home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 3. Прорыв, как средство решения проблем

Едва массивные городские ворота распахнулись навстречу восходу, пара нетерпеливо гарцующих скакунов, дружно ударила копытами в брусчатку мостовой и, сорвавшись с места, ветром понеслась по тракту. Старательно вырубленное вокруг городских стен поле, огласил фирменный рев хаука. Серый, еще недавно, терпеливо сносивший скуку морского путешествия, не постеснялся выразить свою радость при виде просторов полуденного Хорогена. Напуганная мощным гласом хаука, над ближайшей рощицей взвилась целая стайка разнокалиберных птиц и, матеря наглого скакуна на всех своих птичьих языках, устремилась ввысь.

— Весна. — Пробормотал Арролд, подставляя лицо лучам восходящего солнца.

— Как весна? — Опешил Т'мор, до сих пор уверенный, что зима еще толком и не начиналась. Ну в самом деле, что это за зима такая, если вода в лужах, и то не каждый день замерзает?!

— Так. — Пожал плечами хорг. — Через пятнадцать дней наступит декада Первоцвета, если хочешь знать.

— Что за декада? — Вздохнул Т'мор.

— И чему тебя только риссы учили? — Притворно сокрушился Арролд. — Не знать таких простых и общеизвестных вещей! Это ли не верх неприличия?! Т'мор, твое невежество приводит меня в уныние.

— Слушай белогривый, сойди с трибуны, а? Тоже мне великий оратор. — Отмахнулся Т'мор. — Лучше переходи к сути вопроса.

— Пожалуйста. — Пожал плечами хорг. — Весенняя праздная декада, она же Декада Первоцвета, один из самых почитаемых праздников. Почти у всех народов, именно с первого дня этой декады, начинается новый год. Несмотря на это, твои любимые риссы предпочитают вести отсчет лет от зимней праздной декады… Дескать, по заветам предков. Но у них все не как у всех… Дурные кошки. Они бы еще на Полуденную декаду свой новый год перенесли. Тоже вроде как повод имеется.

— Полуденную? — Переспросил Т'мор, забив на эпитет, коим Арролд наградил риссов. — А это когда?

— Середина лета, конечно. — Ответил хорг, окатив Т'мора легким удивлением. — Послушай, у меня такое ощущение, что ты вообще мало что знаешь об окружающем мире. Нельзя же быть таким невеждой, в самом деле, Т'мор?!

— Далось тебе мое невежество. — Нахмурился парень. — Я вообще об этих ваших праздных декадах узнал лишь в конце осени. Перед зимними каникулами.

— Вот-вот. Эти, как ты выразился «зимние каникулы», к твоему сведению, еще именуются Студеной или Полночной декадой. У разных рас по разному. Именно об этом я и говорю. Странный ты человек. Знаешь о подземных тварях, но при этом не в курсе обычного календаря. Великолепно управляешься с магией разума, но при этом постоянно забываешь, что ты маг… Не удивлюсь, если окажется, что ты не знаешь, сколько дней в году… но сможешь назвать все до единого созвездия Полночной полусферы, и наилучшее их положение для открытия межмирового портала.

В ответ на эту тираду, Т'мор хмыкнул и признался:

— Последнее, вряд ли. Я вообще не знаю ни одного созвездия.

— А количество дней в году? — Вроде как пошутил Арролд, но, заметив как наморщил лоб его новый родственник, чуть не поперхнулся. Через секунду, придя в себя, хорг удовлетворенно кивнул, и язвительно заметил, ткнув в Т'мора пальцем, — Вот, что и требовалось доказать. Такое впечатление, что ты вообще из другого мира пришел. По крайней мере, это может объяснить, твое полное незнание наших реалий…

— А если и так, то что теперь? — Не выдержал Т'мор. —

— Да… — Арролд в очередной раз завис, поняв, что Т'мор не шутит. Но быстро справился с собой, и примирительно подняв ладонь вверх, сбавил накал иронии в голосе и чувствах. — Умеешь ты удивлять, парень. Постараюсь не остаться в долгу. Так вот, знай, мне абсолютно без разницы, откуда ты взялся, и где прожил большую часть своей пока что короткой жизни. Теперь ты мой родственник, остальное шелуха. А вот для других… Если слухи о твоем происхождении дойдут до наших жриц, весьма навязчивый интерес с их стороны, будет тебе гарантирован. Отсюда вывод. Нужно срочно ликвидировать безграмотность одного шустрого темного иномиряниа в самых общеизвестных вещах. Что-то более частное, типа обычаев в различных людских землях и владениях иных рас, трогать пока, может и не стоит. Все же времени на придумывание детальной легенды у нас нет, но самое-самое простейшее, придется тебе вдолбить.

— Ничего не имею против. — Пожал плечами Т'мор. А чего ерепениться? Ведь действительно, несмотря на то, что он провел у риссов почти год, ему до сих пор оказывается неизвестно даже количество дней в местном году! А сколько еще таких «мелочей» ускользнуло от внимания столичных учителей? Хорошо еще, что меры длины и веса, здесь, привычные метры и килограммы, а не какие-нибудь ярды с фунтами, или сажени с пудами.

— Ты себе представить не можешь, какую радость вселяют в мое сердце твои слова. — Язвительность снова вернулась к Арролду. — Ну что же, тогда прямо сейчас и приступим. Ну, а для начала вернемся к календарю. Как ты, наверное, заметил, проходящие дни, мы, да и весь наш мир, как темные так и светлые расы, измеряем декадами, что очень удобно, поскольку в году, ровно четыреста дней. Год делится на четыре условных времени, по сотне дней. В каждом времени года есть своя праздная декада, отмечают их не все. Мы, хорги, как и все приличные темные, празднуем только три из них. Восходную, или декаду Первоцвета, Полуденную или Жаркую, и Полуночную, или Студеную. Риссы, как всегда в своем репертуаре и, выпендриваясь, празднуют только две из них. Полуночную и Восходную. Полуденную же декаду, они лишь изредка замечают, дескать пришла и утт бы с ней. Ну а светлые, в своем педантизме и зашоренности, никак не могут отказаться от празднования ни одной из четырех праздных декад. Помимо этих, полностью свободных от любых работ декад, каждую обычную декаду завершают три праздных дня.

— Хм. А с чего так? — Заинтересовался Т'мор, придерживая хаука, решившего вдруг, еще больше увеличить скорость своего хода, не считаясь с возможностями черного скакуна Арролда.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну откуда такая разница в праздниках? — Уточнил Т'мор. — У риссов меньше, у хоргов больше…

— Хм. Ну, положим, для риссов, Восходная декада, праздник годовщины их появления в этом мире, но никак не новый год. Он у них на зиму приходится. Как раз на Студеную декаду. Традиция, принесенная риссами из их прошлого места обитания… Светлые же, как ты понимаешь, придерживаются иной точки зрения. Для них Первоцвет, это праздник весны, природа там просыпается, птички поют… В общем, основной и единственный новый год. Жаркая декада… ну, тут и объяснять, думаю, нечего. Время Света. Декада Листопада или Закатная декада, совпадает со временем сбора урожая. То есть: собрали, обрадовались, пошли, пропили. Ну а Студеная, время поминания ушедших, то есть усопших. Это, что у людей, что у эйре, прямо пунктик какой-то.

— А что же хорги? Почему у вас три праздных декады?

— Декада Первоцвета, как и для светлых, для нас начало нового года. Все темные отмечают в Полуденную декаду победу над эйре и начало эпохи Негур. Только риссы воротят нос… — Тон Арролда посерьезнел. — Их можно понять. Именно на землях Шаэр и произошла поворотная битва между темными и светлыми, в конце прошлой эпохи. Можешь себе представить, во что превратилась плодородная земля, за время постоянных боев и стычек между двумя миллионными армиями? К тому же, отступая к заливу, двуязыкие вырезАли всех местных жителей. Так что, для риссов, Жаркая декада не повод для радости, а время скорби.

— Однако. Как все запутано. — Пробормотал Т'мор, но Арролд все равно услышал.

— Разве?

— Угу. — Мрачно кивнул Т'мор. — По моим подсчетам получается, что здесь целых два новых года. А у риссов так и вовсе три должно быть.

— С чего бы? — Не понял хорг.

— Первый — как у всех, весной. Второй, — новый год эпохи, летом, и третий зимой, по заветам предков… И это ты называешь простейшими вещами, которые должен знать каждый?!

— Уж какие есть. — Усмехнулся Арролд.

— Ладно. Хрен с ней с простототй. Но это ж, замучаешься новогодние подарки по два-три раза в год подбирать! — Воскликнул Т'мор.

— Подарки? Зачем? — не понял хорг.

— А… у вас этого нет? — Удивился Т'мор. — У нас традиция такая была, в зимнюю новогоднюю ночь дарить друзьям подарки. Целый ритуал даже был на эту тему. Вечером, кладешь сверток с подарком под елку, а утром уже в новом году, смотришь, что подарили тебе самому.

Не успел Т'мор договорить, как его окатило весельем хорга.

— Что смешного? — Возмутился парень.

— Я просто представил, как тысячи людей бродят ночью по заснеженному лесу и заглядывают под елки. — Выдавил Арролд. — Как они еще подарки не перепутывают. Кому какой…

— Ну-ну. Приколист. — Отмахнулся Т'мор. — Елка, это тоже традиция. Их специально на новый год в домах ставили. Мне Дед рассказывал.

— И ты тоже так делал? — Поинтересовался Арролд, усмирив веселье.

— Нет. Только слышал от Деда, да в книжках читал. — Грустно ответил Т'мор. — Когда я родился, елок на нашей планете уже не было. Равно как и большей части остальных деревьев.

— А куда они делись? — Удивился Арролд.

— Туда же, куда у вас делся Озерный край. — Ответил Т'мор, вогнав хорга в ступор.

— Артефакт Света? — После минутного молчания, тихо спросил Арролд.

— Тысячи подобных артефактов. — Кивнул Т'мор.

— И как же вы выжили? — Пробормотал хорг.

— С трудом. Дед говорил, что по самым грубым прикидкам, после третьей войны, выжило около полумиллиона человек. По одному живому на каждые десять тысяч трупов.

От ужаса, сковавшего Арролда, у Т'мора, самого, чуть волосы на затылке не зашевелились.

— Т'мор… хм-м. Я вижу, что ты не врешь. — Наконец разлепил губы хорг, искоса поглядывая на человека. — Но и поверить в такое я не могу. Это же, сколько магов должны были отдать свои силы, что бы устроить такое?!

— А кто говорил о магах? — Пожал плечами парень. — В моем мире, магия, всего лишь легенда.

— Значит, ты родом из техномира? — Пожевал губами Арролд, и хмуро кивнул. — Тогда понятно, почему ты все время забываешь о магии.

— Это когда это я забыл? — Возмутился Т'мор.

— Сейчас, например. — Пожал плечами хорг. — Прежде чем рассказывать о своем происхождении, тебе следовало хотя бы Полог тишины подвесить. А ты?

— Арролд, я не могу этого сделать. — Хмыкнул Т'мор. — Я не способен к классическим школам магии…

— М-да. Все у вас, иномирян, через тазобедренный сустав. — Развел руками хорг. — И ты не побоялся, вот так, без защиты, кричать на весь тракт, о своем происхождении?

— Почему же. — Усмехнулся Т'мор. — Я же совершенно четко знаю, что кроме нас, в радиусе ста метров нет ни одного разумного. Подслушивать некому. А расслышать наш разговор с большего расстояния, не получится. Далеко слишком… Кстати. Кажется, накаркал. По-моему, у нас гости.

— Ты же сказал, что никого на сто метров вокруг нет. — Тихо проговорил Арролд, моментально преобразившись. Куда только подевался насмешливый тон и расслабленность наслаждающегося конной прогулкой, аристократа. Сейчас, в седле сидел воин и маг, готовый к любым неожиданностям. Рука Арролда, сжимающая эфес, окуталась призрачным зеленоватым сиянием, и Т'мор тут же почувствовал как вокруг них стягиваются жгуты сил, готовые в один момент превратиться в разящее наповал плетение или мощный щит.

— Пока нет. — Согласно кивнул парень, поудобнее перехватывая трость, и мимоходом сожалея, что не догадался расчехлить арбалет. — А вот птицы есть, и они сильно волнуются.

— Может зверь? — Сторожко поглядывая по сторонам, предположил Арролд, и чуть натянул повод, сдерживая скакуна. Человек и хорг, как раз въехали в перелесок, густо поросший каким-то вечнозеленым кустарником, над котором ракорячились голые черные ветви деревьев. Видимость, из-за густо покрытых мелкими темно-зелеными листочками кустов, снизилась, и торопиться теперь было не с руки. Можно и в засаду на полном скаку влететь, так, что никакая школа Разума не поможет.

— Не похоже. — Качнул головой Т'мор. — Уж очень сильно они боятся. Необычно как-то.

— Боятся?! — Арролд даже с лица спал. Тряхнул головой и, остановив коня, принялся судорожно рыться в седельных сумках, что-то разыскивая. — Да где же оно?… А, вот!

Из объемного баула, на свет был извлечен небольшой кулон черненного серебра, испещренный мелкими рунами, в центре которого угрожающе мерцал бордовый камень.

— И что это? — Не понял парень. Как Т'мор не напрягал внутреннее око, но разобраться в плетениях плотно опутавших амулет Арролда, он не смог.

— Это значит, что у нас большие неприятности, друг мой. — Кисло проговорил хорг, и запихнул кулон обратно в сумку. — Расчехляй свой арбалет. Байдовские пули нашим гостям будут в самый раз.

— Инферналы? — Догадался Т'мор. — Откуда?

— А кто их знает? Если у убитых нами, были в родне жрицы, то они могли и спровоцировать локальный Прорыв. И скорее всего, так и есть. Был бы Прорыв ожидаемым, городская стража обязательно бы нас предупредила, а то и за ворота не выпустила. — Сквозь зубы проговорил Арролд, оглядываясь по сторонам. Высмотрел что-то, повернул коня, бросив Т'мору на ходу. — Давай на ту полянку. Хорошее место для боя, и обзор что надо.

Выехав на поляну, этакую возвышенную проплешину, окруженную колючим кустарником, Т'мор и Арролд спешились, и принялись готовиться к бою. Проверив снаряжение и оружие, хорг и человек переглянулись.

— Надо что-то сделать со скакунами. — Заметил Арролд. — Не знаю как себя поведет твоя зверюга, а мой Лу точно взбесится, едва эти твари ломанутся сюда. Сдохнет еще, со страху…

Т'мор на мгновение задумался. После чего подошел к скакунам, и обхватил их за шеи. Спустя мгновение, глаза животных подернулись дымкой, и оба скакуна замерли на месте, словно изваяния.

— О! А вот и первый! — Неожиданно веселый голос Арролда, привлек внимание рассматривающего дело рук своих, Т'мора. Арбалет оказался готов к бою раньше, чем хорг закончил фразу, и в сторону с треском проламываемого кустарника, понеслись белые, «байдовские» пули. Спустя миг, лес огласил дикий рев, Треск стал еще громче, и на поляну вывалилось нечто, похожее на раскормленного кабана в шипастых латах. Зверь мотнул тяжелой головой и, заметив стоящего чуть ли не в самом центре поляны, Арролда, рыкнув, устремился к хоргу. Арбалет в руках Т'мора выплюнул очередную пулю, но та, с глухим стуком ударившись в нагрудные костяные щитки зверя, срикошетила, и зарылась в землю. Арролд же времени даром не терял, и навстречу «кабану» метнулась пульсирующая темными сполохами сеть. Заклятье на мгновение остановило зверя, а в следующую секунду, метнувшиеся к инферналу, человек и хорг, уже проламывали броню «кабана» своими мечами. С хрустом пробивая прочные костяные щитки, клинки уверенно превращали тушу хрипящей зверюги в неопознаваемый фарш. Наконец, упавший наземь зверь дернулся и затих. Т'мор извлек из тела инфернала клинки, и замер. Стекающая со стали темная, тягучая кровь зверя, курилась черным дымком с отвратительным запахом гари, к которому примешивалась вонь гниющего мяса. Парень скривился и одним движением, стряхнул капли крови с мечей, но едва та коснулась земли, как за спиной Т'мора послышалось шипение, а следом раздался тихий, прочувствованный мат Арролда. В витиеватую фразу на шаэрре, хорг, кажется, вложил все свои немалые познания. Резко обернувшись, Т'мор охнул, и загнул нечто совсем уж невообразимое на родном языке.

На поляну медленно вползала огромная, ядовито-зеленая змея. Ее полуметровый, тонкий раздвоенный язык то и дело касался земли, словно ощупывая ее. Т'мор покосился на Арролда, но хорг только отрицательно покачал головой. Против этого чудовища, он поделать ничего не мог. Нет, будь эта тварь обычным пресмыкающимся, Арролду хватило бы и одного мощного огневика, что бы сделать из нее гриль… Но порождение Инферно, к обычным существам причислить как-то не получается.

Змея, кажется не видела замерших на поляне бойцов, и спокойно продолжала вытягивать свое тело из жалобно похрустывающего кустарника. На взгляд Т'мора, она уже втащила на поляну никак не меньше десятка метров, собственной туши, а процесс все не прекращался. Парень глубоко вздохнул, и уже было собрался сдвинуться в сторону, когда на поляну неожиданно вывалился брат-близнец только что заваленного «кабана» и, не успев хрюкнуть, оказался в пасти змеюки. Ни Арролд, ни Т'мор, даже не успели увидеть ее броска. А в следующий миг, тело броненосца скрылось в чреве змеи, целиком.

Человек и хорг переглянулись. Может эта тварь плохо видит, может у нее отсутствует слух, но на вибрацию земли она реагирует молниеносно… Т'мор замер. А что будет, если ее лишить этой возможности? Чуть помедлив, парень коснулся сознания Арролда, и постарался донести до него эту мысль. Размытый мысленный посыл хорга, удивленно воззрившегося на человека, Т'мор принял с легкостью и осторожно кивнул в ответ.

Тень, призрачным плащом взвилась за плечами Т'мора, окутывая большую часть поляны, и устремилась к змее. Тварь дернулась, повела из стороны в сторону головой, почуяв опасность, но сделать уже ничего не успела. Темно-серая дымка плотно окутала длинное тело змеи, приподнимая его над землей, и бойцы одновременно двинулись вперед. Взмах горящего ярким изумрудным пламенем, меча Арролда, и огромная голова инфернала летит на землю. Из обрубка шеи хлещет фонтан все той же смрадной жидкости, заливая поляну, Тень медленно рассеивается, и все многометровое тело твари, пока еще удерживаемое от конвульсий остатками волшбы Т'мора, обрушивается с полуметровой высоты. Земля под ногами приятелей дрогнула, и оба облегченно вздохнули. Аккуратно переступая через дымящиеся лужи, Арролд и Т'мор, постоянно оглядываясь, добрели до скакунов. Вокруг было тихо, словно и не было только что нападения инфернальных тварей… ну если не смотреть в ту сторону, где валяются их туши, и шипит обожженная их кровью земля…

Арролд выудил из своего баула, уже знакомый Т'мору кулон и, довольно хмыкнув, покачал им перед носом парня. Недавно светившийся бордовым цветом, камень был прозрачен как слеза.

— Все. Больше тварей здесь нет. — Проговорил хорг. — Можем ехать дальше. Правда, не мешало бы собрать трофеи. За некоторые части тел этих уродов, в Лиисте дадут неплохие деньги.

Т'мор с недоверием глянул на изрубленную в хлам, тушу «кабана» и покачал головой. Несмотря ни на что, парня продолжало потряхивать от пережитого. Вот странно. К прямому бою, что называется, глаза в глаза, с разумными, будь то люди, риссы, эйре или хорги, он притерпелся быстро, хотя и не сказать, что легко. А столкновение с инферналами, вызвало такой неожиданно мощный «отходняк». Или это просто неизрасходованный адреналин в крови гуляет?

— Ты думаешь, в нем хоть что-нибудь уцелело? — Поинтересовался Т'мор, усилием воли унимая нервную дрожь.

— Конечно. Зубы-то мы ему не выламывали. Вот сейчас и займусь. А ты пока со змеюкой тоже самое проделай. Только аккуратнее, смотри не заляпайся кровью. Гадость, похуже кислоты. Эх… Еще бы шкуру снять, да только как?

— А что, надо? — Хмыкнул Т'мор, чувствуя как успокаивается пульс, и выравнивается дыхание. Адреналиновая буря в организме, кажется утихла.

— Было бы неплохо. — Мечтательно проговорил Арролд, но почти тут же спустился с небес на землю. — Вот только я сроду змей не разделывал, а уж таких гигантских и подавно. Но жаль, жаль. Такая шкурка тысяч на пять — десять злотней потянет, не меньше.

— Хм… Ну, можно попробовать. — Замялся Т'мор. В Свободном Городе ему приходилось иногда и змеями питаться, посему процесс снятия с них кожи он знал очень и очень неплохо… Вот только размеры конкретно этой змеи, вселяли в парня вполне обоснованные сомнения в собственных силах.

Но, как говорится: глаза боятся, а руки делают. И через три часа, с помощью Младшего, Тени и отборного мата, Т'мор с Арролдом таки сняли прочную «одежку» со змеюки. После чего, довольный хорг скатал ее в объемистый, тяжелый рулон, который заключил в огненную сферу, подвешенную им за своей спиной, и друзья, разбудив скакунов, отправились на поиски ближайшего ручья. Потому как, щиты щитами, магия магией, но провоняли они за время сбора трофеев, более чем основательно. А с таким амбрэ, их того и гляди, и в Лиист не пустят, из опасения массового поражения жителей от газовой атаки.

Ручей нашелся неподалеку от поляны. Шумный и быстрый поток ледяной воды несся по каменному ложу, сверкая бриллиантами сияющих в солнечных лучах брызг, разлетающихся по сторонам. Предусмотрительный Арролд запалил совершенно обычный, немагический костер, повесил над ним котелок, наполненный водой, и оба охотника на инферналов, скинув одежду, ринулись к ручью. Прыжок, и лес огласил дикий вопль, вырвавшийся из глоток человека и хорга, Это обжигающе холодная вода приняла их в свои объятия. Зимнее купание, штука весьма и весьма специфическая, зато температура окружающей среды очень способствует ускорению процесса помывки. Едва охотники вылетели на берег, Арролд взмахнул рукой, и их временный бивак окутало заклятие, моментально согревшее холодный зимний воздух.

— А н-на в-воду ты его н-наложить не дог-гадался, д-да? — Простучал зубами Т'мор.

— Эт-то ог-гненная сеть, п-парень. — Передернувшись, пожал плечами хорг, направляя очередное плетение на сваленную в кучу одежду, провонявшую после боя не меньше самих охотников. — Вода попросту смоет плетение. Конфликт стихий, знаешь ли.

— Ну да. — Вздохнул Т'мор, с любопытством наблюдая за действиями хорга. — Это у меня соображалку от холода заклинило.

Тем временем, заклятие Арролда коснулось вороха одежды. По ткани и коже побежали мелкие искорки, небольшие язычки пламени облизнули металлические части одежды, и в небо взвился легкий белесый дымок.

— Вот и все. Можно одеваться. — Проговорил Арролд и, покосившись на Т'мора, усмехнулся. — Предупреждая вопросы некоторых заклиненных, могу сообщить, что если бы я попытался таким же образом почистить нас самих, мы остались бы без кожи.

На подколку Т'мор отвечать не стал. Не учуяв никаких посторонних запахов от одежды, парень мгновенно оделся и, довольно кивнув, принялся рыться в своих сумках. Вытащив сверток с дорожными припасами, Т'мор отложил в сторону пшено, несколько солидных кусков сушеного мяса, специи и соль.

Арролд потер руки. Недавний бой и экстремальная ванна разбудили в хорге немалый аппетит, так что ничего против небольшого обеденного привала, он не имел. Понаблюдав за приготовлениями Т'мора, хорг неожиданно хлопнул себя ладонью по лбу, и направился к скакунам. Чуть повозившись с пряжками креплений, Арролд нацепил на шеи животных небольшие походные торбы, и скакуны тут же принялись хрумкать овсом.

Привал друзей чуть затянулся. После сытного обеда, хорг и человек еще с полчаса молча сидели у небольшого костра, передавая друг другу флягу с ллиалом. В конце концов, небольшой сосуд окончательно опустел, и охотники, затушив костер и избавив скакунов от торб, вскочили в седла.

Скакуны всхрапнули и двинулись к дороге, при этом старательно обходя поляну с растерзанными инферналами по большой дуге. Впрочем, никаких возражений их всадники по этому поводу не имели. Приближаться к смрадным, еще недавно исходившим паром на холодном воздухе тушам, у них не было никакого желания.

Выбравшись на укатанный тракт, животные прибавили ходу, а Арролд, заинтересовавшийся биографией Т'мора, начал форменный допрос. Врать парню не хотелось, да и после того, что Арролд узнал о его происхождении, смысла утаивать от нового родственника оставшееся, не было. Правда, хоргу все же пришлось дать клятву, что дальше него эта информация не уйдет. Вот так, за беседой, спутники, с последними лучами солнца, въехали на небольшой постоялый двор, притулившийся у огромной светло-серой скалы, торчащей посреди заснеженного поля, словно указующий палец какого-то сказочного великана. Название постоялого двора угадать было нетрудно: «У Белой скалы». А вот то, что владельцем этого гостевого дома оказался классический тор с перевитыми ленточками усами, стало для охотников сюрпризом. Не любят степенные торы этот бизнес. Им бы все с драгоценными камнями возиться, или с оружием, механикой, в конце-концов, заниматься. А вот, поди ж ты.

Осмотрев предложенные доброжелательным хозяином комнаты, и заказав ужин, Арролд и Т'мор расположились за столом в углу обеденного зала.

— И чего тебе неймется, а? — Покосился на хорга, парень, отчетливо ощущая снедающее его нового родственника любопытство. — Ну тор, ну владелец постоялого двора. Всяко в жизни бывает. Что тут такого интересного?

— Ты не понимаешь. — Вздохнул Арролд. — Если бы это был обычный тор, я бы и головы в его сторону не повернул… Посмотри на него внимательно. Ничего не замечаешь?

— Обычный тор. — Пожал плечами Т'мор, поглядывая на стоящего за стойкой хозяина. Действительно, ничем не примечательный в здешних краях персонаж. Небольшой рост, темная немаркая одежда. Разве что смешные ленточки в длиннющих усах…

— Вот-вот. — Согласно покивал Арролд, услышав от Т'мора замечание об усах тора. — К твоему сведению, мой малообразованный, но добрый друг, эти двухцветные ленточки, знак главы рода. Вот мне и интересно, какого урга, старейшина делает за стойкой захолустного постоялого двора? Ему бы сидеть в своих горных чертогах на железном троне и править родом, а он тут кружки протирает… Нет, ну интересно же! Разве, нет?

— Может у него хобби такое. — Пожал плечами Т'мор. Арролд хотел было что-то сказать, но в этот момент, служка — тор принес им заказанный ужин, и хорг промолчал. Только захрустели куриные косточки на крепких зубах.


Глава 2. Шопинг и всяческая чешуя | Охотник из Тени. Книга Вторая | Глава 4. Что хоргу юмор, то тору ступор