на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Кудали: исторический очерк

З.А. Магомедова С.Х. Газимагомедова


Начиная с XI–XV вв. были созданы произведения особого жанра – региональной историографии. Происходит обращение местных творческих сил не к истории религии, а к истории своего народа, проходит особый этап в развитии местной культуры, связанный с её особым подъемом, с ростом самосознания народа. В данной работе сделана попытка собрать и обобщить все малоизвестные документы, архивные материалы, предания и легенды истории Кудали, а также упомянуть зафиксированные в письменных источниках имена кудалинцев, проживавших в указанное время.

О времени возникновения села Кудали нет достоверных данных. История образования села своими корнями уходит в глубокую древность. Старожилы не помнят, когда и кто впервые здесь поселился. Какое-то предположение о возникновении села можно сделать по преданиям и легендам, которые сохранились в памяти кудалинцев.


Дагестанские святыни. Книга вторая

Сел. Кудали. Старая часть села.


Нынешнее Кудали образовалось от слияния более девяти мелких селений: Ухичур, Къавохъ, ЦIадгьарихъ, Гъунабазул болола, КIибичIараб ганчIихъ, Сидохъ, Укикь, Кудаламаарда, Агьадиб, Кьодохъ, БаIаралъул бакъдаб, Генчасул гъегъ. Эти села объединялись не сразу. В далеком прошлом это были небольшие поселения, которые были изолированы друг от друга и небольшими по численности и хозяйству. Их объединение произошло мирным путём и было вызвано необходимостью защитить себя от нападений соседей и внешней опасности. Ныне в этих сёлах частично сохранились древние развалины.

По мнению А.Р. Шихсаидова, процесс образования крупных населённых пунктов в Дагестане интенсивно протекал в XII–XV вв. Сёла объединились в одно большое под названием КIудиябросо, а впоследствии его стали называть Кудалиб. К XIII в. создалась такая обстановка, что для защиты своей территории селения приходилось охранять. Такую охрану, к примеру, выставляли сёла Гента, Тидиб, Хотода, Гоор, Кахиб, построив хутор Уриб, а в северной части отселок Зауриб для проживания охраны. У кудалинцев такими отселками были Дарада-Мурада, Маалиб, Кулиб. Так, участник Аварской экспедиции Костенецкий (1837 г.) познакомился в Мураде с первым поселенцем в этом месте из селения Кудали, которому тогда исполнилось 125 лет, а его жене 117 лет. К тому времени от старости он ничего не видел и не слышал. «Я бы не желал дожить до такой старости, у него 4 сына и 6 дочерей, от которых пошло их селение до 100 человек», – пишет Костенецкий в своих записках. И ныне жители селений Хвартикуни, Дарада, Мурада, Тунзи, Маали, Кулиб, Хварада, Горбониб, Багани, Хъуллиб, Силта, Укитль называют село не Кудали, а КIудиябросо. И население этих сёл говорит на кудалинском говоре хунзахского диалекта.

Названия исчезнувших кудалинских сёл дошли до нас с некоторыми изменениями. Данные об этих сёлах нам предоставил М.Х. Халималов – заслуженный учитель Республики Дагестан, краевед. Например, название кудалинского поселения Укикь произошло от слова «Икикь», что в переводе означает «в ореховой роще». Орех на кудалинском диалекте «ик», а на литературном языке – «цулакьо». На самом деле вокруг исчезнувшего села Укикь и ныне стоят ореховые деревья. Название села Ухичур произошло от аварских слов «ухи» – котел, «чур» – мойка. По мнению М. Х. Халималова, здесь жили лудильщики (кузнецы). Название села ЦIадгьар от слова «цад» – дождь, «гьар» – прошение, т. к. сюда выходили все жители села во время засухи просить у Аллаха дождя. Эта языческая традиция предков сохранилась и поныне. Село Сидохъ расположено на самой высокой горе с абсолютной высотой 2005 м. Название села произошло от аварских слов «си» – башня, «сидохъ» – на башне. На самом деле село служило сторожевой башней для охраны от нападений. Село Кибичараб ганчихъ было расположено там, где лежит огромная (раздвоенная) каменная глыба. Отсюда и название села «у раздвоенного камня». Местные жители используют развалины села Къавохъ, как место для загона скота. Рядом же расположены и остатки исчезнувшего села Рохьдол Хъавохъ. Другое село Гьунабазул болола расположено рядом с Ухичур и Кибичараб ганчихъ. Название села произошло от слов «гьуни» – оползень, «болола» – на голове, что в буквальном смысле – «на вершине оползня». Следующее село Кудаламаарда лежит на горе Рохьомеер (лесная гора). Название села произошло от слов «Кудали» и «маарда» – на горе. Отсюда и название – село на кудалинской горе. Село Генчасул гъегъ расположено на живописном берегу ручейка Агьадибгьар. Название села происходит от имени «генчав» – глухой и «гъегъ» – скопление камней. И сейчас на этом месте очень много камней. По предположению археологов, в IX–XII вв. на этом месте стояла средневековая крепость кудалинского феодала с дворцовыми сооружениями, укрепленными оборонительными стенами (100x100 м) толщиной 1,2 м.

Известно, что формирование и развитие типов и форм поселений, жилищ, хозяйственных построек тесно связано с природно-географическими условиями, образом жизни и, в первую очередь, с хозяйственной деятельностью населения.

Первым фактором при выборе места для поселения, которым руководствовались кудалинцы, как и другие народы, был оборонительный фактор.


Дагестанские святыни. Книга вторая

Сел. Кудали. Общий вид.


Так, старая часть села расположена на вершине холма Оросиб, который служил в прошлом крепостью. Причиной, которой руководствовались жители, было стремление к недоступности поселения. «Такое стремление, – указывает М.-З.О. Османов, – часто превалировало над другими факторами. Так, часто встречаются аулы, которые расположены на гребне горы, в то время как вода есть только в речке или роднике, находящемся далеко внизу, у подножия».

Богатую и ценную информацию об основных занятиях жителей, а также статистические данные о населенных пунктах Андалальского общества второй половины XIX–XX вв. дает в своих работах Е.И. Козубский.

Так, например, статистические данные по селению Кудали выглядели таким образом:


Дагестанские святыни. Книга вторая

Дагестанские святыни. Книга вторая

Данные в период национально-освободительного движения под руководством Шамиля:


Дагестанские святыни. Книга вторая

Данные за 1895 г. по Е.И. Козубскому:


Дагестанские святыни. Книга вторая

Примечание: жители переведены Шамилем в горы; в 1860 г. часть возвратилась (отс. Асаб и Силта).

По данным списка можно определить, что в сел. Кудали в конце XIX – нач. XX вв. преобладала малая семья. Отделившись от семьи, малые семьи не теряли связь с отцовским домом. Эти родственные связи служили основанием для сохранения взаимной помощи при необходимости.

По данным А. Комарова, в 1869 г. в Кудали насчитывалось 216 дворов, мужского пола – 330 чел., женского – 353 чел.

Что касается вероисповедания, известно, что в XII в. на территории Андалала, в состав которого входило и Кудали, было ещё распространено христианство, видимо, православного толка, проникшее туда не ранее X в. из соседней Грузии.

Связанные с христианством архитектурные памятники, могильники и произведения изобразительного искусства были найдены в Кахибском, Гунибском, Тляратинском и некоторых других аварских районах.

В 1966 г., по сведениям 103-летней жительницы Кудали Хизриевой Патимат-КIудай, было выявлено христианское погребение в местности Агьада. После долгих работ на глубине 1,3 м была обнаружена каменно-грунтовая могила, относящаяся к XI-ХII вв. В погребении нашли женский скелет, лежащий на спине, головою на северо-запад. Из погребения были извлечены 2 медных браслета, 4 бронзовых, по 2 стеклянных и металлических перстня и металлические зеркала, бусы, горшки, чашки, кувшинчики и др.

При осмотре террасы, находящейся рядом с могильником, внимание привлекали развалы камня. Ближайшее знакомство археологов с ними не оставляло сомнения в том, что здесь в древности находилась небольшая крепость. Она располагалась на участке, надежно защищённом с трёх сторон обрывистыми склонами глубокого оврага и берегом реки. По всей окружности крепости прослеживались остатки оборонительных стен. Наиболее возвышенную и хорошо укрепленную часть крепости занимала цитадель. Обломки красноглиняных горшков с залощенной и заштрихованной поверхностью, собранные на территории крепости, а также особенности самих крепостных сооружений, характерных для периода становления феодальных отношений Дагестана, дали возможность установить время бытования крепости – ХI-ХIII вв. н. э.

Однако, несмотря на то, что могильник подвергся разграблению, одна могила осталась нетронутой. На дне гробницы были найдены останки молодой женщины. Она лежала на спине с уклоном на правый бок. У головы справа находился небольшой красноглиняный кувшин, с левой стороны – маленькая мисочка. Около неё было найдено ещё очень много дорогих украшений. На обе руки погребенной были надеты бронзовые браслеты, а на палец правой руки – бронзовое кольцо. Судя по сопровождавшему её инвентарю, она принадлежала к довольно зажиточной семье.

На груди был обнаружен бронзовый нательный крест (на нём сильно схематизировано изображение распятия Христа, концы креста имеют форму трилистника). Обряд погребения был определён как смешанный – языческо-христианский.

Христианство в центральной, горной части Дагестана в одних местах пустило достаточно глубокие корни, в других – сосуществовало наряду с языческой религией, а позже и с исламом. Христианизация Дагестана продолжалась и в период распространения ислама до XV века. По мнению археологов, женщина, носившая этот крест, не исповедовала христианство, а крест носила как украшение, поэтому её похоронили по всем обычаям языческой религии. Можно допустить и другое. При жизни молодую женщину приобщили к христианской религии, она носила крест как христианский символ, но окружавшие её люди продолжали придерживаться дохристианской, языческой религии. Так или иначе, но тот факт, что в средневековом могильнике Кудали найден крест, является ещё одним свидетельством распространения христианства в средневековую эпоху среди населения центральной части горного Дагестана.

О времени и путях принятия ислама в сел. Кудали существует мало документальных данных. В раннемусульманский период своей истории Андалал назывался Вицху и состоял из 12 авароязычных селений: Гамсутль, Гуниб, Кегер, Корода, Кудали, Обох, Ругуджа, Салта, Согратль, Хиндах, Хоточ, Чох. Одним из источников, где сохранились сведения о принятии ислама кудалинцами, является «Тарих Дагестан» Мухаммада Рафи. В одном из списков данного сочинения (а их насчитывается 38) приводится перечень селений, добровольно принявших ислам: «…Что же касается селений Вицху, то есть Чух, Сугул, Убухи, Мухуб, Гумсук, Кудалиб, Кухуриб, Салта, Куруда, Гуниб, Утч, Хунди, Кудахи, Ругуджи, то эти селения были обложены джизьей только в размере одного быка с каждого их селения в год назначения шамхала за то, что они добровольно приняли ислам… Все названные селения получили единое название Андалал ввиду освобождения их от хараджа при свидетельстве эмиров Гази-Гумика и их алимов». По ряду признаков А.Р. Шихсаидов относит этот перечень к XIV в., а Т.М. Айтберов – к XV в.

Согласно письменному историческому материалу в горном Дагестане в первые века 2 тысячелетия н. э. существовало множество удельных княжеств во главе с «князьями», «ханами». В указанный период, согласно традиции, существовали местные феодалы в Издагиша, Усиша, Муги, Гидатле, Анди, Кудали и т. д. В результате классовых противоречий многие из них были уничтожены или изгнаны. Один из этих ханов был в Кудали, о чём уверенно говорят фольклорные источники. Звали этого хана Ибрагим. В его ханство входило 23 поселения: Кудали, Силта, Укитль, Сидох, Къавохъ, Ухичур, Гьунабазул болола, Щадгьарихъ, Кудали-Маарда, Пахъушалиб и др.

Ибрагим был очень образованным и могущественным ханом своего времени и славился своей справедливостью. Он имел торговые и другие связи со странами Средней Азии. Об этом свидетельствуют находки в ханском могильнике.

Предание гласит, что арабы безуспешно пытались овладеть Аварским ханством. Кудалинский хан предложил свою помощь с условием, что занятые земли будут платить дань. Часть селения Гоцатль, в том числе и озеро, отошли к Кудали. Об этом свидетельствует запись Джамала Гоцат линек ого, одного из руководителей разгрома красных частей в Араканском ущелье, в которой говорится, что дом он построил в Гоцатле на территории, которая принадлежала в древности кудалинцам.


Дагестанские святыни. Книга вторая

Сохранившихся исторических памятников в сел. Кудали очень мало. Одно из самых примечательных – древнейшая мечеть. В сел. Кудали построено на сегодняшний день около 10 мечетей. Но самой старой считается Большая мечеть в местечке Оросиб. В древности она находилась в самом центре села. Так как сейчас село разрослось, мечеть оказалась на окраине, но на самом возвышенном месте. После реставрации мечеть изменилась. Вход перенесли на другую сторону. Но надписи, которые были вокруг двери, сохранили на том же месте. Одна из них гласит:


Дагестанские святыни. Книга вторая

Время реставрации мечети 1307 /1889-1990 гг. Рядом с этой надписью есть и другая, которая трудно поддается расшифровке:


Дагестанские святыни. Книга вторая

Эти ворота [построили] Ибрагим и…Цудахарский

Среди источников по истории Кавказа, в частности Дагестана, важную роль играют эпиграфические памятники.

Не менее интересными историческими памятниками являются надмогильные камни. Художественная обработка камня – один из древних и широко распространенных видов народного искусства. Среди памятников резьбы по камню особое место занимают надмогильные памятники с эпитафиями. Надмогильные сооружения XI–XV вв. делятся на три обширные группы: сундукообразные, прямоугольно-вертикальные и крестообразные.

В сел. Кудали всего три кладбища (Музда хIуриб, ХIоболазул кIалла, Исубиль хIуриб). В центре села расположено старинное кладбище с большим числом недатированных надмогильных камней. На краю кладбища находится небольшой мавзолей, весьма почитаемый верующей частью населения.

Будучи в составе археографической экспедиции под руководством А.Р. Шихсаидова, мы ознакомились с этим четырёхугольным зданием. По мнению М.Х. Халималова, это сооружение являлось мечетью, построенной до смерти знаменитого учёного Дауда Кудалинского. А также есть вероятность, что это сооружение надгробного характера, т. к. в более поздний период их устраивали только над могилами святых – шейхов, с помещением внутри его надмогильного камня. Мавзолей представляет собой четырёхугольное здание с 4-х скатной крышей. Длина его с северной стороны 7,3 м, высота с северной стороны – 1,55 м, с южной – 2,25 м. Вход расположен с восточной стороны. Сооружение не имеет на себе какой-либо резьбы или украшений. Только над дверью в каменной кладке мавзолея сохранилась надпись на арабском языке:


Дагестанские святыни. Книга вторая

«Мечеть учёного из учёных шейха Дауда ал-Кудали»


Мавзолей сложен из местного рваного, скальной породы камня. При входе в помещение расположена лестница в три ступени: длина – 1,33 м, ширина – 4,46 м. Наблюдаются перепады высот от северной стены к южной. На южной стороне находится михраб. Пол в помещении глинобитный и покрыт ковриками, подаренными сельскими жителями. Также внутри имеются два оконных проёма, а в восточной стороне – проём для освещения. На внутренних стенах штукатурка из местной глины. На потолке проём, который, по легенде, помогает жителям во время засух. Открывать проём имеют право только родственники шейха. Как и все жители, они из простых семей и занимаются сельским хозяйством. Известно, что в начале ХХ в. проём открывала дальняя родственница шейха Дауда Абдулахидова Батина. После её смерти и до сегодняшнего дня это делает её племянник Магомед-Мирза (1930 г.р.).

На крыше сооружения, нет прогонной балки, но имеется перекрытие из девяти балок, покрытых досками. Могила шейха Дауда ориентирована с запада на восток. Длина могилы – 2,38 м, ширина – 1,12 м. Вокруг места захоронения небольшой бордюр толщиной 0,21 см. С западной стороны установлена каменная стела высотой 1,5 м, шириной 43 см (нижняя часть), 57 см (верхняя часть). Толщина камня 10 см. У основания стелы лежат два камня: овальной и круглой формы. По мнению М.Х. Халималова, эти два камня должны располагаться на плите, и общий вид будет представлять собой очертания человека.

Что касается лицевой поверхности камня, то она разделена двумя вертикальными линиями на три участка. По схеме украшения можно определить «акушинский вариант». Две боковые полосы покрыты растительным орнаментом в мелком рельефе с изображением сердечка с пятилистником. Средняя полоса содержит врезную надпись в три строки:


Дагестанские святыни. Книга вторая

1. Эта могила

2. принадлежит учёному Дауду

3. шейху Кудали

Надпись не датирована.


Дагестанские святыни. Книга вторая

Могила Дауда Кудалинского.


В верхней части выбит большой медальон, внутри которого выступает двенадцатидольчатый медальон с шишкой. На нём можно прочесть надпись с формулами – восхвалениями Аллаха:


Дагестанские святыни. Книга вторая

По предположению А.Р. Шихсаидова, эти формулировки характерны для калакорейшских памятников XVII–XVIII вв.

На обратной же стороне плиты шейха Дауда надпись повторяется только другой системой письма. За могильной плитой стоит деревянный шест, к нему привязаны кусок ткани белого и зелёного цветов. В северо-западном углу стоит другой шест, который находится рядом с надмогильным сооружением Али Хажиява ал-'Убуди (из Обода). Плита небольшого размера с рельефной надписью на арабском языке:


Дагестанские святыни. Книга вторая

Хозяин этой могилы…

Остальная часть текста стёрта.


Большую часть жизни Дауд Кудалинский прожил в с. Тлях Гунибского округа (ныне Шамильский р-на). После своей смерти он был похоронен там же, позже перезахоронен в с. Кудали. Благодаря стараниям жителей бывшее место захоронения в с. Тлях осталось неизменным. На месте захоронения стоит надгробный камень, который находится внутри надмогильного сооружения. В помещении стоят два надмогильных камня. Первый обработанный камень из белого мрамора высотой 80 см, толщиной 8 см, шириной 44 см. В центре выбита стилизованная шамхальская эмблема. По всему периметру текст в две строки на арабском языке:


Дагестанские святыни. Книга вторая

Хозяин этой могилы Дауд,

Да освятит Аллах его дух.


По торцевым частям мелкий растительный орнамент. За ним стоит другой камень скальной породы с острым концом: высота – 110 см, ширина нижней части – 80 см, верхней – 40 см, толщина – 5 см. Длина надмогильного глиняного сооружения 2,25x56 см, высота – 35 см. Помещение ориентировано с запада на восток 2,50x3,20 см. У входа с западной стороны встроен камень с арабской надписью в четыре строки (размеры 50x32).


Дагестанские святыни. Книга вторая

Надпись о реставрации могилы восьмого числа месяца Рабиуль-аввал 1315 г.х. / 1937 г.


Это место является зияратом для тляхинцев и кудалинцев.

Не менее важным историческим памятником является могила шейха Магомеда, которая относится к 1111 г.х. (1693 г.). Могила расположена на кладбище ХIоболазул кIалла. Его надмогильное сооружение относится к крестообразным. Вокруг могилы построена ограда из камня.


Дагестанские святыни. Книга вторая

Могила шейха Магомеда.


Искусство резьбы по камню представлено растительным орнаментом. В селе такие плиты могли позволить себе только богатые или знаменитые люди. А по их количеству можно понять, что таких людей было мало. Ну и к полуцилиндрическим памятникам можно отнести могилу Ибрагима 1322 г. х. (1904 г.). Камень расписан очень красивым растительным орнаментом, а сбоку изображены рука и кинжал. На камне можно прочесть надпись:

Скончался сын Умара,

Да простит Аллах их обоих.


Селение Кудали известно такими учёными, как Гасан Старший из Кудали (нач. XVIII в.), Омар-Джан из Кудали (ум. в 1801 г.), Гасан Младший (ум. в 1878 г.), Муртаза Гасанов (1873–1937 гг.), Камиль Эльдаров (1886–1973 гг.), Халил Фаталиев (1915–1959 гг.).


Дагестанские святыни. Книга вторая

Дагестанские святыни. Книга вторая

Могила Зугьуни 1322.


Гасан Старший из Кудали (нач. XVIII в.), поэтическое наследие которого является значительным вкладом в историю аварской литературы раннего периода, родился в семье крестьянина Хаджимагомеда. Годы жизни точно не определены, и в литературе встречаются разногласия. Так, у М.-ССаидова дата смерти

Гасана Старшего относится к 1700 г., а у А. Гамзатова приблизительно к 1795 г. Вероятнее всего, что в статье М.-С. Саидова речь идёт о дедушке Гасана Старшего, который был современником Мухаммада Кудутлинского и учился с ним у известного ученого-арабиста Шабана из Обода (ум. в 1667 г.). Медресе, в котором они учились, пользовалось большой популярностью в Дагестане, а они были его лучшими учениками.


Дагестанские святыни. Книга вторая

Дом Гасана Младшего.


У А. Гамзатова речь идёт о Гасане Старшем, учениками которого были известные алимы Дагестана, такие как Омар-Джан из Кудали (ум. в 1801 г.), Нурмухаммад Аварский (ум. в 1834 г.), Сайд Араканский (ум. в 1834 г.), Мухаммад Ярагский (ум. в 1838 г.), Махди-Мухаммад из Согратля (ум. в 1840 г.).


Дагестанские святыни. Книга вторая

Могила Гасана Младшего.


По преданию, Гасан Кудалинский обучался в Согратле, и в начале своего обучения наука давалась ему тяжело. Первый приезд из Согратля запомнился ему надолго. Дедушка, узнав о его трудностях в обучении, так поговорил с ним, что довёл его до психического расстройства. В эту ночь после долгих раздумий и переживаний у него наступило прозрение, и открылась память. После второго приезда из Согратля Гасан поразил деда своими знаниями.

Мухаммад Ярагский в своём сочинении «Асар» приводит множество цитат из трудов арабо-мусульманских мыслителей, в том числе и Гасана ал-Кудали.

Саид из Аракани, внук Абубакара из Аймаки (ум. в 1791 г.), с детства воспитывался у своего деда и учился у него грамматике, фикху и хадисам. Позже Саид продолжил изучение риторики, персидского и турецкого языков у лучшего друга своего деда – Гасана Кудалинского. Абубакар – хаджи и Гасан-эфенди составили свой аварский алфавит аджамской системы. По предположению М.-С. Саидова, алфавиты этих авторов по существу почти не отличаются от алфавита Таййиба (XVII в.).

Каждый год Гасан Кудалинский ездил в Ахалцих, где собирались учёные. И в одной из своих поездок Гасан Кудалинский взял Саида с собой, чтобы представить почётному кругу учёных, которые собирались для обсуждения новых работ. Это произвело на Саида огромное впечатление. По его словам, он очень любил и уважал своего учителя и не забывал до конца жизни.

Другой учёный Назир из Дургели пишет в своём сочинении «Нузхат ал-азхан фи тараджим улама’ Дагистан» о Гасане Кудалинском так: «Хасан ал-Кудали ал-Авари был выдающимся учёным своей эпохи, весьма проницательным человеком своего времени. Он наилучший из достойных, учился у знаменитых людей, которые окружали его».

По свидетельству Али Каяева, Гасан-эфенди был крупным знатоком математики, физики, астрономии, философии и оставил после себя ряд произведений на арабском языке.

Его основная работа – «Хашийа ‘ала шарх Талхис ал-мифтах». Будучи знатоком рационалистических наук, богословия и филологии, он является автором субкомментария к книге «Ал-Вафия шарх аш-Шафия» («Достаточная для комментария Шафия») по морфологии арабского языка. Автор комментариев по вопросам мусульманского права, в том числе к сочинению Джалаладдина ас-Суйути (ум. в 1505 г.) «Шарх ат-тасбит»; субкомментария из «Шарх ал-Мухтасар» к риторике («Хашийа ‘ала Дибадж ал-Ма‘ани»), комментария к теологии. Является автором трактата «Рисала».

Сохранилось несколько рукописей, переписанных им. Это труд Мухаммада ал-Баркави «Изхар ал-асрар» и комментарий Мухаммада Кудутлинского к мусульманской логике.

Гасан Кудалинский одним из первых создал на аварском языке стихи в жанре «турки». По мнению Б.М. Атаева, он тем самым показал возможность аварского языка «потягаться» с арабским языком, на котором принято было создавать стихи в этом трудном жанре. Его перу принадлежит 7 прекрасных стихов («турки») на аварском языке: «Цо лъаалалда жаниб ункъцол хисулеб дунял…» («Времена года»), «Данде Бер къазеанги мун хвалида божуге…»(«Не верь смерти»), «Жиндир акълу боса-рав нахъе енеккуларо…»(«Потерявший разум»), «Леян ахидал ахмакъ нухда нах вуссунаро…» («Тот, кого называют дураком, назад не возвращается») и т. д.

В творчестве поэта встречаются традиционные в горском обиходе пожелания и проклятия на аварском языке. Часто он обращается к пословицам, афоризмам, которые особенно отличаются литературной выработанностью. Вполне закономерно, что его двустишия, отдельные строфы вошли в аварский язык как мудрые афоризмы и пословицы.

Он написал историческое сочинение под названием «Манхул ал-Магази» («Достоверное о войнах за веру»), которое посвящено ранней истории халифата, ранним арабским завоеваниям, а также жизни пророка Мухаммада. Имеются подробные сведения о происходивших после смерти Мухаммада смутах и кровопролитиях среди его последователей.

Как указывает А.Р. Шихсаидов, этот труд упоминается в каталоге арабских рукописей, который хранится в библиотеке

Принстонского университета. В коллекции библиотеки сохранилось два списка этого сочинения, один из которых был переписан в сентябре 1826 г. для Даниял-Султана.

Полная версия сочинения «Манхул ал-Магази» переписана в 1232/1816 г. Переписчик – Исмаил б. Али из селения Курах. Данный экземпляр находится в Рукописном фонде ИИАЭ ДНЦ РАН.

Известно, что Гасан Кудалинский был знатоком астрономии и, по преданию, имел редкие для того времени астрономические приборы, часть из которых он приобрёл в период пребывания на Востоке, а другая часть изготовлена по его чертежам в Дагестане. С помощью этих приборов он вёл наблюдения за небесными телами, предсказывая их перемещение, затмения солнца и луны.

Накануне своего отъезда в Мекку он передал эти приборы Нурмагомеду Аварскому, считая, что в Дагестане нет человека, который мог бы обращаться с ними подобно ему. Часть этих приборов хранится в кудалинском музее.

К концу жизни Гасан Кудалинский переехал из своего родного селения в Сирию. Он умер и похоронен в Дамаске приблизительно в конце XVIII в. Место расположения могилы неизвестно.

Творческое наследие, на наш взгляд, этой одной из интереснейших личностей в истории Дагестана требует глубокого изучения и исследования. В этом направлении предстоит проделать большую поисковую работу для того, чтобы открыть ещё одну сторону богатого исторического прошлого нашего края.

Другим видным учёным XVIII в. в Дагестане являлся Омар-Джан из Кудали. Сведения о его жизни очень скудны. Немного о его биографии мы можем узнать из «Антологии дагестанской поэзии» М. Гайдарбекова. Год рождения Омара установить не удалось. По всей вероятности, он родился в сороковых годах XVIII века, т. к. он являлся современником Гасана Старшего из Кудали.

В детстве Омар-Джан учился у алимов своего селения. Основным его учителем позитивных наук считается знаменитый Гасан Старший. У него же он выучил турецкий и персидский языки. Позже Омар продолжил изучение математики и астрономии у других известных преподавателей, таких как Исмаил Шиназский и Магомед Убринский.

Назир из Дургели пишет о нём так: «Кади Омар ал-Куда-ли ал-Авари, он же превосходный учёный по гуманитарным наукам, высокообразованный эрудит, великолепный искатель истины, смышленый, выдающийся знаток шариата и письма. Он был долгое время кадием в г. Таргу и был одним из самых близких людей шамхалов».

Тарковские шамхалы приглашали к себе самых лучших арабистов. Главным кадием у них становится Омар-Джан Кудалинский. Он был окружён всеобщим уважением и почётом до конца жизни. Главный кадий был очень близким и доверенным человеком у шамхалов. Самая важная переписка проходила через его руки. Он находил время и для своих любимых занятий – преподавания и сочинительства.

Омар-Джан был глубоко, всесторонне образованным учёным с широким кругозором. Он преподавал все науки, в том числе и естественно– математические. Но больше всего он был известен как замечательный логист.

Омар-Джан написал примечания «Фатх ал-Галиб ала ал-мубтадин ат-талиб» («Откровение побеждающего (Бога) начинающему ученику») к толкованию «Мулла-Оглы», который, несмотря на чрезвычайную трудность и запутанность, был очень популярен среди арабистов Дагестана. Не каждый мог объяснить и толковать его, а тем более преподавать по нему.

До нас дошло интересное предание о причине, заставившей Омар-Джана написать своё произведение «Фатх ал-Галиб». Как-то Гасан Старший спросил у вернувшегося сельчанина, который учился в Тарках, по какой книге он проходил обучение и кто был его учителем. Узнав, что книга называлась «Мулла-Оглы», а учителем был Омар Кудалинский, он насмешливо спросил: «Разве слепой Омар может видеть тонкости «Мулла-Оглы»? (Дело в том, что Омар на один глаз был слепой. – М.З., Г.С.)». Омар-Джан, узнав об этой злой шутке, решил доказать всем, что он не хуже других знает «Мулла-Оглы», и начал составлять «Фатх ал-Галиб».

Халил Тлярошский (ум. в 1892 г.) высказал серьёзные возражения против некоторых толкований Омара. Некоторые из них заканчиваются резкими выражениями вроде: «Подумайте серьёзно и не торопитесь, потому что высказывания многих из превосходных ученых, хотя они очень способны и образованы, могут показаться Тебе иногда миражом воды в пустыне!».


Дагестанские святыни. Книга вторая

Махачкала. Могила Омар-Джана.


Кроме «Фатх ал-Галиб», Омар-Джан оставил и мелкие примечания, и комментарии почти по всем наукам. Из литературной и научной прозы Омара сохранились только несколько писем, посланий и научных статей.

Одним из лучших его стихосложений является стихотворный комментарий «Тахмис» на касыду имама Шафии, который начинается словами: «Ты разбуди свои веки, о несчастный, от дремоты…».

М. Гайдарбеков отмечает, что во всех его работах наблюдаются естественность, мягкость, уместность, так что такое обилие поэтических приемов не вызывает запутанности, искусственности и отталкивания.

Саид Кудутлинский относит Омар-Джана Кудалинского к одному из трёх самых красноречивых дагестанцев в области арабского языка, двое из которых были Саид Араканский и Йусуф Аксайский.

Омар-Джан Кудалинский умер в Тарках. Он похоронен на старом кладбище, на правом берегу Октябрьского канала. На его могиле стоял надмогильный камень, на котором было написано:

«Я буду искать знания или умру в городе, где редки слезы на моей могиле. Приобретенные знания, о моя душа и моё знание, – это не наследство моих достопочтенных предков или же родни. (Стихотворение арабского поэта).

Под этими строками следующее:

Да помилует Аллах моего брата,

Лучшего из кадиев, Омара ал-Кудали!

Клянусь Аллахом, он был горой среди гор науки.

В год 1216 от хиджры Пророка/ 1801-02 гг.».

Имя и наследие Гасана Кудалинского-младшего не были известны научной общественности до недавнего времени. Пока обнаружено только несколько его писем и работ, в том числе поэма, посвященная борьбе горцев под руководством Шамиля.

В этой поэме Гасан Кудалинский выступает как патриот, считающий эту борьбу справедливой, направленной против иноземных поработителей и ханов. Причины поражения горцев мыслитель усматривает, во-первых, в предательстве шамилёвских наибов, во-вторых, в том, что горцам и наибам надоела затянувшаяся война. Он резко осуждает многих наибов, которые своей жестокостью и несправедливостью оттолкнули горцев от борьбы.

Гасан Кудалинский, как и многие другие мыслители эпохи борьбы горцев, видел вину Шамиля только в том, что тот не сумел заставить наибов соблюдать справедливость и не нашел хороших людей.

Действительно, существующие в имамате условия не могли не породить новую знать и не возродить старые формы эксплуатации. Не понимая этого, Гасан Кудалинский искал причины неудач движения в явлениях морально-этического порядка – в испорченности нравов, подлости и продажности наибов. Обнаружено письмо, в котором изложены вопросы философского характера Зейда и ответы Гасана Кудалинского.

В Кудали сохранился дом, где жил Гасан. Сейчас в нём живут его родственники Гасановы.

Сохранилось очень мало сведений о жизни Гасана Кудалинского. Умер он в 1878 г. и похоронен в родном селе. Его могила находится на самом старом кладбище «музда хIуриб». Жители села посещают его могилу и по сей день. Свидетельство этого – большое количество завязанных кусков материи. Размер надмогильного камня примерно 1 м 30 см (длина) и 75 см (ширина). Размер могилы 2 м 20 см (длина) и 1 м 30 см (ширина). На камне можно прочесть надпись:

«Это могила друга Аллаха

шейха Хасана ал-Кудали».


Не менее известный учёный-арабист Дауд Кудалинский, по рассказам М.М. Халималова, большую часть жизни прожил в с. Тлях Гунибского округа (ныне Шамильский р-н) и проработал кадием, обучая детей исламским наукам в своём медресе. К нему приходили обучаться из всех близлежащих селений Гидатлинского общества.

Арабский учёный Ибн ал-Араби сказал: «Люди полагают, что шейх должен совершать чудеса и демонстрировать просветлённость. Между тем от учителя требуется лишь обладать всем тем, в чём нуждается ученик». А если проследить жизнь людей, которых называли шейхами, то это люди, которые были преподавателями мусульманских наук, суфиями или духовными наставниками.

Существует предание о том, что много лет тому назад из Аравии в Дагестан прибыли проповедники. По приезде они захотели встретиться с учёным-арабистом Даудом Кудалинским. По их просьбе их привезли в Кудали, но, к сожалению, они не застали учёного дома. Дауд был на свадьбе одного из жителей села. Гости остались ждать его дома, хотя засомневались: истинный ли он учёный-арабист, если ходит на свадьбы. В это время Дауду сообщили о приезде гостей, и он попросил привести их на свадьбу. Там их встретили очень радушно, посадили за один стол с Даудом, подали горячий хлеб и бузу. Шейх выпил со всеми и вышел из-за стола, только тогда арабы заметили, что в его стакане не буза, а молоко.

О смерти Дауда известно только то, что он умер в селении Тлях. Похороны проходили в тайне от его односельчан – кудалинцев, так как жители не допустили бы похороны шейха не на своей земле. Но долго скрывать смерть шейха Дауда им не удалось. Мужская часть населения отправилась в с. Тлях, ночью они тайно вошли в село, вскрыли могилу и выкрали тело. Из-за отсутствия носилок тело положили на деревянную лестницу. Женщина, жившая недалеко от кладбища, услышав шум, разбудила соседей. Жители, поняв, в чём дело, стали преследовать кудалинцев до ругуджинско-телетлинских гор. После долгих преследований и переговоров тляхинцы уступили. Дауд Кудалинский был похоронен в маленькой мечети, которая была построена при его жизни. С течением времени это сооружение многократно восстанавливалось благодаря М.М. Халималову. Оно является зияратом для жителей Кудали.

Муртаза Гасанов-Кудалинский (1873–1937) – учёный-арабист, астроном – родился в семье известного мастера по серебру Гасана Алибекова.

Ещё в раннем детстве Муртаза увлекся астрономией. Целыми ночами он наблюдал за движением небесных тел. Особенно его внимание привлекали солнечные и лунные затмения.

В 5–6 лет Муртаза, научившись у отца грамоте, умел прекрасно читать и писать по-арабски. Затем он обучался в местной мечети у известных арабистов Амиралава и Хосейн-диби-ра. Позднее Хосейн-дибир признавал, что его ученик Муртаза превзошёл учителя не только в богословских науках, но и в астрономии, арифметике и астрологии.

Большие способности к астрономии проявились у Муртазы во время его обучения в школах-медресе Кумуха, Согратля, Чоха, Хунзаха, Цудахара, Телетля, в которых он учился до 14 лет.

Часто Муртаза посещал родственников Дамадана Мегебского (учёного-энциклопедиста, математика, астронома), чтобы ознакомиться с его трудами, в частности с «Нужум» («Астрономия»).

С большим интересом он изучил «Новые Гурганские таблицы передвижения планет узбекского астронома М.Т.Улугбека с комментариями Дамадана Мегебского».

Молодой Муртаза не останавливался на достигнутом. Он искал и находил новых учителей – учёных в области астрономии. В с. Шангода он познакомился с популярным астрономом, медиком и астрологом Рафи-хаджи. Вместе с ним Муртаза впервые сделал попытку вычислить солнечные и лунные затмения.

В возрасте 17–18 лет Муртаза продолжил учебу у известного алима Али в с. Салта, который был поражен астрономическими и математическими способностями Муртазы. Он предложил юноше продолжить учёбу у известного учёного того времени Закарии-хаджи аль-Кудали из с. Силта. Однако обучаться у будущего учителя Муртазе не пришлось. Закария признал в Муртазе зрелого ученого-астронома. После этого Муртаза начал самостоятельно изучать труд Зейда Гасана по астрономии «МатIлагIу сугIуд» и «Таблицы движения планет» французского учёного-астронома Жозефа Лаланда. Однако новые книги поддавались ему трудно. Поэтому он часто ездил в Темир-Хан-Шуру к известному учёному-астроному Гамзат-хаджи Дациеву для консультации по непонятным вопросам.

После возвращения в родной аул Муртаза продолжал самостоятельно заниматься, делал вычисления солнечных и лунных затмений, составлял первые вечные календари, рузнаме, необходимые как для совершения молитв, так и для определения точного времени видимости Луны. Учёный с большой точностью составил таблицу восхода и захода Солнца, определил долготы дня и ночи для с. Кудали.

Муртаза часто рассказывал односельчанам о своих вычислениях, предсказывал солнечные и лунные затмения. По заказу Муртазы местный самоучка, мастер на все руки Маго

Муртаза стал известен как ученый астроном в родном ауле и за его пределами. Обучаться астрономии к нему приходили ученики не только из Дагестана, но и со всего Северного Кавказа. У Муртазы обучались астрономии Али Каяев, Магомед Дибиров (сел. Гочоб), Абусуфьян Акаев (сел. Н.Казанище) и т. д.

В сентябре 1937 г. Муртаза Гасанов был арестован органами НКВД и без суда и следствия казнён в Махачкалинской тюрьме как «антинародный реакционный учёный». Родственники тайно, глубокой ночью, перевезли тело покойного в г. Буйнакск. Его похоронили на мусульманском кладбище города, рядом с мавзолеем учёного Сиражудина-хаджи из с. Инхо.

Все астрономические приборы и календари хранятся в школьном музее с. Кудали и у М.-М. Халималова Выходцем из с. Кудали был известный педагог и просветитель Эльдаров Камиль Магомедович, родившийся в 1886 г. Его родители владели арабской грамотой, которой обучили и своих детей.

У Камиля с детства проявились способности к языкам и большая тяга к знаниям. В семилетнем возрасте его отдали в медресе. Учеба продолжалась вплоть до 1917 г. Учился он в разных учебных заведениях Дагестана и Северного Кавказа. В совершенстве овладел арабской грамматикой, филологией, историей и канонами ислама, которым следовал до конца своей жизни. Его прекрасные способности к языкам позволили хорошо овладеть, кроме родного аварского, русским, арабским, кумыкским, турецким, персидским, узбекским и др. языками.

Февральскую революцию Камиль встретил в с. Н. Казанище, где продолжал совершенствовать своё образование. Он поступил на учительские курсы, чтобы продолжить свое светское образование. Занятия на них проводились на кумыкском и татарском языках.

После окончания курсов К.М. Эльдарова направили в распоряжение Гунибского наробраза. Затем, после месячной педагогической стажировки, назначили инспектором в с. Чох и делегировали для организации светских школ в Гунибском округе. Как полномочный представитель округа, он официально открыл школы во всех крупных аулах района – Чохе, Кудали, Согратле, Ругудже, Бацаде, Хоточе, Салте, Кулабе и т. д.

Немало усилий приложил К.М.Эльдаров к открытию школ в таких крупных селениях, как Телетль и Кахиб. В них он проработал несколько лет. Проводил большую разъяснительную работу среди земляков, говорил о плюсах светского образования, так как в те времена образование получали в основном религиозное. Много пришлось убеждать джамааты этих сел, чтобы выделили помещения для светских школ.

Очень сложно было в то время быть учителем, подобрать педагогические кадры, не хватало учебников, горцы неохотно отправляли в школы своих детей, особенно девочек. Жили дагестанцы бедно, и каждая пара рабочих рук в семье была на учете. Камиль Эльдаров часто вспоминал, как было трудно налаживать систему образования горцев в первые годы Советской власти. Было сильное противостояние со стороны богатых людей и духовенства. Зачастую в столице республики проходили жаркие дискуссии, споры интеллигенции об общественном устройстве Дагестана. Камиль Эльдаров очень симпатизировал Махачу Дахадаеву, с которым никто не мог сравниться в красноречии и логике. Он часто выполнял поручения Махача, а когда тот уехал в Астрахань, Камиль Эльдаров вернулся в свой Гунибский район.

Огромен вклад К.М. Эльдарова в открытие и организацию ликбезов, школ для обучения взрослых грамоте. Немного легче стало в середине 20-х гг. После нескольких лет просветительской деятельности учителя в сёлах постепенно стали пользоваться уважением. Педагогический состав пополнился новыми кадрами. В районе стало больше школ. К.М.Эльдаров стал любимцем народа, его популярность росла из года в год.

Перед войной Камиль Магомедович преподавал в Гергебильской школе, затем вновь в Кудалинской. Когда началась война, решил добровольцем уйти на фронт, но Гунибский военкомат отказал ему в этом, так как ему было 55 лет, к тому же в горах было трудно с учительскими кадрами. Пришлось вернуться в школу. В эти годы К.М.Эльдаров активно занимался литературным творчеством, опубликовал ряд патриотических стихов в газете. Он написал букварь в стихах, о содержании которого рассказал на республиканском совещании учителей, рукопись была представлена в Институт школ республики. Много внимания он уделял методике преподавания в начальных классах.

В послевоенные годы работал в Гунибском детдоме, даря сиротам отцовскую любовь, был им надежным старшим другом.

Проработав 40 лет учителем, он вышел на пенсию и до своей кончины в 1973 г. жил в родном Кудали. Продолжал активную литературную и общественную деятельность, писал стихи, статьи и рассказы. Многие его ученики стали известными учеными, деятелями народного хозяйства и культуры. Среди них известный дагестанский ученый Х.М.Фаталиев, профессора братья Гирей и Гаджи-Магомед Гиреевы.

К.М.Эльдаров внес неоценимый вклад в культурное возрождение Дагестана, он по праву занимает достойное место среди первых советских учителей.

Особое место в плеяде учёных-кудалинцев занимает яркая и многогранная личность Халила Магомедовича Фаталиева. Он родился в семье крестьянина 21 января 1915 г. Его отец для своего времени был человеком просвещённым, окончившим мусульманскую школу. Некоторое время он работал писарем (на местном языке) в канцелярии участкового наиба.

В 1924 г., поступив в Кудалинскую начальную школу, Х. М. Фаталиев перешёл в школу аула Салта, т. к. в Кудали не было 4-го класса. Затем воспитывался в школе-интернате.

С самого начала сознательной жизни Халила Магомедовича Фаталиева отличали поразительная сознательность и целеустремленность, понимание долга перед обществом. Несмотря на многочисленные общественные нагрузки, 4-годичный курс техникума был завершен Фаталиевым за 3 года. В 1932 г. Дагестанский обком ВКП (б) направил его на учёбу в рабочую аспирантуру МГУ. Вскоре аспирантура была ликвидирована, а Х.М.Фаталиева оставили на физико-математическом факультете МГУ для продолжения учёбы.

Можно только поразиться, как быстро освоился 17-летний парень из одного из самых глубинных сёл Дагестана в высокоинтеллектуальном коллективе Московского университета. Ведь ещё в те годы он был одним из лучших университетов Европы, а факультет, где обучался Фаталиев, – одним из самых трудных. С 1935 по 1939 гг. он проработал в институте хозяйства, а с 1939 г.

Фаталиев был доцентом на кафедре теоретической физики Военно-артиллерийской академии.

В предвоенные годы в Дагестане остро чувствовался недостаток квалифицированных специалистов. Поэтому в 1940 г. его направили для заведования кафедрой физики Дагпединститута в Махачкалу.

С первых же дней войны Х.М.Фаталиев обратился в военный комиссариат с просьбой отправить его на фронт. Но энергичные и преданные науке люди нужны были в республике. В те тяжёлые годы Халил Магомедович приобрёл огромный авторитет среди студентов и профессорско-педагогического состава. Он работал заведующим вновь созданного отдела школ Дагестанского обкома ВКП (б). В партийной характеристике Фаталиева отмечалось, что он обладает организаторскими способностями, быстро ориентируется в обстановке, правильно и принципиально подходит к решению вопросов. В республике ощущался острый недостаток школьных работников, многие школы были реорганизованы, росло количество беспризорных детей, для которых нужны были детские дома и интернаты. Как пишет в книге, посвященной 5-летию со дня гибели Х.М.Фаталиева его близкий друг М.О. Сайгидов, надо было серьёзно подумать о подготовке кадров для всех отраслей народного хозяйства республики из коренных народностей Дагестана.

За достижения в развития народного хозяйства и культуры Дагестана Президиумом Верховного Совета СССР в 1944 г. Х.М.Фаталиев был награждён орденом «Знак Почета».

Научные труды Х.М.Фаталиева отличаются стройной логической последовательностью, свидетельствуют о широкой эрудиции и глубоких познаниях автора. Его острый ум быстро и глубоко схватывал суть самых сложных вопросов науки. Он обладал даром с чрезвычайной ясностью и лаконичностью раскрывать любую трудную проблему слушателям и читателям.

Широкое признание как философ и блестящий лектор Х.М.Фаталиев получил и за рубежом. Его монографии переведены на французский, румынский, немецкий и английские языки, его выступление на XII Всемирном конгрессе философов в Венеции вызвало оживленную дискуссию.

Х.М.Фаталиев ушел из жизни трагически, в полном расцвете сил, не реализовав многочисленных творческих планов. Он погиб 23 октября 1959 г. в возрасте 44 лет в авиационной катастрофе. Вся его жизнь была отдана служению науке, народу.

Всей своей жизнью он снискал глубокое уважение и любовь научной общественности. Народы Дагестана высоко ценили и горячо любили Халила Магомедовича за его талант и творческую деятельность. В знак уважения и памяти воздвигнут бронзовый бюст профессора Х.М.Фаталиева перед зданием Дагестанского государственного университета. Физическая лаборатория университета им. В.И.Ленина, организатором которой был Х.М.Фаталиев, Гунибская средняя школа и совхоз на родине профессора, в сел. Кудали, тоже носят имя Халила Магомедовича Фаталиева.

Яркая, самобытная история Кудали, научное наследие его видных представителей на сегодняшний день изучены очень мало. Предстоит большая работа в данном направлении, сулящая множество интересных открытий, которые закроют многие белые пятна, до сих пор ещё существующие в истории Дагестана.


Литература | Дагестанские святыни. Книга вторая | Литература