home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



52

— Я забыл вчера вечером спросить. Торнада появлялась?

Ты был рассеян. Она приходила. Она и ее биограф — оба у меня на службе. Оба получили поручения сообразно его и ее самомнению.

Что бы это значило?

— Так ты их разделил? Ты уверен, что это разумно?

Обращение к гордости и самомнению, будучи исполнено с должной тонкостью, часто достигает успеха там, где бессилен даже подкуп.

— Так ты их все-таки разделил. — Если верить слухам, такого не случалось уже несколько месяцев. Даже если бы этого и хотелось самой Торнаде. Именно поэтому те, кто хорошо знает Йона Сальвейшна, и прозвали его Прилипалой. Те же, кто видит в нем просто занудного недоростка, продолжают звать его настоящим именем — Пилсудус Вильчик.

Оба пока увлечены поручениями, но надолго их порыва может не хватить.

— Что от них требуется?

Йон Сальвейшн доведет до конца те библиотечные изыскания, которые ты не смог осуществить. Помощь ему окажет Пенни Кошмарка.

— Да, Торнаде такого определенно не поручишь. — Поместить эту женщину в здание, под завязку набитое книгами? Да она их всех пожжет, чтобы согреться!

Мисс Торнада отловит лиц, с которыми мне хотелось бы побеседовать и на которых у тебя не нашлось времени.

Черт… Впрочем, он говорил правду.

— О, где они — неспешные, ленивые деньки минувших лет?.. Да, но я сегодня до неразумного рано поднялся.

Я ел, продолжая беседовать с Покойником. Многостаночник — так называет таких Тинни. То, что я говорил с набитым ртом, ничего не меняло. Старые Кости все равно знает, что я хочу сказать, прежде чем я успею произнести это вслух.

Интересно, подумал я, что на уме у Тинни. Я ее сто лет как не видел. Ну, не лет, часов.

Его Самозванство не воспользовался идеальной возможностью уколоть меня на этот счет; впрочем, по поводу моего неестественно раннего подъема он все-таки прошелся.

И это дает тебе возможность выполнить кое-какую необходимую подготовительную работу в «Мире» и рядом с ним.

Он набил мою бедную голову поручениями, наиболее неотложные из которых касались сооружения для Плоскомордого и его воинства какой-нибудь будки, чтобы те могли укрываться в ней от непогоды, не опасаясь привидений. Еще он предложил поставить туда печку, чтобы они могли греться, кипятить чай и даже готовить что-нибудь нехитрое.

— Уж не ожидаешь ли ты, что зима будет длиться вечно? — Меня-то смущало другое. Стоит дать ребятам Тарпа теплое место, и их уже не выманить оттуда на холод.

Посмотришь. Он подумал немного. И еще. Топливо. Им потребуются дрова или уголь отапливать будку. Можешь сходить к реке и договориться насчет доставки. Все топливо доставлялось в Танфер исключительно по воде, на баржах.

Еще одно поручение. Причем такое, которое я не знал как исполнять. Обыкновенно это входит в обязанности Дина. Мы не слишком экономим на топливе. Мы достаточно зажиточны для этого. У нас всегда тепло — кроме комнаты Покойника, разумеется. Дрова, древесный и каменный уголь нам привозят — не бесплатно. Так вот, ребятам, доставляющим нам все это, приходится передвигаться в сопровождении вооруженной охраны.

Немного найдется громил, которые осмелились бы напасть на воз с дровами, охраняемый молодцами с арбалетами в руках. Это мало чем отличалось бы от самоубийства. Впрочем, и дураков в наших краях как грязи.

И постарайся с толком использовать имеющееся у тебя сегодня время.

Это звучало угрожающе.

Завтра твоя очередь чистить снег.

— Ох, и не говори!

Ожидается снегопад. И продолжаться он может не один день.

Один профессиональный рассказчик как-то просветил меня насчет того, что удерживать внимание аудитории можно, только если непрерывно обрушивать на них один Оглушительный Катаклизм за другим. Вот так и моя жизнь. Злобные, мстительные и вообще поганые во всех отношениях боги, дергающие за ее ниточки, действуют согласно этому же методу.

Старые религии — их у нас тут несколько сотен, — как правило, сходятся в том, что бедствия и невзгоды каждого отдельно взятого смертного определяются тремя злобными старыми каргами. Впрочем, все это происходит где-то за кулисами, а на сцене стараются вовсю, чтобы сделать жизнь бедняги Гаррета еще более жалкой и сермяжной, никак не меньше пятнадцати штук.

Паленая утверждает, что я склонен излишне драматизировать ситуацию. Из чего следует только то, что она просто не оценивает масштабов бедствия.

Кстати, тебе не кажется, что самое время поскандалить немного на твою любимую лошадиную тему?

— Что? — огрызнулся я, и тут же сообразил, что он меня подкалывает.

Лошади.

Дело в том, что я питаю абсолютно естественную неприязнь к этим тварям.

Люди смеются надо мной, стоит мне упомянуть о врожденной вредности лошадиной натуры. Эти чудовищные твари сумели так задурить голову большинству людей, что почти каждый чертов идиот уверен в том, что они лучшие друзья человека. Здоровенные такие друзья с умными глазами, несущие цивилизацию на своих спинах. Однако же правда состоит в том, что они просто поджидают момента, чтобы нанести смертельный удар, с тем чтобы на земле не осталось никого умнее их.

Мало кто захочет остаться наедине с лошадью. А уж наедине с табуном — ни один здравомыслящий человек. Ни при каких обстоятельствах.

Покойник снова развлекался. Что-то он последнее время очень часто весел. Но что он знает о лошадях? Даже пока он дышал и расхаживал на собственных задних ногах, вряд ли он ездил верхом на ком-либо умнее мамонта.

Ты знаешь, сколько тебе предстоит сделать сегодня. И ты кончил завтракать. Я советовал бы тебе отработать хоть часть тех денег, что ведрами присылает тебе Вейдер.

Ведрами? Я ведь до сих пор не спросил у Паленой, сколько прислал Гилби. Однако если верить Старым Костям, работа того стоит.

Пора браться за дело, Гаррет. Очень скоро мисс Торнада начнет приводить ко мне людей, и некоторые из них предпочли бы, чтобы ты их не видел.

— Тьфу! — Впрочем, на самом-то деле я ломал себе голову над тем, с кем он хотел побеседовать. В результате я заработал от него ментальную оплеуху, пусть и несильную, игривую.

Значит, он хочет, чтобы я держался подальше от дома, нарабатывая себе серьезное такое, основательное алиби.

Что ж, выходит, пора идти.

Я взял себя в руки, оделся потеплее и шагнул на крыльцо. И сразу же нырнул обратно в дом за вязаными шапкой и шарфом.

Холод оглушил меня, как кулаком. Из чего следовало, что Дин с Паленой слишком жарко топят. Можно сказать, обращают мое серебро в дым.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава