home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 20. Эликсир советского алхимика

«После войны во всех институтах велись разработки препаратов, защищающих человека от ионизирующего облучения, — рассказывает Ольга Дорогова, дочь учёного-химика Алексея Дорогова. — И мой отец работал в такой лаборатории над созданием лекарственных веществ».

После войны отец Ольги Дороговой работал в лаборатории средств химической защиты. До сих пор существует мнение, что при создании своего уникального препарата Алексей Дорогов шёл по пути, открытому средневековыми алхимиками. Он варил в перегонном кубе отловленных в прудах лягушек. Пар прогонялся через змеевик. Полученный конденсат смешивался с белками яиц.

«А в качестве сырья, — продолжает Ольга, — в самом начале отец использовал лягушек. Не потому, что лягушки какие-то уникальные существа, просто это сырьё было дешёвое. Мальчишки за плату возами этих лягушек ему доставляли».

Первые испытания лягушачьего эликсира дали поразительные результаты. Под действием препарата сходила считавшаяся неизлечимой экзема, подавлялись тяжёлые инфекции.

«Сохранился богатейший архив Дорогова, — рассказывает историк Вячеслав Гальченко. — Приведённая там статистика действительно меня поразила. Процент излечения самых тяжелейших заболеваний — туберкулёза, трофических язв, онкологических заболеваний — достигал 72 процентов. После первых испытаний на лагерных заключённых на приём к доктору Дорогову начали записываться в очередь высокопоставленные партийные деятели».

«Когда мы ещё студентами ходили к Дорогову, у него среди пациентов было очень много военных, больших чинов, министров, — продолжает профессор, заведующий лабораторией ВИЭВ Грант Симонян. — По некоторым данным, именно эликсир Дорогова спас от рака мать самого Берии. По крайней мере, вскоре после этого чудесного исцеления для учёного построили отдельный институт. Специальным постановлением препарат был запущен в серию. Но в ограниченном количестве».

«В этом институте проходили эксперименты Дорогова, — рассказывает историк Вячеслав Гальченко. — Так как это был препарат, информация о котором была закрыта, никто из окружающих не знал, что и как тут изготавливалось. Пациентов Дорогов принимал в совершенно другом учреждении. А здесь была закрытая территория, куда никто не имел никакого доступа.

Долгое время о том, что происходило за стенами этого здания, знал лишь узкий круг посвящённых. Покровительство больших чинов позволяло проводить масштабные исследования невероятного препарата».

«С 1953 по 1956 год исследования проводились в центральных клиниках Москвы, — продолжает Ольга Дорогова. — Это и поликлиника коменданта Московского Кремля, та, что сейчас при президенте, и больницы и поликлиники МПС, Первый медицинский институт, Институт профзаболеваний, Институт акушерства и гинекологии. В ветеринарии испытания проводились в 130 областях Советского Союза».

Кандидат медицинских наук Ольга Дорогова долгие годы собирала по архивам материалы, связанные с препаратом. Но точно восстановить его состав не удаётся до сих пор.

Судьба подлинного эликсира Дорогова пока остаётся загадкой. Однажды вечером чёрная «Волга» увезла доктора к очередному высокопоставленному пациенту. Домой он и не вернулся.

«Его увезли под вечер, — рассказывает Ольга Дорогова, — а утром позвонили маме и сказали, что у вашего супруга острая сердечная недостаточность и он умер».

Вскрытие показало, что Алексей Дорогое умер от отравления угарным газом. При всей нелепости этой версии дело закрыли. Лабораторию расформировали. По непонятным причинам были свёрнуты все клинические испытания. Семья до сих пор сомневается, что эта смерть была случайной.

Данную версию неожиданно подтвердили недавние события в Тбилиси и загадочная смерть премьер-министра Грузии Зураба Жвании (фото 12). Телохранители обнаружили его на конспиративной квартире с признаками отравления угарным газом. Официально его смерть также объявили несчастным случаем. Однако независимое расследование ставит эту версию под сомнение.


Штурм сознания

Фото 12. Зураб Жвания


«Говорят, что он надышался окиси углерода, — говорит доктор химических наук, президент союза „За химическую безопасность“ Лев Фёдоров. — На самом деле было в Советской Армии диверсионное отравляющее вещество — карбонил железа. Именно этим веществом занимался Тбилисский токсикологический институт.

Разработанный в советские времена боевой препарат был специально создан для тайной ликвидации людей под видом несчастного случая. Любая экспертиза только подтверждала первоначальный диагноз. Карбонил связывал гемоглобин в крови, перекрывая снабжение тканей кислородом. Типичная картина последствий отравления угарным газом.

Никакая экспертиза не могла определить, что Дорогов был отравлен. Это же не более чем гипотеза. Просто сначала наши военные, а потом чекисты использовали карбонил железа как диверсионное отравляющее вещество. Я вам десятки случаев могу привести в доказательство этого».

О проводимых под грифом «Секретно» разработках боевых препаратов узнавали крайне редко. Как правило, в результате громких скандалов. В 2003 году накануне отборочного тура на чемпионат Европы российская антидопинговая экспертиза выявила, что в крови игроков «Спартака» найден запрещённый препарат. Информация просочилась в прессу. Скандал пытались замять, однако на поле в решающем матче в Ирландии не вышли ведущие игроки и все игроки из молодёжной сборной. У кого-то внезапная ангина, у кого-то — микротравма. Спустя пять дней в отставку ушёл главный тренер, его помощник и один из врачей команды. Официальные лица связь между этими событиями категорически отрицали.

«Те скандалы, которые сотрясают мировой профессиональный спорт, в сущности, отголоски разработок военных лабораторий и спецслужб, — говорит публицист Валерий Ярхо. — Как выяснилось, футболистов регулярно подбадривали психостимулятором, который, по словам экспертов, был разработан армейскими фармакологами ещё во время войны в Афганистане. Бромантан повышал выносливость. Побочным эффектом была повышенная агрессивность, что, в общем, считалось плюсом препарата».

«Мощнейшие допинги и сейчас используются, — утверждает доктор медицинских наук Василий Лебедев. — Просто то, что нельзя использовать в спорте, вполне можно использовать в разведке, особенно на чужой территории. Это общепринятое правило».

…В конце XIX века Европу захлестнула невиданная волна наркомании. Тысячи солдат возвращались с фронта законченными морфинистами.

«Во время франко-прусской войны впервые была использована тактика блицкрига, — рассказывает публицист Валерий Ярхо. — Основной удар наносили немецкие части, совершавшие быстрые марши, передвижения. Эта тактика выматывала солдат. Люди не восстанавливались. И полковые доктора применяли новейшие инъекции. Чем ещё подбодрить солдат? Ну, конечно же, морфием. Это было чудовищно, потому что с войны вернулись полки наркоманов-морфинистов.

В те годы лекарством от всех болезней был объявлен выделенный из опия-сырца концентрированный раствор алкалоидов. Его даже прописывали от кашля и как обезболивающее. Рецепт оставался на вооружении военной медицины до середины XX века».

«В 1953 году, в год смерти Сталина, вышла „Энциклопедия лекарственных средств и растений“, где были чётко описаны способы получения героина из мака и ЛСД — из спорыньи, — говорит психиатр-нарколог Александр Данилин (фото 13). — Во время франко-прусской войны немецкие врачи видели в морфии настоящее спасение. Инъекции новомодного препарата должны были помочь солдатам переносить тяготы похода. На ночных стоянках, чтобы просто выспаться, сбросить напряжение и усталость, они кололи себе морфий. Французы извлекли из своего поражения серьёзные уроки. В том числе и в области боевой медицины. Они попытались перенять опыт воинственных племён в африканских колониях. Среди французских офицеров ходили слухи о том, что секрет выносливости туземных воинов таится в плодах ореха кола. В местных племенах орехи ценились на вес золота. Их даже использовали вместо денег».


Штурм сознания

Фото 13. Александр Данилин, психиатр-нарколог


«Французы попытались разработать на базе колы средства для поддержания солдата в походе, — рассказывает публицист Валерий Ярхо. — Им это вполне удалось. И кола-сухари, и кола-шоколад стали самыми эффективными средствами питания, позволявшими солдатам двигаться очень быстро и не уставать. Были проделаны пробные походы, всё прошло замечательно. Если бы не побочный эффект.

Выяснилось, что орехи не только гнали прочь усталость и страх, они стали настоящим бичом для регулярной армии, поскольку действовали как мощный сексуальный стимулятор. По словам одного из офицеров, его подразделение превратилось в стадо похотливых обезьян. Командовать ими стало решительно невозможно. После этого экстракт колы решили применять в качестве усилителя рациона только в особенных случаях. Во время Второй мировой „Шоколад с колой“ включили в спецпитание лётчиков и десантников. К тому моменту в спецлабораториях уже вовсю осваивали более совершенные средства боевой медицины».


ГЛАВА 19. Лаборатория ядов | Штурм сознания | ГЛАВА 21. Идеальный солдат