home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3. Действия 201-й Латышской стрелковой дивизии на Северо-Западном фронте под Старой Руссой в ходе боев по окружению войск противника в районе Демянска и отражению их контрударов (февраль — июнь 1942 года)

11 января 1942 года 201-я Латышская стрелковая дивизия была выведена из боя, хотя контрнаступление 33-й армии продолжалось до апреля 1942 года. Она была включена в резерв Ставки Верховного главнокомандования[42].

15-16 января 1942 г. части Латышской дивизии, пройдя Наро-Фоминск, вышли к станции Апрелевка для получения пополнения и проведения боевой подготовки. Разместились они в пустующих корпусах Апрелевской фабрики грампластинок и в окрестных деревнях. В январе 1942 года на пополнение прибыли 4538 человек. Из них 747 были эвакуированными гражданами Латвийской ССР, остальные до войны проживали в центральных областях СССР. Если к началу боев личный состав дивизии состоял из граждан Латвийской ССР на 90 %, то теперь — на 60 %[43]. К концу января 1942 года в дивизии насчитывалось 8942 человека, что составляло недокомплект по штату в 2699 человек[44].

В боевой учебе основное внимание уделялось сколачиванию подразделений, изучению боевого опыта дивизии. Было получено недостающее оружие и организовано его изучение.

Во второй половине января 1942 года, еще находясь в Апрелевке, Латышская дивизия была включена в состав 1-й ударной армии, передислоцированной из-под Москвы на Северо-Западный фронт.

После получения пополнения и краткой передышки для дивизии начинался период боев на Северо-Западном фронте. Здесь, в Ильменских лесах и болотах под Старой Руссой, ее воины будут сражаться более полутора лет. 201-ю дивизию, вспоминал потом связист Арвидас Григулис, ставший после войны латышским писателем, окрестили «болотной».

С февраля по апрель 1942 года дивизия плечом к плечу с другими соединениями фронта сражалась под Старой Руссой.

Войска Северо-Западного фронта начали готовиться к проведению операции по окружению и уничтожению 16-й немецкой армии, которая заняла район Демянска (районный центр Новгородской области) под Старой Руссой в сентябре 1941 года, когда фашистскими войсками был совершен прорыв юго-восточнее озера Ильмень. Гитлеровское командование прилагало все усилия, чтобы удержать этот плацдарм, глубоко вклинивавшийся в линию нашего фронта. Он прикрывал южное крыло всей группы немецких армий «Север» и при благоприятном стечении обстоятельств мог быть использован для наступления на Москву. За прошедшие с осени 1941 года месяцы немецкие военные инженеры, используя лесисто-болотистую пересеченную местность, успели превратить плацдарм в мощный оборонительный район, постоянную лесную крепость протяженностью с запада на восток около 80 километров.

В ходе зимнего контрнаступления Северо-Западного фронта его 11-я армия в январе 1942 года вышла на ближние подступы к Старой Руссе, и ею была глубоко охвачена демянская группировка противника. Впервые с начала войны создались условия для полного окружения и ликвидации столь крупных сил гитлеровской армии.

На демянском направлении войскам Северо-Западного фронта противостояла немецкая группировка, в которую входили 5 пехотных, 2 моторизованные (в том числе дивизия СС «Мертвая голова») и 1 охранная дивизия 16-й армии. В целом группировка насчитывала около 100 тысяч солдат и офицеров, 1600 орудий и минометов. По противотанковой артиллерии враг имел более чем двойное, а по авиации — подавляющее превосходство.

Ставка решила сосредоточить основные усилия только на старорусском направлении. С 22 января 1942 года фронт получил 1-ю ударную армию, в состав которой и входила 201-я стрелковая Латышская дивизия. Армия, переданная из состава Калининского фронта и находившаяся в районе Клина, была по железной дороге перевезена в район Северо-Западного фронта к 6 февраля. Но Ставка считала главным не окружение демянской группировки (на это выделялись малые силы), а нанесение удара армии в другом направлении — на запад, на Псков, в тыл ленинградской группировки немецких войск. Ставка недооценивала противника, силы фронта действовали на расходящихся направлениях, и ни на одном из них решающего превосходства над неприятелем не было создано. Задача разгрома демянской группировки оставалась для Северо-Западного фронта второстепенной, сил выделялось мало. Попытки командующего фронтом П.А. Курочкина обратить на это положение внимание Сталина и Шапошникова были отклонены[45]. 1 февраля 1942 года Ставка утвердила план операции по наступлению, представленный командующим Северо-Западным фронтом[46].

Задача окружить противника в районе Демянска была возложена на 1-ю Ударную армию, а также на 11-й и 1-й гвардейские стрелковые корпуса. 11-я армия должна была наступать на Старую Руссу, а 1-я ударная и два корпуса — действовать на ее левом фланге, перемещаясь из района Парфино на юг по берегам рек Ловать и Редья. Замысел состоял в рассечении фронта противника и изоляции старорусской группировки от демянской. Внешний фронт окружения создавался силами 11-й и 1-й ударной армий. Внутренний образовывался бы силами 34-й и 1-й ударной армий.

Из-за стремления нашего командования упредить противника в наращивании сил и удержать инициативу в своих руках был принят такой порядок передвижения соединений 1-й ударной армии, при котором их доставляли по железной дороге в район Бологого, а далее, до района сосредоточения, войска двигались пешим маршем, длина которого составляла 160–250 километров. Все это затрудняло выдвижение соединений к фронту, замедляло его.

Войска 1-й ударной армии начали сосредоточение в условиях, когда по ее эшелонам почти непрерывно наносила удары немецкая авиация. Марш после выгрузки шел в условиях бездорожья, метелей, морозов, достигавших -30 °C. Солдаты могли двигаться только по ночам, пешком, по одной дороге, проложенной в глубоком снегу со стенками высотой до 1,5 метров. Костры на привалах разводить было запрещено.

Сосредоточение перебрасываемых войск проходило в исключительно тяжелых условиях. На марше тылы и артиллерия отставали от стрелковых соединений. Прибывшие части оказались недостаточно укомплектованы автотранспортом, плохо обеспечены боеприпасами, горючим, теплым обмундированием, валенками, продовольствием и фуражом.

Латышская дивизия в первых числах февраля 1942 года выгрузилась на станциях Любниц и Дворец в 110 километрах к северо-западу от Бологого.

В таких условиях дивизия совершила марш на расстояние около 150 километров. Снежные заносы, бездорожье затрудняли движение настолько, что колонны тылов, артиллерии, танков растянулись, отстали и к началу наступления в районы сосредоточения не подошли, что сразу сказалось на ходе боевых действий.

Фактически 201-я дивизия подошла в район сосредоточения не вполне боеспособной.

Комдив Я.Я. Вейкин доносил 7 февраля 1942 года в штаб армии[47]:

«Часть дивизии не имеет вооружения (оно осталось на станции выгрузки); из полученного 6-тысячного пополнения пятая часть не прошла начального военного обучения, части имеют 0,5–0,75 боекомплекта боеприпасов, 1–2 сутодачи продовольствия, автотранспортом дивизия укомплектована на 55 %, конским составом — на 70 %, и тот сильно истощен».

201-я стрелковая дивизия подошла к району боевых действий 7 февраля 1942 года. Полковник Г.Г. Паэгле доложил командующему 1-й ударной армией генерал-лейтенанту В.И. Кузнецову о прибытии дивизии, ее составе и потребностях частей. Командарм приказал немедленно начать движение в район Тупичино — Русская Болотница — совхоз «Красная Заря», т. е. около 40 километров на северо-запад. Кузнецов сразу предупредил, что подвоз боеприпасов затруднен.

Дальнейший маршрут дивизии проходил по болотистому массиву Невий Мох. Там дорог вообще не было, его надо было обойти. Достигнув рек Ловать и Редья в их низовьях, пришлось повернуть на юг. Путь был через деревни Нива, Мехово, Березка, Блазма, Лажины, Ермошкино, Юрьево, Гридино, Горбы. Особенно тяжелым для полков дивизии оказалось прохождение отрезка пути в 70 километров от Юрьево, через низовья Ловати, Редьи к конечному пункту — деревне Шапкино. Оно заняло двое суток. Дороги были забиты войсками, постоянно возникали пробки.

Дойдя до Шапкино, дивизия расположилась по деревням: 92-й полк — в Подцепочье и Васильевщине, 122-й полк — в Зубакино и Воскресенском, 191-й — в Маврино; тылы — в Горушках[48].

Но обстановка не давала времени для того, чтобы наращивать силы. Несмотря на неполную готовность армии к наступлению, дивизии пошли в бой. Не удалось осуществить все мероприятия, требующиеся для успешного проведения операции. Пополнение было недостаточно подготовлено, подразделения и части не были сколочены, не подошли танки и артиллерия, не была сформирована фронтовая авиация, не хватало материальных средств, так как станция снабжения Крестцы находилась от фронта в 140 километрах.

Согласно приказу Северо-Западного фронта от 10 февраля[49], войска 1-й ударной армии к исходу 12 февраля вышли на рубеж Пенна — Угно — Подцепочье — Соколово. Второго эшелона не было. Для выхода на исходный рубеж войскам, чтобы пройти расстояние 10-100 километров, было отведено всего два дня, и они двигались и ночью, и днем. Их передвижения легко фиксировались немецкой воздушной разведкой. Авиация бомбила и обстреливала идущие к фронту части, фактор внезапности и скрытности направления ударов отсутствовал. Тылы и артиллерия по-прежнему отставали.

Латышская дивизия наступала на главном направлении, вместе со 2-й гвардейской стрелковой бригадой и 129-й стрелковой дивизией (II формирования). 191-й полк находился в резерве[50].

Своей директивой № 170089 от 10 февраля 1942 года Ставка утвердила план Курочкина от 8 февраля. Операция должна была начаться не позднее утра 12 февраля. Приказ командующего фронта на наступление поступил в штаб 1-й ударной армии 10 февраля[51]. Операция имела целью окружение и уничтожение 16-й армии противника в районе Демянска.

Боевой приказ командующего Северо-Западным фронтом от 10 февраля 1942 года ставил армии задачу с утра 13 февраля прорвать оборону противника южнее Старой Руссы, затем обойти город с юго-запада в направлении Взгляды — Городцы и перерезать железную дорогу Старая Русса — Дно. В дальнейшем 1-я ударная армия должна была совместно с соседом слева — 11-й армией (командующий генерал-лейтенант В.И. Морозов) — разгромить старорусскую группировку противника и выйти в район Шимск — Сольцы. Последний гитлеровцы считали важным, так как он прикрывал основные коммуникации снабжения немецких армий, с сентября 1941 года державших в блокаде Ленинград.

Командарм В.И. Кузнецов для осуществления армейской задачи создал на левом фланге ударную группу. В нее были включены 120-я стрелковая дивизия (II формирования) и 201-я стрелковая Латышская дивизия, 2-я гвардейская стрелковая и 83-я танковые бригады, ряд артиллерийских частей. Командовать оперативной группой был назначен заместитель командарма.

Части дивизии, начиная с 13 февраля, принимали участие в боях с целью окружения демянской группировки противника. В рамках армейской задачи дивизия должна была отбросить противника от впадающей в озеро Ильмень реки Полисть в районе деревень Бородино, Бракловицы, Чухново, Вошково, к югу от г. Старая Русса. Затем, перейдя реки Полисть и Холынья, наступать в направлении Голузино — Великое Село, выйти в район Телевля, перерезать железную дорогу Старая Русса — Дно, совместно с остальными силами 1-й ударной армии окружить противника у Старой Руссы, уничтожить его и овладеть городом[52]. (До этой стадии реализации плана дело, однако, не дошло.) Тем самым Латышская дивизия выполняла задачу расширения занятого нашими войсками коридора, шириной всего в 20 километров, отделявшего окруженные немецкие части от войск, находившихся по внешнюю сторону «котла».

Начиная с 13 февраля 1942 года, советские войска, прорвавшись из района Парфино (на р. Ловать) на юг, вели бои в междуречье Ловати и Полисти, с целью окружить 16-ю армию численностью до 11 дивизий в районе Демянска. Однако, как ни форсировало действия своих войск советское командование, как ни спешило упредить немецкую сторону в развертывании войск, воплотить это не удалось. Немецкая оборона на р. Полисть южнее Старой Руссы стала строиться уже с 3 февраля 1942 года по принципу опорных пунктов по обоим берегам р. Полисти в отстоящих друг от друга на 2–3 километра деревнях, к тому же, при условии превосходства немцев в воздухе. В общем, она представляла собой хорошо оборудованные узлы сопротивления и системы опорных пунктов, сильно насыщенных огневыми средствами и инженерными заграждениями. Большинство опорных пунктов и узлов сопротивления противника были очень выгодно расположены в тактическом отношении: с хорошим круговым обзором и обстрелом всех подступов к ним. Местность перед деревнями, превращенными в опорные пункты, была открытая, представляла собой в основном обширные снежные поля, все подступы простреливались сильным минометным и пулеметным огнем. Оборонительных сооружений здесь немцы не успели построить, но они получали мощную огневую поддержку в виде артиллерии, и особенно авиации.

13 февраля 1942 года перешли в наступление 92-й и 122-й полки (191-й оставался в резерве). С утра шел густой снег и видимость отсутствовала. С 10 часов части дивизии после слабой артиллерийской подготовки и без поддержки танков поднялись в атаку[53]. Они сбили боевое охранение противника и по рыхлому снегу стали продвигаться к переднему краю обороны. Пройдя к исходу дня 8-10 километров, вышли на рубеж Аринино — Ивановское — Подцепочье — восточнее Бородино. Дальше они продвинуться не могли, поскольку из опорных пунктов велся многослойный ружейно-пулеметный, минометный и артиллерийский огонь. Это сильное огневое сопротивление части не могли преодолеть. Командование немецких войск выполняло приказ Гитлера «стоять по колено в крови, но Старой Руссы не сдавать»[54].

Дивизия не смогла с ходу преодолеть подготовленную оборону противника и втянулась в затяжные бои за его опорные пункты, густо разбросанные по берегам р. Полисть (Волышово, Ивановское, Выставка, Бородино, Трохово, Вгляды). Удар наносился по деревням Чухново, Вошково и Бородино (в 120 километрах к югу от Старой Руссы). 122-й полк вышел к реке Полисть и подошел к Бородино, изготовившись к ночному бою. 92-й полк подходил к Чухново.

14 февраля 122-й полк вел бой за Бородино, начиная с ночи, когда он трижды ходил в атаки. Днем штурм продолжался, и к 15 часам деревня была освобождена. Одна рота заняла часть деревни Бракловицы. Атака на Вошково в этот день была отбита. Также не удалось взять и расположенную севернее деревню Большое Толочно. Но, когда бойцы 122-го полка освободили деревни Чухново и Выставка, Большое Толочно была обойдена.

Попытки прорваться дальше, в глубину обороны противника, остались безуспешными. Стрелки в этот день воевали, практически лишенные авиационного прикрытия, артиллерийской, минометной и танковой поддержки. У минометного дивизиона не было боеприпасов. В армии не было горючего, и она не могла доставить боеприпасы с ближайшей железнодорожной станции. Горючего не было и у 83-й танковой бригады.

Во второй половине дня 15 февраля 1942 года противник нанес сильный контрудар по позиции соседей Латышской дивизии справа — 84-й стрелковой бригаде и 2-й гвардейской стрелковой бригаде. Подвергшись сильнейшей бомбежке, понеся большие потери, обе были вынуждены отойти с занятых позиций обратно, на рубеж Утошкино — Ивановское[55].

В этой обстановке два батальона 92-го полка были сняты со своих позиций и направлены в помощь 2-й гвардейской стрелковой бригаде.

К 16 февраля 122-й полк наступал на Сыроежино и овладел деревней Вошково. В тесном взаимодействии с соседями он вклинился в передний край обороны противника. Бой был перенесен в глубину, латышские бойцы стремились выйти к реке Холынья — второй линии немецкой обороны[56]. 92-му полку, от которого остался в дивизии только один батальон, пришлось прекратить успешно проводившееся наступление.

Тем временем противник укреплял свою оборону на второй линии, на р. Холынья.

17 февраля дивизия, преодолев отчаянное сопротивление противника, заняла села Выставка, Бородино, Бракловицы, Чухново, Вошково, обошла деревню Большое Толочно.

18 февраля взятый командующим армией из своего резерва 191-й полк был им направлен атаковать деревню Забытово, чтобы затем попытаться отбить потерянную за день до этого деревню Утошкино на р. Полисть, к северу от позиций Латышской дивизии. Стоял 20–30 градусный мороз. Противник вел сильный артиллерийский обстрел и постоянно, с 9 утра до 5 часов вечера, бомбил наступающие батальоны. Самолеты шли волнами, непрерывно, группами от 9 до 30 единиц и бомбили лес, куда отошел полк, снижаясь до 200–300 метров[57]. Несмотря на такие обстрелы и бомбежку, стрелки 191-го полка дошли к концу дня до окраин деревни, но закрепиться там у них уже не было сил. Когда, несмотря ни на что, бойцы 191-го полка все-таки ворвались в Утошкино, они были контратакованы во фланг немецкими тяжелыми танками. Полк не имел достаточного количества противотанковых средств, понес значительные потери и был вынужден отойти. В дивизию он возвратился только в конце февраля.

Бои носили исключительно упорный характер. Несмотря на всю стойкость своих бойцов, дивизия была не в силах сломить сопротивление противника и овладеть деревнями Подсосонье, Б. и М. Толочно, Сыроежино. В ходе этих атак дивизия, как и все остальные соединения армии, понесла большие потери — в стрелковых батальонах оставалось не более чем по сто человек, за время боев из девяти комиссаров батальонов семь были убиты и ранены[58].

В течение двух суток 12 бойцов под командованием лейтенанта Жирнова защищали район между деревнями Подсосонье и Вошково. 13 раз они отбивали атаки противника, сопровождавшиеся авиационными налетами. К концу второго дня лейтенант Жирнов погиб, а из всего подразделения в живых остались только три бойца.

Сложилось такое положение, когда атаки соединений и частей 1-й ударной армии без особых усилий отбивались оборонявшимися войсками немецкой 16-й армии, использовавшими свое громадное огневое преимущество и полное господство в воздухе, причинявшими советским войскам большие потери.

Бои приняли затяжной характер. Стремясь не допустить их перехода в стадию позиционной войны, советское Верховное главнокомандование требовало от командования 1-й ударной армии энергичных действий по созданию прочного внешнего кольца окружения немецкой 16-й армии у Демянска. (Внутреннее кольцо окружения замкнулось 20 февраля 1942 года, когда в районе населенного пункта Залучье 15-я стрелковая бригада и лыжные подразделения 1-го гвардейского стрелкового корпуса (И формирования) соединились с 42-й стрелковой бригадой Северной группы 34-й армии).

Действия 1-й ударной и 11-й армии создали внешний фронт окружения. Это был первый в истории Великой Отечественной войны случай окружения оперативной группировки противника.

Цели и намерения командования не были обеспечены на месте реальным соотношением сил. Те позиции, которые стрелковые части, в том числе латышские, успевали захватить на земле, то и дело приходилось оставлять, подвергшись авиационным и артиллерийским ударам. При практически полном отсутствии артиллерии ПВО командование дивизии попыталось бороться с немецкой авиацией стрельбой из стрелкового оружия, в частности противотанковых ружей. Несколько раз стрелки 122-го полка захватывали позиции в деревне Подсосонье, но им приходилось отступать после очередного налета бомбардировщиков. В этих боях, не достигая существенного продвижения, дивизия понесла значительные потери. В батальонах оставалось не более чем по сто человек.

Преисполненное решимости деблокировать «Демянскую крепость» (официальное немецкое наименование окруженной группировки с 22 февраля), германское командование с 15 февраля проводило контратаки. Когда 1-я ударная армия с 19 февраля перешла в наступление, оно было сорвано сильным артиллерийским огнем и ударами авиации, уничтожившей армейские склады. Армия под натиском противника начала отход, ее части попадали в окружение.

Враг не прорвался. На других участках линии обороны все попытки также оказались безрезультатными.

В дивизии с 13 февраля по 4 марта выбыло из строя 6458 человек, в том числе убитыми — 1153. В стрелковых батальонах оставалось не более чем по сто человек. Большие потери были в конском составе и в вооружении[59].

К 23 февраля 1942 года противнику удалось оттеснить части правого фланга 1-й ударной армии на рубеж, с которого они начинали наступление: шоссе Старая Русса — Холм. Но 201-я и 129-я дивизии в центре фронта армии продолжали удерживать захваченный ими в ходе наступления рубеж по Полисти.

Латышская дивизия, несмотря на всю стойкость своих бойцов, не смогла сломить сопротивление противника и овладеть деревнями Подсосонье, Б. и М. Толочно, Сыроежино. Ворвавшись 28 февраля в Сыроежино с 10 танками, 191-й полк был вынужден снова отойти на исходный рубеж, потеряв 3 единицы техники.

Действия Латышской дивизии высоко оценивались командованием армии и фронта. В эти дни о ней многократно писала печать[60], сообщало Совинформбюро[61].

Немцы перебросили подкрепления, и с 1 марта встречное сражение разгорелось с новой силой. 1 марта бойцы 122-го полка ворвались в Подсосонье, но снова были вынуждены под ударами немецкой пехоты и авиации отойти. С 5 марта решением Военного совета Северо-Западного фронта наступление 1-й ударной и 11-й армий было временно прекращено, и им было приказано перейти к обороне. 6 марта поступил приказ командующего армией командиру Латышской дивизии перейти к обороне на рубеже Выставка, Бородино, Бракловицы. Было обращено особое внимание на необходимость укрепления линии обороны путем строительства дзотов и других опорных пунктов.

Несмотря на относительный неуспех войск 1-й ударной и 11-й армий в боях, проходивших в феврале 1942 года, был создан внешний фронт окружения основных сил немецкой 16-й армии в районе Демянска и обеспечены благоприятные условия для создания внутреннего кольца. Возник «Демянский котел», в который попали 95 тысяч немецких солдат и офицеров в составе 2-го и основных сил 10-го армейских корпусов, в том числе: пять пехотных дивизий, дивизия СС «Мертвая голова», три полка и десять батальонов. Основной фронт 16-й армии в районе Старой Руссы от ее окруженных корпусов отделяло 30 километров.

Это была веха в истории Великой Отечественной войны. Бои, которые вела Латышская дивизия начиная с 13 февраля 1942 г., содействовали окружению 20 февраля в районе Демянска войсками 1-й ударной, 34-й (командующий генерал-майор Н.Э. Барзарин) и 11-й армий (командующий генерал-майор В.И. Морозов) семи дивизий 2-го и 10-го армейских корпусов 16-й немецкой армии[62]. «Демянский котел» стал одним из первых окружений столь крупных сил противника в ходе войны.

Бои носили затяжной и упорный характер. Однако у фронта не было достаточных сил для полного уничтожения окруженной группировки, и боевые действия здесь будут идти в течение года, до февраля 1943 года, и так и не приведут к решительному успеху.

В жестоких боях дивизия была истощена.

В феврале-марте 1942 года в расположение Латышской дивизии прибыла группа в составе 200 человек — бывших бойцов и командиров 1-го и 2-го латышских рабочих полков, отступивших летом 1941 года с боями в Ленинград из Латвии и Эстонии (см. выше). В то же время из дивизии в тыл были отправлены более 60 бойцов и командиров. Пройдя соответствующую подготовку, они перешли линию фронта, достигли временно оккупированной территории Латвии и включились там в партизанскую борьбу.

Память об этих кровопролитных сражениях хранят сооруженные на братских воинских кладбищах в районе Старой Руссы памятники воинам Латышской дивизии.

К концу февраля-началу марта 1942 года становилось все более очевидным, что все попытки расширить внешнее кольцо окружения шести немецких дивизий, окруженных под Демянском, остаются безрезультатными. Задачи, поставленные 1-й ударной армии, но не обеспеченные соответствующими силами и средствами, оказались нереальными и остались нереализованными. Наша группировка войск не имела достаточно выделенных сил, неудовлетворительно снабжалась из-за удаленности войск от железнодорожных станций, несла большие потери, страдала из-за господства в воздухе немецкой авиации.

С марта 1942 года на правом фланге 1-й ударной армии и в центре, где сражалась 1-я Латышская дивизия, бои приняли еще более активный и ожесточенный характер. Атаковали обе стороны. Решение командующего армией о переходе к обороне со 2 марта было сразу же отменено Сталиным[63]. Тем не менее 5 марта такое решение пришлось принимать уже командующему фронтом[64].

С середины марта немцы также перешли к обороне (как отказалось, ненадолго).

9 марта Ставка направила командованию Северо-Западного фронта новую директиву с требованием разгрома демянской группировки. Она была, как всегда, суровая и, как часто бывало, не полностью отражавшая положение дел[65].

Фронту были даны на усиление пять артиллерийских полков и три минометных. Но сил все равно было недостаточно, а время было упущено. Были приняты меры по усилению командования дивизии, повышению качества управления ее боевой деятельностью. В специальном приказе по 1-й ударной армии от 3 марта 1942 года был сделан разбор действий командования Латышской дивизии в ходе наступления на Большое и Малое Толочно и Подсосонье и дана их оценка. В приказе указывалось на серьезные недостатки в работе штаба и политотдела дивизии по руководству войсками: плохое взаимодействие между артиллерией и стрелковыми подразделениями, оторванность командного пункта от войск и т. д.[66] Командир и комиссар дивизии были сняты. В соответствии с приказом были назначены новый командир (с 9 марта 1942 года — полковник А.С. Фролов) и комиссар дивизии (полковой комиссар И.А. Андреев — до 21 июля 1942 года).

К середине марта стало видно, что организационная структура дивизии явным образом нарушена: в 92-м стрелковом полку 1-й батальон насчитывал 50 активных штыков[67], 2-й — 64, 3-й — 39; 122-й полк был сведен в один батальон численностью в 208 человек; и, наконец, в 1-м батальоне 191-го полка было 67, а во 2-м — 83 активных штыка[68].

По приказанию нового командира в дивизии, учитывая произошедший переход к позиционной войне, были немедленно развернуты инженерные работы. До этого в условиях наступательных боев, и даже в момент замедления их темпов, не проводились никакие работы по рытью окопов и строительству укрытий для личного состава. Подразделения несли ничем не оправдываемые потери, у бойцов не было возможности обсушиться, обогреться, отдохнуть. Считалось, что «наличие укрытий будет снижать наступательный порыв». Теперь же за считаные дни в дивизии была сооружена система блиндажей, землянок, укрепленных огневых точек, оборудованы траншеи, созданы огневые позиции для орудий и т. п.

Данные работы, как оказалось, были проведены весьма своевременно. Позиционная война в эти дни прекратилась — в марте 1942 года немецкое командование начало наступательные действия, предприняв решительные меры по деблокированию окруженной группировки. Подтянув силы, в том числе из Франции, оно создало в районе южнее Старой Руссы корпусную группу «Зейдлиц»[69] в составе пяти дивизий.

Весь день 20 марта немецкая авиация большими силами бомбила передний край наших войск на намеченном участке прорыва, где у нас ПВО практически не было, эффективного зенитного огня не велось. Одновременно с ударами авиации осуществлялся артиллерийский и минометный обстрел. На участке Латышской дивизии на переднем крае стоял 92-й полк, поэтому именно его позиции подверглись интенсивной бомбардировке и обстрелу. Огонь, который под бомбами и пулеметными очередями вели четыре малокалиберные зенитные орудия дивизии, был неэффективен.

С утра 21 марта 1942 года противником одновременно были нанесены удары изнутри и извне «котла» в стык 1-й ударной и 11-й армий на узком четырехкилометровом участке в общем направлении на село Рамушево, расположенное на реке Ловать[70]. Для советских войск это был неблагоприятный момент, так как к этому времени соединения 1-й ударной армии были значительно ослаблены: в февральских боях они понесли большие потери в людях и технике, израсходовали значительную часть боеприпасов, при этом длительное время не получали пополнений людьми и материальными ресурсами. Фронт 1-й ударной армии протянулся на 55 километров, она не имела ни второй линии обороны, ни армейских войсковых резервов.

Такое же положение было и в Латышской дивизии.

По этой причине фронт обороны дивизии был представлен не сплошной линией, а отдельными опорными пунктами, прикрытыми пулеметным огнем. Часть позиций минировалась, на танкоопасных направлениях были поставлены орудия для стрельбы прямой наводкой. В тыловых службах и специальных подразделениях полков и дивизий почти не осталось людей — они были переведены в строевые роты.

Латышская дивизия оказалась на внешнем фронте окружения вместе со 2-й гвардейской бригадой морской пехоты — в обороне на направлении главного удара 329-й немецкой дивизии. Она проявила исключительную стойкость, отразив четыре атаки врага. Дивизия, не отступив ни на шаг, стойко удерживала свои позиции, неоднократно переходя к контратакам, как и ее соседка, 364-я стрелковая дивизия («Сибирская»). Несокрушимость обороны латышей и сибиряков не давала фон Зейдлицу возможности сразу расширить вбитый им в нашу оборону клин на юг, вдоль шоссе Старая Русса — Холм.

Немецкие войска, наступавшие на позиции 92-го полка у д. Выставка, провели в этот день четыре атаки, и все они были отбиты. Боем здесь управлял лично командир дивизии полковник А.С. Фролов, человек большого личного мужества. Немцы смогли в конечном итоге продвинуться здесь только после того, как был оттеснен сосед справа и оголился фланг 92-го полка, позиции которого противник захватил, неся большие потери. 22 марта оборонявшиеся потеряли много солдат, остатки полка отошли к деревням Чухново и Выставка. Потери были настолько велики, что в полку почти не осталось людей. Но никто из солдат и командиров не покинул своего места в боевом строю. Командир и начальник штаба полка были тяжело ранены.

Остатки полка с разрешения командования отошли к Соколовскому лесу, юго-восточнее деревень Выставка, Чухново, Вошково. Многие из отходивших были ранены. От батареи 76-миллиметровых орудий полка уцелела только одна единица. Когда в ходе боя были израсходованы все до последнего снаряды, большинство орудийных расчетов вышло из строя и не осталось ни одной лошади, командир батареи капитан П. Зариньш вместе с несколькими артиллеристами выкатил уцелевшее орудие из-под обстрела на руках.

Бывший начальник штаба дивизии Ольгерт Кинцис так вспоминал этот бой[71]:

«По сути дела, нельзя сказать, что подразделения 92-го стрелкового полка отошли под исключительно сильным давлением значительно превосходящих сил противника. Это было бы исторической неправдой, так как с переднего края отошло всего лишь несколько минометчиков, которые остались без мин… Пехотинцы не отходили, они оставались на своих позициях, погибая смертью героев».

Подразделения 122-го полка, занимавшие центр боевого порядка дивизии, под натиском противника в этот день также отошли к деревне Вошково на правом берегу р. Полисть. Командир полка майор Щеглов был ранен, но продолжал оставаться в строю.

Полк вел бой за удержание деревни.

К утру 22 марта полки переднего края отошли на северную окраину Соколовского леса. Они поменяли направление фронта обороны, развернувшись вместо запада на север. Теперь фронт обороны дивизии растянулся до 15 километров, оголился правый фланг и пришлось поставить в окопы всех до единого красноармейцев всех специальных подразделений, кроме связистов и шоферов. Этот новый рубеж приходилось удерживать, отбивая каждый день до четырех-пяти атак.

Проявивший исключительное упорство, 191-й полк выдержал 24 и 25 марта все атаки превосходящих сил противника, но от своего рубежа не отступил. Командир полка подполковник Роберт Варкалн был дважды контужен, но оставался в строю, неоднократно возглавлял контратаки.

Противник вышел к шоссе Старая Русса — Холм у Соколово, под угрозой оказались тылы дивизии в районе деревни Шапкино: медсанбат, склады продовольствия и боеприпасов. В ночь с 22 на 23 марта колонна тыловых подразделений стала уходить на юг по дороге вдоль реки Редья. Дорога на Великое Село оказалась забитой большим количеством транспорта. От авиационных бомбардировок были понесены значительные потери. В конечном итоге тылы дивизии достигли нового места расположения дивизии, у Байково.

Прорыв противника в район Соколово еще более осложнил положение Латышской дивизии. Но подведенные командованием армии подкрепления прикрыли ее правый фланг, заняв оборону в районе деревень Соколово, Ратча, Лосытино, Чернышево и восстановив сплошной фронт обороны южнее места прорыва.

Фланги 15-километрового фронта обороны дивизии теперь упирались в реки Полисть и Порусье, а центр представлял собой дугу, выгнутую в сторону противника.

Фон Зейдлиц прорвал линию обороны советских войск на внешнем фронте окружения и продвинулся вперед в восточном направлении. На первом этапе этих боев немецкие войска вышли к деревням Ожедово и Кудрово у р. Редья. Затем они прорвались к населенным пунктам Рамушево и Черенчицы у р. Ловать. Прилагались активные усилия к расширению прорыва. К концу марта создалась угроза окружения не сдававшей свои позиции Латышской дивизии, правый фланг которой оставался оголенным.

Таким образом, с 30 марта дивизия уже попала в полуокружение.

Оценив создавшуюся обстановку, командование армии отдало приказ на отход дивизии на 4–5 километров к югу для занятия обороны длиной 6 километров на линии Леушино — Взгляды, на одной линии со своим правым соседом — 364-й дивизией, поскольку дальнейшая оборона по прежнему рубежу — рекам Холынье и Полисти — теряла смысл и грозила полным окружением[72]. Занимаемый дивизией до отвода на юг участок не имел дорог, и остававшихся после мартовских боев сил и средств было недостаточно для его удержания.

Крайне сложная операция отвода войск в обстановке сохраняющегося боевого соприкосновения с противником, полного контроля противником воздушного пространства и постоянного ведения авиационной разведки была организованно проведена командованием дивизии. Удалось сохранить скрытность. Успех работы штаба проявился в том, что отход дивизии противник обнаружил только на третий день.

К 1 апреля 201-я дивизия оторвалась от противника и отошла. Теперь у нее значительно сократилась протяженность фронта обороны (с 15 до 6 километров), уплотнились боевые порядки, и она имела обеспеченные фланги.

После прорыва немцами внешнего фронта окружения Латышская дивизия в составе войск 1-й ударной армии вплоть до июня 1942 года держала оборону на южной стороне «Рамушевского коридора», препятствуя попыткам противника расширить его.

Командование армии требовало проведения контратак, и они велись: 2 апреля 122-й и 920-й полки предпринимали наступление на деревню Соколово на шоссе Старая Русса — Холм. Эта, как и неоднократно повторявшиеся позже атаки, проводились столь слабыми силами, что успеха не имели. Затем боевые действия осуществлялись только мелкими группами.

Тот период стал самым тяжелым во всей боевой жизни Латышской дивизии. Снаряжение и продукты доставлялись только самолетами. Среди болот, превратившихся весной 1942 года с начавшейся распутицей в озера, не имея достаточного снаряжения и продуктов питания, дивизия продолжала вести упорные бои с противником.

Это продолжалось более двух месяцев.

Снабжение осуществлялось нерегулярно, бойцы могли получать иногда по 100 грамм хлеба в день, а нередко бывало, что продовольствия не было совсем. Солдатам приходилось искать боеприпасы и продовольствие, совершая для этого вылазки на нейтральную полосу, потому что в апреле быстро растаял снег, не было никаких постоянных дорог (зимние дороги исчезли), и весь район северо-западнее Осташкова стал практически недоступен для любого вида транспорта. Вся армия, а с ней и дивизия, фактически оказалась без тыла, в полной изоляции, без продовольствия, фуража, боеприпасов.

Использование наземных коммуникаций для снабжения войск возобновилось только с конца мая 1942 года.

В мае 1942 года-феврале 1943 года войска 1-й ударной и 11-й армий предприняли на рамушевском направлении пять частных наступательных операций. Все они остались безрезультатными, не дав существенных результатов. Ставка выразила свое недовольство ходом событий тем, что сняла В.И. Кузнецова, и 22 мая командармом 1-й ударной был назначен генерал В.З. Романовский[73].

В этой обстановке положение дивизии было тяжелым и осложнялось.

В мае 1942 года командир дивизии Ян Вейкин (вернувшийся из госпиталя только 6 мая), писал своему партийному руководству, что взят слишком резкий курс на русификацию дивизии. Забыли, что дивизия-то называется Латышской не случайно. Как в дивизии, так и в армии имеется тенденция рассматривать ее без учета специфики, просто как одну из многочисленных дивизий Красной армии. Особенно резко, писал Вейкин, это проявляется в деле набора руководящих кадров. «С этой вредной тенденцией веду борьбу и считаю, что при Вашей поддержке этот промах скоро и безболезненно выправим»[74].

Если бы речь шла только о несоблюдении национальной квоты в назначениях начальства! Тяжесть положения была гораздо более глубокой и реальной: красноармейцы из-за перерезанных коммуникаций умирали голодной смертью. В дивизии от голода в мае 1942 года умерли 7 человек, а затем еще 22[75].

Командование дивизии установило связи с советскими органами в Новгородском партизанском крае и оттуда получало продовольствие — столько, сколько могли дать партизаны, сами находившиеся в полном окружении немецких войск. Иногда подразделения дивизии даже специально устраивали вылазки в немецкие тылы, чтобы захватить продовольствие и боеприпасы[76].

Ликвидировав блокаду «Демянского котла» ударом от 21 апреля 1942 года, немецкое командование сохранило там группировку своих войск, подтвердив намерение использовать плацдарм для активных действий. Одновременно оно приняло меры к предотвращению вторичного окружения. Созданный проход («Рамушевский коридор») в «Демянский мешок» был довольно узким (12 километров), поэтому сразу же была создана мощная оборона — были введены дополнительные силы численностью 5 дивизий, и проведена в течение лета 1942 года большая работа по строительству оборонительных сооружений, связывающих системы траншей и сети дорог, достигавших местами переднего края. Длина «коридора» — около 35 километров, демянский плацдарм в поперечнике имел около 50 километров.

Вновь образовавшаяся конфигурация линии фронта (около 280 километров) означала изменение обстановки. Необходимо было вносить изменения в боевые планы, по-иному группировать войска. Отныне, с 21 мая 1942 года начались бои за «Рамушевский коридор». Они шли вплоть до 14 февраля 1943 года.

В связи с этим кардинальным изменением обстановки отпала оперативная необходимость удержания силами 1-й ударной армии, среди которых была и Латышская дивизия, плацдарма западнее р. Ловать, особенно на сильно заболоченной местности у р. Холынья и Полисть, столь неблагоприятной для действий войск.

22 мая 1942 года было сменено командование 1-й ударной армии. Новый командарм генерал-лейтенант В.З. Романовский (1896–1967) 5 июня 1942 года представил Сталину план перегруппировки сил и средств, предусматривавший, в частности, вывод войск левого фланга армии — двух бригад и пяти дивизий (в том числе 201-й Латышской) — из сильно заболоченного и бездорожного района юго-западнее Старой Руссы на юго-восток, на восточный берег реки Ловать. Это сразу облегчало их действия, управление и снабжение, сокращало протяженность линии фронта со 170 до 122 километров, уменьшало расстояние от войск до баз снабжения на 40 километров[77], создавало возможность вывода войск в резерв.

3 июня 1942 года Ставка издала директиву 170432 о подготовке к операции по разгрому демянской группировки противника[78]. Приказывалось войска 1-й ударной армии отвести на восточный берег р. Ловать, оставив передовые части на р. Редья.

7 июня Ставка утвердила директивой 170449 решение Курочкина на поэтапный, в течение 7-12 июня, отвод 1-й ударной армии на новые позиции.

Сложность операции организованного отхода с занимаемых позиций была значительной, несмотря на уже имевшийся положительный опыт. Дивизия уходила со всей материальной частью, тылами. Особую, и весьма значительную, трудность представляло и то, что воины очень ослабли из-за длительного недоедания. Важной проблемой стала организация специальных санитарных постов для оказания помощи бойцам, которые во время пешего марша не могли двигаться самостоятельно[79]. Войска уходили вместе с населением окружающих деревень, не желавшими попасть под иго оккупации, и ему тоже надо было оказать помощь. К маю в дивизии пало большинство конского поголовья, остро встал вопрос о транспорте.

Дивизия получила приказ на переход за р. Ловать, на позиции примерно в 45 километрах юго-восточнее ее. Отход совершался со значительными сложностями, вызванными тем, что от недоедания люди ослабли[80].

4-5 июня первым вывели 122-й полк. Он перенес наибольшие тяготы, обороняясь в районе безымянной высоты в 3 километрах западнее деревни Леушино. Его позиции были в заболоченном лесу, в воде, все эти недели бойцы не имели возможности высушить обмундирование.

Дальнейший отход дивизии по плану оказался невозможен. Немецкие войска, заметив начало отхода наших частей, сразу же перешли в наступление, применив танки. Сосед слева, малочисленная по составу 50-я стрелковая бригада, с ослабевшими от длительного недоедания бойцами, была смята.

Перед угрозой выхода немцев в тыл 1-й ударной армии ее командование приказало дивизии самой обеспечить свой левый фланг, а фактически — левый фланг всей армии. Для этого приказывалось занять и удерживать несколько деревень между реками Холынья и Полисть: Большие и Средние Гривы, Виджу, Кривец. Это означало удлинение фронта обороны дивизии с 7 до 14 километров.

С 8 по 10 июня эти позиции пришлось оставить. Чтобы организовать отражение натиска немецких войск, были сформированы два сильных арьергардных батальона, которые и прикрыли отход. Этот сложный маневр был организован в виде поэтапного отступления полков, проходивших определенное расстояние и сразу же встававших в оборону. Эта тактика оправдалась. Бои 11 и 12 июня вели два арьергардных батальона, одним из которых командовал уроженец Даугавпилса капитан Григорий Кириллов. Периодически отступая, бойцы батальонов не давали гитлеровцам себя обойти, продолжали их сдерживать. Действиями батальонов по радио руководил начальник штаба дивизии О. Кинцис[81].

Войска дивизии, обеспечиваемые действиями арьергардных батальонов, к исходу дня 11 июня организованно отошли к рекам Порусья и Лютая. Туда же подтянулись тылы дивизии и 92-й полк. 191-й полк прошел от деревни Взгляды 30 километров и прибыл в деревню Бураково. Так соединение успешно завершило сложный маневр.

При выходе с плацдарма войск армии каждый полк оставлял отряд прикрытия, удерживавший занимаемые позиции, чтобы не дать немцам возможности преследовать по пятам отходящие войска. Почти все воины из этих отрядов погибли, свято выполнив свой долг перед родиной и боевыми товарищами. Отряд прикрытия 191-го полка 201-й дивизии, состоявший из комсомольцев-добровольцев, под командованием командира пулеметной роты лейтенанта Жирнова двое суток удерживал позиции, с которых по приказу отошел полк, и погиб целиком. В живых остался один раненый боец. Лейтенант Жирнов был посмертно награжден орденом Красного Знамени[82].

В ночь с 13 на 14 июня дивизия начала переходить на восточный берег р. Ловать. Оборону там она заняла в районе населенных пунктов Большие и Малые Язвищи, Воротавино[83], примерно в 45 километрах к юго-востоку от прежней линии обороны.

В упорных боях под Старой Руссой в феврале-июне 1942 г. бойцы и командиры Латышской дивизии не раз показывали неимоверную выдержку и упорство[84]. Действуя в феврале-июне 1942 года в районе «Демянского котла» и «Рамушевского коридора», в сложных, а часто в критических условиях, дивизия проявила заметную стойкость и в наступлении, и особенно в обороне. На второстепенном фронте боевых действий, без достаточной артиллерийской поддержки, авиационного прикрытия, с нерегулярным снабжением боеприпасами, продовольствием и фуражом бойцы проявили выдержку, мужество, упорство в бою.

Не слишком значительные результаты продвижения войск в наступлении, сначала не позволившие ликвидировать «Демянский котел», а потом давшие немцам возможность его деблокировать, в первую очередь объяснялись недостаточностью выделявшихся для проведения операции на этом проявлении сил и средств, а также общими изъянами в осуществлении операции. У командования Северо-Западным фронтом не имелось достаточного опыта в организации крупных наступательных операций, окружения и уничтожения значительных группировок противника.


2.  Участие Латышской дивизии в контрнаступлении под Москвой (20 декабря 1941 года — 14 января 1942 года) | Прибалтийские дивизии Сталина | 4.  Действия Латышской дивизии в ходе операции против демянского плацдарма гитлеровцев. Преобразование дивизии в гвардейскую (июль 1942 года — январь 1943 года)