home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10


На следующее утро я разыскала мисс Тервилигер перед уроком, чтобы пересказать ей наши вчерашние приключения. Она прислонилась к своему столу и потягивала капучино, пока я рассказывала. Её лицо помрачнело, когда история подходила к концу и она вздохнула, когда я закончила.

— Ну, это печально, — сказала она. — Я рада, что вы смогли передать камень девушке, но мы не сможем найти Веронику до следующего полнолуния. Тогда может быть уже слишком поздно.

— Вы уверены, что нет другого заклинания для поиска? — спросила я.

Она покачала головой.

— Большинство смогут предупредить её о том, что я ищу её. Есть одно, которое сможет замаскировать меня… но я боюсь, что оно не сможет пробиться через её защитные заклинания.

— Но всё равно стоит попробовать, не так ли? — спросила я.

Прозвенел звонок, и студенты начали заходить в класс. Она бросила мне лёгкую улыбку, пока вставала.

— Почему, мисс Мельбурн, я и подумать не могла, что когда-нибудь услышу, как вы предлагаете подобные вещи. Но вы правы. Мы поговорим об этом сегодня. Я бы хотела увидеть вас.

Мои прежние анти-магические инстинкты начали подниматься во мне… но затем остановились. Где-то я понимала, что ввязалась во всё это против своей воли. Но я была слишком обеспокоена другими жертвами Вероники, чтобы обращать внимание на свои обычные заботы. В глазах алхимиков, использовать магию было плохо. В моих глазах, опасность, угрожающая невинным, была ещё хуже.

Я заметила, что при отсутствии других критических ситуаций день пролетел довольно быстро. Когда я пришла к мисс Тервилигер для наших исследований, я обнаружила, что она уже собралась и ждёт меня.

— Поездка, — сказала она мне. — Мы должны подумать об этом у меня дома.

На её лице появился задумчивый взгляд.

— Жаль, что мы не можем остановиться в Спенсере.

Кофеин и магия не совместимы, на это была одна веская причина: необходимо было оставаться вдали от какого-либо влияния на разум. Я хотела было возразить, что не собираюсь работать с магией, поэтому на меня эти ограничения не распространялись, но мгновение спустя я решила, что это бы означало. Кровожадная сестра мисс Тервилигер была на свободе. И она не нуждалась в насмешках.

Кошки ждали у двери, когда мы прибыли к дому, и это немного пугало меня. Я никогда не видела их всех и насчитала тринадцать. Я должна была предположить, что число было частью дизайна.

— Для начала я должна их покормить, — сказала она мне, пока они тёрлись у её ног. — Затем приступим к работе.

Я, молча, кивнула, думая, что это хороший план. Если этих кошек не покормить в скором времени, то, вероятно, они съедят нас. Мне не нравилось это предположение.

Как только они отвлеклись на пищу, мисс Тервилигер и я прошли в мастерскую. Я мало что могла сделать, кроме как наблюдать. Магия часто требовала, чтобы человек, сотворяющий заклинание, приложил все свои усилия. Я помогала с некоторыми измерениями, но на этом моя помощь заканчивалась. Я видела несколько заклинаний, созданных мисс Тервилигер раньше, но они не имели такого масштаба. Мне было ясно, что это было очень мощным заклинанием. У неё не было ничего, связанного с Вероникой, ни волос, ни фотографии. Для заклинания поиска требовалось изображение разыскиваемого человека в голове заклинателя. Другие компоненты, травы, масла усиливали действие заклинания, но по большей части всю работу выполняла миссис Тервилигер. Наблюдая за ней, я чувствовала множество эмоций. Тревогу, конечно же, но кроме неё я чувствовала так же тайное увлечение, видя человека с такой силой.

Когда всё было готово, она произнесла заклинание, и я чуть не задохнулась, почувствовав скачок напряжения в комнате. Я никогда не чувствовала прежде такого от другого человека, но близкая интенсивность силы чуть не сбила меня с ног. Миссис Тервилигер смотрела в пространство перед собой. Спустя несколько долгих мгновений, светящиеся точки появились в воздухе. Они становились всё больше и больше, пока не превратились в мерцающий диск, напоминающий зеркало. Я сделала шаг назад от страха, что диск продолжит расширяться и поглотит всю комнату. В конце концов, он стабилизировался. Напряжённая тишина окружила нас, пока она смотрела на светящуюся поверхность. Прошла минута, а затем овал стал уменьшаться и уменьшаться, до тех пор, пока не исчез совсем. Миссис Тервилигер начала сползать на пол от истощения и схватилась за стол для поддержки. Она сильно вспотела и я дала ей апельсиновый сок, приготовленный заранее.

— Вы что-нибудь видели? — спросила я. Я не смогла ничего увидеть там, но быть может только заклинатель мог увидеть результат заклинания.

Она покачала головой.

— Нет. Заклинание не смогло дотянуться до неё. Её защита слишком сильна.

— Тогда мы не можем ничего сделать до следующего месяца.

Я почувствовала, как мой желудок свело. Я и не предполагала до этого момента, как я надеялась на то, что заклинание сработает. Большая часть моей жизни состояла из решения проблем, и я чувствовала себя потерянной от того, что не было вариантов решения.

— Ты и Адриан можете предупредить других девушек, — сказала мисс Тервилигер. Цвет начал возвращаться к её лицу. — По крайней мере, та мы можем замедлить Веронику.

Я посмотрела на телефон. Заклинание заняло больше времени, чем я предполагала.

— Я не думаю, что мы сможем отправиться в Лос-Анджелес сегодня. Мы поедем завтра, и мы могли бы попробовать проехать по всем адресам из этого списка.

Когда я убедилась, что она больше не собирается проводить магических ритуалов, я сделала движение к двери, чтобы уйти. Она остановила меня, когда я собиралась выйти за дверь.

— Сидни?

Я неловко оглянулась. Проблема была в том, что она относилась к числу людей, называющих меня по прозвищу, и если она назвала меня по имени, значит, происходит нечто серьёзное.

— Да?

— Мы постоянно говорим о том, что необходимо предупредить других, но не забывайте заботиться о себе также хорошо. Держите при себе книги. Изучайте заклинания защиты. И сохраняйте своё обаяние.

Я прикоснулась к гранатовому ожерелью, скрытому под рубашкой.

— Да, мэм. Я сделаю это.

Обещанное сообщение от Маркуса пришло, когда я ехала обратно в школу. Мы договорились встретиться в галереи, недалеко отсюда. Я знала это место, и даже была в соседнем клубе мини-гольфа один раз, так что я без труда запомнила вывеску. Маркус ждал меня у самой двери, и, к счастью, вооруженной Сабрины не было поблизости.

Я не проводила много времени в галереях и, на самом деле, не понимала их. Они не входили в курс обучения моего отца. Для меня это была сильная сенсорная перегрузка, к которой я не была готова. Запах подгоревшей пиццы наполнил воздух. Возбуждённые дети и подростки бегали туда-сюда, играя. И казалось, что всё кругом мигает и шумит. Я поморщилась, понимая, почему мой отец избегал таких мест.

— Мы будем обсуждать прикрытие здесь? — недоуменно спросила я.

Он одарил меня голливудской улыбкой.

— Здесь сложнее вести за тобой слежку. К тому же, я сто лет не играл в скибол. Удивительная игра.

— Я не знаю.

— Что? — Ему неплохо удалось снова застать меня врасплох, несмотря на то, что это было настолько тривиально. — Ты потеряла многое. Найди мне немного денег на жетоны и я покажу тебе.

Видимо перспективному лидеру отступников не платят хорошо.

Он нашёл скибол-машины мгновенно. Я купила пару жетонов и дала ему их.

— Держи.

Он быстро положил жетон и бросил свой первый мяч. Он приземлился далеко за пределами кольца, что расстроило его.

— А ты время зря не теряешь, — заметила я.

Его глаза наполнились азартом, когда он сделал свой второй бросок и снова промазал.

— Это тактика выживания. Когда ты проводишь достаточно времени в бегах… скрываясь, всё время… ну, ты начинаешь пользоваться этими минутами свободы. И когда красивые девушки без ума от тебя.

— Откуда ты знаешь, что мы свободны? Как ты можешь быть уверен, что алхимики не следят за мной? — спросила я. Я была уверена, что за мной не следят и просто хотела проверить его.

— Потому что они появились бы ещё в первый день.

Он был прав. Я положила руки на бёдра и попыталась быть терпеливой.

— Как долго ты собираешься играть? Когда мы сможем поговорить?

— Мы можем говорить сейчас. — Его следующий десятый мяч, наконец, попал в кольцо, и он закричал от радости. — Я могу и говорить, и бросать. Спрашивай. Я могу открыть тебе многие шокирующие секреты.

— Я не сильно шокирована. — Но я не собиралась упустить эту возможность. Я осмотрелась вокруг, он был прав. Никто не собирался подслушивать в этом шумном месте. Лишь мы могли слышать друг друга.

— Что ты такого совершил, что тебя изгнали из алхимиков?

— Меня не выгнали. Я ушёл. — Этот раунд закончился, и он положил новый жетон. — Из-за моройской девушки.

Я замерла, не в силах поверить в то, что услышала. Маркус Финч начал своё большое восстание… потому что был связан с моройкой? Он коснулся слишком близкой мне темы. Когда я ничего не ответила, он посмотрел на меня и понял моё выражение лица.

— Ох. Нет, ничего подобного, — сказал он, поняв мои мысли. — Эту линию даже я не в силах пересечь.

— Конечно, нет, — сказала я, надеясь, что хорошо скрываю свою нервозность — Кто бы смог?

Он вернулся к игре.

— Мы были друзьями. Я был назначен в Афины, а она там жила со своей сестрой.

Это сменило направление моих мыслей.

— Афины… вы были в Афинах? Ох, как бы я хотела, чтобы меня назначили туда. А меня отправили в Санкт-Петербург, но я всегда надеялась, что меня переведут в Грецию. Или в Италию. — Я всё больше болтала, но он, казалось, этого не замечал.

— Что плохого в Санкт-Петербурге? За исключением большого количества стригоев.

— Потому что это произошло не в Афинах или не в Риме. Мой отец всегда говорил мне не зацикливаться на определённом месте. Он думает, что это отвлекает.

Маркус снова сделал паузу и наградил меня долгим взглядом. Он с сочувствием смотрел на меня, как будто всю свою историю и семейную драму играли перед его глазами. Я не хочу, чтобы меня жалели, и жаль, что я ничего не сказала. Я откашлялась.

— Расскажи мне об этой девушке из Афин.

Он понял намёк.

— Как я уже сказал, мы были друзьями. Как смешно. О, боже. Она влюбилась в меня. Мы всё время тусовались вместе — но ты знаешь, что на это смотрят с неодобрением.

Я почти рассмеялась над его тонкой шуткой. С неодобрением? Это было слабо сказано. Алхимики не должны были взаимодействовать с мороями, ни при каких ситуациях, за исключением некоторых политический дел, связанных с истреблением и скрытием стригоев. Моя ситуация была по истине уникальной, так как моя миссия требовала, чтобы я общалась с ними каждый день.

— В любом случае, — продолжил он. — Кто-то заметил и ко мне стали проявлять излишнее внимание. Примерно в это же время я начал слышать все эти слухи… например, про алхимиков, которые заключали мороев. И даже про алхимиков, взаимодействующих с Воинами.

— Что? Это невозможно. Мы никогда бы не стали работать с этими идиотами. — Вторая часть его речи — идея о заключённых мороях, поставила меня в тупик. Я даже не могла представить себе это. К тому же он сказал об алхимиках, сотрудничающих с чужаками.

— Вот о чём я думал. — Он бросил ещё один мяч в корзину, улыбка озарила его лицо, когда он набрал тридцать очков. — Но я продолжал слышать эти слухи, и я начал задавать вопросы. Много вопросов. И, ну, некоторые дела действительно пошли плохо. Вопросы не всегда идут на пользу, особенно если они неприятны им.

Я подумала о своём собственном опыте.

— Это, конечно, верно.

— И тогда я ушел. Ну, точнее сбежал. Я видел признаки. Я пересек черту и был лишь вопрос времени, когда меня отправят на переобучение. — Начался новый раунд, и он показал мне жестом. — Хочешь попробовать?

В какой-то степени я была все еще ошеломлена от его последних слов, так, что я сделала шаг и взяла мяч. Алхимики были умны, организованы и разумны. Я знаю, что есть алхимики, которые желаю сделать больше для борьбы со стригоями, но мы бы ни за что не стали работать с воинами-фанатиками.

— Стэнтон сказала, что мы всего лишь терпим Воинов. То, что мы просто за ними следим.

— Мне сказали то же самое. — Он наблюдал за моими движениями. — Между прочим, этому нужно учиться. Это займет некоторое время…

Я бросила и попала в пятидесяти очковое кольцо. Несколько секунд Маркус просто смотрел на меня, его прежняя ухмылка исчезла с лица.

— Ты сказала, что никогда не играла! — воскликнул он.

— Я и не играла. — Бросив, я набрала ещё пятьдесят очков.

— Тогда, как ты это делаешь?

— Я не знаю. — Ещё пятьдесят очков. — Я просто соотношу свою силу на шаре с его весом и расстоянием до кольца. Это не сложно. Своего рода скучная игра, на самом деле.

Маркус все еще был в шоке.

— Ты какая-то супер-спортсменка?

Я чуть не усмехнулась.

— Не нужно быть спортсменом, чтобы играть в эту игру.

— Но… нет…

Он посмотрел на кольца, потом на меня, и потом опять на кольца.

— Это невозможно. Я играю в неё с детских лет! Каждое лето мы с папой ходили на карнавал, и я тратил, по крайней мере, час, чтобы сыграть в нее.

— Может быть, ты должен был играть по два часа? — Я бросила еще один мяч. — Теперь расскажи мне больше о Воинах и Алхимиках. У тебя есть хоть какие-нибудь доказательства?

Ему потребовалось некоторое время, чтобы вернуться к разговору.

— Нет. Я пытался. Некоторое время я даже укрывался среди Воинов, так мы и встретились с Кларенсом. Моя команда нашла несколько мрачных секретов об Алхимиках, и спасли других мороев от Воинов, но мы не смогли связать все воедино. — Он сделал драматическую паузу. — До этого момента.

Я взяла следующий мяч. Движения помогали мне проанализировать его поразительные слова.

— Что случилось?

— На самом деле, это вышло случайно. У нас в группе есть парень, который недавно ушел от алхимиков и разрушил действие татуировки, — пояснил он. — Он сказал, что ничего особенного не почувствовал после прекращения действия, но я не мог забыть, что чувствовал я сам. Он кое-что слышал, что до этого раскрыла Сабрина. Теперь нам нужно только получить доказательства и связать все воедино.

— И как вы собираетесь сделать это?

— Вообще-то, это сделаешь ты.

Он сказала это, когда я бросила ещё один мяч. Бросок вышел размашистым, так что мяч пролетел мимо кольца и даже самого аппарата. Мяч отскочил от стены и упал к ногам пораженных девушек. Маркус подобрал мяч и послал им извиняющуюся улыбку, которая убедила их, что никаких проблем нет. Как только они ушли, я наклонилась к Маркусу.

— Что ты сказал?

— Ты слышала меня. Ты хочешь присоединиться к нашей группе? Ты хочешь сломать свою татуировку? — Он выглядел раздражающе самодовольным. — Тогда это часть процесса.

— Я никогда не говорила, что хочу сделать одну из этих вещей! — прошипела я. — Я просто хотела узнать больше о них.

— И я уверен, что ты хотела бы узнать, существуют ли группы алхимиков, взаимодействующих с Воинами.

Он был прав. Я хотела узнать это.

Он взял мою руку.

— Сидни, я знаю это сложно принять. Я не виню тебя за сомнения, потому что это именно то, что нам нужно. Ты умная. Ты наблюдательная. У тебя есть вопросы. Как и у меня, именно эти вопросы навлекут на тебя беду, если уже этого не сделали. Уходи пока еще можешь, на своих условиях.

— Я только встретила тебя! И я не собираюсь уходить оттуда, где я выросла. — Я выдернула руку. — Я была готова выслушать вас, ребята, но сейчас вы зашли слишком далеко.

Я повернулась и направилась к двери, не желая больше слушать. Но как только я ушла, его слова обретали смысл. Даже если учесть, что меня простили за побег с Розой, скорее всего черная метка все еще на мне. И даже если я была не настойчива в расспросах о Маркусе Финче, это могло вызвать подозрения у Стэнтон? Сколько времени нужно пока все не сложиться?

Я толкнула дверь и вышла под яркий солнечный свет. Он померк от сказанных слов. Маркус был позади меня и дотронулся до моего плеча.

— Сидни, мне жаль. Я не пытался тебя запугать. — Дерзкое выражение исчезло. Он был смертельно серьёзен. — Я просто почувствовал что-то в тебе… что-то похожее. Я думаю мы на одной стороне и хотим одного и того же. Мы оба близки с мороями. Мы хотим помочь им… без вранья и использования.

Я взглянула на него с опаской.

— Уходи.

— Пожалуйста, выслушай нас.

— Я думала, что только этим и занималась.

— Ты выслушала меня, — поправил он. — Я хочу, чтобы ты встретилась с остальными и услышала их истории. Они расскажут многое, через что они прошли. Они расскажут тебе об этом. — Он показал на свою татуировку. — Потом ты узнаешь больше о задаче… и, я думаю, что ты захочешь помочь.

— Верно. Большой, умопомрачительный план в заговоре против Алхимиков — Воинов. — Он оставался серьезным, что беспокоило меня больше, чем, если бы он сказал, что все это одна большая шутка. — И что? Позовешь всех сюда, и мы сыграем?

Он покачал головой.

— Слишком опасно. Я соберу всех в другом месте, а затем скажу тебе, где встретится с нами, но сделаю это в последнюю минуту. Нельзя дать обнаружить себя.

— Я не могу отправиться в героическое дорожное путешествие, — предупредила я. — Никто не будет сильно беспокоиться о поездках Лос-Анджелес, но поездки через весь штат могу вызвать подозрения, о которых ты говоришь.

— Я знаю. Знаю. Это будет близко. Мне просто нужно убедиться, что оно безопасно. — Он вернулся к своей взволнованной и веселой манере. — Ты сделаешь это? Присоединишься к нам?

Вопреки натуре, мне было интересно. Даже учитывая, что я отказываюсь верить в любую связь между Воинами и Алхимиками, мне было интересно, что думает эта группа, и что у них есть. Я просто хотела увидеть его команду, и точка. Как их там назвал Адриан? Веселые мужчины Маркуса? И, конечно, насчет татуировок. Маркус намекал на какие-то тайны, но ничего точного не говорил.

— Я сделаю это, — сказала я, наконец. — При одном условии.

— Называй.

— Я хочу взять с собой кое-кого, — сказала я. — Ты можешь доверять ему, клянусь. Но после того как Сабрина наставила на меня пистолет, ты должен понимать, что я немного нервничаю, идя к вам.

По виду Маркус был готов согласиться, но потом резко отпрянул.

— Не Адриан?

— Нет, нет. Этот парень дампир. Он не заинтересован в том, чтобы сдать тебя алхимикам, особенно если ты работаешь чтобы защитить мороев. Ты говоришь, что чувствуешь, что я дружелюбна? Поверь, о нем тебе не стоит волноваться. Его присутствие нужно для того, чтобы я чувствовала себя в безопасности.

— Тебе не о чем беспокоиться рядом с нами, — сказал Маркус. — Мы не причиним тебе вреда.

— Мне бы хотелось поверить тебе. Но мои чувства немного отличаются от твоих.

Он ничего не ответил, а затем рассмеялся.

— Справедливо. Приводи своего друга. — Он пожал мою руку, будто мы заключили некую выгодную сделку. — Я свяжусь с тобой позже по поводу деталей. Ты не пожалеешь, Сидни. Клянусь.


Глава 9 | Заклинание Индиго | Глава 11