home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Но были и хорошие новости: успел зарядиться мой мобильник. Я активировала карту оплаты и сообщила новый номер Доне. А потом пулей вылетела за дверь и позвонила Кевину. Опять не повезло — включилась голосовая почта.

— Привет, Кев. Это я, Селия. Направляюсь в Берчвудз, чтобы повидаться с Вики. Может, она сумеет навести меня на логово моего повелителя. Кстати, я в курсе, что сегодня тебе нужно ехать в пустыню. Свяжусь с тобой завтра утром. Пожалуйста, не волнуйся за меня.

Моя просьба была бесполезной. Он уже беспокоился. Но, по крайней мере, Кевин не сможет отругать меня за то, что я не дала о себе знать.

А не звякнуть ли мне в Берчвудз и предупредить Вики о моем визите? Не стоит: с трех до пяти у нее — сеансы групповой психотерапии. Когда она получит сообщение, я, конечно, буду в клинике. Кроме того, я еще пребывала в легком потрясении после недавнего видения. Я хотела хотя бы на минуту отрешиться от всего.

Я набрала номер телефона, который был указан в документах, относящихся к договору об охране принца. «Данный номер не обслуживается», — заявил механический голос. Скверно. Ведь я решила разобраться с королевской семейкой. И если моя идея не понравится Гибсону… мне наплевать.

Положив мобильник на пассажирское сиденье, я завела мотор, выбрала не короткую скоростную трассу, а путь вдоль океана. Сейчас на шоссе — плотный трафик и пробки, а меня неудержимо влекло к морю. Я погнала свою «Миату» по извилистым дорогам. Солнце клонилось к закату, и тени удлинялись. Старые деревья и стены, огораживающие частные владения, обеспечивали безопасность, но пейзаж не выглядел мрачно. В воздухе чувствовался привкус соли. Пронзительные крики чаек звучали громче обычного, но не вызывали у меня раздражения. Большинство местных жителей считает этих птиц крылатыми крысами. На Востоке такое же отношение к голубям. А мне нравятся чайки… люблю смотреть, как они парят в воздухе, пикируют вниз и качаются на волнах. В итоге я отважилась открыть окно и принялась за ними наблюдать.

Меня подташнивало. Я струхнула после диких приключений, и вдобавок со вчерашнего дня у меня во рту не было ни крошки. Одну трапезу я могу пропустить без труда, но если перерыв становится слишком долгим, то я делаюсь ворчливой, а аппетит у меня пропадает вообще. Нужно будет заставить себя поесть — но позже. Теперь мне надо покопаться в воспоминаниях моей лучшей подружки: ведь вампиров Вики изучала уже два года. Надеюсь, мое подарочное зеркало ей пригодится в плане получения полезной информации.

И я собиралась переночевать в больничной церкви. До сих пор я неплохо противостояла антивампирским орудиям, но ни разу не проверяла себя на святой земле. Мысли заметались у меня в голове. Нужно сосредоточиться. «Движемся вперед, шаг за шагом, — думала я. — Сначала — Вики. Потом — безопасный ночлег. Когда рассветет и Кевин вернется с охоты, мы с ним поговорим об остальном».

Стоило мне вспомнить о друзьях, и происшествие моментально перестало казаться таким ужасным. Кроме того, я тоже не сидела сложа руки. В конце концов найдем верное решение.

Возможно.

Я сделала глубокий вдох и попыталась убедить себя в том, что я владею ситуацией. Я верила в это, пока в салоне «Миаты» вдруг не стало холоднее.

Я еще не упоминала, что общаюсь с духами? Подобная странность у меня наблюдалась с подросткового возраста. А моя младшая сестра действительно была мощным медиумом. То ли наша фамилия — Грейвз[8] — досталась нам от «даровитого» предка, то ли судьба сыграла очередную шутку… Не знаю. Но я рада, что не родилась с этим «даром». Мертвые часто пытаются войти в контакт со мной, но испытывают трудности. Поэтому пробиться ко мне способны только самые могущественные духи — включая счастливчика, который прицепился ко мне, когда умерла его носительница. Моя сестренка Айви.

Появляется она лишь изредка, но ее посещения не забываются. Будь я медиумом, она бы использовала мое тело, и тогда я вещала бы ее голосом. Но я же не контактер. Порой такой расклад очень злит Айви, и тогда вокруг меня начинался полтергейст. Дети бывают капризны. Ребенок-призрак дает фору по всем позициям. Не лучший вариант, когда ты за рулем.

Я свернула в ближайший переулок и затормозила у тротуара. От моего дыхания лобовое стекло запотело. Температура резко понизилась. Налицо — первый признак появления потустороннего существа.

— Я знаю, что ты здесь. Привет. Только не балуйся с «Миатой», Айви, — тихо произнесла я. Тут нельзя нервничать: дух может разбушеваться, и конец.

Потолочный светильник мигнул один раз. Заработал наш тайный код. Один раз — «да». Два — «нет».

— Айви, это ты?

Две вспышки. Нет?

Почему же ему известны наши сигналы? Умеют ли духи говорить? Если они к кому-то обращаются, обычно у них есть веская причина. Но ведь между собой у них тоже происходит контакт? Или нет… Я попыталась воскресить в памяти университетские лекции. Духи обычно присоединяются к человеку или предмету, который был для них важен при жизни. Еще им необходимо закончить какое-то дело. И пока оно остается незавершенным (или пока тело умершего не кремируют), душа не покидает наш мир. Беда заключалась в том, что я не успела выяснить, чего хочет от меня Айви.

Религиозные люди почти никогда не превращаются в призраков. Значит, ко мне «стучался» кто-то другой.

Собственно говоря, верующих среди моих друзей и близких не имелось — кроме бабушки. Конечно, моя работа весьма специфическая, поэтому надо приготовиться к неожиданностям. Может, здесь Боб Джонсон? Если да, то время он выбрал подходящее, и однажды он находился рядом в момент появления Айви. Хотя зачем ему понадобилась моя персона? Я словно была не в машине, а в морозильнике мясного отдела супермаркета. Я поежилась, кожа покрылась пупырышками.

— Боб?

Две вспышки. Опять ошибка. Дух начал сердиться. Воздух электризуется. Волоски на затылке встали торчком.

— Спокойно. Вместе мы что-нибудь придумаем, — сказала я и меня осенило. — Попытайся сконцентрироваться и написать инеем на стекле свое имя.

Духи взрослого человек, как правило, такое умели.

Я указала на покатую поверхность лобового стекла. В ответ температура понизилась. У меня непроизвольно застучали зубы. Порыв арктического ветра пронесся по салону и затих. А я, будто зачарованная, смотрела на то, как на поверхности стекла возникают буквы.

Вики.

На миг у меня остановилось сердце, закружилась голова. Нет. НЕТ! Она же не…

— Вики? — хрипло прошептала я. У меня на щеках застыли слезы, к горлу подкатил ком — твердый, как камень.

Призрак откликнулся. «Миата» принялась раскачиваться взад и вперед, включился радиоприемник, и из динамиков полился вой и треск статики. Я поморщилась. Яростно замигали потолочный светильник и фары.

— Перестань. Вики, ты должна прекратить это, — взмолилась я. — Пожалуйста. Ты причиняешь мне боль.

И полтергейст разом прекратился, но теплее не стало. Значит, она не ушла.

— Вики, что случилось? Ты ведь хорошо себя чувствовала! — всхлипнула я и схватила пакет с фотографиями. — Видишь? Ты была такая веселая.

Что за бессмыслица!

А невидимая рука опять писала новые слова. Вики выводила букву за буквой. Наконец я прочла:

Люблю тебя.

И она исчезла.


Глава 8 | Песнь крови | Глава 10