home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Победа 

Когда корабли начали причаливать к берегу, земля выглядела черной неизвестностью, а небо – исколотой звездами темно-синей тканью с прорезями облаков. Вдалеке, на темной воде все еще догорали разбросанные остатки флота Праматери Вексен.

Команды кораблей спрыгивали с бортов, сквозь прибой слышался их хохот, а глаза сияли триумфом в свете сотен костров, разожженных на берегу.

Скара наблюдала за ними и ужасно хотела узнать, кто жив, кто ранен, кто погиб – ее так и подмывало самой броситься в море, чтобы выяснить поскорее.

– Вон! – сказала Сестра Оуд, указывая, и Скара увидела носовую фигуру Черного Пса, команда которого уже шла по гальке. Она почувствовала безрассудный прилив облегчения, когда увидела улыбающееся лицо Синего Дженнера. А потом воин рядом с ним стянул позолоченный шлем, и ей ухмыльнулся Рэйт. И уже было неважно, посчитала бы это Мать Кира пристойным или нет, но Скара бросилась по берегу им навстречу.

– Победа, моя королева! – крикнул Дженнер, и Скара схватила его, обняла, вцепилась ему в уши и притянула голову, чтобы поцеловать в макушку.

– Я знала, что вы меня не подведете!

Дженнер покраснел и кивнул вбок.

– Благодаря ему. Он убил капитана, один на один. Никогда не видел такого прекрасного боя.

Глаза Рэйта были яркими и дикими, и прежде чем Скара поняла, что делает, она уже и его обнимала. Ее нос наполнился кислым запахом пота, который почему-то не казался неприятным. Он без труда поднял ее в воздух, легко покружил, словно она была из соломы, и оба они смеялись, пьяные от победы.

– У нас есть для вас трофеи, – сказал он, переворачивая холщовую сумку, и на песок посыпалась звенящая масса колец-денег.

Ухмыльнувшись, Сестра Оуд присела на корточки, чтобы покопаться в золоте и серебре, на ее круглом лице появились ямочки.

– Это не повредит сокровищнице Тровенланда, моя королева.

Скара положила руку на плечо министра.

– Теперь у Тровенланда есть сокровищница. – С этим золотом и серебром она могла начать кормить своих людей, может, даже восстанавливать то, что сжег Светлый Иллинг, и быть королевой, а не девчонкой с титулом из дыма. Она подняла бровь, глядя на Рэйта.

– Должна признаться, я не питала сильных надежд на твой счет, когда ты впервые сел рядом со мной.

– Я и сам на свой счет сильных надежд не питал, – сказал он.

Дженнер сгреб его и потрепал его светлые волосы. 

– И кто мог вас винить? Он выглядит безнадежным ублюдком!

– Тебе бы только поболтать, старик, – сказал Рэйт, отбрасывая руку Дженнера.

– Вы оба показали себя великими бойцами. – Скара выбрала два золотых браслета и протянула один Дженнеру, думая, как гордился бы дед, если б видел, как она раздает подарки своим воинам. – И верными друзьями. – Она взяла широкое запястье Рэйта и надела на него другой браслет, а потом, в темноте между ними, скользнула пальцами по его руке. Он повернул ладонь, Скара коснулась ее и провела по ней большим пальцем туда и обратно.

Она подняла глаза – он смотрел прямо на нее. Словно больше в мире не на что было смотреть. Мать Кира определенно не назвала бы это пристойным. Да и никто не назвал бы. Возможно, именно поэтому это так волновало Скару.

– Сталь была нашим ответом! – донесся рев.

Она вырвала руку и повернулась к королю Утилу, который вышагивал по берегу, а за его плечом улыбался Отец Ярви. Люди повсюду высоко вскидывали мечи, топоры, копья. Клинки, иззубренные в битве днем, блестели в свете костров и сами пылали цветами пламени, так что казалось, будто Железный Король и его спутники идут через море огней.

– Мать Война была с нами! – Из темноты дюн показался Гром-гил-Горм. На его покрытом шрамами лице появилась свежая рана, а борода спуталась от засохшей крови. Рядом с ним шагал Ракки с огромным королевским щитом, тоже покрытым новыми отметинами. С другой стороны шел Сорьёрн с охапкой захваченных мечей. За ними следовала Мать Скаер, ее тонкие губы все время шевелились – она напевала благодарственные молитвы Матери Ворон.

Два великих короля, два знаменитых воина, два старых врага встретились и посмотрели друг другу в глаза поверх угасающего костра. По всему заполненному людьми берегу стихли и смех и крики, и лишь Та Кто Напевает Ветер тянула пронизывающий мотив, взметая яркие искры, которые кружились и падали на гальку и в море.

Потом Ломатель Мечей выпятил огромную грудь, цепь из наверший его павших врагов замерцала, и он заговорил громовым голосом:

– Я смотрел в море и видел, как мчатся корабли. Я видел флот, подобный серой чайке, который разметал корабли Верховного Короля, словно скворцов. Железо было на мачтах и в руках ее воинов. Железным был глаз ее безжалостного капитана. Она устроила железную резню на воде. Столько трупов, что хватит даже утолить голод Матери Моря.

Железный шепот понесся по рядам воинов. От гордости за свою силу и за силу своих вождей. От гордости, о которой они расскажут в песнях сыновьям. От гордости, которая ценнее золота. Утил широко раскрыл свои безумные глаза, и медленно опускал свой меч, пока тот не уперся в землю острием. Его голос был резким, как скрежет точила.

– Я смотрел на землю и видел собравшуюся рать. Черным было знамя, что развевалось на ветру над ними. Черной была ярость, что обрушилась на их врагов. В море были сброшены воины Верховного Короля. Сталь громыхала, разбивая шлемы и раскалывая щиты. Красным был прибой, омывавший их останки. Столько трупов, что хватит даже утолить голод Матери Войны.

Два короля сжали друг другу руки поверх огня, и поднялся мощный крик, и раздался лязг металла, когда мужчины застучали иззубренным оружием по выдолбленным щитам, и стук кулаков по кольчугам на плечах товарищей, и Скара хлопала в ладоши и смеялась вместе со всеми.

Синий Дженнер поднял брови:

– Нормальные вирши, с учетом того, как быстро их сложили.

– Можно не сомневаться, скальды их позже отточат! – Скара теперь знала, что значит завоевать великую победу, и это было чувство, о котором хотелось петь. Верховного Короля вышвырнули с земель ее предков, и впервые с тех пор, как она сбежала из горящего Леса, на сердце у нее было легко…

Потом она вспомнила ту вежливую улыбку, запятнанную кровью деда, и содрогнулась.

– Был ли Светлый Иллинг среди мертвых? – крикнула она.

Гром-гил-Горм повернул к ней темные глаза.

– Я не видел ни следа этого пса, поклоняющегося Смерти, ни его Спутников. На берегу мы вырезали слабо вооруженную и плохо управляемую толпу.

– Отец Ярви. – Мимо Скары проскользнул мальчишка и подергал министра за плащ. – Прилетел голубь.

По какой-то причине она почувствовала холодок беспокойства в животе, когда Отец Ярви положил посох из эльфийского металла на руку и в свете костра развернул клочок бумаги.

– Откуда?

– Ниже по берегу, из-за Йельтофта.

– У меня есть люди, которые следят за морем… – Он умолк, читая неразборчивые буквы.

– Какие новости? – спросил король Утил.

Ярви сглотнул, от неожиданного порыва ветра бумажка в его пальцах затрепетала.

– Армия Верховного Короля пересекла пролив на западе, – пробормотал он. – Десять тысяч воинов стоят на земле Тровенланда и уже маршируют сюда.

– Чего? – спросил Рэйт. Его рот все еще улыбался, но лоб в замешательстве сморщился.

Неподалеку люди неуклюже плясали под музыку дудок, смеялись, пьянствовали и праздновали, но вокруг двух королей все лица внезапно помрачнели.

– Вы уверены? – В голосе Скары слышалась умоляющая нотка помилованного узника, который узнал, что умрет за другое преступление.

– Уверен. – Ярви смял бумажку и швырнул в огонь.

Мать Скаер зашлась в безрадостном смехе.

– Все это было хитростью! Небрежный щелчок пальцев Праматери Вексен, чтобы отвести нам глаза, пока она другой рукой наносит настоящий удар.

– Уловка, – выдохнул Синий Дженнер. 

– Она принесла в жертву всех этих людей? – спросила Скара. – Ради уловки?

– Ради большего блага, моя королева, – прошептала Сестра Оуд. Несколько костров дальше по берегу зашипели оттого, что на гальку хлынула холодная волна.

– Она бросила в бой свои слабейшие корабли. Слабейших воинов. Людей, которых больше не нужно вооружать, кормить и о которых не надо больше беспокоиться. – Король Утил одобрительно кивнул. – Ее безжалостностью можно только восхищаться.

– Я думал, Мать Война улыбнулась нам. – Горм хмуро посмотрел в ночное небо. – Похоже, ее благодать снизошла где-то в другом месте.

По мере того как распространялись новости, смолкала музыка и празднования вместе с ней. Мать Скаер сердито посмотрела на Ярви.

– Ты думал обхитрить Праматерь Вексен, но она обхитрила тебя и нас всех вместе с тобой. Заносчивый глупец!

– Вашей мудрости я не слыхал! – прорычал Отец Ярви в ответ, и тени чернели в ложбинках его разгневанного лица.

– Стойте! – взмолилась Скара, встав между ними. – Мы должны быть вместе, и сейчас больше, чем когда-либо.

Но уже разрастался гул голосов. Такой же шум, как она слышала за своей дверью в ту ночь, когда воины Верховного Короля пришли в Йельтофт.

– Десять тысяч человек? Это в три раза больше, чем мы победили сегодня!

– Вдвое больше, чем есть у нас!

– И, может быть, другие плывут через пролив!

– Видимо, Верховный Король нашел корабли.

– Надо ударить сейчас, – бросил Утил.

– Надо отойти, – прорычал Горм. – Заманить их на нашу землю.

– Стойте, – прохрипела Скара, но восстановить дыхание не получилось. Кровь пульсировала у нее в ушах. Что-то захлопало в черном небе, и она сдавленно выдохнула. Рэйт схватил ее за руку и оттащил себе за спину, выхватывая кинжал.

Из ночного неба на плечо Матери Скаер села птица. Ворона, которая сложила крылья и уставилась, не мигая, своими желтыми глазами.

– Светлый Иллинг пришел! – каркнула она.

Неожиданно Скара снова оказалась в темноте, и снаружи за окнами горел безумный свет костров, и белая рука тянулась, чтобы коснуться ее лица. Она почувствовала, как свело внутренности, колени задрожали, и ей пришлось схватиться за руку Рэйта, чтобы не упасть.

В тишине Мать Скаер развернула клочок бумаги с ноги своей вороны. В тишине прочитала знаки, и ее каменное лицо закаменело еще сильнее. В тишине Скара почувствовала, как страх проникает в нее еще глубже, словно вьюга, словно огромный камень, сдавливает грудь, и в глубине горла поднимается горечь.

Она вспомнила, что говорил ей дед. Победа – это прекрасное чувство. Но оно всегда скоротечно.

В ночи ее голос был совсем слабым. 

– Что там?

– Еще темные вести, – сказала Мать Скаер. – Я знаю, где был Светлый Иллинг. 


Убийца | Полвойны | Цена