home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ОПЕРАЦИИ «МОРОСЯЩИЙ ДОЖДЬ» И «ВЕСЕННИЙ ПРАЗДНИК»

В 1944 г. советские партизаны и подпольщики продолжали наносить германским военным и гражданским органам ощутимый ущерб. Они организовывали массовый саботаж на предприятиях, уничтожали военные и сырьевые запасы, пускали под откос поезда, взрывали мосты, портили телефонную и телеграфную связь, совершали рейды по тылам противника, ликвидировали гарнизоны и т. д. В Белоруссии появились крупные партизанские зоны: Полоцко-Лепельская, Бегомольско-Борисовская, Кличевская, Россно-Освейская, Суражская, Сенненско-Оршанская, Ивенецко-Налибокская и др. Они занимали большие территории, и охранные войска их не могли контролировать[856].

Особенно угрожающее положение сложилось в тыловом районе группы армий «Центр». По данным германских спецслужб, на 1 января 1944 г. в тылу 2-й, 4-й, 9-й полевых и 3-й танковой армий вермахта действовало около 140 000 партизан. Кроме того, сюда проникали новые отряды и формирования, численность которых установить было невозможно. Базы и гарнизоны немцев напоминали изолированные острова, окруженные со всех сторон обширными партизанскими зонами, откуда исходила постоянная угроза[857].

Пытаясь помешать «народным мстителям» расширять партизанские зоны, руководство СС и полиции в Белоруссии, при активном участии министерства Розенберга, решило увеличить сеть опорных пунктов (St"utzpunkte) и создать «оборонные деревни» (или «военные деревни» — Wehrdorfer). По приказу Готтберга от 19 октября 1943 г. (который, став генеральным комиссаром, ввел на подведомственной ему территории «политическое чрезвычайное положение»), следовало организовывать «оборонные деревни» и соответствующие охранные подразделения. В понимании нового комиссара этот метод борьбы с партизанами являлся важной опорой оккупационной администрации, адекватной формой проведения «военных, социальных и продовольственных мероприятий», имевших политическое значение[858].

Идея «военных поселений» пришлась по душе и командованию группы армий «Центр», в которой в конце января 1944 г. был разработай план по организации деревень подобного типа. Главная цель сводилась к тому, чтобы, во-первых, выселить из районов «ненадежные элементы», а на их место поселить коллаборантов и лояльных лиц, и, во-вторых, чтобы после создания «военных поселений» объединить их в укрепленные районы, которые, с помощью полицейских и охранных частей, могли бы поддерживать друг друга. В общей сложности в тылу группы армий «Центр» было создано 60 «оборонных деревень»[859].

Но, несмотря на эти меры, реализация проекта по насаждению «военных поселений» не принесла ощутимых результатов. В конечном итоге немцы отказались от этой идеи, так как полицейские подразделения, предназначенные для защиты опорных пунктов, не имели необходимого вооружения и не смогли оказать серьезного противодействия советским «бандам»[860].

В качестве основной меры по борьбе с «народными мстителями» по-прежнему оставалось увеличение охранных войск. В этот период в Белоруссии на сравнительно небольшой территории за безопасность коммуникаций и объектов военного значения отвечало девять соединений: 281-я охранная дивизия (район Полоцка), 201-я охранная дивизия (район Лепеля), 286-я охранная дивизия (район Толочина), 221-я охранная дивизия (район Вилейка), 707-я пехотная дивизия (район Шацка и Кирова), 203-я охранная дивизия (район Давид-Городка), 52-я учебно-полевая дивизия (район Барановичи), 391-я учебно-полевая дивизия (район Глубокого) и 390-я учебно-полевая дивизия (район Столбцы).

Помимо указанных сил борьбу с партизанами вели более сотни полицейских и охранных батальонов, многочисленные учреждения и части армейских тылов и группы армий — охранные роты и команды, саперные части, охранные подразделения, отвечавшие за безопасность и защиту баз снабжения и т. д. В борьбу с «бандами» было втянуто и большинство из 11 дивизий оперативного резерва немцев в Белоруссии[861].

6 мая 1944 г. Верховное командование вермахта выпустило новое «Руководство по борьбе с бандами» («Handbuch f"ur die Bandenbekampfung»), состоявшее из 29 разделов. Этот документ готовился тщательно. В его составлении принимали участие оперативный отдел Генштаба ОКХ, отделы по изучению иностранных армий «Восток» и «Запад», абвер и другие военные инстанции. Наставление опиралось на опыт трехлетней войны против «народных мстителей». Фактически это была последняя попытка немцев оптимизировать методику по борьбе с партизанами[862].

Хотя документ изрядно запоздал, в нем содержалось немало своевременных рекомендаций — от управления войсками до конфискации сельскохозяйственной продукции и обращения с местным населением. Одновременно с этим наставлением 6 мая 1944 г. Бах-Зелевски выпустил для СС и полиции инструкцию «Борьба с бандами» («Bandenbekampfung»), где в сжатой форме были изложены основные принципы ведения антипартизанских действий. Инструкция нацеливала солдат и офицеров СС на то, чтобы, ведя «борьбу с бандами», придерживаться корректного отношения к местному населению, подвергав «особой обработке» только тех лиц, которые пойманы в немецкой униформе или в обмундировании германских союзников[863].

Формирование Дирлевангера, выведенное в феврале 1944 г. с фронта в Узденский район, получило задачу вести борьбу с партизанами в районе своей дислокации. Надо сказать, что новый период противоборства с «бандами» начался для штрафников СС неудачно. 22 февраля 1944 г., когда 70 отпускников части выехали из Узды в Минск, на автомобильную колонну было совершено дерзкое нападение. В ходе боя партизаны убили 46 человек, в том числе пятерых браконьеров[864].

После этого нападения Дирлевангеру пришлось посылать в Главное управление СС письма примерно следующего содержания: «Пршу в деликатной форме поставить в известность жену унтершарфюрера СС Риглера, что ее супруг пал смертью храбрых 22.2.44. Также прошу, чтобы прилагаемое письмо было передано ей в руки надлежащим образом»[865].

Буквально через неделю после того, как часть Дирлевангера понесла большие потери, командир полка приказал провести зачистки в Узденском районе. В оперативном приказе от 1 марта 1944 г. отмечалось:

«1) Местоположение: деревня Островок… считается бандитской деревней и уничтожается в течение 2 марта.

2) Приказ: подразделения, действуя совместно, наносят 2 марта удар по деревне Островок, захватывают скот и сельскохозяйственные продукты, вывозят работоспособное население в возрасте от 14 до 40 лет, уничтожают оставшихся и полностью сжигают деревню»[866].

Как следует из справки, подготовленной советскими органами госбезопасности, штрафники полностью уничтожили деревню Островок. Приблизительно 76 жителей деревни было согнано в сарай и сожжено заживо.

В том же месяце личный состав особого полка СС участвовал в крупном бою с партизанами в районе шоссейной дороги между деревнями Лоша и Валерьяны. Каковы были потери противоборствующих сторон, установить не удалось. Но становится ясно, что формирование Дирлевангера оправилось от потерь, понесенных на фронте, и занялось привычным для себя делом — уничтожением партизан и местных жителей, связанных с «народными мстителями»[867].

3 апреля 1944 г. 4-я и 5-я роты штрафного полка использовались в качестве боевого охранения. Во время выполнения этой боевой задачи подразделения остановились возле деревни Низок (к востоку от высоты 172,8), чтобы поддержать друг друга на случай, если партизаны внезапно их атакуют. При подходе к населенному пункту «дирлевангеровцы» столкнулись с «народными мстителями». Двигавшаяся впереди разведывательная группа вошла в деревню раньше, поэтому, когда завязался бой, ее бойцы оказались под огнем противника. На помощь разведчикам был послан усиленный взвод, также обстрелянный из станковых пулеметов. Проводивший операцию штурмбаннфюрер СС Гейдельберг приказал блокировать деревню и открыть ответный огонь из тяжелых минометов. В результате огневые точки партизан были успешно подавлены. Было установлено, что «народные мстители» вели огонь из трех станковых и четырех ручных пулеметов, а также одного тяжелого миномета. Понеся незначительные потери (один штрафник был убит), 4-я и 5-я роты возвратились в Узду[868].

В первой декаде апреля 1944 г. подразделения особого полка СС совместно с жандармерией и полицией проводили операцию в Дзержинском районе, где уничтожили деревни Литовец и Александрово. Все жители этих населенных пунктов были сожжены заживо. Количество жертв неизвестно[869].

В апреле 1944 г. подразделения особого полка СС были привлечены к крупномасштабным операциям против «народных мстителей». Насколько известно, Главное командование вермахта, предвидя наступление Красной армии на центральном участке Восточного фронта, было сильно обеспокоено деятельностью партизанских формирований. Из Берлина командующему группы армий «Центр» генерал-фельдмаршалу Эрнсту фон Бушу и генеральному комиссару Белоруссии группенфюреру СС Курту фон Готтбергу поступило указание провести масштабные операции против партизан, действующих в тыловом районе 3-й танковой армии, в первую очередь — против Полоцко-Лепельской зоны (Лепельский, Ушачский, Полоцкий районы Витебской, Докшицкий район Вилейской областей). На основании этого указания было подготовлено несколько оперативно-тактических мероприятий по оттеснению «банд» из прифронтовой полосы и очищению от них основных коммуникаций. Предполагалось окружить партизан в районе Лепель — Ушачи, а затем полностью истребить их[870].

Для ликвидации Полоцко-Лепельской зоны командование 3-й танковой армии совместно с руководством СС и полиции Генерального комиссариата Белоруссия разработало две антипартизанских операции корпусного уровня. Первая из них — «Моросящий дождь» (Regenschauer) — была вспомогательной, а вторая — «Весенний праздник» (Fr"uhlingsfest) — основной[871].

Операция «Моросящий дождь» проводилась с И по 17 апреля командованием 3-й танковой армии. Для ее проведения были выделены силы 56-й, 95-й и 252-й пехотных, 6-й авиаполевой, 52-й учебно-полевой и 201-й охранной дивизий. К операции также привлекли части 82-й пехотной и 281-й охранной дивизий. В целом группировка сил и средств, подготовленная 3-й танковой армией, превышала 20 тыс. военнослужащих. Для блокирования борисовско-бегомльских и сенненско-оршанских партизан из состава 4-й армии вермахта были выделены части 12-й, 31-й, 210-й и 377-й пехотных дивизий, а от руководства СС в Белоруссии — I и II батальоны 31-го охранного полицейского полка[872].

Но самый главный удар по «народным мстителям» подготовила боевая группа фон Готтберга. В ходе операции «Весенний праздник» это оперативное соединение войск СС и полиции должно было плотнее сжать кольцо окружения и окончательно разгромить «бандитов». В секретном приказе Готтберга от 11 апреля 1944 г. говорилось:

«Большой район Ушачи, окруженный войсками, представляет собой бандитскую территорию. Банды, находящиеся здесь, объединены в крупные формирования, состоящие из ранее разбитых, отставших и переброшенных частей Красной армии. Гражданское население в этом районе полностью поддерживает бандитов. Следует считаться с тем, что район заминирован и представляет собой систему оборудованных и замаскированных позиций, откуда противник оказывает сильное сопротивление. При наступлении нужно иметь в виду, что бандиты пользуются авиационной поддержкой Красной армии»[873].

Поскольку на боевую группу Готтберга возлагалась основная задача по разгрому партизан, соединение получило в свое распоряжение дополнительные силы и средства.

От 3-й танковой армии были выделены:

— 64-й охранный полк (722-й охранный батальон, 839-й охранный батальон, 330-й земельный охранный батальон);

— 743-й инженерный батальон (без одной роты);

— 3-я батарея 356-го противотанкового дивизиона;

— рота 519-го противотанкового дивизиона (противотанковые орудия на самоходном лафете, 8,8 см);

— батарея 845-го артиллерийского дивизиона (орудия на самоходном лафете, 15 см);

— батарея 245-й бригады штурмовых орудий;

— бронепоезда «Вернер» и «Блюхер»;

— 61-й танковый взвод.

От командующего корпусом охранных войск группы армий «Центр» и начальника тылового района «Белоруссия»:

— танковая рота «Центр»;

— артиллерийская батарея «Центр».

От командующего инженерными войсками:

— рота 784-го инженерно-строительного батальона;

— рота 730-го инженерно-строительного батальона. От высшего фюрера СС и полиции «Остланд»:

— 10 батальонов и части группы армий «Центр».

Авиационная поддержка была возложена на 1-го старшего авиационного начальника, в распоряжении которого находились:

— эскадрилья пикирующих бомбардировщиков Ю-87;

— эскадрилья средних бомбардировщиков Ю-86;

— эскадрилья «Арадо»;

— три эскадрильи особого назначения и 7 «Физелер-Шторх»;

— авиационная оперативная группа 1 (Fliegereinsatzgruppe).

Замысел операции, как отмечалось выше, сводился к тому, чтобы окружить и уничтожить «бандитов» в районе Ушачей. Для достижения этой цели войскам 3-й танковой армии и группы Готтберга поставили боевые задачи. Так, части и соединения 3-й танковой армии должны были — в рамках операции «Моросящий дождь» (начало наступления 11 апреля 1944 г.) — достигнуть цели наступления: западной части большого района озер (по линии: озеро Гомель — озеро Яново — озеро Тетча — озеро Веркудское — озеро Отолово — озеро Белое) и занять там отсечную позицию. 3-я танковая армия должна была провести блокирование на юге (в районе севернее Лепеля — Камень). Тем временем блокирование на севере, в точке пересечения границ групп армий, Двина — устье Двины до Полоцка — железная дорога в юго-западном направлении до населенного пункта Ленинский Луч, осуществляли части группы армий «Север».

Разграничительная линия между районом боевых действий 3-й танковой армии и боевой группой Готтберга проходила: центр северной части Лепеля — середина южной окраины Лепельского озера — пункт 199,0 — автомобильная дорога до юго-западной окраины населенного пункта Ворон — автомобильная дорога в северном направлении до Ушачей (автодорога оставалась в зоне ответственности 3-й танковой армии).

Перед боевой группой фон Готтберга стояла задача: вести наступление четырьмя оперативными группами в юго-западном и южном направлениях, двигаясь на северо-восток. Направление наступления — район Пышно — Березино — Докшицы — Крулевщина, после чего группа должна была достичь общей линии Карбаны — озеро Свои — озеро Шо. Блокирование на юге — с общей линии Докшицы — Лепель — должно было осуществляться силами безопасности начальника тылового района (Корюк-590), которому поручалось пресечь прорывы «банд» с юга. Блокирование на севере — с общей линии Крулевщина — Зябки (вдоль дороги) — возлагалось на группу блокирования «Гравэ». Группа блокирования «Еккельн» должна была осуществлять заграждение вдоль железнодорожной линии до точки пересечения реки Ушачи с железной дорогой около населенного пункта Ленинский Луч[875].

Для проведения операции «Весенний праздник» боевая группа фон Готтберга сформировала четыре оперативных группы и две группы блокирования:

1. Оперативная группа «Креан» (командир 64-го охранного полка — полковник Креан):

— 722-й охранный батальон;

— 839-й охранный батальон;

— 330-й земельный охранный батальон;

— 3-я зенитная батарея 256-го противотанкового дивизиона;

— рота 519-го противотанкового дивизиона (противотанковые орудия 8,8 см на самоходном лафете подчинялись после операции «Моросящий дождь»);

— танковая рота «Центр» (из сил командующего корпусом охранных войск и начальника тылового района «Белоруссия»);

— рота 784-го инженерно-строительного батальона;

— батарея 245-й бригады штурмовых орудий.

2. Оперативная группа «Каминский» (штурмовая бригада СС «РОНА»), командир — Б.В. Каминский:

— 1-й полк;

— 2-й полк;

— гвардейский батальон;

— батарея 12,2-см орудий;

— две батареи 7,62-см орудий (длинноствольные орудия);

— рота противотанковых орудий (8,45-см);

— батарея зенитных орудий (3–3,7-см и 3—2-см);

— рота 743-го саперного батальона со специальным снаряжением.

3. Оперативная группа «Ангальт» (командир 2-го полицейского полка СС, оберштурмбаннфюрер СС Ангальт):

— 2-й полицейский полк СС;

— 24-й полицейский полк СС;

— полк «Дирлевангер»;

— 62-й охранный полицейский батальон;

— 1-я и 3-я батареи I полицейского дивизиона гаубиц;

— батарея особого батальона СС «Дирлевангер»;

— штаб и рота 743-го саперного батальона со специальным снаряжением;

— батарея зенитных орудий (3–3,7-см и 3 — 2-см);

4. Оперативная группа «Реданц» (командир 26-го полицейского полка СС, майор охранной полиции и штурмбаннфюрер СС Вайзиг):

— 26-й полицейский полк СС;

— 57-й охранный полицейский батальон;

— 23-й усиленный батальон СД;

— III батальон 31-го охранного полицейского полка;

— II батальон 36-го охранного полицейского полка;

— рота оперативной команды особого назначения полевой жандармерии;

— батарея 57-го батальона охранной полиции;

— батарея 26-го полицейского полка СС;

— батарея 845-го артиллерийского дивизиона (15-см орудия на самоходном лафете подчинялись после проведения операции «Моросящий дождь»);

— артиллерийская батарея из сил командующего корпусом охранных войск группы армий «Центр» и начальника тылового района «Белоруссия»;

— рота 730-го инженерно-строительного батальона;

— батарея зенитных орудий (три — 3,7-см и три — 2-см);

— 12-я полицейская танковая рота.

5. Группа блокирования «Граве» (командир — полковник Гравэ):

— 730-й инженерно-строительный батальон (без одной роты), всего — три роты;

— 731-й инженерно-строительный батальон (без одной роты), всего — две роты.

6. Группа блокирования «Еккельн» (командир — обергруппенфюрер СС Фридрих Еккельн):

— 5-й латышский пограничный полк СС;

— III батальон 16-го полицейского полка СС;

— 2-й и 3-й латышские полицейские полки;

— части 281-й охранной дивизии.

Резервы боевой группы фон Готтберга включали в себя:

— 17-й и 18-й моторизованные взводы полевой жандармерии;

— подразделение служебных собак СС и полиции;

— бронепоезда «Вернер» и «Блюхер»;

— 61-й танковый взвод;

— техническая рота особой саперной службы по поиску и обезвреживанию мин;

— I команда зенитного дивизиона противоздушной обороны Командного штаба рейхсфюрера СС (без частей постоянного прикрытия)[876].

Батальонам боевой группы фон Готтберга были выделены моторизованные группы полиции безопасности и СД, в расчете одна группа на два батальона (включая переводчика). В задачи этих групп входило: допрос пленных и перебежчиков, учет и анализ захваченных документов, контакты с руководством отделов 1с относительно действий разведки противника, получение оперативной информации от руководителей отделов 1с и предоставление ее командирам батальонов. Каждой оперативной группе был придан офицер полиции безопасности и СД (с переводчиком и легковой машиной)[877].

Расстановка сил полиции безопасности и СД была следующей:

— оперативная группа «Реданц» (командный пункт в Крулевщине): гауптштурмфюрер СС Беницки с легковой машиной, водителем и переводчиком располагался в Глубоком. Под его руководством находилось шесть групп (две в Вилейке, две в Глубоком, одна в Барановичах и одна в Лиде);

— оперативная группа «Ангальт» (командный пункт в Докшицах). Командовал силами гаупштурмфюрер СС, доктор Штайнхойзер. Под его началом было семь особых групп (служебный персонал командующего полицией безопасности и СД Минска). В документе подчеркивалось, что при батальоне Дирлевангера должна находиться специальная группа унтерштурмфюрера СС Амана, никаких других групп к особой части больше прикреплять не следовало;

— оперативная группа «Каминский» (командный пункт в Березино): оберштурмфюрер СС Лоляйт с легковой автомашиной и водителем от 9-й оперативной команды. Всего в распоряжении Лоляйта было шесть групп (личный состав айнзатцкоманды 9);

— оперативная группа «Креан» (командный пункт в Пышно): унтерштурмфюрер СС Менте с легковой автомашиной, водителем и переводчиком из 9-й оперативной команды. В распоряжении Менте находилось пять групп: три группы из зондеркоманды 7а и еще две — из Барановичей.

Общее командование силами полиции безопасности и СД было возложено на гауптштурмфюрера СС, доктора Зеекеля[878].

К операции «Весенний праздник» также были привлечены части Белорусской Краевой Обороны (БКА), казачьи сотни, подразделения вспомогательной полиции. В целом, по данным отечественных и белорусских специалистов, в ликвидации Полоцко-Лепельской партизанской зоны приняло участие 60 тысяч солдат и офицеров, 137 танков, 236 орудий, 70 самолетов и два бронепоезда[879].

Помимо оперативного приказа Готтберг 11 апреля 1944 г. подписал несколько инструкций и приложений. Так, в Приложении № 2 определялся порядок учета рабочей силы и сельскохозяйственной продукции. Чтобы без сбоев обеспечить транспортировку пленных, населения и сельхозпродуктов, было подготовлено четыре сборных пункта: в Слободе (около 10 км северо-западнее Лепеля), в Драчево (около 22 км западнее Лепеля), в Торгунах (около 5 км севернее Докшиц) и в Бабичах под Крулевщиной. Каждой группе придавались руководители по учету рабочей силы и сельскохозяйственной продукции. В частности, оперативным группам «Креан» и «Каминский» выделили по семь руководителей учета рабочей силы и столько же руководителей учета сельхозпродукции, оперативной группе «Ангальт» — по девять руководителей каждого направления, и оперативной группе «Реданц» — по 11 руководителей соответственно. Кроме того, оперативным группам было приказано определить в своих районах, где будут находиться заградительные пункты, предназначенные для приема неработоспособного населения (инвалидов, больных, стариков, женщин с детьми, основная часть которых не достигла 10-летнего возраста). До 18 апреля оперативные группы обязаны были сообщить в отдел lb штаба группы фон Готтберга, население каких деревень подлежит учету. Для транспортировки пленных и рабочей силы намечалось использовать железную дорогу Березино — Парафьяново.

Приложение № 2а, подписанное Готтбергом 11 апреля 1944 г., представляло собой подробную инструкцию по проведению учета местного населения и сельскохозяйственного имущества во время операций «Моросящий дождь» и «Весенний праздник». Инструкция начиналась такими словами: «Тот, кто совершает преступления, в большинстве случаев уподобляется главарям и активным членам банд. Женщины и дети часто вынуждены жить в лесу вместе с бандами. Зверства недостойны немецких солдат, и они должны их избегать! Жесткость нужна лишь там, где она действительно необходима, но не больше»[880].

Следует подчеркнуть, что текст указанной инструкции был ориентирован на то, чтобы по возможности исключить эксцессы со стороны немецких войск. Действовать предлагалось строго, но без лишней жестокости — например, насильно не разделять матерей от их детей. Отбирать следовало только здоровых людей, пригодных для труда в Рейхе. Особое внимание уделялось работе офицеров, назначенных командованием воинских частей для решения вопросов, связанных с отбором рабочей силы. В обязанности этих офицеров входило распределение гражданских лиц, в соответствии с отраслевыми критериями, по специальным группам: а) военнообязанные и трудоспособные мужчины от 15 до 60 лет; b) инвалиды, больные, старики, женщины с детьми менее 10 лет; с) трудоспособные женщины от 15 до 60 лет. Инструкция требовала проводить тщательный отбор, проверять людей на причастность к «бандам». Смертную казнь размешалось применять в тех случаях, когда вина человека, подвергнутого второй проверке спецслужбами, становилась доказанной.

При 3-й танковой армии были созданы лагеря для пленных — в Парафьяново (дулаг № 230), в Глубоком (сборно-пересыльный пункт № 8) и в Боровне (опорный пункт на шоссе Лепель — Камень). В тех же населенных пунктах располагались и лагеря для отбора рабочей силы. Для заградительных пунктов, на которых следовало концентрировать неработоспособное население, нужно было найти деревни, находившиеся в стороне от главной шоссейной дороги[881].

В оборонительных боях в Полоцко-Лепельской зоне приняли участие 16 бригад «народных мстителей»:

— бригада им. Ленина (командир — Н.А. Сакмаркин, комиссар — А.В. Сипко; отряды им. Фрунзе, им. Ворошилова, им. Чапаева, им. Кирова, им. Сталина, им. Суворова, им. Кутузова);

— Лепельская бригада им. Сталина (командир — Д.Т. Короленко, комиссар — А.В. Ярмош; 1-й, 2-й им. Короленко, 3-й, 4-й, 5-й, 8-й, 9-й им. Пацея, 13-й отряды, артиллерийский дивизион, кавалерийский эскадрон, диверсионный отряд);

— бригада им. Ворошилова (командир — Д.В. Тябут, комиссар — В.А. Лемза; отряды «Мститель», «Смерть фашизму», «За Родину», «Ким», «Большевик», им. Гастелло);

— бригада им. Чапаева (командир — В.В. Мельников, комиссар — И.Ф. Кореневский; отряды им. Фрунзе, им. Суворова, им. Лазо, им. Щорса, им. Александра Невского, им. Сильницкого, им. Кутузова, им. Котовского, им. Чкалова, им. Богдана Хмельницкого, им. Матросова, им. Железняка);

— бригада «За Советскую Белоруссию» (командир — П.М. Романов, комиссар — Н.Г. Жижов; отряды «Сибиряк», им. Чапаева, им. Котовского, им. Лазо, им. Щорса, им. Александра Невского, им. Кутузова, им. Суворова);

— бригада им. Короткина (командир — В.М. Талаквадзе, комиссар — А.Б. Эрдман; отряды «Грозный», им. Чапаева, «За Победу», «Белорусский мститель», им. Дзержинского, им. Кирова, им. ВЛКСМ);

— бригада им. ЦК КП(б)Б (командир — А.Д. Медведев, комиссар — Н.Г. Пучкарев; отряды им. Пархоменко, 2-й — им. Чкалова, 3-й — им. Жукова, 5-й — им. Денисова, 4-й — им. Фурманова);

— бригада им. Ленина (командир — Е.У. Фурсо, комиссар — B.C. Свирид; 1-й, 2-й, 3-й отряды);

— бригада «Октябрь» (командир — Ф.К. Юрченко, комиссар — И.И. Юкша; 1-й, 2-й, 3-й, 4-й им. Горького отряды);

— 1-я Антифашистская партизанская бригада (командир — В.В. Гиль-Родионов, комиссар — И.М. Тимчук; 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й, 10-й отряды, рота связи);

— 1-я бригада им. Суворова (командир — П.А. Хомченко, комиссар — Н.Е. Усов, отряды им. Ворошилова, «Большевик», им. Чкалова, «Комсомолец»);

— 2-я Ушачская бригада им. Пономаренко (командир — Н.В. Уткин, комиссар — М.А. Тябут; отряды им. Кирова, им. Чапаева, им. Свердлова, им. Гризодубовой, им. Доватора, им. Суворова, им. Головченко, «За Родину», 9-й отряд);

— бригада «Алексея» (командир — А.Ф. Данукалов. комиссар — И.И. Старовойтов; отряды: 1-й — «Прогресс», 3-й — «Родина», 4-й — «Смерть врагам», 5-й — «Крепость», 6-й — «Моряк», 8-й — им. Селиваненко, И.И. Гурьева, А.С. Гайдукова, им. Сталина, 10-й — им. Ворошилова, 11-й — «Советская Белоруссия», 12-й — «Интернационал», 13-й — «Гвардеец», 14-й — «Истребитель», 15-й — «Сокол», 16-й — «Комсомолец», 17-й — «Мститель», 18-й — «Звезда», 19-й — «Казбек», 20-й — «Большевик»);

— бригада им. ВЛКСМ (командир — И.А. Куксенок, комиссар — Ф.И. Зайцев; отряды им. Лазо, «Сибиряк», «КИМ», 2-й отряд, им. Сильницкого);

— 16-я Смоленская партизанская бригада (командир — И.Р. Шлапаков, комиссар — Г.Н. Тимошенков; 1-й, 2-й, 3-й — им. В.Т. Кури-ленко, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й отряды);

— Смоленский партизанский полк (командир — И.Ф. Садчиков, комиссар — А.Ф. Юрьев; 1-й (1-й, 2-й, 3-й отряды), 2-й (4-й, 5-й, 6-й, 10-й отряды), 3-й (7-й — им. Соловьева, 8-й — им. Самойленко, 9-й отряды), 4-й (12-й, 13-й, 14-й отряды) батальоны)[882].

В бригадах Полоцко-Лепельской зоны насчитывалось 17 485 человек. На вооружении «народных мстителей» на 1 апреля 1944 г. было 9344 винтовки, 1544 автомата, 626 ручных и 97 станковых пулеметов, 151 противотанковое ружье, 143 миномета, 16 орудий калибра 45-мм и пять орудий калибра 76-мм[883].

Руководитель оперативной группы по Полоцко-Лепельской зоне полковник В.Е. Лобанок поддерживал постоянную радиосвязь с БШПД, командующим 1-м Прибалтийским фронтом генералом армии И.Х. Баграмяном, бригадами и отрядами как своей, так и соседних зон. Был разработан план взаимодействия партизанских соединений, предусматривавший различные варианты и способы борьбы с войсками противника, в зависимости от конкретной обстановки. Секретарь ЦК КП(б)Б, представитель БШПД И.И. Рыжиков был назначен членом Военного совета 1-го Прибалтийского фронта. Через него согласовывались все вопросы координирования боевых действий войск и партизан по отражению карательной экспедиции[884].

По распоряжению оперативной группы Полоцко-Лепельской зоны партизаны построили оборонительные укрепления общей протяженностью 230 километров. Оборона строилась по принципу опорных пунктов, с учетом особенностей местности. При нарезке полос обороны партизанским бригадам оперативная группа Лобанка учитывала их численный состав, наличие системы озер и болот, крутых подъемов и лесных массивов. На направлениях вероятного продвижения немецких войск в основном создавались опорные пункты, в каждом из которых, в зависимости от решаемых задач, находилось от 50 до 200–250 человек. На танкоопасных направлениях были сооружены надолбы, эскарпы, контрэскарпы, вырыты глубокие рвы, оборудованы удобные, хорошо замаскированные позиции для расчетов ПТР. В каждом отряде были созданы группы истребителей танков. Для них оборудовали тщательно замаскированные огневые точки на удалении 300–400 м впереди боевых порядков партизан.

В каждой бригаде решением командира предусматривалось выделение резерва, составлявшего около трети от общего числа партизан. Для действий между опорными пунктами выделялись подвижные группы. Ударами из засад они должны были сдерживать противника на вероятных путях его подхода к основному рубежу обороны. В районах, где проходили грунтовые и шоссейные дороги, должны были действовать подвижные диверсионные группы. На направлениях наиболее вероятного продвижения противника предусматривалось минирование дорог и устройство завалов[885].

Но, несмотря на тщательную подготовку оборонительных укреплений, некоторые из них имели недостатки. Так, первая и вторая оборонительные линии ряда бригад были обращены фронтом лишь в одном направлении, не в полной мере использовались особенности лесисто-болотистой местности для оборудования позиций. Расстояние между некоторыми опорными пунктами было значительным, что, как выяснилось уже во время боя, привело к потере взаимодействия. Тем не менее к началу немецкого наступления в целом партизаны подготовились основательно, постарались сделать все возможное, чтобы встретить противника и защитить 40 тыс. мирных жителей[886].

Как и планировалось, 11 апреля 1944 г. первыми перешли в наступления части и соединения 3-й танковой армии, имевшие следующие боевые задачи:

1. Силами 56-й и 252-й пехотных дивизий, 161-го пехотного полка с 49 танками и большим количеством артиллерии и минометов взломать оборону партизан и овладеть левым берегом Западной Двины.

2. Методическим наступлением, при поддержке артиллерийского огня, танков и авиации, методом обхода основных опорных пунктов вытеснить «народных мстителей» из лесных массивов в более ограниченный район и лишить их маневренности.

3. Одновременным наступлением всех частей на узком участке фронта оттеснить партизан к железной дороге Полоцк — Молодечно на участке Загатье — Прозороки и уничтожить.

4. Очистить район от «бандитов», трудоспособное население эвакуировать, а нетрудоспособное — сосредоточить в заградительных пунктах[887].

Из оперативных сводок 3-й танковой армии мы узнаем, что 12 апреля, на второй день операции «Моросящий дождь», 201-я охранная дивизия, действовавшая против бригад «За Советскую Белоруссию» и им. Пономаренко (2-я Ушачская), достигла населенных пунктов Усвица-2, Антуново, Богородников-Прудок. В донесении отмечалось упорное сопротивление «народных мстителей». Части 201-й охранной дивизии взяли в тот день пятерых пленных. Быстрое продвижение войск вперед затрудняла распутица.

13 апреля части вермахта продолжили наступление и, несмотря на чрезвычайно плохое состояние дорог, вышли на линию: Островляне, Староселье, Кисели, Ольховка, Лыки. Была создана оборона по озерным дефиле по обе стороны озера Суя и озера Туржец.

В сводке от 15 апреля 1944 г. отмечалось: «201-я охранная дивизия, несмотря на сопротивление противника, расширила плацдарм у Тетча до линии — отметка 135,6, высота 1 км южнее отметки 135,6, южная окраина Борезово»[888].

Немцам удалось выявить слабые стороны бригад, оборонявших северо-восточное, восточное и юго-восточное направления Полоцко-Лепельской зоны. Некоторые партизанские отряды, не выдержав натиска фронтовых частей вермахта, сдали свои позиции после первой атаки, встречались и случаи паники. Взаимодействие между партизанскими формированиями оставляло желать лучшего, организованный отход осуществлялся не везде[889].

Пока части 3-й танковой армии наступали в полосе юго-западнее Двины на северо-запад, прорывали партизанскую оборону к югу от Полоцка, 16 апреля оперативное соединение Готтберга вышло в исходный район. Чтобы предотвратить попытки «народных мстителей» прорваться на запад, левый фланг оперативной группы «Реданц» был выдвинут вперед, в результате этого маневра группа, не встретив сопротивления, достигла общей линии Ивановщина — Заполовье[890].

Как видно из боевого расписания оперативного соединения фон Готтберга, подразделения особого полка СС действовали в составе оперативной группы «Ангальт». К операции «Весенний праздник» были привлечены I батальон и приданные Дирлевангеру подразделения из Восточно-мусульманского полка СС[891].

Айнзатцгруппа «Ангальт» вела наступление на участке, где оборонялись бригады им. Ленина (командир — Е.И. Фурсо, комиссар — B.C. Свирид), 1-я Антифашистская (командир — В.В. Гиль-Родионов, комиссар — И.М. Тимчук) и им. ЦК КП(б)Б (командир — А.Д. Медведев, комиссар — Н.Г. Пучкарев). Краеугольным камнем обороны этого сектора был район, удерживаемый 1-й Антифашистской бригадой. Ее оборона строилась в несколько эшелонов и включала в себя систему опорных пунктов и огневых позиций, траншеи и ходы сообщения, оборудованные с таким расчетом, чтобы отряды всегда могли поддержать своим огнем партизан, занимавших первые оборонительные линии. В целях снижения потерь от воздействия огня артиллерии, ударов авиации траншеи и ходы сообщения были отрыты в полный профиль. Численность 1-й Антифашистской бригады составляла 1413 человек. На вооружении она имела одно 76-мм и четыре 45-мм орудия, 12 легких и средних минометов, 53 пулемета. В составе бригады им. Ленина было 340 бойцов и командиров. Партизаны были вооружены слабо: 140 винтовок, 85 автоматов, восемь ручных пулеметов, три противотанковых ружья и 50-мм миномет[892]. Оборона на участке бригады им. Ленина была малоустойчивой, что вскоре и подтвердили начавшиеся боевые действия.

Ведя речь о боях «народных мстителей» с айнзатцгруппой «Ангальт», бывший начальник оперативной группы ЦШПД и БШПД по Полоцко-Лепельской зоне В. Лобанок вспоминал: «Против бригады им. В.И. Ленина и 1-й Антифашистской бригады действовали войска противника, входившие в группу Готтберга. Они представляли собой преимущественно специальные полицейские и карательные формирования. Ядром группы был батальон СС под командованием отъявленного фашистского головореза, палача Хатыни Дирлевангера»[893].

Ниже Лобанок приводит выдержки из приказа по особому полку СС об операции «Весенний праздник». Дирлевангер говорил, что район, где будет проводиться операция, исключительно опасный, здесь «все заминировано, имеются сильные укрепления и нужно рассчитывать на сильное сопротивление». Командир штрафников также обращал внимание подчиненных на то, что партизаны используют тактику просачивания мелкими группами в тыл наступающим войскам и открывают огонь из засад. «Приказываю, — требовал Дирлевангер, — эту территорию полностью очистить от врага, тщательно провести эту операцию, чтобы не остались мелкие группы»[894].

Группе «Ангальт» предстояло взломать оборону партизан, организованную в заболоченной и поросшей лесом низине. Эта местность была недоступна для широкого применения бронетехники, поэтому ставка делалась на удары авиации, артиллерии и минометов, заброску в тыл к «народным мстителям» подразделений СС, вооруженных автоматическим оружием. На участке бригад им. Ленина, им. ЦК КП(б)Б эсэсовцы 17 апреля перешли в наступление силами до полка. В авангарде наступали «дирлевангеровцы». К исходу дня немцы заняли деревни Пищаловка, Заженые и Речные, а также первую и вторую линию обороны оставленные партизанами. Попытки бригад им. ЦК КП(б)Б и им. Ленина вернуть позиции успеха не имели. Группа «Ангальт» выполнила дневное задание и достигла общей линии Березино — Бересполье — Ковли — Нестеровщина — Речные — Голубичи — Полесье. Был захвачен плацдарм в районе Чернички[895].

В донесении 3-й танковой армии боевая деятельность оперативного соединения фон Готтберга за 17 апреля 1944 г. отражена так: «17 апреля боевая группа фон Готтберг, действуя на чрезвычайно трудной местности и преодолев на отдельных участках сильное сопротивление противника, достигла рубежа Березина, Бересполье, Черничка, Речные, Крупены, оконечность озера, что в 4 км северо-восточнее Королево»[896].

18 апреля 1-я Антифашистская бригада попала в тяжелое положение — возникла угроза охвата. 1-й и 6-й отряды партизан держали оборону по линии Черничка — северный берег озера Медзозол и южный берег озера Медзозол — Бересполье. Тем временем группа «Ангальт» захватила плацдарм к северо-востоку от Ковли и после ожесточенного сопротивления «народных мстителей» отбросила их на северо-восток. В ночь на 19 апреля эсэсовцы расширили плацдарм. В районе Чернички партизаны продолжали оказывать упорное сопротивление, но были вынуждены отойти.

19 апреля группа «Ангальт» подавила сопротивление партизан в районе Отрубок — Петровщина и достигла общей линии: Старое Село — выход к Отрубок — Паташня — левая граница группы. В ту же ночь был захвачен плацдарм в районе Черница — Осовок, а «народные мстители», после ожесточенного сопротивления, были отброшены на восток[897].

В партизанских источниках говорится, что 19 апреля немцы полтора часа наносили артиллерийские удары по позициям 1-го и 6-го отрядов 1-й Антифашистской бригады. Примерно в полдень боевая группа «Ангальт» перешла в наступление. Если отряды Гиль-Родионова еще сдерживали натиск эсэсовцев, то на участке, где оборонялись бригады им. ЦК КП(б)Б и им. Ленина, сложилась критическая ситуация — немцы заставили партизан отойти в район Горново — Сватки. В результате 1-й Антифашистской бригаде пришлось отходить в деревню Черница 2-я. В 17.00 немцы усилили удары. После мощной бомбардировки с воздуха в наступление перешел 2-й полицейский полк СС. Еще два батальона СС атаковали передний край обороны 5-го отряда 1-й Антифашистской бригады на реке Пробойница. Бригада им. Ленина, не выдержав удара, бросила позиции. Среди партизан были большие потери. А 1-я Антифашистская бригада оказалась под угрозой окружения. Гиль-Родионову пришлось отводить свои отряды на новый рубеж — Борткевичи, высота 196,0, мост в 2 км южнее Эржеполья[898].

20 апреля оперативная группа «Ангальт» отбила яростные партизанские атаки в районе высоты 196,7. Эсэсовцы заставили «народных мстителей» отойти из района Эржеполье — Черница 1-я в направлении Лесины. По сообщению СД, в районе Лесины партизаны подготовили хорошо укрепленные позиции, которые несколько раз бомбила германская авиация. В тот же день был захвачен плацдарм в районе Горново — Сватки[899].

Согласно партизанским документам, «народные мстители» оставили деревни Эржеполье, Черница 1-я и Свистополье в 12.30. Гиль-Родионов приказал 5-му отряду своей бригады отбить деревню Свистополье. В ходе контратаки деревню удалось вернуть. В 16.30, после артиллерийского налета, эсэсовцы перешли в наступление по всему фронту. Партизаны, неся большие потери, все-таки сумели выстоять. К исходу 20 апреля соединение Гиля занимало положение: Борткевичи, Похоменки, Лесины, Свистополье, Заболотье, Храменки, За-рубовщина. Остатки бригады им. Ленина были выведены во второй эшелон 1-й Антифашистской бригады, в район восточнее Лесины[900].

21 апреля группа «Ангальт» атаковала партизанские рубежи в районе Черница — Свистополье. «Народных мстителей» удалось вы бить с занимаемых позиций. Были захвачены пленные, которые рассказали, что в боях за Свистополье партизаны потеряли 60 человек убитыми. Группа «Ангальт» достигла линии Горново-Вершинский и соединилась с правым крылом боевой группы «Реданц»[901].

В сводке 3-й танковой армии 21 апреля отмечалось: «Боевая группа "фон Готтберг" преодолела незначительное сопротивление и правым флангом вышла на линию южный угол озера Воронь — Сиверсно; центром на линию: высота 188,9, Горново-Вершинский, Накол и левым флангом на озеро Шо. На центральном участке группы "Каминский" и правом фланге группы "Ангальт" идут бои с переменным успехом. Успешно действует авиация. Заградительная группа "Еккельн" вынесла правый и левый фланги на 4 км вперед»[902].

22 апреля отступила бригада «Октябрь». Партизаны оставили деревни Чисте, Накол, Глоты, Горновоновицкий и перешли к обороне на линии от Горново-Асоны до Горновоновицкий. Разрыв, образовавшийся в результате отхода бригады «Октябрь», был немедленно заполнен 8-м отрядом бригады Гиль-Родионова и остатками бригады им. Ленина[903].

Боевая группа «Ангальт» 22 апреля проводила атаки своим левым крылом на север — в район Зуйница — Накол 3, где партизаны оказали упорное сопротивление. Взаимодействие с соседней боевой группой наладить не удалось. Более того, эсэсовцам пришлось отражать яростные контратаки «народных мстителей», которые не хотели просто отсиживаться в обороне. К вечеру немцы отбили все атаки и прочно удерживали район в своих руках. Ночью по боевым порядкам соединения Готтберга нанесла удары советская авиация. Эти удары, однако, не достигли своей цели, ущерб от бомбардировок был незначительный.

23 апреля противоборствующие стороны проводили разведку. Подразделения группы «Ангальт» уничтожали разведывательные группы партизан в районе Горново — Асоны.

24 апреля бои в юго-западном секторе Полоцко-Лепельской зоны возобновились и приняли ожесточенный характер. Группа «Ангальт» нанесла несколько ударов по партизанской обороне в районе Лесины — Пахоменки — Зарубовщина. Немцы применяли авиацию и артиллерию. Левое крыло группы достигло линии Кровница — Лесины, где соединилось с правым крылом группы «Реданц»[904].

Лобанок вспоминал: «Стремясь прорваться к Ушачам с юга, враг настойчиво атаковал позиции 1-й Антифашистской бригады у деревни Зарубовщина. На узком участке фашисты сосредоточили 18 орудий. С воздуха наседала авиация. При поддержке техники 3 батальона карателей атаковали Зарубовщину от деревни Пахоменки и 3 — из района Волоки. Противник продвинулся до смолокурни, что в двух километрах восточнее Зарубовщины. 3-й и 5-й отряды 1-й Антифашистской бригады внезапной атакой остановили его продвижение. Однако под натиском превосходящих сил фашистов партизаны все же вынуждены были отойти в лес левее деревни»[905].

Во второй половине дня партизаны 1-го и 2-го отрядов 1-й Антифашистской бригады провели удачную контратаку. В результате короткой ожесточенной схватки они, как сообщает Лобанок, разгромили один из батальонов противника. Партизаны захватили три орудия, три миномета, восемь пулеметов, 150 винтовок и другое имущество. В руки «народных мстителей» также попали боеприпасы и продовольствие (и якобы знамена полицейских частей, что, безусловно, является вымыслом, так как ни один из полков группы «Ангальт» не был расформирован после операции «Весенний праздник»)[906].

Но, несмотря на локальный успех, положение партизан лучше не стадо. В тот же день, если верить представлению Дирлевангера о награждении Рыцарским крестом, он вновь продемонстрировал смелость и отменные командирские качества. В представлении отмечалось: «24.4.1944 крупные бандитские силы сконцентрировались между Березиной и Черницей, на заблаговременных и укрепленных позициях. Сильный огонь противника из тяжелого пехотного вооружения первоначально не позволял развивать наступление на этом участке. Оберфюрер СС Дирлевангер [звание было присвоено 12 августа 1944 г. — Примеч. авт.] принял решение атаковать противника во фланг и тыл, используя складки местности. Лично ведя людей в бой, он, проявляя храбрость и решительность, застал противника врасплох, отрезал ему пути к отступлению и нанес тяжелые потери»[907].

Общая картина боев в течение суток была представлена в оперативном донесении 3-й танковой армии за 24 апреля 1944 г.: «Группа "Креан" после двухдневных упорных боев овладела Острово и выдвинула свой левый фланг на линию высота 147,0, Полосно. Группа "Каминский" после нескольких повторных атак овладела упорно обороняемым пунктом Логи. Сопротивление противника в районе Лесины сломлено после эффективных действий авиации. При этом группа "Ангальт" продвинулась до Зарубовщины. Левый фланг группы "Ангальт" и группа "Реданц" занимают рубеж отметка 274, Дубовичи, отметка 264, высота 182,0, южный берег озера Шо. Группа противника западнее Витовки уничтожена…»[908]

25 апреля группа «Ангальт» совместно с левым крылом группы Каминского вела бои в районе Черница — Заболотье. Левое крыло группы «Ангальт» заняло населенные пункты Микулины — Буски, Кровница, Дубовичи. Здесь располагались укрепленные позиции «народных мстителей», которые были уничтожены. В районе деревни Кобылянка партизаны также были выбиты с занимаемых рубежей, многие из них попали в плен[909].

26 апреля эсэсовцы беспрерывно атаковали позиции бригады Гиль-Родионова. Основной удар на себя приняли 3-й, 5-й и 6-й отряды. По сообщению комиссара бригады И.М. Тимчука, все попытки немцев прорвать партизанскую оборону успеха не имели[910].

Оперативные документы СС подтверждают, что весь день шли упорные бои, но к вечеру правое крыло группы «Ангальт» и группа Каминского сумели продвинуться вперед. В частности, подчиненные Каминского уничтожили 89 партизан и вечером вышли в район Бушенки. Вместе с тем левое крыло группы «Ангальт», как и группа «Реданц», оставалось на рубежах, достигнутых накануне. Быстрое продвижение затрудняли минно-взрывные заграждения, заранее подготовленные партизанами не только на дорогах, но и в лесу[911].

Проанализировав результаты боев в этот день, в 3-й танковой армии подготовили очередное донесение за сутки: «Ночью группа Каминского отбила сильные контратаки противника. Окончательное донесение из группы Каминского еще не поступало. Группа "Ангальт" на своем правом фланге ведет тяжелые наступательные бои западнее Ульяновки. Противник сосредоточил крупные силы на стыке групп Каминского и "Ангальт". Возможно, он предпримет попытку прорваться в южном направлении»[912].

27 апреля советская штурмовая авиация наносила удары по позициям групп «Ангальт» и «Каминский», действия которых оперативный штаб фон Готтберга оценивал удовлетворительно. Уже несколько дней, встречая ожесточенное сопротивление, группы не могли серьезно продвинуться вперед. В этот момент Готтберг взял управление обеими группами на себя, провел перегруппировку и принял меры к тому, чтобы удерживать достигнутые рубежи. Группа «Ангальт», после упорных боев, овладела высотой севернее населенного пункта Волоки. Хотя партизаны оставили высоту, они провели несколько дерзких контратак на позиции немцев в районе Красный — Остров — Филипповка. В Зарубовщине партизанам даже удалось прорваться к командному пункту одного из полков, но эсэсовцы успешно отбили контратаку. «Противник, сражавшийся с фанатизмом, оставил на поле боя много убитых, — подчеркивал Готтберг в донесении, — однако оружие забирал с собой, чтобы невозможно было установить его потери»[913].

Не менее интересно представлены события 27 апреля в мемуарах подпольщика и партизана, бойца 16-й Смоленской бригады С.П. Шмуглевского. Он пишет, что в тот день полковник Лобанок отдал приказ о переводе смоленских партизан в район, где вели бои бригады «Алексея» и 1-я Антифашистская: «С 27 апреля боевые действия возобновились с нарастающей силой. Заняв деревню Зарубовщина, гитлеровцы рвались к Весницку, откуда по большаку Березино — Ушачи шел путь к партизанской столице… Наши 5 отрядов, а через день к ним присоединился и 1-й отряд, прибыли 27 апреля в район боевых действий и на стыке бригад 1-й Антифашистской и "Алексея" с марша вступили в бой севернее Зарубовщины. Возле деревень Филипповка и Замхово. Атаки противника следовали одна за другой до позднего вечера. А ночью по приказу опергруппы наши отряды отошли в район деревень Ульяновичи, Староселье»[914].

Таким образом, 27 апреля в районе деревень Зарубовщина, Филипповка, Замхово, Остров, Красный шли ожесточенные бои. Немцы, обладая численным превосходством, атаковали чаще. Но партизаны тоже в обороне не отсиживались. Как только появлялась возможность для проведения контратак, они ее использовали.

28 апреля группа «Ангальт» вновь перешла в наступление. Партизаны оказали упорное сопротивление, в течение дня их поддерживали советские бомбардировщики, сбрасывавшие бомбы на боевые порядки группы. Но эсэсовцы упрямо шли вперед. По сообщениям пленных, группы «Ангальт» и «Каминский» уничтожили около 2000 человек из бригад «Алексея» и Гиль-Родионова. Лобанок понимал, что район деревни Замошье, куда стремились ворваться каратели, представляет собой важный плацдарм: оттуда части СС и полиции намеревались наступать на Ушачи. Начальник опергруппы приказал наносить удары из деревни Большие Дольцы, чтобы остановить противника. Готтберг отдал распоряжение усилить натиск. Чтобы поддержать действия своей группы, вечером 28 апреля он приказал поднять в воздух эскадрилью пикирующих бомбардировщиков.

29 апреля соединение Готтберга продолжило наступление. Группа Каминского расширила плацдарм в районе Тартак и атаковала партизан в Печище и Заозерье. На том же направлении вела боевые действия группа «Ангальт». Она штурмом взяла деревни Красный, Остров и Ульяновка. К концу дня эсэсовцы достигли линии: Вашково — Свои — Замошье — Тартак — пункт 192,5 — Корчи — пункт 194,7 — Ульяновка — северный край Остров — западный край Филипповки — Замхово — Лосина. Часть сил группы «Креан» передали левому крылу заградительной группы «Граве». Партизаны были окружены[915].

30 апреля боевые группы СС достигли линии Церковище — Первомайск — Весницк — пункт 229,2 — Горка — Замхово — Лосина — южный край озера Белое — западный край озера Супоница — южный край озера Каравайно — Горяны. Кольцо вокруг советских патриотов постепенно сужалось. Командование Полоцко-Лепельской зоны довело до командиров бригад приказ Военного совета 1-го Прибалтийского фронта: немедленно прорываться из «котла» и выводить гражданское население. Прорыв был назначен на 1 мая, но обстановка оказалась неблагоприятной и операцию пришлось отложить[916].

Группы «Ангальт» и «Каминский» утром 1 мая возобновили наступление. Они встретили сильное сопротивление на линии Большие Дольцы — Старина — Адворица. Группа «Ангальт», прорвав оборону партизан, вышла на линию Аферовщина — Глинище — пункт 264. Заградительная группа «Граве» выставила заслоны в районе южного края озера Белое до Заулек, а группа «Реданц» — от Заулек до Старжинки. Авиаразведка немцев выявила формирование пяти походных колонн силами от 300 до 500 и от 500 до 1000 человек. По этим колоннам был нанесен массированный удар с воздуха, в результате партизаны потеряли немало людей и были на время рассеяны.

2 мая «народные мстители» пытались прорваться в районе Кровницы, но эта попытка оказалась безуспешной. Группа «Ангальт» вела ожесточенные бои недалеко от деревень Бобовище и Аферовщина. Вечером 100 партизан пошли на прорыв в районе Заполье, но были отброшены на прежние позиции. Группа «Ангальт» достигла линии Богданов — Скорница — Уклейново — южный край озера Белое.

В ночь на 3 мая партизаны попытались выйти из «котла» в районе Бояры — Бондари — озеро Каравайно в северо-западном направлении. Острие наступавшего партизанского «клина», состоявшего из 1500 человек, должно было совершить прорыв и удерживать образовавшийся «коридор» до тех пор, пока по нему не пройдут местные жители. По данным СД, около 10 000 гражданских лиц ожидали, когда будет прорвана немецкая оборона. Готтберг, однако, разгадал маневр партизан и своевременно стянул в северо-западную часть «котла» крупные силы. Эсэсовцы встретили «народных мстителей» огнем и заставили их возвратиться обратно; тем не менее приблизительно 300 человек вырвалось из окружения.

В ночь на 4 мая партизаны пытались прорваться из окружения на левом крыле группы Каминского, но потерпели неудачу. В 3 часа 50 минут от 400 до 500 «народных мстителей» пытались прорваться и на левом крыле группы «Ангальт», однако вновь были отброшены, понеся очень тяжелые потери (Готтберг при описании этих боев употребил словосочетание «кровавые потери» — «blutigen Verluste»). Еще примерно 1000 человек сконцентрировалось у озера Супоница, но германская авиация, заметив концентрацию, нанесла удары по этому району. Также предпринималась попытка выхода из окружения на стыке групп «Еккельн» и «Граве». Как отмечал Готтберг, одной «бандитской группе», около 2 тыс. человек, все-таки удалось прорваться между группами «Еккельн» и «Реданц». Эта группа прорвалась к железной дороге, где ее встретил заслон. В ходе боя партизаны потеряли 64 человека убитыми. Тем временем группа «Ангальт» вышла с боями на линию Боярщина — Зерченицы — пункт 83,0 — Осиновка и заняла отсечную позицию[917].

Надо подчеркнуть, что 4 мая для партизан сложилась критическая ситуация. Кольцо вокруг формирований «народных мстителей», а также гражданского населения, находившегося с ними, сузилось до 3–4 кв. км. Немцы весь день «обрабатывали» этот район артиллерийско-минометным огнем и беспрерывно бомбили, пресекая попытки выхода в лесные массивы Бегомльского района[918].

Лобанок срочно собрал командиров и провел совещание. Было принято решение во что бы то ни стало прорваться из окружения именно в ночь с 4 на 5 мая 1944 г. План прорыва был такой: остатки партизанских бригад им. ВЛКСМ, им. Короткина, 16-й Смоленской, 1-й Антифашистской и полка И.Ф. Садчикова должны были разгромить немецкие гарнизоны в населенных пунктах Паперино и Новое Село и вывести основные силы в лес юго-восточнее Селища. Отряды бригад им. Чапаева, им. Сталина, «За Советскую Белоруссию» должны были прикрывать штурмовые группы, а после прорыва отойти в места, где они действовали до начала блокады[919].

В 23.30 4 мая 1944 г. партизаны пошли в наступление. Бои отличались запредельной жестокостью. Немцы безжалостно расстреливали штурмовые группы и гражданское население. В докладной записке А.И. Гречкина, инструктора Витебского подпольного обкома, сообщалось: «Противник оказывал упорное сопротивление из всех видов оружия, вел огонь по штурмующим, но ненависть и злоба к врагу были настолько сильны в народе, что его стремление вперед ничто не могло остановить»[920].

Иначе картина представлена в отчете И.М. Тимчука о боях 1-й Антифашисткой бригады: «Основные силы бригады совместно с частью других бригад, окруженные крупными силами противника, в течение 4—5 мая 1944 г. пытались организованно прорваться через плотное кольцо противника, но, не имея успеха и неся большие потери, стали выходить из окружения ночью мелкими группами, закапывая и частично уничтожая тяжелое оружие, которое противником при помощи миноискателей впоследствии было обнаружено и выкопано»[921].

Позиция Тимчука представляется нам наиболее убедительной. Кроме того, она согласуется с немецкими документами. Группа «Ангальт» в ночь с 4 на 5 мая пресекла на своем участке попытки прорыва. То же самое произошло в районе, где занимала позиции группа Бронислава Каминского, причем русские коллаборационисты захватили еще 30 пленных. Тем не менее большой группе партизан и местного населения удалось покинуть огненное кольцо и пробиться в безопасные районы[922].

На этом, однако, операция «Весенний праздник» не закончилась. Еще в течение пяти дней части СС и полиции совместно с инженерно-саперными командами 3-й танковой армии зачищали районы некогда грозной «бандитский республики Ушачи». Найденные в лесах раненые партизаны, а также гражданские лица, не представлявшие ценности для учетных органов немцев, расстреливались на месте. Деревни, превращенные в опорные пункты партизанской обороны, разрушались или сжигались дотла[923]. По воспоминаниям С. Шмуглевского, зачистки лесных массивов немцы начали уже утром 5 мая: «В числе раненых находились и тяжело раненные партизаны из местных жителей, с которыми остались их родные и близкие. Каждому хотелось верить, что каратели в лес не пойдут, и они смогут отсидеться там до конца блокады. Но надежды их не оправдались. Утром 5 мая гитлеровцы начали прочесывать лес. Весь день там слышались выстрелы и крики людей»[924].

Как следует из протокола допроса бывшего командира 26-го полицейского полка СС и оперативной группы «Реданц» Георга Роберта Вайзига (от 25 декабря 1945 г.), весь «партизанский район на участке станции Зябки — Прозороки — озеро Шо был блокирован. Во время блокировки были подвергнуты обстрелу со всех видов оружия, в том числе артиллерии и авиации, все населенные пункты в районе озера Шо. От бомбардировок авиации и артиллерийского обстрела были сожжены все населенные пункты района озера Шо, а также погибло большое количество мирных жителей»[925].

По словам Вайзига, личный состав оперативной группы «Реданц» в ходе операции задержал около 2 тыс. партизан и местных жителей, из них примерно 800 было передано СД, и многие были расстреляны. Полицейские части группы сожгли, по неполным данным, от 15 до 20 населенных пунктов. Группа также активно использовала метод, примененный Дирлевангером в операции «Коттбус»: гражданских лиц группами по 15–20 человек гнали впереди войск по заминированной местности, и они в большинстве случаев погибали, подорвавшись на минах[926].

Вайзиг также показал на допросе, что Готтберг отдал устный приказ при малейшем сопротивлении местного населения применять карательные меры. Эти экзекуции в документах не учитывались, поэтому установить, сколько человек стало жертвами террора, не представляется возможным. Батальон Дирлевангера, скорее всего, тоже принимал участие в уничтожении местных жителей[927].

Результаты операции были следующие. Оперативное соединение фон Готтберга потеряло 800 человек (175 убиты, 625 ранены). Потери партизан составили: 3654 человека убиты, взяты в плен — 1794, перешли на сторону немцев — 43. Готтберг отмечал, что были уничтожены командиры бригады «Алексея», один майор из Смоленского партизанского полка, один капитан, один подполковник и один лейтенант из бригады Гиль-Родионова. В плен были взяты исполнявший обязанности начальника штаба бригады «Алексея», один командир отряда из бригады Короткина, один комиссар из бригады «За Советскую Белоруссию», один лейтенант НКВД и один лейтенант Красной армии.

Были также захвачены трофеи: три противотанковых 4,5-см орудия, 28 гранатометов, 24 противогаза, 10 станковых и 70 ручных пулеметов, 86 автоматов, 38 автоматических винтовок, 1082 винтовки, 47 пистолетов, восемь штыков, два авиационных пулемета, 17 дисковых магазинов, два автоматных магазина, три подставки под ручные пулеметы, два ствола от станковых пулеметов, два прицельных прибора для гранатометов, 14 звукоглушителей, два казенника от станковых пулеметов, один затвор от ручного пулемета, один передок от артиллерийского орудия.

В руки немцев также попало: 294 710 патронов к пехотному вооружению, 10 060 патронов к пулеметам, 80 выстрелов к гранатометам, 62 8-см мины, восемь 5-см мин, 175 снарядов к противотанковым орудиям, 697 мин, 1343 кг взрывчатых веществ, 6500 детонаторов, 1153 взрывателей, 2100 м бикфордова шнура, грузовой планер, 26 телег, конская сбруя, два коротковолновых передатчика, семь телефонных аппаратов, два ранца с радиостанциями, два радиоаппарата, 1 км полевого кабеля, пять биноклей, четыре сигнальных пистолета, три противогаза, девять пистолетных кобур, автомобильный пункт управления огнем батареи.

За время операции немцы провели учет сельхозпродукции и рабочей силы и захватили: 129 лошадей, 172 головы крупного рогатого скота, 20 овец, три свиньи, три козы, 258 центнеров зерна, 8 центнеров муки, 257 центнеров кормовых злаков, 70 центнеров соломы, 60 центнеров сена, 905 центнеров картофеля, 28 центнеров льноволокна, шесть мешков конопли, 50 кг пряжи, 248 шкур животных, одну машину по обработке льна. Для принудительного труда в Германии было отобрано 1009 мужчин, 1338 женщин и 701 ребенок.

Части СС и полиции в ходе операции уничтожили: 103 «бандитских» лагеря, 215 бункеров, 52 долговременных оборонительных сооружения, три склада с боеприпасами, 47 мин, один советский самолет-штурмовик. Были сожжены населенные пункты: Шо, Рудняки, Остров, Борисов, Пищаловка, Крупинский-Мех, Барбаровка. Немцы потеряли два самолета (Арадо-66 и Ю-87), два орудия, один автомобиль, одну полевую кухню и одну лошадь[928].

Общие результаты операций «Моросящий дождь» и «Весенний праздник» были отражены в донесении 3-й танковой армии от 5 июня 1944 г. По приблизительным подсчетам, части СС и вермахта уничтожили 7011 партизан, 6928 взяли в плен, на сторону немцев перешли 349 «бандитов»[929].

Что касается результатов боевой деятельности части Дирлевангера, то о них было сообщено в оперативный отдел штаба 2-го полицейского полка СС. Командир штрафников отмечал: «Собственные потери в операции "Весенний праздник" — 19 убитых, 43 раненых. Общее количество потерь противника убитыми и ранеными выяснить не удалось. Точно, однако, установлено то, что разведывательная группа уничтожила 65 бандитов и захватила двух перебежчиков. Доставлено 43 коровы, два бандитских лагеря уничтожено. Около 80 кг взрывчатых веществ, 10 000 патронов к различным видам стрелкового оружия, а также примерно 70 мин и небольшое количество оружия (пулеметы, автоматы и винтовки) уничтожены. Кроме того, захваченные 100 центнеров зерна, 30 центнеров муки, 150 центнеров картофеля по причине отсутствия транспорта пришлось уничтожить»[930].

Пока основная часть особого полка Дирлевангера участвовала в операции «Весенний праздник», подразделения, не задействованные в этой экспедиции, несли караульную службу и привлекались к зачисткам в Узденском районе Минской области. Из документов советских органов госбезопасности известно, что в мае 1944 г. военнослужащие специального формирования СС — примерно 500 человек — совместно с полицией «выезжали в партизанскую зону, в деревню Хромицкие Узденского района». Во время акции ими были убиты начальник разведки партизанской бригады им. Рокоссовского М.С. Ларин, его адъютант, юный разведчик Марат Казей, связной партизан Виктор Кухаревич, семья некоего Лиходиевского в количестве семи человек и еще одна женщина, фамилию которой чекисты установить не смогли. После проведения зачистки эсэсовцы забрали в деревне Хромицкие весь скот и имущество[931].

Ларина, как видно из рассказов о подвиге пионера-героя Марата Казея, «дирлевангеровцы» убили в начале боя. Его адъютант, не зная об этом, еще какое-то время отстреливался из автомата, а когда боеприпасы закончились, он, чтобы не попасть живым в руки немцев, подорвал себя и окруживших его эсэсовцев последней гранатой. Заметим, что так хрестоматийная история подвига Марата Казея выглядит в советской публицистике. Как на самом деле происходили события, нужно еще разбираться[932].


РАЗВЕРТЫВАНИЕ БАТАЛЬОНА В ПОЛК | Охотники за партизанами. Бригада Дирлевангера | ОПЕРАЦИЯ «БАКЛАН»