home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



80

Грейс ввел в ноутбук дату и время: 18:30, вторник 4 декабря. Взглянул на пространную повестку четырнадцатого инструктажа по операции «Нептун».

Гай Батчелор, Норман Поттинг и Гленн Брэнсон яростно спорили насчет сомнительного решения судьи на вчерашнем футбольном матче, которого Грейс, предпочитая регби, не видел.

– Ладно, – сказал он, подняв руку, – введем мяч в игру.

– Очень остроумно, – буркнул Гленн.

– Нарываешься на желтую карточку?

– Вряд ли ты ее мне предъявишь, услышав о результате. Фактически о двух результатах. Хочешь, чтобы я ввел мяч в игру?

– Надевай бутсы, – ухмыльнулся Грейс.

– Хорошо. – Гленн взял лист с заметками. – Во-первых, сегодня ребята из специальной поисковой бригады отправились сканировать район, где в последний раз была замечена «Скуби». Приблизительно на глубине в сто футов лежит нечто похожее по форме на лодку. Конечно, возможно, это старое затонувшее судно, но, если погода позволит, они завтра будут нырять и посмотрят.

– И ты с ними пойдешь, Гленн? – спросила инспектор Мантл.

– Э-э-э… – заколебался он. – Если б мог выбирать, не пошел бы.

– А по-моему, надо, – сказала она. – На случай, вдруг что-то найдут.

– Сильно им помогу, когда меня скрутит.

– Когда блюешь, обязательно ложись на живот или на бок, – посоветовал Норман Поттинг. – Тогда не захлебнешься.

– Очень ценный совет, Норман, спасибо. Запечатлею в памяти, – проворчал Гленн.

– Меня беспокоят только наши ресурсы, – вмешался в перепалку Грейс. – Есть ли какая-то связь между исчезновением «Скуби» и нашим расследованием, которая оправдала бы затрату средств и времени?

Гленн кивнул:

– Да. Я получил из лаборатории результаты анализа ДНК на окурках, которые нашел в Шорэмской гавани. Помните, я докладывал, что утром в прошлую пятницу видел, как кто-то внимательно следил за «Скуби»? Так вот: в национальной базе данных в Бирмингеме установлено полное сходство наших анализов с ДНК человека, недавно внесенного в нее по требованию Интерпола. Он выступает под двумя именами. Здесь его зовут Джо Бейкер, а в действительности Влад Космеску. Румын.

Грейс задумался. Джо Бейкер. Владелец черного «мерседеса», который он засек на ранней утренней пробежке. Совпадение или нечто большее?

– Вот что интересно, – вставила Белла Мой. – Второе имя как раз выскочило вчера вечером – это сутенер двух девушек, недавно прибывших из Румынии.

– Видно, важная персона, – заключил Грейс, вытаскивая из коричневого конверта документы. – Умельцы из нашего дактилоскопического отдела умудрились с помощью экспериментального оборудования снять четкий набор отпечатков с утопленного в море лодочного мотора, и сегодня они совпали с образцами из Европола. Кому принадлежат – угадайте!

– Нашему новому лучшему другу Владу Закалывателю? – предположил сержант Батчелор.

– Точно в яблочко, – подтвердил Грейс.

– Брать будем? – спросил Норман Поттинг. – Румыны отъявленные мошенники.

– Что еще за расистские штучки! – возмутилась Белла Мой.

– Кондовая правда.

– На каких основаниях ты собрался его арестовывать, Норман? – поинтересовался Грейс. – За курение? За выброшенный в море мотор? За то, что он румын?

Поттинг что-то неразборчиво пробормотал.

– На «Скуби» был подвесной мотор, Гленн? – спросила Эмма Джейн.

– Я не видел. Не было.

– Известно, где живет этот Бейкер-Космеску?

– Одно время он занимался борделями, – ответила Белла. – Легко узнать адрес.

– Хочешь, чтобы кто-нибудь с ним побеседовал, Рой? – спросила инспектор Мантл.

– Нет. Полагаю, мы просто его обозначим персоной, представляющей интерес. Не думаю, что надо с ним разговаривать на данной стадии. Если он в чем-то замешан, то насторожится. Может быть, установим слежку. – Грейс заглянул в заметки. – Хорошо, что с вещественными доказательствами?

– Два констебля обходят поставщиков полихлорвиниловой пленки в районе. Пока ничего, – доложил Дэвид Браун.

– Мы с Ником вчера побывали в двенадцати борделях, – продолжила Белла Мой, протягивая руку за конфетой.

– Ник, наверно, совсем вымотался, – вставил Норман Поттинг.

Николл вспыхнул. Грейс спрятал усмешку.

– Ну? – обратился он к Белле. – Что-нибудь узнали?

Поглядывая за подтверждением на Ника Николла, та ответила:

– Ничего, кроме Космеску. Никто из девушек не жаловался.

– Приятно слышать, что в наших борделях все счастливы, – саркастически прокомментировал Грейс.

– Сегодня продолжим, – добавила Белла.

– Что слышно от твоего человека в Румынии? – обратился Грейс к Поттингу.

– Час назад получил от него сообщение. Сегодня потянет за ниточку, завтра к утру наверняка будут новости.

Грейс сделал пометку.

– Хорошо. Спасибо. Как насчет больных, вычеркнутых из списков на трансплантацию?

– Я целый день возился, – сказал Поттинг. – Подозреваю, мы тут ничего не найдем. Во-первых, против нас клятва Гиппократа – добрая старая конфиденциальность сведений о пациентах. Во-вторых, система. Списки на трансплантацию заранее не готовятся и не представляются в окончательном виде. Я говорил с услужливым консультантом из Королевской больницы Южного Лондона – одного из главных центров пересадки печени. Он рассказал, что каждую неделю по средам в середине дня проводится совещание, на котором список пересматривается. Из-за острой нехватки доноров очередность меняется от недели к неделе, в зависимости от срочности. Нам надо проверить больницы во всем королевстве. За разрешением на получение информации о каждом пациенте придется обращаться в суд. В наших рядах нужен практикующий медик.

– Какой? – растерялся Грейс.

– Сговорчивый хирург, специалист по трансплантации, которому доверяют врачи, – пояснил Поттинг. – Который мог бы составить общую картину.

– Возможно, у меня есть кое-что интересное, – объявила Эмма Джейн. – Я искала в Сети недовольных: консультантов по трансплантации или хирургов, явно критикующих систему и публично высказывающих свои взгляды.

– В каком смысле «явно критикующих»? – уточнила инспектор Мантл.

– Например, тех, кто не считает неэтичным приобретение органов, – пояснила Эмма Джейн. – И нашла сэра Роджера Сириуса, за которым тянется много разных ниточек. – Она взглянула на поощрительно кивнувшего Грейса. – Сэр Роджер представляет большой интерес. Учился у одного из пионеров пересадки печени в Соединенном Королевстве. Несколько лет был старшим консультантом в Королевской больнице Южного Лондона. Активно участвовал в кампании за поправки в закон о донорстве органов – выступал за отмену права на отказ, то есть за автоматическое изъятие органов после смерти. Кстати, такая система принята в Испании. Еще интересней, что он раньше срока ушел из больницы после скандала по этому поводу. Уехал за границу. – Эмма Джейн помолчала, сверилась с записями. – Он появлялся на некоторых сайтах, в том числе в Колумбии, которая активно занимается контрабандой человеческих органов. Видно, какое-то время работал в стране. Потом выскочил в Румынии.

– В Румынии? – переспросил Грейс.

Эмма Джейн кивнула и продолжила:

– Живет на широкую ногу. Летает в собственном вертолете, ездит в гоночных машинах, имеет огромный дом в Суссексе под Петуортом.

– В Суссексе? Интересно… – заметила инспектор Мантл.

– Четыре года назад прошел через скандальный и весьма дорогостоящий развод, теперь женат на бывшей «мисс Румыния». Пока все.

После долгого всеобщего молчания Грейс сказал:

– Хорошо поработала, Эмма Джейн. Думаю, надо к нему наведаться, поговорить.

Он на минуту задумался. Судя по собственному скудному опыту общения с именитыми врачами, он считал, что они склонны преувеличивать свое значение и отличаются снобизмом. Скорее всего, сэр Роджер Сириус почувствует себя комфортно с Гаем Батчелором, выпускником привилегированной частной школы.

– Это твоя сфера, Гай, – обратился он к сержанту, – отправляйся вместе с Эммой Джейн.

– Есть, шеф.

– Скажи, что мы расследуем дело о найденных в море телах и подозреваем связь с сетью нелегальных поставщиков органов, спроси, не поможет ли мудрым советом, где их искать. Польсти, сыграй на самолюбии и следи за ним, как ястреб. Посмотри на реакцию.

Он снова погрузился в заметки.

– Кто занимается телефонным номером, который я получил из Германии?

Аналитик Джеки Филлипс вскинула руку:

– Я. Нашла адрес в Патчеме и фамилию абонента. Выяснилась одна деталь, о которой я сообщила инспектору Мантл.

Лиззи Мантл перехватила инициативу:

– Владелица дома – миссис Линн Беккет. Джеки тонко подметила, что такую фамилию носит один из членов команды драги «Арко Ди», которая обнаружила первое тело. Мы с Ником тогда их опрашивали, поэтому сегодня отправились в гавань, где они разгружались. Получили подтверждение, что Линн Беккет – бывшая жена главного инженера Малькольма Беккета. Один из членов команды сообщил, что инженер Беккет сейчас в тяжелом состоянии из-за болезни дочери. В чем проблема, он точно не знает, но, кажется, заболевание печени.

– Печени? – повторил Грейс.

Лиззи кивнула.

– Еще что-нибудь выяснили?

Инспектор покачала головой:

– Нет. Малькольм Беккет был очень осторожен. На мой взгляд, даже слишком.

– Почему?

– Потому что, по-моему, что-то скрывает.

– Например?

– Постоянно твердил: дочь живет с бывшей женой, он ее редко видит, поэтому фактически не в курсе происходящего. Я не поверила – он же отец. Да и «глазной тест» суперинтендента Грейса он не прошел.

Грейс улыбнулся.

– Может, возьмем телефон на прослушивание? – предложил Дэвид Браун.

– Пока оснований для этого недостаточно, но достаточно для получения ордера на отслеживание звонков на тот номер.

– У Линн Беккет наверняка есть мобильник, – вставил Гай Батчелор.

– Да. Пусть кто-нибудь свяжется с телефонными компаниями и посмотрит, что у них зарегистрировано на эту фамилию и адрес. Завтра утром я лечу в Мюнхен, вечером вернусь, поэтому руководство пока принимает инспектор Мантл. Есть вопросы?

Вопросов не было. Когда все разошлись, Гленн Брэнсон спросил:

– Путешествие в Мюнхен связано с Сэнди, да?

– Нет, господи помилуй, – ответил Грейс. – У меня назначена встреча с брокершей органов. Я выступаю в роли клиента. Заодно приятель из управления криминальной полиции Баварии передаст мне несколько файлов – для сведения, а не для использования.

Гленн твердо посмотрел на него:

– Это точно единственная причина визита? Просто, знаешь… мы с тобой говорили немножко про Сэнди, а теперь ты летишь в город, где ее видели…

– Мои друзья обознались. Знаешь, что я действительно думаю?

– Нет. Ты мне никогда не рассказываешь, что действительно думаешь. Есть время выпить?

Грейс взглянул на часы:

– По правде сказать, надо успеть домой за вещами. Куда пойдем?

– Как обычно?

Он пожал плечами. «Черный лев» не относится к его любимым пабам в городе, где полным-полно потрясающих питейных заведений, но находится рядом, и там есть стоянка. Он снова посмотрел на часы:

– Встретимся там без четверти восемь. Только по одной.


Когда Грейс явился с десятиминутным опозданием против обещанного, его друг уже сидел за столиком в тихом уголке с пинтой пива и стаканом виски со льдом. В сторонке стоял кувшин с водой.

– «Гленфиддиш», – сказал он, указывая на виски.

– Молодец.

– Не пойму, за что ты эту дрянь любишь.

– А я не пойму, за что ты любишь «Гиннесс».

– Нет, я имею в виду, «Гленфиддиш» ведь не из самого чистого солода, правда?

– Угу, но я люблю его больше любой другой выпивки. Чего тут непонятного?

– Видел фильм «Море виски»?

– Про корабль с грузом виски, потерпевший крушение на шотландском побережье?

– Я потрясен. Ты меня действительно иногда изумляешь. Все-таки не полный невежда. Несмотря на дерьмовые вкусы в одежде и музыке.

– Ну и ладно. Не хочу быть слишком идеальным, – усмехнулся Грейс. – Ну как ты? Что там с миссис Брэнсон?

Гленн покачал головой:

– Давай лучше не будем об этом. Железнодорожная катастрофа, и все, будь я проклят. – Он хлебнул из кружки, вытер с губ пену. – Хочу послушать про тебя, про Мюнхен… про Сэнди.

Грейс взял стакан, повертел, звеня кубиками льда под лившуюся из динамиков песню Джонни Кэша «Огненное кольцо».

– Вот это настоящая музыка.

Гленн закатил глаза.

– Я думаю, Сэнди мертва… и давно. С моей стороны глупо было хранить надежду. Только потерял девять лет жизни. – Грейс передернул плечами. – Сколько медиумов повидал… Знаешь, многие говорили одно и то же: с ней невозможно связаться, значит, ее как бы нет в мире духов.

– Что это значит?

– По их представлениям, если ее нет в мире духов, то есть среди мертвых, значит, она жива. – Он еще выпил. Стакан на удивление быстро опустел. Он взмахнул им перед глазами друга. – Это что, двойная доза?

Гленн кивнул.

– Еще выпью – одинарную, не нарушив закона. Тебе полбутылки?

– Пинту. Я большой мальчик, могу принять больше, чем ты.

Грейс вернулся с новой выпивкой, сел, заметив, что в его отсутствие сержант докончил первую пинту.

– Значит, медиумам не веришь? – спросил Гленн. – Хоть всегда верил в парапсихологию.

– Не знаю, чему верить. В будущем году минет десять лет с ее исчезновения. Долгий срок. Либо она физически умерла, либо умерла для меня. Если десять лет живет, не пытаясь связаться, то и не объявится. – Он помолчал. – Не хочу потерять Клио, Гленн.

– Она тебе отлично подходит. Потрясающая женщина. Тут я с тобой согласен.

– Если не покончу с Сэнди, потеряю Клио. А я этого не допущу.

Гленн ласково ткнул кулаком друга в щеку:

– Впервые слышу от тебя такие слова.

Грейс кивнул:

– А я впервые испытываю такое чувство. Дал своей поверенной указание начать процесс официального признания смерти.

Гленн пристально посмотрел на него:

– Знаешь, приятель, важен не только судебный процесс, но и психологический, правда?

– Что ты имеешь в виду?

Гленн постучал себя по виску:

– Веру. Вот тут.

– Справлюсь, – заверил Грейс и криво усмехнулся. – Поверь мне. Я коп.


предыдущая глава | Умри завтра | cледующая глава