home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



КАЗНИ В ГУЛАГе

Главное Управление ОГПУ-НКВД, осуществлявшее руководство системой исправительно-трудовых лагерей (ГУЛАГ), б^шо создано по личному приказу И.В. Сталина в 1929 г. и объединяло 53 лагеря с тысячами лагерных отделений и пунктов, 425 колоний и более 2000 спец. комендатур. Организаторами и первыми руководителями ГУЛАГа были: Ф.И. Эйхманс (апрель — июнь 1930), Л.И. Коган (до 9 июня 1932), М.Д. Берман (до 16 августа 1937), И.И. Плинер (до 16 ноября 1938). (Расстреляны в 1937—1938 гг. Реабилитированы.)

В 1936—1937 гг. управления ГУЛАГа в регионах возглавляли: заместитель начальника ГУЛАГа Фирин Самуил Яковлевич; начальники концлагерей: в Украине — Кацнельсон, Белицкий; в Карелии — Коган Самуил Львович; в Северной области — Финкелыитейн; на Соловецких островах — Серпуховский; в Московской области — Раппопорт, Абра-мопольский, Файвидович, Зелигман, Шкляр, Реденс; в Свердловской области — Погребинский, Шкляр; в Казахстане — Полин; в Западной Сибири — Шабо, Гогель; в Верхоуральске — Мезенец; в Ленинградской области — Заковский; в Западной области — Плятт; в Азово-Черноморском районе — Фридберг; в Саратовской области — Пиляр; в Оренбургской области — Райский; на Северном Кавказе — Файвилович; в Башкирии — Зелигман; в Восточно-Сибирской области — Троицкий; в Дальневосточном районе — Дерибас; в Среднеазиатском районе — Круковский; в Белоруссии — Леплевский. 11 июля 1943 г. в соответствии с Указом ПВС СССР от 19 апреля 1943 г. «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев... шпионов и изменников родины и их пособников» был издан приказ НКВД № 00968 «Об организации отделений каторжных работ при ИТЛ НКВД», в соответствии с которым, в частности, «начальнику лагерей Дальстроя» Никишову предписывалось сформировать на добыче золота и олова каторжные лагерные отделения на 10 000 человек, «выделив их от остальных лагерных отделений».

Осужденные-каторжане в лагерном делопроизводстве шли отдельной строкой: для каторжан было принято писать «з/к КТР», в отличие от «з/к ИТЛ» — для остальных (112).

Постановлением Совета Министров СССР № 416—159 сс от 21 февраля 1948 г. «Об организации лагерей и тюрем со строгим режимом для содержания особо опасных государственных преступников» для «шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, правых, меньшевиков, эсеров, анархистов, националистов, белоэмигрантов и участников других антисоветских организаций и групп» в системе ГУЛАГа в шестимесячный срок создавались особые лагеря, общей численностью на 100 ООО человек, в том числе в районах Колымы на Дальнем Севере на 30 ООО человек... Такие лагеря: Степлаг, Минлаг, Дубровлаг, Озерлаг и Берлаг были созданы. Заключенные в них должны были носить номера на одежде. Всего в системе лагерей, тюрем и колоний в 1930—1956 гг. одновременно содержалось 2,5—2,75 млн человек. За годы существования системы ГУЛАГа через него прошли 15—18 млн человек. Смертность заключенных в лагерях ГУЛАГа достигла в 1933 г. — 15,3 %, в 1942 г. — 24,9 % и в 1943 г. — 22,4 % от среднесписочной численности узников. Согласно официальным данным МВД СССР, с 1930 по 1956 г. в системе ГУЛАГа умерли 1606 742 человека (113). Заключенные ГУЛАГа в 1930—1950-х гг. строили каналы (Беломорско-Балтийский канал имени Сталина, канал имени Москвы, Волго-Донской канал имени Ленина); ГЭС (Волжскую, Жигулевскую, Угличскую, Рыбинскую, Нижнетуломскую, Усть-Каменогорскую, Цимлянскую и др.); металлургические предприятия (Норильский и Нижнетагильский МК и др.); объекты советской ядерной программы; железные дороги (Трансполярную магистраль, Кольскую железную дорогу, тоннель на Сахалин, Караганда — Моинты — Балхаш, Северную железную дорогу, вторые пути Сибирской магистрали, Тайшет — Лена (начало БАМа) и другие); а также автомобильные дороги. Учреждениями ГУЛАГа были основаны и построены города Комсомольск-на-Амуре, Советская Гавань, Дудинка, Воркута, Ухта, Инта, Печора, Молотовск, Дубна, Находка, Волжский, Джезказган. Труд заключенных широко использовался на добыче золота и других полезных ископаемых.

В 1938 г. только на Колыме в забоях шахт, рудников и на строительстве дорог работало 93 978 заключенных из 113 930 человек трудоспособного населения. В этом году было добыто 62 008 килограммов химически чистого золота. Заключенные работали в нечеловеческих условиях. В магаданских архивах говорится, что «сокращение норм питания, зачастую ниже установленных норм всем без исключения лагерникам, без установления пайка в зависимости от производительности труда в период массовой промывки золота не могло не отразиться на работе лагерников... За 1938 г. среди заключенных умерло 10 251 человек, главным образом от истощения».

Назначенный руководителем «Дальстроя» старший майор госбезопасности К.А. Павлов приказом № 91 от 26 февраля 1938 г. установил «с 1 марта на открытых горных работах 11-часовой рабочий день для заключенных дневной смены и 10-часовой день для ночных смен». В последующие месяцы продолжительность рабочего дня была увеличена до 16 часов (десятичасовой рабочий день был восстановлен с 1 октября 1938 г., с выходными каждого 10-го, 20-го и 30-го числа). Через два года число заключенных возросло до 176 685 человек, а 1940 г. стал самым «урожайным» на золото в истории Колымы — было добыто 80 028 килограммов золота.

Помимо высокой смертности от невыносимых условий труда и содержания, плохого питания и медицинского обслуживания, многие заключенные были расстреляны по указанию властей. Расстрелы в лагерях и тюрьмах начались сразу же после выхода приказа НКВД № 00447 от 30 июля 1937 г. В первую очередь расстреливали троцкистов и «контрреволюционеров», а также «отказников», сектантов, «за саботаж и попытку восстания», за побеги и т.д. Известны массовые расстрелы заключенных на Колыме, в Воркутинских лагерях и в урочище Сандармох в Медвежьегорском районе Карелии. В колымском «Дальстрое» вдохновителями таких расстрелов были начальники С.Н. Гаранин и К.А. Павлов, а «техническую сторону» вопроса решали палачи: начальник УНКВД по Дальстрою В.М. Сперанский с так называемой московской бригадой в составе чекистов Кононовича, Каценеленбогена (Богена), Бронштейна и Виницкого. Используя методы фальсификации, провокации и прямого физического воздействия, «московская» бригада разрабатывала дело о «Колымской антисоветской, шпионской, повстанческо-террористической, вредительской организации», которая якобы была организована и возглавлялась бывшим директором «Дальстроя» Э.П. Берзиным. По данному делу в числе остальных был арестован и бывший начальник Севвостлага И.Г. Филиппов. Уже через несколько дней он дал следующие показания: «Антисоветская организация, активным участником которой я состоял, ставила перед собой основную задачу — свержение Советского правительства. В этих целях организация вела практическую работу в направлениях: а) подготовки на Колыме вооруженного выступления против советской власти в момент возникновения конфликта между СССР и Японией или же Германией; б) подготовки и совершения террористических актов против руководителей Коммунистической партии и Советского правительства; в) возбуждения местного коренного населения против советской власти; г) широкого вредительства во всех областях хозяйства Дальстроя; д) передачи различных сведений иностранным разведкам. Кроме того, организацией переправлялось за границу золото... Вредительство по линии лагерей проводилось под моим и Берзина непосредственным руководством... Мы считали заключенных на Колыме своими людьми и старались всемерно улучшить их материально-бытовое положение...» (114: 217).

«Тройкой» НКВД по «Дальстрою» до начала декабря 1937 г. были рассмотрены дела около 3000 человек, по которым вынесено 2428 расстрельных приговоров. С 16 декабря 1937 г. по 15 ноября 1938 г. «тройка» рассмотрела еще 10 734 дела, по которым был расстрелян 5801 человек. Таким образом, общее количество казненных более чем за год деятельности «тройки» УНКВД было не менее 8000 человек, включая вольнонаемных работников «Дальстроя» (114: 218). В «Справке по делу вскрытой на Колыме антисоветской шпионской, террористическо-повстанческой, вредительской организации», подписанной 4 июня 1938 г. начальником УНКВД по «Дальстрою» В.М. Сперанским, приводились следующие данные: репрессировано вольнонаемных — 285 человек, среди которых выявлены 150 шпионов, работавших на 12 разведок, в том числе: на японскую — 52 человека, на немецкую — 35, польскую — 21, итальянскую и литовскую разведки — по 2 человека. В «Справке» также отмечалось, что «... в погранзоне Охотского побережья ликвидирована японская шпионская сеть организации в 116 человек», включая: 54 кулака, 17 служителей культа, 11 бывших жандармов и полицейских, 3 родовых князя и т.д. Все репрессированы по 1-й категории». Кроме того, в «Справке» было указано, что уже «арестовано и осуждено заключенных 3302 человека». В это число входило: «троцкистов и правых — 60 %, шпионов, террористов, вредителей и других контрреволюционеров — 35 %, бандитов и воров — 5 %»(115).

Расстрелы заключенных проводились в Магадане, на так называемой «Серпантинке», на «Мальдяке» и некоторых других приисках «Дальстроя».Так, 13 августа 1938 г. на прииске «Мальдяк» по двум актам было расстреляно 159 человек. Тела всех расстрелянных затем были «зарыты в землю в районе 3-й командировки прииска “Мальдяк”». Принимавший участие в расстреле сотрудник НКВД А.И. Гарусов позже показывал: «В начале августа 1938 г. я был командирован начальником РО НКВД Мельниковым на прииск “Мальдяк” в распоряжение члена бригады Богена. По прибытии в его распоряжение Боген поручил мне и группе товарищей проводить следствие, давая сроки за три часа заканчивать 20 дел. Когда мы ему жаловались на непосильную работу, он прямо приказывал бить арестованных. Боген сам показал нам пример, вызвал одного заключенного и избил кочергой, после чего и мы били, чем придется. Через несколько дней приехал капитан Кононович с прокурором Метелевым в 2 часа ночи и к 6 часам утра рассмотрели больше 200 дел... 133—135 приговорили к высшей мере наказания. Прокурор арестованных не смотрел и ни с кем из них не разговаривал» (116).

О самом страшном расстрельном месте Колымы — «Серпантинке» — свидетельствует А.И. Солженицын: «...расстреливали каждый день 30—50 человек под навесом близ изолятора... Ожесточение колымского режима внешне было ознаменовано тем, что начальником УСВИТлага (Управление Северо-Восточных лагерей) был назначен Гаранин, а начальником Дальстроя вместо комдива латышских стрелков Э. Берзиня — Павлов... Тут отменили (для Пятьдесят Восьмой) последние выходные... летний рабочий день довели до 14 часов, морозы в 45 и 50 градусов признали годными для работы, “актировать” день разрешили только с 55 градусов. По произволу отдельных начальников выводили и при 60... Еще приняли на Колыме, что конвой не просто сторожит заключенных, но отвечает за выполнение ими плана, и должен не дремать, а вечно их подгонять. Еще и цынга, без начальства, валила людей. Но и этого всего оказалось мало, еще недостаточно режимно, еще недостаточно уменьшалось количество заключенных. И начались “гаранинские расстрелы”, прямые убийства. Иногда под тракторный грохот, иногда и без...» (117).

27 сентября 1938 г. С.Н. Гаранин был арестован как «польский шпион» и обвинен в проведении необоснованных массовых репрессий. После ареста был распространен слух о «разоблачении японского шпиона», который под видом убитого им Гаранина занимался вредительством и уничтожал заключенных. 17 января 1940 г. заседание Особого совещания НКВД СССР приговорило С.Н. Гаранина «за участие в контрреволюционной организации заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на 8 лет». Позже этот срок был продлен. Согласно справке 1-го отдела Печерского ИТЛ МВД СССР, «Гаранин Степан Николаевич умер 9 июля 1950 г.». Реабилитирован 6 февраля 1990 г. В апреле 1940 г. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила бывшего начальника УНКВД по «Дальстрою» Сперанского по статьям 58—7 и 58—11 УК РСФСР к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор приведен в исполнение. Каценеленбоген (Боген) М.Э. 7 июля 1941 г. Военной коллегией Верховного суда СССР также приговорен к расстрелу.

Массовые расстрелы заключенных в Воркутинских лагерях проводились по приговору «тройки» по Архангельской области «за вновь совершенные преступления в лагере». С 29 сентября 1937 г. по 15 марта 1938 г. «тройка» на 18 заседаниях вынесла 2633 приговора заключенным (в среднем 146 приговоров за заседание), из них 1311 приговоров (49,8 %) — по политическим обвинениям. Работу «тройки» характеризуют такие факты: заключенный Н.П. Лукин был расстрелян 29 декабря 1937 г., а 2 января 1938 г. «тройка» вторично приговорила его к расстрелу. Заключенный А.П. Можаев был трижды приговорен к расстрелу на заседаниях «тройки» 5, 9 и 11 января 1938 г. Из расстрельных актов следует, что четыре человека были расстреляны дважды. Заключенного Рахима Хасанова расстреляли уже после того, как было выяснено, что по ошибке был расстрелян его однофамилец Алим Хасанов. В актах в числе расстрелянных значатся Бесфамильный 1, Бесфамильный 2 и Бесфамильный 3, видимо сектанты-скрытники, отказавшиеся от какого-либо сотрудничества с властями и не назвавшие в лагере свои фамилии (118).

Расстрелы проводились на лагпунктах Кирпичный завод, недалеко от Воркуты, и Новая Ухтарка. Карательной операцией руководил присланный из Москвы оперуполномоченный ГУЛАГа лейтенант Е.И. Каш-кетин. Большое число заключенных в условиях перенаселенных лагерей нельзя было быстро и незаметно казнить «обычным способом», поэтому заключенных партиями «переводили» в «другой лагерь» и в тундре расстреливали пулеметным огнем из засады. Живых добивали из револьверов. Могилы казненных до сих пор не найдены. Эти события стали известны среди заключенных как «кашкетинские расстрелы» (119). Массовые расстрелы заключенных проводились также в лесном урочище Сандармох в Медвежьегорском районе Карелии, в 9 км от поселка Повенец. Урочище Сандармох — одно из самых больших на северо-западе России захоронений жертв сталинских репрессий 1937—1938 гг., где на площади 7,5 гектара захоронено свыше 9500 человек 58 национальностей.

Кроме заключенных — строителей Беломорско-Балтийского канала и Соловецкого лагеря, в урочище Сандармох казнили также спецпо-селенцев и жителей окрестных сел. Всего в урочище были обнаружены 236 расстрельных ям. Как и везде, расстрелы проводились тайно, и первые захоронения были обнаружены лишь в июле 1997 г. В число казненных в Сандармохе входят и жертвы массового расстрела 1111 заключенных так называемого соловецкого этапа. Среди них — выдающиеся мастера культуры, государственные деятели, священнослужители из многих республик СССР. 27 октября 1937 г. этап погрузили на баржи, потом его след потерялся. Много лет существовало предположение, что людей утопили в Белом море. Однако в 1995 г. директор Санкт-Петербургского центра «Мемориал» Вениамин Иоффе нашел в архивах управления ФСБ в Архангельске документы, в частности расстрельные списки. Исполнителем приговоров был капитан НКВД Михаил Матвеев, заместитель начальника АХУ УНКВД Ленинградской области. Ему «ассистировал» помощник коменданта УНКВД Ю. Алафер. Из протокола допроса обвиняемого Матвеева Михаила Родионовича от 13 марта 1939 г.:

— Вы принимали участие в операциях по приведению приговоров в исполнение над осужденными к высшей мере наказания?

— Да, в таких операциях я принимал участие неоднократно, начиная с 1918 г., с перерывом с 23-го по 27-й год.

— Были ли вы командированы в период с 37-го года на операцию по приведению приговоров в исполнение в НКВД Карельской СССР?

— В 1937 г. примерно в октябре или ноябре месяце я от бывшего замначальника управления НКВД по Ленинградской области Гарина получил распоряжение выехать на станцию Медвежья гора в Беломорский Балтийский комбинат, во главе бригады по приведению приговоров в исполнение над осужденными к высшей мере наказания, что было мной выполнено в течение примерно 20—22 дней.

— Кто непосредственно приводил приговора в исполнение, и в чем заключалась обязанность остальных членов вашей бригады?

— Непосредственно приводили приговоры в исполнение я, Матвеев Михаил Родионович и Алафер, помощник коменданта.

— Расскажите, как приводились вами приговора в исполнение над осужденными.

— Осужденных к высшей мере наказания привозили на машине в предназначенное для этого место, то есть в лес, вырывали большие ямы и там же, то есть в указанной яме приказывали арестованному ложиться вниз лицом, после чего в упор из револьвера в арестованного стреляли.

— Имели ли место случаи избиения арестованных до приведения приговора в исполнение?

— Да, такие случаи действительно имели место (120).

В начале «операции» случилось ЧП. Кто-то из «обслуживаемого контингента» пронес с собой нож, и во время перевозки к месту расстрела заключенные перерезали веревки, напали на конвой и попытались совершить побег. «Работу» приостановили на четыре дня и возобновили первого ноября, после усовершенствования технологии казней. Приговоренных «готовили» в трех комнатах барака, расположенных анфиладой. В первой комнате — «сверяли личность», раздевали и обыскивали. Во второй — раздетых связывали. В третьей — раздетых и связанных оглушали ударом деревянной «колотушки» по затылку. Потом грузили в машину, человек по сорок, и накрывали брезентом. Члены «бригады» садились сверху. Если кто-то из лежащих внизу приходил в себя, его «успокаивали» ударом «колотушки». По прибытии на полигон людей сбрасывали по одному в заготовленную яму, на дне которой стоял Матвеев. Он лично стрелял каждому в затылок. Трупы присыпали известью и засыпали. Расстрелы проходили накануне 20-летия Великой Октябрьской социалистической революции, 27 октября, 1,2,3 и 4 ноября 1937 г. Всего были расстреляны 1111 человек: один по ходу дела умер, а четверо были истребованы и этапированы в следственные тюрьмы.

Михаил Родионович Матвеев с формулировкой «за успешную борьбу с контрреволюцией» был награжден орденом Красной Звезды (121). Расстрелы предписывалось проводить в строжайшей тайне, однако в какой-то момент произошла «утечка». Члены спецбригады — Бондаренко, Шондыш и Миронов — были уличены в жестоком обращении с приговоренными к смерти. Началось судебное разбирательство. Материалы следствия по делу Шондыша и Бондаренко (они были впоследствии расстреляны) и дали «мемориальцам» ключ к поиску места расстрела. Среди расстрелянных было около 300 узников из Украины — цвет украинской интеллигенции: историк Матвей Яворский, профессор филологии, поэт-неоклассик Николай Зеров, режиссер Лесь Курбас, драматург Николай Кулиш, министр образования У HP Антон Крушельницкий и его сыновья Остап и Богдан, министр финансов УССР Михаил Полоз, писатели Михаил Козориз, Мирослав Ирчан, Олекса Слисаренко, Валерьян Полищук, Павел Филиппович, Григорий Эпик, Михаил Яловый, Валерьян Пидмогильный, Марко Вороный... Среди тех, чей последний адрес — Сандармох, были и знаменитый адвокат россиянин А. Бобрищев-Пушкин (защитник Бейлиса и Пуришкевича), создатель Гидрометеослужбы СССР датчанин по национальности А. Вангенгейм, московский литературовед сибиряк Н. Дурново, основатель удмуртской литературы Кузебай Герд, белорусский министр Ф. Волынец, татарский общественный деятель И. Фирдевс, председатель московского цыганского табора Г. Станеско, грузинские князья Н. Эристов и Я. Андронников, профессор истории ВКП(б) еврей Пинхус Глузман, черкесский писатель князь X. Абуков, корейский деятель Тай До, православные епископы Алексий (Воронежский), Дамиан (Курский), Николай (Тамбовский), Петр (Самарский), лидер баптистов СССР В. Колесников, отец П. Вейгель — посланный Ватиканом для проверки данных о преследовании верующих в СССР, и многие другие.


КАЗНИ ПО СТАЛИНСКИМ СПИСКАМ | Палачи и казни в истории России и СССР | ИСТОЧНИКИ И ПРИМЕЧАНИЯ