home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



IV

Раннее утро. Клемпнер спит. Граумер входит на цыпочках. Открывает шкаф, достает сорочку, нижнее белье, костюм и выходит. Спустя минуту возвращается, вытаскивает из шкафа обувь и с шумом роняет один ботинок.

КЛЕМПНЕР. Что за грохот? Граумер, угомонись! У меня голова раскалывается. Принеси кофе!

ГРАУМЕР. Я же вас вчера предупреждал…

КЛЕМПНЕР (садясь на постели). Хватит с меня этих проповедей! Сию минуту принеси мне кофе и минеральную воду! И оставь ты эти ботинки!

Граумер ставит ботинки у шкафа и выходит. Клемпнер, накинув халат, идет в ванную. Он возвращается с головой, обвязанной мокрым полотенцем, входит в кабинет. Граумер приносит кофе. Клемпнер пьет стоя, подходит к письменному столу и ворошит утреннюю почту.

КЛЕМПНЕР. Что это?

ГРАУМЕР. Утренняя почта, осмелюсь заметить.

КЛЕМПНЕР. Хороша почта! Одни счета!.. Семь килограммов очищенного угля… фосфор… сера… Что все это значит? Граумер!

ГРАУМЕР. Слушаю вас!

КЛЕМПНЕР. И десять литров физиологического раствора… (Берет другой счет.) А это что еще?! Натуральный скелет, полированный, рост один метр семьдесят четыре сантиметра, восемьдесят шесть долларов… Скелет?! Граумер?!

ГРАУМЕР. Я слушаю!

КЛЕМПНЕР. Что все это значит? Что это за счета? Почему ты молчишь?

ГРАУМЕР. Да так, пустяки. Это мое маленькое хобби. В свободное время я занимаюсь экспериментированием. Невинная забава. Это у меня осталось с тех пор, когда мы с покойным профессором сделали открытие, за которое он получил Нобелевскую премию…

КЛЕМПНЕР. Хобби? Экспериментирование? Без моего на то разрешения? Граумер, что ты, собственно, себе думаешь? И я еще должен оплачивать эту твою фанаберию?!

ГРАУМЕР. У каждого ведь, господин хозяин, могут быть свои маленькие развлечения…

КЛЕМПНЕР. Хватит! И чтобы это больше не повторялось!

ГРАУМЕР. В этом вы можете быть уверены.

Клемпнер выходит. Из ванной доносится шум воды. Граумер быстро входит в спальню, выносит оттуда носки, ботинки и галстук. Едва он уходит, возвращается Клемпнер. Через минуту из открытых дверей спальни слышится его голос.

КЛЕМПНЕР. Граумер! Граумер!

ГРАУМЕР (входя). Слушаю вас.

КЛЕМПНЕР. Где моя сорочка в голубую полоску?

ГРАУМЕР. В прачечной.

КЛЕМПНЕР. В прачечной? Да ведь я ее вообще не носил, она еще вчера тут лежала! И коричневого галстука нет.

ГРАУМЕР. Наденьте серый в зеленую крапинку.

КЛЕМПНЕР. Перестань диктовать, что мне носить! Так что с этой сорочкой?

ГРАУМЕР. На ней было пятнышко.

КЛЕМПНЕР. Пятнышко? Интересно. Я не заметил никакого пятна. (Идет в кабинет в брюках и рубахе, завязывая на ходу галстук.) Который час? Уже одиннадцать! Хорошенькое дело, ведь в двенадцать я должен представить Гордону план нового романа! Граумер!

ГРАУМЕР. Я слушаю!

КЛЕМПНЕР. Мне надо быстренько набросать этот конспект. Мы начали вчера о нем говорить. Что там было?

ГРАУМЕР. Вы сказали, что один человек убивает старую богатую тетку, после которой он должен унаследовать…

КЛЕМПНЕР. Правда! Вспомнил! Свидетелем убийства оказался робот. И убийца должен убрать этого робота, который для него опасен. А как лучше всего убить робота? Ты должен в этом разбираться.

ГРАУМЕР. Это довольно трудно. Я советовал бы иначе построить сюжет. Один робот прислуживает недоброму человеку, старается изо всех сил, но все напрасно. Человек все время придирается к нему. Доведенный до крайности, робот вливает в кофе, который подает хозяину на завтрак, яд — двадцать капель аконита. Нехороший человек умирает. Тогда робот решает совершить доброе дело, чтобы уравновесить недоброе…

КЛЕМПНЕР. Можешь не стараться дальше. Это абсолютный бред. В каждом сюжете должна быть хотя бы видимость правдоподобия. Кроме того, мой дорогой, ты начинаешь повторяться. Аконит уже однажды у меня был, в последней книге. По твоему же совету.

ГРАУМЕР. А чему это мешает? Аконит очень хороший яд, уверяю вас.

КЛЕМПНЕР. Ну уж нет. Спасибо тебе за такую помощь. Можешь идти.

Граумер уходит.

КЛЕМПНЕР (садится за машинку, говорит про себя и печатает). Богатую тетку… привязав за веревку… так… робот, видевший это… и три кровавых пятна…

За его спиной неслышно пробирается Граумер, вынося на этот раз из спальни одеколон, щетки, расческу и другие туалетные принадлежности.

Клемпнер поднимается, вырывает лист из машинки и, скомкав, бросает его в корзину.

Идиотизм! Лучше вообще ничего не нести! Граумер!

ГРАУМЕР (входит). Я слушаю!

КЛЕМПНЕР. Подай мне плащ! Я иду к Гордону. Вернусь к обеду около двух.

ГРАУМЕР. Слушаю, господин хозяин…

Клемпнер уходит. Граумер уходит, оставляя двери открытыми. Через минуту слышится его голос.

КЛЕМПНЕР. Так, так, пожалуйста… левую ножку… правую ножку… теперь опять левую… У вас очень хорошо получается, смею вас заверить… Пожалуйста, не бойтесь, я держу вас… По лестнице всегда трудно подниматься, особенно впервые… Раз… два… прекрасно! Пожалуйста!

Появляется Странный тип в одежде Клемпнера — в его сорочке, галстуке, костюме и ботинках. Деликатно поддерживая Типа, Граумер усаживает его в кресло Клемпнера, подкладывает ему одну подушку под голову, другую — под ноги. Тип выглядит слегка растрепанным и ошеломленным. Позволяет делать с собой все что угодно. Граумер причесывает его.

ГРАУМЕР. Если позволите, мне осталось кое-что еще подправить… Как вы себя чувствуете?

ТИП. Хорошо. Вполне… хорошо. Ты… кто такой?

ГРАУМЕР. Я Граумер, ваш робот. А вот это и есть ваша квартира. Хорошая, правда?

ТИП. Хорошая…

ГРАУМЕР. Я был уверен, что она вам понравится! Вы заметили, что можно пройти под лестницей, совсем при этом не наклоняясь?

ТИП. Заметил…

ГРАУМЕР. Ну конечно! Будь вы повыше ростом, по рассеянности могли бы набить себе шишку. Поэтому вы именно такого роста. Осмелюсь заметить, что я все предусмотрел. Говорю это не для хвастовства. Мы, роботы, достаточно скромны. Я просто констатирую факт. Там вот, за этой дверью, — ваша спальня и еще одна комната, ванная и погреб. Но погреб вы уже знаете…

ТИП. Это там, внизу… где разные инструменты и трубочки?

ГРАУМЕР. Да-да, мой господин. Но вы старайтесь об этом не думать. Может быть, вы хотите что-нибудь съесть?

ТИП. Нет.

ГРАУМЕР. Совсем натощак — это нехорошо. Я сейчас приготовлю легкий коктейль…

Наливает и подает Типу стаканчик. Тот не спеша отхлебывает.

ТИП. Грау-мер… Грау-мер…

ГРАУМЕР. Да-да, это мое имя, я слушаю вас. Не хотите ли вы чего-нибудь поесть?

ТИП. Пожалуй, нет. Ничего не приходит мне… в голову. Грау-мер. Очень хорошо звучит. Граумер… Ты очень мил и мне нравишься.

ГРАУМЕР. Я надеюсь, что нам с вами будет хорошо. Я приложу для этого много стараний.

ТИП. Знаешь что, Граумер? Я бы встал.

Граумер помогает ему встать, ведет в направлении столовой, открывает туда двери.

ГРАУМЕР. Здесь — столовая. Там — спальня. Шкаф с одеждой… У вас будет масса костюмов…

ТИП. А что это?

ГРАУМЕР. Пишущая машинка. Ох!

Слышится шум подъезжающей машины.

Ах ты, шуруп! Сказал ведь, что вернется только к обеду! Прошу вас, господин, сюда, скорее… Пожалуйста, сидите тут и не двигайтесь, пока я не позову! Скорее!

Вводит Типа в столовую, закрывает дверь и возвращается в кабинет, как раз когда входит Клемпнер в плаще и шляпе. Граумер раздевает его, усаживает в кресло, подкладывает ему под ноги подушку.

КЛЕМПНЕР. Ну и денек! Голова у меня по-прежнему раскалывается, а Гордона не было. Должно быть, куда-нибудь неожиданно выехал… В висках ужасно ломит…

Граумер наливает в стакан виски, после чего из огромной бутылки с надписью «Аконит» капает, тихонько считая, двадцать капель.

КЛЕМПНЕР. Что ты там делаешь?

ГРАУМЕР. Готовлю вам освежающий напиток.

КЛЕМПНЕР. Никто не звонил?

ГРАУМЕР (продолжая капать). Нет, не звонили.

КЛЕМПНЕР. И никто не приходил?

ГРАУМЕР. Никто не приходил, пожалуйста. (Подает стакан.)

КЛЕМПНЕР. Мне пить не хочется. Я лучше поел бы чего-нибудь.

ГРАУМЕР. Я вам советую сначала выпить.

КЛЕМПНЕР. Ты так думаешь? Но у меня голова раскалывается…

ГРАУМЕР. Я вас прошу выпить. И сразу пройдет, вот увидите.

КЛЕМПНЕР. Ну, если ты так уверен…

Подносит стакан к губам. Звонит телефон. Клемпнер отставляет стакан и берет трубку.

Алло! Клемпнер.

ГОЛОС ИНСПЕКТОРА В ТРУБКЕ. Это Доннел. Добрый день. Откровенно говоря, я не надеялся застать вас дома. Вы вроде собирались быть у Гордона.

КЛЕМПНЕР. Я был у него, но не застал. А в чем дело?

ГОЛОС ИНСПЕКТОРА. Ничего особенного. Служебные проблемы. Не могли бы вы мне сказать, какой номер у вашего робота?

КЛЕМПНЕР. Номер? У моего робота? Что еще за номер?

ГОЛОС ИНСПЕКТОРА. Серийный номер изделия. Он имеется у каждого робота, отштампован на затылке.

КЛЕМПНЕР. Сейчас посмотрю. А зачем вам это?

ГОЛОС ИНСПЕКТОРА. Сугубо доверительно, Клемпнер: мы проверяем номера всех роботов. Имеются данные, что ОН находится в городе.

КЛЕМПНЕР. О ком вы говорите?

ГОЛОС ИНСПЕКТОРА. О том роботе, о котором я тогда рассказывал у вас, не помните?

КЛЕМПНЕР. Нет. Какой номер у того робота?

ГОЛОС ИНСПЕКТОРА. Мы установили это только сегодня. 4711.

КЛЕМПНЕР. Вы его разыскиваете? Он причинил какое-то зло?

ГОЛОС ИНСПЕКТОРА. Еще нет. Но может это сделать.

КЛЕМПНЕР. Подождите, пожалуйста, у телефона!.. Граумер, подойди сюда!

Граумер подходит, Клемпнер смотрит на его затылок и едва слышно произносит:

Это ты?..

ГРАУМЕР. Я, господин хозяин.

КЛЕМПНЕР (колеблется; смотрит то на Граумера, то на лежащую телефонную трубку. Наконец он поднимает ее). Алло! Инспектор, у моего робота номер 5740.

ГОЛОС ИНСПЕКТОРА. Все в порядке. Простите за беспокойство. Я знал, что это невозможно, но вы же понимаете, как это бывает. Если мы что-то проверяем, то проверяем уже все как следует.

КЛЕМПНЕР. Да о чем говорить. До свидания, инспектор.

Кладет трубку и берет стакан. Граумер берет стакан из рук Клемпнера и выплескивает содержимое за окно.

Что ты делаешь?!

ГРАУМЕР. Прошу прощения, там был волосок.

Пауза.

Господин хозяин! Должен вам признаться, что я такого от вас не ожидал. Я не считал вас хорошим человеком.

КЛЕМПНЕР. Не будем больше об этом. Я даже не хочу спрашивать, что ты там натворил. Но взамен помни: тебе следует меньше говорить и больше делать!

ГРАУМЕР. Я буду очень стараться. Но я должен вам что-то объяснить…

КЛЕМПНЕР. Ну, говори, только покороче!

ГРАУМЕР. Я, господин, простой робот, не более того, но всегда стремился к совершенству. Мне показалось, простите, что вы не совершенный человек, и поэтому я создал себе другого хозяина. Такого, о котором мечтал. Идеального…

КЛЕМПНЕР. Граумер, прекрати! Твои мечтания меня не интересуют. Это лишено смысла. У меня появился аппетит. Что у нас на обед?

ГРАУМЕР. Но теперь, прошу прощения, это не только мечтания. Тот господин, тот совершенный, уже существует. Как раз когда вы ушли к Гордону, я заканчивал его, и теперь нет иного выхода: у меня будет два хозяина. Это необычная ситуация, но, в конце концов, дом достаточно большой, места в нем много, поэтому я думаю…

КЛЕМПНЕР. А ты не думай. Я тебе советую перестать думать, а вместо этого подай мне обед. Ты, наверное, хорошо принял в себя через розетку. Напрасно думаешь, что я не знаю об этом. Вот у тебя и двоится в глазах.

ГРАУМЕР. Но я заверяю вас…

КЛЕМПНЕР. Хватит! И ни слова больше! Я хочу есть. Ты ведь только что обещал стараться…

ГРАУМЕР. Да, вы правы, простите.

КЛЕМПНЕР. Вот и накрывай на стол.

ГРАУМЕР. Уже накрыто…

КЛЕМПНЕР. Это другое дело.

Входит в столовую. За столом, на котором находится всего один прибор, сидит Тип.

А… простите! Я не знал, Граумер мне ничего не сказал. Граумер! Подай второй прибор!

Граумер приносит второй прибор. В это время Клемпнер подает руку Типу, который бормочет что-то, приподнимаясь с кресла.

КЛЕМПНЕР. Как поживаете?

ТИП. Как поживаете?

Садятся. Граумер наливает им суп. Клемпнер и Тип начинают есть. Они поглядывают один на другого — оба с некоторым удивлением. Каждый из них принимает другого за гостя.

КЛЕМПНЕР. Сегодня прекрасный день, не правда ли?

ТИП. День? Да, конечно.

Продолжают есть.

А вы любите машины? Я — так очень. Я когда иду мимо чего-нибудь железного, меня так и тянет это погладить. Такое вот у меня желание.

КЛЕМПНЕР. Да?

ТИП. Да. Мне просто доставляет удовольствие мысль о том, что в мире существует столько разных машин: чулочные, трикотажные, вычислительные… В определенном смысле, роботы — тоже машины, но это совсем другое. Они — цвет машин, если можно так выразиться.

КЛЕМПНЕР. Цвет машин? А вы знаете, мне это никогда не приходило в голову.

ТИП. А ведь это совсем просто, верно?

КЛЕМПНЕР. Надеюсь, вам нравится суп?

ТИП. Суп неплохой, правда. Я думаю, что это сварил мой робот.

КЛЕМПНЕР. Ваш робот?

ТИП. Тот, что нас обслуживает. Его зовут Граумер. Но ведь вы, кажется, уже перед этим обращались к нему по имени. Вы его знаете?

КЛЕМПНЕР. Знаю. Потому что это мой робот…

ТИП. И ваш тоже?

Некоторое замешательство. Граумер входит, подает второе блюдо.

ГРАУМЕР. Позвольте положить вам еще свеколки?

КЛЕМПНЕР. Спасибо, нет.

ГРАУМЕР. А вам? Позвольте, я еще добавлю…

ТИП. Не могу тебе в этом отказать, Граумер…

ГРАУМЕР. Благодарю вас…

КЛЕМПНЕР. Минуту назад вы сказали нечто такое, что меня поразило.

ТИП. Что именно?

КЛЕМПНЕР. Что Граумер — ваш робот. Он что, когда-то работал у вас?

ТИП. Когда-то?.. По правде говоря, я не совсем понимаю, что значит «когда-то». Это — «тот» когда-то или «та» когда-то. Скорее, наверное, «та когдатица». Ага, вы говорили о Граумере… Мне он достался, как бы это сказать, с полным набором всевозможного инвентаря…

КЛЕМПНЕР. Простите, с чем?

ТИП (с ножом и вилкой в руках широким жестом как бы обводит все вокруг). Ну, со всем этим…

КЛЕМПНЕР (вглядывается в него, и глаза его вдруг расширяются). Господи! Да ведь на вас моя одежда! И сорочка моя, и галстук… (Поднимает скатерть и заглядывает под стол.) Мои ботинки!!!

ТИП. Я не понимаю.

КЛЕМПНЕР. Но это же неслыханно! Это наглость!! Прошу вас немедленно это снять!!

ТИП. Что я должен снять?

КЛЕМПНЕР. Все! Это все мое!

ТИП. Ваше требование, как бы это помягче выразиться, странно. Что ж, мне совсем раздеться? Я ведь не могу остаться голым.

КЛЕМПНЕР. Да мне какое дело?! Извольте надеть то, в чем вы пришли!

ТИП. Именно в этой одежде я и пришел.

КЛЕМПНЕР. Что вы мне голову морочите?! Вы — бесстыжий нахал, ясно вам? Которого я поймал с поличным!

ТИП. Пожалуйста, не кричите! Хоть вы и гость, но все имеет свои границы.

КЛЕМПНЕР. Что?.. Это я — гость?.. И чей же, позвольте узнать?

ТИП. Мой.

КЛЕМПНЕР (подходя к Граумеру). Сейчас же говори, кто это такой? И откуда он здесь взялся?

ГРАУМЕР. Но ведь я уже говорил вам.

КЛЕМПНЕР. Что ты?.. Это невозможно!.. Так это ты его…

ГРАУМЕР. Да, господин хозяин.

КЛЕМПНЕР. Тот вот фосфор… та сера… уголь… это все для этого?

ГРАУМЕР. Да, господин хозяин.

ТИП. О чем идет речь? Я надеюсь, что этот господин уже отказался от своих неразумных требований? Что касается меня, я готов забыть о них. Граумер, подай компот и десерт. А кофе пойдем пить в кабинет. Я припоминаю, что здесь есть кабинет. С пишущей машинкой.

КЛЕМПНЕР. Совершенно верно. С той только разницей, что это моя машинка, мой кабинет и мой дом.

ТИП. Как это?

КЛЕМПНЕР. Так это. Если не верите, спросите, пожалуйста, у Граумера. Это он все натворил.

ТИП. Что натворил?

КЛЕМПНЕР. Вас!!

ТИП. Я не понимаю. Похоже, вы пытаетесь меня запугать. Откровенно говоря, вы ведете себя странно.

КЛЕМПНЕР. Как я себя веду? Боже праведный!.. Что это у вас висит из рукава?

ТИП. Где? А, и в самом деле…

Из рукава рубашки он вытягивает полоску бумаги, прилепившуюся к запястью. Другие такие же бумажные полоски Граумер начинает вытягивать из-за воротничка рубахи. Бумага напоминает ту, которой обычно выкладывают формы для выпечки. И как та прилипает к тесту — эта прилипла к поверхности Типа.

ГРАУМЕР (отдирая бумажки). О, простите! Тысяча извинений… Это моя оплошность — надо было подложить под вас бумагу, чтобы вы не сплющились, а у меня ничего другого не было.

КЛЕМПНЕР (стоя). Теперь-то вы понимаете?

ТИП. Нет.

КЛЕМПНЕР. Это он вас сотворил.

ТИП. Граумер? Меня?

ГРАУМЕР. Да, именно так. Мне весьма досадно, что так все вышло.

Тип глядит то на Граумера, то на Клемпнера.

КЛЕМПНЕР. Это действительно чрезвычайно неприятная история, но я ни в коей мере не собираюсь нести ответственность за сумасбродные выходки какого-то сумасшедшего робота. Прошу вас покинуть этот дом. Но прежде будьте любезны снять все мои вещи.

ТИП. Вы хотите выставить меня голым?

КЛЕМПНЕР. Я сейчас поищу какие-нибудь старые брюки.

ТИП (подходит к окну, выглядывает, поворачивается и спокойно произносит). Нет!

КЛЕМПНЕР. Как это — нет?! Что это значит — нет?! Да я оказываю вам любезность, выпроваживая подобным образом…

ТИП. Я никуда отсюда не пойду.

КЛЕМПНЕР. Я вызову полицию!!

ТИП. Пожалуйста. Граумер — чей робот?

КЛЕМПНЕР. Мой. Ну и что из этого?

ТИП. А то, что вы отвечаете за своего робота. Если он действительно меня сделал, вы должны меня содержать. В противном случае…

КЛЕМПНЕР. Что-что?

ТИП. Я вызову полицию.

КЛЕМПНЕР. Ах ты, мерзавец!

В глубине комнаты Граумер наливает им в стаканчики виски.

ТИП. Вашими оскорблениями вы ничего не добьетесь.

КЛЕМПНЕР (тяжело дыша). Ну хорошо! Забирай своего железного болвана и проваливай отсюда! Чтобы мои глаза вас обоих больше не видели!

ТИП. Я должен забрать Граумера?

КЛЕМПНЕР. Да. И немедленно! Потому что я могу и раздумать.

ТИП. И не подумаю. А Граумера можете оставить себе.

КЛЕМПНЕР. Так ты же, мерзавец, говорил, что любишь роботов!

Граумер сразу же после слов Типа: «Граумера можете оставить себе» в оба стаканчика с виски начинает вливать яд из флакона с надписью «Аконит».

ТИП. Да, люблю, но не до такой же степени, чтобы делать кому-то подарки.

КЛЕМПНЕР. Какие еще подарки, ты, шантажист, да ведь это все мое!

ТИП. Я не могу отказаться от дома.

КЛЕМПНЕР. Бандит!

ТИП. Ну, скажем, от половины дома…

КЛЕМПНЕР. Да я скорее сгною тебя в тюрьме!

ТИП. Или я тебя!

В разгар скандала Граумер подает им обоим по стаканчику виски с ядом. Они продолжают ссориться, держа эти стаканчики и не представляя себе, что у них в руках. Сам Граумер быстро молча уходит. В кабинете он снимает телефонную трубку.

Из столовой доносятся голоса: «Забирай свою железную уродину и проваливай!» — «Сам проваливай!» — «Хочешь получить по морде?» — «Смотри, как бы тебе самому не заехали!»

Граумер закрывает дверь, набирает номер.

ГРАУМЕР. Алло! Фирма перевозок Хэмфри? Я хотел бы сделать срочный заказ. Очень срочный! Прошу вас немедленно прислать большой ящик на улицу Роз, дом сорок шесть…


предыдущая глава | Сказки роботов. Кибериада | Примечания