home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4. В Аэн-Море все спокойно… было еще вчера

Добравшись до бивака хоргов, Т'мор не стал распространяться о своем небольшом приключении, из опасения нарваться на исследовательский энтузиазм Арролда. Вместо этого, пожелав сидящему у костра представителю клана ап Хаш спокойной ночи, парень раскатал походный спальник и отправился на боковую. Несмотря на несколько нервное состояние, заснул Т'мор неожиданно быстро, и проснулся глубокой ночью лишь единожды, когда почуял возвращающегося с охоты, довольного и сытого Уголька. Ни один из дежурных хоргов не обратил особого внимания на отошедшего по нужде в перелесок человека, что и позволило сумеречному дракону внаглую приземлиться прямо на голову Т'мора, и лишь после этой немудрящей шутки, удобно устроиться на плече давно привычной татуировкой. Парень сыто погладил живот. Кажется, первый эксперимент по самостоятельному кормлению молодого сумеречного дракона прошел положительно. Жаль только, что пока нет возможности полностью перевести его в такой вот автономный режим. Заметят. Остается лишь рассчитывать на ночные вылеты, подобные сегодняшнему, да надеяться что теперь зверский аппетит хоть чуть-чуть отступит и Т'мор больше не будет повергать посетителей трактиров в изумление объемностью заказов. С этими мыслями, парень вернулся к костру и, завернувшись в спальник, вырубился до самого утра.

Три дня довольно быстрой скачки в очередной раз привели Т'мора к предгорьям Таласса, после чего ход скакунов несколько замедлился, кавалькада вытянулась в длинную цепочку, и двинулась по узким, но явно ухоженным горным тропам.

Городская стена выросла перед путешественниками неожиданно. Еще секунду назад их окружал непроглядный утренний туман, медленно наползавший на горную тропу со стороны глубокого ущелья, как вдруг холодная молочно-белая дымка словно отпрянула, открыв взглядам путников угрюмый темно-серый камень неприступной стены, намертво вросшей в кряжи Среднего Таласса на противоположной стороне ущелья. Путешественники тронули лошадей, и медленно потянулись по ставшей совсем узкой тропе-карнизу нависшей над пропастью. Через полчаса, когда окончательно развиднелось и красноватые блики восходящего солнца на пиках Таласса сменились мягким сиянием укутанных в снега вершин, путники оказались напротив нависшей над ущельем массивной башни, подозрительно рассматривающей гостей темными провалами узких бойниц. Вот, в одной из них мелькнуло чье-то лицо, и откуда-то из глубины башни донесся приглушенный грохот цепей. Дрогнула махина подвесного моста и с тяжелым скрипом медленно опустилась перед путешественниками, соединив две стороны ущелья. Зацокали по деревянному настилу копыта лошадей, в страхе жмущихся к центру не имеющего ограждения моста, и спустя минуту, кавалькада ступила под своды воротной башни.

— Ну, вот мы и дома. — Арролд даже чуть расслабился в седле, когда его Лу шагнул в проем ворот. Т'мор же только пожал плечами и принялся с интересом и некоторой опаской осматриваться по сторонам. Дом, это конечно, хорошо, но и терять бдительность тоже не следует. В конце-концов потери родственника Рраена могут и не простить… правда и реальных подтверждений того, что клан будет им мстить, тоже пока нет, но раз до сих пор не начали… Тот же сумасшедший хорг, что устроил на них загонную охоту, как выяснилось, не имел никакого отношения к клану оружейников и вел боевые действия на свой страх и риск… за брата мстил, про которого вся их компания благополучно забыла. Еще бы, обычный хорг из какого-то захудалого рода, что он по сравнению с Рраена? В общем, если не считать странные решения и действия дуки ап Рраш в отношении Т'мора и Арролда, во время их насыщенного приключениями путешествия по Хорогену, можно сказать, что причин для волнений нет… объективных. Вот только поведение эра Ллонера все равно напрягает, и заставляет дрожать некую струнку в душе Т'мора, совсем как в развалинах окраин Свободного города, когда доводилось удирать от банд поисковиков, больше рассчитывавших на чужую удачу и собственную силу, нежели на действительный поиск пригодного к обмену хлама. О, а вот и сам хитро…мудрый посол нарисовался!

Т'мор сосредоточился, избавляясь от пронесшихся в голове обрывков мыслей и некстати накативших воспоминаний, после чего вопросительно взглянул на поравнявшегося с ним Ллонера. Невозмутимый хорг, в ответ, смерил парня холодным взглядом и чуть заметно качнул головой.

— Здесь заканчивается наше совместное путешествие, гардэно Т'мор. Свое обещание я сдержал, доставив тебя в столицу Хорогена. В остальном же, думаю, тебе поможет Арролд. — Хорг неожиданно усмехнулся. — Прощай человек, и… береги спину.

Эр Ллонер дука ап Рраш, более не обращая никакого внимания на Т'мора, так и застывшего в седле с отвисшей челюстью, подобрал поводья и, отвернув своего коня в сторону, кивнул начальнику охраны.

Дюжий хорг, увешанный оружием по самые брови, вырвался вперед кавалькады, и, подняв руку, крутанул плеткой над головой. Копыта лошадей слажено ударили по шлифованной скальной породе, заменявшей площади перед башней обычный мощеный камень, унося отряд белогривых по широкой улице, ведущей, судя по всему, куда-то вглубь города.

— Ну что, добро пожаловать в Аэн-Мор, Т'мор. Поехали? — Арролд кивнул в сторону узкого переулка, причудливо извивающегося меж высокими каменными зданиями. — Особняк ап Хаш в получасе езды отсюда, на площади у Старой Восходной башни.

— Поехали, посмотрим как живут настоящие хорги. — Усмехнулся парень успевший оправиться от удивления вызванного таким уникальным явлением как ожившая мимика посла Хорогена, и направил хаука следом за конем Арролда.

Переулок, ведущий к центру города, по которому двинулись хорг и человек, имел заметный уклон, так что их скакунам приходилось приноравливаться к подъему по широким и низким ступеням, то и дело попадавшимся на пути, но вскоре спутники выехали на небольшую закрытую со всех сторон, возвышающимися над ней зданиями, площадь округлой формы, вымощенную мелкими потертыми камешками, единственным украшением которой можно было бы назвать маленький фонтанчик в виде диковинного янтарного цветка, лежащего в чаше из крупных листьев из странного зеленоватого камня. Укрывшаяся в тени огромной старинной башни, явно уже очень давно не исполняющей своих прямых обязанностей, освещенная десятком небольших тусклых светильников, то ли не погашенных с ночи, то ли горящих здесь всегда, площадь буквально дышала древностью и спокойствием. Шаги скакунов отражались от стен домов звонким эхом, которое еще долго металось над пустой по раннему времени площадью. Впрочем, Т'мор бы не удивился, если бы выяснилось, что здесь вообще никогда не бывает толпы. Подобные места словно созданы для того, что бы хранить тишину и безлюдный покой, старательно прячась от городской суеты и шума.

Несколько минут понаблюдав за удивленным приятелем, Арролд в конце-концов пихнул его кулаком в бок, а когда тот встрепенулся, кивком головы указал на небольшой сад, раскинувший черные ветви деревьев на противоположной от путников стороне площади, за высокой каменной оградой.

— Нам туда, Т'мор. — Арролд направил коня прямиком через пустую площадь и, подъехав к стене сада, свернул в очередной узкий переулок, меж оградой и той самой Старой Восходной башней, где, как оказалось, и прятался вход в сад, в центре которого расположился особняк семьи ап Хаш.

Протяжно заскрипели петли под весом тяжелых дубовых створок ворот, обитых металлическими полосами, самого сурового вида, впуская внутрь спешившихся Т'мора и Арролда, а едва они оказались на неширокой, посыпанной мелким песком дорожке ведущей к дому, ворота совершенно самостоятельно закрылись, наглухо отрезая усадьбу от города. По пути к особняку Т'мор не переставая вертел головой, рассматривая то хитросплетения темных, обнаженных по весне ветвей, немного запущенного огромного сада, больше похожего на маленький парк, непонятно каким образом разбитый на скальной породе горного плато, то потрескавшуюся лепнину летнего павильона и полустертую резьбу на каменных скамьях, в кажущемся беспорядке разбросанных по саду.

Но едва они подошли к самому дому, как массивные высокие двери распахнулись, и по широким ступеням крыльца буквально скатился гибкий и вертлявый как мальчишка, но седой и морщинистый мужчина, самого что ни на есть человеческого облика. Впрочем, стоило встречающему взглянуть в глаза, как Т'мор тут же понял, что человеком здесь и не пахнет. Зелено-желтые радужки, узкие вертикальные зрачки…

— Здравствуй, Лерой. — Арролд коротко кивнул твстречающему, и тот растянул губы в радостной улыбке.

— Мастер Арри! А я-то думаю, кто в такой ранний час мог приехать! Как же давно вы не были дома! — Затараторил Лерой, сверкая глазами. Вся его фигура от кончика носа до пяток выражала такую радость от вида Арролда, что Т'мор только диву давался. — Ох, мастер, что же это я! Надо же предупредить матушку Ирну…

— Остынь старый прохвост, не ты один хозяйский птелос слышал. — Сильный голос раздавшийся от дверей в дом, заставил Т'мора удивленно хмыкнуть. Обладательница этого колокольного звона, невысокая полуйотун…ша, чуть больше двух метров ростом, дама монументальнейших форм в белоснежной блузе, широкой юбке и в накрахмаленном чепце, производила неизгладимое впечатление.

— Здравствуйте, хозяин. — Ирна, удивительно ловко для своих габаритов, изобразила книксен, и тут же требовательно воззрилась на Т'мора.

— Доброе утро, матушка Ирна. — Кивнул Арролд и, поймав взгляд домоправительницы, повел рукой в сторону своего спутника, — эр Т'мор ар Хаш некоторое время погостит у нас. Озаботься подготовкой апартаментов, будь добра.

Глаза полуйотунши заинтересовано блеснули, и она окинула человека изучающим взглядом, словно стараясь запомнить каждую черточку лица и деталь одежды. Впрочем, долго разглядывать гостя ей не позволили.

— Матушка Ирна? — В голосе Арролда проскользнули стальные нотки, и домоправительница тут же вскинулась.

— Да-да, разумеется, Арролд! Все будет исполнено сию минуту. — Тут взгляд Ирны упал на Лероя, и она, уперев руки в боки, рыкнула, — чего застыл столбом, егоза?! Проводи господ в дом, а я распоряжусь насчет комнат и завтрака.

Шебутной Лерой тут же подхватился, и, взлетев по ступеням, ужом просквозил мимо не успевшей посторониться домоправительницы, закрывавшей своим дородным телом почти весь дверной проем. Поняв, что первая часть ее указаний начала исполняться, матушка Ирна совершила вполне себе уставный поворот через левое плечо, и скрылась в глубине дома, давая возможность Арролду и Т'мору, войти внутрь, где их, пританцовывая на месте от избытка энергии дожидался Лерой.

Спустя полчаса, уставшие путники уже сидели у камина с лиаллом в руках, в ожидании обещанного завтрака. Приведение себя в порядок, Т'мор и Арролд отложили на потом, ограничившись умыванием и выбиванием пыли из дорожных костюмов путем нехитрых магических манипуляций все того же Лероя.

— Арролд? — Т'мор отвлекся от кружки.

— М? — Засмотревшийся на огонь хорг, лениво потянулся.

— А Лерой, он кто?

— Слуга, кто же еще? — Пожал плечами Арролд.

— Да нет, я имею ввиду, какой он расы. — Дернул головой Т'мор.

— Они называют себя «громи» — На секунду задумавшись, ответил белогривый. — Странные существа. Нездешние. Но очень хорошие слуги.

— Как это?

— А вот так. Никто не знает откуда берутся громи, просто однажды в старом доме или саду, а то и просто в какой-нибудь рощице или у озера, поселяется несколько вот таких существ. Если это особняк, вроде нашего, то любая прислуга становится без надобности… Более старательных и умелых слуг чем громи, нет. Саду, как и роще под присмотром громи, никогда не будут грозить болезни, пруду не стать болотом, а в озере не переведется рыба. Правда бывает и так, что громи облюбует себе не дом и не рощу, а например… Вот скажи, ты что-нибудь почувствовал, когда мы въехали на площадь?

— Хм. Да. Такое знаешь, спокойствие и… уют что ли? Хотя, конечно, слово неверное, но вот ощущения, знаешь ли, были именно такие. — Ответил Т'мор.

— Вот-вот. Видел фонтанчик? Это, можно сказать, наследие прежнего Аэн-Мора. Он стоял здесь еще до того, как сюда пришли наши предки. Впрочем, я не о том. Так вот у этого фонтанчика есть свой смотритель-громи. Отсюда и твои ощущения. Это Дар громи, странный, наверное в чем-то даже бессмысленный, но красивый, правда? Говорят, дом, в котором живет такой смотритель, простоит тысячелетия, если конечно, его не будут разрушать специально. Не знаю, правда ли это, но зная как берегут подопечное имущество громи, я в это верю.

— А вы уверены в них?

— Что, паранойя проснулась? — Волна веселья прокатилась от Арролда к Т'мору.

— Она и не засыпала толком. — Фыркнул парень. — А все же?

— Уже не одно тысячелетие громи живут с нами бок о бок. Да, когда-то были сомнения в их… хм-м-м… лояльности, скажем так. Но, они не оправдались. Сложно объяснить. Просто прими как данность, Т'мор: они другие. Им абсолютно неважно кто ты, человек или рисс, двуязыкий или хорг. Если ты часть того места где они живут, лучшего помощника не пожелать, если же ты пришел незваным, но не причиняешь вреда дому, то для них ты и вовсе не существуешь. Опасность громи представляют только для того, кто пришел с намерением навредить месту их обитания… да и то, вояки из них аховые. Разве что заморочить могут, или закружить так, что и сам не заметишь, как их жилище покинешь.

— Однако… — Парень удивленно покачал головой. — Странно, что раньше я таких существ не встречал.

— Это в Шаэре-то? Ничего удивительного. Громи, в основном обитают на полдень от Хорогена, в Пустых землях, ну и сюда иногда добираются. Уж очень им Крыша Мира по нраву. А вот за Таласский хребет они не заглядывают, почему… уж извини не в курсе. Но думается мне, что несмотря на всю их природную живость, эти ребята просто отчаянные домоседы. — Развел руками Арролд, и тут же встрепенулся. — Если мои нюх и слух не обманывает, сейчас нас позовут на завтрак.

— Господин Арролд, господин Т'мор, завтрак подан. Прошу в малую трапезную! — Голос матушки Ирны колокольным звоном прокатился по всем закоулкам особняка.

— Как ты узнал? — Рассмеялся Т'мор.

— Хлопок кухонной двери, аромат знаменитого грибного супа, и шаги моей домоправительницы. Не забывай Т'мор, я здесь вырос! — Поднимаясь с кресла, ответил Арролд.

— Кстати о росте. — Нагоняя у дверей хорга, проговорил Т'мор. — Хотелось бы узнать что тут было до того, как вырос Аэн-Мор. Как думаешь, громи могут рассказать о том времени.

— Вряд ли. — Покачал головой Арролд. — Они появились здесь уже при нас, да и не расположены эти ребятки к пустопорожней болтовне. Но если хочешь, я могу поведать тебе пару историй и гипотез.

— Заметано. — Кивнул Т'мор.

Завтрак, объявленный громогласным голосом матушки Ирны, оказался выше всяческих похвал. Правда, Т'мор был несколько удивлен присутствием за столом самой домоправительницы, успевавшей не только участвовать в беседе с Арролдом, но и с поистине военной четкостью, командовать парадом блюд. Вообще, как Т'мор помнил из коротких лекций Арролда по этикету хоргов, во время неофициальных трапез в собственном доме, за одним столом с хозяевами дома могут находиться только лица принятые в личный круг одного из них. Так что присутствие боевой домоправительницы за завтраком, сказало Т'мору о многом. А уж ее талант командира! В действиях прислуги, трех таких же вертлявых существ, что и встретивший путников у входа в особняк, Лерой, ясно виделась военная выучка, которую демонстрировала и сама Ирна. В общем, похоже, что домоправительница управляет особняком ап Хаш на армейских принципах. Интереснейшая дама!

— Госпожа Ирна? — Обратился к домоправительнице Т'мор.

— Матушка Ирна, и никак иначе, молодой человек. — Сурово ответила та, поджав губы, но в глазах, вроде как, блеснули веселые огоньки.

— Матушка Ирна, — тут же поправился парень, — а громи не возражают против такой муштры?

— А нечего было спорить, о чем не знают. — Полуйотунша заразительно рассмеялась. — Они мне еще будут рассказывать о секретах кулинарии. Ничего, пару декад помаршируют, впредь будут осмотрительнее.

— Каждый раз одно и тоже. Дом, милый дом. — Пробормотал Арролд, и повернулся к Т'мору. — Это у Лероя и матушки Ирны традиция такая, спорить обо всем на свете, на желание. И после каждого спора, либо громи полным составом изображают из себя Золотую гвардию Ор-Леона, либо наша домоправительница кормит громи изысками йотунской кухни. Что они только в ней нашли?!

— На вкус и цвет товарищей нет, — грустно заключила домоправительница, и тут же подхватилась, — десерт!

Едва матушка Ирна поднялась из-за стола, «дабы проследить, что бы эти шустрики не сожрали наш десерт», по ее собственному выражению, Т'мор тут же обратился к Арролду.

— Расскажи про свою домоправительницу. Где ты взял этого генерала в юбке?!

— Ага! Тоже попался. — Арролд плеснул насмешкой. — Сколько раз ее пытались у нас сманить другие кланы… Если бы ты знал!

— Не уклоняйся от темы. — Усмехнулся Т'мор.

— Да ладно, ладно. Ее муж — Рам, служил полусотником во Втором Инеистом, так что считай, она полжизни провела в гарнизонах. Отец говорил, всех офицерских жен в кулаке держала, и я в это верю.

— Что за Второй Инеистый? — Приподнял бровь Т'мор.

— Гренадерский полк, бывший под командованием моего покойного отца. — Пожал плечами белогривый.

— А… а как она здесь оказалась? — Заинтересовался Т'мор. По рассказам риссов, парень помнил, что хорги неохотно общаются с другими расами. То есть, служба, торговля, производство, пожалуйста, а вот пустить в свой личный круг чужую кровь, это у хоргов большая редкость. Впрочем, если посмотреть на род ап Хаш, заимевший теперь уже двух фамильяров клана, не относящихся к расе белогривых снобов, то подобное утверждение кажется, по меньшей мере, спорным. Хм.

— В Ландорском конфликте с Темризом, это в горах у Пустых земель, Рам со своими бойцами встал на пути Пепельной завесы, не дав проклятью добраться до штаба полка… Полусотня полегла вся, а спустя декаду, политики, по какой-то только им одним понятной причине решили, что никакого конфликта не было, а были совместные учения в обстановке, максимально приближенной к боевой, отчего и образовалось почти тысяча трупов. Естественно, все это небоевые потери, а значит, никаких выплат родным погибших… Я никогда не видел отца в такой ярости! Поговаривают, что после его визита, во дворце Главы Круга кланов пришлось делать капитальный ремонт. Но обошлось без последствий, да и отец немного поутих. За следующий год он нашел семьи всех своих павших при Ландоре однополчан, и назначил личные пенсионы. Вот только Ирна, жалованный свиток порвала прямо на глазах у отца… О чем они потом говорили я не знаю, но тем же вечером, вдова полусотника собрала все свои вещи, и переехала к нам в особняк, заявив во всеуслышание, что, дескать, этого обалдуя, моего отца то есть, нужно постоянно контролировать, что бы еще какую штуку не выкинул. Это она так про уничтожение левого крыла дворца Главы Круга кланов высказалась. Вот и контролировала… Кстати, многие отмечали, что после появления у нас дома Ирны, отец как-то смягчился… Ну а после его смерти, она осталась. Я же, считай, у нее на руках вырос, так-то. — Завершил свой спич Арролд, и в тот же миг в столовую вплыла домоправительница, за которой гуськом шли слуги с десертом.

— Ну, все мои косточки перемыли? — Вопросила матушка Ирна, и, махнув рукой слугам, опустилась на стул. — И будет. Вон, лучше десерт попробуйте, по рецепту моей бабушки.

Т'мор опасливо покосился на блюдо с печевом. Мало ли что йотуны считают десертом?! Домоправительница заметила его взгляд и вдруг весело усмехнулась.

— Не бойся малыш, это рецепт моей бабушки по отцовой линии… А она была человеком. Да и спор я пока не проиграла. Так что ничего экзотического из кулинарных изысков кухни йотунов, можешь не ждать.

Т'мор сконфузился, но нашел в себе силы ответить улыбкой на усмешку матушки Ирны, и приступил к десерту.

Сутки отдыха после многодневного, хоть и относительно неспешного путешествия пошли на пользу и Арролду и Т'мору. Так что вечером следующего дня за ужином, хорг и человек приняли решение наведаться в оплот магии столицы Хорогена — Великие Башни Аэн-Мора. В конце-концов, Т'мор прибыл в гости к белогривым со вполне понятным желанием узнать все что возможно о своем собственном Даре, которым до сих пор пользуется больше по наитию, неким шестым или седьмым чувством направляя силу Тени, не представляя себе толком даже процессов, позволяющих ему манипулировать этой темной стихией, что уж тут говорить об академическом знании, которое у него почти отсутствует. А вот здесь, Великие Башни вполне могут помочь, по крайней мере, Т'мор на это сильно рассчитывает, да и его риссы-наставники были почти уверены, что лучшего места для подобных действий в окрестных землях не найти. Особенно если учесть, что библиотека Аэн-Мора считается старейшей в мире, и поговаривают, что среди древних свитков, хранящихся в ней, попадаются и матово-серые таблички Ушедших… правда текст выбитый на них, прочтению не поддается. Уж больно тонкие вязи охраняют мудрость исчезнувшей расы от любопытных взоров магов Великих Башен. Впрочем, где еще храниться подобным редкостям, как не здесь? Арролд как и обещал, поведал несколько историй о прошлом Крыши Мира. В древности, Аэн-Мор считался чуть ли не магическим центром мира, своего рода огромный исследовательский комплекс… который разрушило мощное землетрясение, примерно в те же времена, когда между хоргами и эйре начались открытые боевые действия. С тех пор много воды утекло, и Крыша Мира потихоньку уходила в небытие веков, пока, спустя пару тысячелетий, хорги, пришедшие в эти земли преследуя своих заклятых врагов, не наткнулись на величественные развалины древнего города. Эйре были выпровожены за Огненный залив, до трений с риссами дело еще не дошло, и у белогривых появилось время для исследования интересных руин. Что-то они сумели восстановить, что-то сгинуло в разверзшихся в результате сотрясения ущельях, а что-то, как ту же библиотеку, пришлось собирать чуть ли не по крупицам, обшаривая завалы и разрушенные подземелья, напичканные лабораториями, забитыми давно пришедшими в негодность, непонятными агрегатами, рассыпающимися в пыль при первом прикосновении, и кишащими тварями, которых прежние хозяева лабораторий, разводили явно не в качестве домашних хомячков. Конечно, было много смертей, несчастных случаев, но упертые хорги продолжали рыскать по завалам, пока, наконец не очистили их от большинства артефактов и всех тварей.

Впрочем, на счет «всех», как признал сам Арролд, белогривые исследователи явно погорячились. Поскольку, даже сегодня, спустя тысячелетия, мало кто из магов осмеливается спускаться на нижние уровни Аэн-Мора, не составив предварительно завещания… Часть тварей все-таки выжила в столкновениях с искателями древних тайн, но за прошедшее время, обитатели подземных уровней настолько изменились, приспособившись к жизни в темных, наполненных ядовитыми испарениями штреках, галереях и ходах, что наверх не выбираются, дохнут. А раз угрозы нападения снизу нет, официальные власти постановили считать, что все древние химеры уничтожены. Что не отменяет крайне негативное отношение этих самых властей к тем, кто пытается лезть в глубины уничтоженного землетрясением города, и огромные штрафы, накладываемые ими на нарушителей. Исключение составляют лишь Главы Башен, да и то только потому, что сами и являются властью в Аэн-Море, подчиняясь лишь Кругу кланов.

Впрочем, Т'мор пока не собирался соваться под землю. Он надеялся, что нужную информацию можно найти и в читальном зале местной библиотеки. Впрочем, ключевое слово было все же «пока». Парень прекрасно понимал, что если поиски в общедоступных местах ничего ему не принесут, то возможно придется сунуться и в подземелья… И ведь сунется, потому как, судя по симптомам, инстинкт самосохранения Т'мора после знакомства с риссами тяжко заболел, и грозит вот-вот отдать концы окончательно и бесповоротно.

Поймав себя на размышлениях о собственной благоприобретенной безбашенности, парень только усмехнулся и, дав шенкеля Серому, принялся нагонять успевшего достичь конца улицы Арролда.

— Ну что, нанесем визит в Башни? — Арролд кивнул в сторону широкой, и очень, очень длинной лестницы начинающейся у противоположной стороны гигантской площади. Широкие ступени лестницы, глубокой колеей вдавленные в скальный массив, как и украшенные затейливой резьбой массивные перила, вырезанные все из той же скалы, вели к подножию огромных сооружений, вздымавшихся на совсем уж невообразимую высоту. мерцающие в свете солнца бордовыми бликами, исполинские сооружения, по сравнению с которыми давешний донжон Раудов выглядел просто-таки бледной немочью, заставляли затаить дыхание. Задрав голову, Т'мор попытался найти взглядом крыши этих циклопических построек, но те стыдливо спрятались… в низких темных облаках, оккупировавших Аэн-Мор в это весеннее, но по зимнему ненастное утро. М-да. Все-таки, даже если учесть, что Крыша Мира расположена на высокогорном плато, зрелище цепляющихся за верхушки Башен облаков, не может оставить равнодушным.

— Челюсть подбери. — Хмыкнул Арролд, любуясь ошеломленным видом фамильяра клана. Но Т'мор, на замечание белогривого приятеля, только отмахнулся.

— Мне вот интересно, а где мы наших скакунов оставим? Полагаю, по ступеням им просто не взобраться. Да и не думаю, что обитатели этого скворечника обрадуются перспективе возни с нашими четвероногими друзьями. — Все так же не отрывая взгляда от Башен, проговорил Т'мор.

Услышав такое определение цитадели знаний хоргов, Арролд еле удержал на лице фирменную каменную маску белогривых.

— Смотри не вякни такого в присутствии наших коллег, Т'мор. Развоплотят и, «мама» сказать не успеешь. — Прошипел Арролд, и кивнул в сторо ну небольшого трактира, гордо сверкавшего недавно подновленной вывеской. — Оставим скакунов там.

— Ага. Заодно и перекусим. — Радостно согласился Т'мор. Для него не прошли незамеченными попытки хорга «сохранить лицо».

— Сколько раз видел, и все равно поражаюсь. Как в тебя влазит такое количество жратвы?! — Пробормотал Арролд, соскальзывая с лошади и бросая поводья мальчишке-конюху.

— Молодой растущий организм. — Пожал плечами Т'мор, добавив про себя: «даже два». Чем заслужил довольный посыл от Уголька, которому так и не удалось этой ночью полетать вволю. Оказывается просочиться незамеченным мимо громи, задачка не из легких. Так что сейчас дракону оставалось только радоваться возможности разделить вкус трапезы со своим носителем. Все же в отличие от вчерашнего дня, сегодня завтрак в особняке ап Хаш был чересчур… овощным, что не доставило удовольствия ни Т'мору, ни Угольку. Да и успевший исчезнуть в дверях трактира Арролд, тоже кажется, был не слишком доволен меню. Иначе с чего бы он с такой готовностью согласился на перекус, спустя всего пару часов после завтрака?

Догнать хорга Т'мору удалось только у входа в обеденный зал. Ну, как нагнать. Увлекшийся рассматриванием симпатичной барышни, в которой явно прослеживалась кровь хоргов, спускавшейся со второго этажа, парень просто врезался в застывшего в дверях Арролда. Странно, но тот даже не шелохнулся. Поняв, что в зале происходит что-то очень необычное, Т'мор, бесцеремонным жестом отстранил белогривого, и окинул помещение изучающим взглядом. Хорги, торы, люди… Стоп. Люди? Ну да, в дальнем углу за столиком устроился человек. Здоровый, явно за центнер с четвертью, седой воин на отдыхе. Ничего необычного. Вот только почему-то все соседние столы рядом с ним не заняты. Да и трактирщик как-то уж слишком грустно посматривает по сторонам, изредка косясь на человека.

— Байда. — Тихо простонал-процедил Арролд. — Ну почему именно сейчас?!


Глава 3. Черепицею шурша, Крыша Мира, не спеша… | Охотник из Тени. Книга Вторая | Глава 5. На всякий клан найдется свой Байда