home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


42

В тот день в десять часов Мэтту действительно позвонила сотрудница авиакомпании «Эйр лингус» и поинтересовалась, почему он не встретил в аэропорту Кеннеди девочку по имени Аврора Девоншир, которая прилетела одна, без сопровождения, из Дублина.

Сначала Мэтт растерялся, решив, что кто-то разыгрывает его. У авиакомпании имелись личные данные — его имя, номер телефона и адрес, — но он понятия не имел, что это за ребенок. Мэтт продолжал настаивать, что не имеет к девочке никакого отношения, и слышал, что женщина начинает нервничать.

— Сэр, вы говорите, что не знаете ее?

— Я... — Имя показалось знакомым, но он никак не мог вспомнить, где его слышал.

— Извините, сэр. — Он услышал приглушенный голос на другом конце линии, а потом звонившая произнесла: — Мисс Девоншир говорит, что мисс Грания Райан обо всем договорилась с вами.

— В самом деле? — Мэтт по-прежнему был в замешательстве.

— Так заявляет девочка. Если вы не сможете ее забрать, у нас возникнут проблемы.

— Нет... все в порядке. Я скоро буду.

По пути в аэропорт Мэтт по-прежнему не мог понять, что все это может значить. Поскольку упомянули имя Грании, значит, надо полагать, какое-то отношение все это к нему имело. И нужно было во всем разобраться.

Приехав в аэропорт, Мэтт отправился к условленному месту встречи, где увидел симпатичную девочку с огненно-рыжими локонами, которая ела мороженое «Бен энд Джерри» в стаканчике. Рядом с ней стояли сотрудница авиакомпании и охранник аэропорта.

— Добрый день, я Мэтт Коннелли, — неуверенно поздоровался он.

Девочка тут же бросилась к нему на руки.

— Дядя Мэтт! Как ты мог забыть, что я прилетаю? Грания обещала мне, что ты будешь здесь. В самом деле! — Повернувшись к стоящим за ней взрослым, она вздохнула: — Дядя Мэтт такой рассеянный. Он ведь профессор психологии.

Сотрудница авиакомпании и охранник аэропорта снисходительно улыбнулись, покоренные обаянием девочки. Она же снова повернулась к Мэтту и многозначительно посмотрела на него.

— Давай поедем в твой лофт, дядя Мэтт. Мне просто не терпится увидеть скульптуры Грании. К тому же, — зевнула Аврора, — я очень устала.

В ее глазах снова появилось выражение, говорящее: «Давай же, подыграй немного и забери меня отсюда».

— Хорошо... Аврора, — согласился Мэтт. — Извините за беспокойство. Как она уже сказала, я немного рассеян. Где твой багаж, дорогая? — обратился он к девочке.

— У меня с собой только вот это. — Она показала маленький рюкзак. — Ты же знаешь, дядя Мэтт, я не беру с собой много вещей. Мне нравится, когда мыс тобой ходим за покупками! — Аврора вложила маленькую руку в его ладонь и мило улыбнулась: — Пойдем?

— Конечно. До свидания и еще раз извините за опоздание. Спасибо, что присмотрели за ней.

— Пока, Аврора, — помахал девочке охранник, когда они уходили. — Будь осторожна.

— Непременно.

Как только они скрылись из поля зрения и их уже не могли услышать, Аврора сказала:

— Мэтт, извини меня. Я все объясню, как только мы доберемся до дома.

Когда они подошли к машине, Мэтт повернулся к девочке:

— Прости, дорогая, но мы не сдвинемся с места, пока ты не расскажешь мне, кто ты такая и что здесь делаешь. Я должен быть уверен, что это не чей-то тщательно продуманный план и меня потом не станут обвинять в похищении ребенка. Так что давай рассказывай все побыстрее.

— Хорошо, Мэтт, я понимаю, но это долгая история.

— Меня устроят сухие факты. — Мэтт сложил на груди руки и пристально посмотрел на девочку. — Начинай.

— Понимаешь, — сказала она, — дело вот в чем... Я познакомилась с Гранией на скалах недалеко от моего дома в Дануорли, а потом, когда моему отцу пришлось уехать, он попросил ее присмотреть за мной. Затем он узнал, что умирает, и предложил Грании выйти за него замуж, чтобы она стала моей мачехой и могла без проблем удочерить меня. И они поженились, а потом он умер, и теперь Грания моя новая мамочка...

— Остановись, Аврора! — Мэтт пришел в замешательство от рассказа девочки. — Давай проясним вот что: Грания Райан удочерила тебя, так?

— Да, если нужно, я покажу тебе кое-что. — Аврора сняла рюкзак, порылась в нем и достала фотографию, на которой была изображена вместе с Гранией. — Вот! — Она протянула снимок Мэтту, и он внимательно изучил его.

— Благодарю. Теперь второй вопрос: что ты делаешь в Нью-Йорке?

— Мэтт, помнишь, ты как-то позвонил на ферму бабушке и дедушке, чтобы поговорить с Гранией, а я взяла трубку?

Так вот почему ее имя показалось Мэтту знакомым!

— Да, помню, — ответил он.

— И я сказала, что Грания проводит медовый месяц с моим папой. Конечно, в тот момент я не знала, что он серьезно болен и что Грания вышла за него замуж только для того, чтобы удочерить меня, и я могла жить в ее семье.

Мэтт кивнул, потрясенный тем, что Аврора выражает мысли как взрослая.

— Так, пока я все понимаю.

— Ну вот... Грания была очень расстроена после смерти папы и до сих пор не пришла в себя. Мне не нравится, что она все время одна. И я спросила, любила ли она кого-нибудь. Она назвала тебя. И тогда я вспомнила, что рассказала тебе о ее замужестве и медовом месяце. А ты, вероятно, решил, что она больше к тебе ничего не чувствует. Но это, конечно же, не так, — добавила Аврора. — Вот я и решила, что мне лучше приехать и лично рассказать тебе, что она больше не замужем и любит тебя до сих пор.

— Ясно. — Мэтт вздохнул. — И третий вопрос: Грания знает, где ты?

— Гм... Нет, не знает. Я уверена, она не позволила бы мне поехать, поэтому я тайно все спланировала.

— Аврора, хоть кто-нибудь в курсе, где ты сейчас находишься?

— Нет, — покачала головой девочка.

— Боже! Они там, наверное, с ума сходят. — Мэтт достал мобильный телефон из кармана пиджака. — Я сейчас же позвоню Грании. И ты сама поговоришь с ней — я хочу быть уверен, что ты не обманываешь меня.

— Грания в Лондоне, — сказала Аврора, вдруг тоже разволновавшись. — Может, ты позвонишь Кэтлин? Она всегда дома.

— Хорошо. — Мэтт позвонил на ферму и уловил колоссальное облегчение в голосе Кэтлин. Потом он передал трубку Авроре.

— Привет, бабушка. Да, у меня все в порядке. Что? О, попасть сюда было легче легкого! Папа постоянно отправлял меня на самолетах без сопровождения. Бабушка, раз уж я здесь, можно мне недолго погостить у Мэтта, прежде чем я вернусь домой? Понимаешь, я очень устала.

Они договорились, что Мэтт заберет Аврору к себе, а ее возвращение в Ирландию они обсудят позже, когда девочка немного поспит. По пути в Нью-Йорк Аврора смотрела в окно на небоскребы.

— Я никогда здесь не была, но Грания рассказывала мне о Нью-Йорке.

— А теперь, дорогая, — попросил Мэтт, сжимая руль, — пожалуйста, давай вернемся к самому началу, ко времени, когда ты познакомилась с Гранией на скалах.

Аврора снова рассказала всю историю, и Мэтт задавал вопросы, если ему что-то было непонятно.

— Грания такая добрая и милая, а я чувствовала себя ужасно. Вдруг это я помешала вам снова быть вместе? — объясняла Аврора, когда они ждали лифт, чтобы подняться на этаж. — Она так добра ко мне, и мне совсем не хочется, чтобы она провела всю жизнь в одиночестве. Или стала бы старой девой из-за того, что я тогда сказала. Ты понимаешь меня, Мэтт?

— Угу. — Вставляя ключ в дверь, Мэтт с удивлением посмотрел на этого необычного ребенка. — Думаю, дорогая, что я постепенно начинаю все понимать.

— О, Мэтт! — Аврора обвела взглядом просторную гостиную. — Здесь просто замечательно. Именно так я себе все и представляла.

— Спасибо. Мне здесь тоже нравится. Хочешь что-нибудь? Молока, может быть?

— Да, пожалуйста!

Аврора села на стул, и Мэтт, налив молоко, протянул ей стакан. Она выпила, а потом, уперев локти в крошечные колени, наклонилась и принялась рассматривать его.

— Мэтт, а теперь я должна спросить тебя о чем-то очень важном. Ты все еще любишь Гранию? Потому что, если нет, — внезапно начала нервничать она, — я не знаю, что мне делать дальше.

— Аврора, я всегда любил Гранию, с того самого момента, как впервые увидел. Но ты не должна забывать, что это она улетела в Ирландию и оставила меня, а не наоборот. — Мэтт вздохнул. — Иногда дела взрослых кажутся очень запутанными.

— Но если вы любите друг друга, тогда я не понимаю, в чем может быть проблема, — сделала логичный вывод Аврора.

— Вот... здесь все непросто, — произнес Мэтт. Он уже перестал относиться к Авроре как к ребенку и разговаривал с ней по-взрослому. — Если бы ты могла попросить свою новую маму объяснить мне, в чем я тогда провинился перед ней, и почему она сбежала в Ирландию, думаю, у нас могло бы что-нибудь получиться.

— Хорошо, — сказала Аврора и зевнула. — Мэтт, я очень устала. Перелет из Ирландии в Нью-Йорк был таким долгим.

— Конечно, дорогая. Тебе нужно прилечь и поспать,

— Хорошо. — Аврора встала.

— И все же я не представляю, как тебе удалось одной проделать этот путь.

— Расскажу тебе, когда проснусь, — пообещала девочка, и Мэтт проводил ее в спальню.

— Договорились. — Он задернул шторы. — А теперь отдыхай. Поговорим позже.

— Ладно, — сонным голосом произнесла Аврора. — Мэтт!

—Да?

— Я знаю, почему мама любит тебя. Ты хороший.

— Судя по всему, Аврора узнала данные твоей кредитной карты и смогла забронировать и оплатить рейсы в Дублин и в Нью-Йорк по Интернету. — Ханс повторил то, что только что услышал от Кэтлин по телефону. — Она села на автобус до Клонакилти, потом взяла такси до аэропорта в Корке. Сказала, что путешествует без сопровождения, как уже бывало не раз при жизни Александра. Потом в Дублине она сделала пересадку. А в Нью-Йорке ей удалось убедить Мэтта забрать ее.

— Ясно.

Ханс уговорил Гранию ненадолго прилечь, чтобы она пришла в себя после утреннего потрясения. Она долго лежала без сна, стараясь осознать, где и, самое главное, с кем сейчас находится ее дочь.

— Нужно отдать девочке должное, — продолжал Ханс. — Она очень находчивая. Вопрос в том, почему она решилась на это путешествие? — Он пристально смотрел на Гранию, ожидая объяснений.

Но смутить ее ему не удалось.

— Кто знает... — произнесла она.

— Видимо, Аврора считала, что у нее есть очень серьезная причина. Я так понимаю, что Мэтт — это тот мужчина, с которым ты жила в Нью-Йорке?

— Да, это он. — В этот момент Грания подумала, что готова задушить Аврору собственными руками.

— А почему вы расстались? — попытался выяснить Ханс.

— Извини, но я предпочитаю не отвечать на вопросы великой инквизиции, — ощетинилась Грания. — Я пытаюсь придумать наилучший способ вернуть Аврору домой. Стоит ли мне сейчас же полететь в Нью-Йорк, чтобы забрать ее?

— Думаю, у девочки могут быть свои мысли на этот счет. Судя по всему, сейчас она в надежных руках. Твоя мама сказала, что Мэтту можно доверять. А уж если она так говорит, то я обязан верить, — улыбнулся Ханс, стараясь разрядить атмосферу.

— Да, так и есть, — неохотно согласилась Грания.

— И я не сомневаюсь, что Аврора не откажется поговорить с тобой. Может, ты просто позвонишь ей? Сама убедишься, что все в порядке.

— Тогда мне придется говорить с Мэтгом. Я лучше подожду, пока она сама позвонит мне. А сейчас она, наверное, спит.

— Хорошо, Грания. Я оставлю тебя. — Если Ханс терпел поражение, он сразу же чувствовал это. — Но мне по-прежнему многое не ясно. Хочу еще немного поработать. Позвони мне, если захочешь поужинать вечером вместе.

— Хорошо.

Ханс похлопал Гранию по плечу и ушел. Как только дверь за ним закрылась, она встала и принялась расхаживать по номеру. Теперь, когда первое потрясение прошло, она злилась... даже, скорее, была в ярости от того, что Аврора посчитала возможным вмешаться в ее личную жизнь. Ведь это была не сказка и недетская игра, в которой героиня находит своего принца и они живут долго и счастливо. Это реальная жизнь. И не все можно исправить, как бы Авроре этого ни хотелось. Грания желала одного: чтобы как можно скорее девочка оказалась дома и подальше от Мэтта. Мысль о том, что они вдвоем обсуждают ее, была невыносима. Именно сейчас, когда она так старалась идти вперед, как советовал ей Ханс — а это действительно было очень непросто, — ее тянут обратно в прошлое. Не сегодня, так завтра она вынуждена будет поговорить с Мэттом, который, вероятно, до сих пор живет вместе с...

От отчаяния Грания застонала. Она понимала, что необходимо поговорить с Авророй, убедиться, что с ней действительно все в порядке, и успокоиться. Она подняла трубку и набрала номер, но дала отбой еще до того, как раздались гудки. Нет, она не могла этого сделать. И она позвонила матери.

— Честно говоря, мы все здесь испытываем огромное облегчение! — Голос Кэтлин звучал радостно. — Только представь, что наша малышка сама проделала путь до Нью-Йорка!

— Да, очень умный поступок, — спокойно произнесла Грания. — Мама, ты не могла бы позвонить Мэтту и договориться, чтобы он отправил Аврору домой как можно скорее? Ты сделаешь это для меня?

— Да, Грания, если ты так хочешь. Когда я говорила с Авророй, она сказала, что хотела бы провести там несколько дней. Раз уж она попала в Нью-Йорк, наверное, стоит посмотреть город. Судя по словам Мэтта, наша девочка ему очень понравилась.

— Что ж, вот мое мнение: я хочу, чтобы она вернулась как можно скорее. Мама, она ведь пропускает занятия в школе!

—Ну и что? — удивилась Кэтлин. — Думаю, ни один урок не даст ей того опыта, который она приобретет в этой поездке. Кроме того, там есть человек, способный ей все показать.

— Что ж, тогда организуй все сама, — коротко ответила Грания. — Я отправлю тебе письмо по электронной почте с данными моей кредитной карты, чтобы оплатить Авроре обратный билет.

— Хорошо, — согласилась Кэтлин. — Я попрошу Шейна забронировать билет. Я сама не очень-то разбираюсь в компьютерах. Грания!

—Да?

— С тобой все в порядке?

— Да, мама, конечно, — резко ответила она. — Созвонимся.

Бросив трубку на рычаг, Грания вернулась в спальню. Она легла на кровать и накрыла голову подушкой, пытаясь побороть отчаяние и боль.

Следующие сорок восемь часов Аврора с Мэттом провели, осматривая достопримечательности Нью-Йорка. Мэтт чувствовал, что девочка очаровала его. В ней соединялись наивность и ум, невинность и зрелость... Он мог понять, почему Грания полюбила ее.

В последний вечер в Нью-Йорке Мэтт повел Аврору поужинать гамбургером, как она и просила. На следующее утро он должен был посадить ее в самолет. До этого момента они оба старательно избегали разговоров о Грании.

— Мэтт, ты еще не придумал, как вернуть Гранию? — спросила Аврора, приступая к еде.

— Нет. — Он пожал плечами. — Мне кажется, она ясно дала понять, что не хочет разговаривать со мной. По всем вопросам, касающимся тебя, со мной связывалась Кэтлин.

— Грания очень упрямая, — заметила Аврора. — Так бабушка говорит.

— Я знаю это, дорогая. — Мэтт улыбнулся при мысли, что его успокаивает девятилетняя девочка.

— И гордая, — добавила она.

— Да, и в этом ты права.

— Но мы оба знаем, что она до сих пор любит тебя.

— Серьезно? — Мэтт приподнял бровь. — А я, Аврора, в этом больше не уверен.

— Зато я уверена! — Аврора с таинственным видом потянулась к нему через стол. — И у меня есть план.

Грания провела два дня, сидя в сьюте в «Кларидже». Она знала, что с Авророй все в порядке, и решила пока не возвращаться домой. Она чувствовала, что не в состоянии столкнуться с давлением Кэтлин, которая станет требовать, чтобы она сама связалась с Авророй и услышала, как та замечательно проводит время с Мэттом. И возможно, с Чарли...

Грания решила вернуться домой после того, как Аврора завтра сядет в самолет.

Прошлым вечером они с Хансом поужинали в спокойной обстановке. На следующий день он собирался улететь в Швейцарию.

— Надеюсь, в следующий раз, когда ты будешь в Лондоне, я все-таки покажу тебе дом Авроры, — сказал он. — Он очень красивый.

— Да, в следующий раз, — не задумываясь, подтвердила она.

— Грания! — Ханс внимательно посмотрел на нее. — Почему ты такая сердитая?

— Сердитая? Вовсе нет. Ну, может, я немного злюсь на Аврору за то, что она так нас напугала. И за то, что она вмешивается в мою личную жизнь, — честно призналась она.

— Я понимаю тебя, — попытался успокоить ее Ханс, — но мы уже как-то говорили о том, как тяжело тебе принимать подарки. Ты разве не понимаешь, что Аврора таким образом пыталась сделать тебе подарок? Помочь тебе?

— Да, но она не понимает...

— Грания, я не имею права вмешиваться, — прервал ее Ханс, — особенно когда дело касается твоих чувств. Но твой гнев лишь подтверждает, что этот мужчина тебе небезразличен. Проще говоря, ты или любишь его, или ненавидишь. И только ты одна знаешь, что испытываешь к нему в действительности.

Грания вздохнула.

— Я люблю его, — с грустью признала она. — Но наши отношения испортились много месяцев назад. И у него сейчас другая.

— Ты это точно знаешь?

— Да. — Грания кивнула.

— Но возможно, он ее не любит?

— Ханс, ты очень добр ко мне, но я действительно не хочу больше говорить об этом. И мне очень неприятно, что из-за моей личной жизни возникло столько проблем.

— Ну, возможно, Аврора просто пыталась вернуть тебе немного любви и заботы, которые ты даешь ей. Не нужно ругать ее или наказывать, когда она вернется. Хорошо?

— Конечно. Ханс, поверь мне, больше всего я хочу поскорее забыть о случившемся, — с чувством произнесла Грания.


предыдущая глава | Танец судьбы | cледующая глава







Loading...