home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


35

Мэтту казалось, что в его жизни начался период страданий и полной сумятицы. Он читал лекции о принципах работы мозга человека, регулярно писал статьи на эту тему и даже издал книгу в «Гарвард Пресс», но собственную жизнь, похоже, испортил окончательно и бесповоротно.

Когда Чарли сообщила о своей беременности, Мэтт не нашелся что сказать, и, честно говоря, никаких мыслей по этому поводу у него не было. Его состояние с тех пор не изменилось. Он осознавал, что отреагировал неправильно. Той ночью Чарли ушла из ресторана в слезах. Он оплатил счет и вернулся домой через несколько минут после нее, но она уже скрылась за дверью спальни. Он постучал, но не получил ответа.

— Можно войти? — спросил он.

Чарли промолчала, но Мэтт все равно вошел. Она лежала, свернувшись под покрывалами, и по ее лицу текли слезы.

— Можно, я сяду?

— Угу, — последовал приглушенный ответ.

— Чарли, дорогая, мне очень жаль.

— Спасибо, — с несчастным видом произнесла она.

— Ты... думала о том, что собираешься делать? То есть... Ты хочешь этого ребенка?

В этот момент, резко откинув покрывала, Чарли села — ее глаза гневно сверкали.

— Ты просишь меня сделать аборт?

— Нет, черт возьми! Я еще не думал, чего хочу. Речь о тебе.

— Что? Мэтти, малыш, послушай, ты тоже участвовал в этом. Речь не обо мне, а о «нас».

«Каких таких «нас»?» — подумал Мэтт, но промолчал, не желая злить Чарли.

— Я понимаю, дорогая. И все же сначала хотел бы узнать, что ты думаешь делать. Чарли подтянула колени к подбородку и, словно защищаясь, обхватила ноги руками.

— Той ночью ты клялся, что любишь меня. Поэтому сейчас, глядя в будущее, мне бы хотелось видеть там тебя, себя и малыша. Но если дело обстоит по-другому, а ты сегодня дал мне это ясно понять, тогда я даже не знаю, чего хочу.

— Возможно, нам обоим нужно подумать.

— Да, вот только я не могу позволить себе эту роскошь — думать слишком долго. Ребенок растет внутри меня, и я не хочу привязываться к нему, если потом придется... — Конец фразы повис в воздухе.

— Ты права, — согласился Мэтт. — А ты... точно уверена?

— Что? Сомневаешься в моих словах? А потом захочешь сделать тест на ДНК, чтобы удостовериться, что этот чертов ребенок твой?

Мэтт подвинулся к ней и обнял за плечи.

— Чарли, я ни за что не сделаю этого. Знаю, что ты не стала бы обманывать меня. Мы всю жизнь были друзьями, и тебе не свойственно лгать. Не плачь, дорогая. Обещаю, мы все уладим. Завтра я уезжаю, и, думаю, это к лучшему. Нам обоим нужно немного личного пространства и времени для размышлений. Давай поговорим, когда я вернусь, и мы успокоимся.

— Хорошо, — согласилась заплаканная девушка.

Мэтт поцеловал ее в макушку и встал.

— Постарайся немного поспать, — сказал он и направился к двери.

— Мэтти?

— Да? — Он остановился.

— Ты хочешь этого ребенка?

Он медленно повернулся и посмотрел ей в лицо:

— Мне очень жаль, Чарли, но если быть честным, то я не знаю.

Этот разговор состоялся неделю назад. Мэтт вернулся домой, но по-прежнему, как и в момент отъезда, не был уверен в своих чувствах. Открывая ключом дверь лофта, он подумал: «Черт возьми, кого я пытаюсь обмануть?» Он был абсолютно уверен, что не любит Чарли и не хочет этого ребенка. И если он уступит, то только потому, что считает себя джентльменом, который совершил непоправимую ошибку. Но ведь огромное количество парней попадали в подобную ситуацию и были вынуждены поступать «правильно». Чарли с детства была его подругой, а их родители постоянно встречались на всяких светских мероприятиях. Мэтт вздрогнул, представив удивленные лица членов загородного клуба, если пройдет слух о том, что Чарли ждала от Мэтта ребенка, а он отказался поддержать ее.

«Дело в том, что у нее все козыри», — думал Мэтт, занося рюкзак в спальню. Если она решит оставить ребенка, то у него не будет выбора и придется постараться, чтобы как-то наладить отношения. Он боялся, что все может обернуться еще хуже... Мэтт очень хорошо знал эту девушку, у них было общее прошлое и общие друзья.

Возможно, ему следовало воспринять это как брак по расчету — надежный, неоднократно проверенный вариант. В конце концов, с Гранией так ничего и не вышло. Мэтт взглянул на фотографию на прикроватном столике и тяжело вздохнул. На ней Грания выглядела не старше подростка. Они фотографировались на каникулах во Флоренции, напротив главного собора города. На снимке Грания смеялась, со всех сторон окруженная голубями, которых пыталась покормить.

Мэтт тяжело опустился на кровать, где они когда-то спали вместе и на которой он, как выяснилось, изменил Грании с Чарли. Возможно, ему следовало просто подождать и послушать, что скажет Чарли. Но как же он скучал по Грании! Самым неприятным было желание обсудить с ней все, что произошло, — ведь она была не только его возлюбленной, но и лучшим другом. С ее ирландской практичностью и здравым смыслом она всегда помогала Мэтту разобраться в себе. Повинуясь внезапному порыву, он открыл рюкзак и достал мобильный телефон. Даже не пытаясь сдержаться, он набрал номер Грании. Мэтт не знал, что скажет, если она ответит, — ему просто необходимо было услышать ее голос. Мобильный телефон был выключен, так что он позвонил на ферму.

Трубку подняли после второго гудка.

— Алло, — прозвучал детский голос, который был незнаком Мэтту.

— Алло, — произнес он. — С кем я говорю?

— Это Аврора Девоншир, — ответила девочка с британским акцентом. — А вы кто?

— Я Мэтт Коннелли. Я не ошибся номером? Мне нужна Грания Райан.

— Мистер Коннелли, к сожалению, Грании сейчас здесь нет.

— А ты, случайно, не знаешь, где она?

— Знаю, в Швейцарии. Она проводит медовый месяц с моим отцом.

— Прости? — Мэтт пытался осознать услышанное. — Ты не могла бы повторить еще раз?

— Конечно. Я сказала, что неделю назад Грания вышла замуж за моего отца и сейчас у них медовый месяц в Швейцарии. Ей передать что-нибудь? Она должна вернуться в ближайшее время.

— Нет... То есть... — Мэтт хотел убедиться, что девочка говорит правду. — А Кэтлин, ее мать, дома?

— Да. Вы хотите поговорить с ней, мистер Коннелли?

— С удовольствием. — Мэтт в полном отчаянии ждал, молясь о том, чтобы Кэтлин опровергла слова девочки.

— Алло.

— Кэтлин, это Мэтт.

— О... — Кэтлин помедлила, прежде чем продолжить: — Здравствуй, Мэтт. Как твои дела?

— Хорошо, — машинально ответил он. — Мне не хотелось тебя беспокоить, но девочка, которая взяла трубку, сказала, что Грания вышла замуж и у нее медовый месяц. Это правда?

На другом конце провода воцарилось молчание. Мэтт услышал, как Кэтлин тяжело вздохнула.

— Да, Мэтт, так и есть.

— Грания... замужем? — Мэтт испытывал потребность раз за разом повторять это слово, чтобы поскорее вникнуть в его смысл.

— Да, Мэтт, замужем. Мне... жаль.

— Мне нужно идти, Кэтлин. Спасибо за то, что... э-э... ты сказала мне. До свидания.

— Всего хорошего, Мэтт, — произнесла Кэтлин, но он уже повесил трубку.

Оглушенный новостью, он не двигался с места. Грания... замужем? Она столько лет отказывалась идти с ним к алтарю! Она бросила его и уехала, не объяснив причину, и через каких-то несколько месяцев вышла замуж за другого. Он чувствовал, как колотится его сердце и пульсирует кровь, у него закружилась голова. Мэтт не знал, плакать ему или смеяться. Все так странно, практически нереально...

Он решил выбрать третий вариант и разозлиться. Схватив фотографию со столика, он швырнул ее в стену. Стекло разлетелось на сотню осколков. Эмоции переполняли его, и в этот момент он услышал, как открылась входная дверь.

— Боже! — Мэтт провел рукой по волосам. — Дайте же человеку отдохнуть несколько секунд! — Погрозив небу кулаком, он сделал глубокий вдох и постарался справиться с первой реакцией на новость. Для того чтобы прийти в себя, ему потребуется гораздо больше времени.

Через пять минут, услышав стук в дверь, Мэтт встал и открыл ее.

— Привет, Чарли! — К его облегчению, она снова была похожа на себя прежнюю и выглядела безупречно.

Она широко улыбнулась ему:

— Привет, Мэтт. Как дела?

— О, знаешь... — с трудом выдавил он.

— Дорогой, ты ужасно выглядишь.

— Спасибо, Чарли, я чувствую себя примерно так же.

— Тяжелая неделя на работе?

— Да, можно и так сказать.

— Ты готов пойти со мной ужинать?

— Да, как договаривались.

— Отлично, тогда я приму душ, и через пятнадцать минут мы сможем выйти.

Чарли отправилась в ванную, а Мэтт прошел в гостиную и достал из холодильника бутылку пива. Он включил телевизор и, пощелкав пультом, выбрал бейсбол — игру, которая отвлекала от боли, которую он ощущал. Раздался звонок интеркома, и Мэтт встал, чтобы ответить:

— Слушаю.

— Привет, Мэтт, это Роджер. Грания давала мне книгу, и я обещал занести ее, когда прочитаю.

Роджер был другом Грании, вместе с которым она арендовала квартиру, только приехав в Нью-Йорк. Мэтту он нравился.

— Поднимайся. — Он нажал кнопку, и через три минуты уже предлагал Роджеру пиво. — Как ты оказался в нашем районе? — поинтересовался он.

— Я только что смотрел комнату, которая сдается в лофте в нескольких кварталах отсюда. Думаю, я сниму ее. Мне нравится этот район. А Грании нет?

— Нет, — сказал Мэтт и чересчур сильно хлопнул дверцей холодильника.

— Ясно. Ну, как твоя карьера? Грания говорила мне, что ты становишься известным в своей области.

— Правда? Да, нам всем нужно зарабатывать на жизнь. А ты в интернатуре?

— Да. Но провожу в больнице так много времени, что уже начинаю думать, не стоит ли переключиться на полегче, — сказал Роджер и отхлебнул пива.

— Лучше уж ты, чем я, — согласился Мэтт.

— А как дела у Грании?

— Я... — Мэтт вздохнул. — По правде сказать, старина, не знаю.

— Ясно.

Они замолчали и сделали еще по глотку пива.

— Я готова! — Чарли вышла из спальни и остановилась, увидев Роджера. — А это кто? — спросила она.

— Привет, я Роджер Сиссенз, — сказал он, протягивая руку. — А ты?

— Чарли Каннингем. Рада познакомиться с тобой.

— Я тоже, — ответил Роджер, рассматривая Чарли чуть дольше положенного. — Послушай, мы не встречались раньше?

— Нет, — решительно заявила Чарли. — У меня хорошая память на лица. К сожалению, тебя я не помню. Мы идем, Мэтт?

— Да, конечно. — Мэтт поморщился, смутившись. Он точно знал, о чем подумал Роджер, хотя все было совсем не так. Или именно так, но от этого стало еще больнее.

— Не хочу задерживать вас. — Роджер постарался быстрее допить пиво. — Я спущусь вместе с вами.

Они вышли из квартиры и молча ждали лифта.

— Что ж, Чарли, приятно было познакомиться, — сказал Роджер. Он не оставил книгу, ощутив неловкость. — Увидимся, Мэтт.

— Конечно, Роджер.

Чарли схватила Мэтта за руку и, просунув пальцы в его ладонь, быстро потащила вперед по тротуару.

— Странный парень, — заметила она. — Никогда в жизни его не видела.

За ужином она уклонялась от серьезного разговора. И только когда им подали кофе, Мэтт набрался мужества и поднял тему, которую они планировали обсудить.

— Итак, что ты решила?

— Ты о ребенке?

—Да.

— О, конечно же, я буду рожать. Мне ведь тридцать пять, и я всегда хотела иметь детей. Что тут удивительного?

— Да? Ну, раз ты так считаешь... — быстро добавил Мэтт.

— И я хочу попросить у тебя прощения за свое поведение на той неделе. Я тогда только что узнала и, думаю, была потрясена новостью. Я вела себя как приставучая женщина, которых всегда презирала. Так вот, послушай, я уже большая девочка, у меня хорошая работа и собственная квартира, куда я смогу переехать на следующей неделе, — тараторила Чарли. — Так или иначе, ты и не заметишь, как избавишься от меня.

— То есть ты хочешь сказать, — Мэтт старался очень осторожно подбирать слова, — что решила родить ребенка со мной или без меня?

— Угу, — кивнула Чарли, — сейчас другие времена, новое тысячелетие. Теперь для того, чтобы иметь ребенка, женщине не нужен мужчина. Конечно, эта новость вызовет некоторое удивление в загородном клубе, и маме с папой она не понравится, но им придется смириться.

— Хорошо.

— Эй, Мэтти! — Чарли протянула к нему руки. — Почему ты выглядишь таким потрясенным? Я понимаю, что достала тебя в прошлый раз. Но у меня нет цели заманить тебя в ловушку. Ты дал мне понять, что все произошло по ошибке, случайно... И я уже смирилась с этим. Мы взрослые люди и, я уверена, сможем справиться с этой ситуацией. Так или иначе, — многозначительно добавила она.

— Что ты имеешь в виду?

— Думаю, теперь твоя очередь сказать о своих чувствах. Если ты не готов стать отцом, я не против. Однако я буду рада, если ты захочешь навещать ребенка и принимать участие в его воспитании. Но все это мы можем обсудить позже. — Чарли широко улыбнулась.

— Конечно. — Мэтт кивнул. — Я правильно понял: ты исключаешь возможность, что мы будем растить ребенка вместе? Как полноценные мать и отец?

— Да, конечно. Учитывая все то, что ты сказал мне и о чем умолчал. На прошлой неделе ты ясно дал мне понять, что не готов к серьезным отношениям с матерью своего ребенка.

Мэтт посмотрел на Чарли и внезапно почувствовал, как кровь застучала в висках. Он не знал, что руководило им сейчас: испытанное только что разочарование или внутреннее желание причинить Грании такую же боль, от какой страдал он сам. Но Грании рядом не было, а женщину, сидевшую сейчас напротив него, он знал практически всю жизнь, и она ждала от него ребенка. Что он потеряет, если сделает хотя бы попытку?

— Я передумал, — заявил Мэтт.

— Правда?

— Я говорил тебе, что мне нужно время подумать. И я считаю, что нам с тобой могло бы быть хорошо вместе.

— Ты серьезно? — с недоверием спросила Чарли.

—Да.

— А как же Грания?

Имя повисло в воздухе, словно черная туча.

— Все кончено.

— Ты уверен? — не отступала Чарли. — На прошлой неделе все обстояло по-другому. Почему ты внезапно изменил свое мнение?

— Я просто подумал, что мы с тобой... Мы всегда были близкими друзьями. Ты даже когда-то была моей девушкой. А теперь случилось это. — Он показал на живот Чарли. — Похоже, сама судьба подсказывает нам правильное решение.

— Понятно. — Чарли продолжала смотреть на него. — Ты уверен в своих словах, Мэгги? Я уже смирилась с тем, что буду растить ребенка одна, и не давлю на тебя. Просто хочу, чтобы ты это знал.

— Чарли, я знаю и очень ценю твое отношение. Но, как только что сказал, я готов попытаться. А ты?

— Я потрясена... И... — Чарли разволновалась. — Не хочу, чтобы ты снова сделал мне больно.

— Даю слово, клянусь жизнью нашего ребенка, что не обижу тебя.

— Не сомневаюсь, что ты не разделяешь чувств, которые я всегда испытывала к тебе. — Она смущенно опустила глаза. — Ты знаешь, Мэтти, что я всегда тебя любила?

— И я всегда любил тебя, — солгал Мэтт с удивительной легкостью. Внутри у него что-то сломалось.

— Любил как друга?

— Мы так давно дружим, Чарли, что, думаю, это хорошая основа для близких отношений.

— Хорошо, — согласилась она. — И что ты предлагаешь?

— Во-первых, тебе не нужно никуда уезжать. Оставайся со мной в лофте.

— В моей спальне? — поинтересовалась Чарли.

— Нет. — Мэтт глубоко вздохнул и протянул ей руку. — В моей.

— Вот это да! Ты, несомненно, знаешь, как поразить девушку. Никак не ожидала услышать это от тебя сегодня.

— Ну, тебе же известно, что я полон сюрпризов, — ответил Мэтт с горечью.

Чарли, не заметив этого, взяла его за руку.

— За нас, — тихо произнесла она, — и за маленького мальчика или девочку, которого мы создали вместе.

— Да. — Мэтта затошнило. — За нас.


предыдущая глава | Танец судьбы | cледующая глава







Loading...