home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Изменяя мир 

– Я знаю, что это был ты! – рычала Мать Скаер, и ее гнев доверху заполнял Палату Шепота, отражаясь таким яростным эхом, что Колл вжал голову в плечи. – Или эта твоя сучка…

– Если вы о королеве Скаре, то она не сучка и не моя. – Ярость Матери Скаер была бессильна против улыбки Праотца Ярви, как стрелы против эльфийского камня. – Если бы вы знали, что я за это в ответе, то вы бы предоставили доказательства. Но я знаю, что их у вас нет, потому что я тут ни при чем.

Скаер открыла рот, но Ярви ее перебил.

– Мы говорим о Гром-гил-Горме, Ломателе Мечей, Создателе Сирот! Он хвастался, что ни у кого не было больше врагов! Каждое навершие на его цепи – это счет, который кто-то хотел оплатить.

– И, в конце концов… – Колл развел руками и постарался придать лицу как можно более искреннее выражение. – Иногда… люди просто умирают.

Мать Скаер обратила на него свой леденящий взор. 

– О, после такого люди умрут, это я тебе обещаю!

Охранники Ярви несчастно пошевелились. Их лица скрывались за позолоченными масками, зато эльфийское оружие было на самом виду. Люди, которые гребли на Южном Ветре, заболели. Трое уже умерли. Похоже, без волшебных бобов Скифр руины были в точности такими опасными, как рассказывали истории. Пока оттуда нельзя было принести новых реликвий, но у Отца Ярви хватало людей, желающих носить имеющиеся. В конце концов, в тот миг, когда люди их поднимали, они делались сильнее любого воина в любой песне.

– Мать Скаер, вам больше нечем заняться, кроме как бросаться пустыми угрозами в моего ученика? – Праотец Ярви беспечно пожал плечами. – Горм умер без наследника. Ванстерланд может погрузиться в хаос, все воины начнут соревноваться, доказывая, что они сильнейшие. Вы должны сохранить порядок и убедиться, что новый король сядет на трон, пролив не слишком много крови.

– О, я найду нового короля, – прорычала она, злобно глядя на Ярви. – А потом я докопаюсь до правды и потребую расплаты. – Она указала когтистым пальцем на статую Высоких Богов. – Боги все видят! Их правосудие всегда грядет!

Чело Ярви покрылось морщинами.

– По моему опыту они не спешат. Откапывайте какую хотите правду, но пока не будет никакого Верховного Короля. Предыдущий принес нам только кровь, и Расшатанному морю нужно время, чтобы залечить раны. – Он неохотно положил иссохшую руку себе на грудь. – Пока ответственность за власть будет возложена на Министерство, и наступит день Отца Мира.

Мать Скаер с отвращением зашипела.

– Даже Праматерь Вексен не осмеливалась поставить себя так высоко.

– Это не ради меня, а ради большего блага.

– Так говорят все тираны!

– Если вы так презираете мои методы, быть может, вам стоит отказаться от вашего эльфийского оружия? Или оно не такое уж зло, как вы поначалу опасались?

– Иногда со злом нужно сражаться злом. – Скаер посмотрела на охранников Ярви и пошевелила реликвией, которую носила под плащом. – Если уж вы чему и научили наш мир, так только этому.

Ярви нахмурился еще суровее.

– Вы должны относиться с должным уважением, Мать Скаер. Хотя бы к посту Праотца Министерства, если не к тому, кто его занимает.

– Вот все уважение, что у меня для вас есть. – Она плюнула на пол ему под ноги. – Вы еще услышите мое последнее слово. – И ее шаги застучали в огромном пространстве, пока она выходила из Палаты Шепота.

– Жаль. – Ярви спокойно вытер башмаком слюну. – А ведь мы были такими хорошими друзьями. И все же. – Он повернулся к Коллу, ухмыляясь уголком рта. – Враги – это цена успеха, а?

– Так мне говорили, Отец Ярви… – Колл быстро поправился: – То есть Праотец Ярви.

– Да. Идем со мной. 

Хотя Мать Солнце висела высоко и светила ярко, этим утром шел дождь, и серые камни Скекенхауса были усеяны лужами. Все пожары потушили, но все еще чувствовался легкий запах дыма. Убийства прекратились, но в воздухе до сих пор витало насилие. Крики торговцев звучали приглушенно, люди опускали взгляд. Даже отдаленный собачий лай звучал как-то испуганно. Мать Война, может, и сложила крылья, но и Отец Мир еще далеко не уселся за своим ткацким станком.

В длинной тени Башни Министерства собралась толпа просителей. Люди пришли умолять, чтобы выпустили кого-то из узников или даровали какую-то милость. Они стояли на коленях в лужах, съеживаясь, когда мимо проходил непреклонный Праотец Ярви, и кричали ему благодарности за спасение города от шендов. 

Никто не вспоминал, что это он сначала отдал им город. По крайней мере, не в лицо. 

– Раньше люди вам кивали, – пробормотал Колл. – Кланялись, если им на самом деле было что-то нужно. Теперь встают на колени.

– Перед Праотцом Министерства и положено вставать на колени, – пробормотал тот в ответ, отмечая самых подобострастных великодушным взмахом иссохшей руки.

– Да, но они преклоняют колени перед ним или перед эльфийским оружием его охранников?

– Важно только то, что они их преклоняют. 

– Неужели страх и уважение на самом деле одно и то же?

– Конечно нет, – сказал Ярви, не останавливаясь, и отправил нескольких из множества своих охранников расчистить толпу. – Первый же шторм очень быстро развеет уважение. У страха куда более глубокие корни.

Среди развалин ползали команды невольников, выбивались из сил под скорыми на расправу кнутами надсмотрщиков, восстанавливая город таким, каким он был до разграбления. Колл был уверен, что некоторые из них – люди, пользовавшиеся благосклонностью Праматери Вексен. Теперь они узнали, что, чем выше поднимаешься, тем дальше падать.

Это заставило Колла задуматься, действительно ли мир от всего этого кровопролития так уж сильно изменился. Теперь, быть может, другие люди носили ошейники и другие держали цепи, но жизнь осталась такой же, как и прежде. Те же вопросы. Те же ответы.

– Ты необычайно тих, – сказал Праотец Ярви, пока они шли в сторону доков.

– Иногда так усердно работаешь ради чего-то, что, когда цель достигнута, не знаешь, что с этим и делать.

– В конце концов, победа редко ощущается как победа. – Ярви искоса посмотрел на Колла, и как всегда казалось, что он может смотреть прямо в его мысли. – Но это все?

– Есть кое-что… ну… что беспокоит меня. – На самом деле это уже прожгло дыру в разуме Колла с того дня, как произошло.

– Ты никогда не был из тех, кто держит при себе свои тревоги.

Колл пошевелил шеей и почувствовал обнадеживающий стук шкиперских гирек под рубашкой.

– Моя мать всегда говорила мне, что честность – это лучший щит. 

– Прекрасный совет, как и все советы твоей матери. Тогда будь честен.

– Праматерь Вексен… – Он поковырял ноготь. – Она сказала, что не посылала людей, которые сожгли семью Скифр.

Ярви посмотрел на Колла поверх своего носа. С тех пор как он стал Праотцом Министерства, казалось, что он смотрит откуда-то свысока.

– Ложь. Как ложь и то, что в нашем союзе был предатель. Праматерь Вексен знала, как посеять раздор среди врагов. Теперь она делает это из-за Последней Двери.

– Может быть… – Колл прижал кончики пальцев друг к другу так, что они побелели. Каждое слово давалось с усилием. – Вы всегда говорили: ищи, кому выгодно.

Праотец Ярви неожиданно остановился, и Колл услышал, что охранники остановились вместе с ним. Он видел их тени, тянущиеся к нему на камнях. Тени их эльфийского оружия.

– И кому выгодно?

– Вам, – прохрипел Колл, не отрывая взгляда от пальцев, и поспешно добавил: – Или нам. Гетланду. Всем нам. Без того пожара Скифр не вернулась бы на север. Без Скифр не было бы путешествия в Строком. Без путешествия в Строком – эльфийского оружия. Без эльфийского оружия не было бы победы у Оплота Байла. Без победы у Оплота Байла…

Болтовню Колла остановила тяжесть больной руки Отца Ярви на плече. 

– Будущее – это земля, покрытая туманом. Неужели ты думаешь, что я мог бы все это спланировать?

– Возможно…

– Тогда ты и льстишь, и оскорбляешь меня одновременно. Я всегда говорил: власть означает, что одно плечо всегда в тени. Но не оба, Колл. Скифр была нашим другом. Неужели ты и впрямь думаешь, что я послал бы к ней убийц? Сжег бы ее детей?

Глядя в его бледные глаза, Колл думал, есть ли хоть что-нибудь, на что не пойдет Первый из Министров. Но у него было не больше доказательств, чем у Матери Скаер, и даже меньше шансов докопаться до правды. Он заставил себя быстро улыбнуться и покачал головой.

– Конечно нет. Это просто… смущало меня, вот и все.

Отец Ярви отвернулся.

– Что ж, нельзя, чтобы тебя было так легко смутить, если ты станешь вместо меня министром Гетланда. – Он бросил это, как дрессировщик бросает кость, и, конечно, Колл кинулся за ней, как послушный щенок.

– Я? – поспешил он схватить ее, и его голос взвился, как у девчонки. – Министром Гетланда?

– Тебе столько же лет, сколько было мне, когда я принял посох Матери Гандринг. Я знаю, ты не до конца веришь в себя, но я верю в тебя. Самое время тебе пройти испытание, произнести клятву и стать министром. Ты будешь сидеть рядом с Черным Стулом, называться Отцом Коллом, твоими титулами будут растения, книги и тихие слова.

Все, чего он хотел. Уважение, власть и применение его талантам. Отец Колл. Лучший человек из тех, кем он может стать. Отчего же одна мысль об этом наполнила его таким ужасом?

В доках было полно народа, люди торговались, спорили и грозили на шести языках, известных Коллу и как минимум на шести неизвестных. Корабли сталкивались с причалами, друг с другом, подплывая и отплывая, весла спутывались и скрипели.

Многие покидали Скекенхаус во мраке недоверия, спустившемся со смертью Горма. Шенды уже убрались со своей добычей, ворча, что получили лишь часть обещанного. Тровены отправлялись домой восстанавливать разрушенные фермы, разрушенные города, разрушенную страну. Ванстеры без сковывающей их цепи славы Горма уже разбились на группы и спешили назад, чтобы уберечь свое или начать подгребать под себя чужое прежде, чем север захватит зима.

– Многие уезжают, – сказал Колл.

– Верно. – Отец Ярви удовлетворенно вздохнул, наблюдая за суетой. – Но многие и приезжают.

Там были и остроглазые торговки Гетланда, слуги Золотой Королевы, прибывшие, чтобы собирать плату с каждого корабля, проплывающего через пролив. И усердные клирики, сосредоточенные на том, чтобы вышвырнуть Единого Бога прочь, и поющие песни о многих богах на каждом углу Скекенхауса. И каждый день прибывало все больше безземельных воинов, нанятых Праотцом Ярви по всему Расшатанному морю. На их щитах белели свеженанесенные орлы Министерства.

– Они приносят с собой немало мечей, – пробормотал Колл.

– И в самом деле. Надо, чтобы Отец Мир поулыбался некоторое время.

– С каких пор Отец Мир улыбается, глядя на мечи? 

– Только полвойны ведется мечами, Колл, но только полмира добывается плугами. – Ярви положил иссохшую ладонь на рукоять кривого меча, который все еще носил с собой. – Клинок в правильных руках может быть праведным оружием.

Колл посмотрел на группу шедших мимо хмурых воинов, которые так же гордо несли оружие, как новобрачная носит ключ.

– А кто решает, чьи руки – правильные?

– Мы решим. Мы должны решить. Облеченные властью должны отбросить детские сомнения и выбирать меньшее зло. Иначе мир скатится в хаос. Колл, ты все еще сомневаешься?

– Сомневаюсь? – Боги, да он весь состоял из сомнений. – Нет-нет-нет. Нет. – Колл прокашлялся. – Может быть. Я знаю, как много я вам должен. Просто… не хочу вас подвести.

– Ты нужен мне, Колл. Я обещал твоему отцу, что освобожу тебя, и освободил. Я обещал твоей матери, что присмотрю за тобой, и присмотрел. – Его голос стал тише. – У меня тоже есть сомнения, и ты… помогаешь мне выбрать то, что правильно. – В его голосе появилась слабость, которой Колл никогда прежде не слышал и не ожидал услышать. Почти отчаяние. – Ральф вернулся назад в Торлби, чтобы остаться со своей женой. Мне нужен кто-то, кому я могу доверять. Кто-то, кто напоминает мне, что я способен на хорошее. Не большее благо, а просто… хорошее. Пожалуйста. Помоги мне стоять в свете.

– Мне еще столькому надо научиться… – проблеял Колл, но как он ни увиливал, выхода не было.

– Ты научишься в процессе. Как я. Как положено любому человеку. – Ярви щелкнул пальцами. – Давай плюнем на Испытание.

Моргнув, Колл удивленно уставился на него.

– Плюнем?

– Я Праотец Министерства, кто мне возразит? Можешь произнести свою клятву сейчас. Встань на колени, Колл-резчик, и поднимись Отцом Коллом, министром Гетланда!

Колл, может, и не думал, что будет вставать на колени на пристани, но всегда знал, что этот миг настанет. Он мечтал о нем, гордился им, жадно учил слова всем сердцем.

Он медленно покачнулся и встал на колени, Колл-резчик, и влага промочила его штаны. Улыбающийся Праотец Ярви возвышался над ним. Ему не нужно было угрожать. Безликие охранники, все еще видневшиеся за его плечами, делали это за него.

Чтобы стать министром, Коллу нужно было лишь произнести слова. Чтобы стать не просто Братом Коллом, но Отцом Коллом. Чтобы стоять рядом с королями и изменять мир. Чтобы стать лучшим из тех, кем он мог стать, как и хотела его мать. Никогда не быть неудачником. Никогда не быть слабым. Не иметь ни жены, ни семьи, кроме Министерства. Оставить свет и навсегда убрать одно плечо в тень. Как минимум одно.

Ему оставалось лишь произнести слова и встать. 


Самый счастливый день  | Полвойны | Один голос