронный фельдфебель наблюдает за раздачей пищи.

И действительно, там могло быть что-то такое. Это подтверждает и Г. Науман, который в чине майора состоял при фон Манштейне офицером связи и рассказывал о питании в его штабе. Там можно было услышать такой диалог. Полковник спрашивает майора:

— У вас есть человек, который мог бы сбегать в офицерский буфет?

— Да, конечно.

— Скажите, чтобы взял бутылочку шампанского, у меня такое похмелье, видит Бог!

А обед в столовой командующего ординарцы сервировали как в первоклассном ресторане: начинали с супа, потом — главное блюдо, затем — десерт. А на дижестив ординарцы на серебряных подносах подавали коньяк и сигары. Особо примечателен подарок фельдмаршала фон Рундштедта из Франции, который в форме кича прислал устрицы на льду. Манштейн отблагодарил его бочонком икры и коньяком.

Посылки отправляли специальным самолетом на расстояние «всего» 3500 километров.

После короткого отдыха мы поехали за продовольствием. Командир и экипаж 1244-го танка на попутных машинах поехали в ближайший городок Новоар-хангельск. На пункте продовольственного снабжения (такие располагались в каждом крупном населенном пункте) мы получили сухой паек. К нашей радости, мы там снова нашли солдатский санаторий и медсестер. В той обстановке сестры, как и любые женщины, воспринимались всегда симпатичными и привлекательными. Немного пробудились эротические чувства. Но встреча с сестрами была очень короткой, а без любви для молодого неопытного в этих вопросах бойца секс был немыслим. Местечко, где мы квартировали, располагалось почти в 20 километрах от городка, но по дороге было сильное движение, поэтому мы регулярно на попутных грузовиках, легковушках или мотоциклах ездили в санаторий, а вечером возвращались назад.

Так мы ездили почти четыре недели. Там, у солдатского санатория, я смог сфотографировать командующего 8-й армией генерала Вёлера, которому тоже очень понравился солдатский санаторий. Он, как и мы, солдаты, был там частым гостем. Нас, танкистов, он спросил, из какой мы части:

— Из 24-й танковой дивизии!

— Очень известное подвигами, сплоченное боевое соединение, — ответил он, а потом по-дружески беседовал с нами. Полная противоположность Шёрнеру! Тот бы сразу отправил нас в пехоту. Впрочем, я удивился, что вижу командующего в столь тревожное время в санатории, когда считалось, что наступил тяжелейший кризис в полосе группы армий «Юг», развивавшийся перед фронтом и в глубине обороны 8-й армии. До этого я думал, что командующий в такой напряженной обстановке непрерывно находится в районе боевых действий. (После войны генерал Вёлер был приговорен к восьми годам тюрьмы.)

На танке через ад. Немецкий танкист на Восточном фронте


По шоссе на поврежденном танке | На танке через ад. Немецкий танкист на Восточном фронте | Командующий 8-й армией генерал пехоты Вёлер в тулупе садится в свой кабриолет и выезжает из солдатского санатория в Ново-Архангельске.