home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава пятнадцатая

Стоял очередной промозглый дублинский зимний день. Низко висевшие в небе облака напоминали клубы темно-серого порохового дыма, в воздухе растекалась сырость, а зарядивший с утра мелкий надоедливый дождь покрывал тонкой пленкой воды тротуары и кузова автомобилей.

Не без труда выбираясь из машины, Крис задавался вопросом, сходным с тем, что задавала себе Рейли: «Что мы можем поделать, если у нас так мало зацепок?» О’Брайан устроил им с Кеннеди страшный разнос, обругав за черепашьи темпы, какими продвигалось расследование. Пресса, ранее относившаяся к следственной группе сравнительно лояльно, становилась все более беспокойной, выражая недоумение по поводу отсутствия подозреваемого в убийствах Клэр Райан и Джерри Уотсона. В этой связи у Криса появилось неприятное чувство, что скоро за них возьмутся всерьез и начнут поджаривать по-настоящему.

Захлопнув дверцу автомобиля, Крис глянул в зеркало заднего вида, чтобы поправить черный галстук, после чего застегнул пиджак на все пуговицы. Он терпеть не мог носить костюмы, но в данном случае легкомысленные свитер и джинсы не годились.

Удовлетворенный своим официально-сумрачным видом, он двинулся по пожухлой траве кладбища к могиле. От влажных испарений в воздухе стоял легкий туман, окутывавший группу скорбящих. Приближаясь к одетым в черное людям, Крис думал, что не хотел идти сюда в одиночестве, но Кеннеди, сославшись на бумажную работу, с которой он якобы не справлялся, отказался сопровождать его. Разумеется, Крис мог попросить Рейли присоединиться к нему, но так и не смог заставить себя набрать нужный номер. В любом случае подобное мероприятие вряд ли бы ее заинтересовало, поскольку не было напрямую связано с работой эксперта и никак не способствовало прогрессу расследования. Впрочем, возможно, он не прав и зря на нее наговаривает. В принципе она не казалась ему холодной или не способной на сочувствие. Просто была полностью сосредоточена на работе, стремясь найти то важное, что помогло бы привести дело к успешному завершению.

Крис остановился, не доходя ярдов двадцати до скорбящих, поскольку решил держаться от них на некотором расстоянии.

Ближе всех к краю могилы Клэр стояли Бернард и Джиллиан Райан, остальные члены семьи держались у них за спиной. Всего же было вырыто две могилы, рядом с которыми помещались два гроба, дожидавшиеся, казалось, той минуты, когда их опустят в землю.

Крис шагнул в сторону и встал так, чтобы по возможности укрыться за деревом. В конце концов, он пришел сюда, чтобы понаблюдать за происходящим и обозначить присутствие полиции. Всего-навсего. Поглядывая на родителей Клэр и Джастина, он испытывал облегчение при мысли, что известие о смерти сына чете Райан передал кто-то другой. Хотя ему было нетрудно представить, что испытал Бернард, когда его пригласили на опознание трупа с наполовину отстреленной головой. По настоянию О’Брайана, не желавшего, по его словам, усугублять страдания родителей, полиция не стала сообщать Райанам о сексуальной подоплеке преступления. Крис подозревал, что это связано не с избытком сочувствия со стороны инспектора, а скорее со стремлением последнего избежать вполне предсказуемой реакции прессы на столь пикантную информацию. Крис даже обрадовался, когда узнал о решении босса, поскольку это убийство, как, равным образом, убийство Уотсона, и без того было переполнено ужасными подробностями.

Пока он обдумывал все это, священник закончил читать молитвы и, благословив лежавших в гробах усопших, отошел назад. Скорбящие, прикрываясь черными зонтиками, придававшими им зловещий вид, совершили обряд прощания, после чего рабочие стали одновременно опускать оба гроба в разверстые могилы.

Джиллиан Райан плакала, сотрясаясь всем телом от рыданий. Бернард со стоическим выражением лица обнимал супругу за плечи, крепко прижимая к себе. Крис отлично понимал, что ни супружеские объятия, ни молитвы священника, ни толпа изображавших сочувствие гостей не могут облегчить горе женщины, потерявшей обоих детей. Он еще раз бросил взгляд на размытые туманом силуэты несчастных родителей, задаваясь вопросом, как эти люди находят в себе силы держаться при таких обстоятельствах.

Крис переступил с ноги на ногу и поморщился от боли. Теперь ноги у него ныли постоянно, независимо от того, подходил ли к концу утомительный рабочий день или стояло раннее утро и он только что выбрался из постели.

Тот факт, что он мало и плохо спал этой ночью, также не способствовал улучшению его физического состояния. Сглотнув, Крис вспомнил о сообщении, оставленном ему накануне на записывающем устройстве телефона, и снова поморщился — на этот раз по другой причине.

— Это я, Мелани, — представилась его бывшая дама сердца, как будто он мог не узнать ее голос. Впрочем, он слышал его в последний раз давно и никак не ожидал услышать снова, поэтому от удивления замер на месте. — Просто хотела сообщить тебе… Вообще-то мне не следовало звонить, но я решила, что ты должен об этом знать, — неуверенно, с запинкой произнесла она. — Короче говоря, Питер сделал мне предложение, и я ответила согласием. А кроме того… хм… я беременна. — Затем в записывающем устройстве установилась минутная пауза, как будто бывшая предоставляла ему время обдумать полученную информацию и соответствующим образом отреагировать на нее. Крис и в самом деле задался вопросом, как ему следует и надо ли на это реагировать, но тут Мелани заговорила снова: — Впрочем, мы женимся не по этой причине. Такие вещи, знаешь ли, в жизни случаются…

Крис зачем-то подошел к окну и глянул на улицу невидящими глазами.

— Ну так вот… как уже было сказано, я решила, что ты должен об этом знать, — с явной неловкостью продолжала Мелани. — Глупо, конечно, но я вдруг подумала, что мне бы не хотелось, чтобы ты узнал об этом от кого-то другого. Вот, собственно, и все… Теперь я, пожалуй, пойду. Надеюсь, у тебя все хорошо?

В микрофоне послышался щелчок, но Крис так и продолжал стоять у окна, и простоял там довольно долго, после чего подошел к записывающему устройству и, решительно нажав на кнопку, стер запись.

Теперь, пытаясь выбросить все это из головы (какого черта, спрашивается, вспомнил?), он огляделся, чтобы выяснить, не подходит ли похоронная церемония к концу, и сразу же увидел группу людей. Они приближались с хищным выражением лиц, словно стая гиен, учуявших запах падали.

Журналисты пожаловали!

Крис вышел из-за дерева и торопливо зашагал по мокрой кладбищенской траве, чтобы перехватить их.

— Детектив Крис Делани, — представился он, показав удостоверение. — Не могли бы вы хотя бы ненадолго оставить несчастную семью в покое? Уходите, пожалуйста, очень вас прошу.

Журналисты, пропустив эти слова мимо ушей, мгновенно забросали его вопросами. Причем заговорили все сразу.

— Они и вправду убили друг друга?

— Можно ли назвать это обговоренным заранее самоубийством?

— Кто-нибудь еще вовлечен в это дело?

Они говорили так громко и настойчиво, что несколько скорбящих повернулись в их сторону, чтобы узнать, из-за чего шум. Крис метался среди репортеров, пытаясь оттеснить их в сторону и увести подальше от церемонии.

— Если вы пройдете со мной вон туда, я буду счастлив ответить на все ваши вопросы.

С неохотой, как дети, не желающие отрываться от любимой игры, репортеры последовали за ним.

Когда они отошли от места похорон на достаточное расстояние, Крис остановился и повернулся к журналистам лицом.

— Ну вот, теперь можете спрашивать. Но только по одному.

— Правду ли говорят, что Джастин застрелил Клэр, а потом повернул оружие против себя? — осведомилась Мораг Дойл, криминальный репортер с большими связями из газеты «Айриш ньюс».

— Как вы знаете, расследование продолжается, но эта версия рассматривается как одна из основных.

Молодой парень с длинными кудрявыми волосами и энергичным лицом, которого Крис никогда прежде не видел, протиснулся вперед.

— А верно ли то, что в это дело вовлечен кто-то еще — так сказать, некое третье лицо, которое и убило их обоих?

Услышав этот вопрос, Крис едва не застонал. Он очень надеялся, что эта информация еще какое-то время будет пребывать под спудом.

— У нас нет улик, указывающих на некое третье лицо, как вы изволили выразиться, но тем не менее мы ничего не исключаем.

— Существует ли связь между этим преступлением и недавним убийством на туристском привале?

«Какого черта?! Где они, спрашивается, все узнают? — задался вопросом Крис. — Не может быть, чтобы кто-то догадался о связи между этими двумя преступлениями, если только…» Крис обругал про себя последними словами некоего идиота из департамента, слишком широко разевающего рот. Всегда найдется хотя бы один констебль, который, пропустив в пабе в субботу вечером пару кружек пива, готов посплетничать о делах службы с первым встречным.

— Между этими двумя преступлениями нет никакой связи. — Ложь скатилась с языка с удивительной легкостью.

— Нравится ли вам работать с новым шефом ОСЭГ? Говорят, она настоящая красавица, не так ли?

— Вы кого конкретно имеете в виду? — осведомился Крис, улыбнувшись впервые за все время общения с журналистами.

— Рейли Стил, разумеется. Я слышал, что ее методы по меньшей мере непредсказуемы.

— А вы кто, собственно, такой?

— Ронан Кэссиди. Из «Клэриона».

— Ну так вот, мистер Кэссиди: могу сказать только то, что не уполномочен обсуждать внешность мисс Стил ни с вами, ни с кем-либо еще. Что же касается методов мисс Стил, то впечатляющие результаты исследований и прекрасный послужной список в США делают ее практически незаменимым членом следственной группы, особенно при расследовании убийств вроде тех, что вызывают у вас такой интерес… — Крис не успел закончить эту фразу, так как неожиданно разом лишился своей аудитории. Похоронная церемония завершилась, скорбящие потянулись к выходу с кладбища, и журналисты устремились им наперерез в надежде проинтервьюировать членов семьи усопших, пока те не уехали.

Мораг Дойл, шедшая к выходу рядом с Крисом, похлопала его по руке и сказала:

— Неплохая попытка, Делани, но вы должны предложить нечто большее, чем набор расхожих фраз и банальностей, чтобы удержать внимание нашей братии.



Волны были хороши. Их белые пенные верхушки двигались слева направо по поверхности залива в тридцати ярдах от берега. Рейли лежала на доске в ожидании большой волны, тихо покачиваясь на легкой зыби океана. А вот и она… Большая… Рейли стала с силой загребать руками и ногами, набирая скорость и чувствуя, как постепенно поднимается на гребне. Еще секунда — и она встанет на доске на ноги и понесется вместе с прибоем.

Но что-то с самого начала пошло не так. Как бы сильно она ни гребла, ей не удавалось подняться достаточно высоко. У нее даже сложилось впечатление, что она, наоборот, проваливается на глубину. Между тем волна продолжала подниматься, нависая над ней стеной; она же будто приклеилась к доске и никак не могла встать на нее, чтобы как следует разогнаться и оседлать гребень.

Рейли изо всех сил отталкивалась от поверхности воды ногами, но безуспешно. Между тем волна продолжала увеличиваться, громоздясь над ней гигантской темно-зеленой массой, а загибавшаяся вниз верхушка уже начала одеваться белой кипящей пеной.

Наконец волна с грохотом обрушилась на Рейли, сорвала с доски, перевернула и закружила, мгновенно ослепив и лишив возможности дышать. Рейли бултыхалась среди валов словно выброшенная за борт корабля бутылка, глотая соленую морскую воду пополам с поднявшимся со дна песком.

Испустив сдавленный крик, Рейли проснулась и села на постели, трепеща от страха и не понимая, где находится. Погруженная в темноту комната показалась ей совершенно незнакомой. Неожиданно тишину ночи прорезал пронзительный телефонный звонок. Рейли, еще не выбравшись окончательно из щупальцев ужасного сна, протянула к прикроватному столику дрожащую руку и сняла с аппарата трубку.

— Рейли Стил.

— Рейли? Похоже, я вас разбудил… — Спокойный голос Криса Делани вернул ее к действительности.

— Крис… Который час?

— Начало четвертого. Извините, что позволил себе вас побеспокоить.

Рейли резким движением смахнула с лица упавшие на глаза пряди, прилагая максимум усилий к тому, чтобы прогнать из сознания тени пугающих образов и сосредоточиться на разговоре. Еще один кошмарный сон. Хорошего мало…

— Ничего страшного. Я как-то раз тоже звонила вам среди ночи. Будем считать, что мы квиты, — небрежно произнесла она, пытаясь скрыть пробивавшуюся в голосе предательскую дрожь. — Что случилось? Узнали что-то новое по одному из наших совместных дел?

— И да и нет. — Она услышала на противоположном конце провода усталый вздох. — У нас на руках новое убийство, и хотя я не любитель поспешных выводов, преступление обставлено настолько странно, что у меня почти нет сомнений относительно того, кто приложил к этому руку.


Глава четырнадцатая | Табу | Глава шестнадцатая