home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



43

Когда мы добрались до моего дома, терпение Тинни Тейт практически иссякло. Я честно ни слова не говорил по поводу ее умения выбирать обувь по погоде. Самое последнее дело дразнить молнию.

Я полез в карман за ключом, когда дверь отворилась.

За дверью стояла и смотрела на меня Пулар Паленая, и вид она имела такой… слегка одурманенный.

— Что такое? — спросил я.

— Я не смогла его выследить.

— Кого?

— Лазутчика Фелльске. Того, которого хотел отыскать мистер Дотс. Я не смогла его выследить. — Она вконец расстроилась. — Никогда еще такого не бывало.

— Мне очень жаль. Но не стоит так убиваться.

Тинни пнула меня в спину — я сразу сообразил, что, если бы Паленая родилась человеком, она как раз сейчас и ударилась бы в слезы.

— Ладно, ладно. Как ему удалось замести след? — Профессиональный разговор — вот что помогает лучше всего. Это выведет ее из мрачных мыслей о собственной несостоятельности.

— А откуда вы… — Она оглянулась на дверь в комнату Покойника, явно готовясь укорять его за разглашение ее девичьих секретов. Можно подумать, я и сам не способен догадаться. — Все время выбирал дорогу по таким местам, где вонь перебивала все запахи. Даже его.

— И отходил другими путями, не теми, что приходил. Верно? — предположил я.

— Возможно. Я думаю…

— Что?

— Извините. Я немножко не в себе сейчас.

— Понимаю. Я там был. А ты не могла обойти область с сильной вонью кругом и поискать место, где выходит его след?

— Теоретически — да. Но на самом деле — вряд ли. Там такая сильная вонь, что нюх отшибало. И все, кто оттуда выходил, тащили с собой эту вонь. — Должно быть, она говорила про скорняжный квартал. В том, что касается вони, скорняки вне конкуренции. — Я, наверное, вообще могу распознать только таких, кто пахнет, как Плоскомордый Тарп, когда ему совсем уж одиноко. — Все-таки Паленая просто чудо. Я с трудом сдержал улыбку. Как она прошлась по Тарпу. Когда он выходит на вечернюю прогулку, он поливается чем-то вроде… не знаю даже, с чем и сравнить. Это вне всяких сравнений. Вот его-то точно не потеряешь. Паленая его даже под водой нашла бы. Иногда это просто невыносимо. И результаты вполне предсказуемые — полный облом, если только он не наткнется на женщину, совершенно слепую и начисто лишенную обоняния. Ну, или на одну из тех, у кого такой же дурной вкус на парфюмерию, как у него. Таких не так уж и мало, хотя большинство их все равно не по зубам мистеру Тарпу.

Гаррет.

— Что ж, вот и ответ на главный вопрос. Его Самозванство изволили проснуться. А теперь, если Дин сообразит нам обед, достаточный, чтобы насытить меня и мою ненаглядную, жизнь вообще можно считать распрекрасной.

— Ты когда-нибудь заткнешься? — прорычала Тинни.

— Туфли жмут, — пояснил я Паленой. — И с утра крошки во рту не было.

— В следующий раз, как соберусь сюда, надену зимние башмачки, — вздохнула Тинни.

— Только не те, красивые. Возьми попроще, рабочие.

— Сапоги до бедра? Может, еще и лопату захватить?

От дальнейшей дискуссии на тему обуви я воздержался.

— Паленая, мне сегодня в голову пришла одна мысль насчет разницы между людьми и крысюками.

— Правда? — мгновенно насторожилась она.

— Мы видели призраков. Все мы видели. Некоторые еще и музыку слышали. — Я рассказал ей все, не углубляясь в подробности. Старые Кости тоже слушал. — Но ты и твой брат со своими парнями — никто из вас ничего такого не видел.

Паленая ухитрилась придать своей мордочке удивленное выражение.

— Придется поверить вам на слово.

Черт! Вот забавно будет, если она научится еще и мимику человеческую воспроизводить. Надо с этим поосторожнее, пока она не закончила свою жизнь на костре.

— Пошли-ка перетрем это с Покойником. — Ну как еще назвать ситуацию, когда Его Самозванство копается в мозгу у нас, простых смертных, чтобы помочь нам найти смысл жизни?

Твоя циничность перешла границы забавной и начинает понемногу раздражать.

— Что ж, это хорошо. Ты до сих пор не спишь.

А потом мы общались, спорили и выдвигали теории. Горькая правда, увы, заключалась в том, что нам все равно не хватало информации. Мой напарник знал о древних, до ужаса могучих тварях в недрах Танфера не больше моего. Он не вспомнил ни легенд, ни сказок, ни религиозных мифов, хоть как-то объяснявших происходящее.

Конечно, Нежное Лоно — легендарная городская клоака. Этот квартал считался злачным с тех пор, как первые кочевники разбили свои шатры на гостеприимном речном берегу и поленились кочевать дальше.

Одно изрядно меня утешало: моя ненаглядная, стоило ей чуть подкрепиться, сменила настрой и сосредоточилась на стоящей перед нами проблеме.

Мы поели, не прерывая работы. И Динова стряпня не обманула наших ожиданий.

Просто диву даешься, что этот старик может сообразить из каплуна, вина, грибов и нескольких клубней, которым вообще-то полагалось произрастать в теплое время года. И все это под славное, крепкое Вейдерово зимнее горькое.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава