home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава пятнадцатая.

Квантон!

Как определить где под перекатывающимися океанскими валами скрывается подводная пропасть глубиной в шестнадцать километров?

Ну, наверное, никак,… если только «добрые» подводные жители не подсветят границы Квантонского провала тысячей ярких огней. В нашем случае так и было. Сам океан светился изнутри! – таинственным и жутким зеленоватым светом, ибо толща воды любой свет превращала в зеленый яркий или тусклый цвет. Свечение было заметно за пару километров, особенно если смотреть в подзорную трубу игнорирующую магические и природные иллюзии.

Сначала я увидел светящий океан. А затем увидел сотни замерших над бездной чужих кораблей спустивших большую часть парусов. Я невольно сглотнул ставшую чересчур тягучей цифровую слюну. Отдал подзорную трубу в жадные руки дозорного и отошел к задней части боевого мостика Сапфирового Стрижа. Уселся на широкую принайтованную скамью, обернул вокруг пояса прочный ремень шириной в ладонь из тройной и многократно прошитой парусины. Сложил руки на коленях. И замер. Все, посмотрел на врага, теперь надо убраться в безопасное место и больше не отсвечивать – я в морских баталиях не спец, а тут именно это и намечалось.

Три сотни надводных кораблей – из них полторы сотни от Неспов, еще полторы – от их союзников.

Три сотни подводных кораблей – почти все от союзников, хотя я услышал обрывки фраз команды, где упоминался десяток придонных судов и упряжных особых «платформ» принадлежащих лично Неспящим. При этом при слове «подводное судно» понималось то или иное глубинное существо. Киты, кашалоты, гигантские осьминоги, акулы всех видов, скаты, барракуды, выползшие из окаменелой истории динозавры пугающие злобными крохотными глазками и огромнейшими многочисленными клыками, шипами, когтями и хвостами. Имелось четыре медузы – каждая размером с двухэтажку и ярко светится – заключивших флагман в квадрат, соединивших щупальца – мы теперь будто посреди гигантского боксерского ринга плыли. Щупальца переполнены сразу и электричеством и ядом. Внизу еще больше пучков смертоносных щупалец. Внутри колышущихся тел медуз видны будто бы зависшие в желе тела ахилотов – игроки управляющие студенистой смертью. Медузы являются личными телохранителями Сапфирового Стрижа, защищающие его от угрозы снизу. Но выглядит жутковато, хотя вокруг так и снуют ахилоты оседлавшие самую разнообразную живность. Чешуйчатые и кожистые бока взрезают пенную воду.

И вся толпа собранная Неспящими явилась сюда с одной целью – набить морды всем подряд.

Скрывались ли мы?

Нет.

Нереально. Небо впереди переполнено летающими монстрами. На дне наверняка было несколько ахилотов шпионов нами незамеченных. Были и сторожевые заклинания, чьи тенета кто-то разбросал прямо по воде. И корабли попросту прошли сквозь чужую магию с невозмутимостью каменного голема решившего поплавать.

В общем – противник уже знал о нашем визите.

Вражеские суда начали разворачиваться носом к нам, вперед устремилось десятки птиц, летучих мышей, несколько драконов.

- Полный вперед! – прозвенел голос Черной Баронессы.

Убедившись, что ремень меня надежно удерживает, я взял стоящую рядом бутылку вина, налил себе бокальчик, задумчиво пригубил, чуть покатал во рту.

- Ждать! Ждать!

Я отхлебнул еще. Хм… как бы назвать такой вкус?

- Ждать! Ждать!

Терпкая кислинка? А так бывает?

- Ждать!

- О! – придумал я – Ощущение легкой фруктовой затхлости!

- Огонь!!!

Сапфировый Стриж взорвался. Ну или мне так показалось, когда флагман изверг целое море снарядов, огня, зеленого дыма, кислоты, молний, ледяных копий, стрел, каменных ядер, взрывных зелий, света и тьмы одновременно.

Все впереди нас скрылось в адском пламени с ревом накрывшим солидный кусок водной глади.

ГРАХ! ГРАХ! ГРАХ!

Мимо с воем проносились снаряды пущенные идущими позади судами. Стриж медленно замедлялся, позволяя остальным догнать нас. Но огня не прекращал.

Я больше не видел ничего – что различишь в густющем ядовитом дыму?

Дикий злобный рев, из облаков дыма вывалился пикирующий дракон похожий на научившегося летать гигантского динозавра – в теле ящера торчало несколько дюжин стрел и копий. Из десятка посадочных мест на его дымящейся спине было занято только одно – воин в закопченной броне и глухом шлеме прижался к чешуе дракона и направлял его пикирующий полет. Направлял прямо на нас. Что-то крича, яростно и восторженно одновременно.

Тройной удар сидящих на верхней палубе моллюсков гребехроков сбил ящера с пути, сломал ему крылья и превратил пикирование в отвесное падение. Океан с плеском принял дымящуюся и плачущую добычу, одно из щупалец медузы небрежно прошлось по спине дракона и выживший воин игрок замер в нелепой позе, после чего начал медленно погружаться ко дну – доспехи и прочий груз тянули его вниз. На бьющегося дракона налетело несколько акул, вода взорвалась гейзерами, полетели ошметки чешуи, пена.

- Огонь!

И взявший крохотную передышку Стриж вновь взорвался яростным огнем, при этом входя в дымную завесу повисшую над водой.

- Удар! Удар! Удар! – зачастил сидящий на вершине мачты дозорный, умудряющийся что-то видеть – Ох! Много! Держи-и-и-сь!

Сначала я услышал легкое шипение и гудение с каждым мигом набирающие силу…. Затем увидел легкие искорки начавшие мелькать в дыму и быстро приближающиеся….

- Щиты! Целителям не спать! Держимся!

Ш-Ш-Ш-АХ!

Кто-то ударил по кораблю кувалдой,… мне так показалось. Меня подбросило вверх, и лишь ремень удержал меня на скамье и на вздыбившемся мостике. Полетели кубарем игроки, затрещали расщепленные доски палубы, с протяжным грохотом начала заваливаться одна мачта – в сторону борта. Воздух мерцал с неистовой силой, поставленные магические щиты стонали от перегрузки. Мы шли прямо сквозь саму смерть… и шли навстречу чему-то еще более страшному.

- Огонь!

Умирающий под вражеским сплошным огнем Стриж злобно огрызнулся. Послал в дымную тьму несколько десятков смертоносных гостинцев. С протяжным странным звуком из вспененной воды по левому борту взвилось вверх толстенное щупальце похожее на новогоднюю гирлянду из кошмарного сна – на щупальце висели акулы, динозавры, прочие странные и светящиеся твари, все они грызли податливую плоть, стараясь перебить конечность скрывающегося у далекого дна монстра. Но у них не выходило – сейчас нас накроет…

- Командую – Таранный удар! Огонь! Огонь! Огонь!

Флагман встал на дыбы и, плюясь огнем, рванулся вперед. Исполинское извивающееся щупальце с шумом ударило в воду позади нас.

Треск!

Мы с диким грохотом влетели в нечто не могущее быть ничем кроме как вражеским кораблем – и, похоже столкнулись мы лоб в лоб.

- Отразить атаку врага!

К носу флагмана ринулось несколько десятков воинов, позади бежали маги. А навстречу хлынули уцелевшие солдаты противника – такие же игроки как мы. Миг, другой… и воины столкнулись в жестоком бою прямо на искромсанной палубе Стрижа.

Сидя на задымленном мостике, наблюдая все сквозь всполохи огня, щурясь от ярких вспышек, смотря на войну сквозь бегущие строчки поступающей информации, я пил вино. Ровно и спокойно. И сидел в нарочито очень вызывающей позе, стараясь копировать виденных на картинах полководцев.

Не ради понтов. По просьбе Баронессы.

На борту каждый должен приносить пользу. Поэтому я во всей своей красе развалился на скамье, пил вино и ждал. Того кто сумеет прорваться на мостик и у кого будет время на единственную атаку. И кого он выберет? Того кто мечется туда-сюда или же сидящего со спокойным лицом вальяжного парня с бокалом в руке и умным взглядом?

В общем – я приманка.

И первым на меня клюнул бесшумно перепрыгнувший через перила юркий ахилот с влажной кожей, выпученными глазами и яростно дергающимися на шее жабрами. Он замер на крохотную долю секунды, а затем ринулся на меня, наставив мне в грудь два тонких костяных кинжала с волнистыми лезвиями покрытыми желтоватой маслянистой пленкой.

Он добрался до самых моих ног в грязных сапогах, где и умер, когда я разрядил ему в лицо чудовищный по силе и цене свиток «Игла Леграна». Разлившаяся посреди его рыбьего лба огненная клякса мгновенно отправила ахилота на возрождение, а я отхлебнул еще глоток вина и перевел взгляд выше, не обращая внимания на колышущееся у ног серебристое облачко тумана.

Я смотрел не на нос флагмана заваленный обломками вражеского протараненного корабля, среди коих до сих пор шла схватка. Я смотрел выше – ибо над нами нависла гигантская волна высотой метров в двадцать, наполненная чудовищным количеством рыб, черепах, ахилотов и прочей нехорошей и точно враждебной нам живности.

Когда над головой зависает бурлящая и клокочущая многотонная смерть и некуда бежать, в этой самой голове начинает мелькать всякое и разное.

Сначала почему-то захотелось тоненько и с наслаждением закричать.

Потому я решил было спеть куплет чего-нибудь боевого.

Затем, откинулся, открыл было рот и хотел ляпнуть нечто крутое и небрежное навроде – «Привет, малышка». Но я удержался.

И опустил взгляд ниже.

Девятый вал шагах в тридцати от нас. А передо мной, рядом с Черной Баронессой и Энгри Оушеном стоит недавно явившийся Злоба. Он в необычном и крайне мощном даже на вид одеянии боевого мага. Его унизанные синими каменьями пальцы странно скрючены, а руки широко расставлены. Голова поднята к штормовому небу. Вокруг его тела крутится спираль света кровавого цвета, оставляющая странные бурые подпалины на палубе.

Монструозная волна уже совсем рядом. Стриж стреляет по ней из всего что есть, выжигает зависших в воде врагов по одному. Но тонны воды неумолимо надвигаются на нас и на другие корабли.

Злоба выгибается, яркая серая вспышка слепит глаза, раздается его дикий крик:

- Забытого бога лик! Могуальделиарте!

Сам воздух задрожал, потемнел, потянуло холодом, по палубе прошлись полосы изморози.

Что-то связанное с морозом?

Нет…

Я увидел сотканный из инея, дыма и света огромный полупрозрачный затылок нависший над носом Сапфирового Стрижа. Если мы видели затылок, значит, лик забытого бога великана смотрел точно по курсу, прямо на гигантскую волну.

Ре-е-е-е-ев….

Рев такой жуткий, что меня пробрало до костей. Выпрыгнувший на палубу в шаге от меня следующий вражеский ахилот от неожиданности поскользнулся и упал. Я использовал еще один свиток, угодив ему кляксой точно посреди лопаток. Тот не умер,… я добавил еще одну кляксу в поясницу и только тогда ахилот замер и обратился в посмертный туман.

Я поднял голову…. И увидел падающие ошметки чего-то… серого…. Среди этого странного студня кувыркались обитатели глубин выглядящие неповрежденными – они попросту лишились водной опоры и ухнули в океан.

Не знаю, как можно забыть такого бога, но его лик настолько пугающий, что морская вода умерла при одном его виде. Обратилась в серый склизкий прах,… а такое вообще возможно? Глупый вопрос – возможно. И кажется вот мне, что заклинание использованное Злобой из арсенала ушедших Великих. Вон как скрючило блистательного боевого мага лежащего на мостике у ног Черной Баронессы. Легкое грациозное движение, стройная девушка в боевой черной коже оказалась рядом с очередным вражеским десантником упавшим с небес и небрежным прием сломала ему шею. Между пальцев Баронессы просочился серебристый туман, ее ноги попрали «прах» павшего воина.

- Огонь!

Флагман снова «обрадовал» невидимых врагов ужасным ливнем несущем смерть.

- Очистить поле боя!

Эта команда от полуорка Оушена, поднимающего на плечо магическую базуку с божественной пчелой узницей. Нацелился. Тройка подбежавших к самому носу Стрижа магов выставили руки, с их ладоней сорвались воющие воронки воздуха начавшие заглатывать в себя все подряд – дым, копоть, серые частицы странного праха. С небес упал длинный крутящийся воздушный столб и заглотнул немало дыма, немало воды, унеся все это прочь.

Видимость на небольшом участке перед кораблем несколько очистилось и это позволило увидеть главное – прущие на нас полным ходом корабли врага. Их подгонял собственный магический вечер. Самый большой, пузатый и массивный трехмачтовик полыхал как свеча, вздымая к небу языку злобного пламени. Горели и его паруса. Но он по-прежнему надвигался на нас, нацелившись точно на Стрижа.

- Ушла! – крикнул Оушен. И с пронзительным визгом воздух прочертила ослепительная белая черта начавшаяся у нас и закончившаяся у носа небольшого вражеского судна. Мы не услышали ничего… но попадание очевидно – корабль резко клюнул носом, зарылся в воду, замедлился.

- На!

- Пшла!

Еще два выкрика и еще две Нюши отправились в полет к цели.

- Уклон! – протяжный крик Баронессы ударил как хлыст, рулевой налег на штурвал, завращал его с немыслимой быстротой, флагман почти упал на бок, уходя в крутой поворот грозящий перейти в переворот.

Но ударивший в борт воздух, посланный одним из магов, смягчил крен, дал нам выправиться, хотя три воина упали в воду. Однако столь быстрый и четкий маневр спас лишь отчасти.

Треск!

Еще одна мачта начала падать. От разбитого носа полетели щепки и обломки покрупнее. Теперь уже на нас скрестилось две белые линии. Противник столь же не стеснялся в расходах. И не боялся применять божественных пчел. Но Стриж устоял, мы по-прежнему на плаву. Мы еще не тонем,… хотя команда забегала ожесточенно – видать в трюмах беда.

Грохот!

Елки! Это точно взрыв! Причем мощнейший! И слава игровым богам – не у нас, а у врагов посреди их смешанного строя.

Не веря своим глазам, я уставился на взлетевшую к небу многотонную махину корабля! Паруса надуты! Мачты целы! На корпусе ни царапинки! Фрегат научившийся летать! Сейчас рулевой переложит штурвал, с крутым поворотом корабль встанет к нам бортом и даст бортовой залп…. Но вместо этого судно клюнуло носом, жалобно затрещало и… кувыркнулось как подбитая утка, ухнув обратно в океан мачтами вниз. Что же это?

Быстро обгоняя нас и по-прежнему сопровождающих нас медуз, вперед вырвалось несколько живых гигантов, из их спин в небо ударили фонтаны угольно-черной маслянистой воды. Если это киты, то либо у них прокуренные легкие, либо в их чревах бурлит отнюдь не простая водица…. Вон как вдоль их пути всплывает вверх мертвая рыба дергающаяся в агонии.

- Бомбардиров за ними! – приказала Баронесса – И пусть начинают утюжить! Где драконы? Где мои драконы?!

- Вот – Оушен указал в сторону, где сквозь облачную вату продирались несколько злющих черных ящеров несущих на спинах немало пассажиров, а в лапах таща сети заполненный столь гигантскими хрустальными шарами, что в каждом я мог бы запросто поместиться.

- Пусть не жалеют запаса! Я разрешаю умирать! – Баронесса полыхнула глазами, вырвала из рук матроса подзорную трубу – Таранное пике с взрывом в конце – то, что я желаю увидеть!

- Принято!

Не знаю уж, как там передали приказ, но четверка драконов резко ушла вверх, пропав в облаках.

По сторонам от нас царил дикий хаос. Десятки судов вошли в соприкосновение. Их курсы пересекались, от грохота частых столкновений глохли уши, всюду огонь – полыхает разлитое по воде янтарное масло и в нем гибнет все живое, оно горит даже под водой, я с мистическим ужасом наблюдаю как в десятке метров от нас под водой бьется горящий ахилот.

А-А-А-АХХ!

Упавший с небес Метеор разнес пять судов сразу – три вражеских и два наших корабля просто исчезли вместе с командой. В воде появилась захлебывающаяся от жажды воронка превратившаяся в еще более жадный водоворот мгновенно засосавший в себя еще с десяток кораблей, море обломков, огня, игроков и монстров.

- Огонь! Огонь!

Стриж не замедлил доказать противнику что нас не сломили повреждения. Зубы все еще на месте и столь же остры. А щиты все еще защищают корпус и мостик. По нам бьют и бьют, в шаге от меня разнесло перила. Полуорка Оушена так шарахнуло в грудь что снесло с ног и он, «покрасневший» тяжело ворочается на палубе, а над ним склоняется чумазый лекарь с окутанными светом руками. Повернувшись, я активирую сразу два свитка. Одного из двойки упавших с неба игроков пожирает стая адской саранчи, второй кричит, схватившись за запястье обугленной когтистой лапы вылезшей из повисшей в воздухе черной дыры и сдавившей ему горло. Пара секунд и они мертвы,… а я сжег еще целую кучу золотых монет, использовав крайне-крайне дороги заклинания.

- О черт – с восторгом ревет поставивший Оушена на ноги лекарь, вцепившись себе в волосы.

Я понимаю его дикий восторг – выпрыгнувший из воды динозавр пытается отодрать от себя столь же большую акулу вцепившуюся ему в горло. Оба чудовища вновь скрываются под водой, продолжая схватку в родной стихии.

- Пошли! – кричит Оушен и Баронесса устремляет взгляд на почти дошедши до нас ударные корабли вражеского флота.

- Сейчас – шепчет упавший на скамью рядом со мной парень лекарь – Сейчас! Боевой плач черных пикирующих драконов!

Плач?...

Скорее вой! Пронзающий, ужасающий, наполняющий душу настоящим страхом, доносящийся с небес. Четверка огромных кораблей противника прекратила огонь по нам – в небеса от них рванулась сама смерть, враг палил всем арсеналом включая Нюш, белые росчерки рвали облака в клочья. Но дикий вой не прекращался….

Раз! Два! Три! Четыре!

Четыре черные молнии ударили с небес!

И четыре корабля переломились пополам!

Под ними, глубоко-глубоко под водой, полыхнуло четыре ярких-ярких вспышки…. И океан взорвался в агонии, выплеснув к небу сотни тонн воды вперемешку с погибающими подводниками и их монстрами. Еще два судна попросту повалило набок – будто по забору ногой пнули, настолько обыденно и неуклюже красавцы корабли плюхнулись на бок и начали тонуть.

- Убить всех! – крик Баронессы разнесся далеко по сторонам, а сверкающий артефакт на ее груди донес слова до каждого союзника – Всех в клочья! Сегодня на ужин божественный крабовый суп! Огонь! Огонь! Огонь!

Все уцелевшие союзные корабли – подводные и надводные – ударили одновременно. Все впереди на целый километр превратилось в отравленный и проклятый раскаленный пар населенный умирающими тварями и кричащими игроками.

- Убить их все-е-ех! Всех до единого! Огонь! Огонь! Огонь!

Все вместе, шум самоубийственного ожесточенного боя, крики игроков, искаженные лица, вопли ярости, обиды – когда удар проходит мимо и выпад врага отправляет тебя сначала в пучину, а затем на возрождение – все вместе составляло картину удивительной достоверности, удивительнейшей морской фантастической баталии. А горящее боевым бешенством лицо Черной Баронессы, ее крики преисполненные жесткостью и кровожадностью, беспощадностью и неким боевым безумием – это еще одна достовернейшая деталь. ЧБ не могла потерять голову, согласен, что это ее отдушина, ее полностью заслуженное приключение, но никак она не могла потерять от этого голову. Зато я прекрасно понимаю, что о том, кто такая Черная Баронесса глава боевого клана Неспящих знаю не только я, но и множество прочих игроков и просто зрителей ни разу не испытавших ощущения «переноса» в иной волшебный игровой мир. Сейчас за нами наблюдают тысячи глаз – за этой дикой вакханалией разрушения. Возможно миллионы людей не спят и прильнули к экранам телевизоров – тех, что от самых маленьких до огромных уличных экранов.

И что они видят?

Они видят как на мостике идущего в атаку жестоко потрепанного флагмана беснуется коммандер Черная Баронесса желающая всем смерти. И вот ее лицо крупным планом…. Ее жестокие слова…. И смертельные разряды магии проносящиеся вдоль бортов Стрижа ударяющие прямо в цель. Покрытый черной копотью Алый Барс вернувшийся с носа судна где он расправился с врагами и пришел на мостик в своих знаменитейших доспехах – он стоит рядом с изящной Баронессой как массивный грозный валун и на его темных губах играет жестокая ухмылка…. Да, эти кадры стоят много. Интересно, а сколько ЧБ получает за использование своего образа? А не платят ли ей за рекламу чего-нибудь? Ведь она сейчас абсолютно аутентична, ее облик нельзя отличить от облика реальной жестокой кровожадной атаманши пиратов обожающий начинать завтрак только после того как отрубит десяток другой вражеских голов и запьет это дело тремя кубками дешевого матросского рома….

Другое дело, что всем зрителям пофигу на меня – сидит и сидит кто-то на задней лавке, изредка пуляет заклинаниями и добивает подранков. Надо мной же не висит таблички «Великий Навигатор». Я больше похож на дополнительного охранника.

«Рос! Ух!» - полыхнуло перед глазами сообщение от Киры, наложившееся на десятки строчек о получении мною крохотных толик опыта – «Я снова зашла в Вальдиру на минутку! У нас в гостях твой папа! Он готовит флотскую кашу с мясом! Супер, да? А еще мы смотрим морской бой, и я ему сказала, что ты тоже там…. Твой папа желает знать, где именно находится его сын и как его опознать…. Вот….».

Накатило на секунду желание встать, выпятить гордо грудь, положить ладонь на эфес несуществующей сабли, надуть губы, разгладить длинный закрученный ус, после чего гаркнуть «А ну на мачты! Крепить зюйд-зюйд фого-брамсель в семнадцатой рее бизань мачты!». Но как накатило, так и схлынуло – желания как волны, сынок, говаривала в детстве моя драгоценная мама, сегодня нравится тебе Света из третьего «А», а завтра уже нет.

Поэтому я остался сидеть на скамье, но в сообщении коротко обозначил свое местоположение и примерный внешний облик. После чего переписка завершилась, так как получивший несколько секунд передышки Стриж ухнул вниз с гребня поднявшейся прямо под нами волны, едва не протаранив бушпритом змеевидное тело монстра треплющего в зубастой пасти двух игроков сразу.

В секунды, когда накренившийся флагман летел вниз, в подводную пропасть, я увидел огромное количество полыхающих на дне огней – горящих ровно, мигающих, куда-то летящих, превращающихся в миниатюрные сверхновые и резко затухающие. Вверх, к поверхности воды, странным обратным дождем поднимались частые «капли» - пятна чего-то маслянистого, различные щепки, части плавучей экипировки, барахтающиеся монстры, игроки, мертвая и еще трепыхающаяся рыба, дергающиеся конечности неведомых чудовищ и еще много чего совсем уж неопределимого. Там на дне, прямо под нами, шла не менее ожесточенная битва. Так вовсю крутилась мясорубка перемалывающая обе воинствующие стороны, пережевывающая как защитников, так и нападающих, но я не знал чьи успехи в истреблении себе подобных более внушительны.

А вот над водой – тут результат был налицо. Мы побеждали.

С жалобными стонами пробитых корпусов, треска шпангоутов и грохотом обрушивающих мачт все больше и больше кораблей переворачивались, проседали, клевали носом, разламывались полностью, теряли мачтовое вооружение и… начинали погружаться. И среди тонущих несчастных куда было меньше кораблей «наших» если судить по флагам и названиям. Сказалась наша превосходящая численность и полученные от меня бонусы. Лучшая маневренность, прочность, убойность, скорость, восстановление – все эти и другие факторы вкупе давали нам огромное преимущество.

Сапфировый Стриж выправился, с натугой пошел вверх взрезая темный бок океанского ворчащего вала украшенного розоватой пенной шапкой. По пути флагман небрежно разбил на части скопление обломков, за которые цеплялись оставшиеся без кораблей матросы. Я успел заметить, что уцелевшие не просто держались и ждали спасения – они дрались, убивали друг друга безжалостно. Видимо там представители обоих сторон фронта…. Часть из них зацепилась за обшивку флагмана. Некоторым помогли подняться. Других уничтожили лини гребехроков или длинные багры защитников корабля.

- Давай! – проревел Энгри Оушен, перегибаясь через перила. Я сидел рядом и прекрасно видел как стоящая внизу группа Неспов принялась споро сбрасывать в воду тяжелые кувшины, деревянные бочонки, стеклянные шары, плотные матерчатые свертки.

Либо это гуманитарная помощь жителям дна, либо….

Возникшие в толще воды разноцветные вспышки света и пробежавшая по кораблю частая дрожь убедили меня, что это скорее не гуманитарная помощь, а милосердие к агонизирующим – чтобы побыстрее погибли. Сапфировый Стриж щедро «кормил» океан магическими глубинными бомбами избавляясь от содержимого трюмов с беззаботной радостью мота – из палубных люков продолжали появляться новые гостинцы.

Ш-Ш-Ш-АХ!

Я в полном оторопении уставился на вымахавшее из воды угольно черное копье размером с мачтовую сосну. Вылетевшее из водной толщи копье разминулось с боком флагмана метра на два, не больше. Кто же такое метает? Это настоящая ракетная установка у них там что ли?!

Ш-Ш-Ш-АХ! Ш-Ш-Ш-АХ! Ш-Ш-Ш-АХ! Ш-Ш-Ш-АХ! Ш-Ш-Ш-АХ!....

Точно… ракетная установка. Причем многозарядная и с системой залпового огня!

Накренившийся Стриж круто уходил в сторону, а поверхность воды продолжали рвать вылетающие с океанического дна громадные снаряды. Одним таким нам содрало обшивку с правого борта ближе к носу. Другая исполинская острога на моих глазах прошла прямо сквозь небольшую толстобокую шхуну – был кораблик двухмачтовик, а в последнюю минуту жизни стал трехмачтовиком, пока нос полностью не отвалился. Шхуна будто на дерево напоролась – резко встала, корму дернуло сначала вниз, погрузило в воду, а затем рвануло вверх, словно кто дал ей пинка.

Я отчетливо представлял себе засевших на дне ахилотов пристально следящих за буровящим поверхность воду корпусом флагмана и наводящих копьеметатели класса «дно-поверхность». И я отчаянно надеялся, что очередной снаряд не пробьет обшивку корабля прямо подо мной и не влетит мне в задницу. Не хотелось бы помереть в позе «навигатор насаженный на кол и летящий к горизонту познания».

А затем все резко прекратилось….

Больше ни один черный гарпун не вылетел из воды. Кто-то задавил батарею донных стрелков? Может быть. Или они банально расстреляли весь боезапас. Уничтожив при этом три корабля и повредив около десятка. Меткие сволочи, очень меткие. Однако они больше не стреляли. А из надводной флотилии противника уцелело лишь несколько полуразбитых кораблей и их доламывали прямо на моих глазах ударами магических зарядов. Корабли чадно полыхали….

- Готово! – доложил Оушен Баронессе – Мы над Квантоном! Точно над середкой!

Резко повернувшись к нему, глава Неспов скомандовала:

– Давайте! Всем, что есть в трюмах из горяченького! Если Квантон это супница – я хочу чтобы он начал кипеть! Всем что найдется в трюмах каждого корабля без исключения! Но только из горячего! И поставьте на максимальную задержку! Начинайте сыпать!

- Принято!

Полуорк отбежал, гаркнул несколько команд, не сулящих ничего хорошего обитателям самого глубокого в Вальдире места.

- Злоба!

- Да?!

- Я хочу Единение! Водоворотное! И чтобы его воронка была глубиной не менее трехсот метров! Чтобы он засасывал все подряд и доставлял еще глубже! Ниже верхней кромки провала! Начинать надо прямо сейчас! Маги поддержки – обеспечьте Злобу всем необходимым. То же самое для других магов Единения!

Это интересно….

Стриж медленно-медленно шел вперед, с его бортов и кормы вниз сыпались наполненные лавовым содержимым сферы и бочки. На корме же стоял Злоба, за его спиной полукругом встали пять магов поддержки, направив на боевого волшебника светящиеся разноцветным светом ладони. Накачивали Злобу всем, чем могли, будто спортсмена стероидами моментального действия. Вокруг них разгорелись магические купола украшенные звездами, ромбами и прочими светящимися фигурами включая загадочные знаки и руны.

С идущих за нами кораблей так же сыпались бочки и сферы. А на пяти крупных судах замелькали знакомые вспышки зажигающихся куполов Единения, там тоже стояли мощные боевые маги. И вся шестерка – включая Злобу – готовилась произнести одно единственное заклинание – водоворот. Обычный водоворот высшего ранга. Тот, что может потопить достаточно большое судно, может утащить его ко дну. Проклятье моряков…. Вот только сейчас водоворот будет произнесен в рамках знаменитого ритуала Единения, причем в него вольют свои силы шесть боевых магов «накачанных» до предела пятерками профессиональных магов поддержки….

Если сказать что я сцепил от предчувствия зубы – это ничего не сказать. Я стиснул зубы так, что мне теперь понадобится зубило и молоток, если я когда-нибудь захочу еще что-нибудь сказать…. Вскочив, я вцепился в перила, и, стоя рядом с Баронессой, не сводил взгляда с лениво перекатывающихся темных океанских волн покрытых мусором и мертвой рыбой.

Ничего….

Ничего….

Злоба вскинул руки и начал проговаривать заклинание. Тут простым жестом не обойтись….

Ничего…

Ничего….

Купол вокруг магов засиял сильнее, полыхнул слепящей вспышкой.

Ничего…

Ниче….

Вот!

Волны на огромном участке начали исчезать! Вода выравнивалась и одновременно покрывалась мелко-мелко дрожащей зыбью….

Р-Р-Р-Р-Р-А-А-А-АМ-М-М-М-М!!!

Чудовищно громкий звук прокатился на километры вокруг. Покрытый зыбью участок океана провалился вниз и с воем начал закручиваться. Идущие за нами корабли начали поспешно расползаться в стороны, при этом продолжая сбрасывать и сбрасывать магические бомбы. Колоссальный зарождающийся водоворот крутился все быстрее, с жадным хрипом он принялся заглатывать в себя все подряд. Поверхность воды мгновенно очистилась от мусора, от обломков судов, от горящих и тонущих целых кораблей. Все ухнуло в подводную воронку и, танцуя смертельный хоровод, будто катапультой было отправлено глубоко вниз, ко дну – к немыслимо далекому дну Квантонского провала. Водоворот мощнейший, но ему не достать своим языком до дна бездны. Однако ему хватит сил, чтобы придать раскаленным бомбам максимальное ускорение и нацелить их точно в середку Квантона.

Господин….

Черная Баронесса просто….

Она создала магическую пушку для одновременного посыла прямо к Диграцию огромного количества обжигающих гостинцев! У меня сейчас сердце от возбуждения выскочит из груди….

С огромным трудом превозмогая усиливающуюся тягу порожденного магией водоворота корабли опустошали трюмы выбрасывая в море все что может нагреть воду или просто взорваться горящим под водой термитным огнем.

Но Баронессе этого показалось мало.

- По водовороту! Всем огненным! Огонь!

Я подчинился.

Выставил перед собой обе руки и направил на исполинскую водную ревущую воронку свой магический огонь, посылая огненные шары прямо в ее середку. Не только я – десятки магов делали то же самое! Стрелки посылали зажженные стрелы. Алхимики прямо на палубе создавали котлы наполненные волшебным термитом, а матросы их подхватывали и выливали страшную жижу за борт.

Да, огонь не мог уцелеть до самого дна шестнадцатикилометровой пропасти. Но это и не требовалось – ему было достаточно нагреть воду в самой кружащейся на поверхности воронке. А затем водоворот уже сам отправлял горячую воду отвесно вниз, обрушивая в Квантон толстенный теплый поток падая на дно подобно солнечному пеклу. И Диграцию не выносящему ничего теплого это не могло прийтись по душе…. А ведь еще падают глубинные бомбы приносящие еще больше ненавистного жара…..

Три минуты….

Мы палим по водовороту всем что есть.

Четыре минуты…

Глубинных бомб все меньше – трюмы не бездонные.

Пять минут….

Из воды с протяжным стоном появляется насаженная на длиннющую шею голова динозавра. На ее макушке стоит во весь рост девушка ахилот и пронзительно кричит:

- ОН ИДЕ-Е-Е-ЕТ! ИД-Е-Е-ЕТ!

Г-В-В-А-А-А-Р-Р-Р-О-М!

Донёсшийся из-под нас тоскливый, болезненный и наполненный безумной яростью рев подтвердил ее слова….

Диграций шел наверх… он двигался прямо на нас….

Мы таки обожгли Бога….

Ошпарили ему божественные бока….

И сейчас бессмертный монстр краб до нас доберется….

Или нет – получивший приказ рулевой раскрутил штурвал, Стриж тяжело прошел прочь – мы лишились двух мачт, части обшивки, получили немало пробоин, нахлебались воды и вообще нас потрепали нехило. Одна бригада рабочих вовсю стучала молотками, закрывая самые страшные дыры накладкой временного пластыря.

Уходили не только мы – от еще воющего водоворота начали отходить все союзные корабли.

Усевшаяся на лавку Черная Баронесса устало улыбнулась мне, похлопала ладонью по скамье рядом с собой – плюхайся мол. Почуяв что-то интересное, я уселся, обвел взглядом изуродованный нами кусок несчастного океана. Где-то дымит, где-то горит, где-то масло разлито, а где-то жир или вовсе что-то непонятное. Даже жадный водоворот не сумел сожрать все подчистую. Не увидев ничего интересного – разве что кроме весело танцующего Злобы приобнявшего за талии двух девушек магинь Поддержки – я взглянул на ЧБ.

- Редко удается просто насладиться зрелищем, побыть зрителем – выдохнула девушка, массируя виски.

- Хм…. К нам поднимается злобный бог – напомнил я – Не рановато ли мы расслабляемся?

- Не бог. А просто неубиваемая злобная тварь, не понимающая ничего и ищущая лишь холода и жратвы. Это не бог. Это живое оскорбление богов, считающих себя тонкими интеллектуалами самой высокой пробы. Им не нравится когда их сравнивают с чавкающими животными – поправила меня Баронесса.

- Но все же – не рановато ли? Тем более Диграций ну ОЧЕНЬ не любит Неспов и тебя персонально.

- Все уже продумано – еще часы назад. Сейчас ты увидишь КЛАУДы кланов Гордый Нарвал и Трезубец Атлантов. А затем мы насладимся явлением кое-кого еще. О… а вот и он…. Диграций…. У тебя осталось еще вино?

- Есть целая бутылка, но вино так себе.

- Сойдет. Смотри, Нарвалы уже почти готовы – девушка указала на небольшое скопление потрепанных кораблей под белыми флагами с изображением золотого рога. Вокруг кораблей сгущались молочно-белые облака, к ним примешивалась поднимающаяся из океана золотистая дымка….

Сидя на корме, бок о бок с ЧБ, мы разливали вино по бокалам. Как раз когда я плеснул Баронессе винца, водоворот приказал долго жить – его воронку просто выгнуло в обратную сторону, будто наизнанку вывернуло, в небо поднялся стол пенной грязной воды толщиной метров в сорок. Внутри мутной серой воды и грязи я с содроганием разглядел столь знакомые ужасные очертания…. Ну здравствуй….

Первый страшный удар последовал от Гордых Нарвалов в тот самый момент как гигантский краб, исходя злобным треском, рухнул обратно в воду. Тут его и приголубило КЛАУДОМ – под косым углом из океана выскочило громаднейшее золотое копье присобаченное к туманному сгустку похоже на нечто живое, на некое плохо оформившееся существо.

- Их КЛАУДУ расти и расти – заметила ЧБ – Молодой клан. Но упорный.

Я слушал ее мнение провожая взглядом летящего по кривой Диграция мотающего всеми лапами. Кажется, несколько конечностей и одну клешню ему сломало…. На корабли Нарвалов полезли выскочившие из воды и воющие во всю глотку крабберы. Их Бога убивали у них на глазах…. Ну или почти. Ведь он бессмертный.

Следующий адский удар последовал сверху. Кланы участники сработали отлично, изобразив из себя чемпионов по великанскому теннису, где Диграций выступал в роли мячика. Парировали удар Нарвалов игроки клана Трезубца – собственно в роли теннисной ракетки сплетенной из воды, молний и воздуха выступил именно трезубец, появившийся, ударивший и тут же исчезнувший. Краба швырнуло обратно. Как пушечное ядро бедолага просвистел в воздухе и ударив в воду, словно камень начал скакать по океанской глади, по пути уничтожив большой корабль, разметав его в щепки.

Едва Диграций остановился, по нему ударили со всех кораблей, со дна, с воздуха. На жутко кричащем павшем боге скрестились удары всех без исключений. Он бился, пытался уйти вглубь, но постоянные удары с океанского дна удерживали его на поверхности. Забыв про вино, замерев, я в шоке смотрел на клубящийся громадный шар огня, яда, молний, взрывов и всего прочего кроме холода. Это квинтэссенция ужаса, это концентрат урона.

Десять секунд…. Двадцать…. Тридцать….

В стороны полетели ошметки конечностей, крутясь улетела одна клешня. Вой Диграция достиг предела, мои барабанные перепонки грозили разорваться.

Выбравшийся на палубу Стрижа краббер воин забыл про атаку – он рухнул на колени подогнув все четыре лапы, вытянул руки к воющему богу и плачуще закричал:

- Ау-ау акарто! Ау акарто! Лиэму дирамо! Ау акарто!

Его прикончил шагнувший вперед Алый Барс. И с ударом его оружия оборвавшего жизнь плачущего краббера прекратили огонь и все остальные.

Там, где бешено бился дымящийся краб с расколотым панцирем, дергался лишившийся многих лап Диграций, появилось две величественные фигуры…

Девушка неземной красоты с длинными зелеными волосами и рыбьим хвостом – ее фигура была не меньше фрегата, поэтому разглядел я все в деталях. В ее руках богато украшенная арфа.

Странный длинношеий зверь с огромными фиолетовыми глазами, вместо лап – ласты. Шкура бела как снег, по спине бежит золотистый гребень.

Боги явились…. Они нависли над своим павшим несчастным сородичем, воздели руки и ласты над воющим Диграцием, склонили печально головы,… в воздухе разлилась рвущая душу грустная струнная музыка, послышались странные гремящие слова звучащие как бушующий океан и перекатывающиеся валуны.

Удар! Удар! Удар! Удар!

О черт….

С почерневших небес начала бить алая как артериальная кровь молния, вонзаясь в дымящее тело краба бога. Била с частотой электроразряда, с силой, что невозможно описать.

Удар! Удар! Удар!...

Да что же это… мне уже жалко переставшего выть и начавшего странно хрипеть Диграция.

Удар!

Из тела обмякшего колоссального краба начала подниматься полупрозрачная синеватая дымка. И в этот же момент над ним, над колышущейся на волнах тушей, начал открываться телепорт – золотисто-серебристая дымка в форме объемной пятилучевой звезды налившейся яркостью, а затем медленно опустившей и поглотившей тело павшего боя.

Секунда, другая… золотая вспышка режет глаза, корабль вздрагивает от набежавшей волны. А когда прыгающие в глаза солнечные зайчики рассеиваются, я понимаю, что нет больше на успокоившейся глади ни Диграция, ни явившихся за ним богов, ни странного звездообразного телепорта унесшего павшего бога туда, откуда не возвращался еще никто….

- Если моя дочь станет богиней, я убью любого, кто попытается ее низвергнуть – спокойно отметил я, описав этой фразой все свои ощущения от зрелища.

- Понимаю тебя – кивнула Баронесса, устало потягиваясь всем телом – Что ж, вот и стартовая веха начавшихся несчастий для клана Неспящих.

- В смысле?

- ЧБ! Взрыв на наших складах в предгорьях Хребта Царь-Рыбы! – выпалил подлетевший к главе Энгри Оушен – Там адский пожар! М-мать! Это точно не случайность – гребаная диверсия!

- Усильте охрану на всех наших объектах втрое – велела ЧБ и встала – Отныне мы в состоянии войны. Он не простит нам вмешательства. Все самое ценное – в Барад-Гадур! А саму цитадель – охранять в десять раз лучше!

- Атака на Барад-Гадур? – удивленно спросил Алый Барс – К чему?

- К тому, что она еще раз не была взята – ответила Баронесса – И вся Вальдира знает, как мы этим гордимся. Рос.

- Ау?

- Я выхожу в реал. Через час буду в аэропорту – произнесла глава Неспящих – Посплю в полете. Пообедаем вместе?

- Конечно – кивнул я – Пообедаем.

- Хорошо. Скинь мне контактный телефон. Оушен, труби отбой. Возвращай уцелевшие корабли к Кровавым Рифам. Объявляйте общий сбор. Завершайте погрузку в трюмы. Потом веди корабли к нашему главному флагману. Всем удачи!

- Удачи, ЧБ! – хором и с обожанием рявкнули Неспы, проводив взглядами исчезнувшую в телепорте изящную женскую фигурку.

- Удачи! – буркнул я, доставая свиток.

- Вали уже!

- Вот к-к-к….! – выдавил я, активируя свиток и уносясь прочь.

Гостиница. Личная комната.

Дочь уже вернулась – Роска спит, прильнув к мохнатому боку дрыхнущего легендарного черно-белого волка.

Опустившись на колени, я провел ладонью по непослушным волосам дочери, тихо прошептал:

- Я убью любого, кто вздумает тебе навредить, милая. Спи сладко.

Дочь вздохнула, улыбнулась. Накрыв ее курткой, я отошел к стене, уселся, открыл меню и устало выдохнув, вжал кнопку:

«Выход».

Здравствуй, радуга… унеси меня с собой….

В обмен на Вальдиры чудесной забвенье

Хлебну я реала похмелье…


С легким шумом отошла крышка кокона. Содрав шлем с мокрой головы, я с трудом выбрался наружу, постоял неподвижно на дрожащих от слабости ногах. Привык к неприятной серости мира вокруг…. А может забраться обратно? Может лучше поспать в Вальдире?

Из зала доносится голос Киры:

- Что? Его часто обижали в детском садике? Бедный….

Отцовский голос отвечает утвердительно, что-то добавляет с хрипловатым укором касающимся меня.

- Эй! – заявляю я, делая первый шаг, прочь от кокона – Я вернулся!

- Рос! – радостно откликается Беда – Быстрее! Каши почти не осталось! А без каши хорошим навигатором не стать!

- И без образования! – добавляет отец - А ведь еще не поздно! Выползай на камбуз, матрос! Явись во всей красе….

- Я дома – вздыхаю я и шагаю на мягкий свет и шум голосов.

Конец!


Глава четырнадцатая. За гранью прыжка. Месиво скал, винегрет из кораллов. Флотилия на рейде. | Господство клана Неспящих 7 |