home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 44

Сейчас

Марион ехала в старом открытом «бьюике», придерживая рукой дверцу. Солнцезащитные очки она сдвинула на лоб, волосы ее развевались на ветру.

Ей пришлось потратить часть денег на покупку этой развалюхи, поскольку взять машину напрокат она не могла — все ее документы, включая паспорт и водительские права, Троянец у нее забрал. Выбор остался несложный — либо старый «бьюик» за гроши, либо что-то более приличное, но уже совсем за другие деньги.

Скрепя сердце она остановилась на первом варианте и рассчиталась наличными с продавцом.

Тот, разумеется, ни словом не обмолвился о недостатках машины — огромный расход бензина, минимальная оснащенность и нулевая безопасность, — вместо этого, напирая на романтичный аспект, он упомянул о том, что на таком же автомобиле путешествовали героини известного фильма «Тельма и Луиза». На что Марион ответила, что если бы Тельма и Луиза в самом деле путешествовали по штату Аризона при сорока пяти градусах в тени, то они, скорее всего, выбрали бы для этого «хонду» с кондиционером.

Ей удалось добиться значительной скидки.

Затем она поехала по 89-му шоссе на юг.

Пейзаж вокруг нее менялся невероятно быстро. Температура росла стремительно, на горах становилось все меньше деревьев — словно волос на голове лысеющего старика. Очень скоро пейзаж стал напоминать лунный ландшафт. Голые холмы, светлые, будто выцветшие, скалы, дрожащее марево над асфальтом… Ничего живого, кроме редких чахлых кустиков юкки. И целые тонны пыли.

Из «Википедии» Марион узнала, что именно в этой местности снимали фильм «Планета обезьян». Теперь она понимала почему.

Она бросила взгляд на пассажирское сиденье, где лежал ее айпад, заряжавшийся от прикуривателя на приборной панели машины, благодаря конвертеру тока. Этот конвертер пришлось купить дополнительно, но Марион решила, что это необходимо: ни в коем случае нельзя было оставаться без постоянного доступа в Интернет, откуда могла в любой момент прийти какая-то новая информация.

А информация сейчас означала для нее выживание.


Путешествие заняло больше времени, чем она рассчитывала, — или, скорее, «бьюик» тащился еще медленнее, чем можно было предположить, — но в конце концов Марион с этим смирилась и расслабилась, убаюканная монотонностью дороги. Но как бы то ни было, она совсем не ожидала увидеть картину, наконец представшую ее глазам.

Сначала среди непрерывной цепи холмов появился ярко-голубой просвет, а затем… Это был настоящий шок. Перед ней в один миг выросли гигантские пики Колорадо.

У Марион перехватило дыхание.

Несмотря на непрекращающееся стрессовое состояние, вызванное чередой недавних событий, она остановила машину у обочины, в облаке пыли, и вышла.

Иногда просто необходимо найти время, чтобы выбраться на природу. Ее могущественная сила не только наполняет вас почтением — она позволяет вам на какое-то время свободно вздохнуть, забыть все те утомительные заботы, груз которых мы несем на себе изо дня в день, словно муравьи.

Десятки багровых скал образовывали гигантский зубчатый массив, протянувшийся вдоль всего горизонта. Кое-где виднелись расселины, словно прорубленные топором великана, сквозь которые струились потоки воды в ореолах сверкающих брызг. У подножия скал раскинулось ярко-бирюзовое озеро.

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЛЕЙК-ПАУЭЛЛ!» — гласила надпись на придорожном щите.

Некоторое время Марион любовалась этим захватывающим зрелищем, прикрыв глаза ладонью и вдыхая невероятный аромат, который мог быть таким и на заре времен, в первый день творения. Затем мимо пронесся огромный грузовик-цистерна, сигналя ей на ходу. Она вернулась к машине и продолжила путь.

Вскоре она преодолела узкое головокружительное пространство Глен-каньона и въехала в крохотный городок Пейдж.

Как писал ее коллега, пользующийся ником Pasadena, здесь проживали всего шесть тысяч жителей, но у Марион сложилось впечатление, что их даже еще меньше. Единственная центральная улица, небольшие магазины, несколько старых отелей, буквально плавящиеся от жары дома… Почти другая планета, где явно не помешал бы скафандр. При всем желании невозможно было себе представить хирургический госпиталь в таком месте. В лучшем случае — один-единственный кабинет врача широкого профиля.

Зато церквей оказалось на удивление много. На главной улице Марион насчитала целых три. Этот необычный феномен ей и раньше доводилось замечать в самых бедных районах Америки. Когда приходится выживать на грани нищеты, дешевле хоронить мертвых, чем лечить живых. Кроме того, поход в церковь зачастую становится единственным доступным развлечением.

Она поднялась вверх по одной улице, затем спустилась по другой, вновь поднялась по третьей — Пейдж был похож на гигантскую змею, обвившуюся вокруг вершины горы. Наконец, Марион оказалась в небольшой промзоне. Согласно прочерченному на карте маршруту, фабрика по производству промышленного льда находилась именно здесь.

Марион подняла глаза.

Невысокое белое здание, вытянутое в длину, сплошь покрытое тончайшим налетом пустынной пыли. Перед зданием — огороженная парковка. Ограждение — в сплошных пятнах ржавчины…

Место казалось абсолютно заброшенным.

Припарковав свой «бьюик» рядом с почти таким же древним «шевроле», Марион вышла.

С парковки можно было сразу войти в здание — через небольшую, словно в гараже, дверь. Она была открыта, проем загораживало только нечто вроде занавеса из вертикальных пластиковых полос. Время от времени за ним мелькал чей-то силуэт.

Значит, внутри все-таки находились люди.

Марион невольно оглянулась на свою машину, подумав о лежащем на переднем сиденье айпаде и о сумке с деньгами в багажнике.

— Не надо этой паранойи, — вслух подбодрила она себя. — Вперед!

Совсем не так она представляла себе фабрику по производству промышленного льда. И уж тем более — хирургический госпиталь.

Она уже собиралась войти, как вдруг изнутри донесся страшный грохот.

Марион резко остановилась.

Звук был такой, словно автомобиль на полном ходу врезался в бетонную стену. Он длился всего несколько секунд. Затем все стихло.

Набравшись храбрости, Марион сделала глубокий вдох и, раздвинув пластиковые полосы, шагнула внутрь здания.

В противоположном конце этого единственного цеха она увидела двух мужчин. Один из них заталкивал ледяную глыбу размером больше стандартного холодильника в гигантскую машину для резки льда, а второй собирал ледяные осколки, размером чуть больше бейсбольного мяча, и грузил их в тележку. Машина для резки льда напоминала средневековое пыточное приспособление: она вся состояла из бесчисленных рядов вращающихся зубьев. Марион невольно вспомнила чудовищную акулу-убийцу из фильма «Челюсти».

— Здравствуйте, — осторожно произнесла она.

Двое рабочих одновременно повернулись к ней.

Марион заметила, что они работают голыми руками, которые покрыты крупными каплями воды, и что брови и ресницы у них заиндевели, как бывает зимой на морозе. Только у одного была защитная обувь.

— Я ищу фабрику льда, — произнесла Марион.

— Это она и есть.

— Вы только вдвоем здесь работаете?

— Мы справляемся.

Отвечавший ей человек повернулся к своему напарнику и сказал что-то на непонятном языке, сопровождая свою фразу знаком продолжать работу. Затем снова повернулся к Марион.

Улыбнулся.

Протянул руку:

— Здравствуйте.

Она слегка пожала огромную грубую ладонь, обратив внимание на большое количество шрамов и рубцов.

— Меня зовут Хуан. Мой приятель — индеец-навахо. Он не понимает нашего языка. Давайте выйдем на улицу. Тут слишком шумно…

Он вышел, попутно прихватив со стеллажа две банки пива, и протянул одну банку Марион:

— Держите.

Слегка удивившись такому непринужденному гостеприимству, она все же взяла банку и открыла.

Хуан открыл свою:

— Чем могу вам помочь?

— Я… хм…

— Вы хотите купить лед?

— Э-э… а что, вы его продаете?

— Ну, вообще-то частникам — редко. У нас промышленный лед.

— То есть?..

— Не пищевой. Такой используется в рефрижераторах для хранения и перевозки продукции — рыбы, например. Еще он используется для некоторых видов климатизирующих систем, в офисах и отелях. Хотя, если нужно, мы можем продать и вам пару блоков. Местные иногда его покупают. — Он взглянул через плечо Марион на «бьюик» и прибавил: — Но вы ведь не местная?

— Нет.

Она не знала, с чего начать:

— Я прочитала… я думала, что…

— Вы хотели получить консультацию у доктора Фога?

Марион невольно распахнула глаза:

— Да, именно это.

Хуан улыбнулся:

— Так бы сразу и сказали. Надеюсь, у вас не слишком серьезные проблемы со здоровьем — вы выглядите вполне бодро. Но, к сожалению, доктор Фог здесь больше не работает.

Он сел на ограду парковки, свесив ноги. Через минуту Марион сделала то же самое.

Хуан смотрел на пустыню, потягивая пиво небольшими глотками.

— Здесь и так-то мало кто оставался. Но после того как Фог уехал, не осталось, можно сказать, вообще никого. Я о медиках. Только он нас и лечил. — Он вытянул к ней правую руку, слегка отставив указательный палец с глубоким шрамом у основания: — Видите? Это он мне пришил. Этот палец держался на клочке кожи. Я уже собирался отрезать его совсем и выкинуть в помойку. А потом перевязать руку и выпить горсть обезболивающих. Я надеялся, что выдержу. Но Фог сказал, что в этом случае у меня, скорее всего, начнется гангрена. И добавил, что у меня нет никаких оснований терять палец.

— То есть… доктор Фог вас прооперировал?

— Да. В подсобке за этим зданием. Там он устроил что-то вроде небольшого медпункта, где постоянно дежурили врач и медсестра. Он это сделал на деньги военных, которые его спонсировали. Ему выдавали деньги на какие-то научные исследования. Ему оставалось только простерилизовать этот медпункт с помощью льда, который уничтожает микробов. Но чего-чего, а уж льда здесь хватало.

— И что, доктор Фог часто проводил здесь операции?

— Ну, только если дело касалось мелочей — порезов, ожогов или травм пальцев, как у меня… Все им восхищались. Индейцы-навахо часто приходили к нему. Он проводил здесь несколько дней в месяц. Я знаю, что кое в чем он обманывал своих спонсоров. Говорил им, что построил здесь настоящую клинику. Но больше всего он хотел, чтобы они оставили его в покое. Есть люди, которые любят одиночество, вы наверняка и сами знаете…

Марион размышляла о жизни Адриана Фога. Об огромном доме в Лагуна-Бич, о необыкновенном электромобиле «тесла», о состоятельных пациентах, о работе в известных на всю страну медицинских центрах, вроде «Седар-Синай» в Лос-Анджелесе… Она думала о его жене и Хлое, которым постоянно приходилось его ждать, полагая, что он участвует в каком-то очередном конгрессе…

Нет, она не понимала.

— А теперь, когда его нет, как же вы здесь справляетесь?

— Здесь осталась пара медсестер. Фог передал им кое-что из своих знаний. Он сказал, что многих можно многому научить, даже начинающих. И даже начинающие могут научить чему-то вас самих. Особенно если речь идет о вас самих. Сам он получил этот урок от одной женщины, с которой был знаком когда-то давно в другой стране.

Хуан пристально взглянул на Марион.

Она отвела взгляд.

— Но военные перестали оплачивать его эксперименты, — после паузы продолжал Хуан, — и ему пришлось остановить работу.

— Он… он здесь же и жил?

— Нет. У себя на корабле.

— На корабле?

— Недалеко отсюда, на озере Лейк-Пауэлл, раньше было оживленное курортное местечко. Но потом все заглохло… Там у Фога есть небольшое судно. Оно стоит в бухте на привязи у берега. Я могу вам показать, где это, если хотите. Туда всего минут пятнадцать езды.

Марион взглянула на Хуана. Лицо его было серьезным.

— Почему вы так любезны? Почему мне все это рассказываете?

Сделав небольшой глоток пива, Хуан ответил:

— Время от времени Фог рассказывал о женщине, с которой был знаком. Понятно было, что это не его жена. Обычно он о ней вспоминал, когда мы с ним вдвоем пили пиво, вот как сейчас с вами. — Он смял пустую банку и бросил ее на землю. — Я рассказываю вам все это потому, что вы, как мне показалось, кого-то ищете. Но здесь уже никого нет. Только призраки.

Хуан спрыгнул с ограды, затем по просьбе Марион нарисовал на листке, как проехать до бывшего курорта и найти бухту, в которой стоит у берега судно.

— И вот еще что, — добавил он. — Насчет этого судна рассказывают всякое… Кое-кто видел там огни, среди ночи. Так что будьте осторожнее.


Глава 43 | Единственный, кто знает | Глава 45