home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГОВОРЯТ ЧЛЕНЫ ПОЛИТБЮРО

Из протокола допроса Н. Слюнькова, члена Политбюро в 1987–1989 гг.:

— …По поводу моего участия в принятии решений по формированию Международного фонда помощи левым рабочим организациям могу пояснить следующее. То, что помощь оказывалась, я слышал, подробности не помню. Видел документы по оказанию этой помощи, они проходили через меня, причем частные документы, например, о предоставлении автомобиля.

В один из моментов я пытался выяснить, сколько мы тратим средств на помощь зарубежным странам и сколько тратим из бюджета и национального дохода страны на военные расходы, но конкретно таких сведений так и не получил…

Будучи членом Политбюро, я стал замечать, что не всех членов Политбюро посвящали в разбор некоторых вопросов. Отдельные вопросы были просто «закрыты» от меня. Узнать о них было сложно.

Я не помню, чтобы вопрос об оказании финансовой помощи зарубежным партиям обсуждался на заседаниях Политбюро. Бели бы он обсуждался, то тогда я бы помнил, что мы вели какую-то дискуссию…

Я полагал, что помощь зарубежным партиям оказывается за счет находящихся в Госбанке средств. Я и понятия не имел, что эта помощь оказывается за счет нашего государства…

Я полагаю, вопрос об оказании материальной помощи зарубежным компартиям не обсуждался открыто на заседаниях Политбюро, чтобы не посвящать всех членов Политбюро в суть этого вопроса…


Из протокола допроса В. Воротникова, члена Политбюро в 1983–1990 гг.:

— …Я ознакомился с предъявленными мне Постановлениями ЦК КПСС и записками Международного отдела по вопросу оказания материальной помощи зарубежным компартиям и выписками из протоколов заседаний Политбюро за 1984–1990 гг. Мои подписи под ними имеются. А поскольку имеются мои подписи, значит, я голосовал и в этих случаях.

Голосование проходило опросным порядком… Обычно на документе уже стояло несколько подписей членов Политбюро, и когда очередь доходила до меня, я его визировал. Для возражения у меня не было информации, как не было и данных для воздержания.

Я знал, что такая помощь существует, полагал, что существует она давно… Особого значения этому не придавал и воспринимал как само собой разумеющееся. Я всегда был твердо убежден в том, что мы отдаем партийные деньги, и никому нет дела до того, кому и как мы помогаем… Хотя по содержанию проекта Постановления можно понять, что часть денег использовалась государственных…

Я полагаю, что финансовая помощь зарубежным компартиям оказывалась нелегально потому, что так принято в мире…


Из протокола допроса М. Соломенцева, члена Политбюро в 1983–1988 гг.:

— …О существовании Международного фонда помощи левым рабочим организациям я узнал недавно из газет. Мне приходилось бывать за границей. Я был на съездах Чилийской, Французской, Греческой компартий. Ездил в Анголу, на Кубу, но руководители компартий этих стран не ставили передо мной вопросы о финансовой помощи, и перед поездкой в эти страны в Центральном Комитете мне никаких поручений на этот счет не давали.

Всегда с нами ездил кто-либо из работников Международного отдела, как правило, лицо, курировавшее зарубежную партию. Были ли с ними какие разговоры по оказанию финансовой помощи, я не знаю. Мне об этом никто не говорил.

В ЦК КПСС существовало две формы принятия решений — на заседании Политбюро и опросным путем (голосование «вкруговую»). За пять лет, что я был членом Политбюро, я не помню, чтобы мы обсуждали вопрос о формировании Фонда и его распределении между зарубежными партиями…

Я ознакомился с предъявленными мне решениями ЦК КПСС по оказанию материальной помощи зарубежным партиям за 1983–1988 гг. На документах за 1984–1988 гг. имеются мои подписи, но тем не менее о существовании Фонда я не знал. Ставя свою подпись на документе, я не вникал в суть вопроса, по этому поводу никому вопросов не задавал. Я считал, что так, наверное, было заведено давно, что этот вопрос предрешен, поэтому голосовал «за». К тому же разбираться в этом вопросе не входило в мою компетенцию…


Из протокола допроса В. Медведева, члена Политбюро в 1988–1990 гг.:

— …До избрания меня членом Политбюро я слышал о Фонде помощи зарубежным компартиям. После избрания членом Политбюро не очень четко знал об этом Фонде, но то, что денежные средства перечислялись для оказания помощи компартиям, это я знал. Правда, не знал, каким образом они перечислялись, через Фонд, или прямо.

Партийный бюджет рассматривался ежегодно, но детали и в частности, были ли в нем предусмотрены статьи расходов на оказание помощи зарубежным компартиям, я сейчас не помню.

Я думаю, что помощь оказывалась за счет партийного бюджета, т. к. у партии было достаточно своих средств. Я понимал так, что партия выделяла из бюджета сумму в рублях, и она обменивалась на валюту, но к технологии этого дела отношения не имел, поэтому могу просто предполагать. О существовании во Внешэкономбанке СССР депозитного счета ЦК КПСС (Депозита-1) слышу впервые.


Из протокола допроса В. Никонова, члена Политбюро в 1987–1989 гг.:

— …Вопрос о формировании Международного фонда помощи левым рабочим организациям… на заседаниях Политбюро никогда не обсуждался. Ко мне приходили документы по этому вопросу для голосования «вкруговую». Суммы в них уже были проставлены от руки…

Из членов Политбюро, помимо Генерального секретаря, этим вопросом занимались Медведев и Яковлев, но у них я по этому вопросу никогда ни о чем не спрашивал. Существовал такой порядок: раз вопрос не мой, значит, нечего в него лезть…


Из протокола допроса Б. Лигачева, члена Политбюро в 1985–1990 гг.:

— …Я ознакомился с предъявленными мне записками Международного отдела и Постановлениями ЦК КПСС по поводу формирования Фонда, определению долевого взноса компартий-участниц Фонда и оказанию помощи зарубежным компартиям за 1985–1990 гг. Если вникнуть в пункт 2. Постановлений, то можно предположить, что КПСС вносила свой взнос за счет государства. Но я никогда не задумывался над этим пунктом, подписывал документы автоматически…

Партийный бюджет разбирался на Политбюро ежегодно, всегда докладывал управляющий делами. Но я не помню, чтобы в статьях расходов предусматривалось оказание помощи зарубежным компартиям. Наверное, в партбюджете и не было такой статьи, а если не было, то, значит, КПСС вносила свой взнос не из партийных, а из государственных денег.

По этому поводу ни с кем из работников Центрального Комитета разговора не было. Я никакого отношения к финансовым вопросам Международного отдела не имел и в этот вопрос не вникал, поскольку этот вопрос был не мой. В Центральном Комитете не было принято вмешиваться в вопросы, которые были в ведении других секретарей.

Я знал, что работающие за границей коммунисты платят членские взносы валютой, что в Госбанке происходит обмен рублей на валюту, и полагал, что Управление делами таким образом использует валютные средства для своего взноса в Фонд. Из этого и исходил при голосовании. Если бы я знал, что деньги на эти цели идут государственные, то, возможно, у меня в связи с этим возник бы вопрос, почему мы тратим государственные деньги…

Финансовые возможности у КПСС для оказания помощи зарубежным компартиям были. Доходы у партии были больше, чем расходы, поэтому незачем было брать деньги у государства. Дотации партии от государства не были нужны.

Кто из членов Политбюро знал о том, что КПСС вносит в Фонд свой взнос за счет государства, мне не известно. Возможно, знали Генеральный секретарь, Председатель Совета Министров СССР…


Из протокола допроса Н. Рыжкова, члена Политбюро, Председателя Совета Министров СССР в 1985–1990 гг.:

— …Я ознакомился с предъявленными мне записками Международного отдела и Постановлениями ЦК КПСС за 1985–1990 гг. по вопросам оказания финансовой помощи зарубежным компартиям. Мои подписи как члена Политбюро на них имеются. Документы «запускал» в работу Генеральный секретарь.

Для оказания финансовой помощи зарубежным компартиям использовались государственные средства. Они были заложены в сводном валютном плане страны, который утверждался правительством. В валютные планы каких ведомств, Госбанка, Минфина или других, включались эти средства, я сейчас не помню, а компенсировал ЦК КПСС рублевым покрытием их эквивалент или нет, я не знаю, это надо проверить…

Я также ознакомился с распоряжениями Совета Министров за 1986–1989 гг. о выделении валютных средств КГБ на спецмероприятия.

КГБ, министерство обороны, министерство иностранных дел занимали особое положение, их руководители входили в правительство номинально и практически свои вопросы с правительством не обсуждали, а, минуя правительство, решали напрямую с ЦК КПСС. В частности это касалось вопроса о выделении валютных средств КГБ. Решение по нему принимал ЦК КПСС, а Совет Министров, лишь дублировал его своим распоряжением.

Я не требовал отчета от КГБ о расходовании денежных средств и на какие цели они шли. Это их секреты. Исполнение валютного плана они вели сами…

Вот такое оно и было — Политбюро, «Инстанция» самая высокая в государстве. Документы подписывали «автоматически», в решения «не вникали», деньги тратили, «не задумываясь» над тем, чьи они — партийные или государственные. А ведь деньги были немалые и решения, как помнится, сплошь да рядом «исторические». Но вот пришло время отвечать, и выяснилось, что неизвестно с кого спрашивать за эти траты и решения.

На все вопросы у членов Политбюро ответ одинаков: «Не знаем, не ведаем». Пока государством правили, называли себя «коллективным разумом партии», теперь же кинулись врассыпную, кивают на генсека, друг на друга и вряд ли при этом отдают себе отчет, насколько такая тактика неприлична для государственных мужей, пусть и бывших.


Вопрос Международного отдела ЦК КПСС | Кремлевский заговор | «ТАБАЧОК ДЛЯ ДРУЗЕЙ»