home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Тейлор вошла в спальню, ощущая себя такой счастливой, какой не была уже очень давно. Несмотря на инцидент с куклой, день выдался просто замечательный. И все благодаря Джей Ти. Он настоял на том, чтобы она обошла все стенды, попробовала все лакомства, отказываясь уходить до тех пор, пока солнце не начало клониться к закату. Откинув волосы со лба, девушка стянула сарафан и бросила его на спинку кровати.

И тут она увидела это.

На подушке лежало жемчужное ожерелье. То самое, которое было на ней в первый день приезда в Брайдз-Бэй и которое разорвалось, когда Шэд заглянул к ним в самый неподходящий момент. Джей Ти, вероятно, положил его на подушку в ее отсутствие. Ожерелье было тщательно нанизано вновь, жемчужина к жемчужине. А рядом лежал ее портфель. Обычно она прятала его в сейф, но сегодня оставила на кровати, потому что все ее мысли были заняты походом с Джей Ти, а не работой.

Тейлор занервничала: содержание находящихся в портфеле бумаг никоим образом не предназначалось для посторонних глаз. Потом задумалась о том, что эти два предмета на кровати олицетворяли дилемму ее теперешней жизни: дело или удовольствие, обязательства перед фирмой или интерес к Джей Ти.

В голове ясно зазвучал голос Босса: «Объясни мне, зачем он тебе нужен. Никаких эмоций. Только холодный, взвешенный ответ».

Но такого ответа у нее не было — только потребность увидеть Джей Ти. И она с каждым днем становилась все сильнее.

И все же Тейлор выбрала бы «Дэниэлз инвестмент». Так ее учили.

Стараясь подавить рыдания, она отложила в сторону ожерелье и оделась в строгий деловой костюм. Потом открыла портфель и приступила к работе.


— Принцесса! — Джей Ти просунул голову в дверь. — Ты здесь?

Увидев, что ее в комнате нет, он перешагнул порог и направился к кровати. В руках у него была кукла — та самая, которая так понравилась Тейлор на ярмарке. Он посадил ее на подушку, туда, куда раньше положил ожерелье, и сунул записку в складки кукольного платья. В записке было сказано: «Иногда чувства перевешивают логику».

Когда Джей Ти повернулся уходить, порыв ветра из открытого окна подхватил листки бумаги, лежащие на письменном столе. Один из них приземлился на полу возле его ног. Поднимая листок, он лишь мельком взглянул на него и положил на стол. А потом вдруг замер и уже внимательно прочитал то, что было на нем написано.


Тейлор вернулась в номер, радуясь, что вовремя вспомнила отослать Боссу факс с ежедневным отчетом: забывчивость ей бы дорого обошлась. Закрыв за собой дверь, она увидела за письменным столом Джей Ти, склонившегося над ее бумагами. При виде его лица девушка похолодела.

— Джей Ти, — прошептала она.

Он медленно поднял на нее синие глаза, в которых горел убийственный огонь.

— Ты лгала мне, ты маленькая…

— Я могу объяснить тебе! — Она даже не попыталась спросить, что он успел узнать. Это было понятно без слов.

— Объяснить? Что объяснить? — Он смахнул бумаги со стола. — Будешь опять лгать о цели своего приезда сюда?

— Я не обманывала тебя, — дрожащим голосом сказала она. — Я действительно приехала изучить курорт Брайдз-Бэй.

— Один только курорт Брайдз-Бэй. Других шикарных отелей в твоем списке нет. Только один он.

— Признаю, тут я тебе сказала неправду.

— Ты сказала неправду о многих вещах. Говорила, что едешь сюда, чтобы посмотреть, как функционирует первоклассный отель. И это была еще одна ложь, не так ли?

Тейлор высоко подняла голову, не желая казаться напуганной. Она не сделала ничего плохого. Ну… не так много плохого.

— Если ты прочитал документы, то теперь знаешь, зачем я здесь.

Джей Ти вскочил на ноги и направился к ней. Сейчас ей больше всего хотелось, чтобы между ними вдруг оказалась какая-нибудь стена. Потолще.

— Ты здесь для того, чтобы изучить работу отеля и потом как можно точнее воспроизвести ее. Это вся правда, мисс Дэниэлз?

— Да.

— Зря ты не поверила мне, что этот курорт скопировать нельзя.

— Мне все равно. Я просто должна написать отчет.

В его глазах снова вспыхнула ярость.

— Черт бы побрал твой отчет и тебя вместе с ним. Я предупреждал, чтобы ты не вздумала морочить мне голову. И ты зря не послушалась.

Тейлор постаралась говорить спокойно:

— Ты сказал, что, если мои планы носят противозаконный характер или будут угрожать экономике острова, ты предупредишь Жерменов.

— Именно это я и собираюсь сделать. — Джей Ти подошел к телефону и схватил трубку.

Тейлор поспешила за ним.

— Но ведь в планы «Дэниэлз инвестмент» ничего такого не входит, — возразила она.

Он начал набирать номер.

— Неправда.

— Подожди, Джей Ти, выслушай меня сначала. Я сказала тебе, что наш отель будет совершенно в другом месте, и это правда. Какой от этого вред Брайдз-Бэй?

Он покачал головой.

— Я тебе не верю. Ты лгала мне, Принцесса. Лгала с самого начала… Джоан? Лиз дома?

Тейлор воскликнула в отчаянии:

— А ты стал бы помогать, если бы я тебе рассказала, что мне на самом деле нужно?

— Ни в коем случае. — Потом крикнул в трубку: — Где она, черт возьми? Мне надо с ней поговорить.

Тейлор поняла, что времени у нее в обрез. И лучше поспешить с объяснениями.

— Ну и что я должна была делать? Я прекрасно знала, что наши планы никому не могут навредить, но ты, как только услышал фамилию Дэниэлз, сразу же предположил самое плохое.

— И у меня есть на это основания!

— Может быть. Но не одна я лгала. Ты тоже.

У него мгновенно изменилось выражение лица.

— Ничего страшного, Джоан. Я перезвоню позже. — Он медленно повернулся к Тейлор. — О чем ты говоришь?

— Я не слепая, Джей Ти. У тебя связи на этом острове. Крепкие связи. Да и помогать мне ты согласился только потому, что надеялся защитить интересы Жерменов. Ты подвергал сомнению все, что я делала. Почему?

Он скрестил на груди руки.

— Ты на все знаешь ответ. Скажи сама.

— Потому что ты хотел быть уверенным, что планы «Дэниэлз инвестмент» не носят противозаконный характер. Если бы это было не так, ты мог бы тут же предупредить Жерменов.

— И мне кажется, у меня были основания, не так ли?

— Нет! Не было оснований. Я клянусь тебе, Джей Ти, в наши планы вовсе не входит нанести кому-либо вред. Я честно признаю: мне хочется получить пост вице-президента больше всего на свете. Но совсем не за счет Брайдз-Бэй.

— Неужели ты правда считаешь, что Босса хоть немного волнует дальнейшая судьба острова?

Тейлор посмотрела ему прямо в глаза.

— Может быть, она его и в самом деле нисколько не волнует. Но она волнует меня. И я обещаю тебе, что наши планы никоим образом не отразятся на этом курорте.

Джей Ти несколько минут внимательно смотрел ей прямо в глаза, потом кивнул:

— Ладно, Принцесса, а теперь слушай меня внимательно. Ты будешь нести личную ответственность за благополучие этого острова, — сказал он тихим, но таким зловещим голосом, что ей стало не по себе. — Клянусь, один неверный шаг, и ты дорого за это заплатишь. И никакой Босс не остановит меня. Ты все поняла?

У девушки сжалось сердце. Он говорил серьезно. Совершенно серьезно.

— Поняла, — прошептала она.

— Хорошо. Ну а теперь сними этот деловой костюм и переоденься во что-нибудь более нарядное. Через пятнадцать минут мы идем на чай к Элизабет.

Тейлор с тревогой посмотрела на него.

— На чай? А почему к ней?

— Потому что она пригласила нас. — Он окинул ее взглядом, в котором читалось презрение. — Через пятнадцать минут, Принцесса. Или же я сам переодену тебя.


— Еще кофе, Джей Ти? — предложила Элизабет.

— Да, пожалуйста. — Он протянул изящную тонкую чашечку через стол и в который уже раз взглянул на Тейлор. Он просто не мог отвести от нее глаз: «принцесса» полностью оправдала свое прозвище — в облегающем золотом платье без рукавов она выглядела настоящей королевской дочкой.

Джей Ти попытался вновь разжечь свой гнев, перенести презрение, которое испытывал по отношению к Боссу, на его дочь. Но у него ничего не получалось, мешали воспоминания: теплота ее улыбки, когда она знакомилась с гостями и служащими отеля; страсть, горевшая в каждом ее взгляде, брошенном на него; тихий, почти жалобный стон при поцелуях.

Откинувшись в кресле, Джей Ти наблюдал за ней, совершенно не вникая в застольный разговор. Она по-настоящему красива, думал он. Какое деликатное строение, какая фация и непринужденность движений! Волосы, уложенные в высокую прическу, золотились в лучах заходящего солнца, а от улыбки, притаившейся в уголках рта, можно было сойти с ума.

Он хотел эту девушку, хотел так сильно, что это причиняло боль. Но для того чтобы выполнить свою работу, ему надо быть не менее безжалостным, чем она. И даже это не могло заглушить в нем страстное желание заключить ее в объятия и отнести в свою комнату.

И тут его глаза встретились с ее глазами, и он прочел в них такую панику, что тут же вернулся к действительности.

— Моя семья? — прошептала она, облизывая сухие от волнения губы.

— Да, — повторила Элизабет, склонив величественно голову. — Дейвис — хорошая южная фамилия. Вы родом из Чарлстона или же приехали из Миссисипи, как, например, Джефферсон Дейвис?

— Ее семья с севера, — вмешался Джей Ти. — Сомневаюсь, чтобы ты знала их.

Тейлор взглянула на него признательно и вместе с тем удивленно. Она понятия не имела, что он знает ее происхождение. Джей Ти лениво улыбнулся: она бы ужаснулась, если бы поняла, насколько хорошо он это знает, как тщательно провел расследование.

— Джей Ти прав, — подтвердила Тейлор. — Мы переехали в Чарлстон, когда я была совсем маленькой, сразу же после смерти моей матери.

Элизабет нахмурилась.

— Извините, дорогая, — мягко произнесла она. — Я не хотела причинить вам боль.

— Все уже в прошлом, грустно, конечно, иногда, но у меня остались о ней чудесные воспоминания.

— У вас замечательное обручальное кольцо. Это кольцо вашей матери?

Тейлор покачала головой, румянец проступил у нее на щеках.

— К сожалению, нет. Красивое, правда? Я сама его купила. Бо… папа не мог позволить себе купить такое, когда женился на моей матери. А потом было слишком поздно. Я завидую вашей родословной. Чудесно, когда можно проследить свои корни так далеко. Я бы очень хотела жить в доме, принадлежавшем моим предкам, в окружении многочисленных дядей, тетушек и кузенов.

— У тебя такого не было? — не удержался от вопроса Джей Ти.

Тейлор снова покачала головой и попыталась улыбнуться.

— Если у меня и есть родственники, я ничего о них не знаю. Мои родители — сироты. Иногда я думаю, что именно поэтому они и сошлись. Папа всегда говорил, что мы трое противостоим всему миру.

— А теперь только двое, — заметил Джей Ти.

— Джейсон Ти, — сказала Элизабет, бросив на него укоризненный взгляд, — как ты можешь говорить такое своей невесте? Ведь, когда ты женишься на ней, наша семья станет ее семьей. У нее появится хороший муж, которого она будет любить до конца своих дней, куча родственников, которые примут ее как свою, и богатая история, которую она сможет рассказывать своим детям и внукам.

Джей Ти нахмурился, заметив слезы в глазах Тейлор, которые она попыталась скрыть, опустив ресницы. К чему, черт возьми, клонит Элизабет? Она же прекрасно знает, что никакой свадьбы не будет, что история с их помолвкой — сплошная комедия. Должна же она чувствовать, что ее слова заставляют Тейлор страдать? Тогда зачем она все это говорит?

— Ведь именно этого вы хотите больше всего на свете, не правда ли, моя дорогая? — мягко спросила между тем Элизабет. — Или я ошибаюсь?

Пальцы Тейлор крепко сжали чашку.

— Вы совершенно правы, — тихо ответила она. — То, о чем вы говорите, я хотела всегда. — Она подняла глаза на Джей Ти: «Всегда хотела и никогда не получу».

Джей Ти так ясно услышал эти слова, как будто она произнесла их вслух. Он поджал губы и протянул Элизабет свою чашку.

— Не нальешь еще? — резко спросил он.

— Конечно, — с еле заметной улыбкой ответила она. — Очень жаль, что Лиз сейчас здесь нет. Я бы хотела, чтобы она познакомилась с вами, Тейлор. Но она опять на этой ужасной машине.

— На вертолете? — спросил Джей Ти, радуясь возможности сменить тему. — А что это за слухи о каком-то ее тайном романе?

— Да, весь остров сплетничает, к кому же она постоянно летает.

— А ты-то сама знаешь?

— Пока нет, — ответила Элизабет, но глаза ее при этом весело сияли, — но надеюсь скоро узнать.

Беседа перешла на более общие темы. Джей Ти не сводил глаз с Тейлор, обеспокоенный ее печальным видом. Он был уверен, что от Элизабет это тоже не ускользнуло. Она допила свой чай и поблагодарила их за визит.

— Мы очень редко видим тебя в последнее время, — попеняла она Джей Ти.

Тот пожал плечами.

— Дело превыше всего.

Она даже не попыталась скрыть свое неодобрение.

— Может быть, ситуация изменится, когда ты наконец обзаведешься женой и детьми.

— Может быть, — ответил он резче, чем хотел. — Но особо на это не рассчитывай.

Элизабет повернулась к Тейлор.

— Была очень рада познакомиться с вами, дорогая.

— Я тоже, — совершенно искренне ответила девушка. — У вас замечательный дом, миссис Жермен.

— Пожалуйста, называйте меня Элизабет, — с улыбкой попросила женщина. — В конце концов, мы почти родственники.

Она повернулась и пошла в дом, так что только Джей Ти смог заметить замешательство на лице Тейлор.

— Ты в порядке? — спросил он.

— Конечно. — Она подошла к перилам. — Я ведь живу во лжи. Почему же что-то должно быть не в порядке?

Джей Ти положил руку ей на плечо.

— Можешь уйти прямо сейчас, чтобы не запутаться еще больше.

— Ты же знаешь, что это невозможно. — Девушка отошла от него. — Да, и спасибо тебе за куклу. Она прекрасна. А теперь извини, я бы хотела побыть одна.

И, не добавив больше ни слова, она спустилась на лужайку. Он не стал останавливать ее. Потом до него дошло, что не только она живет во лжи.

Тейлор могла думать лишь об одном — о бегстве. Надо бежать, пока она не сломалась окончательно. Обогнув отель, девушка очутилась на южной стороне, прошла мимо бассейна в чудесный сад. К счастью, там не было ни души, она села на скамейку возле фонтана. Последние события — слова Элизабет, гнев Джей Ти, кукла — оказались непосильной ношей. Полностью утратив контроль над собой, она разрыдалась.

— Могу я предложить вам носовой платок? — раздался чей-то тихий голос.

Тейлор испуганно обернулась и заметила пожилого мужчину в широкополой соломенной шляпе и поношенной одежде. В одной руке у него была лопата, в другой — носовой платок. Она не заметила его раньше, иначе ни за что не села бы сюда. Девушка молча взяла платок, вытерла слезы и взглянула на неизвестного.

— Спасибо, — пробормотала она, чувствуя себя последней дурой.

— Рад был услужить.

— Это вы ухаживаете за садом?

Он склонил голову набок, в серо-голубых глазах она прочитала сострадание.

— Да, ухаживаю или постепенно запускаю, в зависимости от того, как вы его находите.

Она улыбнулась, и садовник уже с одобрением посмотрел на нее.

— Вот так-то лучше, дорогая. — Он обогнул скамейку и сел рядом, сняв шляпу. — Хотите поговорить?

Тейлор пожала плечами, стиснув в руке носовой платок.

— Не думаю, я и так чувствую себя полной дурой.

— Я умею слушать, — подбодрил он. — По крайней мере так говорят.

То ли из-за его понимающей улыбки и проникнутого искренним сочувствием голоса, то ли из-за необходимости открыться кому-то более мудрому, чем она сама, Тейлор не сдержалась:

— Я люблю человека, который презирает меня. Вот. Наконец-то я призналась. Я люблю его.

Садовник удивленно посмотрел на нее.

— Почему он презирает вас?

— Считает меня безжалостной, циничной, думающей только о бизнесе.

— А на самом деле?

— Я пыталась быть такой. — Она взглянула на него, нахмурившись. — Но в последнее время мне это плохо удается. Иначе я бы не чувствовала угрызений совести из-за того, что приходится лгать.

— А-а-а… Совсем запутались в собственной лжи?

Тейлор кивнула, уставившись на свои руки.

— Сначала обман был просто необходим — как средство достижения цели. Бизнес есть бизнес. Но теперь…

— Да? И что теперь?

— Я хотела бы, чтобы никакого обмана не было. Но это невозможно. — Это был крик души, измученной жаждой любви.

Садовник некоторое время сидел молча, потом неожиданно сменил тему разговора:

— У вас был когда-нибудь сад, дорогая?

Девушка вздохнула. Ее рассказ, наверное, привел старика в замешательство. Но она не винила его в этом. Удивительно, что он вообще стал разговаривать с ней, учитывая ее состояние.

— Сад? — переспросила она, стараясь проявить к нему такое же внимание, какое он проявил к ней. — Боюсь, у меня никогда не было для этого достаточно времени.

— А я большую часть дня провожу с моими цветами. Как правило, все идет по порядку. Здесь гардении, там ирисы, вдоль дорожек — лилии. Но бывает, что какое-то растение вторгается на чужую территорию. Взять львиный зев. Этот проныра всегда стремится выскочить там, где он мне меньше всего нужен. Например, в розарии.

— А я очень люблю львиный зев, — прошептала Тейлор.

— Вы знаете эти цветы? — (Она кивнула и улыбнулась.) — С другой стороны, именно такое неожиданное соседство подчас и делает сад таким прекрасным. Здесь хватает места всем, и самые разные цветы мирно уживаются на одной грядке.

Тейлор подумала, что садовник вовсе не менял тему разговора. Мудрый старик.

— А что, если ваш сад — с предрассудками? Что, если львиный зев и розы отказываются дружить?

— Вы сейчас удивитесь, — ответил он, показывая пальцем на соседнюю клумбу.

Тейлор с удивлением увидела, как два таких разных растения, разросшиеся на одной клумбе, прекрасно дополняли друг друга. Легкий ветерок колыхал волны необычной цветовой гаммы: розовый цвет переходил в красный, пурпурный ярко выделялся на фоне желтого, оранжевый переливался с персиковым. И впервые девушка почувствовала надежду, которая сразу же угасла, как только она подумала о Боссе и Джей Ти, попробовала представить их в одной комнате.

— А… а если они не научатся дружить?

— Тогда, моя дорогая, вам придется выбирать, — ответил садовник с сожалением в голосе. — Какой сад вы хотите — полный львиного зева или роз?

С кем она хочет жить — с Боссом или с Джей Ти? Потому что этим двоим в ее жизни места нет. Они сами этого не допустят. Девушка вздохнула: и то и другое решение было одинаково невозможным.

— Спасибо, что выслушали меня. Вы очень добры, — поблагодарила она садовника. — Но я отрываю вас от работы.

Тот пожал плечами.

— Работа может подождать. Не часто мне представляется возможность посидеть и поболтать с красивой женщиной.

Девушка улыбнулась его галантности.

— Вы давно работаете у Жерменов?

— Около тридцати лет. — Он надел свою соломенную шляпу. — Именно тогда мне наконец удалось убедить Элизабет выйти за меня замуж.

Тейлор широко раскрыла глаза.

— Вы… вы…

— Камерон Брэдшоу, к вашим услугам. — Он взял ее за руку. — Рад познакомиться с вами, моя дорогая.

— Я не знала! Я не поняла…

Он не обратил никакого внимания на охватившую ее панику и дружески улыбнулся.

— Элизабет говорила мне о вашем визите. Надеюсь, мы теперь будем часто встречаться с вами и Джей Ти. — Он встал. — Надеюсь, наша беседа была для вас полезной. До свидания, моя дорогая.

Тейлор с испугом смотрела ему вслед. Господи! Она только что призналась мужу Элизабет в самых своих сокровенных мыслях. И еще в том, что ее помолвка с Джей Ти — ложь, сфабрикованная как предлог, чтобы приехать сюда. Что, если он теперь все расскажет своей жене? Но она тут же отогнала эту мысль. Сама не зная почему, она была уверена, что он сохранит их разговор в тайне.

И все же девушка с ужасом почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног, что она теряет из виду ту прямую дорогу, по которой всегда шла по жизни. И она абсолютно не представляла, каким образом предотвратить все эти перемены. И самое главное: хотела ли она их предотвратить? Казалось, все ее будущее теперь зависит от одного простого выбора.

Джей Ти или Босс. С одной стороны, почти нереальная, совершенно непрактичная, основанная на одних лишь эмоциях мечта, с другой — вполне реальный пост вице-президента, к которому она стремилась многие годы. Решение напрашивалось само собой.

Но выбор почему-то таким легким не казался.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ | Фиктивная помолвка | ГЛАВА ДЕВЯТАЯ







Loading...