home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



10.Астраханская армия и «Юго-Восточный союз»

Особое место в сфере дипломатии уделялось вопросам сотрудничества с соседями — областями Казачьих войск. На переговорах с другим «германским ставленником» — Донским Атаманом генералом П.Н. Красновым — и Кубанской Радой Гетман Скоропадский поднял вопрос о военно-политическом союзе всех казачьих войск — недавних «жемчужин в короне Российской империи» — тем более, что по многим вопросам позиции Украинской Державы, Дона и Кубани практически совпадали. Особенно рассчитывал Гетман Скоропадский на дружественные отношения Украинской Державы с Кубанью, населенной фактически потомками запорожских козаков, переселенных на Кубань при Императрице Екатерине Великой, но свято храни вших свои давние традиции и память о славном запорожском прошлом. Гетман Скоропадский готовился направить дивизии генерала Патиева в помощь кубанцам против большевиков. Всерьез рассматривались и планы создания так называемого «Юго-Восточного Союза», в который, наряду с Украинской державой должны были войти области донского, кубанского и терского казачества, Грузия и белая Добровольческая армия (позднее — Вооруженные Силы Юга России) под командованием генерала А.И. Деникина — опять-таки, для совместной борьбы с большевизмом, жадно тянувшим свои кровавые щупальца из закабаленного слугами Третьего Интернационала сердца России — Москвы — к окраинам сраженной подлым ударом в спину великой евразийской державы. Но Деникин и слышать не желал о подобном Союзе.

Одновременно с Южной армией, хотя и независимо от нее, в Киеве летом 1918 года начала формироваться рядом крайне правых русских антибольшевицких организаций и другая, так называемая Астраханская армия, еще теснее, чем Южная, связанная с командованием германских войск на Украине. Одним из организаторов Астраханской армии был полковник Русской Императорской армии Потоцкий. Как и Южная, Астраханская армия также формировалась при непосредственном участии самого Гетмана П.П. Скоропадского, распорядившегося передать армии значительные суммы из украинской казны. В Астраханской армии служило также немало бежавших от большевицкого террора под защиту гетманских властей и германских войск на Украину офицеров — уроженцев Нижнего Поволжья. После 1-го Кубанского (Ледяного) похода Добровольческой армии и гибели генерала Л.Г. Корнилова в Астраханскую армию из Добровольческой, по призыву штабс-капитана В.Д. Парфенова, перешло более 40 только что произведенных в офицеры «первопоходников».

Части Астраханской армии, действовавшие против большевиков на Царицынском направлении, понесли в боях с красными серьезные потери. 30 сентября 1918 года приказом Донского Атамана генерала П.Н. Краснова Астраханская армия была преобразована в Астраханский корпус (Корпус Астраханского казачьего войска) и, вместе с частями Южной армии и Русской народной армии, включена в состав Особой Южной армии, как уже говорилось выше. Астраханский корпус во главе с выпускником Пажеского корпуса, Астраханским Атаманом полковником князем Д. Д. Тундутовым-Дундуковым (начальником штаба у него был полковник Рябов) насчитывавший более 3000 штыков и 1000 сабель, оборонял от красных степи за рекой Маныч. 12 апреля 1919 года Астраханский корпус, понесший в боях большие потери, был расформирован и некоторые его формирования (в частности, 1-й Астраханский добровольческий полк) вошли в сотстав 6-й пехотной дивизии деникинских Вооруженных Сил Юга России либо в состав Астраханской отдельной конной бригады.

Что же касается «Юго-Восточного Союза», то он был задуман с таким размахом, что даже обратил на себя внимание ысшего Главнокомандования германской армии и, не в последнюю очередь, самого Императора Вильгельма II. Резиденцией «Объединенного правительства Юго-Восточного союза» был избран город Екатеринодар, столица Кубанского казачьего войска, а заседания его происходили в зале 1-го отдела атаманского дворца (со временем и весь нижний этаж дворца был освобожден для канцелярии и секретарской части Объединенного правительства). Одной из первых забот правительства было, как уже упоминалось выше, установление дружественных отношений с республиками Закавказья. Для выполнения этого задания туда был выслан В.А. Харламов, председатель правительства, а затем были командированы члены правительства Бамматов, князь Д.Д. Тундутов-Дундуков и другие.

По прибытии в столицу независимой (под охраной «дружеских» штыков «ограниченного контингента» германских войск Кресса фон Крессенштейна) Грузии — Тифлис — делегаты «Объединенного правительства Юго-Восточного союза» провели совещание с грузинским правительством во главе с меньшевиками Чхенкели и Рамишвили. Чхенкели (по известному выражению А. А. Шульгина — «кавказская обезьяна»), весьма колоритная фигура на арене российской общественно-политической жизни, член РСДРП с 1898 года, являвшийся в недавнем прошлом одним из известнейших ораторов 4-й Государственной Думы, а с 1917 года — представителем масонского Временного правительства в Закавказье, с 1918 года возглавлял, в качестве Председателя, Временное Закавказское правительство, после чего занимал министерский пост в правительстве независимой Грузии.

Грузинское правительство вполне согласилось с предложениями, выдвинутыми делегатами «Объединенного правительства», и в конце декабря было выработано соглашение, согласно которому обе стороны взаимно признали друг друга, и, вплоть до оканчательного прояснения обстановки в Центральной России, признали друг друга самостоятельными единицами, входящими в будущем в Российскую Федерацию (курсив наш — В.А.) — разумеется, не большевицкую — на правах автономных, самоуправляющихся областей! Последнее обстоятельство представляется нам немаловажным — как видим, эти якобы «сепаратисты» и «германские прихвостни» (многократно заклейменные таковыми как с большевицкой, так и с «единонеделимской» стороны), в действительности не представляли себе самостоятельного существования своих автономий вне общегосударственных рамок единой Российской Державы!

В период пребывания делегатов «Юго-Восточного союза» в Тифлисе им стало известно о самоубийстве Донского Атамана генерала А.М. Каледина (предшественника генерала П.Н. Краснова на этом посту) и о свержении Донского правительства большевицкой армией вторжения. Одновременно с этим и Объединенное правительство, ввиду нараставшей большевицкой угрозы, покинуло Екатеринодар. Таким образом, его пребывавшим в Грузии делегатам не было больше никакого смысла возвращаться на Северный Кавказ, и они предпочли остаться в Тифлисе, куда, в скором времени, прибыли и эвакуировавшиеся из Екатеринодара товарищи (по принятой тогда в России терминологии — заместители) Председатели правительства Чермоев и Коцев.

Особо колоритной фигурой был князь Абдул Меджид Орцуевич Чермоев, прославившийся в годы Великой войны как офицер сформированной из горских народов Кавказа так называемой Дикой дивизии (под командованием брата Царя — Великого Князя Михаила Александровича), и ставший позднее одним из руководящих деятелей антибольшевицких «Союза объединенных горцев Кавказа» и «Горского правительства».

В начале марта 1918 году на Украину, по заключенному в рамках «похабного» Брестского мирного договора, соглашению вступили германские войска. В Киеве разместился штаб германского Главнокомандующего на Украине генерал-фельдмаршала Германа фон Эйхгорна. В середине марта 1918 года германская делегация, во главе которой стоял генерал фон Лоссов (с ним мы еще встретимся на страницах нашей книги, посвященным борьбе белых германских добровольческих частей с большевизмом в Германии и, в частности, «пивному путчу» 1923 года в Баварии) прибыла в грузинский порт Батум, оккупированный турецкими войсками генерала Нури-паши — союзниками немцев. Кроме генерала фон Лоссова, в состав германской военной делегации входили заместитель фон Лоссова граф фон дер Шуленбург (бывший секретарь германского посольства в Петрограде), полковник Роткирх и ротмистр фон Гнейзенау. От грузинского правительства для переговоров с германской делегацией отбыл Чхенкели, а от «Объединенного правительства Юго-Восточного союза» — князь Тундутов-Дундуков и Бамматов.

По воспоминаниям князя Тундутова-Дундукова, делегатам «Объединенного правительства» не были точно известны ни намерения германского главного командования, ни задания, полученные Чхенкели от грузинского правительства. Что же касается «Объединенного правительства Юго-Восточного союза», то оно поручило своим делегатам изложить германскому командованию «положение и взгляды Объединенного правительства Юго-Восточного союза и ознакомиться, как только возможно, с дальнейшими планами Германского командования, ибо до нас доходили неофициальные сведения, что Донская область и Кубанская включены в состав Украины и будут оккупированы».

В Батуме делегация Объединенного правительства пробыла до апреля 1918 года. В течение этого времени генерал фон Лоссов сносился с германским командованием и с союзным Германской империи турецким правительством в Константинополе (Стамбуле), а Батум продолжал находиться под турецкой оккупацией. На все запросы и обращения делегатов «Юго-Восточного союза» генерал фон Лоссов не давал никакого конкретного ответа, ссылаясь на то, что не может получить от своего начальства в Константинополе соответствующих инструкций.

И только в середине апреля 1918 года генерал фон Лоссов вызвал к себе Чхенкели (и других членов грузинской делегации), князя Тундутова-Дундукова, Бамматова и предложил им выехать в Берлин для личных переговоров с германским правительством. Делегация выразила своесогласие и отбыла на германском пароходе в оккупированный немцами румынский порт Констанцу, откуда специальный «экстренный» поезд-экспресс всего за двое суток, через Бухарест, Будапешт и Прагу, доставил ее в Берлин — столицу Германской империи.

По приезде в Берлин делегация была принята германским министром иностранных дел фон Кюльманом. К тому времени Чхенкели подготовил меморандум, в котором вкратце излагались состав и численность населения и границы Грузии и Юго-Восточного союза, декларация обоих правительств и протест против включения Кубанской области и части Донской области в состав Украины. Внимательно выслушав делегацию (а точнее — выступавшего от ее имени — не иначе, как по старой думской привычке! — Чхенкели), фон Кюльман обещал в скорейшем времени дать официальный ответ на обращение делегации. Через неделю после приема у фон Кюльмана, генерал фон Лоссов в беседе с членами делегации, сказал им следующее:

«По всей вероятности, Вы ничего ясного и конкретного от министерства иностранных дел не добьетесь, я возбудил ходатайство о приеме Вашем в Ставке Верховного командования и аудиенции у Императора Вильгельма».

Через несколько дней из Ставки был получен благоприятный ответ, и в тот же вечер, в сопровождении генерала фон Лоссова, делегация отбыла в город Спа, где была расположена германская Ставка. По прибытии в Спа, члены делегации были приняты Генерал-квартирмейстером Германского штаба генералом Эрихом Людендорфом (ближайшим помощником генерал-фельдмаршала П. фон Гинденбурга унд Бенкендорфа во время Великой войны).

Людендорф объявил делегации о назначенной ей на следующий день аудиенции у кайзера Вильгельма, который в описываемое время пребывал в Авесне, куда делегации предстояло быть доставленной на следующий день на военном автомобиле. В беседе с членами делегации генерал Людендорф живо интересовался положением на Северном Кавказе, донским, кубанским и терским казачеством и горскими народами, и попросил составить ему памятную записку (аналогичную меморандуму, переданному делегацией фон Кюльману в Берлине). После приема генерал Людендорф пригласил гостей из России к завтраку в офицерское казино (так у немцев нахывалось офицерское собрание). В казино к прибытию делегации уже собралось немало офицеров штаба, но за стол еще не садились, ожидая генерал-фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга (являвшегося с августа 1916 года фактическим Главнокомандующим Восточным фронтом и армией Германии, хотя официально таковым считался сам Кайзер Вильгельм II) и генерала Людендорфа. Обратимся вновь к «Исповеди» князя Тундутова-Дундукова:

«Ровно в час дня «показалась массивная фигура германского Главнокомандующего, который шел, опираясь на трость, рядом с ним шел генерал Людендорф. Мы были немедленно представлены генералом фон Лоссовым фельдмаршалу (Гинденбургу — В.А.). Фельдмаршал внимательно поздоровался со всеми нами, сказал, что он рад видеть представителей Кавказа и казачества у себя и пригласил нас к столу».

Во время завтрака делегаты «Юго-Восточного союза» сидели между Гинденбургом, Людендорфом и обер-квартирмейстером германского штаба генералом Паркенсверфером. Гинденбург и Людендорф, очень интересовавшиеся казачеством, Кавказом и Закавказьем, очень подробно расспрашивали гостей о племенах, наседляющих Кавказ, о количестве населения, о том, сильно ли пострадало население от войны. После завтрака фельдмаршал Гинденбург и генерал Людендорф сердечно распрощались с делегатами «Юго-Восточного союза», напомнив им еще раз о назначенной на следующее утро аудиенции у кайзера Вильгельма и о том, что после Высочайшей аудиенции делегация может возвращаться прямо в Берлин.

Рано утром на следующий день был подан автомобиль. Делегации предстояло проехать 110 верст по шоссе до Авесне. Шоссе оказалось довольно плохим, разбитым армейскими грузовиками, так что ехать по нему быстро было невозможно. Около полудня делегация прибыла в маленькое французское селение Авесне, сильно пострадавшее от артиллерийского обстрела. Проехав деревушку, автомобиль свернул направо, в лес, где и остановился перед германским штабным поездом, стоявшем на проведенном в лесу запасном пути. Напротив поезда была разбита палатка. Это и был поезд германского Императора. Выйдя из автомобиля, делегаты, в сопровождении генерала фон Лоссова, направились к палатке кайзера. Навстречу им вышел сам Император Вильгельм II Гогенцоллерн.

Вновь предоставим слово князяю Тундутову-Дундукову:

«Генерал фон Лоссов представил нас. Император милостиво поздоровался со всеми и знаком предложил сесть на скамейку на площадке перед палаткой.

Император спросил, когда и как мы приехали, подробно опять расспрашивал о Кавказе и казачестве, о жизни там, причем (в отличие от Гинденбурга и Людендорфа! — В.А.) проявил большую осведомленность о тех племенах, которые населяют Кавказ. «Какая ужасная ошибка, что мы, соседи, воевали друг против друга! (курсив наш — В. А.)» — несколько раз повторил император. В 1 час был сервирован в палатке завтрак. Мы были посажены по левую руку императора. Во время завтрака было подано шампанское, император Вильгельм поднял бокал за процветание Юго-Востока и Кавказа и за установление дружеских отношений между Германией и Россией (курсив наш — В.А.).

По окончании завтрака император сказал: «Возвращайтесь в Россию (курсив наш — В.А.), все указания мною преподаны генерал-фельдмаршалу Эйхгорну, который сейчас в Киеве и ведет переговоры с донским атаманом Красновым».

Пожелав делегатам счастливого пути, германский Император сердечно простился с ними и направился к своему вагону. Сев в автомобиль, делегаты тронулись в обратный путь. В Берлине Чхенкели с грузинской делегацией остались еще на несколько дней, а князь Тундутов-Дундуков и Бамматов, простившись с генералом фон Лоссовым, выехали в Киев.




9. Дела международные | Германский прихвостень или московский запроданец? | 11. Жалует Царь, да не жалует псарь…