home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


41

Зима вступила в свои права. Из окна студии Грания наблюдала, как облака, пролетающие над серым заливом Дануорли, расцвечивали его, как чистую палитру, различными оттенками серого и голубого. Она работала без устали, иногда до самого позднего вечера, и скульптур становилось все больше.

— Ты не собираешься что-нибудь сделать со своими работами, Грания? — спросила Кэтлин однажды днем, когда привела в студию Аврору. — Я не специалист в вопросах искусства, дорогая, но все-таки вижу: они уникальны. — Кэтлин повернулась к дочери, в ее глазах читалась гордость и благоговение. — Это лучшее из всего, что ты когда-либо делала.

— Мамочка, они очень красивые! — Аврора водила пальцами по изгибам своих бронзовых копий. — Но бабушка права. Неправильно оставлять твои скульптуры здесь, где никто, кроме нас, не может их увидеть. Ты должна выставить их в галерее, чтобы их могли купить. Я хочу, чтобы все увидели меня! — рассмеялась она.

Грания, погруженная в работу над очередной скульптурой, рассеянно кивнула:

— Да, может быть, я так и поступлю.

— Ты не пойдешь с нами домой выпить чая? — спросила Кэтлин.

— Через некоторое время, мама. Я хочу закончить эту руку.

— Что ж, не задерживайся, — сказала Кэтлин. — Нам не хватает тебя за столом, правда, Аврора?

— Да, — согласилась девочка. — Мамочка, ты очень бледная. Правда, бабушка?

— Согласна с тобой, дорогая.

— Я же сказала, что скоро приду, — усмехнулась Грания. — Боже мой, мало того что мать меня постоянно пилит, так теперь к ней присоединилась и моя дочь.

— Мы тебя ждем, — кивнула Кэтлин, и они с Авророй вышли из студии.

— Бабушка!

— Что, Аврора?

— Я волнуюсь за маму.

— Я тоже, дорогая.

— Как думаешь, что с ней происходит?

— Ну... — Кэтлин уже поняла, что бессмысленно пытаться отделаться от Авроры общими фразами. — Если ты хочешь услышать правду, я скажу, что она скучает по одному человеку. Женщина в таком возрасте, как Грания, не должна быть одна.

— Это тот мужчина, которого она любила до того, как встретила папу? Мама сказала, что его зовут Мэтт. Почему Грания оставила его в Нью-Йорке, а сама приехала в Ирландию?

— Ох, Аврора, как бы я хотела это знать! Но если моей дочери что-то взбредет в голову, с ней невозможно сладить. Она не говорит ни слова.

— Он хороший человек?

— Он настоящий джентльмен, — мягко произнесла Кэтлин. — И очень любил Гранию.

— А сейчас любит, как ты думаешь?

— Он столько раз звонил нам, после того как она убежала из Нью-Йорка, что, думаю, да, он ее любил. А сейчас? — Кэтлин вздохнула. — Кто знает? Жаль, что Грания тогда отказалась поговорить с ним. Многое можно уладить, беседуя за чашкой хорошего чая.

— Но Грания ведь очень гордая?

— Да, дорогая. А теперь пойдем. — Кэтлин поежилась, чувствуя, что ветер становится сильнее. — В такую погоду нечего делать на улице.

Ханс позвонил Грании несколько дней спустя, чтобы узнать, как у нее дела и как продвигается ремонт в особняке.

— Еще я хотел спросить, сможешь ли ты встретиться со мной в Лондоне на следующей неделе. У меня есть друг — владелец галереи на Корк-стрит. Я рассказал ему о тебе и твоих новых работах, и он хочет с тобой познакомиться. Кроме того, — добавил Ханс, — перемена обстановки на несколько дней может пойти тебе на пользу. Заодно я покажу тебе недвижимость в Лондоне, которая перейдет Авроре по завещанию матери.

— Ханс, спасибо за предложение, но...

— Что «но», Грания? Ты ведь не собираешься сказать мне, что поездка в Лондон не вписывается в твой плотный график?

— Ханс, ты пытаешься давить на меня? — Грания сухо усмехнулась.

— Возможно, немного. На самом деле я просто следую распоряжениям, которые мой клиент оставил в завещании. Так поступил бы любой хороший адвокат. Я забронирую для тебя рейс до Лондона и номер в отеле на следующую среду.

— Как скажешь, Ханс, — со вздохом произнесла Грания, сдаваясь.

— Хорошо. До свидания, Грания. Скоро я снова свяжусь с тобой.

Через несколько дней Грания села за компьютер, чтобы прочитать письмо Ханса о деталях поездки в Лондон.

— Куда ты собираешься? — спросила подошедшая Аврора.

— Лечу в Лондон увидеться с Хансом.

— Тебе это пойдет на пользу, пора уже сделать перерыв. — Девочка внимательно смотрела на экран компьютера, пока Грания вводила номер паспорта, чтобы зарегистрироваться на рейс.

— Можно я сделаю это?

— А ты умеешь?

— Конечно, я всегда помогала папе.

Грания уступила дочери место. Аврора быстро вносила все необходимые данные, посмеиваясь над фотографией Грании в паспорте:

— Ты здесь такая смешная!

— Извини, но я не думаю, что твоя фотография намного лучше! — улыбнулась Грания.

— А у тебя есть мой паспорт?

— Да, он вот здесь, в папке, вместе с моим.

— Все, я закончила. Отправить на печать? — спросила Аврора.

— Да, пожалуйста. — Грания убрала паспорт в ту же папку, где лежали документы Авроры, и положила ее в ящик стола. — Тебе пора спать, юная леди.

Аврора неохотно поднялась по лестнице, почистила зубы и легла в кровать.

— Я не хотела сказать ничего плохого о твоем фото в паспорте, мамочка, — прошептала она, когда Грания пришла пожелать ей спокойной ночи. — Я считаю, что ты очень красивая.

— Спасибо, дорогая.

— Но я беспокоюсь, что если ты не заведешь себе друга в ближайшее время, то потом будет уже поздно: ты постареешь и перестанешь нравиться мужчинам. Ой!

Грания принялась щекотать Аврору, и девочка захихикала.

— Я польщена, но дело в том, что мне никто не нужен.

— А как же Мэтт? Мужчина из Америки, о котором ты мне рассказывала? Ты ведь любила его?

—Да.

— Мне кажется, ты до сих пор его любишь.

— Да, возможно, — вздохнула Грания. — Но какой смысл плакать над пролитым молоком? — Она поцеловала Аврору. — Спокойной ночи, дорогая. Сладких снов.

— Спокойной ночи, мамочка.

В среду утром Грания доехала на автомобиле до аэропорта в Корке и улетела в Лондон. Ханс встретил ее в зале прилетов, и они взяли такси до отеля «Кларидж».

— Боже мой, — воскликнула Грания, когда они вошли в шикарный сьют, забронированный Хансом, — ты наверняка потратил на него целое состояние! Ты балуешь меня!

— Ты заслужила это, и к тому же ты состоятельная женщина, твоя дочь очень богата, и вы платите мне за управление ее имуществом. А сейчас я оставлю тебя. Займись тем, что женщины обычно делают перед ужином. Увидимся в баре в восемь часов. А Роберт, владелец галереи, присоединится к нам в восемь пятнадцать.

Понежившись в ванне, Грания завернулась в мягкий махровый халат и в красиво обставленной гостиной выпила бокал шампанского, полученного в подарок от отеля. Несмотря на неприятие откровенной роскоши, Грания решила, что здесь очень уютно. Она надела короткое черное платье для коктейля, купленное в бутике в Корке на прошлой неделе. Среди вещей, которые она взяла с собой из Нью-Йорка, не было выходных нарядов. Она накрасила ресницы и нанесла немного помады на губы. А потом взяла одну из миниатюрных статуй Авроры, которую привезла с собой, чтобы показать владельцу галереи, и спустилась вниз, где в баре ее ждал Ханс.

Вечер прошел замечательно. Роберт Сампсон — владелец галереи — оказался приятным собеседником, и ему очень понравилась работа Грания. Она также привезла фотографии других скульптур, которые недавно закончила.

— Грания, я думаю, — произнес Роберт за чашкой кофе с арманьяком, — что если тебе удастся закончить еще шесть скульптур в ближайшие несколько месяцев, то мы сможем организовать выставку. Твое имя в Лондоне пока неизвестно, и я хотел бы для сначала как следует представить тебя. Мы могли бы разослать приглашения всем известным коллекционерам, которые есть в моей базе данных, и заявить о тебе как о Новом Большом Открытии. Самое главное — тебе удалось найти свой стиль! Какие изысканные плавные линии! Это теперь редко встречается, — добавил он.

— Вы действительно считаете, что мои работы окупят все затраты? — спросила Грания, которой было приятно услышать похвалу.

— Да, я так считаю. Честно говоря, мне хотелось бы приехать в Корк, чтобы увидеть все твои скульптуры. Я буду счастлив помочь тебе.

— И возможно, дополнительный плюс в том, что Грания молода и очень фотогенична, — добавил Ханс, подмигнув Грания.

— Конечно, — согласился Роберт. — Надеюсь, она не против небольшой рекламной кампании?

— Конечно, нет, если это пойдет на пользу делу.

— Отлично! — Роберт поднялся и расцеловал Гранию в обе щеки. — Очень рад был познакомиться. Обдумай мое предложение, и если оно тебя заинтересует, напиши мне по электронной почте. Тогда я мог бы прилететь в Корк, чтобы все обсудить подробно.

— Спасибо, Роберт.

Когда он ушел, Ханс поинтересовался:

— Ну что, удачный вечер?

— Да, спасибо, что представил меня ему, — сказала Грания, недоумевая, почему она не испытывает восторга, хотя должна была бы. Роберт Сампсон — влиятельная фигура в мире искусства. И то, что он одобрил ее новые работы, много значило для нее.

Ханс тут же уловил настроение Грании.

— Какая-то проблема?

— Нет, просто я... Мне кажется, в душе я еще не окончательно распрощалась со своей жизнью и работой в Нью-Йорке.

— Ничего, — похлопал ее по руке Ханс, когда они направлялись к лифту. — Возможно, настал момент двигаться дальше.

— Видимо, да.

— Итак, завтра утром я предлагаю тебе немного пройтись по магазинам. Бонд-стрит, где очень много бутиков, расположена совсем близко от твоего отеля. Потом мы встретимся за ленчем, и мне нужно будет решить с тобой некоторые ужасно скучные бумажные вопросы. А потом я покажу тебе дом, который принадлежит Авроре. Спокойной ночи, Грания! — Ханс ласково поцеловал ее в щеку.

— Спокойной ночи, Ханс, и еще раз спасибо.

На следующее утро, когда Грания рассеянно перебирала вешалки с эксклюзивными нарядами в бутике «Шанель» и думала о том, что может позволить себе купить любой наряд, какой только пожелает, зазвонил ее мобильный телефон.

— Привет, мама, — быстро произнесла она в трубку. — Все в порядке?

— Нет, Грания.

В голосе матери слышалась паника.

— Что случилось?

— Аврора снова пропала.

— Боже, мама, нет! — У Грания сжалось сердце. Она посмотрела на часы — половина двенадцатого. — Ее давно нет?

— Мы точно не знаем. Ты в курсе, что она собиралась вчера переночевать у Эмили?

— Конечно, я же утром высадила ее у школы, и у нее были с собой ее вещи.

— Так вот, она у них не ночевала. Двадцать минут назад мне позвонили из школы. Аврора не пришла на занятия. Я тут же позвонила матери Эмили, и, как оказалось, Аврора вообще не собиралась ночевать у них вчера.

— Боже, мама! Когда ее видели в последний раз?

— Эмили вспомнила, что после уроков Аврора ушла из школы. Она сказала, что пойдет на ферму пешком, потому что ты в Лондоне.

— И с тех пор ее никто больше не видел?

— Нет. Ее не было всю ночь! — У Кэтлин перехватило дыхание. — Прошло так много времени, где она может быть?

— Мама, вот что... — Грания вышла из бутика и быстро направилась в сторону отеля. — Я плохо тебя слышу из-за шума машин. Я вернусь в отель и перезвоню тебе через десять минут, а пока подумаю, что могло произойти. Это моя вина. Мне не следовало уезжать от нее. Вспомни, что случилось в прошлый раз. Поговорим позже.

Прошло два часа. Грания мерила шагами сьют, а Ханс безуспешно пытался успокоить ее. Джон, Шейн и Кэтлин проверили все окрестности. Они искали Аврору там, где, как предполагала Грания, она могла находиться, но все безрезультатно.

— Отец звонит в полицию, — сказала Грания. Ее сердце громко колотилось в груди. — Боже мой, Ханс, почему она убежала? Мне казалось, она счастлива на ферме с моими родителями. Мне не стоило оставлять ее! Я не должна была уезжать...

Грания рухнула на диван, и Ханс обнял ее.

— Моя дорогая, пожалуйста, не нужно винить себя.

— Нет, я явно недооценила эффект, который произвела на Аврору смерть Александра.

— Да уж, я ничего не понимаю, - вздохнул Ханс. — Девочка казалась такой спокойной.

— Ханс, проблема в том, что Аврору очень сложно понять. Она сдержанная и порой говорит как взрослая. Но возможно, она просто скрывает свою боль. Вдруг она решила, что я оставила ее, и ей взбрело в голову воссоединиться с умершими родителями? Я говорила, что никогда не брошу ее, обещала, что... — Грания плакала на плече у адвоката.

— Грания, пожалуйста, тебе нужно постараться сохранять спокойствие. Я никогда не видел ребенка, менее склонного к суициду, чем Аврора. Кроме того, она сама советовала тебе поехать в Лондон, разве не так?

— Да, — согласилась Грания. — Так и было.

— У меня есть ощущение, что это исчезновение никак не связано с неуравновешенностью Авроры, — добавил он.

— Да, но в таком случае, что еще могло с ней произойти? — Грания внезапно прикрыла рот рукой. — О Боже, Ханс! Вдруг ее похитили?

— Увы, эта мысль тоже приходила мне в голову. Как ты знаешь, Аврора — весьма состоятельная юная леди. Если в течение часа от нее не будет никаких вестей, я свяжусь с моим знакомым из Интерпола, попрошу на всякий случай проверить и этот вариант.

— Думаю, мне нужно немедленно возвращаться домой.

— Конечно.

— Ханс, если с ней что-то случилось, — в отчаянии произнесла Грания, — я никогда не смогу простить себя.

Зазвонил телефон, и она тут же ответила:

— Мама, есть новости?

— Да. Слава Богу! С Авророй все в порядке.

— Мама, какое счастье! Хвала небесам! И где ее нашли?

— О, это самое интересное! Она в Нью-Йорке.

— В Нью-Йорке? Но как... почему... где?

— Она с Мэттом.

Грании потребовалось несколько секунд, чтобы осознать услышанное.

— Она с Мэттом? С моим Мэттом? — повторила Грания.

— Да, Грания, с твоим Мэттом. Он связался со мной примерно десять минут назад и сказал, что ему позвонили из авиакомпании и спросили, почему он не приехал встретить девочку по имени Аврора Девоншир, как было условлено.

— Что? — изумилась Грания. — Но как, черт возьми, ей удалось...

— Грания, не спрашивай меня больше ни о чем. Я не знаю. Мэтт перезвонит мне через какое-то время. Просто я хотела сразу же сообщить тебе, что с Авророй все в порядке. А уж потом мы узнаем, что взбрело в голову этой девчонке.

— Хорошо, мама, ты права. — Грания глубоко вздохнула, испытывая одновременно облечение и растерянность. — По крайней мере, она в безопасности.


предыдущая глава | Танец судьбы | cледующая глава







Loading...