home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Несбывшиеся мечты

 Еще при строительстве первого атомного тяжелого крейсера пр. 1144 «Киров» у руководства ВМФ постепенно стало приходить осознание того, что наше военное кораблестроение загребает куда-то не туда.

Во всех НИИ и КБ интенсифицировалась работа по поиску путей создания более простых и в то же время эффективных и серийных атомных надводных кораблей.

Появилась идея разобрать пр. 1144 опять на две составляющие, и на одном корпусе меньшего водоизмещения получить как ракетный крейсер, так и противолодочный корабль. Опять создать своеобразную «пару»: один ведет поиск и уничтожение подводных лодок, другой его охраняет.

Дальнейшее развитие концепции виделось в проект атомного ракетного крейсера пр. 1293 и атомного ВПК пр.1199.

Помог большой задел десятилетней давности. Атомный крейсер пр. 1293 вырисовался довольно легко.

Советский ракетный крейсер. Зигзаги эволюции

Как правило, в процессе проработок проекта существует множество вариантов, остается только выбрать самый оптимальный. Состав вооружения тоже понятен. За это время смогли более-менее освоить только то, что появилось. Да и то не все.

Но была альтернатива. В Северодвинске уже строились атомные ПЛ пр.949 с тем же главным оружием — ПКР «Гранит», причем этих ракет на лодках было больше — 24 шт. Надводное водоизмещение в два раза меньше, а боевая устойчивость и вероятность решения главной задачи выше. При всем этом их строить было и дешевле и проще.

Главное же было не в этом. Наш вероятный противник, совершенствуя и развивая главный ударный инструмент надводного флота — палубную авиацию, без кардинальной ломки и перестройки прибавил к ударным возможностям своих ВМС еще один весомый аргумент — ПКР «Гарпун», а затем и «Томагавк».

На наших адмиралов, сопоставивших суммарный залп ВМС США и ВМФ СССР, это произвело удручающее впечатление. Причем наш суммарный, залп следовало еще делить на четыре флота.

Другим неприятным сюрпризом, серьезно ослабившим наши «ракетные инициативы», явилось качественное совершенствование системы ПВО и ПРО американского флота, состоявшей из истребителей F-14 «Томкэт» с ракетами AIM-54 «Феникс», корабельной многоканальной системы AEGIS и 20-мм скорострельного зенитного автомата «Вулкан-Фаланкс». Пробить такую защиту было очень непростым делом.

Развитие же нашего флота носило характер единовременного разового применения для ядерной войны. Создавая массу кораблей, не строили инфраструктуру для их базирования, словно считалось, что после скорой победы «самого лучшего в мире строя» нужда в кораблях отпадет сама собой.

Следует признать, что уже в 70-е гг. специалистов-аналитиков сильно тревожил вектор направленности развития нашего флота. Уже тогда до наших больших адмиральских чинов стал доходить грандиозный, ведущий в тупик, стратегический просчет.

Понимал, наверное это и сам Главком — «отец океанского ракетно-ядерного флота». Создаваемый им флот был разового применения, не пригодный ни для долгой жизни, ни для продолжительной обычной войны. Если и понимал, то ничего изменить уже не мог. Маховик военно-промышленного комплекса остановить было невозможно. Но ему хватило сил, возможностей и большого авторитета, чтобы доказать бесперспективность атомных ракетных крейсеров. Доказать, что шансов на выживание у них нет.

Так бесславно исчез с поверхности бумажного моря пр. 1293, как было сказано «не оставив и кругов».

Проекту 1199 предстояла долгая, но, к сожалению, тоже бумажная жизнь. Его разработкой Северное ПКБ занималось более 10 лет, начиная с 1974 г. Корабль с атомной энергетической установкой должен был обеспечивать боевое охранение атомных авианесущих и ракетных крейсеров (так по заданию). Стандартное водоизмещение не должно было превышать 12000 т.

Советский ракетный крейсер. Зигзаги эволюции
Советский ракетный крейсер. Зигзаги эволюции

Главным конструктором проекта был назначен И.И. Рубис. В эскизном проекте было выполнено несколько вариантов корабля, отличавшихся составом вооружения, объемом защиты и типом энергетической установки. Помимо атомной установки прорабатывались и более легкие по массе варианты с комбинированной атомно-газотурбинной установкой с резервно-форсажной газотурбинной частью. На чем в конечном счете и остановились.

Появился и конкретный объект для охранения. Это первый советский атомный авианосец «Ульяновск» пр.11437.

Вооружение стандартное для того времени. Четыре ПУ для ЗРК «Ураган», одна батарея ЗРК «Кинжал», одна 130-мм артустановка АК-130, четыре ЗРАК «Кортик», две счетверенных пусковых установки для противолодочных ракет «Водопад» и две 12-стволь-ных бомбомета РБУ-6000. имелось два противолодочных вертолета Ка-27.

На конечном этапе разработки проект БПК имел уже номер 11990, шифр «Анчар» и постепенно эволюционировал в сторону многоцелевого корабля, так как в районе ПУ ЗРК «Кинжал» имел уже зарезервированные места для разрабатываемого нового комплекса крылатых противокорабельных ракет с вертикальным стартом. Постепенно он превращался в «горячо любимый» ракетный крейсер, мало чем отличающийся по размерам от пр. 1144.

С развалом СССР все работы над пр. 11990 были прекращены, а «Ульяновск» пр. 11437 был разобран на стапеле.



Полный разгул | Советский ракетный крейсер. Зигзаги эволюции | Что осталось за кадром?