home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Мишка валдайский

В этот раз Егора Исаевича торопили — ему предстояло проводить за границу большой эшелон зверей. Тут были маленькие лоси, верблюды, медведи, — всё это не вызывало тревоги, к этим пассажирам Егор Исаевич привык. Но были в эшелоне два необычных путешественника: жираф и бегемот. Они вызывали тревогу и озабоченность. В самом деле, как быть с жирафьей шеей? Она ведь ни в один, даже самый высокий загон не войдёт. А бегемот — это же не выдра, которую можно побрызгать из бадейки. Этот зверь привык и в неволе купаться и плавать в большом бассейне. А оставь его без воды, и бегемот заболеет: его толстая кожа, с виду неуязвимая, как танковая броня, на самом деле нежна и капризна. Оставьте бегемота без воды, и его кожа сразу же взбунтуется против сухости. Всё тело бегемота покроется трещинами, и это может привести к самому печальному концу.

Как же быть?

Как перевезти бегемота, да ещё далеко — через две страны?

В Зооцентре Егору Исаевичу сказали:

— Может быть, не возьмёте этот эшелон?

— Почему?

— Ну, так…

Проводник Дидусенко знал отлично, что «ну, так» не бывает. Когда люди употребляют это выражение, за ним кроется что-то, о чём не хочется говорить.

Егор Исаевич понимал, что его жалеют, хотят сделать ему скидку на возраст, и он сказал:

— Нет, эшелон этот я никому не отдам. Я же перевозил крокодилов…

Тут надо сказать несколько слов об этом людоеде, который, пожалуй, пострашнее, чем лев и тигр.

Крокодил имеет «перископ», как подводная лодка. На воле он тихонько лежит в тёплой мутной и неглубокой воде, погрузив в неё всё своё туловище, которое сливается с водной поверхностью. Сверху находятся только приподнятые глаза и ноздри. Но их и не увидишь. Пришёл купаться маленький африканец или женщина спустилась к реке полоскать бельё — крокодил выскакивает из воды, ударяет свою жертву хвостом, тут же хватает железными челюстями, утаскивая в более глубокое место. Да, челюсти действительно можно назвать железными. Если крокодил теряет зуб, вместо него вырастает другой. Этими «вечными» зубами он может хватать что угодно, а желудок крокодила справляется, в конце концов, даже с наконечниками от копий, которые, случается, попадают ему в пасть.

Конечно, Егор Исаевич перевозил не взрослых крокодилов, а крокодилят, и то в специальной ванне. Но и они были капризными и опасными пассажирами.

А как организовать путешествие длинношеего жирафа? Построить для него специальный вагон?

Звери на улице

Да, н е что в этом роде пришлось сделать. В эшелоне, который сопровождал Егор Исаевич, проделали в крыше вагона отверстие и накрыли его стеклянным колпаком. Вот было зрелище для тех, кто видел этот поезд! Мчатся закрытые товарные вагоны, и над одним из них жирафья шея и голова с рожками.

Но эта придумка так просто не прошла. На границе железнодорожники покачали головой:

— Хитро придумали — жирафа под колпак. Только придётся вагон этот отцепить. Не пройдёт жирафья голова под первым же путепроводом. Самой малости не хватит — одного или полутора метров. Но и этого достаточно, чтоб снести с жирафа голову. И будет у вас жираф без головы.

Да, сложная получилась ситуация. И с бегемотом тоже хлопот полон рот. Но об этом потом. А пока что надо рассказать о валдайском медвежонке, поскольку эта глава называется «Мишка валдайский».

Когда Егор Исаевич принимал звериный эшелон, разговор вертелся всё время вокруг бегемота и жирафа. Известное дело: язык всегда вертится вокруг больного зуба. А кончился этот разговор так.

— Хорошо, — сказал Егор Исаевич, — завтра будет готов стеклянный колпак для жирафа, и мы выедем. С бегемотом, я думаю, тоже всё обойдётся. Лосят повезём в кассетах. А вот медвежонка придётся оставить до следующего раза. Медведь для берлинцев не редкость. И без него хлопот много.

С проводником не соглашались. В пересыльном зоопарке «постояльцы» ведь долго не задерживаются. Доктора их проверили: измерили температуру, прослушали лёгкие и сердце, просмотрели кожу и шерсть, и в путь. С медвежатами и того проще. Медведь — зверь простой: если от еды не отказывается — значит, здоров. Его тогда и проверять нечего.

Вот и уговаривали работники пересылки Егора Исаевича: «Возьмите медвежонка, возьмите. Он у нас необычный, смышлёный, можно сказать дрессированный. Валдайские медведи всегда отличаются и красотой, и сообразительностью. А этот валдаец — синеглазый красавчик».

Нет, не взял проводник медвежонка. У него и правда хватало забот с жирафом и бегемотом. А может быть, хотел он, чтобы умный валдаец пока что поучил уму-разуму несмышлёныша Лесика. Кто знает? Так и уехал проводник Дидусенко в необычном поезде со стеклянным колпаком, оставив на пересылке Мишку-валдайца.

А теперь посмотрим, что же случилось на границе с жирафом и как прошло сухопутное путешествие водолюбивого бегемота.


Звериная гостиница | Звери на улице | Дорожные заботы