home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



БОРЬБА С ДЕЗЕРТИРАМИ И «ЧЛЕНОВРЕДИТЕЛЯМИ»

Дезертирство (от фр. desertion) — самовольное оставление места военной службы. Членовредительство — нанесение телесного повреждения (увечья конечностей, повреждения органов зрения, слуха и т. п.), искусственное обострение уже имеющихся заболеваний (растравление ран, умышленное переохлаждение и т. п.), а также симуляция с целью уклонения от воинской службы. При этом вред здоровью может быть причинен как самим виновным, так, по его просьбе или с его согласия, и другими лицами.

Дезертирство в военное время законами большинства стран квалифицировалось как измена и дезертиры жестоко карались. Древние египтяне бежавшим во время сражения воинам обрезали языки. Греки лишали дезертиров почетных должностей, одевали в постыдное платье, брили им половину головы и в таком виде выставляли в течение трех дней на торговой площади; за беглого спартанца, как человека бесчестного, не могла выйти замуж ни одна девушка. В 167 г. до н.э. римский полководец Луций Эмилий Павел, разгромивший армию македонского царя Персея, обрек дезертиров и перебежчиков на растерзание дикими зверями. Первая партия дезертиров была растоптана слонами. Спустя 21 год по поводу победы Сципиона Эмилиана над Карфагеном очередная партия дезертиров была отдана на растерзание «зубастым хищникам». Древние германцы вешали дезертиров на деревьях, как изменников; некоторые полководцы обрезали дезертирам носы, уши и языки или выкалывали глаза. В наемных войсках, наряду с побегом со службы, дезертирством считался даже самовольный переход на службу из одной роты в другую или из одного рода войск в другой. За эти нарушения по немецким законам наемников также карали смертью.

В России всех уклоняющихся от государевой службы называли «нетчиками», причем неявка на службу не отличалась от побега со службы даже в военное время. В царствование Петра бессрочная тяжелая служба, строгая дисциплина, постоянные войны и дальние походы привели к увеличению числа лиц, уклоняющихся от службы. Боясь наказания, дезертиры скрывались в лесах, объединялись в шайки и промышляли грабежами и разбоями. Петр жестоко наказывал «нетчиков», в Артикулах 1716 г. «дезертирам и беглецам» была посвящена особая глава (12-я), им же были посвящены и несколько специальных императорских указов. Побег со службы нижних чинов и офицеров карался смертью, а беглые рекруты подвергались наказанию шпицрутенами и клеймению. Доносчики, давшие властям полезную информацию о «нетчиках», награждались половиной, а иногда и всем их движимым и недвижимым имуществом. По воинским уставам XIX века «побегом со службы» считалось «самовольное отсутствие военнослужащего, продолжающееся в мирное время долее 6 дней, а в военное долее 3 дней. Наказанием для офицеров в мирное время служило исключение из службы, или содержание на гауптвахте; в военное — исключение из службы с лишением чинов. Нижние чины за первый побег направлялись в военную тюрьму, за второй — в дисциплинарные батальоны, за третий — лишались всех прав состояния и ссылались на поселение в Сибирь. В военное время побег к неприятелю и побег со службы нескольких военнослужащих по предварительному соглашению расценивался как государственная измена и карался смертью.

Во время Гражданской войны массовое дезертирство было одной из острейших проблем Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА). Осенью 1919 г. из Красной Армии дезертировало солдат в несколько раз больше, чем служило всего в белогвардейских армиях. В период с июня 1919 по июнь 1920 г. из армии дезертировало до 2,6 млн человек, только на Украине было выявлено до 500 тыс. дезертиров (59). Однако громадные мобилизационные ресурсы и жесткие меры по отношению к дезертирам позволяли большевикам с легкостью восполнять эти потери. По приказам Льва Троцкого производились массовые расстрелы солдат и командиров «дрогнувших» частей и дезертиров под Казанью (Свияжск) и на других фронтах. Из сообщения Троцкого (осень 1918 г.): «Причина постьщных неудач на Воронежском фронте — в полной распущенности восьмой армии. Главная вина лежит на комиссарах, не решавшихся принимать крутые меры... Полевые трибуналы приступили к работе. Произведены первые расстрелы дезертиров. Объявлен приказ, возлагающий ответственность за укрывательство дезертиров на совдепы, комбеды и домохозяев... Надеюсь, что перелом будет достигнут в короткий срок». За подписью председателя Революционного военного совета Республики в 1918— 1919гг. на всех фронтах массовыми тиражами издавались листовки, призывающие к борьбе с дезертирами: «Дезертиры — помощники Колчака». «Стой, дезертир! Скажи, кто ты таков? Вспомни, как ты зовешься? Подумай, каков твой долг?». «Дезертир — это человек, который в трудную минуту покидает своих собратьев, стремясь прежде всего спасти свою шкуру...» «Стой, товарищ! Прочти внимательно, что здесь написано. Совет РабочеКрестьянской Обороны, — председатель которого Ленин, — постановил: чтобы дезертиры и все уклонившиеся от призывов на военную службу немедленно явились в ближайший к месту их нахождения Военный Комиссариат» (60).

Массовым было дезертирство и во время Великой Отечественной войны. По разным оценкам, в 1941—1945 гг. из рядов Красной Армии дезертировало 1,7—2,5 млн человек, включая перебежчиков к противнику. (Перебежчики на сторону врага составляли 1,4—1,5 % от числа военнопленных — около 40 ООО человек.) Военными трибуналами осуждено за дезертирство 376 300 человек. Не разыскано дезертиров, бежавших из действующей армии, 212 400 человек. Около 500 тыс. человек, призванных по мобилизации в первые дни войны, пропали без вести и не явились в воинские части (61: Гл. 5).

8 февраля 1942 г. прокурор СССР В.М. Бочков представил Сталину доклад о преступности в Красной Армии за первые месяцы войны, впервые опубликованный в журнале «Коммерсантъ Власть», № 4 (958), 30.01.2012 г. За шесть месяцев войны, писал прокурор, «Военными трибуналами осуждено 90 322 военнослужащих... Из общего числа осужденных Военными трибуналами приговорены к ВМН — расстрелу 31 327 чел. и 58 995 к лишению свободы». Удивительными выглядят сроки расследования дел: «Более половины дел,— сообщал Бочков,— расследовалось в срок до 1 дня, а в срок до 5 дней были расследованы 80,6 % всех законченных следствием дел». В докладе отмечалось, что «...массовые случаи дезертирства имели место главным образом из маршевых частей во время их передвижения на фронт. Значительное количество военнослужащих разбежались во время воздушных бомбардировок эшелонов». «Побеги с поля боя совершаются в подавляющем количестве случаев из трусости и желания спасти собственную шкуру. Чаще всего побеги с поля боя имели место в частях только что прибывших на фронт и еще не обстрелянных. Отрицательно сказывалось укомплектование на фронте целых подразделений из только что прибывшего пополнения. В первые месяцы войны наблюдались случаи массовых побегов с поля боя вследствие проявления паники и трусости со стороны некоторых командиров. Отдельные случаи такого порядка имеют место и в настоящее время».

С началом войны в СССР возрос уровень преступности. В 1942 г. число преступлений выросло на 22 % по сравнению с 1941 г., в 1943-м рост составил 21 % по сравнению с предыдущим годом, а в 1944-м — 8,6 %. Только в 1945 г. наметилось некоторое снижение уровня преступности. При этом наибольший прирост дали тяжкие преступления. Если во второй половине 1941 г. на неоккупированной территории было зарегистрировано 3317 убийств, то в 1944-м — уже 8369, а число разбойны^ нападений и грабежей выросло соответственно с 7499 до 20 124. Бандитские группы пополнялись дезертирами с фронта и уклонистами. По данным Отдела по борьбе с бандитизмом НКВД СССР, с июня 1941 г. по сентябрь 1944 г. было арестовано 1 666 891 уклонистов и дезертиров (62: 92).

Осенью 1941 г. чекисты с тревогой констатировали, что дезертиры начали объединяться в группы. Одну из таких групп организовали четверо красноармейцев, дезертировавших в октябре 1941 г. из войсковой части, находившейся в районе Волхова. С собой они унесли две винтовки, два револьвера, две гранаты и вернулись на родину в Чухломской район Ярославской области. Там они поселились в вырытой в лесу землянке, начали терроризировать местное население и ограбили несколько государственных складов. Сотрудники НКВД в феврале 1942 г. попытались ликвидировать банду. В результате операции погибло восемь сотрудников правоохранительных органов и один из бандитов. Остальных преступников задержали через несколько суток. Всего же в 1942 г. в Ярославской области при задержании дезертиров погибло десять сотрудников НКВД. При этом было ликвидировано 47 бандитских групп, убито 10 и арестовано 158 дезертиров. В ходе операций изъято 7 автоматов, 58 винтовок, 46 охотничьих ружей, 55 револьверов, 26 гранат и 3892 патрона. Осенью 1942 г. в лесах и болотах Владимирской области начали действовать вооруженные группы «торфяников», ликвидировать которые правоохранительные органы смогли лишь к концу войны. Наибольшее число дезертиров было в 1941 и 1942 гг. Только за 1942 г. в Горьковской области были выловлены и осуждены 4207 дезертиров, при этом были задержаны далеко не все.

В послевоенные годы жители вспоминали о целых лесных районах, в которых скрывались беглецы из армии и уклонисты. Дезертиры, имея оружие, совершали дерзкие набеги на населенные пункты. Так, в один из майских дней 1942 г. группа пьяных дезертиров средь бела дня напала на деревню Ломовка. Выйдя на центральную улицу, они открыли шквальный огонь по домам местных активистов: председателя сельсовета, его секретаря и комсомольцев-колхозников. Активисты успели укрыться, при обстреле погибла рядовая колхозница, а дезертиры ушли безнаказанными. В первые месяцы того же года дезертирами был совершен ряд убийств в Сергачском, Городецком и Борском районах Горьковской области. В городе Муром бандиты, дезертировавшие из Красной Армии с оружием, только при ограблении одного дома убили шесть человек. При этом погибла вся семья эвакуированного из Ленинграда профессора Буйновского.

Заместитель начальника УНКВД Горьковской области М.С. Балыбер-дин писал секретарю.обкома: «В ряде районов партийно-политическая работа в направлении усиления революционной бдительности проводится совершенно недостаточно. Например, в Краснооктябрьском районе оперативной группой областного управления милиции выявлено и задержано свыше 50 дезертиров и уклоняющихся от призыва в Красную Армию. При проведении операций установлено проявление группового дезертирства, сочувственное отношение части населения к пойманным дезертирам, укрывательство дезертиров, в том числе местными активистами, демонстративные проводы пойманных дезертиров» (63).

В Сталинградской области только во второй половине 1941-го — январе 1942-го были ликвидированы двенадцать банд общей численностью 279 человек. Помимо этого, органы НКВД задержали 914 дезертиров и 814 уклонистов от службы в армии. В Саратовской области за 1942 г. были выловлены 5700 дезертиров, а рекорд был поставлен в Сталинградской области в 1944 г. — шесть тысяч дезертиров. В июле — сентябре 1944 г. по приказу Берии органы НКВД, НКГБ, прокуратуры и СМЕРШ провели масштабную операцию по выявлению дезертиров и уклонистов. В результате были арестованы 87 923 дезертира и 82 834 уклониста. Из числа задержанных 104 343 человека были переданы в райвоенкоматы и пополнили ряды Красной Армии на заключительном этапе войны. Не каждого пойманного дезертира настигала суровая кара. Смертная казнь в отношении них применялась примерно в 8—10 % случаев. К высшей мере приговаривали только за неоднократное дезертирство и дезертирство, связанное с грабежами и другими тяжкими преступлениями (64: Гл. 7).

В годы Великой Отечественной войны число случаев бандитизма с участием дезертиров и уклонистов особенно возросло в отдаленных районах СССР. Типичной примером является банда Павлова в Томмотском районе Алданского округа Якутской АССР. Свое название банда получила по имени организатора Егора Павлова — 50-летнего эвенка. До войны он был членом ВКП(б) и занимал должность председателя колхоза. В августе 1942 г. из возглавляемого Павловым колхоза начался массовый выход колхозников. Почти одновременно из него вышли восемь промыслови-ков-охотников, которые с семьями ушли в тайгу, к ним присоединились единоличники и несколько родственников-уклонистов. 22 ноября 1942 г. бандиты напали на табор оленевода Хатырхайского прииска. Их трофеями стали двадцать оленей, принадлежавших прииску. На следующий день атаке подвергся участок «Крутой», где бандиты произвели подворный обыск и массовое изъятие оружия у населения. Попутно ими был ограблен местный магазин и взяты «пленные» — рабочие старательских бригад. В центре Хатырхайского прииска бандиты напали на контору с целью грабежа золота и денег. Однако вооруженный отряд во главе с начальником прииска и парторгом дал отпор нападавшим. Перестрелка длилась до поздней ночи. Бандиты несколько раз пытались поджечь здание, но им это не удалось. Вечером они взломали склад с продовольствием и, загрузив товарами 15 нарт, отправили добычу в тайгу. Перед уходом бандиты подожгли радиостанцию, а выбежавшую оттуда безоружную женщину, врача местной приисковой больницы, застрелили. В дальнейшем нападения на прииски следовали одно за другим. Только в феврале 1943 г., со значительными потерями личного состава, сотрудники НКВД сумели обезвредить банду.

В том же году на приисках стала действовать еще одна банда из дезертиров, уклонистов и уголовников во главе с неким Шумиловым. Бандитам удалось захватить прииск «Огонек» и, перестреляв представителей местных органов власти и сотрудников НКВД, забрать все имевшееся там золото. Затем нападениям подверглись прииски «Евканджа» и «Светлый». Розыск «шумиловцев» дорого обошелся органам НКВД. В июле в засаду, организованную бандитами, попала и была уничтожена в полном составе оперативная группа во главе с лейтенантом госбезопасности А. Коробовым. Вновь созданной оперативной группе с потерями удалось уничтожить бандитов. Государству были возвращены свыше 115 кг промышленного золота и другие награбленные ценности (65).

Поданным Отдела борьбы с бандитизмом НКВД СССР, в 1941—1943 гг. в стране было ликвидировано 9161 бандитская группа общей численностью 54130 человек, из них на Северном Кавказе действовало 963 бандитских группы, численностью 17 563 преступника. В первой половине 1944 г. была пресечена деятельность 1727 бандитских формирований численностью 10 994 человека, в том числе на Северном Кавказе — соответственно 145 бандитских групп и 3144 преступников. Милиция не могла справиться с армией бандитов, и ей на помощь пришли внутренние войска НКВД. Всего за время войны внутренние войска провели 9292 операции по борьбе с бандитизмом, уничтожили 47 451 и захватили в плен 99 732 бандита, кроме того, пограничными войсками НКВД ликвидировано 828 банд, в состав которых входило 48 тысяч бандитов (62:98).

В вермахте за 1939—1942 гг. за дезертирство приговорено к смертной казни 2271 чел., в том числе 11 офицеров. Всего с 1939 по 1944 г. немцами расстреляно 7810 дезертиров, количество перебежчиков на сторону противника — 29.

Членовредительство как способ уклонения от воинской службы во все времена и у всех народов считалось одним из тягчайших воинских преступлений. История членовредительства теряется в веках. Известно много способов уклонения от воинской службы. Самый старый из них это применение рубящих орудий. Еще в легионах Цезаря наблюдались случаи отрубания пальцев рук или ног с целью уклонения от военной службы. До наших дней дошли сведения о том, что некий Кай Вацей был приговорен к пожизненному заключению за то, что, желая уклониться от военного похода, отрубил себе большой палец на левой руке. Известно и то, что император Август жестоко наказал своего врача, бросив его в клетку с тиграми за то, что, не желая отправить на войну двух своих сыновей, он отрубил им по одному пальцу на каждой ноге. А во времена императора Константина был принят закон, предусматривающий клеймение членовредителей каленым железом. Жестоко наказывали солдат за уклонение от службы в наполеоновской армии. Известен исторический факт, когда проиграв сражение, Наполеон заподозрил в уклонении от службы 20 тыс. своих солдат и приказал расстрелять каждого десятого из них. Только вмешательство главного хирурга французской армии предотвратило это беспрецедентное кровопролитие. В России первые упоминания о наказаниях за членовредительство относятся к началу XVIII века. В воинском артикуле Петра I есть параграф, предусматривающий жестокое наказание за уклонение от службы путем причинения вреда собственному здоровью.

Членовредительство было довольно распространенным явлением во время Первой мировой войны в армиях обеих воюющих сторон.

Членовредительство было и в РККА в Гражданскую войну. Об этом свидетельствуют листовки «Долой самострелы!», выпускаемые массовыми тиражами от имени Реввоенсоветов армий (66).

О степени распространения членовредительства во время советско-финской войны свидетельствует диалог Сталина с комиссаром А. Запорожцем: «Запорожец. Много было самострелов и дезертирства. Сталин. Были дезертиры? Запорожец. Много. Сталин. К себе в деревню уходили или в тылу сидели? Запорожец. Было две категории. Одна — бежала в деревню, потом оттуда письма писала. Я считаю, что здесь местные органы плохо боролись, вторая — бежала не дальше обоза, землянок, до кухни. Таких несколько человек расстреляли. Сидят в землянке 3—5 человек, к обеду выходят на дорогу, видят — идет кухня, возьмут обед и опять в землянку. Когда появился заградительный отряд НКВД, он нам очень помог навести порядок в тылу, до этого с тылом было тяжелое положение. Вот был такой случай в 143-м полку. В течение дня полк вел бой, а к вечеру в этом полку оказалось 105 человек самострелов. В одном полку 105 самострелов. Сталин. В левую руку стреляют? Запорожец. Стреляют или в левую руку, или в палец, или в мякоть ноги, и ни один себя не изувечит. Сталин. Дураков нет. (Смех.)» (67:242).

Большое количество членовредителей, или, как их еще называли, «самострелов», было в годы Великой Отечественной войны. В начале войны широкое распространение получила «технология», когда самострелы простреливали себе руку или ногу, нанося не опасное для жизни ранение для того, чтобы быть отправленным в тыл. В докладе Главного военного прокурора Носова Сталину о преступности в Красной Армии за первые месяцы войны от 8 февраля 1942 г. говорится: «В декабре наблюдается большой рост осужденных за членовредительство. Это объясняется усилением борьбы и более умелым разоблачением членовредителей, но несомненно и то, что количество членовредителей возросло. Проведенные мероприятия по борьбе с дезертирством создали в массе мнение, что дезертирство безнаказанно не пройдет, поэтому малоустойчивые элементы стараются уклониться от участия в боях под видом ранения в бою. Членовредители прибегают в основном к самострелу. При этом характерно, что все возрастающее количество членовредителей прибегают к ухищренным способам самострела без признаков близкого выстрела, что, естественно, затрудняет их разоблачение. В частности, отмечены случаи членовредительства по взаимному сговору... В некоторых военных округах установлены многие факты, когда членовредители занимались курением чая и хмеля, впрыскиванием керосина под кожу и т. п. ...Существенным пробелом в борьбе с членовредительством является недостаточная подготовка врачебного состава санитарных учреждений, действующих на передовых позициях, к распознаванию более сложных форм членовредительства, вследствие чего получается запоздалое разоблачение членовредителей лишь в тыловых санитарных учреждениях, а зачастую членовредители и вовсе не разоблачаются...» (68).

С самострелами стали вести жестокую борьбу. Были разработаны специальные инструкции врачебному персоналу по опознаванию самострелов, где были указаны признаки их отличия от «нормального» ранения. При самостреле, обычно, стреляют на близком расстоянии или чаще в упор; поэтому около раны образуется ожог и заметны следы от газов, вырывающихся из дула оружия. По этим признакам и стали отличать самострелы. После серии разоблачений и суровых наказаний, во избежание попадания частиц пороха в рану и на кожу, самострельщики стали простреливать себе руки и ноги через мокрые тряпки или через кусок хлеба. Ожоги исчезли. Выяснив это, врачи стали определять самострел по траектории движения пули через тело человека, по отдельным деталям ранения. Самострельщики стали стрелять друг в друга с большего расстояния. Кроме «самострелов», для уклонения от боевых действий получили распространение и другие варианты членовредительства, такие как «попадание» ног под проезжающий транспорт, отрубание пальцев на правой руке самостоятельно или с помощью, подрывание запала от гранаты в руке и другие. Получили распространение также растравливание ран в госпиталях различными веществами с целью увеличения срока выздоровления, искусственная провокация и симуляция различных болезней и т. д.

Число самострелов особенно возрастало перед боями. Так, в мае 1942 г. число самострелов было вдвое выше, чем в июле 1941-го. На Северо-Западном фронте в мае 1942 г. было отмечено самострелов почти в девять раз больше, чем в январе того же года. Вследствие этого 18 июля 1942 г. Главный военный прокурор Красной Армии отдал приказ военным прокуратурам фронтов и отдельных армий применять в случае самострелов смертную казнь. После этого военные трибуналы приговаривали за самострел к расстрелу (69).

В октябре 1942 г. политотдел Сталинградского фронта доложил в Москву, что пораженческие настроения подавлены, и число переходов на сторону противника, дезертиров и самострелов значительно снизилось. За время Сталинградской битвы 13 500 военнослужащих были приговорены военными трибуналами к смертной казни. Расстреливали за отступление без приказа, за самострельные ранения, за дезертирство, за переход на сторону противника, мародерство и антисоветскую агитацию. Солдаты также считались виновными, если не открывали огонь по дезертиру или бойцу, пытавшемуся сдаться в плен.

Э. Бривор в книге «Сталинград» описывает случай, который произошел в конце сентября, когда немецкие танки своей броней прикрывали группу солдат, пожелавших сдаться в плен, так как с советской стороны на них обрушился массированный огонь. Показательна также судьба солдата, уроженца города Смоленска, который попал в плен в августе во время боев на Дону, но вскоре бежал. Когда он добрался до своих, то был арестован как предатель и отправлен в штрафной батальон, откуда уже по собственной воле перешел на сторону немцев. «Комиссары считали, что одна из причин дезертирства — безответственность и попустительство со стороны офицеров. Это было не совсем так. Во многих случаях офицеры, не задумываясь, использовали свое исключительное право расстреливать за неисполнение приказа или за отступление с поля боя. Часто и сами офицеры становились жертвами суровой дисциплины. Когда в ночь с 17 на 18 октября из 204-й стрелковой дивизии (64-я армия) исчезли двое солдат, полковое начальство приказало командиру батальона расстрелять лейтенанта — командира роты, из которой убежали солдаты. Лейтенант, девятнадцатилетний юноша, прибыл в полк всего пять дней назад и вряд ли даже знал в лицо тех двух дезертиров. Командир батальона вынужден был подчиниться приказу и в присутствии полкового комиссара расстрелял лейтенанта» (70).


СУДЬБЫ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТОВ — ГЕРОЕВ СОВЕТСКОГО СОЮЗА | Палачи и казни в истории России и СССР | «ЗАЧИСТКА» ТЮРЕМ В НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ