на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Дело о бочке с золотом и сундуке с серебром

При выходе из Москвы 5-й (польский) корпус князя Понятовского насчитывал 5712 человек личного состава, 239 тяжелогружёных повозок обоза и артиллерийский парк в составе 49 орудий. Как раз 28 октября этот корпус выступил из села Егорьевского и по просёлочным дорогам двинулся в направлении города Гжати (нынешний Гагарин). Поляки двигались через следующие населённые пункты: Троицкое, Федисово, Якушкино, Соснавцы, Головино, Шахово, Губино, Бараново, Ивакино, Слащёво, Семёновское, Некрасово, Марьино, Ивановское и далее на Гжатск и Вязьму.

Казалось бы, вот прошли они, и след их простыл на земле... ан нет, оказывается, не простыл. Именно из ныне исчезнувшей с лица Земли деревеньки Марьино дошла до наших времён интересная легенда, которую со слов местных жителей записал и в 1880 году опубликовал г-н А.Н. Величков. Легенда гласит: «В одной версте от Марьино находилось сельцо-усадьба, называемое Варганово, в котором была барская усадьба некоего господина Самбурова. Тут была плотина и завод сыроваренный. Близ деревни Марьино находился глубокий пруд, без дна. И крестьяне этой деревни имели стойкое убеждение в том, что именно в этом пруду утоплена “бочка с золотом”. Они, кстати сказать, не только знали о тайне, но и несколько раз пытались достать пресловутую “бочку”. Но действовали при этом самыми примитивными методами — таскали по “бездонному дну” так называемую “кошку” (кто жил в деревне, тот хорошо знает, что это за зверь), приспособленную для извлечения из колодцев сорвавшихся вёдер. Но вот интересный факт. Тех крестьян, что дерзнули проводить поиски, сослали на каторгу! Причина ссылки нам, разумеется, неизвестна, но факт есть факт».

Вот такое интересное сказание! И здесь мы имеем сразу несколько вполне правдоподобных гипотез. Первая связана с самим господином Самбуровым. Этот помещик вполне мог утопить в данном пруду всё своё более или менее ценное имущество, забив его в бочку из-под квашеной капусты. Почему он сделал именно так? Ответ ясен. Когда прискакали крестьяне с дальних полей его имения и объявили о том, что приближаются неприятельские войска, бедному помещику не оставалось слишком много времени на раздумья и подготовку более разумного тайника. Бочки в каждой деревне всегда под рукой. Все ценности туда валом. Крышку покрепче набить, бочку на телегу мигом погрузить и скорее галопом к «бездонному» пруду. Помещик ведь был не дурак, знал, что дно у прудика есть, и был уверен в том, что сокровища свои рано или поздно, но достанет. А вот французики заезжие их точно извлечь не смогут.

Согласитесь, что данная гипотеза не хуже прочих. Потому и крестьян тот Самбуров выслал после войны на каторгу — за то, что дерзнули покуситься на барское добро. Сидел наш помещик, словно собака на сене. Сам, видимо, вытащить свою бочку не мог, но и другим не давал.

Но есть и другие мысли на этот счёт. И связаны мысли эти именно с прохождением по этим местам корпуса пана Понятовского. Ведь поляки терпели все те же трудности, что и остальные части коалиционных войск. Яркий пример. Я уже писал о том, что вначале польский корпус имел под ружьём 5712 человек, а ведь в Вязьме их уже осталось около 3500. Заметьте, от Москвы до Вязьмы совсем недалеко, а уже какая разница в численности. И совершенно не исключено, что, проходя глубокой ночью мимо деревеньки Марьино, польские войска втихомолку избавились от части своего груза. Причём я не случайно поставил слова «бочка с золотом» в кавычки. Ведь на самом деле там вполне могла быть и не бочка, и даже не с золотом. В марьинском пруду запросто могли утопить и колокола, и вооружение, и церковную утварь, и фарфоровые сервизы, и ещё много чего ценного и полезного, но слишком тяжёлого. К тому же и весь мой опыт показывает, что именно золото в те дни ещё не бросали. Очередь до столь ценных сокровищ дошла гораздо позже... много позже...

Но легенда о самом факте затопления в Марьино осталась. Что конкретно утопили в барском пруду иноземные супостаты, крестьянам было неизвестно, и они наивно посчитали, что была как минимум целая бочка с бесхозным золотишком. Насколько правдива легенда, можно выяснить, лишь проведя соответствующие изыскания. К тому же заняться данным районом нас побуждает ещё одна замечательная история. И связана она, вот ведь удивительное совпадение, с тем же самым районом.

С правой стороны просёлочного Калужского тракта, по которому отступал 5-й корпус Понятовского, некогда стояла деревня Дорогинь. В ней насчитывалось 20 крестьянских дворов, и располагалась она на реке Ворьке. Так вот, вторая легенда повествует о том, что как-то молодая женщина шла из деревни Дорогинь в хутор Блинова. Шла не по дороге, а напрямик. Недалеко от хутора в березняке она случайно наткнулась на плохо закопанный сундук, в котором было много церковного серебра. Поскольку предметы были явно культовые, то она рассказала о своей находке только священнику церкви села Семёновское. Вдвоём они вернулись на место находки, и священник взял себе несколько предметов из того сундука. Но, видимо, его обуяли сомнения насчёт сохранности всего остального, и он постарался замаскировать неожиданную находку лучше. Батюшка сделал это так удачно, что впоследствии отыскать сундук не смог и сам. Данная гипотеза тоже вполне правдоподобна. Вы ведь помните, что именно поляки бойко грабили Спасо-Андроников московский 2-го класса мужской монастырь.

Подробностей в данной истории довольно мало. Женщина то ли увидела торчащее из земли железное кольцо, то ли споткнулась о него. Естественно, потянула за него рукой. Крышка открылась, и заблестели сокровища... (Действительно, раньше часто встречались сундуки с массивными кольцами в центре крышки, я сам такие встречал неоднократно, так что здесь никаких противоречий нет). Единственное, что не совсем понятно, как французов занесло в какой-то глухой хутор? Но постепенно удалось выяснить причину их бокового рейда. Дело в том, что на хуторе Блинова была кузница, на которой ковали и лошадей. Многочисленные отряды польской конницы вполне могли заменять там подковы, снимая французские — плоские и ставя русские подковы — шипованные, способные держать лошадь на льду. Вот вам и убедительная причина для посещения кавалеристами даже весьма уединённого хуторка.

А заодно, пока шла перековка, поляки могли втихую освободиться и от части излишнего груза. Разумеется, одним сундуком тут дело явно не обошлось. Наверняка понятовцами в роще у хуторка было закопано гораздо больше количество ценностей, но лишь один из сундуков был спрятан ими недостаточно тщательно, и именно поэтому был довольно быстро обнаружен местной жительницей.

Вы будете смеяться, но и эта легенда не завершает загадки окрестностей деревень Дорогинь и Марьино. У хутора Блинова, оказывается, был приметный колодец с дубовым срубом. Так вот в этом колодце будто бы нашла своё упокоение богатая серебряная посуда, и якобы со стола самого графа Чернышева. Рядом с кузницей и колодцем к тому же росла сосна, и на её коре были вырезаны сабля и крест... Не правда ли, странные знаки были вырезаны на сосне? Вам так не кажется? Совершенно не характерны они для русского фольклора. А вот для польской шляхты такие символы очень даже свойственны и даже традиционны. И сабля, и крест постоянно и в массовом количестве встречаются на польских гербах и старинных знамёнах.

Таким образом, у нас имеется чрезмерное сосредоточение кладоискательских легенд на крохотном участке, в общем-то, и ничем особым не примечательной местности. И из всех известных нам исторически значимых событий там происходило только одно — массовое передвижение польской конницы в конце октября 1812 года. Вот и делайте теперь соответствующие выводы...

* * *

29 октября

«Ночью и утром холодно, небольшой мороз. Почва немного подмёрзла. Утром, при переправе через реку Колочь, утонуло несколько гвардейских пушек, их хотели переправить вброд».

«Его Величество почти в авангарде, вестфальцы — голова колонны. Армия двигалась по дороге густыми, беспорядочными толпами, артиллерия и

армейские фуры посередине, кавалерия и пехота подле. Холода давали себя уже чувствовать. Не все были одеты хорошо, многие носили ещё летние штаны, ни у кого, в общем, не было перчаток и тому подобных тёплых вещей.

Это был несчастный день, отступление французской армии преврати-лось в бегство. В пути находились более 12-ти часов и за это время прошли 57 вёрст. Небольшая остановка была в Колоцком монастыре, чтобы забрать раненых».

«Мы оставляем наш ночлег (в Можайске) в 7 часов утра и в 6 часов вечера достигаем Гжатска; по пути останавливаемся в монастыре (Колоцком), служившим госпиталем для раненых, для того чтобы забрать их в проезжающие повозки. Ужасно зрелище этих искалеченных несчастных, которые все желают быть увезёнными. Несмотря на значительное число экипажей, средств для перевозки недостаточно и приходится браниться с провожатыми, отказывающимися принимать раненых».

(В тот момент в монастыре было около 1000 раненых, не имеющих возможности передвигаться самостоятельно.)

«Гжатск — хорошенький городок, при нашем первом вступлении в него стоял, сожжён за исключением двух или трёх домов. Холодно».

Оценим состояние и положение французской армии на конец октября. Судя по дневниковым записям и прочим документам, положение отступающих войск достаточно стабильное. Потеря железной кровати некоторыми ещё воспринимается как значительная утрата, и многие и многие тысячи повозок всё ещё набиты доверху. Набиты так, что класть раненых просто некуда. От Можайска до Гжатска 63 км. Кастеллан проехал его на верховой лошади со своим небольшим обозиком за 11 часов. 5 с четвертью километра в час — совсем неплохая скорость, которая свидетельствует о пока ещё достаточной резвости его лошадей.

В тот день полки «молодой» гвардии проезжали мимо Колоцкого монастыря. По приказу императора раненых укладывали на повозки маркитантов. Но через некоторое время маркитанты побросали их под разными предлогами — и всё для того, чтобы не лишиться добычи, которую везли из Москвы и которой были нагружены все повозки.

В ночь с 29 на 30-е впервые шёл снег. К вечеру 29-го бесконечного дня императорская колонна достигла Гжатска. Колонна русских пленных количеством до 2000 человек двигалась впереди императора. Их конвоировали португальцы, испанцы и поляки. В разорённом войной Гжатске отступающие неожиданно наткнулись на остатки обоза, посланного из Франции для императорского двора.

Вот в этом месте мне хотелось бы остановиться и вставить маленькую, чисто поисковую главу, названную мной:


Сундук бабки Натальи | Клады Отечественной войны | Загадочная роща



Всего проголосовало: 10
Средний рейтинг 4.8 из 5