home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 38

Дженн не поняла, почему Бекке захотелось, чтобы Силлу навестила Диана Кинсейл. Но, с другой стороны, ее это и не особо интересовало. Из снимков, хранившихся в ноутбуке Энни, ей удалось извлечь все необходимое, и потому она была готова согласиться практически на что угодно, чтобы можно было вернуться к себе домой, где у нее был телефон. Она отыскала идеальный снимок передатчика и списала с него номер. Но еще она нашла среди разбросанных по столу записей Энни ту, что сказала: биолог на шаг опередила их с Коротышкой. На листке были записаны цифры с передатчика. А еще там был телефонный номер и слова «залив Монтерей» с двумя восклицательными знаками. Дженн поняла, что им необходимо выяснить, что все это значит.

Так что когда Бекка упомянула Диану Кинсейл и спросила, можно ли им вернуться, чтобы Диана попробовала поговорить с Силлой, Дженн сказала:

– Как хочешь. Я не возражаю. У нас тут все или как?

Тут она попыталась выпихнуть Бекку из домика впереди себя. Она напомнила, что Бекке чертовски далеко добираться до города, и поинтересовалась, как она намерена возвращаться, заехав аж на Позешн-пойнт. Бекка спросила, нельзя ли ей позвонить, что Дженн вполне устроило: так они уходили из домика и оказывались на шаг ближе к тому, что было нужно ей самой. Конечно, она предпочла бы, чтобы Бекка не заглядывала к ней в дом, но не разрешить той воспользоваться их телефоном было нельзя.

Бекка позвонила Сету Дэрроу. Она объяснила, где находится. Она с ним договорилась: если она пойдет пешком, то не согласится ли он…

– Спасибо, Сет. Я твоя должница.

Он что-то сказал. Бекка засмеялась.

Тут Дженн ощутила легкий укол какого-то чувства. «Ревность? – спросила она у себя. – Из-за чего? Вот еще!»

Бекка уже собиралась уйти пешком вверх по Позешн-пойнт-роуд, когда на крыльцо протопал отец Дженн. Его: «Эге-гей!» при виде Бекки сказало Дженн, что он слегка под мухой после дегустации домашнего пива. Однако по-настоящему пьяным он не был, так что Дженн понадеялась, что Бекка просто сочтет его странноватым, но дружелюбным типом. Вид у него был соответствующий. Шевелюра у него сегодня была точь-в-точь как у президента Франклина – и почему-то он решил дополнить свой костюм спортивными шортами. Его оголенные ноги в сандалиях и полосатых гольфах напоминали петушиные лапы.

Она их познакомила. Не успев подумать, что это будет означать, она сказала:

– Это моя подруга Бекка Кинг. По школе и аквалангам.

А потом страшно смутилась из-за того, что, не задумываясь, употребила слово «подруга».

Бекка ей улыбнулась. Что до Брюса, то он был просто в восторге из-за того, что у Дженн среди друзей оказалась девушка, а не одни только парни. Это Дженн ясно поняла по его лицу. Будь дома ее мама, родители, наверное, воздвигли бы алтарь и возложили на него какую-нибудь благодарственную жертву. До этого момента у нее в друзьях были только парни, знакомых она находила на футболе – и все. То, что у нее есть подруга и она – как должен был бы подумать папа – даже позвала ее домой после школы, чтобы пообщаться, должно было говорить о том, что их ребенок все-таки оказался более или менее нормальным подростком… Дженн смирилась с тем, что для отца это повод для бурного ликования.

Брюс радостно произнес:

– Рад, рад! Добро пожаловать. Пусть даже наше жилище и скромное – а оно уж точно чертовски скромное, да? – мы приветствуем тебя в нашем роскошном обиталище. Что тебя сюда привело? – Обращаясь к Дженн, он добавил: – Надеюсь, ты предложила достойное угощение.

Дженн не стала говорить, что достойного угощения у них не больше, чем золотых слитков в подвале, а Бекка поспешно сказала:

– Ой, я уже ухожу. Я просто зашла, чтобы…

Тут она посмотрела на Дженн.

– Ей захотелось посмотреть на Силлу, – объяснила Дженн.

– В газете была статья, – подхватила Бекка.

Брюс обвел взглядом Бекку и Дженн. Не похоже было, чтобы его эта история убедила.

– Довольно любопытно, да?

– Потому что там было сказано, что она слышит, но не разговаривает, – добавила Бекка.

– Подумала, что сможешь ее опознать?

– Всегда есть вероятность, – согласилась Бекка. А потом, с точки зрения Дженн, Бекка задала ее папе невероятно странный вопрос. Она спросила: – А тут рядом никогда не жил ребенок, мистер Макдэниелс?

– Рядом – это где?

– В автоприцепе.

– Вот уж нет! – ответил Брюс. Бросив быстрый взгляд на Дженн, он снова перевел его на Бекку. – А почему ты спросила?

Бекка ответила:

– Просто из интереса. Подумала: а вдруг Силла пришла сюда потому, что раньше у нее тут жила подружка, например.

– Такого быть не могло, – заявил Брюс. – Совершенно исключено. – Тут он снова повернулся к Дженн: – Мама не оставляла записки насчет ужина?

Дженн подметила, что отец намеренно уходит от этой темы, а по лицу Бекки было видно, что и она так решила. Однако Бекка сказала только:

– Ну, мне пора.

Она ушла, оставив Дженн наедине с отцом.

После ухода Бекки Брюс не стал тратить время и сразу спросил у Дженн:

– У меня есть основания считать, что что-то происходит?

– Где именно? – невинно осведомилась Дженн.

– По-моему, ты знаешь, о чем я.

Дженн отправилась на кухню проверять возможности для ужина. В холодильнике обнаружились два одиноких свиных эскалопа. На стол были выложены пять картофелин, пучок привядшей морковки и четыре луковицы. «Свиное рагу? – предположила она. – Где свинины будет чуть-чуть, зато всего остального – много. Похоже на то».

Она достала кастрюлю.

– Дженн, – сказал отец, – не хочешь мне ответить?

– Ты прекрасно знаешь, что я знаю, – сообщила она ему.

Он рявкнул:

– Не умничай!

– Я не умничаю. Я знаю только, что ей захотелось посмотреть на Силлу и она поехала со мной на автобусе. Энни испарилась и оставила нас с ней, так что мы какое-то время с ней посидели, а сейчас она спит. Вот и все, что за этим стоит. А, еще Бекка иногда по вечерам работает у Айвора Торндайка. А он живет с Шарлой, а Шарла раньше жила в домике. Так что, может, Шарла что-то сказала про ребенка, который жил там до нее, или, может, про ребенка, который жил дальше по берегу, и, может… не знаю.

Она стала копаться в ящиках в поисках картофелечистки. В одном обнаружилась щетка для овощей, но начала Дженн с чистки картошки. Она дожидалась, чтобы папа ушел.

А он не ушел. Он сказал:

– До Эдди и Шарлы тут никто не жил, ясно? И это место им мозги сдвинуло. В итоге Эдди вообразил, будто сможет возить туристов на рыбалку, а Шарла принялась бродить по берегу, укачивая плюшевого тюленя и называя его своим ребеночком, так что ее упекли в психушку. Вот что этот домик творит с теми, кто проводит там слишком много времени. Энни Тэйлор стоило бы оттуда съехать.

– Передвижной домик людей психами не делает! – возразила Дженн. – Типа, что он может сотворить? Отравить чьи-то мозги? Это же не роман Стивена Кинга, па!

– Стивен Кинг, Стивен Шминг… Мне наплевать. Знаю только, что Эдди Беддоу не надевал защитный костюм в тот раз, когда с берега убирали разлившуюся нефть, и унес эту нефть к себе в домик, и они с Шарлой с этой нефтью там сидели – и с тех пор оба уже никогда не стали прежними. Кстати, ты тоже там слишком много сидишь. Давай-ка это прекращать.

– Брось! Этот домик мне ничего плохого не делает.

– Правда? А когда ты в последний раз занималась футболом, Дженн? Не подскажешь мне?

– Я тренировалась.

– Ни черта ты не тренировалась. Твоя голова забита другим – и вот что получается. Ты начинаешь думать неправильно. Так было с Эдди, так было с Шарлой – и я не допущу, чтобы так стало с тобой!

Дженн картинно закатила глаза.

– Не надейся, – сказала она.

– Докажи мне, что это не так, – или не ходи туда! – предупредил он ее.


* * * | Грани воды | * * *