home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Демонетизация российской экономики произведена с начала 1990-х годов в период активной имплементации в российскую макроэкономическую и финансовую политику разработок американских экспертов. До сих пор монетизация не восстановлена[53]

Кто еще верит в «случайность» действий ЦБ, почитайте интервью его руководителей. Заодно можете присмотреться к их биографиям. Все сплошь «птенцы гнезда Гайдара»:

«России нужна бюджетная революция, считает первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев. Следует отказаться от индексаций пенсий сверх уровня инфляции, сократить бюджетников и предоставить регионы самим себе, пишет он в свежем номере журнала "Вопросы экономики" называя предлагаемые меры "фискальным таргетированием"».[54] За очередным непонятным термином вполне понятные предложения: пенсионерам пенсию не увеличивать, уволить людей, не давать дотации в регионы. А как это? Кто эти регионы будет кормить, если сами они этого по разным причинам сделать не способны? Там всем умирать, что ли? Или с кистенем на большую дорогу выходить? Почему наши банкиры никогда не предлагают своим американским коллегам сокращать расходы, увольнять бюджетников и переставать давать деньги депрессивным Штатам? Потому что государство, которое не будет содержать территорию, неизбежно ее потеряет. Но замглаву Банка России это ничуть не волнует. Он предлагает своей Родине «предоставить регионы самим себе, в результате чего две трети страны будут жить за чертой бедности. А чтобы не было соблазнов увеличивать социальные расходы, предельный размер расходов федеральной казны нужно закрепить законодательно либо в рублевом выражении, либо в процентах от ВВП».[55]

Это — распад страны. Это ее гибель безо всякого вражеского вторжения. Просто с помощью «фискального таргетирования». Особенно пикантными такие предложения выглядят на фоне того, что руководство Банка России, согласно закону о ЦБ, само «устанавливает формы и размеры оплаты труда Председателя Банка России, членов Совета директоров, заместителей Председателя Банка России и других служащих Банка России».[56] И размеры «пенсионного обеспечения», кстати, тоже банкиры из Банка России сами себе определяют.

Что же заставило таких вот упакованных «патриотов», как Алексей Улюкаев, постепенно опускать высокую процентную ставку? А может быть, не что, а КТО заставил их ослабить процентную удавку, затянутую на шее нашей экономики?

Что делать, если ЦБ под контроль не взять, а экономику поднимать надо? Не можешь взять под контроль структуру — создай ее дублера. То есть банк развития и внешнеэкономической деятельности. Широкой публике эта организация известна под названием Внешэкономбанк.[57] По сути, это наследник еще советского «Банка внешнеэкономической деятельности СССР» (Внешэкономбанк СССР). С крушением СССР этот банк, ранее финансировавший всю внешнюю торговлю в Советском Союзе, потерял свое значение и уступил место под финансовым солнцем Центральному банку России. Потому что первый был государственным, а второй под государственный только мимикрирует. Занимался Внешэкономбанк в первые годы после гибели СССР практически исключительно переговорами о принципах и сроках выплаты его внешнего долга, который полностью лег на плечи одной России. И вот в 2001 году «вдруг» начинается возрождение: «В период с 2001 по 2003 год Внешэкономбанк по поручению Правительства обеспечивает финансирование ряда социальных проектов».[58] А потом и еще интереснее: «2002, Реорганизация деятельности Внешэкономбанка, усиление его роли как государственного финансового института. В соответствии с решением Правительства проведен комплекс мероприятий по реорганизации деятельности Внешэкономбанка».[59] В том же году Внешэкономбанк начинает заниматься деньгами Пенсионного фонда. А в 2003 году постановлением правительства ВЭБ назначен Государственной управляющей компанией по инвестированию пенсионных накоплений граждан.

Не можешь взять под контроль структуру — создай дублера. Именно этим и вызвано неожиданное «возрождение» Внешэкономбанка. В 2007 году меняется форма — создается государственная корпорация Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк). В следующем, 2008 году ВЭБ участвует в финансировании более семидесяти инвестиционных проектов общей стоимостью около 750 млрд рублей.[60] Он дает долгосрочные кредиты юридическим лицам на сроки более пяти-десяти лет. То есть делает то, чего никак не хочет делать Центральный банк.

«С октября 2008 года… Внешэкономбанк осуществляет дополнительные функции, которые включают в себя рефинансирование задолженности российских компаний и банков перед иностранными кредиторами, выделение субординированных кредитов, а также поддержку фондового рынка».[61]

«Возьмем, например, ВТБ — контролируемую государством универсальную банковскую группу, занимающую по активам второе место в России. Под управлением команды Андрея Костина, который возглавил ВТБ в 2002 году, банк стремительно развивается <…> ошеломляющие результаты, которые показало подразделение инвестиционного бизнеса, стартовавшее фактически с нуля в 2008 году и всего за два года добившееся лидерства на российском рынке…», — пишет о ВТБ газета «Иле Financial Times».[62]

Контроль над ВТБ крепко держит в своих руках государство — 85,5 % акций даже после успешного публичного размещения в 2007 году находятся в его руках. Второй по величине активов банк в России — точно государственный.[63] Если наша догадка о создании «дублера» верна, остается только посмотреть, кого ВТБ дублирует. Вернее говоря, кого он дублировать способен? Второй — это всегда дублер первого. А кто занимает первое место по активам среди банков России? Сбербанк. У кого контрольный пакет этого банка? У государства? Нет. Контрольный пакет (более 60 %) акций «Сбербанка» принадлежит Центральному банку России!

То есть первый банк России находится, как и ЗВР, «не совсем» в руках у государства. А значит, ему нужно создать дублера, что и делает Путин. Ну а для полезного использования «Сбербанка» в интересах страны необходимо найти компромисс — компромисс между властью и Центральным банком, а вернее говоря — между Россией и международным банкирским закулисьем. Поэтому главой «Сбербанка» нужно сделать человека, который, с одной стороны, из команды Путина, а с другой — имеет репутацию либерала. И нашим, и вашим. Кого назначили? Германа Грефа…[64]

2009 год — ВЭБ кредитует строительство олимпийских объектов в Сочи, он самый настоящий банк развития: «Внешэкономбанк реализует государственную программу финансовой поддержки малого и среднего предпринимательства через дочерний банк ОАО «РосБР». Объем финансовой поддержки, оказанной Внешэкономбанком для реализации данной программы, увеличился на 40 млрд рублей и на конец года составил 49 млрд рублей».[65] В августе 2009 года вступил в силу федеральный закон, наделяющий Внешэкономбанк правом инвестировать в корпоративные, субфедеральные, ипотечные облигации, облигации международных финансовых организаций и депозиты в кредитных организациях. То есть покупать не только государственные облигации США, но и облигации своей собственной страны и ее компаний. Обратите внимание: Внешэкономбанк МОЖЕТ покупать ипотечные облигации не пресловутых «Фани Мей» и «Фредди Мэк», а самые что ни на есть российские ипотечные облигации.[66] Есть и еще одна особенность — банк развития, в отличие от других банков, не подчиняется Центробанку, будучи агентом правительства, которое единственное может его контролировать.

Наконец, совсем недавно — в октябре 2010 года — начался новый виток теневого сражения за российские финансы. «Министерство финансов разработало законопроект о создании новой госкорпорации — Государственного финансового агентства (ГФА), — которая получит в свое распоряжение средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) и другие государственные финансовые активы. Законопроект может быть внесен в правительство в течение двух месяцев. В настоящее время средствами Резервного фонда и ФНБ управляют Минфин и Центробанк».[67] Российская власть пытается всеми возможными способами забрать у Центрального банка контроль над финансовыми кладовыми страны, стараясь и здесь создать структуру-дублера и передать ему управление средствами Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. Противостояние идет за кулисами, битва за финансовый суверенитет ведется в тиши кабинетов. Что остается в такой ситуации ЦБ? Снижать ставку рефинансирования и прислушиваться к российской власти.

А если у вас еще остались сомнения в том, что огромные золотовалютные резервы Центрального банка не принадлежат России, просто спросите себя: зачем правительство собирается продавать пакеты разных компаний? Зачем, имея более 450 млрд долларов в ЗВР, продавать акции «Роснефти» и ВТБ? Чтобы получить деньги. А зачем продавать ликвидное имущество, чтобы получить деньги, если этих денег и так полно?

Ответ один — если эти миллиарды вам не принадлежат. А для проектов нужны средства, для развития нужны средства. Даже для борьбы с террористами необходимы не только спецслужбы, но и деньги. Деньги требуются для всего и всегда. Но когда впервые «печатная машинка» стала не государственной? Откуда же началось это сумасшествие?

Наш путь лежит в историю.


Глава 2 О ФРС и Центральном банке не России | Национализация рубля — путь к свободе России | Глава 3 О Банке Англии и болезненных родственниках «короля-солнца»