home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


9


  Я посмотрела на настенные часы – опаздывает минут на десять. К встрече я была готова. Точнее я думала, что подготовилась и морально, и физически. После посещения салона, как и у любой женщины, уверенность в собственной привлекательности возросла эдак раза в два. Я кардинально ничего не меняла – только челка покороче и легкое осветление отдельных прядей, что в общей массе сделало волосы более рыжими и светлыми. Наряд я подобрала с особой тщательностью, но как всегда в строгих тонах. Очень люблю, когда элегантность совмещается с сексуальностью. Костюм юбка и жакет, а под жакетом кофточка топ. Совмещение игривости и скромности, хотя топ обтягивал тело как вторая кожа, а на юбке разрез до бедра. Ну и чем бы себя занять? Тишину нарушила Света, она прибежала с выпученными глазами и сказала, что позвонили с одного из объектов – работник упал с большой высоты и сейчас его отвезли в ближайшую больницу. Я позвонила прорабу. Естественно, они нарушили правила безопасности, точнее нарушил их работник, а я всегда следила, чтобы каждый из них подписал бумагу о правилах. Конечно, жаль беднягу, но выплачивать компенсацию мне совсем не хотелось. Прораб сказал, что парень пострадал несильно, упал на мешки с цементом, но поломал руку и скорей всего получил сотрясение мозга. Каску не застегнул, и во время падения она слетела с головы.

  Артур вошел кабинет как раз в тот момент, как я орала на прораба за то, что тот не проверил стремянку, за их общую безалаберность и постоянно нетрезвое состояние.

  Чернышев деловито, кивком головы "выгнал" Свету и сел на стул напротив меня, откинулся на спинку. Артур осматривал меня с ног до головы, дерзко, раздевая. Его взгляд изменился после той ночи на даче. Теперь он смотрел на меня как на свою собственность. Не скажу, что мне это не нравилось. То есть с одной стороны я вся напряглась, читая в его глазах наглое неприкрытое желание взять меня сейчас и прямо здесь, а с другой стороны – эта его самоуверенность до чертиков бесила. Просто зашкаливала злость на него именно за то, что он так в себе уверен. Я продолжала допрашивать прораба, выматывая ему нервы. Заметила краем глаза, как Артур встал со стула и двинулся ко мне. Я напряглась, примерно представляя, что сейчас будет. Он встал сзади, и я чувствовала, как его горячее дыхание обжигает мой затылок. Сильные руки легли мне на талию, и я с трудом сдержалась, чтобы не вздрогнуть.

  – Думал о тебе всю ночь, – прошептал мне в затылок, и я почувствовала, как пересохло в горле. Собрав всю волю в кулак, я увернулась от его рук и отошла в сторону, посмотрела на  Чернышева – он улыбался. Пока что улыбался, потом подошел к двери и закрыл ее на ключ. Вот от этого поступка у меня зашкалил адреналин. Артур снова подошел ко мне и схватил меня в охапку, жадно прижался губами к моей шее, я снова увернулась, но он не отпустил. Теперь его руки прошлись по ребрам, поднимаясь к груди. Я сделала глубокий вздох и ударила его локтем, от неожиданности он разжал руки. Закончив говорить с прорабом, я выключила звонок и повернулась к Артуру.

  – Не люблю, когда мне мешают, прости, если сильно ударила.

  Он уже не смотрел на меня с желанием, в его глазах мелькало непонимание и гнев.

  – Ничего, стерплю.

  Повисла пауза и я села за стол.

  – Ты должен съездить на объект сто тридцать восемь – там работник пострадал. Проверь, все ли с ним в порядке. Насколько я поняла, там были нарушены правила безопасности, но я хочу, чтобы ты явился раньше, чем его страховой агент.

  Артур прищурился, теперь он сверлил меня взглядом.

  – И тебе доброе утро, – процедил он.

  – Утро добрым не бывает, когда нарушаются элементарные правила на наших объектах.

  Чернышев закурил, пустил дым в мою сторону.

  – Значит, все вернулось на круги своя. Ты – босс, а я подчиненный?

  – А разве что-то изменилось?

  Я тоже закурила, зашла Светочка с чашкой кофе – для меня.

  – А мне уже здесь кофе не предлагают? – Артур зло посмотрел на Свету.

  – Я сейчас и вам сделаю. Как всегда – ложка черного и одна сахара?

  – Верно, да поживей.

  Света вышла, а я с наслаждением увидела, как сузились его зрачки и потемнели глаза.

  – Артур, давай все проясним прямо сейчас. Ты меня вытащил из неприятности, и я тебе за это благодарна. После всплеска адреналина у нас случился закономерный в такой ситуации секс. Хороший секс, можно сказать чудесный. Вот и все. Ты ведь не думаешь, что все это должно иметь продолжение?

  Теперь его глаза стали почти черными, он затянулся сигаретой так сильно, что я подумала, что сейчас он взорвется.

  – Хороший секс, говоришь?

  – Ну да. Совсем неплохой.

  – Ты не отвечала мне на звонки, а потом выключила телефон.

  В этот момент я расхохоталась и увидела, как дернулся его кадык, а руки сжались в кулаки.

  – Я сказал что-то смешное? – процедил он сквозь зубы.

  – Ты, правда, думаешь, что то, что было между нами, что-то значит? Ради бога Чернышев не строй из себя девственницу, которую лишили невинности, а потом не перезвонили.

  Чернышев медленно встал:

  – Значит, ты признаешь, что намеренно отключала мои звонки?

  – Хмммм – да. Признаю. Мне не хотелось вчера с тобой разговаривать. Тем более днем я была не одна, вечером тоже, так что прости, если разочаровала. Зато теперь я могу тебя выслушать. У тебя есть проблемы, Артур?

  – Проблемы есть у тебя, Инга – он ткнул в мою сторону указательным пальцем – Скажи, что с тобой? Нет, просто я хочу понять, что у тебя ко мне? Почему ты всегда со мной воюешь не на жизнь, а на смерть? Есть какая-то причина, или ты просто стерва?

  – Просто стерва, дорогой, тебя этот ответ устроит?

  В этот момент он резко сгреб меня за шиворот и дернул к себе через стол. Поднял со стула с такой силой, что я доставала до пола лишь носочками, чтобы не упасть пришлось опереться о стол двумя руками. Моя грудь касалась его груди. Тело отреагировало мгновенно на трение о грубую матерью его рубашки, соски напряглись и вызывающе уперлись ему в грудь. Чтоб их так.

  – Не устроит. Ты со мной играешься? В кошки-мышки? Или есть другая игра, Инга? Так вот, заруби на своем курносом носике – я уже в эти игры сыграл, когда ты пешком под стол ходила, поняла? Я знаю твои шаги наперед, и ты мне лжешь, ясно?

  Он ухмыльнулся, посмотрев на мою грудь и на соски, так красноречиво натянувшие тонкую материю топа. Теперь я разозлилась на себя.

  – Руки убрал!– прохрипела я, чувствуя, как топ предательски сползает вниз.

  – Помнится мне ты просила, чтобы я засунул их тебе поглубже, и не только руки, – его голос вибрировал, то ли от злости, то ли от возбуждения. Между нами, как всегда, проскакивали искры тока. От его слов к мои щекам прилила кровь.

  – У тебя хорошая память, Чернышев. Отпусти, я сказала. Вчера просила, а сегодня мне это уже не нужно.

  Он оттолкнул меня так резко, что я просто рухнула на стул. Сердце колотилось как бешенное.

  – Нашла еще кого-то, пока любовника нет?

  – Не твое дело. На объекте тебя ждут. Отчитаешься через час. Свободен.

  – Что?! – его глаза округлились, и я знала, что перегнула палку – все-таки он мой зам, а не просто мальчик на побегушках. Но меня понесла нелегкая, и остановиться я уже не могла

  – Я сказала – свободен, и в мой кабинет без стука больше не входить.

  Я задыхалась, мне нужно было срочно включить кондиционер посильнее и вообще даже выпить.

  Я услышала, как он тихо процедил:

  – Сука.

  Хлопнул дверью так яростно, что задребезжали стекла. Я закурила, руки тряслись, сигарета ходуном ходила. Раунд выигран. Но какой ценой. На минуту мне показалось, что он меня ударит или разложит на столе как пособие для анатомии и вонзится в мое тело снова. Мне этого хотелось. Физическое желание налетело так внезапно, что я даже поморщилась от отвращения к самой себе. Стоит ему ко мне прикоснуться и все – я готова. Трусики мокрые, сердце колотится. Сволочь. Ну почему я не могу реагировать на него, как на других мужчин? А еще меня злило, что он не унижался и не о чем не просил, разозлился – да, психанул так, что чуть не прибил – да, но не просил. А я ведь хотела его сломать. Не получилось. Хотя по самолюбию ударила хорошо.


  Я открыла ноутбук и вышла на почту, которую открыла под другим именем. Ну вот тебе и первая бомба, Чернышев. Загрузив в письмо фотографии с аварии, я нажала "отправить". Не колеблясь ни секунды. Пусть понервничает, пусть побежит к тестю узнавать, откуда посыпались неприятности.


  Артур приехал к Пашке ближе к полудню. Тот нагло проорал: "открыто".

  Чернышев толкнул дверь, потом запер на замок и зашел в залу. Пашка валялся на диване с сигаретой в зубах и смотрел телевизор.

  – Хорошо живем, братан? Чего не на работе?

  – А меня босс отпустил. Вот сегодня утром проснулся, посмотрел в зеркало и сказал – Пашка, на работу можешь не приходить, там и без тебя справятся. Ты забыл, что босс – это я?

  Артур усмехнулся.

  – Ну, где там твои фотки? Давай начнем разбирать наших красавиц.

  – Красавами можно назвать далеко не всех.

  Пашка спустил ноги с дивана:

  – Кофе будешь?

  – Буду, да покрепче, а у тебя коньяку не найдется?

  – Найдется, армянский с выдержкой подойдет?

  – Тащи и лимон порежь, хорошо?

  – Чаевые заплатишь?

  Чернышев развалился в кресле:

  – Так заплачу – не унесешь.

  Пашка вернулся довольно быстро, деловито наполнил рюмки.

  – Ты вначале расскажи, что там у тебя с новой начальницей.

  – Не сыпь мне соль на яйца. Хреново все.

  Пашка выпил коньяк, проглотил лимон.

  – А что так? Ты ж ее вроде как? Или я ошибаюсь.

  Артур криво усмехнулся.

  – Не я ее, а она меня. Черт, Пашка, походу влип я. Мне было с ней хорошо. Не просто хорошо – у меня искры с глаз сыпались. Со мной твориться какая-то странная и нездоровая фигня. Я думаю об этой ... каждую секунду, понимаешь, у меня колом стоит целыми днями, будто со школы не трахался.

  Пашка смотрел на друга с нескрываемым интересом:

  – Это любовь, – и заржал.

  – Заткнись, придурок. Я серьезно. Только сегодня утром эта сучка меня так отшила, будто я ее уже совсем достал. Вот стерва. Чего ей надо?

  – Артур, а чего надо тебе? Нет, ну правда, чего хочешь ты от этих отношений?

  Чернышев не ответил, тоже выпил, поставил рюмку и закурил.

  – Она не свободна, ты тоже. Ваши отношения дальше редких встреч раз в неделю не зайдут. Тем более тебе нечего терять, а ей есть. Новицкий так просто не отпустит.

  – А чем я хуже него? Бабки есть, я могу обеспечить десять таких как она, и притом без малейших усилий.

  – А кто тебе сказал, что ей это нужно? Посуди сам, зачем ей менять годами проверенного Новицкого на тебя, кобелину?

  Артур бросил гневный взгляд на Пашку:

  – Ты говори, да не заговаривайся.

  – Да ладно, это ведь не секрет, что ты трахаешь все, что движется. Она тебя отшила?

  – Еще как. Не просто отшила, а словно по морде надавала как зарвавшемуся щенку.

  – И тебя это заводит еще больше... – констатировал Пашка.

  – Вот именно. Я ее хочу. Не только физически, я хочу, чтобы она принадлежала мне вся. Целиком. Чтобы кроме меня никто на нее не ложился, понимаешь?

  – Собственник, эгоист и ревнивец. Похоже, ты влюбился.

  Артур промолчал, а потом довольно серьезно ответил:

  – Если то что я чувствую, называется именно так, то похоже, что – да. Ладно, все хватит. Показывай фотки.

  ***


  – Смотри, вот эта и эта похожи...ну немного.

  Артур заржал:

  – Похожи на кого – на Ингу? Да они с ней рядом не валялись.

  – Ладно, поехали дальше. А как тебе эта?

  – Не очень. Листай, я скажу, когда остановиться. Листай – листай.

  Пашка прокручивал фотографии, отпуская комментарии, порой настолько едкие, что они вместе смеялись, держась за животы. И вдруг Артура как током ударило.

  – Стоп! – рявкнул он. – Стоп, я сказал!

  – Что такое? Увидел одну из бывших?

  Артур даже побледнел немного.

  – А ну-ка назад.

  – Не ори. Вот. И что? Замухрышка замухрышкой.

  – Тихо.

  – Василиса Лавриненко Прекрасная. Опаньки! На лягушку она гораздо больше похожа.

  – Заткнись, мать твою! – рявкнул Артур и увеличил фотографию...


  Пашка притих, видя, как Артур схватил ноутбук, и впился в девушку взглядом.

  – Это че, та Васька что ли? Та самая? Ага, точно она. Помню- помню, еще тогда думал, и что ты в ней нашел?

  – ЗА–ТК–НИ–СЬ я сказал! Ни слова больше!

  ПРОШЛОЕ....

  – Чего тебе? Ты вообще кто такой?

  Артур посмотрел на неопрятную женщину, приоткрывшую дверь его бывшей квартиры.

  – Тут девушка жила. Месяцев пять назад – Василиса. Не знаете, куда переехала?

  – Не хватало мне еще про каждую шалаву, жившую в этой квартире, знать. Пошел отсюда.

  Артур ловко просунул ногу в проем двери, не давая закрыть, и протянул женщине стодолларовую купюру.

  – Может, вспомните?

  Зеленая бумажка исчезла мгновенно за ее пазухой необъятных размеров.

  – Может и вспомню. Жила тут одна. Хозяин сказал, съехала и можно въезжать. Вроде говорил, девка хорошая была, с пацаном раньше жила. Вот и все. Почем мне знать, куда она делась?

  – Ничего не оставляла на случай если искать будут?

  – Нет, ничего – женщина пожала полными плечами.

  – Я хозяину звонил, у него сотовый отключен, номер новый знаете?

  – За номер еще бабок дай, – нагло заявила девица, и Артур протянул ей пятьдесят долларов.

  – Записывай.


  Хозяин про Ваську ничего не знал, та съехала внезапно, даже не предупредила, соседи позвонили, что вода протекает. Трубу рвануло в ванной, а в доме уже никого не было. Артур сел на лавку возле пятиэтажки и закурил. Ушла Васька. Наверное, к опекуну вернулась. Да, точно, как он сразу об этом не подумал. К опекуну.

  Иван Владимирович открыл ему не сразу, а когда все же дверь распахнулась, Артур увидел, что пожилой мужчина смотрит на него с нескрываемой неприязнью, можно сказать с ненавистью.

  – Уехала она – куда не сказала.

  – Мне ничего не передавала?

  Старик смерил его гневным взглядом:

  – Я бы сказал тебе, сынок, да только язык не поворачивается в моем-то возрасте. Ты бы шел своей дорогой подальше, да побыстрее.

  И дверь захлопнул. Артур ударил кулаком по стене с такой силой, что обручальное кольцо порезало палец. Поехал в клуб, а вот там ему сообщили прелюбопытную новость – Васька рассчиталась. Точнее, в один прекрасный день, уехала с одним из богатеньких клиентов и больше не вернулась.

  – Во как? – Спросил Артур, чувствуя, как обида и горькое разочарование закипают в нем, – И что за клиент?

  – А хрен его знает, – ответила официантка, – он за ней давно наблюдал, цветочки таскал, подарки, а потом увез. Все логично. Ты зайдешь?

  Она кокетливо повела плечами.

  – В другой раз.

  Вот так и пропала Васька из его жизни навсегда. Канула в никуда. Растворилась в этом маленьком болоте-городишке. Артур больше не искал. Выбрала жизнь получше, чем с ним – удачи. Ей он желал только самого хорошего. Нет, он лгал самому себе. Его раздирала злость: на нее, на себя. Упрекнуть не в чем, но от этого не легче. Все. Разошлись пути-дорожки. В разные стороны. Почему-то он думал, что Васька будет ждать. Он был в этом уверен. А Васька совсем не промах, строила из себя тихоню, а сама очень ловко нашла ему замену. Все эти месяцы пока Артур ждал, чтобы состоялся суд, и страсти с аварией утихли, он думал о Ваське. Точнее он предвкушал, как бросит потом Алену и вернется домой. Шикарный особняк Рахманенко Артур домом не считал. Оказывается, возвращаться было некуда. Васьки и след простыл. Ну и черт с ней. Все бабы одинаковые. Кто девушку кормит, тот ее и танцует. Артур кормить перестал и нашелся другой. Такова правда жизни, и упрекнуть Василису не в чем. Чернышев сам вел себя как скотина последнее время. Только все же грызла душу обида. Он-то думал, что Васька его любит. По-настоящему, не за деньги или другие блага, а просто любит. Ведь она не раз говорила ему об этом, и хоть он в ответ молчал, но каждое такое признание собирал на ниточку памяти. Он ей верил. Напрасно верил. У каждой любви своя цена. У кого-то больше, у кого-то меньше.




  – Долго молчать будем?

  Артур хлопнул крышкой ноутбука.

  – Так, вспомнилось прошлое. Это и все?

  – Все. Остальные – вообще тихий ужас. Инги среди них точно нет.


  Артур налил себе еще коньяка и снова выпил.

  – Ты про Ваську ту больше ничего не слыхал?

  – Нет. Так же, как и ты. Да забудь о ней, все бабы продажные – вопрос только в цене. Только настроение тебе испортил.

  – Значит, ты все знал? И про то, что с другим мужиком ушла, тоже знал?

  Пашка поморщился:

  – Ну знал, и что с того?

  – Мог бы и сказать.

  – А зачем, братан? У тебя тогда проблем было во – по-горло. Ушла и ушла себе. Можно подумать, ты жениться собирался?

  Артур хмыкнул:

  – Не собирался, но мне с ней хорошо было. Понимаешь? Мне просто было хорошо. Смотрел на нее, и душа радовалась. А черт с тобой, все равно не поймешь.

  Смартфон Чернышева пикнул, возвещая о новом электронном письме. Артур нажал на сообщение.

  – Что за хе***я? – проворчал он.

  – А что там?

  – Не знаю. Кто-то файлы прислал. Отправитель – аноним.

  – Может там вирусы? Кто знает – сотри.

  Но Артур уже открыл один из файлов, и смартфон выскользнул у него из рук.

  Пашка поднял сотовый, посмотрел на дисплей:

  – Мать твою!!! Это что за хрень?!

  Артур судорожно глотнул воздух, дернул воротник рубашки, задыхаясь.

   – Это с аварии, – прохрипел он, осекся на полуслове.

  Пашка просмотрел все фото несколько раз.

  – Тут есть письмо, слушай: "За все в жизни приходиться платить и за это ты тоже заплатишь". Ну и наезд! За такое и порвать на британский флаг можно.

  Артур выхватил смартфон и перечитал сам.

  – В следующем бабок попросят, вот увидишь.

  – Не думаю...

  Артур закурил, отпил коньяк из горлышка.

  – Там не к чему придраться, этот мужик был пьяным. Кто-то хочет меня выбить из колеи, понервировать. Помнишь, я говорил тебе, что Алене тоже прислали фото?

  – Помню. По мейлу?

  – Да.

  – Что за мейл ты смотрел?

  – Нет, спрошу у нее. Знаешь что, Пашка, давай-ка назвони своему хакеру Гоше. Пора его подключить – пусть этот мейл пробьет. С какого сервера, откуда. Хорошо? Пора прищучить этого придурка с фотками.

  Смартфон зазвонил в руках Артура и тот вздрогнул:

  – Да, привет Игорь, ну что там у нас? ЧТО?!!!!! НЕ ПОНЯЛ!!!!! Ты что сейчас сказал? Мать твою, да я тебя урою живьем!!! Ты что, урод? Я за что тебе платил?! Сюда немедленно! Я у Пашки!

  Артур выключил телефон и схватился за волосы. Еще секунда и он взвоет!

  – Что там?

  – Игорь только что проиграл мою долю в "ТрастингСтрой", сделал ставки и был вынужден их продать! Бл****ь! Я в заднице! Ты понимаешь, в какой я заднице, Пашка?!

  – Успокойся, акции можно выкупить.

  – У кого? Мы играем онлайн на "Форварте", понимаешь? Там искать кого-то, как иголку в стоге сена.

  Артур таки взвыл, схватил бутылку и опорожнил ее залпом почти наполовину.

  – Успокойся! Сейчас к Гоше поедем. Пусть вычислит нам адрес IP и твоего анонимщика, и покупателя акций. Он у нас в этих делах мастер. Все. Артур, поставь бутылку, при таких неприятностях нужно думать трезво.

  – Черт, мы с Игорем годами играли, таких проколов никогда не было. Никогда! Рахманенко узнает – зароет живьем!

  Артур яростно поставил бутылку на стол.

  – Сейчас этот урод приедет – я ему все зубы пересчитаю.


  Игорь приехал через пятнадцать минут, весь красный, запыхавшийся, и ужасно перепуганный. Артур встретил его яростным ударом в челюсть, но тут же Пашка скрутил друга и повалил на пол.

  – Остынь! Остынь, я сказал, не то будешь со мной драться. Остынь немедленно!

  – Меня обманули, понимаешь, Артур, обманули. Я сделал ставки, казалось, на выгодных условиях еще вчера вечером, а утром эти акции просто грохнулись вниз, а ставил я "ТрастингСтрой" как всегда. По тому же сценарию. Кто-то вынудил меня это сделать. Это была грязная игра, Артур. Я здесь ни при чем, с таким же успехом на моем месте мог быть кто угодно.

  Артур молчал и вдруг посмотрел на Пашку:

  – А мне кажется, что фотографии и акции – дело рук одно и того же человека, – тихо сказал он, – слишком много совпадений, и все в один день. Поехали к Гоше. Пусть найдет мне этого анонима. Я к нему лично в гости приду.


  Гоша жил в квартире больше похожей на техстанцию. Повсюду компьютеры, старые новые, запчасти, диски. Полный хаос. Он встретил гостей в ярко зеленой майке и потертых драных джинсах. Длинные светлые волосы падали ему на лицо. На вид Гоше не дашь больше двадцати.

  – Привет. Заходите. У меня бардак, хотя Пашка уже привык, ему не впервой.

  Они прошли в залу, которая и на залу не походила. В центре компьютер, пепельница заваленная окурками и пустые бутылки из-под пива.

  – Пиво будете?

  – Тащи, – скомандовал Пашка, и уселся на стул возле компьютера. Гоша побежал на кухню и уже через пару минут нес три запотевшие бутылки.

  – Рассказывайте.

  – Нужно пробить адреса. У Артура большие неприятности – поможешь выкрутиться – он в долгу не останется.


  Спустя час Гоша посмотрел на гостей и радостно сообщил:

  – Анонимного отправителя писем вычислил, а вот этого с "Форварта" вычислю максимум дня через три. Отправитель письма видно профан, он особо не шифровался. Открыл левый мейл и письмо отправил, а сервера все наши. Обычно особые умники регятся на загрансерверах и оттуда шлют, тогда письмо не отследишь, а этот и не старался или вовсе в этом ни шарит. Так что адрес IP у меня есть. Тот даже почту не удалил.

  – По этому адресу реальный можно вычислить? – спросил Артур.

  – Можно, если только тот тип не с ноутом на улице к какому-то кафе подключился. Тогда можно. Адрес вычислю мигом. Ты, Артур, ему пару писем напиши, а он пусть ответит. Посмотрим – с того же адреса письма шлет или он меняется. Если меняется – хреново, а если тот же, то я тебе его вычислю.

  – Сколько по времени?

  – Тоже пару дней.

  – Хорошо, давай. Я в долгу не останусь.

  Позвонила Алена. Артур тяжело вздохнул и ответил.

  – Да.

  – Милый, а нас на банкет пригласили.

  Артур закатил глаза:

  – Какой банкет? Какой нафиг сегодня банкет, Алена? У меня неприятностей вагон, а ты с банкетом.

  – Инга с Германом что-то отмечать собрались. Ты не поверишь, они пригласили нас в "Плазу". В "Плазу"! Я никогда там не была.

  Артур посмотрел на Пашку, хотел было отказаться, но вдруг передумал:

  – Ты хочешь пойти?

  – Очень-очень хочу.

  – Значит пойдем. Когда банкет?

  – Завтра. Ты когда дома будешь?

  – Ложись без меня, у меня дел по горло. Все – давай.

  Голова у Артура раскалывалась на мелкие осколки.

  – Так, Чернышев, пора тебе обо всем забыть и отвлечься. Сегодня по бабам. Гоша, ты с нами?

  Хакер отрицательно мотнул головой, усиленно клацая по клавиатуре:

  – Так я и думал. Артурыч, без возражений. Сейчас возьмем себе по три массажистки, и они вмиг заставят тебя забыть о проблемах. Поехали тут неподалеку тайский массажный кабинет.




предыдущая глава | Реквием | cледующая глава







Loading...