home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 49

Компромисс. Аргументы адвоката

Несмотря на то, что мы с Хансом теперь находили общий язык, его адвокат настаивала, чтобы я выезжала из нашей общей квартиры, оставив «бедного, больного старика» в покое. Она аргументировала это тем, что совместная жизнь ее подзащитного с «такой женой» для него невозможна и даже опасна!

После бессмысленных усилий, поездок на собеседования в разные города и веси (а не только в радиусе пятидесяти километров, как это предпочитают делать в поиске работы немцы) я пошла на компромисс. Я больше не могла терпеть давление и хотела изменить ситуацию. Мой врач-стоматолог помог советом и дал адрес жилищного кооператива, предлагающего недорогие и частично поддерживаемые государственной дотацией квартиры.

В разговоре со моим адвокатом (флегматичная немка не дремала, а активно занималась моим делом) я выяснила, что ничего не нарушала в браке с Хансом. Я вела себя, как и подобает супруге, заботясь об общем хозяйстве, о семье, проводя время совместно и приезжая после трудной, ответственной, стрессовой работы в общую квартиру. Все байки об «отсутствии секса в браке» были актуальны скорее в семидесятые годы (иронично улыбаясь, адвокатша махнула рукой назад). С беспокойством я спросила ее о возможности сына приехать сейчас в Германию. Юристка, тепло улыбнувшись, неторопливо произнесла, что лучше все-таки подождать, пока вся переписка с иностранным комитетом «устаканится» и все, как говорится, встанет на свои места.

Читая требования адвоката Ханса, она добавила, что подобный шантаж и вся эта «старческая завихрень», какие я терпела в последние месяцы, просто невыносимы. Ни для кого! И что в этой ситуации мне действительно есть смысл выехать из общей квартиры.

– Фрау Мюллер, – говорила нараспев адвокатша, – два необходимых года вы в браке с немцем прожили? Прожили. Это факт. А на момент января 2001 года, это было уже более чем два года. Так что если супругу вздумалось куда-то уехать или исчезнуть, это не влияет на факт совместного проживания. Не говоря уже о том, что конфликты и кризисы, ссоры и непонимание, и даже исчезновение супруга возможны в любой семье, с любой разницей в возрасте. Чего в жизни не бывает!

«Мне бы такое спокойствие, как у нее, – подумала я. – Да… Об этом я могу сейчас только мечтать…»

– А аргументы с маразмом старика, которые приводит его же адвокат… – продолжала она с легкой улыбкой. – Ну… что ваш муж вначале говорит одно, а потом утверждает другое… В конце концов, он сам не знает, что ему надо и чего он хочет! Эти аргументы очевидны и вполне могут стать объяснением вашего вынужденного выезда от супруга, из общей квартиры.

Слова эти юрист распевала, как колыбельную, подобно матери, успокаивающей собственное дитя. И мне стало легче. «Мне нужно параллельно к юриспруденции курсы релаксации и психотерапии проводить, – подумала я, глядя на адвокатшу. – Такая немецкая пышечка дородненькая и такая спокойная. Просто прелесть!»


Глава 48 Письмо из иностранного комитета. Бравура Ханса | Как я свалила из Германии обратно в Россию | Глава 50 Переезд в католический Падерборн. Такое желанное ПМЖ