home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



14 глава

Наконец-то свершилось. Вчера, поздно ночью в Систему вошел мой будущий корабль, а сегодня утром я уже стою на плитах местного космодрома и жду, когда с крейсера придет челнок, что доставит меня на судно. Моему нетерпению есть вполне логичное объяснение, я ждал этого момента почти три недели, причем последние две уже будучи «безлошадным». Да-да, этот мутный полковник из ГУ СБР уломал передать им крейсер. Не знаю, что сыграло основную роль при моем согласии, то ли я такой деревенский лох, то ли полковник обладает каким-то даром убеждения, но я ему поверил и после того как собрал все свои вещи, демонтировал оборудование, установленное Алем на борту крейсера, и загрузил все это в малый транспортный контейнер, в присутствии Селаны и полковника, покинул борт корабля, я подписал документы о передаче его Флоту Империи. Все, теперь я никому и ничего не должен, должны мне и должны много. Радует только то, что все мои заявки на оборудование, материалы и механизмы для модернизации корабля, исполняются без каких-либо проволочек. Еще неделю назад я был полностью готов к началу работ. Если честно, то я не знаю на основании чего Ирина разработала план модернизации, ни о каких знаниях Древних тут и речи быть не может, она знает ровно столько же сколько и я, хотя я и подозреваю, что кое-какая информация была прошита в Управляющем Центре нейросети джоре изначально, правда доказать я это никак не могу, все как говорится «на косвенных». Ладно, это все стенания в ползу бедных, что больше всего меня бесит, так это то, что я никак не могу приступить к разбору своих трофеев из подземного комплекса. Что-то не верю я в «стойкость юных, не носящих бороды», короче не доверяю я спецслужбам, будь это СБ или СБР. Ну не верю я, что они оставили мои апартаменты без должного надзора, да и Ирина это подтверждает, сообщая время от времени, что из моего бокса уходит какой-то направленный сигнал, больше всего напоминающий передачу сжатого пакета информации, поэтому и стоит в моих покоях малый контейнер, опечатанный, опломбированный и не вскрытый. Я знаете ли не собираюсь светить всем и каждому свои сокровища, хватит и того, что разведчики уже и так знают. Я на долго запомнил офигевший взгляд полковника ГУ, когда он разглядел что за клинки я упаковываю в специально изготовленный контейнер. Нечего давать лишний повод для наездов, а то ведь так можно и вообще не выйти из подвала здания СБР, поселиться там, так сказать, навсегда. А оно мне надо? Что-то я не помню, чтобы спецслужбы заморачивались такими вопросами как законность и чьи-то там права. Государственные интересы всегда были, есть и будут выше, чем интересы какого-то одного разумного. И это правильно.

В общем, я стоял и с интересом наблюдал, как неведомая птица заходит на посадку. Вот из-под изящных крыльев в землю ударили столпы огня, «реактивная тормозная система» всплыло у меня в мозгу. Железная птица зависла в воздухе и плавно опустилась на пластобетон космодрома, встав на все свои шесть опор. Внешне челнок походил на известный земной самолет братьев Хортенов, GO-229a, правда намного больше, примерно, раз так в десять. Длинна челнока составляла метров семьдесят, а размах крыльев больше полутора сотен метров, да и высота его, почти пятнадцать пять метров, внушали уважение. Единственное, что роднило его с более поздними версиями подобных земных изделий, это наличие сразу трех двигателей, похоже, что центральный был маршевым, а боковые маневровыми. На фоне всех остальных челноков, истребителей, ботов и штурмовиков эта модель смотрелась как «Феррари» среди телег. Присмотревшись, я смог разглядеть и несколько стволов, причем два из них были направлены в сторону… кормы, хвоста, даже не знаю, как и сказать. Получается, что помимо прекрасной маневренности, высокой скорости, что в атмосфере, что в космосе, эта машина обладает еще и очень хорошей огневой мощью. Четыре плазменных пушки по ходу движения и две смотрящие назад, плюс восемь ракет на подвесках, делают эту «пташку» очень неприятным противником даже для крейсеров, правда только легких, броню более тяжелых кораблей ему не пробить, хотя защитное поле, пара таких машин очень неплохо потреплет даже у линкора. В общем челнок показался мне. Хотя почему показался, он и был очень красивой, грациозной машиной и при этом смертельно опасной. Смотря на этот челнок, я невольно задумался, а какого размера тогда должен быть сам крейсер, если на его борту свободно помещаются два таких челнока. Почему-то среди технической документации на корабль не было его масс-габаритных данных. Основной упор делался на двигатели, щиты, производственные и добывающие мощности, системы непосредственной обороны и наступательные орудия, требования по Базам для экипажа, и дальность прыжка и системы маскировки, в общем все, кроме массы, длинны, ширины и высоты. Да и изображения тоже не было. Сплошная загадка, а не корабль. От разглядывания челнока меня отвлек взволнованный голос Ирины:

— Олег, это судно изготовлено с применением технологий Древних. Только они использовали, даже в космосе, аэродинамические формы.

— Мне кажется, Ирина, что ты ошибаешься, скорее всего в создании этой машины поучаствовали мои земляки. Потомки, так сказать, «сумрачного тевтонского гения». Надо бы побольше разузнать об инженере, создавшем это чудо, а может и встретиться. Просто так, для интереса, развеять сомнения.

Наконец шлюз челнока открылся и на поле космодрома вышли три гибкие фигуры, упакованные в легкие скафандры. Стекла гермошлемов оказались затемнены и разглядеть лица я не смог, но судя по фигурам и движениям, испытательный экипаж крейсера оказался сугубо женским. Похоже, что в Содружестве феминисткам ловить нечего, здесь уже и без них все давно решено. Подхватив баулы и кофры, бывший экипаж крейсера направился прямо к нам, точнее к стоящему рядом со мной полковнику из ГУ. Ну в принципе все правильно, надо доложить о завершении испытаний, подробные рапорта будут потом, да и спецы снимут всю информацию с ИскИнов и будут ее прорабатывать, но все это будет потом. Как оказалось, я немного ошибся в своих предположениях, ни о каких рапортах или докладах тут и речи не шло. Еще на подходе к нам забрала гермошлемов поднялись, а сами они сложились в виде высокого воротника.

— Полковник, какого черта, что Вы себе позволяете?! Почему нас так срочно отозвали, программа испытаний корабля еще не закончена! И с каких это пор СБР вмешивается в испытания кораблей?!

— Капитан, успокойтесь. СБР не вмешивается в испытания кораблей Флота, но этот корабль Флоту не принадлежит, он собственность частного лица. Кстати, познакомьтесь, это Олег, единоличный владелец крейсера. Олег, познакомьтесь, это капитан Шелес, лучший тест-пилот Седьмого Флота Империи. Именно она будет передавать Вам корабль и введет в курс дела. Капитан, с этого момента и до полной передачи крейсера Олегу, Вы и Ваш экипаж поступаете в его распоряжение. И не расстраивайтесь так сильно, на верфи заложен новый корабль, мы позиционируем его как поколение 9+, так что у вас еще все впереди. Передайте капитанские коды новому хозяину крейсера. — закончив все формальности, полковник быстренько слинял, оставив меня наедине с тремя разозленными фуриями в женском обличии. Я уже начал готовиться к защите своей жизни, ну или как минимум физиономии, но все обошлось. Из девушек как будто выпустили воздух. Если еще минуту назад они были готовы отстаивать свои права и мнение, то сейчас они напоминали обиженных детей, у которых забрали любимую игрушку. К чести испытателей стоит сказать, что пришли в себя и взяли свои эмоции в руки они довольно быстро. Похоже, что вся их злость теперь оказалась направленна на меня. Вот только не понимают эти девочки, что для меня их принятие или не принятие не имеют абсолютно никакого значения, они всего лишь инструмент и не более. Видно поняв что-то, а может и просто почувствовав, капитан Шелес нехотя остановилась, посмотрела мне в глаза и тихо сказала, что отправляет мне коды доступа на корабль и к ИскИнам. Две ее подруги непонимающе смотрели то на нее, то на меня, но и до них наконец дошло, что просто так новейшие корабли, кому попало в собственность не передают, а значит не стоит и связываться.

Вместе с кодами к кораблю, капитан передала мне и коды к ИскИну челнока, так что задерживаться я не стал. Пара дроидов-погрузчиков, под моим прямым управлением, споро загрузили в челнок контейнер с моими пожитками и уже через полчаса я стартовал к своему, теперь уже к своему, кораблю. Если признаться, то местная привычка не делать иллюминаторов, или что-то на вроде окон меня изрядно бесит. Я конечно прекрасно понимаю, что любой проем в сплошной стене корабля это и ослабление конструкции и проблемы с герметизацией, да и лишний шанс какому-нибудь шальному метеориту или снаряду повредить корабль, но ничего поделать с собой не могу, хочется увидеть, что творится вокруг и все тут. К сожалению, пока я настраивал оптические датчики и давал запрос ИскИну челнока на трансляцию картинки с них на голопанель рубки, пришло сообщение, что ИскИн верфи берет управление челноком на себя и мой кораблик начал маневрирование перед заходом в док, где уже находится мой крейсер.

И кто придумал назвать этот док — средним? Совсем не маленький крейсер просто теряется в этом огромном помещении. Хотя, чему удивляться, мой корабль даже по меркам крейсеров совсем небольшой, всего каких-то полкилометра в длину, и метров пятьдесят в высоту, а вот про его ширину что-то сказать сложно. В носовой части, наверное, метров сорок, а в кормовой на порядок больше. Формой мой корабль совсем не напоминает стандартные «гробы» Содружества. Над моим крейсером явно поработал очень неплохой художник, да к тому же еще и землянин, теперь я в этом не сомневаюсь, да и попал этот неизвестный сюда совсем недавно, может быть каких-тот пару-тройку лет назад. С чего я это взял? Да все очень просто, я уже видел изображение этого корабля, видел на Земле. Конечно это не полная копия того небольшого рисунка из интернета, инженера очень неплохо поработали над адаптацией изображения под практическое применение, но основные детали и общие обводы остались практически без изменений. Самое интересное, что то, земное, изображение не имело ни с космосом, ни с авиацией ничего общего. Там, на Земле, это был корабль, точнее морская яхта, ну ладно-ладно, не яхта и не корабль, а только концепт-проект экраноплана, но факт, остается фактом. Очень сложно описать как выглядит этот корабль, это надо видеть. Огромный наконечник стрелы, снабженный в задней своей чисти парочкой огромных стабилизаторов, весь какой-то угловато-закругленный, каждая линия обводов корпуса идеально выверена и миллион раз просчитана. Представляю, как пришлось поизвращаться инженерам, чтобы запихнуть в корабль стандартные модули Содружества, но и с этой задачей создатели корабля справились прекрасно. Если верить переданной мне документации. То столь необычная для всех форма не только вместила в себя все необходимое, но еще и позволила заметно поднять единовременный залп, и плюс к этому почти в двое увеличить количество ремонтных и обслуживающих дроидов, уж очень много самых разнообразных ниш образовалось на корабле, куда почти идеально и встали эти умные машины. В общем корабль мне дико понравился, я можно сказать влюбился в него с самого первого взгляда. У меня даже возникла мысль, что не стоит ничего в нем менять, оставить все как есть, но поглядев на приготовленные Ириной выкладки, только вздохнул, понимая, что «надо, Федя, надо». В той конфигурации оборудования, что сейчас установлена на корабле, я не смогу покинуть этот док еще пару лет, как минимум, столько самых разнообразных Баз мне придется учить и поверьте, совсем в немаленьких рангах. Полный экипаж крейсера должен составлять семь человек, из них только три офицера, а остальные четверо, это технический персонал. Я же сейчас только с горем пополам могу заменить двух человек, пилота и инженера, ну еще техника. Хотя на этом корабле даже техник, это скорее «инженер по ремонту и обслуживанию энергетических установок». А что уж говорить про боевые специальности, или узкоспециализированные. Нет, при необходимости я конечно смогу управлять кораблем, вывести его из дока и лететь куда душа пожелает, но ни о каком бое речь уже не идет, да я даже в какое-нибудь пылевое облако, или астероидный поток сунуться не рискну. Потому как размажет меня там, или сотрет всю броню вместе со мной в пыль. Так что надо модернизировать корабль по максимуму, а самому учиться, учиться и учиться…

Но как бы мне не хотелось поскорее покинуть этот док и эту Систему, я все же в первый свой день на крейсере посвятил его изучению. Пока я ходил по палубам, секциям и секторам, Ирина трудилась в поте лица. Несмотря на то, что мой ИскИн все еще лежал упакованный и я его так и не достал из контейнера, но работать ему это совершенно не мешает. Поэтому он в тандеме с моей нейросетью, обнюхивал, прослушивал и очень плотно сканировал все те помещения куда я заходил. Как результат нашей четырехчасовой экскурсии стало почти две сотни всевозможных датчиков, камер и микрофонов. Похоже, что СБР очень неплохо подготовились к передаче корабля. Сначала я хотел связаться с полковником и высказать ему свое «фи», но Ирина меня остановила. Как оказалось, львиная доля всех записей стекалась на Центральный Управляющий ИскИн и была составной частью Системы Безопасности, датчики, так те вообще работали чисто на ИскИн Инженерной Службы крейсера. Но была и незначительная часть камер и микрофонов, данные с которых также поступали на ИскИн, но там архивировались и лежали до поры до времени, в ожидании подходящего момента для передачи. Вот что делать с этими стукачами я еще не решил. Что самое интересное, таких вот стукаческих систем было две, и каждая из них работала независимо друг от друга, процентов на девяносто дублируя действия своей товарки. Пока я размышлял, что делать с шпионской сетью, обосновавшейся на моем корабле, как все, ну или почти все разрешилось, само собой. Не знаю чем я себя выдал, а может спецслужбы Империи и в самом деле решили работать со мной честно, но уже под самый вечер на связь вышел полковник из ГУ СБР и передал мне схему расположения следящих устройств, это оказалась одна из тех самых шпионских сетей, причем наиболее полная и многочисленная. Полковник извинился и объяснил наличие этой системы интересами Империи. На мое замечание, что я знаю об этой системе и просто решаю, что с ней делать, мой собеседник посоветовал просто ее демонтировать, мол, корабль теперь мой, а все его действия одобрили на самом верху, ученые в шоке от содержимого контейнера и чуть ли не ходят на ушах, так что и мне и ему, во взаимоотношениях со мной, дан полный карт-бланш. На волне от положительных эмоций, я уточнил, а почему полковник заодно не передал мне и схему дублирующей системы. На что получил довольно странный, в данных обстоятельствах, ответ, что никакой дублирующей системы нет и никогда не было, есть только система безопасности, но это уже моя проблема, что с ней делать. Я немного обиделся и переслал, составленную Ириной и ИскИном джоре схему второй, немного меньшей, шпионской системы слежения. Надо было видеть лицо полковника, когда он понял, что именно я ему прислал. Он попросил немного времени на выяснение всех обстоятельств и получив мое согласие отключился. Я конечно не великий психолог и не разу не физиономист, но то, что полковник ни сном, ни духом об второй системе, не понял бы только слепой и глухой. Интересно, это что, опять игры СБ?

Следующие пару дней стояла полная тишина, меня никто не беспокоил. Я полностью демонтировал систему слежения, ту, схему которой передал мне полковник, а вот вторую пока оставил, только обезопасил свою будущую каюту, куда перетащил все свое имущество. Техдроиды начали потихоньку проводить работы по модернизации корабля, что-то демонтируя и складывая в контейнеры, что-то наоборот устанавливая и настраивая. Сейчас на корабле остался только один-единственный работоспособный ИскИн, правильно, ИскИн джоре, остальные были демонтированы и все тот же ИскИн проверял их на всевозможные закладки и программы-шпионы, и надо заметить, что улов у него был совсем даже не маленький. После долгих препирательств с Ириной мы решили, что систему двигателей трогать не стоит, достаточно провести апгрейд программного обеспечения, а вот с реакторным отсеком предстоит повозиться, на корабле установлены не самые лучшие модели и в смысле КПД, и в смысле масса-объем, есть куда более компактные и более производительные образцы. Запланировали мы и поменять кое-что из промышленного оборудования. Так мы, например, решили заменить большой 3-Д принтер на среднюю модель, но это уже должен быть производственный принтер, то есть для него не существует ограничений в номенклатуре изделий. Эта модель конечно немного медленнее, чем большой и узкоспециализированный принтер, но для меня скорость производства не критична, да и не требует от уже готовых смесей металлов, ему вполне подходит и просто обогащенная руда. Таким образом я сэкономил и на массе оборудования и на его размерах, заодно избавившись от минизавода по производству стандартных смесей металла. Конечно, пока еще все мои и Иры задумки носили чисто теоретический характер, но время идет и наши мысли начали претворяться в жизнь.

К концу второго дня моего пребывания на корабле на связь опять вышел полковник из ГУ. И хотя его просьба была несколько необычна, я все же решил ее удовлетворить, вот теперь стою на полетной палубе в ожидании, когда небольшой челнок СБР наконец совершит посадку. Полковник попросил не много, не мало, а возможность его специалистам изучить систему слежения, которая дублировала имперскую. Челнок наконец то приземлился, и через несколько минут у меня в гостях оказался сам полковник и парочка неприметных спецов из разведки. Пока специалисты изучали оборудование и схему его расположения, мы с полковником сидели в удобных креслах кают-компании и неспешно потягивали кофе.

— Олег, вы прямо как добрая фея для меня. Не успел я отрапортовать о благополучном завершении одной операции, как Вы подкидываете мне материалы для еще одной. Весь Флот уже встал на уши, секретная информация, все планы и наработки оказывается идут напрямую к нашим основным противникам. Генштаб в шоке, СБ в панике, они даже представить себе не могут сколько компромата накоплено у агарцев, сколько наших офицеров вынужденно или добровольно уже сотрудничают с врагом, а сколько пока только попали на крючок. Да-да, не удивляйтесь, нам удалось раскрутить почти всю цепочку, начиная от техников верфей и заканчивая очень высокопоставленными предателями, даже сели на хвост кое-кому из Свиты Императора. Так что по решению СБР, Ваш рейтинг поднят до единицы, теперь для Вас нет абсолютно никаких запретов, в рамках закона конечно. Ну и в качестве бонуса, командование решило выделить Вам систему маскировки «Скрыт», это экспериментальное оборудование, поэтому и система «Тень», тоже останется у Вас. Мы бы только попросили Вас иногда составлять чисто технические отчеты по практике применения, использования, ну и так, общее впечатление.

— Полковник, я конечно «дикий» и все такое, но это не значит, что я совершенно ничего не понимаю. Вы что, и правда думаете, что я стану устанавливать и применять систему, которая не может мне даже на минимальном уровне гарантировать свою функциональность. Вы решили сделать из моего корабля испытательный полигон, вам что своих кораблей мало?

— Олег, ну хотя бы попробовать мы должны были.

— Ладно, будем считать, что попытка зачтена. Вы лучше организуйте мне две системы маскировки «Асассин», для челноков и еще… мне хочется встретиться с конструктором этого корабля. Это возможно?

— Ну, по первому вопросу проблем вообще нет, это уже давно устаревшая система, а вот по второму, боюсь, что это невозможно. К сожалению автор проекта этого корабля погиб. А что Вас так заинтересовало в этом проекте?

— Да просто захотелось встретиться с земляком, поболтать, угостить его чашечкой кофе.

— А с чего Вы взяли, что автор проекта — землянин? Вы ошибаетесь, инженером-конструктором этого судна был один из сотрудников местной верфи.

— Нет, полковник. Автор проекта этого корабля и челноков один и тот же человек, и он землянин. Я так даже не думаю, я это знаю.

— Олег, Вы опять подкидываете мне тему для расследования. Я так никогда не попаду домой, к жене и детям.

— Ну почему же никогда? Вернетесь, и вернетесь генералом.

— Ну да, ну да, Ваши слова, Олег, да начальству бы в уши. Ладно, мои люди сообщают, что они уже закончили, хотя они и не смогли попасть во все помещения корабля, но общая картина им понятна. Ваша схема даже более точна и подробна, чем смогли определить мои специалисты…

— Бывает, полковник, бывает. Значит Вы меня покидаете?

— Не на долго, Олег, не на долго. Скорее всего у меня еще будут вопросы, да и Вы подкинули мне новую задачку. Вы так уверенно заявили, что знаете, что автором проекта корабля и даже челноков был землянин, что я теперь спать не смогу, пока не докопаюсь до истины. Я так понимаю, что вам знакомы обводы обоих типов судов и знакомы достаточно давно, еще до того, как Вы попали в Содружество. А это навевает очень нехорошие мысли.

Мы с полковником посидели еще минут тридцать, просто так, разговаривая ни о чем, пока он наконец не улетел обратно на планету. Вот теперь пришло время ударно потрудиться. Несколько десятков техдроидов под плотным контролем ИскИна начали приводить крейсер к тому виду, что разработали мы с Ириной, а у меня наконец-то появилось время и возможность вплотную заняться всем тем, что уже кучу времени путешествует со мной. Еще на планете, пока я ждал прибытие в Систему своего корабля, минидроид, которого я прихватил из комплекса джоре начал тестирование и проверку всего честно мною уворованного. Зарядное устройство, подобранное мною все в том же комплексе, уже вышло на полную мощность и сейчас активно трудилось над зарядкой и подзарядкой всех энергетических элементов, что и я сам понабрал и тех что были установлены в девайсах, но со временем полностью или частично разрядились. Функцию надзора и замены «карандашей», ИскИн взвалил все на того же минидроида, который еще успевал и протестировать сохранность самих батареек. В общем, пока все мое добро тихо и мирно лежало в контейнере, дроид потихоньку приводил все в работоспособное состояние. Таким образом перечень исправного и готового к эксплуатации оборудования джоре постепенно все увеличивался и увеличивался. А сегодня наконец наступил день когда я могу полностью разобраться с тем, что же в конечном итоге я нахапал. Разворошив рюкзак и выложив все на стол, занялся изучением и идентификацией своего имущества. После того, как я все достал и разобрал, на столе образовалось три категории предметов. Первая, это то, что я снял с пятерки неизвестных и вторая, это то чем со мной поделилась семейная пара. Последняя, третья, была самой малочисленной, это вещи из сейфа. Дроид постарался очень хорошо, почти все предметы во второй куче перемигивались огоньками и были явно рабочими, а вот со второй группой все обстояло не так радужно, каких-то явных признаков работоспособности ничто из имеющегося не проявляло, хотя Ирина и утверждала, что все предметы исправны и полностью готовы к использованию, хотя она так и не смогла полностью разобраться что есть что. Вполне уверенно она смогла выявить только пять модулей-накопителей информации, ими оказались те предметы, что я принял за браслеты и система связи, в том числе и подпространственной, которая была размещена в том самом шлеме, с остальным пока все неясно. Ирина только предположила, что странная штуковина, которую я забрал с тела, скорее всего командира той пятерки, является какой-то разновидностью нейрооружия. Что из себя представляют пояса, перстни и перчатки, пока неизвестно. Со второй группой предметов все обстоит намного лучше, тут уже все ясно и понятно, и даже приведено в полностью рабочее состояние. В первую очередь это конечно же два персональных ИскИна, конечно не такие мощные как тот ИскИн, что мы нашли на старой Имперской Базе и который сейчас тянет весь крейсер, успевая еще и чистить его «родные мозги», управлять моим дроидом и отслеживать через сканеры корабля окружающую обстановку, да и еще много чего. Те самые наручи, что я собирался использовать как защиту, на поверку оказались очень ценными и были готовы поделиться всей информацией, что имели. Предмет напоминающий фен и пистолет, оказался именно оружием, вот только применять его в замкнутых помещениях или космических кораблях, совсем не рекомендуется. Это что-то вроде наших, земных, фантастических деструкторов, то есть оружие, образующее направленный поток частиц, разрушающий на своем пути любые молекулярные и атомарные связи и не важно живое существо попадает в этот поток или безжизненный камень и то и другое в течении нескольких секунд превращается в ничто, в набор протонов, электронов и нейтронов. Идеальное средство для скрытного проникновения и уничтожения следов и улик. К счастью дальность действия сего девайса очень небольшая, порядка пары метров, ну плюс-минус. Очень интересным девайсом оказались доспехи. Как оказалось, то что я принял за элементы защиты были частью универсального офицерского скафандра частей специального назначения, просто в нем полностью разрядились батарейки, и он деактивировался, приняв транспортировочную форму. Самой настоящей сокровищницей артефактов джоре оказался пояс. Помимо миниатюрного дроида, предназначенного для тестирования и ремонта мелкого оборудования, хотя я подозреваю, что это совсем не все его функции, ну зачем начальнику СБ ремонтный дроид, а вот дроид-шпион будет в самую в тему. Там же на поясе расположена и полевая аптечка, хотя по своему функционалу она ближе всего к целому госпиталю, и дело тут в том, что заполнена она не лекарствами или там какими-то пилюлями, а самыми настоящими нанитами, которые запрограммированы на устранение повреждений организма и вывод вредных веществ. Короче основная цель этой аптечки спасти жизнь и здоровье солдата во время боя, подозреваю, что она даже мертвого оживить сможет, главное, чтобы мозг был цел и нейросеть. Следующим, что вызвало мой интерес, было устройство личной защиты, а если проще, то силовой щит, эта штуковина работала в двух режимах, создавая вокруг носителя полную сферу или образуя самый натуральный щит, закрывающий пользователя с одной стороны. Сферу в основном использовали для эвакуации и для обеспечения безопасности раненых, просто разумный, заключенный в эту сферу полностью терял мобильность, а вот силовую плоскость можно было использовать и как ручное оружие ближнего боя, если привязать центр щита к кисти руки, тем более, что в этом случае даже размер можно регулировать, от пары десятков сантиметров в диаметре, да двух метров. Были на поясе и система связи, и контейнер с запасными элементами питания, и небольшой кармашек для кристаллов. Там же, в одном из карманов пояса обнаружилась странная сетчатая перчатка, только на внешней стороне которой прилепилась небольшая коробочка, как сообщила Ирина, это силовой манипулятор, предназначен для подъема и перемещения грузов до двухсот килограмм на высоту до пяти метров, или на расстояние до пятидесяти метров. Но в принципе с его помощью можно и проводить кое-какие работы дистанционно, например, для разминирования, или для уничтожения следящих систем, типа всяких там видиодатчиков, датчиков движения и тому подобного. Остальные девайсы, расположившиеся на поясе, дают четко понять кому он принадлежал. Скорее всего его бывший владелец был заточен на проведение диверсионных и антидиверсионных мероприятий, так как следующим оказался универсальный всеволновой сканер, который, как оказалось, способен перехватывать даже сообщения, идущие через нейросеть, правда только гражданского образца. Какая стоит у меня уже не понять. Потом еще были два накопителя информации, причем один с встроенным считывателем кристаллов и имеющий возможность сопряжения с нейросетью. Система маскировки, образующая вокруг себя поле, полностью поглощающее любые виды излучения. Идеальная система противоэлектронного обнаружения. Ну и сам пояс, продукт высоких технологий, в этом, на вид, невзрачном изделии оказался вмонтирован антиграв. Конечно ни о каком полете речи тут и идти не может, но вот скажем спрыгнуть с небоскреба и спокойно приземлиться, такая возможность есть. И как вишенка на торте, обязательный девайс диверсанта и разведчика, спецобойма с полутора десятками дронов-разведчиков, размером с муху, правда и с такой же дальностью работы, пара сотен метров, не больше. Также в комплект инопланетного диверсанта, оказывается входят, анализатор биологических веществ, биосканер и еще какая-то штуковина, предназначенная для допросов в полевых условиях. Ирина попыталась мне объяснить, что это такое, но и сама запуталась, и меня запутала. В общем я так и не понял, то ли штуковина не дает соврать, то ли просто заставляет отвечать на вопросы, а может и то, и другое вместе взятое.

В общем новые-старые приобретения мне понравились. Поэтому особо заморачиваться я не стал и не мешкая начал и переодеваться, и перевооружаться, да и просто было очень интересно все это примерить на себя. Чем больше девайсов я на себя навешивал, тем больше поступало на мою нейросеть сообщений о возможности сопряжения того или иного и с Ириной, и между собой. Стало понятно, что все что я понавешал на себя является стандартным комплектом и предназначено для совместной работы. Сопряжению девайсов между собой я решил не препятствовать, а вот насчет совместной работы с Ириной решил пока воздержаться. Тем более, что и без этого каждая штуковина так и норовила прислать мне весточку. Единственное что все-таки получило разрешение на сопряжение с моей нейросетью, так это обе персональных ИскИна и оба накопителя. Тут выбор был очень прост, Ирина уже смогла установить связь и обоими «умниками», да и мне была интересна та информация что на них хранится, а уж про накопители и говорить нечего, тем более появилась у меня надежда воспользоваться считывателем кристаллов, что оказался встроен в один из них. Так что все вполне обосновано, а вот с остальными девайсами, несколько другая картина. Напомню, это все специализированное оборудование, а значит имеет свои, скрытые особенности и защиту, так что пока я не найду «инструкцию по эксплуатации», всем этим добром надо пользоваться с максимальной осторожностью, не хватало только еще какую-нибудь функцию самоликвидации задействовать, по незнанию.

Из всего мною неразобранного остались только предметы из сейфа, хотя что там разбирать-то, четыре оставшиеся нейросети, да небольшой кейс с кристаллами. Правда осталась еще коробочка с подарком от Ионоель и ее папаши, да тот загадочный считыватель, что я нашел на развалинах Базы, вроде как какая-то жутко секретная и ценная штуковина. Начал я с аграфского подарка, с остальным и так все было ясно. Аккуратно открыв коробку, я минут пять сидел и заинтересовано разглядывал ее содержимое. Ажурный браслет, который на поверку оказался считывателем кристаллов. Я уже было обрадовался, что адмирал подарил мне артефакт, но все оказалось намного прозаичнее, девайс оказался аграфским. Вместе со считывателем в коробке лежало несколько кристаллов, причем один из них явно производства джоре, вон у меня в специальном кейсе около сотни подобных. А остальные принадлежали эльфам, правда были они несколько больше и как-бы грубее уже привычных. Ира выдвинула версию, что это старые кристаллы, очень старые. Ну и какой с них прок, не думаю, что даже если этим камушкам около сотни лет, то на них есть что-то стоящее, а на кой мне сдались устаревшие черт знает когда, аграфские Базы? Считыватель мне в принципе тоже не нужен, но пусть будет, а кейс с базами джоре я пока никак использовать не могу, даже выяснить что там есть пока не в силах. Конечно есть надежда на тот накопитель, в который встроен считыватель кристаллов, но я и так вижу, что размеры кристаллов и гнезда под них не совпадают, от слова «совсем». Ну и ладно, по крайней мере теперь я знаю что у меня есть. Правда еще остается ИскИн, который сейчас плодотворно управляет кораблем, но к нему пока ключиков не подобрали. Работать он не отказывается, но и свою базу не открывает. А я почему-то уверен, что в его хранилищах очень много всего интересного. Ладно, время пока есть, не будем торопиться. Ирина получила ЦУ, разобраться с базой данных на ИскИне безопасника, там-то точно должны быть если не Базы по всему оборудованию, что я прихватизировал, то уж инструкции по применению, точно.

Флот и СБР четко выполняет наши договоренности, без всяких проволочек обеспечивая меня всем запрашиваемым, правда то, что я демонтирую с крейсера так же четко сразу забирает. Ну и ладно. Именно из-за этой оперативности флотских интендантов мне и пришлось срочно заняться своим самообразованием. ИскИн с Ирой, посовещавшись, выдали мне, что полная модернизация корабля займет не менее двух месяцев, но после этого я не смогу пользоваться даже десятой частью имеющегося на борту оборудования, вот и пришлось мне опять лезть в обучающую капсулу. В этот раз на очереди стоят Базы по производству, боевому пилотированию, системам защиты и огневым системам. Кое-что у меня уже изучено, поэтому я надеюсь, что успею все изучить. Тем более, что я наконец-то научился пользоваться имплантом на расширение сознания и теперь вполне плодотворно могу пользоваться сразу тремя потоками, это не считая основного. То есть теперь я могу изучать сразу четыре Базы. Ну и кто, будучи в здравом уме, откажется от такой халявы?

Скорее всего не стоит описывать все мои чувства, когда наконец-то открылась крышка капсулы. Скажу только одно, у меня было чувство, что я выиграл гонку, гонку со смертью. К тому моменту, когда я закончил свое обучение, мой корабль уже был полностью готов. Внешне он ничуть не изменился, зато заметно изменились его возможности. Ни в скорости, ни в маневренности крейсер не добавил, зато очень заметно выросла его энерговооруженность, щиты стали намного плотнее и больше, выросла автономность, а по огневой мощи я теперь могу сравниться с линкором. Все ИскИны были полностью очищены от всевозможных жучков и закладок, теперь никто и никогда, ни при каких условиях не сможет перехватить у меня управление, а если учесть, что основным Управляющим ИскИном у меня стоит древни артефакт, то и взломать их тоже стало невозможно. Пока я лежал и учил Базы, персональные ИскИны, доставшиеся мне в наследство наконец-то признали меня своим новым владельцем и открыли все свои базы данных для Ирины, то же самое произошло и с большим ИскИном джоре. Сейчас он совместно с корабельным навигационным ИскИном адаптирует Звездные Карты тысячелетней давности под новые реалии.

Все это конечно очень хорошо, но мне теперь предстоит подтвердить все изученные Базы и получить на них соответствующие сертификаты, а это очень много и очень долго. Хорошо еще, что учил я именно базы, хоть и в достаточно высоких рангах, а пакетов выучил только два, «Пилот» в пятом ранге и «Промышленность» в четвертом, все остальное тоже в четвертом-пятом, но уже по отдельным дисциплинам, типа «Оператор систем наведения», «Ракетное оружие», «Оператор защитных систем», ну и все остальное, начиная от «Техника бытовых систем», до «Военный связист». Помня свое решение сдавать на сертификаты только в Центре Сертификации Флота Империи, именно туда я и подался, но меня ждал крутой облом. Центр гражданских не принимает. Пришлось срочно вызванивать полковника из ГУ, но и он и Селана уже покинули Систему. Делать нечего, пошел на поклон к полковнику Киму. Скажу честно, опыт предыдущего общения с этим человеком у меня сугубо негативный. Жадный и недалекий человек, ума не приложу как он смог добраться до своей должности, но как говорится «назвался груздем, полезай в кузов», начнет опять артачится, пойду в Планетарный Центр. К моему глубочайшему изумлению, меня принял уверенный в себе человек, вполне компетентный и здравомыслящий. Уяснив суть моей просьбы, он не откладывая связался с кем надо и уже через полчаса я шел по направлению к Центру, морально готовясь к очередной, многодневной экзекуции.


* * * | Невозвращенец | * * *