home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



КОНСТАНТИН ЛАКИН

Инспекторская проверка…

Трехзвездный шпак – мысли вслух…

ПРИМИТИВНАЯ АССОЦИАЦИЯ.

«Был он – не молодой, но бравый».

Конст. Симонов.

Главный герой нашего повествования в то время был и молодым, и бравым – впрочем, как и все слушатели той элитной (так им неустанно внушалось заслуженными педагогами) группы командно-медицинского отделения Академии. Звали его – Витюня. Отличался от других он немногим: был старше большинства из однокашников, так как «происходил» из фельдшеров, зачесывал волосы назад, был более других грузен и абсолютно ничего «художественного» не читал. А в то благословенное время положено было читать, положено было быть начитанным. А он – ни в какую, и еще бравировал своей «самобытностью». И вот это его свойство-качество являлось предметом постоянных насмешек и подначек, на которые он, скажем так, безразлично не реагировал. Разорялся. Нервничал. Да, забыл: кроме того, он был западным украинцем – это еще более распаляло безжалостных насмешников.

На занятия каждый слушатель являлся со своим набором макула… виноват, литературы, которая выдавалась в чемодане в секретной части кафедры.

Все, кроме нашего Витюни, уже приволокли свое «хозяйство» в класс и неспешно вели светские разговоры, готовясь к очередному уроку. Слегка похожий на калмыка, худой и верткий Major Zaozersky (напомним, что эта кликуха произносится по-английски) менторским тоном, ни к кому не обращаясь, пояснял суть понятия «примитивная ассоциация», объяснения его были доступны и интересны окружающим, это даже вызвало небольшую дискуссию. Когда задели еще какую-то неглубокую тему, хлопнула дверь, и в комнату наконец ввалился со своей тарой Витюня. Напевая «Червону Руту», он, помогая пузом (простите), взгромоздил чемодан на самый дальний от доски рабочий стол, влез в него с головой и принялся там возиться, не участвуя в светском общении, но, напротив, даже украшая его, то есть общение, своим неназойливым подвыванием.

И тут Владя Шорников противным елейным голосом произнес буквально следующее: «Намедни довелось посмотреть фильм „Раба любви“, – после чего последовала пауза, достойная опытного эстрадного ведущего, и все невольно насторожились, – очень хороша в главной роли Елена Соловей!» Комфортное течение «Червоны Руты» вдруг резко оборвалось, и из нутра витюниного чемодана бравурно грянуло: «СОЛОВЕЙ!!!! СОЛОВЕЙ!!!!! Пташечка…» Продолжение бессмертной строевой песни скрылось, пропало, исчезло, растворилось в восторженном реве свидетелей блестящего подтверждения некоторых ранее изложенных кое-кем околонаучных постулатов.

На днях, будучи в Питере, я узнал, что в канун 300-летия города на Неве Витюне присвоили генерала. Вот так-то.

Все остальные насмешники так в штаб-офицерах и остались (а половина – вообще на пенсии). И поделом им, марионеткам (нравилось, помню, Витюне это слово, хотя смысла его он не знал).

А чтоб, не дай Бог, Витюня не обиделся, не стану упоминать, на каком флоте он «управляет».


НИКОЛАЙ КУРЬЯНЧИК | В море, на суше и выше 2… | АЛЕКСЕЙ МЯГКОВ