home | login | register | DMCA | contacts | help |      
| donate

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 17

Вампиры!

Несколько ночей спустя Мэтт метался во сне. Одеяло сбилось, подушка свалилась на пол. Ему приснился Тодд.

Он видел узкую песчаную полоску пляжа, золотившуюся от яркого солнца. Высокие волны, покрытые белой пеной, величественно набегали на берег и тяжело падали на песок.

Тодд бежал по берегу босиком. На нем были мешковатые плавки. Его ноги касались песка совершенно беззвучно.

Мэтт пытался всмотреться в его лицо, но Тодд мчался все быстрее и быстрее, так что пришлось пуститься за ним. Но хотя солнце стояло высоко, лицо друга все время оставалось в тени.

"Пожалуйста, — думал Мэтт, он старался вырваться вперед, за спиной гремели тяжелые валы, — Пожалуйста, повернись ко мне лицом, Тодд",

И тут Тодд вышел наконец из тени.

Его лицо было искажено ужасом, глаза закатились, рот распахнут в немом крике.

Небо темнело, становилось совсем черным.

Чернота поглотила Тодда, надвинулась на него прежде, чем он смог убежать.

Сначала эта чернота напоминала воронкообразную тучу, закрывшую солнце. Тодд все еще оставался на свету, но страшная туча старалась догнать его.

И Мэтт понял, что это была вовсе не туча. Она состояла из тысяч движущихся существ.

Он стал видеть четче и разглядел черные с пурпуром крылья и темные головки, низко наклоненные в полете, услышал пронзительный писк

Черная тень, настигшая Тодда, оказалась облаком из летучих мышей. Тысячи и тысячи теней, паривших, хлопавших крыльями, мелькавших в воздухе затмевавших солнечный свет, бросавших тень на весь пляж, шумевших и заглушавших рокот волн

Тодд бежал изо всех сил, потом остановился склонил голову и прикрыл глаза. Но его рот оставался открытым.

— Беги, Тодд, беги! — выпалил Мэтт.

Но облако из летучих мышей уже настигло друга. Он упал на песок — сперва на колени, потом растянулся лицом вниз. И стена мышей сомкнулась над ним, как ночная тьма.

И все кругом почернело.

Мэтт вскочил. Он сидел на своей постели. В окне спальни проступало серое утро.

Он поднялся, наполовину пробудившись, наполовину оставаясь в своем кошмаре.

Резкие крики летучих мышей преследовали его, пока он неуверенно брел от кровати до окна. Туча из летучих мышей. Чернота, накрывшая Тодда и весь берег.

Мэтт тяжело оперся о подоконник, замотал головой. Ему хотелось окончательно вырваться из этого жуткого сна, но это не удавалось.

Он понял, что в момент пробуждения на языке вертелось какое-то слово.

"Вспоминай же, вспоминай", — заставлял он себя. И наконец произнес:

— Вампиры.

Сон был вещим, должен был что-то обозначать.

Мэтт знал это.

И знал, как погиб Тодд.

Летучие, мыши над пляжем! Те, что населяли побережье маленького островка. Летучая мышь напала на девушку.

Вампиры.

Все эти мыши были вампирами.

Сон открыл Мэтту страшную правду.

Теперь, окончательно проснувшись, парень быстро натянул теннисные шорты и майку, в которых ходил позавчера, и кинулся к черному ходу, даже не умывшись, не причесавшись и не почистив зубы.

— Эй, — позвал его отец" завтракавший на кухне" когда Мэтт прошмыгнул мимо него.

Но парень уже выскочил за дверь, которая только хлопнула за его спиной.

— Мне надо бежать" — крикнул он на ходу, устремляясь в направлении дома Эйприл.

Небо было серым, воздух — холодным и влажным. Песчаная дорожка намокла. Мэтт догадался, что ночью прошел дождь.

А он и не слышал, как лило за окном. Во сне ему казалось, что шумели морские волны" а потом их перекрыли визги летучих мышей. Вампиров.

Нужно было рассказать обо всем Эйприл. Она должна все знать.

Как будто по контрасту с ярким солнцем и синим небом того дня, когда погиб Тодд, теперь все

покрывал серый туман и густые тени. Память Мэтта не сохранила картинок, одним только звуки. Скорбные крики родителей Тодда. Бормотание полицейских. Испуганное перешептывание детей на пляже и в городе.

Мэтт виделся с Эйприл лишь однажды за эти четыре дня. Оба пытались делать вид, что все в порядке, ничего не случилось, и не смогли…

Потом Мэтт оставил подругу и один отправился на пляж. Ему очень хотелось узнать, что же произошло ночью, почему Тодд решил искупаться и как он погиб.

Следователь из города прибыл осмотреть утопленника. Но для Мэтта все оставалось покрыто мраком. До тех пор, пока он не увидел этот сон.

И теперь нужно было срочно поговорить с Эйприл.

Приближаясь к знакомой даче, маленькому белому дощатому коттеджу с невысокой верандой" на которой стояли шезлонге и столик с зонтиком, Мэтт увидел подружку в кухонном окне".

Он поднялся на веранду, отворил дверь и позвал девушку. Эйприл посмотрела в его сторону, встала из-за стола. Ее мать мыла посуду после завтрака. Близняшки выскочили в открытую дверь, крича наперебой: "Я тебя поймаю!"

Мэтт поздоровался и с трудом перевел дух после долгой пробежки. — Ты уже позавтракал? — спросила миссис Блейр, закатывая рукава мужской рубашки, которую носила вместо купального халата. — У нас остались оладьи.

— Нет, спасибо, — ответил Мэтт, глядя на подружку. В тусклом свете, проникавшем через окно, она выглядела ужасно бледной и усталой. — Мне нужно поговорить с Эйприл.

— Лучше поиграй со мной! — предложила Кортни. — Нет, со мной! — закричала Уитни.

Эйприл поднялась и оттащила от него обеих сестричек.

— Мы с Мэттом поговорим на веранде, — сказала она и, наградив приятеля ослепительной улыбкой, вышла за дверь.

Мэтт направился вслед за ней, размышляя, как бы ей все преподнести. С океана по-прежнему дуло прохладой, низкое небо оставалось серым.

Девушка сбежала по ступеням и остановилась под деревьями. Мэтт вытер пот со лба подолом своей майки.

"Майка вся провоняла", — подумал он и только теперь сообразил, что в спешке забыл почистить зубы.

"Наверное, я выгляжу сейчас настоящим неряхой", — подумал он, но тут же отогнал эту мысль и сосредоточился на главном.

— Как дела? — спросила Эйприл робко, вглядываясь сквозь кроны деревьев в низкое пасмурное небо.

— Нормально. То есть не очень, конечно. Но в общем нормально. — У меня тоже.

— Мне нужно кое-что тебе сообщить, — начал он нетерпеливо. — Кое-что важное. В смысле… Стоит ли выложить все прямо сейчас?

— Послушай, Эйприл. Вот что я хочу тебе сказать. Я знаю, как погиб Тодд.

— Конечно, мы знаем, как он погиб, Мэтт — прошептала она. — Он утонул.

— Пожалуйста, выслушай меня, Эйприл, — просил парень, кладя руки ей на плечи. — Пожалуйста.

Она не ответила, только пристально посмотрела ему в глаза.

— Я увидел это во сне, — произнес он быстро, все так же держа подружку за плечи. — Но я точно знаю, что это правда.

Он решил, что нельзя говорить об этом медленно, с предисловиями и паузами. Нужно выложить все, что было на уме.

— Тодда убили вампиры.

— Что? — не поняла Эйприл.

— Вампиры, — повторил он. — Ты же видела сколько летучих мышей носится вдоль берега? Это, должно быть, вампиры. За несколько дней до того, как погиб Тодд, мышь напала на девчонку. И укусила её за шею. И Тодд…

— Мэтт, нехорошо так шутить, — сказала Эйприл презрительно. — Мне это не по душе.

Он хотел было ответить, но тут его внимание привлекли две крошечных красных точки на горле у подруги. Он уставился на них во все глаза.

В голове начали роиться жуткие мысли. Совершенно безумные.

"Мне не чудится? Может быть, это лишь комариные укусы?"

Перед глазами встало лицо Габри. Эйприл и Габри. Эйприл и Габри.

Он представил эту пару наедине.

Возможно ли это? Возможно ли, что Габри — вампир?

Или я свихнулся?

— Послушай, мне это все приснилось, — продолжал Мэтт, не отрывая взгляда от девичьей шеи. Его мозг лихорадочно работал. — Тодд бежал, и…

— Прекрати. Мэтт! — взорвалась Эйприл. — Сейчас же прекрати!

— я знаю, что прав, — отрезал он, не обращая внимания на то, что она заводится. — Этот сон имеет смысл, Эйприл. Все эти мыши… И Тодд… У него были раны на шее, я помню.

— Мэтт! Перестань! — выкрикнула Эйприл, начиная трястись от злости. — Заткнись! Заткнись же!

— Но Эйприл…

Что он сделал не так? Что он такого сказал? Почему она не хочет его выслушать, даже не дает возможности все объяснить?

— Как тебе не стыдно Мэтт? Как не стыдно? — продолжала девушка, сверкая глазами. — Твой лучший друг умер, а ты думаешь только о своих дурацких фильмах!

— Нет, — запротестовал он, но Эйприл не давала ему слова вставить.

У меня есть новость для тебя, Мэтт, — произнесла она презрительно. — Наша жизнь — это реальность.

— Я знаю, но…

— Жизнь — это реальность, Мэтт, а не идиотские ужастики. — в уголках ее глаз выступили слезы.

"О нет, — подумал он, ощущая, как колотится сердце. — Я не хочу, чтобы она плакала. Разве мы мало наплакались за эту неделю? "

— Тодд умер, и это невозможно объяснить, невозможно принять, — сказала Эйприл, стараясь сдержать слезы и взять себя в руки. — Но сваливать на вампиров… Это так по-детски. Это ни в какие ворота не лезет!

— Но Эйприл… — Мэтт не знал, что сказать. Он неотрывно смотрел на две маленькие ранки на ее шее.

— Габри — вампир, — бухнул он неожиданно даже не понял, что произнес, не слышал своего голоса и не понимал, что Эйприл все слышит.

Девушка одним движением вытерла мокрые дорожки, оставленные слезами на ее бледном лице, и яростно накинулась на Мэтта.

— Ты совсем спятил, да? — завопила она, — Убирайся! Убирайся отсюда! — повернувшись она устремилась в дом, — Не понял? Убирайся! Я больше не желаю тебя видеть! И не звони, я не подойду!

— Что там происходит? — из-за двери выглянула золотистая головка одной из сестричек

— Они сражаются? — донесся из дома голос другой.

— Дай посмотреть! — Девочки с шумом вывалились за дверь, а Эйприл вбежала в дом, громко всхлипывая.

Мэтт с растерянным видом, не оглядываясь, вышел на улицу и зашагал прочь. Ему перебежали дорогу два кролика, но он даже не заметил. Пошел дождь. Первые тяжелые капли упали землю, а через несколько секунд ливень уже стоял стеной.

Парень двигался медленно, опустив голову, и даже не обращал внимания на дождь. Тяжелые думы досаждала ему куда сильнее.

"Конечно, Эйприл права, — говорил он себе, поддавая носками кроссовок комья грязи. Волосы упали на лоб. Промокшая запыленная майка противно липла к спине. — Конечно, она права. И чего это я помчался к ней, чтобы рассказывать про вампиров? Надо было держать все при себе".

"Вампиры! Конечно, она решила, что я спятил. И она права. Габри никакой не вампир. А я просто ревную. К тому же совсем растерялся. И мне так жалко себя".

"Вампиры… Я должен посмеяться над собой чтобы не заплакать. И откуда взялась такая дикая мысль? Как это я был настолько глуп, что поверил ей?"

Он глубоко вздохнул, погрозил кулаком деревьям, склонившимся под тяжестью собравшейся в кронах воды. Ему хотелось увязнуть в грязи увязнуть по самую макушку, и чтобы никто его оттуда не вытащил.

"Я выставил себя набитым дураком, — подумал он, удрученно тряся головой и ежась, когда ветер задувал за ворот. — Я выставил себя полным идиотом. И лишился Эйприл".

— Чего это ты целый день шатаешься под дождем? — спросил Бен, появляясь из высокой травы, покрывавшей дюны.

Мокрые от дождя стебли стегали Мэтта по ногам при ходьбе, и он подумал, что лучше было надеть джинсы, чем шорты.

— Просто так, — ответил он другу. Вообще-то большую часть дня он провел, глядя на дождь из окна гостиной, вертя в руках бутановую зажигалку Тодда и беспрерывно размышляя о своем сновидении и о том, как глупо было мчаться к Эйприл.

Зажигалку он сжимал в руке и сейчас" будто ища в ней разгадку. Казалось, что с зажигалкой как-то уютнее — ведь это единственная память о Тодде. Мэтт с зашагал вместе с Беном через дюны. — Песок уже снова сухой, — сказал Бен, поддавая землю носком сандалии. — Разве не удивительно? Дождь льет весь день, а песок не собирает воду.


Мэтт бросил взгляд в сторону океана. Облака уже рассеялись. Ночное небо было почти ясным.

Над морским горизонтом висел бледный круг луны.


— Сегодня утром я сделал настоящую глупость, — пробормотал Мэтт.

— Какую по счету? — пошутил Бен, оторвав длинный стебель и засунув его в рот.

— Да нет, это действительно была глупость, — объяснил Мэтт, глядя под ноги, он в нескольких словах поведал Бену про свой сон и разговор с Эйприл. И закончил словами: — Это все было нелепо.

Бен задумчиво жевал травинку.

— "Нелепый" — это еще мягко сказано, — согласился он, качая головой. — Более подходит слово "глупый". Я бы даже сказал "идиотский".

— Знаешь, я рассказал тебе все это не для смеха, — обиделся Мэтт.

"И зачем тогда я это рассказывал? — подумал он. — Может быть, Бен должен был подпрыгнуть, похлопать меня по спине и сказать: "Ты прав, Мэтт! Эти мыши — вампиры!" Просто мне нужно было с кем-то поделиться".

— Извини, — быстро сказал Бен. — Правда, извини. Ты, наверное, чувствуешь себя настоящим болваном.

— Утешил, — пробормотал Мэтт.

Совсем низко над их головами промелькнула летучая мышь и черной тенью пронеслась над Пляжем, Приглядевшись, Мэтт заметил еще двух мышей, паривших над соседней дюной.

— В прошлом году в школе нам объясняли, что они полезные, — сказал Бен. — Они необходимы для экологического равновесия, ну, ты знаешь насекомых едят. А их помет — очень ценное удобрение.

— Оставь себе мышиный помет, — пробурчал Мэтт раздраженно. — Спасибо за лекцию.

— Я понимаю, что у тебя паршивое настроение, — сказал Бен миролюбиво. — Мне тоже не по себе из-за Тодда. А тут еще этот парень перехватил твою девчонку…

— Не надо об этом больше, — отрезал Мэтт удивляясь собственной горячности. — Хватит.

— Эй, а ведь я собирался в кафе "Суэнни", — проговорил Бен, чтобы покончить с неприятным разговором. — Пойдешь со мной?

— Лучше еще погуляю, — ответил Мэтт грустно качая головой. — Может быть, подойду попозже.

Он кивнул на прощание, Бен помахал ему рукой.

— Утешься, — крикнул он издалека. — У меня худшее еще впереди.

Он не засмеялся, против обыкновения, над собственной плоской шуткой и зашагал в направлении города.

"Вот придурок", — подумал Мэтт. Обычно Бен действительно утешал его своими научными выкладками и глупыми шутками" но только не сейчас.

Парень зашагал через дюны. Увидев группу ребят, знакомых ему по пляжу, Мэтт повернулся, чтобы не попадаться им на глаза, и быстро пошел в обратном направлении. Его внимание приковала к себе скалистый утес и черный силуэт в ясном ночном небе.

Парень поймал себя на том, что думает, как оправдаться перед Эйприл. Но ни один из вариантов не выглядел убедительным. Он не мог предстать, что произнесет все это вслух. Ступая по песку, Мэтт размышлял о том, как бы помириться с девушкой и убедить ее не встречаться с Габри. Но и то, и другое казалось невозможным.

Мэтт затряс головой, как будто хотел выбросить оттуда тягостные мысли.

Вдруг он неожиданно остановился, заметив впереди какой-то необычный предмет.

На песке будто бы лежала темная бесформенная куча.

Темная, бесформенная и неподвижная.

— О нет, — громко выдохнул парень, вглядываясь в эту кучу. — Что это? Еще одно тело?


Глава 16 Новая жертва | Полночный поцелуй | Глава 18 Новое происшествие с Джессикой