home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Мое личное восприятие священного пространства сердца


Прежде чем продолжить свой рассказ, я хочу, чтобы вы поняли: ваши и мои переживания могут быть совершенно разными. Может даже показаться, что между ними нет ничего общего. Несмотря на то что все мы, люди, во многом похожи, каждый из нас уникален и неповторим. В этом мы подобны снежинкам. Поэтому, пожалуйста, не ожидайте ничего конкретного. Войдите в свое сердце, как ребенок, с широко раскрытыми глазами и непредвзятым отношением. И чем больше вы приблизитесь к такому состоянию, тем легче и непосредственнее будут ваши впечатления.

Я привожу некоторые примеры не затем, чтобы вы воспринимали их как закономерность, а просто, чтобы вы дать вам некоторое представление.

Однажды в середине восьмидесятых, когда я медитировал внутри Мер-Ка-Ба, Тела Света человека, я совершенно неожиданно оказался в пещере, которая была вырублена в скале. Это видение создавало полное ощущение реальности.

Одна сторона пещеры была закругленной, с куполообразным потолком и совершенно пустой, если не считать круглой площадки, окруженной каменным бордюром высотой примерно в тридцать сантиметров. Площадка внутри бордюра диаметром около двух метров была заполнена чистым, белым кремниевым песком.

На левой стене основной части пещеры я увидел десятка два фотографий людей, как будто вмурованных в каменную поверхность. Я не узнал ни одного лица на тех снимках и не понял, для чего они там.

На противоположной стороне открывался вырубленный в камне проход шириной около трех с половиной метров, высотой — почти в пять метров. Увидеть, что находится за ним, мешала плотная пелена белого света.

Интуитивно я знал: за этой белой стеной света скрывается то, что я сам от себя прячу. Я сам создал эту стену, но для чего и почему — было неясно.

[РИСУНОК]

Я ходил по пещере, и все казалось мне очень знакомым, хотя я чувствовал, что нахожусь здесь впервые. В дальнем конце я увидел винтовую каменную лестницу, ведущую вниз.

Нижний уровень освещался зеленым светом, который не давал тени. Казалось, что светился сам воздух. Еще я увидел множество закрытых дверей, — думаю, несколько сотен, не меньше. Мои внутренние наставники сказали, что мне предстоит познакомиться с этой частью пещеры, но позже. Поэтому я снова вернулся в основную комнату.

В своих медитациях я снова и снова возвращался в эту пещеру. И хотя я не старался специально попасть туда, но примерно каждые две недели опять оказывался в ней.

Почти целый год там ничего не менялось, и я не обнаруживал ничего нового.

И вот, я сидел со скрещенными ногами на круглой площадке, заполненной кремниевым песком, лицом к каменной стене (я обнаружил, что, войдя в этот круг, я часто уже не мог покинуть его до тех пор, пока медитация естественным образом не закончится; я привык приходить на это место и сидеть на песке, потому что там мне отчего-то было очень хорошо). Вдруг я ощутил странную вибрацию, которая, как казалось теперь, после того как я ее почувствовал, идет отовсюду. Но стоило выйти из круга с песком, как высота вибрации резко падала.

Со временем я понял, что вибрация была совершенно одинаковой во всей пещере, за исключением песчаного круга. Это изменение высоты звука было первым признаком того, что площадка с белым песком была какой-то особенной; кроме того, меня всегда тянуло в этот круг, и я медитировал там часами. Но, признаюсь, в то время я понятия не имел, что все это значит.

Однажды, медитируя в очередной раз в песчаном кругу лицом к каменной стене, я заметил, что она становится прозрачной. Я протянул руку вперед, чтобы коснуться стены там, где она просвечивалась, и неожиданно моя ладонь прошла сквозь камень, не встретив никакого препятствия. Взволнованный, я потянулся всем телом к стене и постарался как можно дальше просунуть руку.

Возникло такое ощущение, как будто мое тело тоже прошло сквозь стену, и вдруг я оказался за пределами пещеры, на поверхности какой-то планеты, глубоко в расщелине рядом с очень высокой горой.

Я выбрался наверх, чтобы осмотреться. Ночное небо было усыпано знакомыми звездами. Но нигде не было никаких форм жизни — только скалы и камни; я не смог найти даже грунта. Простояв так несколько минут, я снова спустился в расщелину и попытался вернуться в свою пещеру, но поначалу у меня ничего не получилось.

Некоторое время я стоял перед, казалось бы, непроницаемой каменной стеной, а потом вспомнил вибрацию внутри песчаного круга. Я стал воспроизводить этот звук, и он тут же проник в каждую клетку моего тела, а стена начала расступаться, становясь прозрачной.

Я без труда прошел сквозь нее и вернулся в кольцо с песком в своей пещере. И сколько бы раз ни повторялось одно и то же, мне едва верилось в происходящее, ведь все казалось таким реальным!

Научившись проделывать этот трюк, я около года выходил через стену из пещеры и отправлялся в дальние прогулки, исследуя окрестности. Эта действительность была не менее реальной, чем в моей обычной жизни здесь, на Земле, — я не видел никакой разницы. Я чувствовал свое дыхание, а если касался камня, ощущение было таким же, как если бы я дотронулся до камня в привычном мире. Все было совершенно таким же, за исключением вибрации, которая никогда не прекращалась, и света, не дающего тени.

В то время я жил в семье индейцев на высокогорной равнине в районе города Таос в Нью-Мексико. Вся моя недвижимость состояла из старого школьного автобуса «шевроле», выпущенного в 1957 году, и белого индейского типи[4]*, расположившегося рядом. Так я провел примерно два с половиной года.

Однажды ночью во время ледяной вьюги в дверь автобуса кто-то постучался.

Я удивился, как у моей двери мог оказаться человек, ведь на улице бушевала настоящая снежная буря, к тому же мое «жилище» находилось почти в двух километрах от асфальтированной дороги. Открыв дверь, я увидел дрожащую от холода девушку лет двадцати. Она спросила, нельзя ли остаться у меня, чтобы переждать этот буран. Конечно, я не мог ей отказать и пригласил войти.

Когда она сняла капюшон, я посмотрел на ее лицо, и у меня возникло острое ощущение дежа вю. Но сразу вспомнить, где я ее видел, мне не удалось, поэтому я стал задавать гостье разные вопросы, чтобы выяснить, в каком месте мы встречались.

И вдруг меня осенило. Ее лицо было на первой фотографии, вмурованной в стену моей пещеры! Как только представилась возможность, я погрузился в медитацию, чтобы снова оказаться в пещере — и точно, там на стене был ее снимок.

Девушка прожила у меня почти год. Она оказала огромное влияние на мою жизнь, открывая мне свои духовные воззрения.

Постепенно, год за годом, люди, фотографии которых были на стене, входили в мою жизнь один за другим, и из общения с ними я получал знания и опыт, бесценные для меня и по сей день.

Но тогда, встретившись с юной незнакомкой, я не имел ни малейшего представления о том, что это за пещера и почему я всякий раз попадаю туда во время медитации. Я знал только, что она чрезвычайно важна для цели моего пребывания на Земле.



Вибрация сердца — простое средство возвращения | Живи в сердце | Возвращение Домой