home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 2

Старые знакомые… век бы их не видеть

Первые два дня пути на кноррах в целом прошли… без приключений. Т'мор шатался по всей «Ласточке», время от времени натыкаясь на вездесущих детей, или развлекался тем, что наблюдал как матросы-торы то и дело достают этих мелких хулиганов из таких щелей, о существовании которых на корабле, похоже, не подозревал даже сам капитан Торм. По крайней мере, однажды, Т'мор, по случайности присутствовавший при очередном докладе пастара капитану, точнее его стенаниях о несносных детях лезущих куда ни попадя, отчетливо слышал, как Торм, отпустив страдающего пастара, задумчиво пробормотал что-то о найме в Торинире сорванцов… Ну да, это ж сколько места под заначку контрабанды пропадает!

Еще часть времяпрепровождения Т'мора, пришлась на беседы с магами. И арн был впечатлен. Эти люди были словно выточены из стали. Хорошей такой, оружейной стали… или булата, секретом литья которого так не хотел делиться Байда. Жизнь с клеймом темного мага приучила их к осторожности, но не только. К удивлению арна, почти каждый из беглецов был воином… Нет, не по направлению своих магических умений, хотя и здесь они могли что-то продемонстрировать, они были воинами, что называется, по жизни. И это качество Т'мору импонировало. А уж когда он узнал, что среди беглецов имеется аж трое мастеров клинка, радости арна не было предела.

— А как вы хотели? — Грустно усмехнулся один из магов, с которым Т'мор, что называется, зацепился языком, во время вечернего моциона. — Это в лесах можно творить что угодно. Храмовники туда не суются. Боятся. А стоит кому-то из наших воспользоваться своим даром в городе, как церковники тут же поднимают хай, и не успокаиваются пока не выловят всех темных. А защищаться как-то надо. Потому-то, каждый из нас знает с какой стороны браться за клинок. Даже женщины… особенно женщины.

— Хм. Ну, больше вам опасаться светлых не придется, уж это я обещаю. — Хмыкнул Т'мор, как и его собеседник, вглядываясь в искрящееся алыми закатными взблесками, море. — Зато, также могу обещать, что боевой практики у вас будет навалом…

— Вот как? С кем будем воевать? — Ничуть не удивившись, поинтересовался маг. И правильно, чему удивляться-то? Тому, что его везут с целью использования в бою? Так зато, его родня будет в полной безопасности жить там, где их никакие светлые не достанут. А за это, можно и повоевать.

— Нет, это не то, что вы подумали, уважаемый Рогин. — Покачал головой Т'мор, услышав ход мыслей своего собеседника. — В протекторате будет располагаться темная кафедра Драгобужского университета. Это уже согласовано с князем и ректором. Так вот, по закону, ваганты этого заведения служат обязательный контракт… чаще всего, во фронтире. Слышали об этом месте?

— Хм. К сожалению моему, нет. Не слышал. — На секунду задумавшись, ответил маг.

— Фронтир, это пограничные земли меж Староозерным княжеством и Империей Хань. Они относительно слабо заселены, а в последнее время там даже нет постоянных военных застав. Но люди там живут и им нужна помощь в обороне. На полдень от фронтира находится печально известная пустыня Негур и из нее частенько вырываются измененные тамошней сумасшедшей магией твари, да и Прорывы случаются не так уж редко. Вот от этих напастей и нужно будет помогать отбиваться местным жителям.

— Хм. А почему бы там просто не ввести войска? — Поинтересовался Рогин.

— Одной стране, будь то Хань или Староозерное княжество, не по силам вычистить весь фронтир и крепко встать на той земле. А совместная зачистка невозможна, потому что неизбежно приведет к столкновению интересов двух стран… И у Староозерного княжества имеются вполне веские причины для такого мнения. Видите ли, ханьцы очень воинственны. Они даже с хоргами умудряются воевать за оставшийся не покореженным огрызок Озерного края. Потому-то староозерцы небезосновательно опасаются, что как только фронтир исчезнет, их восходный сосед тут же начнет пробовать силы княжества на зуб. Ханьцы же давно привыкли ссылать во фронтир неугодных людей. В общем, существование этого странного образования на руку всем сторонам… даже тамошним жителям, предпочитающим вольную, но опасную жизнь, прозябанию в городах и весях на правах обывателей или арендаторов. Так-то.

— То есть, фактически, мы будем жить в протекторате, а во фронтир выезжать как… как на охоту?! — Изумился Рогин.

— Не совсем. Видите ли, это контракт, который опытные маги станут отрабатывать вместо тех малолеток, что будут учиться на темной кафедре… Согласитесь, посылать выпускника-теоретика сражаться с инфернами или порождениями пустыни Негур, это все равно, что отправлять его на убой…

— Согласен.

— Поэтому, официальные выпускники университета, пройдя теоретическую подготовку под Драгобужем, будут тайно отправляться в протекторат, а вместо них, отрабатывать контракт придется состоявшимся темным магам, прошедшим обучение под присмотром моих наставников. О чем, естественно, никто не собирается кричать на каждом углу.

— Таким образом, любой шпион доложит, что в Староозерном княжестве хоть и готовят темных, но они по-прежнему ничего из себя не представляют, а во фронтире будет накапливаться масса подготовленных темных магов… — Задумчиво продолжил за Т'мора, Рогин.

— И ни у одного государства не будет повода напасть на княжество, поскольку официально ничего не изменится. Ну а кроме того, для тех, кто никак не связывает свою жизнь с постоянными боевыми действиями, я планирую открыть большой исследовательский центр в протекторате, и там найдется работа не одному темному. — Кивнул Т'мор.

— Подождите, но это значит…

— Это значит, что у темных появится шанс сравнять чаши весов и из беглецов превратиться в полноценного и сильного игрока на мировой арене.

— А эйре… неужто вы думаете, что они будут просто смотреть на происходящее?

— О, думаю, у меня найдется, чем удивить змееязыких. — С хищной улыбочкой протянул арн и Рогин поежился от убийственно-ласковых интонаций в голосе собеседника.

— Кажется, Ролин сделал темным большой подарок, устроив эту заварушку… — Вздохнул Рогин и Т'мор удивленно на него покосился, но уже через секунду тряхнул головой. Бред! Слишком тонкая и ненадежная игра получается. Один неверный жест или даже намек на него, со стороны любого участника и вся конструкция рассыпается как карточный домик! Или нет?…

Так и не решив этот вопрос, Т'мор попрощался с Рогиным и отправился в ту клетушку, которую капитан, по какому-то недоразумению не иначе, величал каютой своего отсутствующего второго помощника и которую он отвел для заказчика этого круиза.

Настроения читать что-либо, поначалу не было совершенно и арн попытался заснуть. Но сон не шел и Т'мор еще добрых два часа валялся в койке, пока не признался сам себе, что замечание недавнего собеседника никак не дает ему покоя.

Вздохнув, арн все-таки выудил пенал своего компьютера и, усевшись за крохотный стол, приютившийся в углу каюты, попытался смоделировать ситуацию с помощью технологий своих предков… Полтора часа возни и нулевой результат. Арну захотелось швырнуть тупую машинку в стену… и тут он замер на месте. Ну да, как вариант… Если все это изящная игра короля Брана, то путь по морю должен быть безопасным. В этом случае, Брану просто невыгодно топить беглецов. Если же на этом пути, как Т'мор и предполагает, их ждет встреча с врагом, то вопрос игры Ролина попросту отпадает и все происходящее сейчас, не более чем цепь роковых случайностей. Но тогда, как и предполагал нынешний глава темного круга Белор, Староозерное княжество ждет война.

Придя к этим выводам, Т'мор спрятал пенал и завалился спать. На этот раз, ему не пришлось ворочаться на узкой койке. Сон подкрался быстро и незаметно.

А утром арн проснулся в хорошем настроении, которое не смог испортить даже тот факт, что пока он спал, материализовавшийся Уголек в очередной раз совершил набег на камбуз, о чем свидетельствовал огрызок окорока, валяющийся под столиком, и раздербанил кошелек Т'мора, сожрав полдюжины золотых монет. И ведь даже не думает раскаиваться, паршивец крылатый!

Настроение, которое не смогла убить даже очередная выходка заскучавшего змея, было испорчено одним единственным воплем вахтенного.

— Паруса! Пять единиц, прикрыты воздушными щитами!

Вероятность встретить здесь торговый караван была слишком мала, чтобы ее учитывать. Время года и маршрут, специально проложенный капитаном Тормом вдали от привычных торговых путей, так чтобы избежать возможных случайных встреч, не позволяли даже надеяться, что показавшиеся на хитрых магических приборах вахтенного, паруса — всего лишь результат стечения обстоятельств. Нет, рыскать здесь мог только тот, кто целенаправленно искал встречи с беглецами.

Пришлось Т'мору успокаивать себя тем, что куда хуже было бы, если бы они действительно никого не встретили по пути. Признавать, что все происходящее с темными магами Брана, может быть результатом изощренной игры не в меру хитровымудренного короля, арну не хотелось. И настроение Т'мора довольно быстро поползло вверх, что не осталось незамеченным окружающими.

Учитывая, что на кораблях уже все знали, что скоро грядет встреча с неизвестными судами, торы-матросы, начавшие готовиться к возможному сражению, косились на довольно ухмыляющегося заказчика и только что пальцем у виска не крутили. Да и высыпавшие на палубу маги, от них не отставали. Исключение составили лишь Норин и Рогин, возникшие рядом с опершимся на планширь арном и выжидающе уставившиеся на него.

— Протектор Т'мор, вы знаете, что их пятеро? — Наконец, проговорил Норин.

— Угу. — Кивнул арн, продолжая любоваться волнами, как ни в чем не бывало.

— А вы понимаете, что торговые кнорры просто не смогут переиграть боевые корабли в маневрировании… да и по огневому мастерству, мы наверняка прилично от них отстаем. — Продолжил маг.

— Несмотря на явный численный перевес магов? — Прищурился арн.

— Ни один из нас не знает что такое морской бой. — Пожал плечами Рогин с поразительным спокойствием.

— Что ж, тогда пора объединять магов в круг. Будем давить их голой мощью, а не изощренностью щитов и атакующих вязей. — Хмыкнул Т'мор, чем заслужил два укоризненных взгляда. Еще бы, до такого решения маги додумались и сами. Проблема была в другом, пока корабль находится под щитами, неподготовленные маги на его борту толком не могут атаковать противника, поскольку это грозит полным сносом собственной защиты корабля. Мастера морского боя каким-то образом создают атакующие вязи прямо на поверхности этой самой защиты, и через нее же запитывают свои творения. В решающий момент, магу остается лишь разорвать нить соединяющую щит с атакующей вязью и та устремляется к цели. Но даже мастера морского боя, из опасения повредить щиты слишком мощным выплеском силы, вступают в прямую схватку лишь на коротких дистанциях, когда подпитка вязей может быть изрядно снижена, а вместе с ней и риск сноса щита. На дальних же дистанциях действуют палубные орудия, палящие по противнику артефактными снарядами. В отличие от вязей, тяжелые, испещренные рунами болванки спокойно минуют собственную защиту корабля, чтобы спустя секунду активироваться и пылающими шарами врезаться в щиты противника, планомерно истощая их мощь. В общем, сложное это дело морской магический бой.

— Протектор Т'мор, вы помните, что обещали при первой нашей встрече? — Наконец проговорил Норин. — Вам не кажется, что пора применить ту самую «тяжелую артиллерию»?

— Пока рано. Они еще даже не появились на горизонте. — Покачал головой арн.

— Что ж, будем надеяться, что не станет поздно. — Вздохнул Норин, отходя в сторону и начиная отдавать приказания собравшимся рядом магам. Может быть, они и не способны вести настоящий морской бой, но уж на поддержку щитов их сил вполне должно хватить.

Т'мор огляделся по сторонам и, найдя взглядом застывшего на мостике капитана, устремился прямиком к нему. Арну откровенно не понравилась реакция магов на его предложение о построении ритуального круга. А пришедшая в голову мысль о том, что темные недоучки могут попросту не знать о начертательных ритуалах, заставила Т'мора суетиться.

— Тан капитан… — Отвлек принимающего доклады Торма, арн.

— Ну?

— Мне нужен запасной орудийный наводчик и доступ к кормовому трюму. — Огорошил капитана Т'мор. Тот несколько секунд молча взирал на арна, после чего, наконец, разлепил губы.

— А с чего вы взяли, что таковой у нас есть? — Холодно спросил тор.

— Узнал от детей. — Пожал плечами арн. — Также я знаю, что сейчас этот трюм пуст.

— Для чего он вам? — Со вздохом поинтересовался тор, в очередной раз проклиная шустрых спиногрызов.

— Я хотел бы разместить там атакующий круг магов. — Признался Т'мор.

— С ума сошли? — Выкатил глаза капитан. — Они же мне всю защиту разнесут в клочья!

— Успокойтесь, тан капитан. — Поморщился арн. — Я гарантирую, что защита кнорра от их действий не пострадает.

Капитан в ответ, окинув Т'мора задумчивым взглядом, неуверенно кивнул и махнул рукой своему первому помощнику, одновременно исполняющему обязанности канонира. Седой морщинистый тор тут же оказался рядом и, уяснив приказ, повел арна сначала к оружейной, где они обзавелись похожим на шар-переговорник артефактом, а затем в кают-компанию, к замаскированному входу в кормовой трюм.

Осмотрев довольно просторное, хотя и очень низкое помещение, спрятанное прямо под кормовыми каютами, Т'мор удовлетворенно кивнул и обратился к проводнику за помощью. К удивлению Т'мора, настройка артефакта-наводчика оказалась вполне себе простым делом. Хотя, как признался тор, раньше он подстраивал целевые параметры, а то, что в наводчике можно изменять еще и точку отсчета, стало для него сюрпризом. Т'мор согласно покивал и, не став объяснять вдруг зауважавшему его канониру, что впервые видит подобный артефакт, а вывод о возможности такой настройки сделал, лишь исходя из своих воспоминаний о технике Свободного города, выпроводил любопытного помощника капитана. Ему еще предстояло не самое простое дело.

Если бы кто-нибудь сейчас заглянул в эту комнату, испуг до потери сознания такому любопытствующему был бы гарантирован. Арн стоял в центре помещения, а вокруг него наливалась чернотой тьма. Ее потоки, словно змеи скользили вокруг застывшей фигуры заклинателя, прижимались к нему, ластились и тут же разрывали дистанцию, разлетаясь по всей комнате, словно бы исследуя ее. Вот только после каждого движения темных лент силы, мечущихся по помещению, на деревянных досках пола и переборок оставались выжженные следы, сплетающиеся в замысловатую рунную вязь, постепенно покрывающую все свободные поверхности трюма.

Т'мор тяжело выдохнул и отпустил Тьму, как только почувствовал, что огромный ритуальный рисунок завершен. Обвел взглядом исписанную черными рунами комнату и, довольно хмыкнув, направился к выходу. Если вязи нельзя сплетать внутри защиты, то что мешает создавать их вне ее? Именно этим принципом руководствовался арн, столь странным образом расписывая тайный трюм «Ласточки». Хорошо, что Ллайда в свое время рассказывала ему о способах ритуального удаленного контроля заклятий, применяемых жрецами Тьмы. Да, они жрут чертовски много сил и почти невозможны без участия в круге, минимум, двух дюжин магов, и именно поэтому не применяются на флоте, но то в обычной ситуации, а сейчас на борту «Ласточки» две с лишним сотни одаренных, так что… Потягаемся, господа пираты!

Т'мор поднялся по узкому шаткому трапу и, кое-как откинув, ставший вдруг неожиданно тяжелым, замаскированный люк, вылез наружу и понимающе хмыкнул. Первый помощник капитана оказался тем самым испугавшимся до потери сознания любопытным, решившим подсмотреть за действиями арна.

Кое-как приведя в чувство седого тора, Т'мор дождался, пока тот откроет глаза и, вежливо… очень вежливо улыбнувшись, попросил передать тану капитану его благодарность. Тор икнул, кивнул и испарился. А арн, коротко хохотнув, отправился на поиски Норина. Пора собирать круг.

Предводителя беглецов нашли и привели на мостик, где Т'мор беседовал с капитаном, в тот самый момент, когда с кнорра, наконец, стало возможным рассмотреть приближающиеся корабли, невооруженным взглядом. Правда, пока они еще виделись лишь небольшой купой парусов на горизонте, но учитывая быстроходность здешних судов, это явно ненадолго.

Объяснение, что именно требуется от магов, арн уложил в пять минут. Надо было видеть ошалевшую физиономию Норина, когда он узнал, что есть возможность создавать вязи на довольно внушительном расстоянии, что позволит магам бить заклятьями по несущимся к ним пиратам, не опасаясь за защиту самого корабля.

— А со вторым кнорром можно такое проделать? — Поинтересовался капитан. Известие арна его весьма порадовало, поскольку давало немалые шансы на выживание, и теперь Торм всеми силами желал увеличить их настолько, насколько это вообще было возможно.

— Почему бы и нет? — Пожал плечами Т'мор и сам не заметил, как оказался в шлюпке, буквально полетевшей ко второму кнорру. Маг воды выложился на полную, так что уже через несколько минут Т'мор поднялся по шторм-трапу на борт «Руиса»… Ну хоть у этого кнорра было вполне почтенное имя, и то хлеб.

Здесь, Т'мора взяли в оборот уже предупрежденные по переговорнику капитан, уже подобравший подходящее помещение и заместитель Норина, успевший собрать две дюжины магов для круга.

Сражение началось в тот момент, когда Т'мор только-только отошел от создания ритуального круга. Все-таки два подобных экзерсиса за столь короткое время, немного его утомили.

Услышав канонаду, Т'мор взлетел по трапу и, выскочив на палубу, ошеломленно замер. Вырвавшийся через несколько секунд из его уст шквал проклятий, перебивший грохот артиллерии, заставил обернуться даже занятых стрельбой торов. С полночного восхода, к кноррам подходила пятерка кораблей, стремительные очертания и парусное вооружение которых не оставляли никаких сомнений в их принадлежности. Эйре! Вопрос: и куда теперь арн может запихнуть все свои умозаключения?

Воздух над кораблями наполнился свистом снарядов и ревом стекающего по щитам пламени. Орудия эйре явно были куда дальнобойнее, чем вооружение торов, и двуязыкие поспешили воспользоваться своим преимуществом. Крики матросов и магов, во мгновение ока превратившихся в воинов, то и дело перекрывал свист пастарских дудок, торы носились от орудия к орудию, как угорелые, а четверо темных на баке пытались завести собственный щит на место пробитого удачным попаданием эйре, стационарного щита, прикрывавшего среднюю часть верхней палубы, где уже пылал обрубок мачты, сброшенной за борт. Двуязыкие же пока не получили никаких повреждений, Было видно только, как скатываются по их щитам в море огненные кляксы снарядов торов, не сумевших пробить защиту.

А Т'мор стоял и смотрел на флагман эйре с такой знакомой фигурой Покровительницы морей под бушпритом. Волна горячего воздуха всколыхнула плащ арна, и рядом заорал, закрутился юлой молодой тор, судорожно зажимая уцелевшей левой рукой локоть правой. Его ладонь, вместе с предплечьем вырвал огненный снаряд, с легкостью разорвавший тонкую пленку неумело сплетенного магами щита. Взрыв этого снаряда разметал какой-то ящик у противоположного борта, но этим разрушения и ограничились. К тору тут же бросилось несколько человек и, не сходя с места, принялись накладывать целительские вязи.

Арн тряхнул головой, сбрасывая оцепенение и, почти тут же, один из кораблей эйре вспух, подпрыгнул и развалился на части, оставив только кучу пылающих обломков на воде. Кажется, маги приноровились к работе круга и принялись гвоздить не имеющих возможности нормально ответить заклятьями эйре, со всем пылом и имеющейся у них мощью.

Дым, гарь и копоть не мешали Т'мору разглядеть происходящее, а драконье зрение позволяло рассмотреть даже пуговицы на мундире гордо возвышающегося на мостике, капитана «Морской Девы». Вот только сейчас, арна заинтересовало нечто другое. Десяток жрецов на баке флагмана двуязыких начали сооружать нечто очень знакомое Т'мору. А когда до арна дошло, что именно делают змееязыкие…

Рев непонятно откуда взявшегося призрачного дракона, пикирующего на флагманский корабль эйре, заставил его экипаж на миг в ужасе замереть. Серое марево выдыхаемого чудовищем пламени, с легкостью выжгло щиты корабля и обрушилось вниз, мгновенно испепеляя все, чего касалось. Двуязыкие с остальных трех кораблей прекратили стрельбу… дрогнули и попытались укрыться серебристой дымкой «Нефа», разворачиваясь на ходу. Не тут-то было. Резко взмывший в воздух призрачный дракон, оставив покореженный, обугленный и неспособный двигаться флагман, бросился в сторону пытающихся удрать кораблей, дохнул пламенем на один, затем на другой, догнал третий, и купола высшей защиты растаяли один за одним, словно их и не было. Круги магов закончили за него работу, слаженными ударами разметав корабли змееязыких. А призрачный дракон, под восторженные вопли с кнорров, поднявшись над полем боя, сделал круг почета, спикировал к воде и исчез, словно его и не было. Ни всплеска, ни волны.

И никто не заметил, как промокший до нитки, Т'мор, скрываясь в тенях, матерясь и ругаясь, с трудом втаскивал в узкий дверной проем своей каюты на «Ласточке», бесчувственное тело, подобранное им среди обломков затонувшего флагмана.


Глава 1 Торы и кнорры | Свет и тень (СИ) | Глава 3 От рассвета до заката