home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Реликвии

– Вот это место, – сказала Скифр.

Это был обширный зал с высокими балконами, в котором повсюду валялись сломанные стулья, и было темно от грязи, покрывавшей окна. Сразу за дверью стоял покореженный стол, над которым висело что-то, похожее на огромную монету с эльфийскими буквами по краям. Дальше когда-то шла стена из стекла, но теперь она была разбита, осколки хрустели под сапогами Колла, когда он шагал по ним в сторону арочного прохода. Одна его дверь отвалилась, а другая висела на сломанных петлях. Зал позади вскоре исчез во тьме, в тенях капала вода.

– Не помешал бы свет, – пробормотал он.

– Конечно. – Раздался щелчок, и в тот же миг всю комнату залил свет. Отец Ярви выхватил свой изогнутый меч, который всегда носил с собой, а Колл отпрянул к стене, хватаясь за кинжал.

Но Скифр лишь хихикнула. 

– Здесь не с кем сражаться, кроме себя, а в этой бесконечной войне клинки не помогут.

– Откуда идет свет? – пробормотал Колл. На потолке висели трубки, сиявшие слишком ярко, чтобы на них смотреть, словно частички Матери Солнца, пойманные в бутылки. 

Скифр пожала плечами, медленно проходя мимо него в зал.

– Магия.

Потолок обвалился, некоторые трубки висели на спутанной проволоке, свет мерцал и потрескивал, неровно освещая насупленные лица двух министров, которые осторожно шли за Скифр. Всюду валялась разбросанная бумага. Расползшиеся кучи тянулись вглубь, намокшие, но не сгнившие и все исписанные словами, словами, словами.

– Эльфы думали, что могут поймать мир в письмена, – сказала Скифр. – Что достаточное количество знаний поставит их превыше Бога.

– И вот награда за их заносчивость, – пробормотала Мать Скаер.

Они прошли через рождающий эхо зал, заполненный столами, на каждом из которых стояла странная коробка из стекла и металла. Все ящики были вырваны и шкафы перевернуты, из них извергались кучи бумаг. 

– До нас здесь побывали воры, – сказал Колл.

– Другие воры, – добавила Скаер.

– В мире нет опасности столь ужасной, чтобы кто-то не отважился извлечь из нее прибыль.

– Вот это мудрость от такого юного, – сказала Скифр. – Но, думаю, ворам досталась только смерть. Сюда.

Ступеньки, освещенные красным светом, вели вниз. Далеко внизу раздавалось гудение. Холодное дуновение воздуха коснулось лица Колла, когда он заглянул за перила и увидел, что квадратная спираль ступенек спускается на бесконечную глубину. Он отпрянул, и его голова неожиданно закружилась.

– Путь вниз долог,– прохрипел он.

– Тогда лучше начнем, – сказал Отец Ярви, шагая через две ступеньки. Его иссохшая рука шаркала по перилам.

Они не разговаривали. У каждого и так было полно своих страхов, чтобы впускать еще и чужие. Чем глубже они спускались, тем громче звучало эхо их тяжелых шагов, тем сильнее нарастало то странное гудение в стенах и в самой земле – пока у Колла не начали стучать зубы. Они спускались ниже и ниже, в самую утробу Строкома, мимо предупреждений, написанных на гладком эльфийском камне красными эльфийскими буквами. Колл не мог их прочитать, но о значении догадывался.

Назад. Забудь об этом безумии. Еще не поздно.

Вряд ли он мог бы сказать, сколько времени они спускались, но ступеньки наконец закончились, как и всё в этом мире. На дне тянулся другой коридор, темный, холодный и пустой, за исключением красной стрелы на полу. Стрела вела их к двери. К узкой двери из тусклого металла, рядом с которой на стене была приделана усеянная выпуклостями панель.

– Что это за место? – пробормотала Мать Скаер.

Что-то в ужасающей прочности этой двери напомнило Коллу похожую дверь в канцелярии королевы Лаитлин, за которой, по ее словам, хранились ее безграничные богатства.

– Хранилище, – пробормотал он.

– Склад оружия.

И Скифр начала петь на языке эльфов. Сначала тихо и низко, потом все выше, быстрее, как пела в степи на Запретной, когда Конный Народ явился за их кровью. Глаза Отца Ярви жадно и ярко блестели. Мать Скаер отвернулась, чтобы сплюнуть от отвращения. Скифр сделала над панелью знак левой рукой, а правой стала нажимать выпуклости в порядке, за которым не могли уследить даже острые глаза Колла.

Внезапно зеленый драгоценный камень над дверью ярко загорелся. Раздался щелчок отодвигаемых засовов. Колл сделал шаг назад, чуть не врезавшись в Мать Скаер, и дверь приоткрылась, дохнуло воздухом, словно распечатали старинную бутылку. Ухмыляясь через плечо, Скифр широко ее распахнула.

За дверью был коридор, уставленный стойками. Они напомнили Коллу стойки, в которых держали копья в цитадели Торлби. На них в тусклом свете сверкали эльфийские реликвии. Дюжины реликвий. Сотни. Сотни сотен. Стойки показывались вдали по мере того, как загорались огни, один за другим. 

– Эльфийское оружие, – сказала Скифр, – как и обещала.

– Хватит, чтобы снарядить армию на войну, – выдохнул Отец Ярви.

– Да. Оно было выковано для войны против Бога.

Рядом с такой искусной работой гордые достижения Колла и Рин казались примитивными поделками из глины. Каждое оружие было двойником соседнего, прекрасным в своей безукоризненной простоте. Каждому было по тысяче лет, но оно оставалось таким же идеальным, как в день создания.

Колл пробрался через дверь, уставившись на работу эльфов в благоговейном ужасе, изумлении и с немалой долей страха. 

– Оно такое же могущественное, как то, что ты использовала на Запретной?

Скифр фыркнула.

– То была детская иголка рядом с копьем героя.

Та штука за несколько мгновений разодрала и подожгла в продуваемой ветрами степи шестерых человек, а еще несколько дюжин бежали, спасая свои жизни. 

– На что же способно это? – прошептал Колл, мягко, неуверенно трогая оружие кончиками пальцев. Его идеальная поверхность была скорее выращена, чем выкована, не грубая и не гладкая, не холодная и не теплая.

– С этим оружием немногочисленные избранные смогут уничтожить армию Праматери Вексен, – сказала Скифр. – Десять таких армий. Тут есть даже предметы, которые заставят ваш посох посылать Смерть. – Она бросила Отцу Ярви плоскую коробочку. Он схватил ее, и в ней что-то застучало, словно она была наполнена деньгами.

– Посох министра Гетланда? – Колл удивленно моргнул, глядя на нее. – Это оружие?

– О, какая ирония! – Скифр безрадостно хихикнула, снимая одну из реликвий со стойки. – Удивительно, что могут не заметить прямо у себя под носом даже самые хитроумные люди.

– Они и сейчас опасны? – спросил Колл, отдергивая руку.

– Их надо подготовить, но я обучу вас ритуалам, как учили и меня, как учили моего учителя. Всего лишь один день с командой Южного Ветра, и они будут готовы. Нужны годы, чтобы научиться управляться с мечом, и за эти годы ученик учится уважать оружие, учится сдержанности, но это... – Скифр прижала тупой конец к плечу, так что теперь смотрела вдоль реликвии, и Колл увидел, что выемки и отверстия были рукоятями для рук, сделанными так же удобно, как рукоять меча. – Каким бы слабым ни был человек, держащий это, он в один миг станет воином куда более великим, чем король Утил, Гром-гил-Горм или сам Светлый Иллинг.

– От этого полпути до того, чтобы стать богом, – пробормотала Мать Скаер, горько качая головой. – Эльфы не могли контролировать эту силу. Надо ли давать ее людям?

– Мы должны принять ее с благодарностью. – Отец Ярви осторожно поднял со стойки одну из реликвий. И явно не собирался возвращать ее обратно.

Скифр уперла свое оружие в поднятое бедро.

– Как в имени Бога семь букв, так и мы должны взять семь орудий.

Отец Ярви поднял реликвию и указал ей на бесчисленные стойки.

– Ты забыла? Здесь же нет бога. – Его иссохшая рука не подходила к рукояти так же хорошо, как рука Скифр, но все равно он крепко держал древнее железо. – Мы возьмем столько, сколько сможем унести.


Не любовник | Полвойны | Убийца