на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

Loading...


Загадка происхождения Березновского клада

9 июня 1975 года житель Березно (Ровенская область) Леонид Сычик случайно обнаружил в песчаной дюне на восточной окраине городка возле речки Случ глиняный горшок с монетами. На следующий день его брат Михаил Окерешко, как всякий добропорядочный законопослушный советский гражданин, отвез находку в Ровно и сдал в местный краеведческий музей. Представители музея решили обследовать место находки более подробно и установили: клад был спрятан на глубине двух метров от поверхности. А найти его удалось только благодаря небольшому природному катаклизму — сдвигу песчаной дюны. Весть о находке распространилась во многом благодаря публикации в областной газете «Червоний прапор».

Через три десятка лет эту резонансную историю напомнил читателям еженедельника «Зеркало недели» главный эксперт Национального банка Украины Алексей Строков. Оказывается, тема кладов в последнее время стала очень актуальной в нашей стране. И в первую очередь потому, что граждане, которые находят их, не спешат, по примеру Михаила Окерешко, сдавать свои находки государству. Дело даже не в том, что государство теряет деньги. Более важным кажется другое: клад — это прежде всего историческая и культурная ценность, а его составляющие — музейные экспонаты и, если угодно, достояние республики.

Украину не случайно называют кладовой сокровищ. Бурные события многовековой истории нашей страны оставили после себя множество памятников минувших эпох. Наиболее многочисленными из них являются так называемые «монетные клады». Каждый год музейные фонды пополняются новыми поступлениями. Состав этих, как их называют, немых свидетелей прошлого достаточно разнообразен. В кладах можно встретить монеты стран Западной Европы, России, Боспорского царства, Древнего Рима, Византии, Арабского халифата и различных средневековых государств.

Но вернемся к находке возле городка Березно. По остаткам горшка и по составу монет сокровище датировалось XVI–XVII веками. Даже поверхностное знакомство с содержимым находки давало понять, что она таит в себе немало загадок. Из 95 найденных монет 93 являлись талерами и флоринами (гульденами) — крупными монетами из чистого серебра, которые весили от 20 до 27 грамм каждая. В то время эти монеты были в ходу как своеобразная международная валюта. Надо сказать, что клад с таким значительным количеством достаточно дорогих даже для своего времени монет встречается очень редко.

После очистки, консервации монет и научной обработки состава клада выяснилось, что талерами различных стран Европы и испанских колоний в Америке являлись 40 из общего числа найденных денежных единиц. Более мелких и, соответственно, меньших по размерам флоринов оказалось 53 штуки. Они происходили из провинций и городов Северных Нидерландов, графства Ольденбург и вольного имперского города Эмбдена. Только две монеты относились к средним по стоимости номиналам — монета номиналом шесть грошей Речи Посполитой 1624 года выпуска и монета города Данцига 1625 года.

Особо Алексей Строков отметил, что специалистов очень привлекает наличие в кладе так называемых «макукин» — грубых многогранных монет неправильной формы. Чеканились они из серебра испанских колоний в Новом Свете и по весу равнялись талеру. Считается, что их чеканили прямо на кораблях, во время плавания, когда серебро везли в Европу. Поэтому такие испано-американские монеты номиналом восемь реалов называют еще «корабельными песо». В свое время было выпущено значительное количество таких песо. Но в Европе они практически все пошли на переплавку и изготовление привычных монет, в частности тех же нидерландских талеров. Поэтому «макукины» в кладах находят очень редко.

В Березновском кладе представлены монеты, чеканившиеся на протяжении ста лет. Объяснить это можно прежде всего тем, что талеры и другие высокопробные монеты не изымались из обращения. Шло время, часть обращавшихся монет оседала в кладах, шла в монетный передел или их переплавляли ювелиры для своих нужд. Но на рынке, у менял или ростовщиков можно было найти денежные единицы, которые были отчеканены сто, двести, а то и более лет назад.

Второе возможное объяснение этой особенности — длительность накопления Березновского клада. Косвенно это предположение подтверждается отменной сохранностью всех монет. На них почти нет следов вмятин, царапин, выбоин, потертостей, разве что на некоторых из них встречаются небольшие трещины, возникшие в результате деформации монетных кружков во время чеканки.

«Это означает, — пишет Алексей Строков, — что данные монеты изымались из денежного оборота в тезаврационных[12] целях вскоре после их эмиссии. То есть в полном соответствии с экономическим законом Коперника-Грешема, когда лучшая по качеству и сохранности монета вытесняется из оборота худшей. А так как период чеканки монет клада довольно велик — более ста лет, — то это может означать, что формировался данный комплекс, вероятно, не один год. Правда, необходимо учитывать также и то, что оборот крупных номиналов был гораздо длительнее, чем мелких, и заметный „отпечаток“ перечислявшихся следов обращения талеры получали гораздо медленнее, чем низкопробная „мелочь“».

Скорее всего, клад был зарыт в землю в конце сороковых годов XVII века. Это можно определить по дате выпуска младшей монеты клада. Значительную часть территории Украины тогда охватила освободительная война, которую вел украинский народ против польской шляхты. Богатый вельможа просто мог спрятать свои накопления от разграбления, но сам или в спешке бежал, забыв о кладе, или, возможно, был убит.

Не исключено также, что Березновский клад — это одноразовая выручка купца от какой-то крупной торговой операции. Но все эти предположения так и остаются предположениями. Тайна происхождения клада не раскрыта до сих пор.

Еще один клад, который много лет привлекает к себе внимание ученых, — так называемый Успенский клад. Летом 1898 года на хорах Успенского собора, главного храма Клево-Печерского монастыря, шел ремонт. Вдруг в одной стене обнаружилась пустота, а в ней — тайник. Из пустоты на потрясенных рабочих посыпалось золото и серебро. Так был обнаружен громадный клад старинных монет, некогда замурованный в церкви.

О находке доложили властям. Изучением клада занялась комиссия из царских чиновников, ученых и служителей церкви. Учет ценностей показал, что клад весил 18 пудов, то есть около 300 кг. Большинство монет — это талеры, чеканенные различными королевствами и вольными городами Европы. Среди них были и так называемые «ефимки» — европейские монеты с русскими надчеканками царя Алексея Михайловича 1655 года выпуска.

Комиссия насчитала 6184 золотые монеты и 9895 серебряных. Среди них были довольно редкие донативы и португалы польских королей: Стефана Батория, Сигизмунда III Вазы, Владислава IV и Яна-Казимира. Кроме того, здесь имелись фамильные жетоны знаменитых литовских вельмож — князей Радзивиллов, а также уникальная медаль, чеканенная князем Константином Острожским. Позднейшие монеты клада, в том числе золотая, были отчеканены во времена Петра I. Именно они позволили установить время сокрытия клада — не позднее 1718 года.

Кто, когда и, главное, почему спрятал этот клад — остается загадкой. Киевский нумизмат К. Болсуновский считал, что клад был спрятан небольшой группой лаврских монахов во главе с архимандритом Иоанникием Сенютовичем. Владельцы ценностей опасались обвинений в заговоре. Поэтому все участники дела поклялись свято хранить тайну клада и даже инсценировали пожар в церкви, чтобы надежнее замести следы.

Существует версия, что клад был частью монастырской казны, составленной из пожертвований прихожан и многочисленных паломников. Ее могли укрыть те же монахи, во избежание реквизиций, которые периодически производило правительство Петра I на нужды войны со шведами. Предполагалось также, что клад принадлежал сторонникам гетмана Ивана Мазепы.

Какая же из этих версий верна, так и осталось неизвестным. Но в любом случае, огромные ценности, спрятанные в тайнике на хорах Успенского собора, оказались забытыми вплоть до их случайного обнаружения в конце XIX века.

Одна из наиболее крупных монет клада резко отличалась от прочих. Она имела припаянное гофрированное ушко, украшенное снизу гроздочкой выпуклостей — жемчужинок. Это была не просто монета, а подлинный древнеримский медальон, весивший 42 грамма. Таких находок не находили не только в Клеве, но и во всей Российской империи. Ценность медальона намного превышала стоимость не только редких средневековых монет клада, но и уникальных фамильных медалей и жетонов XVI–XVII столетий. Мировая нумизматика пополнилась еще одним уникальным римским медальоном из числа так называемых «мультипла» — монет особенно крупных размеров.

Среди прочих монет был также обнаружен медальон Констанция II. Эта находка также поставила перед учеными еще ряд загадок. Как он попал в Клев? Ведь речь шла о крупнейшей археолого-нумизматической сенсации. Наиболее вероятным представлялся вариант, что его нашли в Клеве или окрестностях города, возможно на многочисленных монастырских землях, окружавших Клев. Здесь очень часто находили римские монеты разного времени. Попадались и чеканки Констанция II. Не исключено, что медальон был пожертвован лавре благочестивым прихожанином или паломником, подобно другим сокровищам из клада 1898 года.

Существует также версия, что этот медальон впервые был обнаружен еще в 1609 году неким Кирилой Божком, крестьянином села Ласкова на Волыни. Владелец села, польский шляхтич Михайло Войно-Оранский, затеял вокруг этого клада судебный процесс, затянувшийся на целых 16 лет. Он считал себя законным хозяином находки, которую сам оценил в 1000 злотых. За эти деньги можно было несколько раз купить само село Ласково со всеми его земельными угодьями. Реестр Ласковского клада, составленный судебными исполнителями и представленный на суде, частично совпадает с реестром сокровищ, обнаруженных в Успенском соборе.

У Ласковского клада любопытная история. Суд решил дело в пользу шляхтича, но самого клада тот не получил. Крестьянин уже успел, пока шло разбирательство, сбыть найденные сокровища торговцу Хаскелю из Владимира-Волынского, а тот, испугавшись суда, передал их чиновнику королевского замка Андрею Мисевскому. Последний составил два реестра сокровищ, благодаря чему они были учтены и позднее сослужили исследователям клада Успенской церкви хорошую службу.

Правда, шляхтич Войно-Оранский обвинил Мисевского в присвоении чужого золота. И когда дело вновь дошло до суда, то выяснилось: он был сдан под расписку правителю воеводства князю Янушу Острожскому. А князь написал, что пожертвовал эти ценности… Господу Богу. То есть на нужды церкви. В итоге Войно-Оранский отказался от всех претензий к чиновнику, указав в своем заявлении, что клад «ушел из этого мира».

Вот только часть загадок, которые таил в себе клад Успенского собора. Правда, еще до революции грандиозный клад был продан Эрмитажу за 65 тысяч рублей (в общем-то, за символическую стоимость). Так что сегодня в Клеве от находки остался лишь один из сосудов, в котором хранилась старинное золото.

Как видим, загадка происхождения двух, пожалуй, самых известных кладов, обнаруженных на территории Украины, остается неразгаданной. Как, в общем-то, и подавляющего большинства украинских кладов. Неизвестно также, сколько еще кладов таит в себе украинская земля. Вообще же, основную часть коллекций украинских исторических музеев составляет золото и серебро, обнаруженное в курганах. К началу нового, XXI века из известных курганов, не обследованных учеными, остались лишь курган Караватка (близ Запорожья) и Медведь-курган (Аюдаг) на южном берегу Крыма, рядом с известным пионерским лагерем «Артек». Говорят, мимо Караватки проходила большая дорога, а на самом кургане стояла каменная баба, повернутая лицом на восток. Здесь, по слухам, зарыты клады. Только найти их невозможно, так как на сокровища якобы наложено заклятье. А на Аюдаге, согласно легенде, закопан медный медведь, набитый золотыми червонцами. Как только очередной кладоискатель придет туда с лопатой и воткнет ее в землю, медведь — страж золота, начинает реветь и пугать дерзких людей.

Пишет пресса и о сокровищах, которые якобы есть и в «голове» острова Хортица (часть Запорожья). По преданию, темной ночью там часто показывался клад: выскочит из могилы казак с саблей. Сам казак из золота, конь под ним — из серебра. Недалеко от этих мест, возможно, скрывается и «клад Сагайдака». Казак Сагайдак жил здесь со своим кошем и в минуту опасности спрятал казну где-то на Средней скале.

Отдельная тема — подводные клады, которыми не так давно вплотную занялись запорожские ученые. Говорят, Украина может стать Меккой для подводных археологов. На дне ее рек и морей лежит несметное количество уникальных предметов старины. Недавно в Запорожье был открыт единственный в Украине Институт подводных исследований. И его гидроархеологи делают все, чтобы спасти историческое достояние нации.

Первые исследования они провели в районе Днепрогэса, где в XVIII веке располагалась корабельная верфь. С 10-метровой глубины были подняты несколько якорей старинных казацких судов. По словам археологов, подобных исторических кладов на дне древнего Славутича довольно много. В планах ученых — археологические работы в акватории рек северного Причерноморья, в Азовском и Черном морях.

Что же касается обычных, так сказать «земных», кладов, то чаще всего их на Украине прятали запорожцы и гайдамаки. Они воевали, участвовали в набегах, и им не всегда сподручно было носить добытое богатство с собой. Вот легенда, записанная известнейшим этнографом Я. Новицким в Мариуполе: «Утром при восходе солнца взбежал вожак на курган, встал, а тень так и протянулась на запад. Тогда он велел копать яму там, куда протянулась тень головы. Выкопали яму, спустили на цепи казан, чтобы никто не брал, пока вторично не вернутся из разъезда. Затем засыпали деньги землей, оседлали коней и подались в степь. Через годы стали съезжаться. Многие вернулись, а вожака нет, и клад не взят до сих пор. В казне, говорят, лежат червонцы сверху медные, а поверх медных — серебряный талер, чтобы не плесневели. Деньги закопали и затоптали лошадьми, чтобы не осталось следа. А примета такая: как солнце восходит — встань на курган и смотри на свою тень; заметь то место, где кончается голова, беги и копай. Сверху будет железное кольцо, тяни и вытянешь шкворень; копай глубже, затем — дужка и казан».

Вот еще одна легенда — рассказ очевидца о том, что произошло с ним в 20-е годы XIX столетия. К нему, в ту пору маленькому мальчику, подъехал на резвом коне старый казак с двумя пистолетами за поясом. Он показал ему камень вблизи кургана и рассказал следующее: «Смотри на меня, мне сто четыре года и, быть может, я уже последний. Этот камень положили мы вместе — двенадцать запорожцев. Под ним — яма, а в яме три бочонка: в одном медь, в другом серебро, а в третьем — золото. Деньги закланы, их мне без товарищей брать нельзя, а тебе — другое дело, бери как свое».

Неизвестно, почему мальчик так и не извлек этот клад. Человека же, который предал товарищей, вместе с которыми прятал клад, действительно ждало суровое наказание. Вблизи города Александровка (ныне Запорожье) упомянутый уже Яков Новицкий записал историю про окаменевшего человека, стоящего на одном из курганов.

Человек этот, по преданию, не сдержал обещания хранить тайну спрятанного клада. «Пошел он на курган — и где встал, там и окаменел. Будет он стоять, пока светит солнце. Возле кургана, говорят, на восток, сбоку, спрятаны деньги, и никто их не возьмет, потому что сразу окаменеет. Как и этот казак».

И хотя в действительности на кургане стояла половецкая каменная скульптура, каких немало в степях Украины, легенда об окаменевшем казаке по прежнему жива.

Еще одна легенда, бытующая на Волыни, рассказывает, что однажды в городе Изяславе появился старец и предложил местной княжне добыть клад, спрятанный в руинах замка. Старец, правда, предупредил: как только землекопы достигнут драгоценностей, начнет гореть Изяслав, а когда извлекут весь клад, город сгорит дотла. Однако клад втрое перекроет убытки, причиненные пожаром. Княжна дала согласие на поиски, и землекопы начали раскапывать руины замка. Каждый раз, когда начинали работать, в городе вспыхивал пожар. Как только работы прекращались — огонь угасал. Наконец землекопы достигли железной двери сокровищницы. И тогда запылал весь город. Жители едва уговорили княжну прекратить раскопки, да и она сама поняла, что имеет дело с заклятым кладом. Общими усилиями город спасли, развалины замка засыпали землей. Старец же исчез без следа, он оказался злым колдуном.

Кстати, народные предания часто содержат подробные инструкции, как вести себя при обнаружении клада. «Как деньги покажутся, иди на огонь, — гласит одно из них. — Если погаснет — не тебе суждены, если нет — твой клад. Как найдешь деньги, не бери все, так не годится, оставь сколько-нибудь заплатить за место и не бойся ничего; если заберешь все — не обойдется без напасти».

Еще один совет рекомендует, что «всякий клад нужно брать не сверху, а сбоку, потому что неизвестно, заклят он или нет. Если брать сбоку, то деньги рассыплются, а с ними рассыплется и заклятие».

При извлечении клада из тайника строго запрещено браниться или поминать нечистую силу. Легенда рассказывает об одном старике, который увидел свечу над грушей, понял, что это знак клада, и начал копать под деревом яму. Вскоре из земли показался казан с червонцами. Старик хотел поднять за дужку, силился, силился, да ничего не выходит. Тут с языка и сорвалось: «Ну и тяжелый же, черт его батьке!» Только он это проговорил, а деньги в земле так и зашумели. Не помогли ни молитвы, ни крестное знамение — деньги пропали.

Предания утверждают, что чаще всего удача в поисках приходит в ночь на Ивана Купала. Тогда цветет папоротник и тот, кому посчастливится сорвать его цвет, найдет клад. Во многих легендах речь идет о «предназначенных кладах», то есть таких, которые доступны только определенным людям. Чаще всего клад дается детям. По народным поверьям, судьба наиболее благосклонна к совсем маленьким — тем, кто еще не успел нагрешить в жизни.

Все это, конечно, интересно и познавательно — как и любой народный фольклор. Другое дело, что клады чаще всего обнаруживаются не благодаря поверьям и древним легендам, а, по большому счету, случайно. Но главное даже не в том, как именно был обнаружен клад и какова цена спрятанных сокровищ. Самое важное, что любой клад — это, прежде всего, свидетель прошедших времен, который, возможно, поможет лучше узнать прошлое, заполнить пропущенные страницы в истории.


Устим Кармалюк: народный мститель или разбойник? | 50 знаменитых загадок истории Украины | Украинские «каменщики»







Loading...