home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



История первая

О нерасторопных немцах и сталинском письме

Представим себе картину. Адольф Гитлер поставил на карту свой престиж — вопреки дипломатическому этикету обратился к главе другого государства, минуя своего министра иностранных дел. Такого во взаимоотношениях СССР и Германии еще не было. Написав письмо, Гитлер сделал свою позицию крайне уязвимой. Он показал, насколько важно ему договориться. Он дал козыри в руки другой стороны. Он подставился еще до начала переговоров. И он ждет ответа. Нет в Третьем рейхе 21 августа 1939 года более важной новости, нет более важной депеши, чем ответ Сталина.

Вот вам и вопрос: сколько времени заняла передача ответа руководства СССР? Как мы знаем, в 17:00 конверт с текстом попал в руки германского посла. А во сколько текст попал в руки Гитлера?

Попробуем подсчитать. Пятнадцать минут даем послу Шуленбургу на поклоны с Молотовым, проход до машины, еще минут двадцать положим на проезд до посольства. Минут десять на «снимание пиджака», минут двадцать на шифровку. Еще десять на передачу текста в Берлин — строк-то всего четырнадцать, документ крохотный. Итого получается семьдесят пять минут. Пусть будет девяносто, ведь германский посол немолодой, ходит медленно. Итого — полтора часа. Какие затраты времени на прохождение этой информации в Берлине? Дешифровка двадцать минут, доставка текста фюреру еще двадцать. Пусть час. Час в Берлине, полтора в Москве. Выходит, что передача ответа Сталина от Кремля до Адольфа Гитлера могла занять два с половиной часа максимум. И это так, не спеша, вразвалочку. А ведь Гитлер должен был дать четкое указание первоочередности этого материала. Его срочности и важности. Бегать все должны! Что же на самом деле?

Ответ Сталина был передан Гитлеру через девять часов![151]

Как могло быть, что самый ожидаемый в Германии документ оказался передан Гитлеру с таким огромным опозданием? Куда он завалился? Сравните: два с половиной и девять часов. Кто его так задержал? Согласитесь, вопросов возникает много. Должны они были возникнуть и у Гитлера, ведь он очень ждал сталинского ответа. «В крайнем беспокойстве, почти не владея своими нервами, Гитлер ждал ответа. Заснуть он не мог, поэтому посреди ночи позвонил Герингу, поделился своими тревогами и излил свое раздражение по поводу флегматичности русских».[152] А ведь обида фюрера на тугодума Сталина была напрасной, глава СССР ответил молниеносно. Куда же подевался этот ответ? Кто не давал его Гитлеру? Когда же письмо Сталина все же «пробилось» к адресату, то реакция фюрера оказалась весьма своеобразной. «За ужином Гитлеру подали какую-то записку, Он быстро пробежал ее глазами, заливаясь краской, смотрел какое-то время прямо перед собой, ударил по столу так, что зазвенели рюмки, и срывающимся голосом воскликнул: «Все в порядке! Все в порядке!»[153] Есть и еще свидетельства. Когда Гитлер получил известие, что Риббентроп может лететь в Москву 23 августа, он воскликнул: «Это стопроцентная победа! И хотя я никогда этого не делаю, теперь я выпью бутылку шампанского».[154]

Мог ли Адольф Гитлер от прилива радости, что Сталин ответил и согласился перенести переговоры на ближайшее время, не заметить странной задержки в поступлении этой важнейшей информации? Гитлер мог и не заметить. А вот руководители его спецслужб были обязаны в этой ситуации разобраться. Почему? Да потому, что когда глава государства бегает по своей резиденции в нетерпении и обрывает телефонные трубки с вопросами «Где ответ Сталина?», то задержка информации на шесть-семь часов (!) называется коротко и емко: саботаж. Или даже чуть громче — диверсия. Ведь итогом такой «задержки» могло стать иное течение мировой истории, вся она могла сложиться совсем по-другому.

Поэтому давайте подойдем к этому вопросу с другой стороны. Казалось бы, совершенно скрыть факт сталинского ответа от Гитлера невозможно. Так какая разница, через два часа его получит адресат или через девять? Разница огромная. Такая же, как между миром 10 и 11 сентября 2001 года. Зададим еще один вопрос: а кому было выгодно представить дело так, что никакого ответа Сталина не поступало? Кому было выгодно довести Гитлера до бешенства отсутствием ответа Сталина НА ЕГО ЛИЧНОЕ ПИСЬМО? Что это давало? Что мог предпринять Адольф Гитлер, не получив сталинского послания? Что получилось бы, лопни его терпение раньше?

Как ни странно, ответить на эти вопросы очень просто. Фюрер был азартным игроком. И играл он сразу на двух досках — с Западом и с Востоком. Когда шесть лет спустя Адольф Гитлер застрелится у себя в бункере, Сталин скажет об этом предельно ясно: «Доигрался, подлец!» В этих словах вся правда трагедии Второй мировой войны. Доигрался, играя со всеми сразу. Гитлер неоднократно говорил и писал, что война на два фронта для Германии гибельна и невозможна, что такой сценарий войны был главной ошибкой кайзера. И что он, Гитлер, этой роковой ошибки не повторит. Поэтому в ситуации августа 1939 года Гитлер должен был договориться либо с Западом, либо с Востоком. А еще лучше, сначала договорившись с одним, потом договориться и с другим центром силы. Если предложение англичан окажется выгоднее, то о «дружбе» с Кремлем снова можно забыть.[155]

Но вернемся к вопросу, что бы делал Гитлер, если бы сталинский ответ «запоздал» еще часиков на пять. Ответ — он бы договаривался в любом случае. Только не с русскими. А с кем? Вариант ответа есть только один — с англичанами. Исторический факт — 21 августа 1939 года глава Германии попросил Лондон принять Геринга, 23 августа и получил согласие.[156] В те судьбоносные августовские дни на берлинском аэродроме рядышком стояли два самолета. Один из них — личный «юнкере» фюрера — ждал рейхсминистра Риббентропа для полета в Москву. А вторым воздушным судном был локхид-12А британских спецслужб.[157] Герман Геринг готовился полететь на нем в Лондон. Оба полета и визита планировались на один день — 23 августа 1939 года. Организацией полета Геринга во избежание огласки лично занимался шеф британской разведки. Лететь «толстый Герман» должен был на встречу не с кем-нибудь, а с премьером Невиллом Чемберленом. Завеса секретности была полнейшей. Лететь собирались не прямо в Лондон, а сначала на небольшой аэродром у городка Бовингтона, в графстве Херефордшир. Оттуда Геринга бы доставили прямо в Чекерс, официальную резиденцию премьер-министра. Штат сотрудников Чемберлена для соблюдения секретности планировалось распустить, а заменить их должны были сотрудники британских спецслужб. Планировалось даже отключить все телефоны…[158]

И это был не первый случай, когда в ключевые политические моменты один из руководителей Третьего рейха летел «на ковер» в Лондон, чтобы договариваться в режиме реального времени и алчного присутствия. Например, в момент введения немецких войск в Австрию весной 1938 года Риббентроп находился в британской столице. А чтобы визит не был официальным, предлог придумали на ходу. Риббентроп был послом Германии в Лондоне, теперь стал главой МИДа. И в новом ранге он просто прилетел к старым друзьям устраивать что-то типа «отвальной».[159] Итогом стало признание Англией аншлюса (присоединения) Австрии к Германии, несмотря на имевшийся договор с австрийцами, в котором британцы обещали защищать их независимость.

В августе 1939 года состояться мог только один полет. Вот за то, куда полетит посланец Гитлера, с кем фюрер решит договориться, и шла борьба.[160] Отсутствие ответа Сталина должно было подтолкнуть Гитлера договариваться с англичанами. Других вариантов у главы Германии просто не было. Поэтому можно смело утверждать, что мнимое отсутствие сталинского письма могло направить историю Европы по совершенно другому сценарию. Куда более трагическому для России — потому что после разгрома Польши немецкие войска выкатились бы на наши границы. И воевать с вермахтом Красной армии пришлось бы в одиночку, на два года раньше. А Франция и Англия не имели бы никаких обязательств по оказанию России помощи.

Кому было выгодно, чтобы вместо германо-русского мира в сентябре 1939 года началась германо-русская война? Англии. Кому было выгодно стравить между собой два народа, чтобы потом вступить в схватку «вторыми», когда соперники будут взаимно обескровлены? Англии. Да и девятичасовая задержка передачи срочнейшего и важнейшего письма — это исторический факт, от которого никуда не деться. Так кто мог попытаться сорвать договоренности между Германией и Россией путем задержки послания главы одной страны главе другой? Ответ очевиден. Одного не понимаю: почему никто не пытался до сих пор разобраться в этом интереснейшем вопросе? Ведь тогда многое становится понятным. И даже — чересчур понятным. Ведь это была задача государственной важности, и Великобритания помимо всех дипломатических и околодипломатических источников пустила в ход спецслужбы…

Кто мог обеспечить «лишние» шесть часов прохождения сталинского письма? Английские агенты в немецких службах. В каких конкретно — для нас неважно. МИД, разведка, шифровальщики, заместители Риббентропа. Хотите знать, кто персонально, — поднимите немецкие архивы, там должен быть ответ. Такая оплошность не могла остаться безнаказанной. Ни германские спецслужбы, ни министр Риббентроп не могли не отреагировать на такую явную диверсию. Реакция обязана была быть — жесткая, но скрытая. В течение месяца кто-то должен был утонуть, разбиться в автокатастрофе или умереть от внезапной остановки сердца. Без лишнего шума. Без огласки. Портрет на работе с черной ленточкой. Плачущие товарищи. Истинный ариец. Слепая смерть вырвала его из наших рядов. Пенсия безутешной вдове.

Я не знаю, что случилось с тем британским агентом, что рискнул всем по заданию своих лондонских шефов, потому мне неведомы его имя и фамилия. Но я знаю фамилии и имена других реальных иностранных агентов, находившихся в Германии.


Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России | Национализация рубля — путь к свободе России | История вторая О русском агенте