home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Кошка

Я с нетерпением ждала вечера.

И не только потому, что наконец-то мы начнем действовать, но и потому что нам с Ромео удастся пообщаться живьем, а не через форточку. После последней мамусиной истерики я даже не знаю, когда теперь осмелюсь сигануть на улицу.

Все шло как по маслу. Дверь я оставила открытой, еда на кухне благоухала, Олька была дома одна, родители где-то задерживались.

Я ходила вокруг хозяйки и создавала в ее душе романтически-возвышенное настроение. Мурлыкала, обмахивала ее хвостом, терлась об нее. В итоге Ольку так разморило, что она даже вздремнула на диване. А Ромео все не было.

По моим внутренним часам ему давно пора была гулять, уже и на улице почти стемнело, а от него ни гава ни мява.

Наконец, когда я совсем отчаялась, на лестнице раздалась шумная возня и громкое чертыхание. Ромео тащил за собой хозяина, как бурлаки баржу на картине в папусиной комнате. Роман упирался и спотыкался. То ли он еще не ложился со вчерашнего вечера, то ли только встал, но вид у него был изрядно потрепанный. Ромео же скулил от нетерпения и периодически вставал на задние лапы — так рвался на улицу.

— Давай, давай, все готово, — мявкнула я, когда он проходил мимо моей приоткрытой двери.

— Ага, — прохрипел пес. И совершил последний рывок на улицу.

Хлопнула входная дверь, чуть не ударив Романа по лбу. Увернулся в последний момент.

Прошло буквально пять минут и все повторилось в обратном направлении. Возня на улице, чертыхание хозяина, скулеж Ромео и его попытки открыть входную дверь.

— Да что ж с тобой сегодня, не собака, а исчадие ада!

Роман опять с трудом увернулся от входной двери, теперь к его помятости добавилась еще и мокрость.

— Там дождь, — рыкнул мне Ромео, — готова? Открывай!

Я нажала на дверь, она распахнулась, Ромео впрягся поудобнее, последним усилием рванул поводок и со звонким лаем:

— Каська, ура, у нас все получилось! — пес влетел в нашу квартиру.

Ну, дальше можно долго рассказывать. Я даже и не знаю, кого мне жаль больше: Ольку, которую разбудил весь этот тарарам, или Романа, который чуть не вышиб плечом косяк, был утащен аж до спальни и рухнул там как подкошенный, потому что мы с Ромео забились под кровать, а на его пути стояла тумбочка.

Олька сначала просто заорала. Потом разглядела у себя в спальне Романа и подобрела, а потом начала хохотать, глядя, как Роман пытается встать.

— Ты бы поводок отпустил, — сквозь смех сказала она.

— Угу, — буркнул злющий Роман, потирая ушибленное плечо и хромая на сбитое колено.

Олькин смех тут же как ветром сдуло.

— Ой, тебе больно? Давай льда принесу!

И Олька метнулась на кухню.

— Иди за ней на кухню, иди, — заорали мы с Ромео на два голоса.

— Ах ты, ты еще орешь? — возмутился Роман и попытался выковырять пса из-под кровати.

— Не бойся, я тебя прикрою, — муркнула я и вылезла вперед.

Не то чтоб мне очень хотелось спасти Ромео — было очень интересно дотронуться до его хозяина, чтоб понять, как он относится к Ольке. Читать чувства незнакомого человека на расстоянии мне очень тяжело, нужен непосредственный контакт.

Я подлезла под руку Роману, он вытащил меня из-под кровати. Я немедленно замурчала и поуютнее устроилась у него на руках.

Интересно, очень интересно. Я чувствовала раздражение, сильное раздражение на собаку, почти злость. Я чувствовала голод и желание лечь спать.

Тут в спальню залетела Олька со льдом в полотенце.

— Садись, давай коленку. Где больно? Здесь?

Роман насильно был усажен, ему на колено Олька положила лед, а сама присела на корточки рядом с кроватью. Я тут же взгромоздилась на колени Роману, и как только он посмотрел на Ольку, у него тут же тоже случился сбой в организме. Только не в сердце. Или у мужиков сердце в другом месте?..


предыдущая глава | Как кошка с собакой | cледующая глава