home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ВОЙНА ПРОТИВ ИМПЕРИИ МИНЬЯ

Если верить персидскому историку Рашидаддину, Чингисхан напал около 1205 года на империю Минья (или Тангутскую), которую китайцы называли Си-Ся. Однако хронология этих первых конфликтов требует уточнения, возможно, что на самом деле война началась только после большого курултая 1206 года.

Новой войне, которая вот-вот должна была разразиться, предстояло охватить территории всего северо-западного Китая. Опустошенная в XIII веке нашествиями монголов империя Минья до сих пор еще мало изучена. Китайские летописцы утверждают, что тангуты — тибето-бирманского происхождения, близкие к кьянгам (Qiang), приняли китайское административное устройство Танов. Этой династии, царствовавшей с 618 по 907 год в едином и могучем Китае, удалось также утвердиться за его пределами: за исключением Тибета, Таны контролировали протектораты в Центральной Азии — Аньси, Менхи, Куньлин (Anxi, Mengchi, Kunling) и сохраняли в ленной зависимости государства Согдиану и Тохаристан на севере Афганистана до тех пор, пока арабы не нанесли Китаю окончательного поражения в битве при Таласе (751 год). Подчиненное своим могущественным китайским соседом тангутское государство Минья было доминионом, находившимся под китайским влиянием до того, как обрело независимость в XI веке. Как об этом свидетельствуют удивительные культовые скульпторы в гротах пещеры Дуньхуан, созданные между V и X веками, в этом регионе долго процветал буддизм.

Верные союзники Китая, государи Си-Ся получили от последнего право на императорский титул и династические китайские имена (Ли, Чжао). Основатель государства Минья, император Ли Юаньхао (умерший около 1048 года), поручил своим соратникам Ю Ки и Елю Ренронгу изобрести письменность тангутов по образцу китайской и киданьской. В результате возникла графическая система из 6 000 букв — одни с фонетическим значением, другие — с семантическим, в значительной степени вдохновленная китайской графикой, что позволило делать оттиски буддийских канонов. Обосновавшись в своих двух столицах Лян-чжоу и Нинся, императоры Си-Ся поддерживали вначале неустойчивые отношения с китайской державой, но в конце концов подписали договор о добрососедских отношениях, что дало стране удивительный экономический взлет. Находясь на караванном пути Верхней Азии, Минья процветала благодаря торговле предметами, имеющими очень большой спрос (серебро, шелк и особенно чай, соль и доспехи). К своему коммерческому призванию Минья прибавляла доходы от сельского хозяйства, развитого на плодородных наносных почвах и в оазисах, тогда как в засушливых районах основой экономики были кочевое и полукочевое пастушество.

И это оседлое государство, испытывающее влияние Китая, но тем не менее самобытное, Чингисхан собирался завоевать — по непонятным причинам. Известно, что найманские и кераитские принцы нашли политическое убежище в империи Минья, и возможно, что отсюда они вели антимонгол ьскую пропаганду, даже замышляли заговоры против монгольских союзов. Можно также предположить, что хан в начале своих экспансионистских планов решил нанести удар по слабому и окраинному звену Китая.

В 1205 и 1206 годах хан послал против государства Минья конницу под командованием киданьского генерала Елю Ака, который столкнулся с очень разбросанными военными силами тангутов. Эскадроны начали с уничтожения фортов Дижили, потом укрепленного города Гинглос (идентифицировать его не удалось) и ограбили близлежащий район: опустошили хлебные амбары ферм, увели в рабство мужчин и женщин, захватили стада, вырвали из караван-сараев тысячи верблюдов — одногорбых (дромадеры) и двугорбых, которых отправили в Монголию. До той поры большая редкость в этих краях, двугорбые верблюды со светлой шерстью, описанные позднее Марко Поло, были быстро оценены и использованы в качестве вьючных животных в засушливых районах.

В результате этих монгольских набегов, опустошивших западную часть страны, в лоне Двора Си-Ся не замедлила возникнуть политическая смута. В начале 1206 года государственный переворот сверг монарха и привел к власти его двоюродного брата, поспешившего заручиться признанием империи Цзинь, надеясь таким образом получить ее политическую поддержку, даже военную. Чтобы победить государство Минья, монголам пришлось воевать много лет и предпринять три военных похода (1206, 1207 и 1209 гг.).

Силы империи Минья объединяли около 150 000 солдат, разделенных в боевом порядке на корпуса собственно тангутские, а также тибетские, уйгурские и китайские. Когда войска Чингисхана сражались в открытом поле, они могли теснить неприятеля, который бился чаще всего в пешем строю. Но перед укрепленными городами Минья с многочисленным гарнизоном и запасами еды кочевники топтались на месте, не имея еще в то время необходимого для осады снаряжения.

Утверждают, что для того, чтобы овладеть Вулахэ, городом, окруженным неприступными укреплениями, монголы прибегли к необычайной военной хитрости; они вступили в переговоры с генералами осажденных, обещая немедленно снять осаду, если им обязуются доставить всех кошек и всех птиц, которые были в городе. Пораженные этим требованием, но слишком счастливые тем, что могут так легко отделаться, защитники города организовали гигантскую облаву в его стенах, чтобы переловить сотни кошек и пернатых, которых они посадили в клетки из ивовых прутьев, прежде чем передать их монголам. Последние подготовили тогда небольшие пучки пакли, которые тщательно привязали к хвостам кошек и лапкам птиц. Затем подожгли паклю и выпустили зверьков — постепенно, небольшими партиями. Животные в ужасе инстинктивно бросились к своему жилью, ища там спасения; многие погибли, забившись в угол чердака или стойла, перенеся огонь во множество мест в городе, быстро охваченном пламенем. Воспользовавшись разрушением укреплений, причиненных пожаром, осаждающие устремились в город, охваченный паникой.

Об этой любопытной тактике, которая будет применена позднее в войне с Маньчжурией, свидетельствуют многие очевидцы, подтверждающие применение животных во время боя; кроме почтовых голубей, служащих средством связи, китайцы использовали иногда собак, волов или других животных, которых они выпускали в ряды врагов, обмазав их сначала подожженным варом или привязав к их бокам с помощью разных ухищрений острые пики.

В 1209 году после многих успешных, но не решающих операций монголы все еще не смогли захватить две столицы Си-Ся — Нинся и Лянчжоу, которые с высоты своих городских стен бросали вызов кавалерии кочевников. Тогда у захватчиков родилась мысль отвести часть Желтой реки, построив плотину, чтобы перекрыть воду, наполняющую рвы у подножия укреплений, защищающих Нинся. Но несмотря на труд тысячи рабов, принужденных выполнять тяжелые земляные работы, монголам, не имеющим ни опытных специалистов, ни необходимого оборудования, не удалось осушить рукав реки, защищающий город с одной стороны, и когда начались непрекращающиеся осенние ливни, им оставалось только смотреть, как их собственный лагерь исчезает под водой.

Китайские летописи утверждают, что монарх Минья в конце концов добился отвода неприятельских войск, предложив хану почетный мир. Он признавал номинальную власть хана, объявив себя его вассалом, отдавал ему одну из своих дочерей, славившуюся красотой, — сверх контрибуции, включавшей множество верблюдов с грузом тканей (вероятно, коврами с цветными переливчатыми узорами коптского происхождения, появившимися в Средней Азии благодаря тюркам-уйгурам). Такова была цена мира. Чтобы помешать уничтожению торговли, которой угрожали набеги кочевников, монарх в конце концов попросил заключить мирный договор на условиях, которые счел приемлемыми.

Для Чингисхана это не было подлинной победой. Тем не менее подписание мирного договора на какое-то время было гарантией против робких попыток сопротивления со стороны Минья и давало возможность значительно приблизиться к остальной части Китая. Кроме того, в 1207 году некоторые районы Тибета признали свою вассальную зависимость от монгольского хана.


КИТАЙСКИЙ ТРЕНОЖНИК | Чингисхан | ВОЕННЫЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ